картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » L'été indien


L'été indien

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

L'ETE INDIEN


Закрытый


http://sh.uploads.ru/t/8jzSc.jpg

Участники: Минерва МакГонагалл, Элфинстоун Урхарт

Дата и время: сентябрь 1956 г

Место: Хогвартс - Руан... (далее куда заведет)

Сюжет: после увольнения из Министерства Магии, Минерва продолжает общение с бывшим начальником. Им всегда есть о чем поговорить.

Вся история отношений Элфинстоуна Урхарта и Минервы МакГонагалл от первого свидания до некоторой определенности

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-10-24 10:19:13)

0

2

«Дом мр.Урхарта
близ дер. Инвермористон
Шотландия, Хайленд
16 сентября 1956 г.

Мистер Урхарт!
Разрешите доложить:  учебный год в Хогвартсе начался вовремя и без серьезных происшествий. За прошедшие с его начала две недели было разбито всего один нос (Гриффиндор), одно окно в кабинете заклинаний (Гриффиндор и Слизерин) и пара сердец (я обещала сохранить тайну). Сломана одна нога (Гриффиндор), одна волшебная палочка (Хаффлпафф), взорвался один котел (Слизерин). Более происшествий пока нет, но я буду держать вас в курсе школьных дел, как и обещала.
Последние три дня каникул я провела во Франции, на международной педагогической конференции в Париже. Успела посетить две секции – «общая трансфигурация» и «теория заклинаний». Было очень интересно, я пожалела, что не могу разорваться и заглянуть на остальные пять. Когда  маги разных стран собираются вместе, то вся шелуха из мелочей опадает, и то общее, что нас объединяет, проступает так явственно, будто подсвечено прожектором. В этот раз я была только благодарным слушателем и не участвовала в дискуссиях. Даже вопросы только записывала, но не задавала. Не стеснялась, просто не успевала. Все-таки молодость и неопытность – это серьезный недостаток, с которым я намерена нещадно бороться. Что же, я уже задала эти вопросы письменно и уже разослала сов. Вот причина, почему я так затянула с письмом вам.
Кстати, я помню о нашей дискуссии о другой магии. О магии магглов. В Париже я нечаянно обнаружила отличную иллюстрацию, вот только трудно понять, чью сторону в этом споре она больше иллюстрирует. В любом случае, я полна решимости ознакомить вас с ней. Чтоб не мучить вас – это фильм. Правда, в Париже он уже не идет, но я списалась со знакомыми, и мне ответили, что в Руане и в Марселе его можно будет посмотреть в ближайшую неделю. Руан намного ближе, туда возможно аппарировать из Лондона. Моя виза еще действительна, а для вас не будет трудным оформить свою, если у вас её нет. Выберите день, когда вам будет удобно. Весь день освобождать не надо, хватить трех-четырех часов вечером, чтоб можно было неспешно пройтись по набережной, съесть по мороженному и обсудить картину.
Как вы на это смотрите?

Минерва МакГонагалл
Хогвартс»
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-08-27 16:34:59)

+7

3

Минерва!
Зачем ты пишешь адрес, если сова не станет его читать? Ты всегда так делаешь?
Рад, что ты ведешь статистику. Статистика - прекрасный способ отследить основные достижения нашей образовательной системы. Обязательно сообщай, в каких еще примечательных дисциплинах Гриффиндор захватит лидерство. Ты недостаточно внимания уделяешь Рейвенкло. Две недели - вполне достаточное время, чтобы сломать систему, разбить наголову парочку теорий и основать филиал Отдела Тайн. Будь бдительнее.
Для того, чтобы бороться с молодостью, вполне достаточно ничего не делать. Лет через шестьдесят появятся первые результаты. И что же интересного педагогика говорит о трансфигурации?
Если я верно помню, что такое фильм, то это странная магия наподобие колдографии, показывающей целый спектакль. Не совсем понимаю, почему ее можно смотреть только по расписанию и в специальных местах, но пусть так. У меня есть виза, поэтому назначай день.

Э.

P.S. Вычеркивай мороженое, я знаю, где подают отличный шоколад".


Погода в Лондоне благоволила к тем, кто хочет провести вечер как-нибудь приятно. Недавно прошел сильный, но короткий дождь, тучи разошлись, и теперь город заливал яркий, но не слепящий глаза свет. В лужах отражались прохожие и пролетающие голуби. Урхарт в костюме, который посчитал приемлемым для французского маггла (а он понятия не имел о французских магглах), ждал в Гринвичском парке, крутя в руках довольно вызывающий зонтик, по совместительству портал в Руан на две персоны.
Ему заранее нравилось все. И приключение с маггловской магией, и скачущие по лужам собаки, и дети, которые кидались грязью неподалеку - всем бы так радоваться простым вещам! - и красивая девушка, которая шла от поворота аллеи и казалась счастливой. Только когда она оказалась в нескольких метрах, Урхарт понял, что это Минерва, и чуть не выронил зонтик.
Было очень непохоже.
- Черт возьми, - восхищенно сказал он вместо приветствия. - Хогвартс вам на пользу, мадемуазель!
Во всяком случае, в парк сегодня пришла уже не та потерянная девочка, взрослость которой еще год назад была явно нарочитой. В письмах этого не было заметно, но вживую разница оказалась разительной. Урхарт церемонно протянул ей руку, прежде чем раскрыл над ними обоими зонт и нажал нужную кнопку.

Через несколько мгновений он обнаружил, что в осеннем свете Руанский собор действительно выглядит так же, как у Моне "в солнце".

+4

4

Не то чтоб Минерва в самом деле рассчитывала произвести на мистера Урхарта ошеломляющее впечатление. Желание ошеломлять – это вообще было не в её характере. Но отправляясь в другую страну, хочется выглядеть так, чтоб хотя бы не показывали пальцами. А современная магловская мода была на удивление хороша. Минерва потратила минут тридцать только на то, чтоб выбрать в каталоге подходящее платье – невероятно долго для неё, привыкшей в выборе одежды оперировать только понятиями «уместно» и «удобно». И совсем немного – «нравится» и «идет».
Шоколадного цвета платье с пышной юбкой, короткий элегантный плащ, высокий каблук, шляпка в тон платью – и ты принцесса. Магловские одежды не были хорошо приспособлены для ношения палочек, потому палочку Минерва положила в сумочку.
И хотя удивить она собиралась только Руан, похвала была приятна.
- Я не знаю никого, кому Хогвартс не пошел бы на пользу, мистер Урхарт.

Руан был таким же шумным, как Лондон. По-другому красивым. И совсем незнакомым, совсем. И хотя шумных незнакомых городов Минерва не боялась и знала, как с ними обращаться, но было очень кстати, что в этот раз можно было ухватиться за надежную руку мистера Урхарта. Будто бы поделила пополам первую растерянность.
Поймали такси, Минерва назвала адрес кинотеатра. Устроившись на заднем сиденье, аккуратно, предупредив жестом, сменила цвет пиджака своего спутника на пару тонов спокойнее. Их задача – не привлекать лишнего внимания, верно?
Говорили о мелочах, и только в холле кинотеатра Минерва вернулась к тому, о чем не писала в письме, решив оставить это для встречи.
- Строго говоря, сам кинематограф – это не магия, что бы там ни воображали об этом магглы. Если бы речь шла просто о движущихся картинка, я не звала бы вас так далеко, этих развлечений хватает и в Лондоне. Но вот это…
Она кивнула на крупную афишу на специальной подставке. Несколько лиц, застывших в напряженном ожидании у борта корабля. Схематичный рисунок самолета. Надпись крупными буквами «Если бы парни всего мира…»
- По-моему, вот это – магия. – И тут, не договорив и потеряв мысль, спохватилась. – Я не уточнила у вас, говорите ли вы по-французски, почему-то решила, что да.
Ну да, потому что они это и не оговаривали. Ведь если бы нет, он бы так и написал. Минерва впервые подумала – есть такие волшебники, кто знает и умеет все, и даже если нет, то знает, как справиться с любой проблемой. Директор Дамблдор, мистер Урхарт – вот такие. А она – просто мелкая егоза, которую хлебом не корми, дай побеспокоиться о ерунде.
- Билеты покупают там. – В кассу тянулась небольшая очередь. – У меня остались франки с прошлой поездки.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-08-27 16:39:04)

+3

5

В практическом плане Урхарт вообще имел о Руане мало представления. Чуть побольше, чем о Руанде, откровенно говоря, но верил в возможность выячнить все нужное прямо на месте, пользуясь для этого известными ему обрывками европейских языков, жестами и выразительными взглядами. В волшебной части он ещё знал пару мест, но маггловская была загадкой. Навстречу этой загадке он и повёл МакГонагалл, не заботясь о направлении, только о том, чтобы случайно не пересечься траекториями с каким-нибудь маггловским транспортом.
Новая версия Минервы была ему интересна ничуть не меньше, чем город вокруг, но рассматривать её на ходу было неудобно и невежливо. Было достаточно и того, что она сочла слишком вызывающим что-то в его костюме. Урхарт развёл руками, признавая, что маскарад мог быть более тонким и это одеяние Аланна считала хорошей шуткой, ещё когда его выбирала сколько-то лет назад. Если бы он понял, что изменилось (на первый взгляд ничего), то возможно, постарался бы не забыть до следующего раза.
- Волшебство в присутствии магглов, профессор, - произнёс он заговорщически. - Хорошо, что на территории этой страны я не уполномочен пресекать.
Из окна такси Руан был виден ничуть не лучше, чем любой другой город. Кинотеатр, наверное, ничем не отличался от других кинотеатров. Урхарт присмотрелся к нему, кивком обозначил, что теперь составил представление об этом роде явлений, и рискнул войти. Но обещанного фильма внутри не было, только холл, люди и какие-то двери. Почему-то он ожидал большего отличия от... От обычного театра,в конце концов.
- Сам этот фильм? - он взглянул на афишу. Люди на ней не двигались, а механизмы не работали. Пока сложно было представить, что же впечатлило МакГонагалл, но Элфинстоун попробовал угадать. - Сюжет?
По каким ещё критериям можно было оценить фильм?
Он с готовностью сунул руку в один карман, где монет не оказалось, и во второй, где они нашлись и даже, судя по звону, в большом количестве.
- Ну, я на нем не говорю, но понимаю, что говорят другие. Мне ведь не придётся с ними разговаривать? Обычно все понимают английский. Вот чёрт... Ты сказала, франки?
Урхарт посмотрел на горсть монет, извлеченных из кармана. Определённо они были французскими и определённо они не были франками. Он забыл экстраполировать на местных обычное свойство английских магглов пользоваться своими собственными деньгами.
- С тем же успехом я мог бы платить ракушками, да?

