картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Steel water run deep


Steel water run deep

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Steel water run deep


Закрытый эпизод


http://ww1.sinaimg.cn/mw1024/0060OImajw1eyr27dg2b2j31kw0o8aj6.jpg

Участники: Сюльви (нпс - Рик или Гай), Абраксас Малфой

Дата и время: весна-лето 1961

Место: Кимийоки, Финляндия

Сюжет: Британский аристократ ищет покоя и исцеления в Стране Озер. Нимфа ищет развлечения и игры. Или наоборот.

Отредактировано Abraxas Malfoy (2017-08-22 17:50:02)

0

2

[NIC]Sylvie[/NIC] [AVA]http://s16.radikal.ru/i191/1708/70/8ded1c798d76.jpg[/AVA][STA]речная принцесса[/STA]

    Матушка говорит люди опасны. Они похищают короны у лунных принцесс, чтобы заставить их остаться с ними, и вынудили фейри почти не приходить в этот мир. Они убивают лесных сестер ради своих огненных цветов, и травят сестер матушки сливая в них разноцветную воду из огромных домов с трубами. Матушка говорит, что у них огромные города, где их жилища касаются облаков, а воздух так ядовит, что не видно звезд и с неба льется отравленный дождь.
     Руки матушки простираются далеко, но там, где живет Сюльви людей мало, и они с почтением относятся к матушке и сестрам, и оставляют для них в водах реки ленты и красивые камушки. Матушке не нравится, что Сюльви часто гуляет по берегу реки в таком похожем на человеческое тело, она говорит, что мир все страшнее с каждым днем, что наяды из океанов советуют не связываться ни с кем кроме магов. А с магами очень аккуратно.
    Сюльви послушная речная наяда, но порой ей так хочется поболтать с лесными сестрами. Она уже очень давно не выходит в другом теле, когда приходит этот человек. Наверное, человек, хотя он совсем не похож на них. Он иногда говорит сам с собой, и кидает Сюльви красивые гладкие камешки, которые так смешно скачут в ее ладошках, прежде, чем уйти на дно. И если они не тонут совсем глубоко, то волна поднимает их и снова выкидывает на берег, предлагая незнакомцу продолжить игру.
    У него слишком белые волосы для  человека. Она ни разу не видела таких, и слишком нежная кожа рук, еще он носит другую одежду, чем те не многие охотники и фермеры, что живут поблизости. Возможно, он совсем не человек.
    На третий день, он просто гуляет, и сколько Сюльви не ждет старой игры, так и не подходит к берегу. Это обидно: она специально подняла столько гладких камешков за ночь, пока его не было. Так старалась.
    Когда она решается выйти на берег, она совсем не вспоминает предупреждения матушки. Кимийоки – большая река была бы очень недовольна своей маленькой дочкой, если бы знала, но у такой старой нимфы так много дел…
   Сюльви поднимается из воды с набегом волны – юная девушка в воздушном голубом платье, слишком тонком и летящем для этих северных краев.
- Здравствуй, - она смотрит на незнакомца с легкой обидой в огромных глазах, - Ты сегодня не будешь со мной играть? Я вернула тебе твои камешки, – и протягивает в маленьких ладошках несколько белых, гладких камней.

[SGN]

В теплом воздухе кружатся
эти маленькие феи
http://s014.radikal.ru/i327/1708/d7/850902ccaf34.jpg

http://s010.radikal.ru/i314/1708/40/145159cdc1f9.jpg
Увлекают легким танцем,
Убивают не бледнея

[/SGN]

