картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Есть одна маленькая загвоздка - слизеринец


Есть одна маленькая загвоздка - слизеринец

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЕСТЬ ОДНА МАЛЕНЬКА ЗАГВОЗДКА - СЛИЗЕРИНЕЦ


(Закрытый эпизод)


--

Участники: Минерва МакГонагалл, Северус Снейп (5 курс)

Дата и время: май, 1976 г, после уроков

Место: кабинет профессора трансфигурации

Сюжет: Северус не верит никому. Теперь уже. Но ему страшно оставаться в школе. Он слишком мал, чтобы решать такие глобальные проблемы. И после нападения оборотня пытается обратиться к учителям. За помощью? За возмездием? Хотя бы чтобы просто доучиться этот год, сдать СОВ и перейти на шестой курс.

+2

2

...
Три поворота против часовой стрелки, два - в обратную сторону. Теперь подождать полторы минуты.
По котелку поползла божья коровка. Откуда она здесь? Идеально чистый стол, инструменты, сейчас ранняя весна.
- Смотрите, Нюнис опять варит зелья, - за спиной взрывом прокатывается мальчишечьий смех. Северус становится мрачнее тучи, в руках палочка, которую он крепко сжимает,- нет, ты посмотри, - продолжают голоса, - у него же ничего не получится, - и снова издевательства и смех, - он здесь три часа сидит, фу, как от него воняет, - улюлюканье и хрюкотливый смех внезапно сменяется детским визгом, все разбегаются, Снейп оборачивается, его глаза расширяются.
Большой зверь,похожий на медведя выростает над ним, Снейп испуганно замирает, вдыхая зловонное дыхание твари. Тварь раззевает пасть и истошно рычит, тут же набрасывается.
Северус успевает отскочить, отползает. За спиной стена. Они в комнате. Как так, ведь только что были на поляне? Комната без окон без дверей. Северус делает взмах волшебной палочкой, она искрит и не слушается. Снейп поднимается по стенке, в ужасе закрывается рукой, отвернувшись в тот момент грузного размаха лапы зверя.
Повторный истошный вопль твари соединяется со стоном Северуса, мальчик падает на бок, роняя палочку. На разодранной школьной мантии и на самой спине расползаются борозды, в них проступила кровь. Парень скрючивается и стонет. А потом просыпается.
...
- Я пойду с тобой на отработку, - говорит Снейп, не поднимая носа, ковыряя ложкой пшеничную кашу.
Эйвери плохо справился с вчерашним заданием по трансфигурации, а Снейпу, как настоящему другу не сложно составить компанию, тем более, что свое задание он уже выполнил. Они вместе выполняют задание, профессор ставит им оценки и отпускает. Эйвери спускается во двор замка поиграть со своими шапкой гриффиндорца, Снейп возвращается в кабинет.
- Простите, профессор, я забыл конспект, - он забирает с парты "случайно брошенную" тетрадь, да так и стоит, секунду собираясь с мыслями, - профессор Макгонагалл, вы же любите гриффиндорцев? - вопрос о предпочтениях учителя никого не волновал, все и так знали чей зад в первую очередь прикрывает свой декан, поэтому вопрос не был столь животрепещущим. Но ответ Снейп все же хотел услышать.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-02 17:25:46)