+3

6

Это было бы ужасно неловко, если бы почему-то не было так смешно. Минерва честно попыталась себя усовестить: ну гриффиндор же, на всю голову – сорвать взрослого уважаемого человека в чужую страну на сомнительное развлечение, о котором он не имеет ни малейшего представления. Даже не уточнила, владеет ли языком, знает ли вообще, что такое кино. Она же все это знает, конечно, весь мир должен быть готов к её причудам.
Минерва прикусила губу, чтоб не рассмеяться. Вот оба хороши!
- Приберегите на потом. Здесь хватит и на кино, и на шоколад.
Мерлин! Она и галеоны-то не знала, куда тратить. Одежды ей хватало надолго, за модой она не гонялась. Пища, кров, книги и чем занять свободное время – всего этого в Хогвартсе было в избытке. Отец велел ей строго-настрого денег домой не присылать и искушений не множить, лучше приезжать самой. Братья были, конечно, не против искушений, но что такого нужно двум великовозрастным студентам, большую часть времени тоже проводящим в школе. Отличными метлами она их обеспечила еще в прошлом году – хватит до выпуска и дальше.
Одним словом, деньги были совсем не проблемой. Некоторой проблемой был языковой барьер. Даже с учетом того, что мистер Урхарт понимает французкий. Угу, вежливый неторопливый французский гостей министерских приемов? Французский дружеской беседы, научной дискуссии, или даже оперативной ситуации, когда половина понятна по умолчанию, а остальное доносится мимикой и жестами. Для понимания фильма может и не хватить. Там ждать не будут, пока иностранец переварит и кивнет, и на пальцах не объяснят.
- Два билета на последний ряд, пожалуйста.
Кассирша если и удивилась, то всего на маленькую-малюсенькую секндочку. Посмотрела на девушку, на её спутника, понимающе улыбнулась:
- Хорошего вечера, мадемуазель, месье.
Вот эту многозначительность интонации Минерва как-то пропустила мимо ушей. Отошла от кассы, внимательно разглядывая билеты, и тут к ней пришло очередное озарение. Если сейчас вдруг окажется, что у мистера Урхарта еще и проблемы со зрением… Она взглянула на него с подозрением – да нет, ну не может быть. Не может же в конце концов человеку так эпически не повезти, нет!
За те десять минут, что оставались до сеанса, Минерва успела немного объяснить, почему эта длинная, почти на час, колдография – не волшебство, и почему для неё нужны специальные приспособления. Подробными знаниями она похвастать не могла, но затейник Малкольм одно время любил развлекаться, рисуя на уголках книг забавные картинки, которые двигались при быстром перелистывании страниц. Предупредила – перед самим фильмом всегда показывают что-то еще. Нахваливают товары, рассказывают о каком-то событии, иногда наставляют в каких-нибудь добродетелях – тут как повезет.
Как она и предположила, на последнем ряду зрителей оказалось немного. Не мелодрама все-таки. Это было хорошо. Но все равно последний ряд отстоял не так далеко от предыдущего. Минерва вынула было палочку, чтоб поставить щит, но поняла, что аккуратно у неё вряд ли получится. Так что придется ей не просто продолжить колдовать в присутствии маглов, а еще и привлечь к этому делу мистера Урхарта как сообщника.
- Вы не могли бы помочь мне со щитом? Вам наверняка захочется что-нибудь уточнить, а мне – помочь вам с пониманием. Боюсь, эти добрые буржуа выпнут нас из зала через четверть часа, если мы будем мешать им смотреть кино.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-08-31 19:54:12)

+5

7

Урхарт скептически хмыкнул. Он бы очень удивился, если бы этих франков хватило бы на шоколад - в "Спящей Мантикоре", в самом центре магического Руана. Но раз Минерва один раз уже удивила его сегодня, почему бы не дать ей шанса удивить еще раз? Он сунул монеты назад в карман и присоединился к очереди в кассы, с интересом осматривая магглов. Некоторые магглы платили ему тем же, и судя по взглядам - однозначно распознавали в нем чужака. Вот МакГонагалл была здесь своей, несмотря на английский акцент. Он почувствовал себя магглорожденным в Косом переулке и очень мило улыбнулся вежливой кассирше, понимающий взгляд которой в обоих мирах означал одно и то же. Но Урхарта этим было уже не смутить, а Минерва, к счастью, не заметила. Незачем было портить хорошее приключение ненужной неловкостью.
- Ты уже выводила в маггловский мир бестолковых волшебников? - полюбопытствовал он. - Или это эксперимент?
Наверное, экскурсии по маггловскому миру могли бы иметь успех. Если бы удалось убедить Министерство, что Статут пострадает от этого не больше обычного.
Все то, что Минерва так подробно разъясняла, Элфинстоун знал и до того, как минимум наполовину. Но отчасти не представлял, что известные по книгам явления будут выглядеть именно так, отчасти не хотел прерывать инструктаж. Ему нравилась метаморфоза маленькой потерянной девочки в уверенного в себе лектора, который перекрывает ему буквально все пути к неведению. Это подходило ей гораздо лучше, чем работа в ДОМП - как ни обидно было признавать, что не все ценные специалисты должны достаться хит-визардам.
- В добродетелях, - с сомнением повторил Урхарт. - Я могу уточнить у твоего отца, но кажется, добродетель в том, чтобы... ммм... поститься и молиться. Думать о религии... и не ходить в кино.  Или это другая разновидность добродетели?
Магглы были большими выдумщиками, от них стоило ожидать еще и не такой изобретательности! Вот например, они изобрели последние ряды в кинотеатрах. Понимающая мадемуазель кассирша продала билеты так, чтобы все сидели подальше друг от друга, а расстояние между рядами почти позволяло вытянуть ноги.  И когда начал гаснуть свет, Урхарт обнаружил, что в театре не бывает такого ощущения, как здесь, что тебя оставляют наедине со зрелищем.
Он без возражений вынул палочку, установил барьер, не пропускающий звук наружу, и очень мягко заметил:
- Ты очень предупредительна, Минерва. Совсем немного слишком предупредительна. Дай мне шанс справиться с этим фильмом самому, ладно?

Отредактировано Elphinstone Urquart (2017-09-06 05:49:31)

+5

8

Минерва ответила не сразу, прежде, чем отрицательно повела головой – нет, не выводила. Она вообще редко отвечала вот так сразу. Между вопросом и ответом обычно была пауза, мгновение сосредоточенной серьезности в зеленых глазах. Не выбор из множества ответов, но придирчивый взгляд со стороны – нет ли изъяна. Нет, совсем бестолковых не выводила. Бегала с братьями в кино, но братья не в счет - летом они ничем не отличались от обычных маглов, да и она тоже. А потом все больше одна.
- Нет, еще никогда. Но я не считаю это экспериментом. У меня нет ни одной гипотезы, которую следовало бы проверять.
Точно так же и про добродетели ответила, чуть помедлив.
- Добродетели в широком смысле – то, что идет на пользу людям. Делать по утрам зарядку и заниматься спортом. Не быть жадиной, быть вежливым и предупредительным. Соблюдать правила дорожного движения и не подвергать риску пешеходов. Кстати, хорошо учиться – тоже добродетель, не упомянутая в Библии. А отказывать себе в мелких радостях и гордиться этим – это не добродетель даже для моего отца. Это зовется ханжеством и традиционно не одобряется.
Двери в зал распахнулись, и зрители потянулись занимать места. Минерве снова пришлось ухватиться за локоть спутника, чтоб не оказаться оттиснутой или зажатой в толпе, или вовсе потеряться. Вроде как ничего страшного, найдутся, но лишней нервотрепки не хотелось. Выходить в большой мир не одной, все время держать в поле внимания спутника, а не отгораживаться от мира маской усталого безразличия – это и так было настолько хорошо забыто, что вызывало чувство новизны.
Может, потому она несколько перестаралась, намек был достаточно ясный. Минерва приняла его к сведению и намеренно проигнорировала чувство неловкости. Еще не хватало испортить вечер глупыми переживаниями, от которых ни радости, ни пользы.
- Разумеется, практическую работу вы будете выполнять самостоятельно, - проговорила она без улыбки, как в аудитории. Но неловкость пропала, так и не оперившись. Даже странно. Обычно она дольше переживала. Быть может, работа со студентами успела так её закалить?
Она и в самом деле не мешала Урхарту смотреть фильм. Только отзывалась, если он окликал её, это было несложно, не было того напряжения внимания, как в прошлый раз, когда она так переживала, что до крови прикусила костяшку пальца. Конечно, снова увлеклась, снова сочувствовала героям, снова иногда захватывало дух, но теперь она могла спокойно отвлечься, вынырнуть из происходящего на экране.
Все-таки она молодец что придумала приглушить звук щитом, а мистер Урхарт молодец, что так мастерски его поставил.
Когда они вышли из кинотеатра, на улице уже стемнело. Магазинчики уже закрывались, но кафе еще работали.
- И в какой стороне обещанный шоколад? – И прищурилась, заподозрив: - Или вы имели в виду заведение магического мира? – Погрозила пальцем. – Так не пойдет. Маглы, выходя из кино, едят обыкновенное, никакое не магическое, мороженное. Если вам не нравится прогуливаться по набережной, мы можем сесть в любом кафе. Но я помню, когда люди идут и разговаривают, их труднее подслушать, чем когда они сидят и разговаривают.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