+3

3

Путешествия - не самое любимое развлечение Абраксаса. Он предпочел бы остаться дома, но оставаться в Британии в какой-то момент оказалось выше его сил. Зато можно было уехать путешествовать по миру под благовидным предлогом. Вот только не в жаркие страны или загадочный восток, как делали многие. Для себя Малфой выбрал Страну Озер - где холод снаружи мало уступал холоду внутри. И зимние месяцы жил среди местных волшебников, учась и собирая их мудрость. А весной отправился бродить по оттаявшим, спешащим жить окрестностям. Особенно ему понравилось сидеть на берегу реки, кидая гладкие камушки, наблюдая как они отскакивают от воды, подпрыгивая  и плескаясь. А на утро находил новые и новые из них на своем любимом месте. Это было хорошо. Оставаться наедине с природой, когда можно было оставаться собой. Можно было приводить в порядок мысли и душу, можно было говорить с теми, кого нет рядом. С отцом. С матерью. И... с другими. Говорить то, что очень хотелось сказать вслух. А ведь... Существуют поверью, что сказанное над рекой однажды дойдет по адресу - потому что все водоемы связаны между собой. Особенно здесь, в стране, где воды было так много.
На третий день он решил сначала прогуляться по берегу. Может, найдет еще какие-то чудеса. Наверное, надо было помнить - от добра добра не ищут, надо быть благодарным за то, что есть. Касси вернулся на свое любимое место. И застыл, наблюдая за нимфой, выходящей из реки. Конечно, он знал, что они существуют. Но никогда не думал, что сможет увидеть вот так - близко. С другой стороны, что еще ожидать от места, где природа все еще главенствовала над человеком?
- Привет. - Он машинально протянул руки, подхватывая под локоть девушку и помогая сделать шаг. - Что ты, дорогая. Я просто немного прогулялся.
Голос Абраксаса был мягким и почти нежным. Он забрал камешки из рук нимфы.
- Может, посидишь со мной немного?
Опустился на траву прямо у ног девушки, смотря на нее снизу вверх.
- Тебе не холодно?

+1

4

[NIC]Sylvie[/NIC] [AVA]http://s16.radikal.ru/i191/1708/70/8ded1c798d76.jpg[/AVA][STA]речная принцесса[/STA][SGN]

В теплом воздухе кружатся
эти маленькие феи
http://s014.radikal.ru/i327/1708/d7/850902ccaf34.jpg

http://s010.radikal.ru/i314/1708/40/145159cdc1f9.jpg
Увлекают легким танцем,
Убивают не бледнея

[/SGN]

  Человек смотрит на нее пораженно, и этот восхищенной взгляд приятен Сюльви, но кому не нравится, когда они приносят другим радость. Он придерживает ее под руку и не дает упасть. Сквозь тонкую летящую ткань она чувствует, насколько горячие у него руки. Мягкие, сильные и горячие.
    Незнакомец не такой огромный, как большинство мужчин в здешних краях, но достаточно высокий по сравнению с ней, и словно поняв это, он садится на свежую траву у самых ее ног, забрав свои камешки.
Конечно, - улыбается Сюльви ему в ответ, улыбка у него заразительная и совершенно не возможно не ответить, но в глубине глаз прячутся маленькие тонкие серые льдинки, как поздней осенью, когда вода у берегов начинает подмерзать, и обычно нежные волосы наяды становится ломкими и острыми, - Конечно, я побуду с тобой, - она садится рядом, и с интересом касается его белых волос, тоже теплых и мягких, словно овечья шерсть, которую срезали, вымыли и просушили на солнце.
Ты человек? Волшебник? Как мне называть тебя? – нимфа складывает маленькие ладошки на коленях и думает, что как бы он не улыбался, этот человек очень грустный. И ей бы хотелось не много его развеселить.
- Я Сюльви, - спохватывается она, и ласково улыбается, - и мне не холодно. Когда приходит зима, мои волосы становятся совсем белыми, и острыми на кончиках, но сейчас не так… - и чтобы он убедился Сюльви берет руку мужчины и касается ею синеватых и пушистых прядей.

