картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Nothing else matters


Nothing else matters

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Nothing else matters


закрытый эпизод


http://68.media.tumblr.com/9534671c6a4e5e8f4ccdee0468689a66/tumblr_orts2m6Bae1qad6aso7_250.gifhttp://s019.radikal.ru/i617/1709/29/bb80f52ee53b.jpg

Участники:Гавейн Робардс, Эшлинг О'Флаэрти

Дата и время:5 января 1979

Место:Лондон, квартира Гавейна Робардса

Сюжет:Личные разговоры, личные отношения, немного вырванного у работы личного времени

+2

2

Такие дни в голове всегда в голове растягиваются на недели: слишком много событий. И кажется целая вечность проходит с того момента, как ты стоял с чашкой над картой Хогсмида, и как по привычному маршруту добираешься до кровати, стягивая на ходу свитер , и засыпаешь, ощущая как касаются скулы пушистые рыжие волосы.
    Пропавшая и нашедшаяся дочь, Хогсмид в мраке и пламени, живые трупы, Хогвартс, обеспокоенные лица, Призрачный феникс терзающий метку в ночном небе, Крауч, Уркхарт, Скримджер, Дож и Дамблдор, утреннее совещание и подвод итогов. И наконец, Эшлинг, с которой они на пару добираются до кровати в его квартире, чтобы упасть в нее, почти синхронным отточенным движением.
    Хорошо хоть дошли, а то в таком состоянии, типичное аврорское: «когда уснул, тогда и ночь, когда встал, тогда и утро, где упал – там и кровать» - совсем не шутка.
   Когда он просыпается – просто открывая глаза – в комнате темно, лишь смутный свет фонаря за окном, да грязно-кофейное ночное Лондонское небо.
   Он слышит, как меняется дыхание Эшлинг, подсказывая, что она тоже проснулась от движения Гавейна, и без труда находит в темноте ее губы. Они не говорят друг другу ни одного слова, пока жадно и нежно занимаются любовью. После подобный операций он не может быть другим, потому что они оба прекрасно знают, что любой из них обоих в любой день может остаться там, на кровавом снегу. И не так уж важно с замершей в открытых глазах авадой или с разорванной руками и зубами инфери горлом… Это их работа. Это нормально, они сами ее выбрали. И в случае если жизнь гражданских и его жизнь будет лежать на параллельных часах весов, он сам прикажет ей спасать тех, кто защитить себя не может.
   Потом душ, вопрос из кухни: кофе или чай? Две чашки на столике у дивана в гостиной.
- Руфус, - он с начала января больше не пытается называть друга при Эшлинг Скримджером, - не жаждет видеть меня на работе до завтра, но я все равно собираюсь быть там через пару часов, - Гавейн передергивает плечами и ловит босую ногу О’Флаэрти за лодыжку, притягивая на колено и неторопливо  массирует ее пальцами, снова натыкая на едва ощутимо проступающую под кожей вязь цифр. Номер, и такой же на ключице. Он давно собирается спросить зачем, но пока лишь улыбается:
- Порядка пятидесяти инфери… - задумчиво, - И чем вы только думали с Дунканом? Это либо пять достаточно сильных некромантов, либо один по силе равный пяти. И я даже не знаю, что хуже, - он коротко смеется, показывая, что вовсе не собирается ругать или сердится, потому что сам тоже попробовал бы убрать ведущего, не будь это населенный пункт: где подобное действие сделает лишь из централизованной толпы, не централизованную.