+3

9

Минерва ответила так серьезно, словно они обсуждали будущее маггловедения как науки. Урхарт хмыкнул, но вовремя удержался от ответа, чтобы нечаянно не поддеть слишком сильно и не выбить ее из роли, которая ей явно нравилась.
- У тебя хороший список добродетелей, - одобрил он, прикидывая, соблюдал ли правила дорожного движения. Вот так сразу и не скажешь. - Понятный, по крайней мере. Мне казалось, про зарядку в Библии тоже не было. Но я читал не очень внимательно.
...и очень, очень давно. Только ради того, чтобы не слишком шокировать мужа Изабель. Урхарту казалось, что он тогда произвел неплохое впечатление, с учетом того, что цитировал Библию чаще Роберта, но потом его попросили больше так не делать.
Ему разрешили смотреть фильм самостоятельно. Он был горд собой целых несколько минут, пока мог соотнести показанное на экране с тем, что знал о магглах, но в конце концов назрели сразу два вопроса - они в самом деле убили кошку? почему они просто не взяли с собой безоар?
Дальше было только хуже. Из этой ужасной непредусмотрительности проистекло множество неприятных последствий. Урхарт очень старался не потерять нить, и в целом ему это удалось, хотя он не знал, что занимает его больше: взаимовыручка магглов или то, как все странно у них устроено, начиная с зелий, которые необходимо вводить через иглу, воткнутую прямо в тело. Минерве пришлось объяснять это как минимум два раза. И почему бы зелья не купить прямо в Осло. И почему летающая машина с крыльями не могла зависнуть в воздухе над кораблем. И почему один матрос бьет второго за то, что тот не ест свинину.
Из зала он выходил очень озадаченным таким количеством неожиданной информации, да еще и на чужом языке, и еще до дверей кинотеатра снова не удержался.
- Почему парни всей земли? Они не посчитали женщин?
За дверьми было уже темно. Руану нельзя было отказать в романтичности, как и любому другому вечернему городу теплым вечером. Особенно когда гуляешь по нему с красивой девушкой в красивом платье...
И она платит. Элфинстоун сконфуженно кивнул.
- Шоколад в "Спящей мантикоре". Ты точно не хочешь посмотреть магическую часть?

+4

10

Да, экран, заглушающий звуки, был поставлен очень кстати. Их бы точно выкинули из зала, предварительно расстреляв. Это она поняла еще на первой трети фильма. К концу уверилась, что иначе как экспериментом выход в кино с мистером Урхартом и правда назвать трудно. Это была совершенно безумная мысль. Пожалуй, путешествие на Марс могло бы выйти не таким экстремальным. И не таким забавным. Она давно не улыбалась так много и так искренно, давно не смотрела на этот мир таким свежим взглядом. В самом деле, удивительно же, почему так, почему не этак. Удивительно, а для неё - привычно. Настолько, что она просто переходит из мира в мир – из волшебного в немагический и обратно – и перестала воспринимать чудеса обоих миров как что-то необычное.
- С женщинами все не так просто. Во многих языках мира компания из женщин и мужчин одновременно скорее будет названа так же, как компания из одних мужчин, даже если женщин столько же. И никогда – как компания из одних женщин. А если называть тех и других, длинно выйдет, зритель заскучает раньше, чем дочитает афишу. Ничего, женщины не обидчивы, нам тоже нравится быть «хорошими парнями».
Она оглянулась. Пожалуй, мороженного ей хотелось, но не так чтобы слишком. Вполне можно было отложить как-нибудь на следующий раз. А вот бедняга мистер Урхарт уже был достаточно впечатлен магловской реальностью, начиная от самолетов и заканчивая шприцами. Было бы жестоко продолжать шокировать его и дальше. Наверное, на его месте, ей бы очень хотелось поскорее снова оказаться в привычном мире, где не убивают котят для того, чтоб найти противоядие для неизвестной болезни, и не кричат в трубки, чтоб быть услышанными на другой стороне планеты.
- Да, думаю, хватит магглов на сегодня. Пусть будет шоколад.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

+4

11

Для человека, которому весь фильм задавали нелепые по маггловским меркам вопросы, Минерва выглядела подозрительно довольной. Может, ей и в самом деле настолько нравилось просвещать невеж? Но взглянув на нее, Урхарт по крайней  мере, убедился, что первая часть вечера удалась. Его дама просто сияла, а если для этого ей понадобилось немного над ним посмеяться - почему бы и нет! И даже языкознание было интересно, потому что до того о таких мелочах он даже не задумывался.
- Потрясающе, - сказал он совершенно искренне. - Как ты все это держишь в голове?
Он, конечно, давно знал, что старшенькая девочка у Изабель и Роберта любит читать совсем не детские книги, но это было одно. И совсем другое, когда бывший стажер, задрав носик, за ручку водит тебя по лабиринтам маггловского мира. От этого Урхарту было ничуть не менее весело, чем ей.
- Мне тоже нужно считать тебя хорошим парнем? Я могу попробовать.
Элфинстоун уже готовился к новому погружению в мир загадочного дорожного движения и ярких подсвеченных вывесок, среди которых предстояло выследить и добыть мороженое, когда Минерва согласилась на шоколад и "Мантикору". Он довольно улыбнулся и снова подхватил ее под руку. Меняться ролями с экскурсоводом было куда интереснее, а по магическому Руану он мог провести неплохую экскурсию.
- Пожалуйте в тень.
Скрывшись от магглов, они аппарировали.  Пикарди-авеню была заметно шире Косого переулка, здания здесь были выше и шире, и в целом создавалось впечатление, будто французские маги не готовы поступаться жизненным пространством в интересах какого-то статута, пусть даже и о секретности. Совы, сидевшие на высоких фонарях, переухивались друг с другом, словно обсуждая прохожих - и особенно тех, кто явился сюда в маггловской одежде.  Урхарт обвел пространство хозяйским взглядом.
- Это Пикарди-авеню. С маггловских улиц сюда можно попасть через маленький сквер, если сумеешь пробраться между кустами ежевики. Сама понимаешь, мало кто рискует. В том конце улицы отличный книжный магазинчик. Французы делают прекрасные объемные иллюстрации - но ты, наверное, знаешь.  Наш шоколад ровно напротив. Вон тому дому уже тысяча лет. Он застал времена, когда тут еще могли свободно расхаживать магглы. Говорят, в нем уже пару раз меняли перекрытия и часть стен, и каждый раз восстанавливали копоть на камнях и паутину точно так, как было, потому что это достопримечательность и менять ничего нельзя. Вон там Кошачий переулок. Там собираются все местные кошки. Ходят слухи, что у них собственное правительство. Кстати, - он покосился на Минерву, - так магглы правда убили кошку, чтобы снять этот фильм? Как бы иначе они заставили ее притворяться мертвой?

+3

12

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]
- Меня – хорошим парнем? – хмыкнула с улыбкой, примеряя на себя. – Почему нет. Пожалуй, даже по магловским меркам мы с вами самые настоящие хорошие парни. Особенно вы.  Совестливые служители закона – это всегда хорошие парни, как и те, кто на их стороне. И хотя я больше не ваша коллега, но все-таки на вашей стороне.
В голове пронеслась какая-то смутная шальная идея, но, мелькнув ярким хвостом, исчезла. Аппарация и новые впечатления совершенно вытеснили это из головы.
Минерва забыла обо всем, о чем говорила и думала до того. Распахнув глаза, она заворожено оглядывалась по сторонам. Это было невероятно и само по себе и в контрасте с Косым переулком, и в контрасте с магловским Руаном. Потом оглянулась на спутника так, будто он не просто привел её сюда, а сам предварительно все тут устроил.
- Это невероятно волшебно.
А ведь она могла бы никогда этого не увидеть, если бы не мистер Урхарт. Если бы он не предложил шоколад вместо мороженного, если бы ей не пришла в голову мысль пригласить его в кино, и уж точно этого никогда не было, если бы она на радость родителям осталась в Уике. Для чего бы она там осталась, про это в голове пропустила, не зацикливаясь. Да один миг встречи с Пикардии-авеню стоит десятка лет счастливой фермерской жизни, она сменялась бы, не раздумывая. Хорошо, что не нужно менять, что все вышло именно так.
- Нет, маглы не убивали котенка, - ответила уверенно. Хотя она понятия не имела, как было именно с этой кошкой, но знала от брата, как снимают животных для фильмов. Он все уши ей протрещал в лето после выпуска и в лето до. – Кино это большой хороший обман. Там не убивают ради кадра. Ведь зрители – обычные люди. Они обязательно спросят, что с котенком. И очень огорчатся, если узнают, что он был убит. Кино любят именно за это, за то, что там все не взаправду, особенно смерть. Котика просто усыпили на время, введя ему шприцем снотворное. Хм. Если хотите, мы можем написать создателям фильма и уточнить этот момент.
И тут она вспомнила, что за мысль мелькнула у неё перед тем, как они переместились сюда.
- И вообще, если вам понравилось кино,  мы можем сходить еще на что-нибудь. Например, на какой-нибудь детектив. Там хорошие парни  ищут и ловят плохих парней. Точно как наш Департамент охраны правопорядка, только без магии. Правда, в эту осень я не видела подходящих афиш, придется подождать.