+4

3

То, что вопрос будет, Минерва поняла еще тогда, когда этот юноша, сумрачный и, кажется, очень задумчивый, пришел на дополнительные занятия вместе с товарищем. Вот уж кого она ждала на дополнительные занятия меньше всего, так это студента Снейпа. Он мало того, что схватывал на лету, так еще и обладал очень дисциплинированным умом, что в его возрасте было редкостью. Он не то что не отставал, а вполне мог бы освоить программу курса трансфигурации  на год, а то и два, вперед, если бы, конечно, задался такой целью. Так что в её класс в неурочное время студент пятого курса Северус Снейп мог прийти зачем угодно, только не затем, чтоб нагнать программу.
Как бы забытая тетрадь – лишняя уловка. Минерва даже не сомневалась, что сейчас последует какой-то заковыристый вопрос. Но чтоб настолько!
Она немного помолчала. Не раздумывала, что ответить. Это просто. Ответить надо правду, как всегда. Раздумывала – что вызвало этот вопрос. Не надо было иметь ученую степень по прорицанию, чтоб предположить: опять великолепная четверка мушкетеров развлекаться изволили. Ладно бы – после корзины бургундского. Но этим и бургундского не надо, они всегда такие…
С другой стороны, если бы просто обидели, то никакого такого разговора бы не было, Северус бы просто не пришел к ней. Он отродясь не бегал жаловаться не то что чужим деканам, но и своему.
Минерва жестом предложила пареньку сесть и села за парту через проход сама, повернувшись к нему лицом.
- Не сочтите за кокетство, мистер Снейп, но в этом случае я предпочитаю использовать термин ответственность, а не любовь. В самом деле, о студентах Гриффиндора я думаю гораздо больше, чем о других. Радуюсь их победам и достижениям, огорчаюсь неудачам, еще больше огорчаюсь, если кто-то недостойно себя ведет. Если это отвечает вашему представлению о любви, что же, пусть будет так. Но вы же пришли ко мне не о чувствах говорить? Вы по-прежнему можете говорить прямо, без предисловий.

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-09-30 01:59:04)

+3

4

Северус присел, куда указали, опустил лицо, смотреть на МакГонагалл очень не хотелось. Проницательность профессора всегда его пугала.
Сильнее пугал только директор. Все же, она была мудра, к ее советам Снейп часто прислушивался на уроках и питал к ней уважение.
Возможно, он даже немного сожалел, что такой декан достался Гриффиндору. Слакхорн многое позволял, с ним было удобно в том плане, что он не мешал учиться, но и особой помощи от него было не дождаться.
Легкая халатность в обращении со студентами, увлеченность собственными хобби, стремление показать особый, какой-то сказочный мир, - вот что можно было бы сказать о слизеринском декане.
МакГонагалл была другой. Она не оставляла без внимания даже самые мелкие проблемы, всегда шла навстречу ученикам (преимущественно гриффиндорцам, конечно), но ее действия часто находили отклик в сердце каждого ученика.
Но уже, который год, она ничего не делает для того, чтобы Мародеры отстали от него. Конечно, маленьким забитым детям во многом свойственно обвинять старших в своих бедах, но и симпатизировать взрослым тоже свойственно. И эти противоречия всегда роятся почти у любого подрастающего поколения. Лишь только к четвертому курсу Северус определил для себя, то как относится к МакГонагалл. Он готов был простить все по одной простой причине: Северус зачитывался ее трудами. И ценил в ней искренность и ту осторожность, с которой она относилась к ученикам. Мальчика тянуло не только к знаниям, но и к ней самой.
Сегодня же, проницательность профессора сыграла с ним злую шутку. МакГонагалл не стала ходить вокруг да около, почувствовав неладное. И вот он испуг! Северус замкнулся, притих, еще какое-то время, собираясь с мыслями.
А может и не стоило ему сюда приходить. Не в правилах Гриффиндора терпеть жалобы и доносы - совершенно лишняя информация, не несущая полезной опоры для дальнейших диалогов.
- Простите, профессор, - Снейп сутулится, зажимая меж ног ладони, ему теперь неловко.
А было за что. Таких вопросов отродясь никто учителям не задавал. Минерву-то они не смутили, похоже, в отличие от самого Снейпа.
- Я просто хотел это от вас услышать.
И опять попытки сбежать, уйти, пусть даже сам пришел. Куда дальше идти, к Дамблдору? К нему ходить было еще страшнее. Директор прочтет его мысли, наверняка. В них и так сплошные непотребства и желания достойной расправы.
- Надеюсь, гриффиндор вас любит так же, как и вы его, и понимает хотя бы долю той ответственности, которая легла на вас.
Северус краснеет до самых кончиков ушей, сжимается, взгляд мальчика так и пляшет в сторону двери.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-02 23:37:01)

