картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » У источника


У источника

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

У ИСТОЧНИКА


Закрытый эпизод


--

Участники: Альбус Дамблдор, Северус Снейп

Дата и время: май, 1976

Место: кабинет директора

Сюжет: смелость нужна всем. Даже самым маленьким человекам. Но что делать, когда и без того не свойственное тебе чувство, заканчивается на пороге директорского кабинета?

Отредактировано Severus Snape (2017-09-03 19:21:09)

+1

2

Золотистые шарики вертелись в воздухе, создавая подобие солнечной системы. Все шары вращались навстречу друг другу и больше всего напоминали снитчи. Портреты директоров мирно сопели, а пыльные шкафы были забиты книгами и различной волшебной утварью, назначение которой для большинства студентов (особенно начинающих) была загадкой. И все как обычно: сначала пароль, затем лестница, но каждый раз как на эшафот.
Северус проложил дорожку размеренных шагов по кабинету вглубь. Ему казалось, что любое его движение фиксировалось какой-то особой магией. Словно в паутине барахтался. Ноги тяжелели, сердце трепыхалось, словно раненный мотылек, но все это не было созвучно его мрачному виду. С каждым новым шагом он словно прирастал к полу. В клетке закурлыкал феникс - верный спутник и друг Альбуса. Он неизменно уже столько лет сидел на деревянной жердочке в клетке. Северус посмотрел на птицу, та чистила перья. Директора в кабинете не обнаружилось, но если статуя пропустила, значит директор был где-то здесь.

+3

3

Некоторые вещи в директорском кресле было достаточно сложно сделать.
К примеру, понять концепцию детской жестокости. А, может, дело было не в том, что он был директором Хогвартса, а в том, что он был самим собой – и еще в детстве не мог понять, зачем дразнят тех, кто от кого-то отличается.
Зачем дети хотят делать кому-то больно?  У Альбуса, наверное, никогда не будет ответа на этот вопрос. Да и не только касательно детей – но со взрослыми хотя бы ясно, тут вопрос выгоды чаще всего. А какая выгода от чужой боли у детей?
Хотя… эти дети – завтрашние взрослые. Глупо говорить, что они невинны как цветы подснежника… и все же…
Если не верить в них, в лучшее в них – тогда какой вообще в этом всем смысл?
И все же, когда сигнальные чары Хижины вспыхивают контуром опасности, когда там появляется Северус – тогда Альбус понимает, что надежда должна воплощаться в строго очерченных для нее границах. Любой эксперимент должен иметь четкие и отично контролируемые рамки.
Нет, в первый раз, когда в этом контуре появились дети он, пожалуй, поседел еще сильнее, чем до того. Но тогда не было опасности – дети оказались анимагами, на которых, кстати, оборотень не бросался, причем даже на Джеймса, на которого по идее должен был охотиться. И… пожалуй, такое взаимодействие с оборотнем требовало изучения, требовало понимания – настолько это все сознательно. И в принципе – почему анимаги так влияют на оборотней, не является ли проклятие ликантропии какой-то темной извращенной формой анимагии в конце концов. Может быть…
Есть что-то.
Если бы Альбус мог поделиться своими теориями и наблюдениями с кем-то, было бы чудесно. Но к сожалению, феномен, который он наблюдал, повлек бы за собой массу ненужных этим детям проблем.
Но сейчас – Мерлин, лучше бы проблемы.
Мародеры – виновные, Сириус, Джеймс и Питер, - они не собирались приходить с повинной, рассказывать о том, что они едва не убили другого студента. По собственному злому умыслу.
И что они едва не обрекли своего друга на Азкабан – или смерть, тут уж как повезло бы с решением суда.
Дети в принципе не слишком понимали, с какими серьезными вещами шутили – и Альбус надеялся, очень надеялся, что они осознают.
Потому что если нет – в воспитании этих детей он куда-то серьезно свернул не туда. И вряд ли это можно будет легко исправить.
Но оставалась и другая сторона – пострадавшие. Общая
Ремус.
И… Северус.
И если с первым мальчиком все было ясно – если друзья сказали ему, то он себя терзал уже, а если не сказали… То какие это друзья.
Но вообще, Альбусу было что сказать по поводу их дружбы в контексте ситуации, но он не хотел разрушать – наоборот, только укрепить. Эти ребята были уникальны сами по себе, а уж вместе… Поддержать их – каждого и всех вместе – был его долг.
А Северус…
Альбус давно волновался за него. Не та компания, не тот факультет. Гораций, опять же, был образцом того, что талант педагога и воспитателя – вещи не равнозначные.
Северус Снейп вызывал у Альбуса одновременно и симпатию, и опасение – мальчик не был обычных представителей своего факультета, но и нельзя было сказать, что он вел себя как безобидная жертва, скорее, наоборот - он не сдавался. 
Это – а также гениальность и общая мрачность – напоминали Альбусу кое-кого из прошлого. Но здесь… Пропустить шанс протянуть руку мальчику было нельзя.
- Здравствуйте, мистер Снейп, - Альбус вышел из своей личной «библиотеки» с книгой в руках. Книгой по окклюменции. – Присаживайтесь, - указал он на кресло перед камином. – Чаю, печенья? – он улыбнулся Северусу, но отметил его беспокойство, нервозность, практически страх. Плохо дело.