+3

13

Нет, все-таки эта уверенная в себе преподавательница не успела пустить корни слишком глубоко. Минерва снова стала той маленькой девочкой с косичками, которой Урхарт когда-то приносил шоколадных лягушек и сказки барда Бидля и тому подобную чепуху. Тогда она тоже смотрела так, словно он сам сказки написал, а лягушек приготовил. Главная разница заключалась а том, что тогда этот взгляд так ему не льстил.
Элфинстоун улыбнулся и сунул руки поглубже в карманы, чтоб не щёлкнуть ее по носу, как много лет назад.
- Так и задумано. Ты ещё не видела магический Цюрих.
Пожалуй, стоило бы его ей показать, лучше под Рождество, когда там сплошные ярмарки и праздничные огни, она восприимчивая девочка, ей бы понравилось. Хотя его обещание присмотреть за Минервой распространялось только на ее давно законченную стажировку, Урхарт подумал, что было бы правильно открыть ей, что и магический мир гораздо больше, чем все, что она видела в Хогвартсе. Ей это будет полезно, чтобы не замыкалась в своём маленьком школьном мирке, как когда-то Изабель замкнулась в своём - хотя и была там, конечно, в целом счастлива. Словом, вряд ли они с Робертом станут возражать, если вытащить Минерву проветриться в Европе.
- В переулке слева маленькая лавочка, где продают безе с хорошими предсказаниями. Мои каждый раз сбываются. Рискнёшь попробовать?
Задавать такие вопросы гриффиндорцам - циничная провокация, конечно же. Но так трудно удержаться и не задать.
Урхарт удовлетворенно кивнул на известие, что с котёнком все в порядке. Он должен был сам об этом подумать. Беспокоить создателей фильма, пожалуй, смысла не было.
- Так они в самом деле не болели, а только притворялись? - наконец сообразил он. - А все те люди, которые хотели им помочь, знали об этом?
Или только притворялись, что хотят помочь? Урхарт был уверен, что знает обо всем этом, надо только вспомнить или соотнести с тем, как маггловское кино выглядит на самом деле.
- Магглы снимают фильмы про расследование преступлений? Давай сходим, конечно. Готов поспорить, они снимают про свой аврорат. Люди всегда предпочитают аврорат.
Не то чтобы он считал хит-визардов обделёнными, да и чрезмерное внимание прессы скорее осложнило бы работу, чем принесло бы пользу, но ведь должна же существовать какая-то справедливость.
- А вот этот переулок закольцован. В него можно свернуть и долго бродить, он будет поворачивать туда и сюда, а потом ты выходишь на Пикарди-авеню в том же месте, где с неё свернул.

+3

14

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]
Ну конечно, она рискнула попробовать. Безе оказалось очень вкусным, воздушным и совсем не сухим. А вот предсказание – Минерва его прочитала, повела бровью и, не комментируя, сунула в карман плаща. И, кажется, тут же забыла, вернулась к разговору.
Говорить с мистером Урхартом можно было долго и обо всем на свете. О кино и магглах, о магической архитектуре и заклинаниях, о театре, о кошках, о политике. О путешествиях и предсказаниях, о том, что далеко и том, что рядом. И говорить с ним вслух выходило куда интереснее и удобнее, чем писать письма.
Они и в самом деле сходили в кино еще раз, и еще. И снова говорили, бродя по улицам или сидя в тихих кафе, обсуждая магловских хитов и волшебников в исполнении магловских актеров. Минерве таки удалось угостить мистера Урхарта настоящим магловским мороженным, сладкой ватой и воздушной кукурузой.
На рождественские каникулы снова не поехала домой, привычно избегая появляться в Уике. Но в этот раз ради разнообразия она не провела праздники одна, а отлично съездила с мистером Урхартом в Цюрих. Это были, кажется, лучшие каникулы за последнее время. Кажется, именно так она и написала матери в письме… И очень потом пожалела, что вообще написала об этом. Потому что уже через пару дней ей пришлось писать матери новое письмо, оправдываясь, как нашкодившая школьница. Адрес, приветствие, несколько строк положенных по этикету…

«…Нет, мама, никаких особых отношений у нас с мистером Урхартом нет и не может быть, если не считать того, что я очень рада называть его своим другом. Надеюсь, ты не найдешь в этом ничего предосудительного, тем более что тоже считаешь его своим другом вот уже много лет. Нет, никто не станет о нас ничего говорить и ничья репутация не будет запятнана. Магловские города велики и беспокойны, ты же помнишь Лондон. Никто нас не запомнил, никто даже не обратил на нас внимания. А если мы вдруг и напомнили кому-то счастливую пару, то это никак не мои проблемы, не мистера Урхарта и тем более, не твои. Сейчас другие времена, люди с уважением относятся к чужому личному пространству.
Нет, мама, я не могла бы больше времени проводить с ровесниками. Так вышло, что мои друзья сейчас далеко от меня и отлично без меня обходятся. Мы не рассорились, не в обиде друг на друга, просто временно наши пути разошлись, а когда сойдутся вновь – я в этом уверена – мы снова будем рады видеть друг друга и, возможно, тоже когда-нибудь куда-нибудь съездим. Что же из того, что меня окружают волшебники настолько меня старше? Кажется, я уже рассказывала тебе об Эстель – у неё золотое сердце. Да я никогда не отказалась бы от моих старших друзей, и все, о чем я жалею, что не провожу столько же времени с Эстель, сколько с мистером Урхартом! Если бы можно было каким-нибудь заклинанием увеличивать количество часов в сутках, я бы иногда этим пользовалась.
Твоё беспокойство о моей личной жизни мне понятно, но, прошу тебя, пожалуйста, просто смирись, что думать о замужестве и искать себе мужчину мне совсем неинтересно. От этих отношений одни проблемы, а радость мимолетна. Не всем так везет, как тебе. Конечно, ты была бы рада внукам, и, конечно, я всем сердцем желаю, чтоб они у тебя появились, но этот подарок тебе сделают Мальк и Роб, а я буду радовать тебя чем-нибудь другим.
И, снова нет, мама, я не приеду к вам еще некоторое время, и вы знаете почему. Ты знаешь, а отец… Интересно, чего в нашем приходе отец может не знать? Я просто не могу. Мне плохо от одной мысли снова там оказаться и снова пережить это. Лучше вы приезжайте ко мне в Хогсмид. Или в Лондон, все равно.
Буду вас ждать,
ваша Минерва.
P.S. Милая мамочка, не волнуйся обо мне, у меня правда все хорошо. Поцелуй за меня папу».


Свернула письмо, запечатала, вложила в футлярчик, привязанный к совиной лаке. Не успела выпустить одну сову, как увидела, что к её окну летит вторая. Неужели отец тоже? Но это письмо было уже не от родителей, а от Урхарта. Минерва просияла – здорово! Поспешила распечатать письмо. Что бы там ни было, это будет снова волшебно. Делится ли он впечатлениями, рассказывает ли о делах или снова зовет в неизвестность на следующие выходные. Что бы он ни предложил, она согласна!

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-10-24 10:13:47)

+3

15

Июль 1957 года, Рейне, Норвегия

http://s1.uploads.ru/t/QEOBC.jpg

Наверное, Изабель была права, когда просила Урхарта быть осторожнее. Тогда - меньше года назад - он видел только один возможный контекст: когда молодая девушка проводит отпуск наедине с мужчиной, это скорее всего будет истолковано не в ее пользу. Тогда он заверял, что, во-первых, у него и в мыслях не было тронуть Минерву хоть пальцем, а во-вторых, ему хватит ума позаботиться, чтобы не пострадали ни ее репутация, ни ее чувства. Она просто была славным ребенком, а он просто продолжал за ней присматривать. У него больше не было более уместной компании для путешествий, ей, казалось, нравилось с ним болтать, и они не делали ничего противозаконного. Так какого же черта?
Потом он понял, что все совсем не "просто".
Что Минерва больше не ребенок.
Что она вызывает совсем другие мысли.
Что она понимает его с полуслова и что с ней ему легко, как ни с кем и никогда раньше.
Что ее чувства по-прежнему не пострадали, как он и обещал.
И что он не знает, что с этим делать, впервые лет с четырнадцати.

Минерва легко согласилась поехать в Норвегию - посмотреть на фьорды, поискать троллей, пройтись на моторке у Мальстрёма, в конце концов. На Лофотенах было пасмурно и холодно, Рейне в такую погоду казалась не просто деревушкой на краю света, а очень неуютной деревушкой, и Элфинстоун чувствовал себя очень странно, что из всех прекрасных мест притащил Минерву именно сюда, но она все еще казалась довольной.
Даже восторженной, если честно. Она смотрела такими сияющими глазами, что он уже сотню раз готов был сделать предложение - если бы тут же не вспоминал, что говорила Изабель. А Изабель говорила очень разумные вещи. Дело ведь было не только в том, что он годился Минерве в отцы. В какой-то мере он и был ей старшим родственником, почти что дядей или кто там еще бывает. Очень легко было представить, как она среагирует. Как это сияние в ее глазах сменится испугом, и хорошо если не отвращением; как она потухнет и постарается незаметно убраться отсюда; как ее письма станут короче и суше, а потом начнут запаздывать. И что тогда делать.
Поэтому Урхарт притворялся, что ничего не происходит, и надеялся, что все пройдет как-нибудь само. Даже вопреки пониманию, что его это глупое и безнадежное чувство затягивает его гораздо быстрее, чем Мальстрём справляется с бумажным корабликом.