+3

5

Наблюдать чей-то страх всегда неприятно. Как должно быть неприятно видеть рваную рану, полную гноя. Но что за лекарь, если он отвернется от раны. Что за учитель, если он поставит знак равенства между чувством и учеником и просто назовет его трусом. Минерва задумчиво покрутила в пальцах волшебную палочку. Слова просто пропустила мимо ушей – они не важны, это маска.
После того вопиющего случая прошло всего несколько дней – два? Три? В любом случае, не так много. Не могла её четырехголовая головная боль за пару дней настолько прийти в себя и обнаглеть, чтоб снова взяться за старое, будто ничего и не было. Не настолько они многоопытны и бессердечны… Сами должны еще приходить в себя.
Озарение пришло внезапно, вне логических построений. Гораций что – так с ним и не поговорил? Не разобрал ситуацию? Ничего не объяснил? Не поддержал? Как это на него похоже! Минерва отвернулась, чтоб паренек не принял внезапно вспыхнувший в глазах преподавателя гнев на свой счет. Вспышка ярости – пальцы стиснули палочку, замерли на мгновение. Тихо-тихо, чтоб не вспугнуть паренька, Минерва глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Она сама хороша. Надо было проследить, что поговорил, настоять. Может быть, предложить провести разговор вместе.
Когда она снова взглянула на студента, то по-прежнему не улыбалась, но ярости в глазах не было.
- Что же, мистер Снейп, рада, что смогла удовлетворить ваше любопытство. Но позвольте и вы мне задать вам вопрос. Я ведь могу рассчитывать на ответную любезность? – Короткая скупая улыбка смягчила резкие черты лица. Улыбка почти сразу пропала, но мягкость в глазах осталась. – Как вы думаете, какое мнение я сложила о вас?

+4

6

Снейп не привык платить монетой, равнозначной той цене, что сам же и  устанавливал. Он очень скоро научился изымать лишь свою выгоду. И в школе, особенно если ты на слизерине, то быстро привыкаешь к такой политике.
Похоже настал час, когда необходимо было отплатить хотя бы часть того, о чем он спросил. А свои-то карманы пусты.
Снейп гадает, наблюдает, иногда бросая полный неловкости взгляд на женщину. Рядом с ней он чувствует себя так, словно возвращается в глубокое детство, где его, еще будучи совсем ребенком, утешала мама.
Профессор отворачивается на миг, кажется, чтобы что-то посмотреть у себя на столе, он видит, как профессор вертит палочку, затем оборачивется. Задает вопрос. Снейп не находит, что ответить.
Ему страшно, стыдно, он потеет, не находит места, но словно прикипает к школьной лаве. Сознание сжимается, а зрачки, напротив, расширяются, глаза чернеют, на языке и губах сухость.
- Вы...-пытаясь подобрать слова, Снейп путается в мыслях, а потому спотыкается о них, не знает как ответить. И так, чтобы было правильно, и так, чтобы угадать то, о чем хочет услышать декан Гриффиндора. Как поступить?  Стоит ли отпускать правду сейчас в разговоре, или лучше сложить слова на столе, подобно не очень аккуратно выполненному заданию по трансфигурации, - вы, наверное, меня понимаете...
В этом Снейп не был уверен. Отчасти, ему хотелось верить в подобные вещи, но он не знал никого, кто мог бы его понять. Не сейчас, и не в этой школе.