Отредактировано Albus Dumbledore (2017-09-17 20:44:40)

+4

4

Северус Альбуса не понимал. Этому были свои причины. Например, тот факт, что директор был любим гриффиндорцами и также нелюбим слизеринцами. А, как известно, то, что любят гриффиндорцы почти всегда чуждо их во многом соперникам слизеринцам. И отчасти Снейп верил, что любое достижение "выжевшего из ума старика" (как о нем отзывались некоторые однокурсники), это результат каких-то других умозаключений, которые Северусу были недоступны.  Понимать не понимал. Но и не спрашивал. Отчасти от того, что за долгие годы учебы Северус понял, что в школе нужно полагаться только на самого себя.
Было что-то в этой встрече особенное. Северус пока не знал, но предчувствовал, что простым обменом дежурных фраз это все не закончится.
Директор хотел знать, наверняка из первых уст. Особенно, если, а Северус в этом почти не сомневался, уже обо всем узнал.
Прикрывшись спадающими на лицо волосами, Снейп вздрогнул, от голоса, раздавшегося недалеко от него и по спине пробежала дрожь.  Его бросило в холодный пот при мысли о том, что его сейчас будут обо всем расспрашивать.
Как не наговорить глупостей? Как не сказать все, о чем думаешь? Ноги подкосились, но Снейп устоял. Все тело словно занемело. Пошевелиться он боялся. Словно пытался представить, что его здесь нет. Словно это как-то повлияло бы на то, что он был здесь. Будто бы это помогло ему исчезнуть, испариться, сделать так, чтобы превратиться незаметную точку на листе пергамента и вовсе исчезнуть.
Что вообще полагается говорить в таких ситуациях, когда тебе только семнадцать, но амбиций у тебя больше, чем у твоего отца в его 40.
- Д-добрый вечер, директор, - Снейп сухо поздоровался, в горле застыл ком, и отвечать было сложно. 
Дамблдор пригласил мальчика в кресло и тот послушно в него сел. Потные ладони легли на колени. Он выглядел сутуло, зажато и неохотно отрывал взгляд от своих ботинок, но все же краем глаза прочел название книги, которую держал в руках профессор Дамблдор.
- Воздержусь от чая, профессор, - если бы Снейп ответил хмуро это выглядело бы вполне естественно для его натуры. В этот раз он просто резко отозвался, не отдавая себе отчет в дикости собственного поведения.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-17 23:03:37)