В шерстяных свитерах и брезентовых куртках было тепло, а в резиновых сапогах еще и сухо, но на террасе маленькой таверны на самом берегу решились засесть только они с Минервой. Вечером магглы предпочитали отсиживаться внутри. Солнце уже опустилось куда-то в океан, на воде играли последние красные отсветы. Чайки носились друг за другом и с громкими криками отнимали друг у друга мелкую рыбешку. Это место чем-то напоминало Шотландию и в то же время разительно от нее отличалось.
Урхарт осваивал курение маггловской трубки, пытаясь постичь тайный смысл этого ритуала. Еще более тайный смысл ритуала заключался в том, что он давал законный повод глупо улыбаться, глядя на Минерву.
- Вот в такое место я уеду на пенсии. И буду узнавать про мировые войны из маленьких заметок на последней странице, сразу после лова трески и конкурса танцев в соседней деревне.

+3

16

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]
Вечер в норвежской деревушке вдали от мира был удивительным. Как и день. И вчерашний день. И все эти дни на севере. Под дождем, под хмурым небом, на узких тропинках, вьющихся рождественским серпантином, над обрывом, над морем, над водоворотами – она чувствовала себя живой и счастливой.
Её жизнь расщепилась, как лучинка. В ней было грустное и давящее, тревожащее, не дающее успокоиться и забыть. Было чувство вины, чувство потери, чувство, будто если жизнь сейчас закончится – это будет хорошо, правильно и  справедливо. Это появлялось, если она надолго оставалась одна. Если читала письма из дома и редкие-редкие письма от Дугала. Если вдруг снилось что-то – из прошлого. Она больше не плакала навзрыд, не сомневалась, не сожалела, но и отодвинуть это, забыть, отмахнуться тоже не могла. Но это плохое никогда не заполняло её всю, жило в ней, как червоточинка, как заноза.

Всю её заполняли совсем другие вещи. Хогвартс. Все, что было в её жизни хорошего, осмысленного, светлые дни с утра до вечера, бесконечное существование внутри этой вселенной – и ни малейшего желания однажды выпасть, отделиться, стать чем-то еще. Письма и встречи с друзьями – это было отдельно, ничуть не противоречило планетарному движению внутри системы Школа Чародейства и Волшебства. Радость, вплетенная в будни. И как-то еще немного отдельно, хотя формально же – ну тоже друг! – письма и все более частые встречи с Урхартом. Он выбивался из всех рамок, ни одну не ломая. Минерва не знала, как определить эту особенность – и просто перестала пытаться это понять, а просто приняла, как есть. Он был «не-Хогвартс», всем, что было за стенами замка, всем, что было за учебными часами и днями, как иной, совершенно сказочный мир, куда она могла выйти – и потом вернуться обратно. Его письма она распечатывала первыми и на первые отвечала, и подстраивала все остальные планы, если вдруг они появлялись, под договоренности с ним, под его вопросы, под её вопросы к нему. Не родственник, не любовник, не совсем друг. Она научилась называть его, опуская обращение «мистер», а потом и вовсе по имени – но все равно иногда сбивалась. Они договорились, что обойдутся без формальностей, но если бы вдруг ей пришлось обратиться к нему по-французски или по-русски, то она бы использовала форму «vous» или «вы», и просто отлично, что родной язык избавлял её от заминки и неловкости.
Вечер был хорош. Он был сумрачным, тихим и усталым, и это была хорошая усталость, светлая. Минерва украдкой вытащила ноги из сапог и подогнула под себя. Кажется, ужасно неприлично. Она бы ни за что так не сделала при директоре Дамблдоре, например, хотя он всегда был очень снисходителен к ней. Ни за что – при любом из коллег. Никогда – при любом из старших родственников-Россов. Но с Урхартом было можно: просто сделать как хорошо и удобно – и не волноваться. Сидела, пила чай с травами – разумеется, без алкоголя. У магглов алкоголь крепок и коварен, лучше даже не пробовать.

Она думала немного о другом. О том, что жизнь длинная-длинная, и ей вперед не видно, что дальше. И не то чтоб не интересно, что именно, но она подождет, пока само покажется из-за поворота, не станет загадывать и пытаться заглянуть. Но Урхарт не то чтоб сбил с мысли, просто задал немного другое направление – на пенсии.
Прежде она не думала об этом совсем. Ни о себе, ни о нем. Ей казалось, она всегда будет преподавать, сколько хватит сил. Как профессор Дамблдор, пока не убелится сединами. Всю жизнь. А потом, когда-нибудь её жизнь просто закончится, и она станет привидением в Хогвартсе. Пенсия – это еще зачем? Но Урхарт – пожалуй, другое дело. Хотя представить его на пенсии, день за днем топчущем одни и те же дорожки, склонившимся над грядками или в лодке и с удочкой в руках, зная его беспокойную натуру, трудно. Скорее, он просто станет привидением где-то в коридорах ДОМП…

Минерва взглянула на него с легким сомнением и улыбкой – это же шутка? И вдруг представила, что нет. Что они правда захочет отдохнуть от всех этих дел, как она отдыхает летом от шума. Может, он уже об этом думает, считает дни… ладно, дни считать еще рано, но года – уже можно.
Стало грустно – это ведь все изменит! Хотя что – все? Письма писать будет можно, совы летают повсюду. Выбираться в кино – было бы только интересным, почему нет-то? Путешествовать при желании, если за следующие пятнадцать, двадцать, тридцать лет они не объездят весь мир по три раза – тоже. Быть может, изменится он сам?
- Вы уже все решили? Уже сейчас? – Уточнила, пряча тревогу. – В Норвегии? Или где-то в Шотландии? В Кейтнессе есть места, немного напоминающие это. Нееет, это шутка, да? – она осторожно улыбнулась. – Про войны всегда пишут на первой странице, даже самые захудалые местные газетки. Вам придется читать газеты с конца, с анекдотов и рецептов варенья.

+4

17

Минерва улыбалась. Урхарт думал о том, что мог бы написать об этом несколько плохих стихов, но к счастью, ему все еще хватает ума этого не делать. Еще он думал, что не может сделать колдографию этого момента - и колдографии тысяч других моментов, потому что будь здесь камера, Минерва разом стала бы не такой естественной, а может, и вовсе запретила бы ему снимать. А то и вовсе бы догадалась, зачем ему это.
Оставалось только запоминать.
Он насмешливо поглядывал на Минерву, предоставляя ей гадать насчет пенсии. Может быть, он и в самом деле похож для нее на пенсионера. Может, ей сорок лет кажутся уже старостью. К моменту, когда она догадалась, наконец удалось раскурить трубку.
- Шутка. К пенсии у меня будет слишком много племянников и их... пожалуй, внуков и правнуков, и меня наконец заставят за ними присматривать, потому что я не смогу сопротивляться. А ты будешь меня консультировать с высоты своего педагогического опыта. Идет?
У нее к тому моменту тоже будет предостаточно внуков, но пожалуй, за эти восемьдесят лет он успеет смириться.
Элфинстоун отпил из своей кружки и слегка поморщился. Местный эль его не вдохновлял и казался слишком крепким, чтобы захотеть добавки. Надо было последовать примеру Минервы и ограничиться чаем.
- Рецепты варенья. Звучит отлично. Не уверен, что я вообще буду читать дальше. Разве что они опубликуют совсем никуда не годный рецепт, вроде варенья из рыбьей чешуи. И вообще, - он затянулся, - почему ты так легко соглашаешься, что война все-таки будет?
В последние месяцы у магглов творилось черт-те что. Урхарт уже не слишком пытался вникнуть в суть их сложных маггловских взаимоотношений. Его просто заставляли напрягаться маггловские газеты, говорящие об изобретении еще одного нового вида вооружений. О его усовершенствовании. О том, как оно изменит расклад сил - как будто хозяевам просто не терпелось  им воспользоваться. Урхарту это очень не нравилось. На этот раз, если магглы примутся воевать, волшебникам будет уже совсем не так уютно оставаться в стороне. Даже нет, остаться в стороне вообще не получится - ядерная бомба не спрашивает, а можно ли ей снести вон тот городок, который закрыт от магглов. От магглов-то да, а вот от законов физики...
Не самая подходящая тема для отпуска.
- Наверное, лучше об анекдотах, да?

Отредактировано Elphinstone Urquart (2017-10-29 00:33:26)

+2

18

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]
Улыбка стала гораздо спокойнее, приглушеннее, едва заметная на губах и теплая – в глазах. Шутит, конечно. И насчет внуков племянников –тоже. Ну как это может быть, чтоб его могли заставить делать что-то, чего он сам не захочет? Представила себе Урхарта, окруженного маленькими детишками, тихо фыркнула – ему бы пошло. Картинка вышла непривычная, но милая.
- Я не очень умею ладить с совсем маленькими детьми. И вряд ли научусь даже к пенсии. Вот со школьниками, да, помогу. Буду умная-умная… И тогда уже буду настоящая «профессор МакГонагалл» и никто не скажет, что я зануда и задаюсь.
Это была не то чтобы очень больная тема, но Минерва уже не раз делилась этим с Урхартом. Оба брата с трудом научились звать её в классе как положено, не гримасничая и не показывая всем видом, что делают огромное одолжение. Правда, Малкольм в этом году выпустился, одной проблемой уже меньше, а без старшего брата Роберт наверняка сделается покладистее. Но мысль о том, что однажды из молодой да ранней девочки-профессора она станет взрослой, уважаемой дамой здорово грела её.
Она пошевелилась, устраиваясь удобнее, подтянула ноги к себе, обхватила их, задумалась, скользя взглядом по вечернему небу. Зря вот он насчет рыбьей чешуи, если её высушить и перетереть мелко-мелко, и потом немного добавить в печенье, то может выйти очень даже интересный привкус. То же с сосновыми иголками. Кладут же соль в шоколад, почему нельзя положить в печенье хвою? Соленые огурцы с медом едят, так отчего бы не соединить с медом вкус рыбы?
Эти тихие мысли не отвлекали её от разговора, они просто проносились в голове, оставаясь на потом, чтоб при случае попробовать, но не более того. Все-таки зельевар из неё вышел хороший, но не талантливый, а кулинар – весьма посредственный. К тому же практики не так чтоб уж много, куда меньше, чем идей.
- Нет, отчего же, со мной можно не только об анекдотах говорить. О войне тоже. Я думаю, что сейчас её не будет. Мир истощен. Ни одна из стран не богата настолько, чтоб на самом деле развязать в войну. Все лишь готовятся. Потрясают и бряцают. Показывают, как могут навалять – и отчаянно боятся, что придется. Но к тому времени, как мы соберемся на пенсию, это вполне возможно. Маглы все время или воюют, или ищут ведьм в своих рядах, будто жить спокойно – это так уж плохо. Но с другой стороны – разве мы живем иначе?
Она потерлась подбородком о колени, поморщилась и легла на колени щекой. Взглянула на Урхарта прямо.
- У нас есть небольшое преимущество перед маглами. Нам нужно меньше усилий, чтоб построить бомбоубежища. Мы проще можем добыть воду. Мы умеем очищать воздух. Мы эффективнее справляемся с ранами. Возможно, мы однажды научимся справляться с радиацией. Кроме того, у нас выше иммунитет и больше продолжительность жизни. У нас больше шансов выжить и восстановиться. Но отчего-то это меня очень мало радует.