+3

7

Минерва в удивлении приподняла брови и тут же пожалела о своей несдержанности. Мало мальчику потрясений… А между прочим, именно сейчас он открыл свое сердце больше, чем когда-либо. Невозможно солгать, отвечая на вопрос, который не был задан. Ведь это же так очевидно – конечно же, ему хотелось бы, чтоб его понимали. Каждый подросток в его положении хотел бы, чтоб его хотя бы понимали, если уж не могут помочь.
Но что же делать с этой правдой ей? Она не может ответить ему ни да, не нет. Не может сказать да, это так, потому что как можно понять другого человека настолько, чтоб так безоглядно это утверждать. А нет – потому что и это неправда.
Что же, в любом случае, честность – лучшая политика.
- Ваш ответ оказался сложнее вопроса, мистер Снейп, и я не знаю, что вам ответить. В таких случаях я обычно предлагаю выпить чаю. Таким образом, и у вас, и у меня будет время еще немного подумать или сменить тему. Вы ведь не против чая?
Классная комната не была приспособлена для чаепитий. Но для волшебников это не очень большая проблема. Это вообще наименьшая из проблем. Из лампы получился отличный чайник, из чернильницы и случайной книги – две фарфоровые чашки. Наполнить чайник водой и вскипятить – на две минуты дела. Акцио коробочка с чаем! Акцио шоколад! – и плитка отличного парижского черного шоколада в обертке из плотной горчичного цвета бумаги мягко ложится на парту перед студентом.
- Вас не затруднит поломать его на кусочки?
Минерва заварила чай прямо в чашках. Поставила одну перед Северусом. Со второй вернулась на то же место, где сидела, за парту через проход от него.
- Давайте проверим, насколько хорошо я вас понимаю? Скажите, вы ведь пришли поговорить со мной о том, что произошло под Ивой несколько дней назад?

Отредактировано Minerva McGonagall (2017-09-22 21:12:56)

+3

8

Северус  не собирался отдавать себе отчет о том, что сейчас происходит. Заливаясь алым румянце на бледном лице, он вдруг вспоминал книги по трансфигурации, которые написала профессор. Он знал другу профессор МакГонагалл, как человека особой выправки, железной закалки и строгости, человека с математическим умом и конкретностью мысли. Может в этом и был весь секрет? Просто поломать шоколад и все встанет на свои места, не на это ли намекала профессор?
Страх отступал, убирая свои липкие пальцы с его горла. Многорукое чудовище спадало, прячась далеко в тень. Снейп знал, что этот монстр еще вернется, но возможно не сегодня.
Учитель умело справлялся с трансфигурацией. Ее мастерство и правда было неповторимым. Редко кому удавалось так легко управляться с трансфигурацией, разве что только Дамблдору. А потому за качество чашек Снейп не беспокоился, сейчас вообще было не до них.
Шоколад трескался под пальцами, и рассыпался на кусочки внутри обертки. Северус поломал плитку и только после этого развернул, невольно засмотревшись на этикетку. Но он по-прежнему молчал, и по-прежнему не поднимал глаз. Он потянулся за чашкой и глотнул, даже особо не принюхиваясь к содержимому. Стало отпускать совсем. Его лицо перестало быть красным, а черный взгляд приобрел некоторый блеск.
- Профессор, я не хотел раскрывать Люпина… - он проговорил это тихо, скрепя сердцем, почти не пуская слова дальше своего носа. А ведь как она точно определила цель его визита. Конечно, ему здорово досталось, но разве станет декан гриффиндора слушать о таком? Снейп хорошо понимал ценности ее факультета, сопляков на гриффиндоре не любили. А он был из тех самых сопляков.
- Я никому не расскажу…клянусь, только не выгоняйте меня из Хогвартса, прошу. Я больше не буду подсматривать за ними, обещаю.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-23 21:14:41)

