картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Снежинку хрупкую спрячь в ладонь...


Снежинку хрупкую спрячь в ладонь...

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

Они думают так одинаково! Это прекраснее, чем даже танцевать. Потому что танцевать в паре можно научиться, а вот думать вместе – невозможно научиться, это как-то по-другому случается.
Какими же разными дорогами приходим мы к схожим мыслям…
Снова мгновения тишины и хрустальной нежности. Анита чувствует их, ловит их, мыслью и сердцем тянется, но не делает и движения ближе. Ей очень хочется спросить Барти, есть ли у него уже невеста, сговорен ли он. Не затем, чтоб вернуть их обоих на рельсы здравого смысла, хотя и это тоже было бы очень не лишним. Просто чтоб знать, сколько времени у неё есть, чтоб вот так же смело смотреть на него, чтоб мечтать о невозможном. Но – ответ же очевиден, Анита: нисколько. Тебе и сейчас нельзя. Вот только эта мысль не смущает её, не останавливает, не опускает её ресниц, а напротив – зажигает озорные искорки в её глазах.
- Пойдем, - тише, чем в первый раз, и снова потянула за руку. Дальше, дальше! Если остановиться, если думать о невозможном, если позволить себе поверить в это волшебство – сердце разорвется. Лучше думать о другом волшебстве. Идти рядом, покупать и пить на ходу чай с имбирем и апельсиновой цедрой. Отвлекаться временами на что-нибудь забавное вроде аттракциона с набрасыванием пластмассовых колец на медленно движущиеся стержни или рассматривать снежинки на варежках. И продолжать говорить.
- Особенные – нет. Это христианский праздник, но он очень сплетен с магической составляющей, так что вряд ли я раскопаю что-то новое для тебя. Рождественские богослужения тебя вряд ли заинтересуют, да я и сама на них засыпаю. Вертепы, честно говоря, я тоже нахожу скучными, хотя в детстве любила.
Чем дальше от входа и основной площадки, тем чаще попадались на пути узкие длинные наледи, по которым здорово было, разбежавшись, прокатиться.
Так и шли до конца освещенной аллеи и еще чуть дальше. Когда столбы с фонарями, ангелами, звездами, со всеми эти сияющими гирляндами закончилась, Анита показала боковую тропинку, даже не расчищенную, а вытоптанную за день. По ней они прошли до огороженного железным забором обрыва, с которого открывался вид на нижнюю часть города, усеянную огнями. Сияющие линии дорог, вспышки рекламы – и теплые огни небольшого городка.
- Вот, что я хотела тебе показать. Римская дорога! Воон там, видишь, будто шрам, проходит по тем кварталам. Дальше просто не видно. Ей почти две тысячи лет. Чуть меньше. В Энфилде она очень неплохо сохранилась. Если пойти по ней в ту сторону, то можно дойти до Лондона. А если в ту – то до южного побережья. Сейчас плохо видно, да и снегом все укрыто. Хорошо бы пройтись по ней летом. Ты ведь сможешь выбраться сюда летом?

+2

32

Барти кивает ей, внимательно вслушиваясь и вглядываясь во все происходящее, но не то что бы стремясь запомнить. Пожалуй это высшая форма привязанности: мне будет интересно то, что важно для тебя и совсем безразлично мне.
В конце аллеи Барти почти оперся на барьер, глядя на расскуающую городок дорогу. Было в этом что-то слишком отдающее аллюзиями на путь Лорда. Ведь словно Римская дорога он шел сквозь ложные убеждения... И однажды, неприменно, дойдет до Лондона. До Лондона метафорического - символьного престола Британии.
Барти чуть улыбнулся этой мысли - тому, как спокойно думать рядом с Анитой. Тому, как ее увлекает то. о чем она говорит.
- Летом? Что же.. Наверное смогу. Уж точно должно быть пару дней в которые я просто смогу прогуляться - Барти отвлекается от созерцания ночи, огней над городов и дальней, расположившейся позади тьмой, исходящей из леса.
- В любом случае... Я бы хотел - Он чуть качает головой и кладет руки на ограждение. - Наверное, я хотел бы показать тебе сад нашего дома.. И даже библиотеку. Не только нашу. Хотя понятия не имею как это устроить... Знаешь... Волшебники умеют разбивать сады.