+2

19

Урхарт махнул рукой.
- С совсем маленькими детьми и ладить не нужно. Носи их на руках и развлекай погремушками, и они уже счастливы.
Проблемы начинаются потом, когда цветы жизни принимаются бегать, разговаривать и проявлять характер. И поддевать младших - или старших, как в случае с Минервой - сестер, потому что это кажется им смешным. И это на самом деле смешно, по крайней мере, Элфинстоуна обычно смешило, но ему хватало тактичности не смеяться при пострадавших.
- Но ты и в самом деле иногда зануда, - заметил он. - Именно поэтому ты была таким хорошим аналитиком. У меня есть список из трехсот сорока восьми пунктов, почему хорошо быть занудой. Так что задавайся смело, ты отличный профессор.
Минерва поместилась на стуле вместе с ногами, в позе, которая со стороны казалась ужасно неудобной, но ей, кажется, было вполне хорошо. Очень кошачья особенность, подумал он машинально. Как и эта обманчивая неподвижность, которая в любой момент может смениться быстрым движением - и вот кошки уже нет. Минерву, которая с ногами забиралась на стул и не скрывая восторга рассматривала фьорды, спугнуть было очень легко - и, не исключено, что навсегда. И так оно и будет, если он не перестанет пялиться.
Урхарт затянулся снова. Трубочный табак определенно был лучше того, что магглы клали в сигареты. Наверное, освоение вредных маггловских привычек было не лучшим занятием, какое он мог себе найти, но его это забавляло, тем более, что в плане хороших привычек учиться было особо нечему. И волшебный мир, и маггловский находились примерно на одной ступени этического развития.
- Если бы в таких вопросах люди руководствовались здравым смыслом, войны вообще не начинались бы. Всем удавалось бы договориться полюбовно. Мы избежали бы гоблинских восстаний, магглы - своих мировых войн. А на деле даже те, кто понимает, что плохо готов, делает ставку на то, что противник готов еще хуже и быстро проиграет. Это как в ваших гриффиндорских дуэлях на перемене в двух шагах от учительской.
Минерва так склонила голову, что вредные маггловские привычки оказались бессильны - оторвать от нее взгляд было невозможно, даже если через минуту она все поймет, даст ему стулом по голове и нынче же умчится в Осло.
- А еще у нас нет настолько развитого сельского хозяйства, чтобы прокормиться. Нет привычки выращивать скот и возделывать поля - я имею в виду, массово, чтобы хватило на всех. Тем более, мы не сможем этого сделать, если земля пострадает от бомбежек и этого ядовитого заражения. У нас больше шансов выжить, верно. Но восстанавливаться нам будет не очень весело.

+3

20

- Это верно. – Минерва тихо и неглубоко вздохнула. Медленное движение ресницами вместо кивка. – Трудно и не весело. Но после того как случилось «выжить», начинается просто жизнь. Легкая, трудная – не важно, она просто продолжается, такая, как есть.
Она вдруг нахмурилась. Это не сейчас пришло ей в голову. Это она уже слышала… В то лето в Уике! Они с Дугалом говорили о своем будущем, о будущем Шотландии, о прошедшей войне, о том, сколько еще восстанавливать после этой войны, все еще. И он тогда сказал это – какая разница, легко или трудно жить, главное – жить.
Это воспоминание неприятно царапнуло – но не более того. Не засуетились в панике мысли, не накрыло темнотой раскаяния, не подступили слезы. Бушующее море чувства, с которым она с трудом научилась справляться, не лизнуло её ног, а было будто далеко внизу. Черное, пугающее – но не опасное.
Но равновесие было нарушено. И душевное, и телесное. Минерва чуть покачнулась, высвободила одну ногу и зацепилась ею за ножку стула. Досадливо поморщилась, отгоняя призрака прошлого.
- Я не хочу, чтоб это когда-нибудь случилось, но очень постараюсь выжить. И вы тоже – выживите, пожалуйста. Предлагаю в случае апокалипсиса встретиться в Хогвартсе. Там поблизости нет магловских заводов и военных баз – возможно, туда не станут направлять бомбы. А вот на Лондон – скорее всего станут.
Она прикрыла глаза, помолчала немного, а когда открыла их, то глаза уже улыбались, а мгновением позже улыбнулись и губы.
- Но я все-таки думаю, что при нашей жизни этого не случится. Вероятность начала атомной войны гораздо меньше, чем вероятность оказаться в одной комнате с маленьким ребенком, так почему войны я должна опасаться больше? И нет, я не согласна насчет того, что с детьми все так просто. Совсем не просто. Они же не умеют говорить, а просто кричат. И как понять – о чем? Что-то болит? Скучно? Хочет есть? Боится? Они кричат – и чувствуешь себя палачом, просто потому, что рядом явно от чего-то страдает беспомощное существо, а ты не знаешь, что сделать или чего не делать, чтоб перестало. Нет, я думаю, если у моих братьев появятся дети, внуки, правнуки, никто не заставит меня присматривать за ними, пока они не научатся говорить.
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+2

21

По мнению Урхарта, проблемы начались бы задолго до того, как придётся заниматься философскими вещами вроде принятия жизни как она есть. Ещё на этапе выживания, если быть точным. У него было не так уж много знакомых, повидавших войну, но он успел составить представление о том, как быстро в этом веке растут масштабы войн. Следующая обещала быть и в самом деле апокалиптичной.
Но это совсем не та тема, которую стоит обсуждать в отпуске.
- Выживу, - пообещал он. - Ладно, значит, в Хогвартсе, а там соберём в теплицах урожай и что-нибудь придумаем.
Хотелось пошутить про "и съедим всех детей", но пожалуй, за это его все-таки не пустят в школу после войны. Элфинстоун задумчиво смотрел, как Минерва двигается, и делал далекоидущие выводы из того, что она проводит отпуск с ним, принимает любые приглашения от него, и даже справляться с апокалипсисом зовёт его. Потом он отбрасывал эти выводы как слишком самонадеянные, и все начиналось сначала.
- Ну, беспомощные существа бывают и вполне довольными жизнью, - заметил он. - Если ты вдохновенно пляшешь вокруг них с игрушками. А когда они начинают говорить, воплей становится только больше, уж поверь. Нет, я предпочитаю младенцев.
Минерва говорила так, словно собственных детей иметь никогда не собиралась, а ведь она их любила - послушать только рассказы про школу. Урхарт попробовал сложить два и два - этот факт с тем, какой несчастной видел ее во время работы в департаменте. Результат ему не понравился. Он понимал, насколько смешно делать выводы, не имея никаких фактов и не решаясь задать вопрос, но невозможно было быть рядом с ней, думать о ней и ни на что не рассчитывать. Для того, чтобы мыслить трезво, у него было множество дней без Минервы.
- Ты хочешь навсегда остаться в Хогвартсе? Больше ничего не менять?
В нежелании что-то менять не было ничего плохого, конечно. Элфинстоун тоже не собирался менять ни работу, ни образ жизни. И конечно, перемены порой не спрашивают человека, планировал он их или нет. Просто в ответ на этот вопрос он хотел услышать что-то обнадеживающее.
В ответ на любой вопрос.
Самая наглая чайка спикировала на веранду, потопталась перепончатыми лапами по старым доскам. Урхарт пошарил в карманах, нашел там сухарь и бросил ей.
- Ну так вот, - сказал он как ни в чем не бывало. - Пока мир не рухнул и все не заполонили какие-то дети, поехали завтра смотреть на морских орлов?