+3

9

Хорошо, что не успела отпить ни глоточка, а то бы поперхнулась. А так только дыхание остановилось на три секунды. И взгляд остановился, а потом стал темнеть. Черные грозовые тучи под тяжелыми веками. Медленно опустила на блюдце почти поднятую к губам чашку.
- Выгонять? – уточнила очень-очень сдержанно, без интонаций. Потому что если бы выпустила, если бы даже чуть приоткрыла ту ярость, что вспыхнула внутри, мальчик мог бы принять её на свой счет. – Это кто же подал вам такую светлую мысль, что вас могут из-за этого выгнать из школы?
Из всех четверых такое могли сказать ну разве что двое. Самоуверенные, отчаянные, их порой здорово заносило, обоих. Могли бы, если бы были совсем уж негодяями, чтоб попытаться запугать паренька, который и так пострадал от всего этого. Но пока что они, кажется, до такого не докатывались, она их за руку на таком не ловила.
Другое дело – Северус сам мог вообразить себе такой вариант развития событий. Это тоже очень вероятно. Он как раз из тех людей, кто охотнее всего верит в плохое и видит мир темным. Она не знала, труднее таким людям в жизни или легче, но отчего-то жалела их. Продолжила уже ровнее, с легкой, едва уловимой, улыбкой.
- Кто бы ни внушил вам эту, прошу прощения, ерунду, вы же должны понимать, что у этой школы есть правила, зафиксированные в Уставе. Устав вывешен в холле для всеобщего обозрения вот уже не первый и не пятнадцатый десяток лет. И в нем ни слова не сказано о том, чтоб выгонять учащихся из школы за ночные прогулки. За нарушение режима предусмотрены иные наказания. Например, снятие баллов с факультета. Или отработка после уроков. Но вы едва не поплатились жизнью за это и сделали все выводы, нет нужды в дополнительных наказаниях.
Ну да, а еще, разумеется, им совсем не хочется огласки, а то поснимали бы баллы со всех, с каждого по сотне, кроме бедняги Ремуса.
- Более того, мистер Снейп, ни в одном из пунктов Устава не сказано, что решение об отчислении студентов может принимать декан факультета Гриффиндор единолично. И все-таки я была бы очень вам признательна, если бы вы и в самом деле сохранили тайну мистера Люпина. Ведь у вас нет причин желать осложнить его и без того нелегкую жизнь?

+3

10

Нелегкой жизнь неудачника не назовешь. Назвался оборотнем, так полезай в свои кандалы. Нечего было ему вообще с оборотнем связываться, какого лешего у Люпина эта болезнь раскрылась?
Красноречие не затихало, а только лишь осложняло бедному студенту его мыслительный процесс. Как ни старался Снейп все Люпину простить, но у него ничего не получалось. Да, гриффиндорец не виноват, да, Снейп сам туда полез, да, события не отменить.
Но почему-то горечь и осадок все же имелись и от этих чувств было непросто избавиться.
Конечно Снейп понимал, что отчисление это более сложная процедура, и он уже знал наверняка, что никто его не прогонит. Но где-то далеко, после той подставы что с ним случилась, Снейп думал о новых "подарках судьбы" и, на сей раз, хотел перестраховаться.
- Я понимаю, профессор, - отвечал Снейп, немного успокоившись, - я сохраню тайну. Обещаю.
Эфимерная духота отпускала. Северус перестал краснеть и смущаться, более менее спокойно допивая свой чай. И только глаза пытливо выглядывали из-под челки.
- Только почему Люпин до сих пор в школе? Разве ему не место в специально отведенном месте? - получилось совершенно беззлобно, будто он поинтересовался о каком-нибудь интересном факте из жизни гоблинов,  а не о человеке вовсе спрашивает, будто о какой-нибудь мандрагоре, которую не туда высадили и теперь она плохо соседствует с остальными представителями фауны, - к таким ученикам должны применяться особые меры.

Отредактировано Severus Snape (2017-10-08 14:25:13)

+2

11

Минерва потянулась за шоколадкой. Могла бы и приманить, но зачем?
- Тут мы с вами ступаем на старую, вытоптанную многими, дорогу спора, что же есть человек. Ведь именно к этому мы подходим, не так ли? Человек ли мистер Люпин или зверь, которого надо держать в заточении и не грех вообще убить.
Она проговорила это спокойно, с легкой улыбкой, ни интонацией, ни мимикой не выражая своего отношения к такой шокирующей идее. Так учитель, обнаруживший ошибку в уравнении, указывает на неё ученику – видите, вот досюда все верно, а с этого момента что-то не так.
- Если бы вы не застали его в таком неприглядном виде в ту ночь, если бы случайно не увидели, могли бы вы предположить, что мистер Люпин – оборотень? Даже внимательно наблюдая за ним день за днем, даже проводя с ним все время, уверена, что нет. Неизмеримо большую часть месяца это обычный человек, и лишь в полнолуние – человек необычный. Опасный, проблемный, требующий особых мер. И даже если назвать его чудовищем, то это мало что изменит.
Достаточно ли этой малой толики не-человечности, чтоб перестать быть человеком вообще? А если человек теряет ногу и ходит на протезе? Становится ли он хоть на малую часть не человеком? А если человек болен психически и сам считает себя, например, чайником или животным? А если он вовсе в коме и неизвестно когда очнется – человек ли это? У маглов есть замечательная книжка «Волшебник страны Оз». Я держу её у себя в библиотеке и охотно одолжу вам почитать. Там есть отличная иллюстрация к нашему разговору – Железный Дровосек. Сколько бед и потерь может вынести человеческое существо и при этом остаться собой? Что должно потерять, чтоб перестать быть человеком?
И когда мы остановимся на том, что затрудняемся провести грань между человеком и чудовищем, то нам останется задать себе следующий вопрос. А если бы это случилось со мной? Хотелось бы мне, чтоб ко мне отнеслись как к чудовищу или как к человеку, который попал в беду? На самом деле, я не требую от вас ответа на эти вопросы. Но если вы все-таки решите на них ответить, то, пожалуйста, подумайте без спешки, без горячности, без обид, холодной головой.