+2

5

В одной книге Альбус прочитал, что нет большего порока, чем трусость – и, пожалуй, с этим был согласен. Трусость – да, но не страх.
Страх нельзя было клеймить.
Он знал человека, который никогда не боялся и знал человека, который боялся очень сильно. Оба эти человека способны были на чудовищные вещи.
По сути своей – плох был не страх как таковой, но неумение справиться с ним и признать, что есть вещи, плохие вещи, что должны рано или поздно случиться. Такое не обойти.
Что же касается мальчика перед ним – Альбусу не было нужды лезть ему в голову, чтобы понимать, что тот боится. И это… Это было нормальным, страх – это было нормальным. Страх наказания – он рождался у детей по какой-то причине даже в том случае, если прямой угрозы за нарушение правил не было. Да и в целом – страх…
Это был мощный камень в основе воспитания – только Альбус не считал, что воспитание, основанное на страхе приносит вообще хоть какие-то плоды. Что это работает, что это помогает – у него были прямые доказательства, что… Это не самая верная тактика.
Пожалуй, было в его жизни вещи, о которых он жалел.
И в первую очередь – педагогические неудачи – чужие или собственные. И если в некоторых моментах ничего исправить нельзя было, то в случае с Северусом – еще есть шанс. Хоть и призрачный.
- А я, пожалуй, выпью, если вы позволите, - Альбус взмахнул палочкой и чайник на столе у окна задымился, наполнил чашку и она прилетела ближе. – Давайте не будем ходить вокруг да около? – Дамблдор некоторое время определялся с линией поведения и, наконец, решил, что с Северусом будет лучше одно – сказать прямо. Молодые люди ценят честность – даже если факультет учит их врать. Пожалуй, ему часто попадались слизеринцы, которые ее ценили более всего – наверное потому, что знали цену правде и лжи.
Было бы бесконечно грустно понимать, что этот мальчик, у которого все впереди, тоже знал эту цену.
И все же, Альбус решил не делать сразу никаких намеков и долгих туманные подводок – нет, сказать все прямо.
- Я знаю, что было у Ивы. И знаю, что вы пошли за мистером Блэком, чтобы узнать их секрет. Но – это секрет не мистера Поттера и мистера Блэка, а мистера Люпина. Вашей вины в этом всем нет, достаточно естественно желать получить больше информации о тех, с кем у вас конфликт. И тут всецело есть моя вина, - Альбус пристально посмотрел в глаза мальчика, все же поймав его взгляд. Было сложно. – Вина в том, что не предвидел подобную ситуацию и не избежал ее. И чудо, что все обошлось – вы не ранены. Иначе как чудом я это назвать не могу. Простите меня, я действительно виноват.
Нечасто взрослые признают вину перед детьми – свою вину. Но…делать хорошую мину при плохой игре тоже глупо. Заставлять мальчика винить себя – это грязно, он итак… многое пережил. Хорошо, что он не пострадал.

+4

6

- Я не шел за Блэком, это он... - одернул было Северус фразу, перебив директора, восприняв это как обвинение на сво счет, но тут же заткнулся. Дамблдор мудрый человек. Он не стал останавливаться и продолжал.
От напрежения Северус был готов взоврваться. Ему было страшно и некомфортно и все. Пожалуй, этот страх был внутри него самого и бороться ему приходилось с ним в одиночку.
Никто никогда не переубедит ребенка, что зубы молочные вырывать совсем не стршно. Но рвут. И правда не больно потом.
- Это не я...всмсле я, но, я не знал, что я там увижу...мне просто было любопытно, - начал было оправдываться слизеринец и вновь замолк.
Чайник приветливо пыхтел, пар из носика клубился светлым дымом и наполнял кабинет особым уютом. Здесь всегда было как-то необычно. Даже по меркам волшебников здешний кабинет носил репутацию мини обсерватории. И каких только чудес не водилось на этих шкафах и полках. Больше, пожалуй, можно было найти в Выручай-комнате.
Размышления директора немного успокаивали. Не важно, было ли это искренне или для того, чтобы как-то успокоить сварливого ученика, но это работало. Снейп с благодарностью принимал подобные слова. И правда, чудо, что не задело, страшно представить, во что могло превратиться подобное столкновение.
- Директор, - Снейп перестал дышать, замерев на слове, которое само вырвалось. Он не понимал, что теперь будет с ним, но больше всего не хотел, чтобы какие-то придурки испортили ему жизнь, из-за которых он мог бы сейчас вылететь из школы, - вы меня выгоняете? - Снейп зажмурил глаза, дабы спрятать блеск от слез. Ну вот, его опять по праву можно назвать нытиком, слюнтяем и сопливусом. О, сколько поводов для насмешек он мог бы сейчас мальчишкам подарить.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-29 15:04:43)