+2

22

Тишина Севера проникала внутрь, как солнце проникает сквозь неплотно пригнанные доски. Минерва ощущала тишину, покой и мягкий предзакатный свет внутри себя. Кажется, ничего не предвещало… Но хватило одного простого вопроса, чтоб спугнуть.
Нет, поначалу она правда попыталась ответить.
- Что-то менять? Еще не знаю точно. Хочется побольше времени отводить на изучение механики заклинаний. Хочется стать опытнее и чтоб то, на что сейчас уходит много сил, давалось попроще, тогда и будет время на углубление в теорию. Наверное. Но если даже все останется как есть…
Она вдруг остановилась на полуфразе, нахмурилась, ловя мысль. Младенцы, дети, что-то менять… «Ты не можешь вечно оставаться одной!» Эта фраза прозвучала усталым голосом матери, с её интонациями, Минерва даже припомнила выражение её лица. Мама говорила, что от природы никуда не убежишь, она родилась женщиной, а профессор – это наносное, временное. Дорогая и милая сердцу игрушка, лет на пять, ну десять. Будь она хоть трижды профессор, будь хоть директором Хогвартса или министром магии, если она не замужем, если у неё нет детей, хотя бы одного ребенка, она будет лишь жалкой неудачницей в глазах общества. Нет, в глазах мамы она останется любимой и драгоценной дочкой. Но мама-то одна…
- Так, погодите-ка. Это мама подговорила вас? Это она просила поговорить со мной?
Вся безмятежность вечера вмиг испарилась. Зеленые глаза потемнели от гнева. Вот это нечестный ход! Воздействовать на неё через Урхарта – это… это… Минерва едва не задохнулась.
- Если вы про замуж, внуков и все такое, то я уже говорила маме, что туда дороги нет. Я не вернусь в Уик, не помирюсь с Дугалом, не выброшу все это из головы, не возьмусь за ум и не стану открывать сердце для дурацкого женского счастья. Мое счастье другое. Учить чужих детей – это здорово, а не обидно. Называться «профессор», а не «миссис» - это не унизительно. Видеться и проводить время с друзьями, а не подыскивать себе мужа – в этом нет ничего плохого.
Она говорила тихо, но очень решительно, чувствуя, что может вот-вот расплакаться. Не от воспоминания о волшебном лете два года назад, не от стыда за свое предательство, даже не того, что мама решилась воздействовать на неё вот таким вот образом. От того, что Урхарт согласился на это.
- Я думала, мы с вами друзья, Элфинстоун. Думала…
Это нельзя было уместить в одну фразу, что она думала. Не сходу. Даже и не думала, а просто воспринимала, как есть, одним целым, как картину заката, не раскладывая на элементы. Думала, они на одной стороне. Думала, он не станет вмешиваться в это и воспитывать её, думала, никогда не услышит от него ничего подобного. Думала, ему нравится общаться с ней, ходить в кино, ездить куда-нибудь, обсуждать все на свете. Ведь если она послушается и возьмется за ум, это все прекратится. Опять неравноценный обмен получится. Она же не сошла с ума, чтоб менять волшебный мир на ферму, весь огромный мир на почетное место у домашнего очага, пусть бы даже волшебного.
Она опустила обе ноги на пол, сунула их в сапоги, но не встала и не ушла. Куда она уйдет? Только нахохлилась, как сердитая взъерошенная кошка.
- Нет, я ничего не хочу менять, - сказала тихо и упрямо, хмурясь и не глядя на Урхарта, очень сожалея о своей вспышке, но не зная, как извиниться, и нужно ли.
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+3

23

Механика заклинаний. Звучало понятно, но в глубине души Урхарт понимал что это совершенно не его уровень. Наверное, Минерва пойдет по стопам Дамблдора и будет открывать что-нибудь такое же будничное, как те способы использования драконьей крови. Он собирался глупо пошутить об этом, когда Минерва вдруг замолчала и посмотрела на него с таким возмущением... словно все поняла.
Урхарт убрал руку от кружки, которую машинально колупал ногтем. Сейчас она скажет, что она такого не ожидала, что это отвратительно и что ей лучше вернуться домой. Сам виноват, никто не тянул его за язык.
Но спустя несколько секунд после того, как Минерва заговорила, он понял, что речь вообще не о нем. Мама? Дугал? Подыскивать мужа? Было понятно только то, что Изабель нередко задевает дочь за больное.
Элфинстоун помолчал, осмысливая услышанное. Минерва свесила ноги со стула и сжалась так, что стала снова похожа на себя же пару лет назад. Да, и правда за больное.
- Слушай, - сказал он. - Мама тут ни при чем. И твой отец тоже ни при чем. Они никогда мне ничего такого не говорили. Они не стали бы так с тобой поступать. И я не хочу, чтоб ты мирилась с Дугалом, я даже не знаю, кто это.
Просто какой-то сукин сын из Уика с дурацким именем. Не надо с ним мириться, пожалуйста, он этого не стоит.
- Просто дети... школа... Хогвартс - это как постоянный присмотр за кучей чьих-то детей.  Я думал, вдруг получится все-таки переманить тебя назад к нам. Но если твое счастье в этом, то конечно. Тебе виднее.
Урхарт отвернулся и поискал взглядом чайку, но та уже улетела, испугавшись таких страстей. Он не знал, что и думать. Изабель, оказывается, сплавляет дочь замуж. Дочь, оказывается, рассорилась с тем, за кого замуж собиралась, и до сих пор не может его забыть. А он получил отповедь на будущее и указание на свое место - дружить и не высовываться. Это было не обидно, это просто было... очень печально. Несмотря на то, что он все прекрасно понимал еще до этого разговора.
Он снова посмотрел на Минерву и попытался подбодрить ее кивком.
- И ни в коем случае не выходи замуж, ясно? По крайней мере до возвращения. Так что, поедешь со мной смотреть орлов?

+2

24

[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]
Это случилось одновременно. Глазам стало горячо от слез, а губы растянулись в улыбке. Минерва похлопала ресницами, отгоняя слезы. Тихо прыснула – ну какая же она все-таки дура. Сделала себе кошмар из ничего, на пустом месте – и сама же испугалась. Да как ей могло в голову такое прийти? Или это было не в голову?
Она торопливо закивала, пока не в силах сказать вслух. Конечно, она пойдет. Куда угодно. Смотреть орлов. Искать следы загинувших цивилизаций. К черту на рога. Взглянула покаянно и благодарно. Вытащила из кармана куртки носовой платок и, не стесняясь, только на минутку отвернувшись, высморкалась. Все. С тем, что осталось в складках платка, ушли и слезы, и темнота, и обида, и даже стыд за собственную глупость. Ничто из этого не задерживалось в ней, когда рядом был Урхарт. Он обладал удивительным свойством делать все легче, проще, светлее. Посмотрит, усмехнется, очень серьезно прокомментирует или отпустит дурацкую шуточку – и мир принимает верные очертания, простые и ясные. И отлетает шелуха. Прошлое остается в прошлом, неслучившееся теряет свою власть. Бушующее темное море чувств отступает от берега, обнажая острые камни разума.
- Из вас тоже получился бы отличный педагог. Или священник. Ловить на взлете женские истерики – это надо уметь…
Это она сказала вслух. А про себя просто тихо поблагодарила судьбу, что он у неё есть. Ведь могло не быть. Могло не быть даже не из-за этой злополучной фермы Дугала. Если бы, например, она не пошла работать в его отдел. Если бы не догадалась уйти в Хогвартс, осталась бы под его началом. Если бы прощаясь он не сказал ей – напиши мне, и она бы не написала. Если бы, наконец, он имел свою семью – тогда бы все было по-другому, совсем-совсем по-другому. На каких же хрупких сваях стоит настоящее счастье. Спасибо, что стоит. Пусть так и будет.

+2

25

26 октября 1957 года. Уэльс, Сноудония

http://www.orangesmile.com/extreme/img/w600/snowdonia-national-park_1.jpg

Минерва продолжала искренне считать, что они друзья - вернее, что только друзья, и пожалуй, пора было рассказать ей, что это не совсем так, пока их общение не стало слишком натянутым. Урхарт не считал себя достаточно хорошим актером для того, чтобы в обозримом будущем не дать ни ей, ни Изабель и Роберту поводов для подозрений. Пора было признаваться и получать по заслугам. Только вот когда. В августе он разбирался с делами после отпуска. В сентябре у Минервы было много дел в школе - как всегда с началом учебного года. В октябре Урхарт не хотел портить ей день рождения, но потом осознал, что готов откладывать разговор бесконечно, и заставил себя написать письмо, основным содержанием которого были слова "надо увидеться", и сразу же вложить в него портал.
К моменту, когда Минерва прибыла, он уже с полчаса расхаживал по маленькой лесной полянке. При желании отсюда можно было быстро выйти к нахоженным тропам, но именно сюда, к лесу над заброшенным сланцевым карьером, почти никогда не добирались маггловские туристы. Хотя маленький городок, затерянный посреди огромного парка, отсюда можно было разглядеть.
Погода была хорошей - насколько это возможно для английского октября. Но сегодня сквозь неплотные облака просвечивало солнце, за пару ветреных дней без дождя листва на земле подсохла, тропинки не разъезжались под ногами. Так что для самого уединенного места, которое Элфинстоун только смог придумать, это было еще и довольно приятное - с учетом английского, опять же, октября - место.
Если и существовали способы подготовиться к такому разговору, то они не работали. Он то напоминал себе, что Минерва весьма определенно открестилась от чужих матримониальных планов, то продолжал надеяться, что вопреки всему она еще передумает. И это бесконечное кружение на месте окончательно лишало его ориентира и заставляло ждать, когда же все наконец закончится.
Словом, появление Минервы, хотя и было ожидаемым, застало его врасплох. Урхарт заставил себя улыбнуться и привычно подал ей руку, как всегда на прогулках.
- Рад тебя видеть. Ну, как дела в школе?