+2

12

- Посмотрите на этот шоколад, профессор, и вы, и я считаем его едой,  - Снейп выразительно кивнул на предложенную ему сладость, а ведь совсем недавно он об этом даже не вспоминал. Кусок в горло не лез, - и это то, что объединяет нас с хищным зверем, а он есть в каждом из нас.
Говоря простыми истинами победитель тот, кто продержится на пол часа дольше, а не тот, кто сильнее. И Северус не собирался так просто сдаваться. Не потому, что ему вот так вот уперло что-то доказать небезызвестной мадам МакГонагалл, чьи труды будоражат самые острые умы, а просто потому, что по его скромному мнению, несправедливость все же должна быть наказана.
По дикому стечению обстоятельств любая несправедливость, касающаяся лично Снейпа почему-то так и уходила бродить по землям объединенной Британии - довольная, сытая, с набитыми карманами золотом. Она покидала Снейпа безнаказанной. И порой ее облик материлизовывался в различные образы. Это и старая смерть, унесшая молодую душу Эйлин Принц, это и зловонное пьянчужное дыхание отца, достающего его из могилы, это и тонкая щемящая нить, криво сшившая не те половинки сердец (шить нужно было совсем другие сердца), это и лохматый страх, с зубами и с пастью почти как у медведя.
Это и пустой порог дома и холодный книжный стол с тетрадью, где чернилами выведено слово полукровка.
И Снейп, по мнению МакГонагалл, повинуясь какому-то неведомому облику социальной морали, должен был ослепнуть? Забыть все, что с ним произошло. Понять и простить? И стать героем еще не прочтенной книги -  тем самым несчастным дровосеком, одиноким мечтателем.
Северус порывисто достает палочку и резким движением трансфигурирует обертку в бумажного зверя. Горчичная фигурка остается при своей текстуре, не меняет консистенции и не выбирает иную природу, она просто складывается как оригами в микроскопического оборотня.
- Вы считаете, что вопрос сложный, а для меня он простой и очевидный, - под руководством Снейпа зверь топчет шоколад, всего несколько кусочков, пытаясь их раздробить, затем пытается разорвать зубами, Северус смотрит на это совершенно спокойно, немного даже отстранено, -  будь я на месте Люпина, у меня хватило бы смелости стать человеком в той единственной форме, которая оградила бы людей от опасности, - еще кусок фольги откалывается от обертки, обвивается вокруг зверя тугой петлей, зверь вырывается, беззвучно ревет и рассыпается после удушья на маленькие кусочки.
Проследив за тем как осыпается последний клочочек, Северус спокойно распрямился и посмотрел в глаза профессору, без каких либо угрызений, бесстрастно, не чувствуя ни капли сожаления, боли или утраты, пожалуй, внутри юного Снейпа что-то надломилось, и что-то иное взяло над ним верх.
- Человеком должен быть лишь тот, кто в состоянии контролировать собственного зверя, - пауза, он убирает палочку,- простого осознания ущербности никому не делает чести, не ограждает от опасности окружающих, - сухо отметил он.

Отредактировано Severus Snape (2017-11-15 00:05:08)

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Есть одна маленькая загвоздка - слизеринец