+1

33

- Я знаю, - откликнулась с улыбкой Анита, вставая рядом с Барти. Не вплотную, просто рядом и повторяя его позу. Конечно, она знает, как здорово волшебники умеют разбивать сады, строить дома, подбирать интерьеры, собирать библиотеки и коллекции. У неё столько знакомых чистокровных волшебников, она была у них в гостях. Крестный и его сестра, школьная подруга Кристин Шафик, Доркас Медоуз – её мудрая наставница. Это если не считать Россов, родителей бабушки Изабель, так и не простивших ей до её смерти своевольного нарушения веками хранимых границ. Потом они смягчились, стали писать, иногда, очень редко, приглашали в гости. Не по большим праздникам, но все-таки МакГонагаллы бывали там, в том доме, похожем то ли на музей, то ли саркофаг. Монументальность, роскошь, традиционность. И да, у Россов тоже есть сад, немного заброшенный, но оттого кажущийся волшебным лесом. И библиотека – даже если бы Анита жила там все время, её жизни не хватило бы все перечитать. Но она была там всего несколько раз, и всегда так, чтоб не попадаться на глаза более молодым Россам. Интересно, неужели и Барти живет в таком же доме-мавзолее? Тяжелые портьеры, громадные камины, и каждая комната размером с небольшой спортивный зал? Она же никогда не представляла его себе дома. То есть, в таком доме.
- Я немного знаю. – Повторила Анита после короткой паузы, во время которой пыталась представить себе дом Барти Крауча. – А еще я знаю, что смогу увидеть твой дом и сад только чудом или обманом. Потому – лучше расскажи мне по дороге домой. А я буду представлять их себе.

Дорога домой была бы много короче, если бы Анита не замедляла шаг. Она не нарочно, это получалось само собой, ноги ступали медленнее, когда быстро работала мысль.
Впрочем, домой они вернулись не слишком поздно, их даже не успели потерять и забеспокоиться. Зато успели вернуться родители, Анна и Малкольм МакГонагаллы, и в гостиной уже накрывали ужин. Дома было тепло и оживленно, в камине, слишком маленьком для того, чтоб вместить человеческое существо, скорее, собаку или домового эльфа, потрескивали дрова. Кстати, старенькая домовая эльфка в добротной, но немного старомодной, одежке, отлевитировала на стол блюдо с куриными ножками – и тут же застенчиво скрылась в кухне. Пахло выпечкой и пряностями. Барти приняли легко и с улыбкой, будто он тут не впервые, а всегда был.

+1

34

- Мне кажется все не настолько плохо – Барти чуточку улыбнулся. И поймав себя на этом в собственной голове уставился на себя удивленными глазами. Во первых, захотелось спросить «что ты такое несешь», во вторых язвительно напомнить себе, что при ее статусе крови довольно мало ситуаций когда даже в теории можно позвать ее в гости. Впрочем, он почти сразу же придумал десяток. Каждый из них начинался одинаково:
- Я уверен, однажды Отец ослабит хватку… И я смогу тебе показать, - Он отвел взгляд пряча мысли. Те самые, которыми с Магконогаллами в общем и Анитой в частности Барти не был готов делиться. Мысли, которые в первую очередь звучали так: «когда Милорду больше не нужен будет этот подонок и мне будет позволено уничтожить пятно на моей семье».
Единственный контекст в котором Барти применял понятие «Семья» к этому человеку.

На дороге обратно Барти больше молчал и наблюдал за Анитой. Отчаянно хотелось запомнить все. Каждое ее движение. Снежинки в волосах. Спокойствие этого вечера. То самое, которое через небольшое время станет воспоминанием…. Вперед Хогсмид. И она будет в поезде.
«А ведь я даже смогу объяснится с Руди, но нет… Ты сильная девочка, я не смогу остановить тебя от опасности не сказав тебе всего… а сказав заставлю тебя рвать туда еще больше. И я не могу просить у них защищать тебя… не сказав… чего? Да нет. Просто не создав лишней опасности» - Барти чуть притормаживает, когда они проходят под светом очередного фонаря и сам себе врет, что не любуется светом в снежинках на ее волосах. «Мерлин, береги ее, ладно?».
Барти попытался извиниться, объяснить что совсем не хочет доставлять неудобство, что лучше пойдет… И как-то сам собой остался, проиграв в тех аргументах, где обычно был непреклонен. Только отчаянно покраснел, пожимая руку Малькольму.
Для пущего провала не хватало конечно Минервы. Что бы совсем сидеть с красными ушами. Минерва и Рудольфуса, хотя последнему тут делать совсем уже нечего. Возможно, его образ сам притягивался на ощущение уюта, сплоченной семьи и читающейся без слов магии.
За столом сначала Барти молчал, а потом все же стал задавать вопросы… И с рвением студента Рейвенкло чуть потерял смущение, расспрашивая то о местной истории, то о семейной.