+1

7

- Нет, что вы, мистер Снейп, - Альбус удивленно посмотрел на мальчика, который сжался в кресле, чтобы пытаясь сделаться еще меньше. Хотя… Альбус видел, что Северус боится. И это было удивительно, как менялись его эмоции. То он боялся – совершенно искренне и откровенно, а то был крайне возмущен. – Я не виню вас и, конечно же, никто выгонять вас не будет. Да, вы нарушили школьные правила, но, во-первых, не по своей воле, а во-вторых – и это главное, вы ни в чем не виноваты, - Альбус покачал головой. Хотел бы он, чтобы здесь никто ни в чем не был виноват, но… но к сожалению. – Ваша вина лишь в любопытстве, но оно как известно не порок. В конце концов, вы хотели узнать о том, что делают ваши недруги и возможно навредить им… - Альбус вздохнул коротко, - и это тоже не порок, вас можно понять. И я ни в коем случае вас не виню в том, что произошло. Вас не будут выгонять и наказывать, - Альбус улыбнулся, успокаивая мальчика. – Но… тем не менее, нам стоит серьезно поговорить. Это действительно так, - Дамблдор посмотрел на своего-не своего ученика внимательно. Все эти дети – его ученики. В том или ином смысле, но совершенно точно все. – Не бойтесь, я не хочу вас ругать или пугать. Я хочу попросить у вас прощения за то, что не обеспечил вам достаточной защиты как своему студенту, - Альбус покачал головой. – И не только вам, - он встал и медленно прошелся из угла в угол. – В ваших руках сейчас нечто большее, чем ваша собственная судьба.
Не то чтобы Альбус хотел говорить об этом с мальчиком, которого терзают сомнения и волнения, которому сейчас хочется отомстить обидчикам. Но дело в том, что он не думал, что все так обернется – и они не думали и подавно. В конце концов, чтобы захотеть смерти другому человеку… Напугать – напугать одно дело, но навредить… И особенно так… Но это решать уже нужно будет с самими мальчиками.
Альбус посмотрел на книгу, которую прихватил и передал ее студенту. – Знаете, есть вещи, которые нам помогают не только быть сильными магами, но и сильными людьми. В частности, это умение взять себя в руки и концентрироваться. Эта книга поможет вам. Я знаю, вы испугались там. Испугались настолько, что едва не пострадали. Страх – ужасная вещь, Северус. Я надеюсь, что эта книга немного поможет вам держать его в узде, - Альбус улыбнулся мягко, а потом стал несколько серьезнее.
- Мне бесконечно жаль, что так получилось, Блэк и Поттер будут наказаны. Но дело в том, что там был еще один человек. Там был Ремус Люпин, тайну которого вы так трагически узнали. Этот мальчик – оборотень, это верно. И, пожалуй, было бы неправильно говорить, что жертва в данной ситуации только вы. Он – тоже. И теперь его судьба в ваших руках. Никто не будет разбираться, кто это все затеял, в конце концов. Все будут требовать отдать оборотня под суд – просто потому, что он оборотень. Разве это – справедливо?

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-01-26 21:39:37)