+1

5

Абраксас улыбается, рассматривая явившееся ему чудо. И ничем иначе, чем чудом нельзя было назвать нимфу. Совсем еще молодую и неопытную для их народа.
Прикосновение руки к волосам - как мягкое касание теплой воды. Люди не умеют так ласкать. Да и прикосновение к волшебной коже дало ощущение ласки - как когда касаешься поверхности чистейшей реки. Абраксас рассматривал чудо магии, улыбаясь и чувствуя себя ребенком, которому достался кусочек волшебного зеркала. Наверное, так ощущали себя маггловские дети, родившиеся с даром, когда впервые прикасались к волшебной палочке. Или, вернее, так ощущали себя их бездарные братья и сестры - обреченные всегда быть рядом с чудом - но не иметь права его коснуться.
- Можешь звать меня Касси.
Он улыбнулся снова. Кажется, он впервые представился именно таким вариантом. С ним было много неприятных воспоминаний - в частности о том, от кого он убегал в другой стране. И, все же, именно в этот момент почему-то так оказалось правильным. Не официальное Абраксас и не суховатое Касс.
- У тебя красивое имя, Сюльви. Как и ты. Очень подходит. Мягкое и теплое, перекатывающееся и переливающееся на солнце тысячами брызг. Как камушком по воде.
Провел послушно пальцами по волосам, а после и зарылся в них, лаская, как хрупкого котенка. Пряли переливались сквозь мальцы тоненькими ручейками. Совершенно неожиданное ощущение. Странное. Недоступное до этого момента - как и все, что относилось к этой прекрасной нимфе.
- Я волшебник. Смотри. - Он достает другой рукой волшебную палочку, взмахивая ей. На конце распускается водяная лилия. - Наверное, у тебя таких полно. - Опускает палочку, касаясь подола ее платья и оставляя цветок лежать. Другая рука никак не выпутывалась из ее волос.

+1

6

Сюльви смеется серебристо на комплемент, и слегка смущается. Обычно люди не говорят такого: она знает не много людей, но иногда подслушивает их речи о рыбной ловле, и урожае, о скорой зиме. Но чтобы кто-то говорил так нежно о чем-то красивом, как Касси говорит о ее имени – она еще не слышал. И девушка счастливо улыбается.
- У тебя тоже красивое имя, как солнечный лучик на воде, как пух одуванчика... - она проводит по его скулам, - Хотя сам ты скорей похож на месяц или белый камушек. Такой холодный и такой грустный, - девушка смаргивает навернувшиеся на глаза слезы и снова улыбается, наклоняясь и целует его в лоб, - Кто-то расстроил тебя, Касси? Хочешь, я покажу тебе радугу?
    Это очень просто, достаточно поймать в ладони солнечный луч или пропустить его через волосы. Она понимает, что эта печаль куда глубже, чем сиюминутная грусть. Она может знать, что чувствуют люди. И знает, что ее легкой радости так просто не искоренить засевшую в нем иглу причиненной боли, но все равно Сюльви щедро делиться с Касси своем серебристым смехом, своим ощущением красоты этого края. Кристальные воды, изумрудные листья, снежно-белые колокольчики вереска, и словано капли крови азалия, прячущийся в кронах солнечный луч, просвечивающий листья до нежно-салатового цвета, так что видна каждая прожилка, и нежное пение птиц.
  Окунуть его в свою радость – она может дать новому другу так не много, но дает все что может. Пусть улыбается. У него чудесная улыбка.
  Тем более он подарил ей цветок.
- У меня таких почти нет, сестры из озера носят такие в волосах, но здесь они не растут, - и девушка вплетает цветок в свои пряди, - Спасибо, он такой красивый. Я так рада, что ты волшебник. Мне нельзя показываться людям. Только магам, как ты, - Сюльви сжимает пальцы его руки, заглядывает в глаза, и его имя звучит словно музыка, - Касси.
  И ей так хочется показать ему, как сияет небо долгой зимней ночью...

[NIC]Sylvie[/NIC] [AVA]http://s16.radikal.ru/i191/1708/70/8ded1c798d76.jpg[/AVA][STA]речная принцесса[/STA][SGN]

В теплом воздухе кружатся
эти маленькие феи
http://s014.radikal.ru/i327/1708/d7/850902ccaf34.jpg

http://s010.radikal.ru/i314/1708/40/145159cdc1f9.jpg
Увлекают легким танцем,
Убивают не бледнея

[/SGN]