+2

35

Гостя не тормошили и не донимали, просто включили в свой круг, в обычный послепраздничный вечер. Немного рассказали о городе – тут тихо, зелено, хорошо, и легко добираться до Лондона хоть автомобилем, хоть общественным транспортом. Нет, каминами и магическими способами движения мистер МакГонагалл не увлекался, ему по долгу службы надо быть в курсе самых мелких дел  и забот Немагического сообщества. Стоит оторваться от реальности, перестать следить за политической обстановкой, за новинками кино и литературы, за настроениями и опасениями магглов – и выработка объяснений уже не будет такой уж убедительной, и Статут окажется под угрозой. Иногда в этом деле может оказаться важной любая мелочь, вплоть до формы каблука на женской туфельке и популярной марки сигарет. Видно было, что о любимом деле он мог бы говорить долго, но он не стал утомлять ни гостя, ни семью.
Миссис МакГонагалл о работе не говорила и вообще была молчалива, что несколько уравновешивало общительность мужа. У неё был немного грустный и встревоженный взгляд, и губы плотно сжаты, но когда она о чем-то все-таки спрашивала или предлагала, голос был теплым и ласковым.
После ужина и чая Малкольм предложил ребятам пойти в его кабинет, служивший заодно и библиотекой, и это оказалось очень даже хорошей идеей. Именно магических книг в нем было мало, все были собраны в закрытом, с непрзрачными стеклами старинном шкафу. Но много ли в этом мире было книг по магии, которые Барти не прочел бы или хотя бы не был наслышан. Другое дело – огромное количество маггловских карт, энциклопедий и атласов. Научно-популярные журналы на нескольких языках. Анита пояснила, что отец нарочно выучил русский язык, чтоб следить за научными новинками в том числе и из России. Полка с научной фантастикой и сказками. Сказки были всех народов – европейские, восточные, африканские – правда, в основном в переводе на английский. Справочники по общей биологии и медицине, по физике, химии и математике – куда больше одной полки. Над рабочим столом в рамке и под стеклом висел календарь девятилетней давности – изображение неуклюжих людей в скафандрах, стоящих на пустынной лунной поверхности.
На другой стене обнаружилось старинное ружье и пара револьверов – в Энфилде располагался один из старейших оружейных заводов, и здесь считалась хорошим тоном не только держать в доме экземпляр-другой и непременно показывать гостям, но еще и уметь с ними обращаться.
На шкафах стояли глобусы – земли и звездного неба, и еще один глобус без Америки и Австралии, сувенирный, отражающий представления людей о мире доколумбовой эпохи.
В этой библиотеке можно было поселиться и состариться, но, к сожалению, пока что сделать это было нельзя. Пришлось ограничиться тем, что Анита предложила Барти просто взять почитать, что ему интересно, а потом он сам сможет вернуть книги отцу, благо работают они оба в Министерстве, хотя и на разных этажах.
Это был очень хороший день и хороший вечер. Уже проводив гостя и оставшись одна, Анита все продолжала тихий мысленный разговор с Барти, вспоминая сколько еще они не успели обсудить, посмотреть, попробовать. Летом! Она непременно пригласит его еще и летом. И все будет здорово – они увидят и паровоз, что проходит через городок раз в сутки туда, а потом и обратно, через арку из кленов. Пройдутся по римской дороге и спустятся к реке, к запруде. А панорама, что они смотрели из парка – зимой она, конечно, хороша в самоцветном сиянии огней, но летом можно увидеть больше и дальше, и горизонт головокружительно далек…

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Снежинку хрупкую спрячь в ладонь...