+3

8

Северус почувствовал, как Директор за ним следит. В его глазах Северус угадывал привычные озорные огоньки с примесью лукавства, которое Снейп так не любил. Такой весь правильный и благородный, аж тошно. Морали учит, в философы записался, неужто беспокоится?
Снейп упивался своим горем и страданиями, так сильно, что половину слов Дамблдора прослушал. Совершенное понимания того, что никто ему помочь не в силах дарила даже некоторое извращенное удовольствие.
Лучше бы меня отчислили.
Необходимость оставаться в этой школе злила, делала ситуацию невыносимой, учиться с этими ублюдками, от упоминании имени которых рука тянулась к учебникам по ядам. Так бы Северус и страдал, пока не обнаружил, что своими страданиями он может вызвать последствия для окружающих.
Не то, чтобы он о ком-то беспокоился, кроме самого себя, но мысль не навредить случайным и невиновны пока еще существовала в его голове.
- Он ребенок, который болеет ликантропией, профессор, - задумчиво произнес Северус, протерев корешок книги, которую передал ему директор. Он понимал всю суть этого вопроса, и также хорошо понимал, к чему сейчас клонит Альбус.
Конечно, всю эту гриффиндорскую компанию следовало бы не просто наказать, но и убить, отомстить за испуг по-настоящему.
Но кто такие эти гриффиндорцы, чтобы толкать его - мальчика, мечтающего о великом мастерстве, - определять его жизненный путь.
- Я, кажется, понимаю, что вы хотите от меня услышать, - злость проходила, стах - тоже, он, внезапно для себя, определил цели директора, хорошо их понял, а потому почувствовал себя на равных и не боялся уже смотреть в глаза. Вид у Северуса был сосредоточенный и серьезный.
- Вы хотите, чтобы я пообещал, что сохраню тайну Люпина, - мальчик поджал губы, конечно, это именно то, чего ожидал от него директор - небывалого благородства, проявленного по отношению к "еще одной жертве случая", - хорошо, - твердо сказал он, - я обещаю, никто никогда не узнает от меня, что Ремус Люпин - оборотень.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-28 03:12:58)

+3

9

- Спасибо, мистер Снейп, - Альбус склоняет перед мальчиком голову, успокоено думая, что с ним не все потеряно. Да, он достаточно нелюдим и достаточно сложен – это не простой мальчишка с Гриффиндора, которому достаточно ткнуть в то, где он не прав. И тем не менее – Северус хороший мальчик, хороший человек.
Альбус одобряюще ему улыбается.  – Вы действительно очень благородны. И это важно – это ставит вас выше ваших обидчиков. Да, они вас задирают, но вы нашли в себе силы стать выше них. Это поступок не ребенка, но мужчины, - Альбус посмотрел на книгу на коленях у Северуса. – Я горжусь вами, мистер Снейп. И поэтому… если вам будет сложно в жизни, мои двери всегда будут открыты для вас – не только в школе, но и за ее пределами. Если вам понадобится помощь или поддержка, любая – я буду рад ее предоставить по мере своих сил.
Я вижу в вас большой талант, Северус, но вы чаще всего идете на поводу своего страха и желания мести. Но сейчас вы безмерно порадовали меня своим решением
, - Альбус достал коробку конфет и предложил Северусу. Разделенная с расстроенным студентом чашка чая со сладким… ну, в каком-то смысле, это был пусть к сердцу. Хотя, безусловно, реакций всегда была масса.
- Вам не стоит ввязываться в этот конфликт и развивать его сильнее, с Поттером и Блэком я поговорю и накажу их. И… пусть вам сейчас кажется, что развивать эту тему бесконечно – это важное и интересно, но это на самом деле не так. Великое благо, что все обошлось, но в следующий раз может и не обойтись. Книга, которую вы держите на коленях – она о искусстве ментальной магии. Об основах этого искусства. Они позволяют дисциплинировать собственный разум, что в итоге ведет к тому, что маг даже на уровне рефлексов… как это говорят, сначала думает, а потом делает. То есть, в случае с Блэком вам бы пришло на ум, что это выглядит слишком странно, вы бы обдумали ситуацию еще раз. А в случае с оборотнем… Мне страшно представить, чтобы произошло, замешкайтесь не только вы, но еще и Джеймс, - Альбус сокрушенно покачал головой. Но он действительно решил на врать этому мальчику, говорить с ним откровенно. И это тоже требовало некого мужества, только уже от него самого. – И я снова приношу свои извинения, Северус, это всецело моя вина перед вами.