Отредактировано Elphinstone Urquart (2017-11-19 13:18:11)

+1

26

Письмо попало к Минерве, когда она сидела в кресле парикмахерской в Хогсмиде, а несравненная мисс Филд обновляла заклятия, позволяющие быстро и без труда расчесывать всю эту густую гриву волос, быстро мыть и легко высушивать, а главное – ежедневно укладывать в строгую прическу одним коротким заклинанием.
Прочитать письмо сразу не удалось, не стоило отвлекать мастера лишними движениями. Длительные заклятия – дело тонкое, немного ошибется – и ходить клиенту полгода с эффектом мокрых волос, или в экстравагантных пятнах радикального цвета, или с укладкой типа бальных пирамид с цветочно-фруктовыми вставками.
Впрочем, уже через двадцать минут Минерва очень пожалела, что не прочла письмо сразу и не активировала ключ немедленно. Что-то в этом письме встревожило её – общий тон, что ли. Не как обычно. Без улыбки между строк. Будто что-то случилось. Долго гадать, что же там, было не нужно, достаточно было только расплатиться, одеться и выйти на улицу.
Конечная точка маршрута ничего не прояснила. Лес, вид на городок. Весьма живописный, надо сказать. Но ничего, что объяснило бы и такую серьезность письма, и необычную срочность встречи. Может, просто сюрприз? Может, загадка?
- В школе? – Минерва не могла скрыть удивления. Не может быть, что Урхарт позвал её просто, чтоб расспросить о школе. Это только начало. Ох, только бы ничего плохого, пусть у него все будет хорошо, а она окажется паникершей и параноиком. – Хогвартс прочно стоит на своем фундаменте, и по коридорам бегают стайки стихийных бедствий. Все как и сто лет назад. Я могу рассказать и подробнее, но сперва спрошу сама. У вас что-то случилось? Пока я не успела придумать тридцать три своих варианта. Они будут ужаснее любой самой большой из возможных проблем.
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+1

27

Урхарт усмехнулся и кивнул.
- Да, в некотором роде случилось, и мне нужно твое мнение. Идем.
Он медленно повел Минерву по тропе между высоких дубов, прочь от городка. Ходьба позволяла сделать короткую паузу, которая внезапно оказалась ему нужна, как воздух, потому что кое-как придуманный набросок признания мгновенно стал казаться нелепым и не стоящим внимания. Он думал, что больше никогда не будет так, как было, и что это последние минуты, когда Минерва спокойно идет рядом с ним, ничего не смущаясь. До чего же было хорошо, пока ему не захотелось большего.
Урхарт посмотрел на Минерву, и наконец безо всякой подготовки сказал:
- Я люблю тебя.
На этих словах сердце сразу ухнуло в пропасть, а потом подскочило к горлу, так что следующие несколько шагов он не мог ничего сказать и сосредоточенно смотрел вперед, чтобы не видеть выражения ее лица. На всякий случай. Потом не удержался и снова посмотрел.
- Так что, если отказаться от глупого женского счастья тебе не принципиально, то выходи за меня.
Не самое романтичное предложение, и наверное, не самое лестное. Все то же самое можно было проделать в лучших английских традициях. Какой-нибудь замок или на худой конец ресторан, кольцо и все остальное... Урхарт не знал, кого он больше не хотел ставить в неловкое положение такими выкрутасами, себя или Минерву, но теперь-то уже что. Думать об этом было поздно, отступать некуда, а сказано все основное, так что он замолчал, уступил ход и начал отсчитывать время до ответа - или до момента, когда  без слов все будет ясно.
Судя по выражению лица Минервы, его ждал не тот ответ, который он хотел бы услышать.

+1

28

Тридцать три варианта она придумать не успела, но к десятку уже подходило. Идеи начинались с блока предположений – кто-то умер. Кто-то из его семьи. Кто-то - из её. Продолжались тем, что они, путешествуя по магловским районам разных стран, ухитрились нечаянно сделать что-то ужасно неподобающее, и у него теперь большие неприятности. Она как раз начала обдумывать варианты неизлечимых болезней и смертельных проклятий, когда он все-таки сказал, что же случилось. Минерва на миг замерла, встраивая новые данные в уравнение «в некотором роде случилось». Данные подошли, встали на свое место, как зубчатое колесико в часовой механизм – принято. Первое чувство было облегчение: это не страшно, это не потерять родных, не вылететь с позором с любимой работы, не жить, отсчитывая дни назад… Минерва даже осторожно выдохнула. А минутой позже поняла – это не лучше и не хуже, это всё совсем другое. Это «случилось», «случилось давно», это не единовременная проблема, которую можно решить – и спокойно жить дальше, обогатившись бесценным опытом. Это сродни заболеванию – длительно и с Мерлин знает какими последствиями.
Вот осознание этих последствий приходило медленно и по частям, как будто фарфоровые осколки складывались обратно в непонятный пока предмет.
Минерва мельком огляделась, нельзя ли куда-то присесть, но до ближайшего валуна было еще много шагов, кажется, вечность. Она протянула было руку к Урхарту, чтоб опереться, как раньше, но заколебалась – не будет ли это для него знак, ответ, ложная надежда. Неуверенно взглянула на него – можно?
…Будто и правда речь шла о заразном заболевании. Будто мир перевернулся и сменились системы координат…
Нахмурилась, сердясь на себя, завершила движение, обхватила его руку выше локтя, ощутила привычную опору. И валун сразу оказался гораздо ближе, и земля под ногами – тверже, и стороны света на своих местах.
Места на мшистом камне хватило бы обоим. Долго рассиживаться холодно, но присесть, чтоб перевести дух, обменяться парой фраз – ничего, можно. Минерва еще немного помолчала, но молчание её было не злым, а растерянным.
- Я не люблю тебя, - сказала тихо, не глядя на него. Это прозвучало именно так – тебя, даже без перевода на французский. Прислушалась – осталась маленькая неправда даже в этом. – То есть, люблю, но совсем не так... – Покраснела, на минуту попытавшись представить блоком «замуж»: белое платье, гости, мучительно-натянутый церемониал, глупые шутки, череда незнакомцев – родня с той и другой стороны… Поцелуи при всех, а не при всех – еще и то, скрытое от глаз... море-чувства плеснуло в неё паникой. Паники в этом море оставалось еще достаточно, чтоб накрыть её с головой, достаточно только продолжать пытаться вообразить все, что сопутствует "люблю" и "замуж".
- И если мой ответ все таки «нет», то как все будет дальше?
У неё было два варианта ответа на это вопрос. «Как раньше» и «никак». В «как раньше» она не верила. А «никак» было слишком похоже на маленький локальный апокалипсис, который она понятия не имела, как переживет. Но вдруг у него есть еще один вариант?
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+1

29

Минерва поколебалась, но все же взяла его под руку, и за это простое движение Урхарт был очень ей благодарен, хотя бы потому, что она не стала бросать его наедине с этими чувствами. Он подвел ее к валуну, отпустил и остался стоять рядом, хотя при прошлой встрече бы уселся бок о бок. Сегодня все было совсем не так - хотя вернее было бы считать, что начиная с сегодня.
- Я знаю, - ответил он, тоже не глядя на Минерву. - Просто должен был это сказать.
Ему хватило ума не наводить никаких справок о таинственном Дугале - кем он был, чем он был лучше, почему она выбрала его. На такие вопросы никогда нет постижимых ответов, да и что бы с ответами можно было сделать. Все уже было сделано задолго до того, как лично он, Элфинстоун Урхарт, решил спохватиться.
Минерва сидела на камне такая серьезная и испуганная, словно решала задачу огромной важности. Не надо, хотел сказать он, не надо все это разбирать на составляющие и думать об этом так напряженно. Одно "не люблю" - достаточно исчерпывающий ответ, переварить бы хотя бы его, и никакие "совсем не так" ничуть его не смягчали. Просто напоминали, что она относила его к категории бесполых старших родственников - хотя людей, наверное, неплохих. Это тоже было понятно. Все было понятно, кроме того, что делать.
Урхарт снова посмотрел на нее и попытался подобрать слова, чтобы сказать, что в самом деле, не надо никаких "если". Что он не станет с ней торговаться за то, как будет дальше.
- Как скажешь, так и будет. Как ты хочешь?

Отредактировано Elphinstone Urquart (2017-11-19 20:31:40)

+1

30

Так просто – как она хочет. Минерва невольно улыбнулась такой мысли – вот тебе чистый лист, нарисуй себе идеальный мир. И он, конечно же, станет правдой. Она бы нарисовала. Она бы нарисовала его таким, чтоб хватило места для всего: и для его любви, и для её незрелой привязанности, и для «как раньше», и так, чтоб при этом никому не было больно. Если бы она могла четко себе представить – как все это уместить в один лист, она бы изобразила что-то вроде тех лабиринтов Эшера, что они рассматривали этой весной на выставке в Амстердаме. А потом бы так прищелкнула пальцами, или палочкой бы повела – «creare!».
Но такая задача была ей не по силам – разом выстроить всю систему новых отношений.
- Мне нужно время. – Сцепила руки на коленях. Спохватилась и добавила. – Немного времени. Это не предлог сбежать.
Она сразу отмела вариант «никогда не видеться». Вот это точно не то, что сделает хоть кого-то из них счастливее.
Попыталась представить себе: если бы она любила, а ей сказали «не люблю» - как было бы не больно? Мысль уткнулась в глухую стену. Правильно, потому что пытаешься думать за него, а не за себя. Вопрос стоял – как ты хочешь.
А если бы то же, но - тогда? Снова глухая стена. Прошлый опыт отчего-то оказался неактуален и потому – неприменим даже для теоретического эксперимента.
Все просто, Минерва, - призналась она себе честно. - Ты мечешься между двух стен и пропастью только потому, что очевидный вариант – «как раньше» - тебе тоже не нравится. Потому что в нем слишком много от «мне наплевать».
Она тряхнула головой, отгоняя эту последнюю, самую неприятную, мысль. Подняла на Урхарта растерянный взгляд. Он был непривычно серьезен. Вот еще бы ему не быть серьезным. У неё, может, вообще бы от такого крышу сорвало и назад не вернуло.
- Предлагаю решать проблему по-хаффлпаффски. За чашкой чего-нибудь… подходящего.
На самом деле – да, времени ей надо было больше. Больше даже, чем вечер за чашкой и разговором. Осознать. Привыкнуть. Привыкнуть – это важно. Хотя и не рационально.
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » L'été indien