+1

7

- Ну, в таком случае, я отлично вписываюсь в пейзаж, правда? Холодным камушком - Абраксас прячет палочку, перехватывает ладонь девушки и целует пальчики. Да, создание магии, конечно, увидело его состояние. Создание магии умеет видеть сквозь маски. Ну и пусть - в том, что девушка не желает причинить ему вред, он не сомневался. Зато... Она была такая искренняя, такая светлая, что не улыбаться в ответ было нельзя. Так почему бы не воспользоваться случаем - и не получить немного тепла от создания холодного края?
- Хочу. Покажи. Я люблю радугу. - Малфой был с ней искренним - лгать наяде не рискнул бы ни один сумасшедший. А сумасшедшим он не был - что бы там окружающие не думали. Да и вообще... не пойти ли этим самым окружающим к черту? Он не будет думать о других, когда рядом волшебная девушка с глубокими глазами цвета озера, в которых Касси тонул - как тот самый камушек, брошенный в середину. Тонул, оставив круги на некогда не тронутой глади расходиться к краям.
- Никто не сравнивал меня с солнечным лучиком. - Это было неожиданно приятно. С такой точки зрения на сокращенное имя, тот его вариант, который использовал Том, Абраксас не смотрел. И оказалось - даже хорошо. Можно не передергиваться. Можно почувствовать, как что-то теплое разливается внутри от светлой улыбки на кукольном лице.
Сюльви нравилась ему все больше и больше.
- Я подарю тебе все, что ты захочешь. Целый венок из цветов. Тебе пойдет. - Сейчас Касси действительно чувствовал себя готовым кинуть к ногам наяды - если не весь мир, то по крайней мере его существенную часть. Что бы просто отблагодарить за человечность. Отблагодарить за понимание. И еще... Еще Малфой совершенно точно не хотел причинять ей вред. Даже в угоду своим интересам.

+3

8

Волшебник улыбается ей в ответ, и его печаль приглушается. Сюльви видела очень разную печаль – пусть и очень мало людей попадались ей. Была среди них и та, при которой люди улыбалась, сожалея что такого счастья у них в жизни уже нет, но с нежностью вспоминая, что такой момент был в их жизни. Здесь все было иначе. Эта боль отравляла его изнутри, словно впускала в кровь черные ядовитые щупальца, но Сюльви ничем не могла ему тут помочь, лишь порадовать. Обида отпустит на время, но окончательно прогнать ее сможет только он сам.
   Пока же, пусть отложит невзгоды, маленькая наяда протягивает тонкие руки ловит в них солнечный луч и пропускает через свои волосы. Радуга пронизывает их, растекается по волосам, и возникает из ее ладоний. Если бы она могла, то дала бы ему подержать, но пока он может только окунуть в переливы света кисть. Сюльви разводит ладошки, и свет между ними мерцает и переливается, словно настоящее северное сияние, только ярче и огненнее. И исчезнет оно, только если Сюльви упустит солнечный лучик или на солнце над ними набежит тучка.
    Девушка чувствует его искренность и улыбается. Цветы в ее волосах – это будет красиво. Она так любит, когда красиво. Ей нравятся легкие ленты или маленькие легкие кулоны из древесной коры. Тех ярких и блестящих украшений, что носят иногда зажиточные дамы из селения она не понимает. Слишком холодные и тяжелые для маленькой Сюльви.
- О, настоящий венок… - она задумчиво улыбнулась, - У меня никогда не было венков. Здесь не так много цветов, особенно в это время года. И люди чаще бросают ленты или камушки, а если сюда и попадают венки, их первыми успевают подхватить мои сестры. А потом матушка уносит их все дальше… словно не хочет, что бы мы видели, как они превращаются в прах, - девушка продолжала улыбаться: для нее рассыпающиеся в прах прекрасные цветы были ответственной частью жизни. Наяда сложила ладони, временно прервав сияние, - Твоя матушка тоже любила тебя, Касси? – Сюльви коснулась его щеки, и скулы, такой острой словно о нее можно порезаться, и поразилась от того насколько он все-таки был теплым, почти горячим. Столько силы, столько упорства, столько таланта, так жаль… что все это находится в плену холодной и тяжелой обиды. 
- В тебе и правда очень много солнечного света, - совершенно честно сообщила она, - Ты просто прячешь его в тучах, а люди такие слепые... не видят, что лучи все равно пробиваются и освещают вокруг.
"и жалуются на холод и серость, потому что не понимают"

[NIC]Sylvie[/NIC] [AVA]http://s16.radikal.ru/i191/1708/70/8ded1c798d76.jpg[/AVA][STA]речная принцесса[/STA][SGN]

В теплом воздухе кружатся
эти маленькие феи
http://s014.radikal.ru/i327/1708/d7/850902ccaf34.jpg

http://s010.radikal.ru/i314/1708/40/145159cdc1f9.jpg
Увлекают легким танцем,
Убивают не бледнея

[/SGN]

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Steel water run deep