+2

10

Открыты двери, помощь, поддержка, сладкая лесть  – чего только не скажет человек, жаждущий запечатать на твоих устах тайну.  Может и стоило бы сказать директору, где он не прав, но, мальчик уверен, директор и сам это знает. Винит ли по-настоящему себя директор в событии – трудно сказать, за очками-половинками взгляд, отдающий приторной мягкостью и добротой. Северусу от этого взгляда тошно, он на долгие годы возненавидит этот проникновенный взгляд.
- Это, профессор, не благородство, - уточняет Северус, принимая обстоятельства по своему вразумлению, - это нечто другое, - что именно, пусть додумывает сам.
По всей видимости, профессор Дамблдор - любитель ментальной магии, и как хороший ученый он не видит ничего предосудительного в том, чтобы предостеречь Снейпа от опасности, вложить в голову своего ученика какие-то нужные знания.
Но Дамблдор не знает, что существенно опоздал и эта книга, не смотря на извинения, принесенные в честь данного обещания,  как бы намекает, что Снейп был, не достаточно умен, чтобы подумать дважды, прежде чем следовать за Блэком. Не достаточно сосредоточен, недостаточно умен, безрассуден в собственных поступках, это вы хотели мне сказать, профессор?
- Вы не обязаны приносить свои извинения, профессор, я хорошо понимаю зону вашей ответственности, - сколько бы вы ни брали на себя этот груз, не ваша в том вина и не вам приносить свои извинения. После смерти, попав к создателям, они не смогут оправдать свои поступки тем, что за ними не достаточно удачно присматривал директор школы, - вы достаточно лояльны, - уважительная дистанция «ученик-учитель» не дает возможности сказать большего и Северус замолкает, застыв взглядом куда-то мимо Дамблдора, - а что еще нужно вашим ученикам.
Он берет  книгу, встает, просит разрешения уйти.

+2

11

Альбус задумчиво следит за мальчиком, замечая как минимум то, что обиженный на весь мир Снейп видит сейчас что угодно, кроме того, что пытаются до него донести. Возможно, это нормально состояние для этого возраста – но опыт подсказывает, что Северус уже вбил себе в голову какие-то выводы, какие-то мотивы… и теперь вряд ли его просто так удасться переубедить.
Альбус, наверное, мог бы – но для этого уже изнервничавшегося ребенка придется нервировать вновь, тормошить, стараться перекроить его мир… А для Северуса, пожалуй, уже достаточно потрясений в этот день, в этот… период.
Дамлбдору бесконечно жаль, что он не обратил внимание на этого мальчишка раньше – а сейчас, когда время упущено, он может лишь уповать на то, что Северус – человек лучше, чем кажется с первого и второго взгляда. Но он лучше – Альбус уже видит это, уже уверен в этом. Мальчик лучше даже, чем сам о себе думает – и лишь бы… лишь бы это не было загублено.
Он, наверное, может вмешаться и помочь – но по сути своей, кто он теперь? Человек и человек посторонний. И вины на нем много – как за то, что произошло с этим мальчишкой, так и за то, что произошло с другими.
Альбус задумчиво качает головой. Северус говорит, что это - не благородство… и да, наверное, все же не благородство. Хотя, как посмотреть. Подумать о том, что не виноват другой человек, когда тебе больно – это требует определенной доли самоотверженности и внутренней силы. И, пожалуй, Альбус не был бы удивлен, если бы мальчик решил кричать о судьбе бедного Ремуса на каждом углу. Удивлен – не был бы, но…
Но все же Северус проявил недюжинную для его возраста и положения… совестливость. Это было сильно. И мальчик был сильным внутренне. Пусть он и был недоверчив и озлоблен – но в нем жило представление о справедливости. Высшей.
И как в это влезть, не испортив… этого Альбус не знал.
- Можете идти, мистер Снейп. И помните, мои дверь всегда для вас открыты, - Альбус потер лоб. Он надеялся, что книга по ментальной магии поможет… если не помочь мальчику взять чувства под контроль, то хотя бы отвлечь его. Переключить. Это, конечно, не совсем то, что должно было работать с подростками, но… все же.
Северус любил магию, это было видно. И у него был талант.
- Можете приходить ко мне за книгами, - Альбус покачал головой и кивнул Северус, наконец, отпуская его.
Предстояло еще одно разбирательство, но сердце у Дамблдора было не спокойно в первую очередь из-за Северуса.
Сириус, конечно, тоже… Но… Северус – этот мальчик беспокоил в разы сильнее.

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » У источника