+5

3

Трудно даже сказать, что выматывало больше: сама зачистка деревни от выбравшихся погулять постояльцев кладбища,  последовавшие за ней часы осмотра места, поиска улик и опроса свидетелей, утреннее "подведение итогов", или тягучее колкое ощущение того, что они опять не уберегли кого-то и упустили добычу. Все вместе. Она бы злилась, если бы не устала до того, что даже диван в комнате отдыха казался к утру самой соблазнительной вещью на свете. Благослови Господи человека, придумавшего портключи, аппарировать она бы наверное не рискнула.
Заснула Эшлинг, едва положив голову Гавейну на плечо, и рядом с ним в сны не пробрались впечатления прошедшего вечера, повезло.  И пробуждение вышло как продолжение сна, лучшего из тех, что можно пожелать, именно этого она хотела с того самого момента, как увидела своего "Рыцаря" в Хогсмиде после расправы над инфери, - почувствовать его рядом, внутри, живым, слов и взглядов для этого было решительно недостаточно, утверждение жизни требовало своего первого и главного воплощения. А потом - права стащить из шкафа его рубашку и разгуливать в ней по квартире, сверкая голыми ногами. И кофе, разумеется, который можно пить, растянувшись на диване в гостиной на манер римской патрицианки, полулежа.
- А, Гай, щекотно! - Эшлинг, рассмеявшись, дернулась, едва не расплескав оставшиеся пол-кружки, и легонько пнула Гавейна пяткой в бедро, - что ты творишь, пожалей обивку дивана. - Всерьез вырываться, правда, не стала, щекотка быстро сменилась ощущением гораздо более приятным. - Если ты хочешь так меня убедить, что посреди ночи тебя ждет очень срочная работа в отделе, то это не слишком поможет, но пожалуйста продолжай. - Эш вернула кружку на журнальный столик и улыбнулась, устроившись поудобнее и расслабленно прикрыв глаза, - тем же, чем обычно: я - чутьем, Саваж - головой. - Шутка конечно, но с немалой долей правды: она действительно отлично чувствовала верный момент, а Дункан иногда лучше нее понимал, как именно этот момент нужно использовать, и на преимущества и таланты другого каждый полагался не меньше, чем на собственные. - У нас был элемент неожиданности, мантии-невидимки, портключи наготове, отправленная подальше от нас половина группы и отличный план, придуманный твоим учеником, - мы не так уж рисковали, как кажется. Даже будь их там пятеро, а пятерка гораздо хуже одного по скорости и плотности боевых чар, мы успели бы уйти. И мы могли превратить организованную армию инфери просто в стадо, с которым гораздо легче справиться. - если бы не один элемент, который никак нельзя было учесть. - Он правда взлетел? В смысле сам по себе, без метлы? Я не видела, скакнула в Мунго.

+5

4

[AVA]http://sg.uploads.ru/OyH9N.gif[/AVA]    Возможно, кто-то другой поспорил бы с ним, но Гавейн полагал, что картины более прекрасной, чем Эшлинг О’Флаэрти в его рубашке, на диване в его гостиной природа еще  не придумала.
   Ему хочется потянуться и поцеловать ее в уголок губ, а может и куда более откровенно, ощутив вкус кофе на чужих губах, но вместо этого он целует ступню и улыбается в ответ.
- Думаю, этому дивану предстоит еще много испытаний и ему лучше привыкать, - Робардс луково улыбается, перехватывая вторую ступню, и мягко массируя, старается не щекотать их линий раз. Как правило, женщина с чашкой кофе куда более благосклонна, чем женщина этим кофе облитая. Даже если она сделала это самостоятельно, - Не думаю, что меня ждет срочная работа. Но Руфусу тоже надо иногда спать. Иначе боюсь, его жена окрестит меня опасной фантастической тварью и устроит охоту. А мне бы этого не хотелось, - Он смеется, уверенный, что, конечно, Вена будет чуть более благосклонна. Но в каждой шутке, как известно…
Он и не сомневался, что у Эшлинг найдется масса объяснений ее поведению вчерашним вечером и кивает слушая их.
- Это все так. Но он взлетел, Эшлинг, сначала поднял пол сотни трупов, потом взлетел – я бы далеко и не видел точно, но те кто разглядывал неведомое чудо говорят он был без метлы. Да и я сомневаюсь, что он на ней стоял, - спокойно констатирует он, - да еще и накрыл тьмой весь Хогсмид. Их было пятеро с ним. Всего пятеро. Из тех, кого мы видели. Хотя я думаю, что патрули снимали большим количеством, остальные просто ушли, оставив эту пятерку. Грюм почти поймал одного, самого слабого. Так что справились бы они и вчетвером, - он на мгновение отпускает ее ноги и трет глаза, а потом делает глоток из чашки, - Я уже начинаю верить слухам, что тут не обошлось без Гриндевальда. А то два темных мага такой силы за одно столетие... слишком уж жирно будет. Где они их только штампуют?
   Рано или поздно его понадобится брать. И Гавейну совсем не хотелось думать, скольких они там оставят, чтобы потом с честью похоронить.
Я все хочу спросить, - он улыбнулся, - Зачем на ноге? Ладно бы ты могла его забыть, тогда можно было шпаргалку на тыльной стороне запястья, но на ноге это не слишком удобно, - Робардс чуть приподнимает брови.

+5

5

- Ты и есть опасная фантастическая тварь, - нежно и весело улыбнулась Эшлинг, не отказав себе в удовольствии чуточку поддеть Гавейна, - но Вене я тебя ни за что не выдам. - Что ж, справедливо, хоть и хотелось побыть вместе подольше, Скримджер остался в отделе на день, отпустив подчиненных отдыхать, и хотя бы пол-ночи под собственной крышей и в собственной кровати более чем заслуживал. Снова тянуться за кружкой Эш не стала, решив на всякий случай не рисковать все-таки пролить на обивку кофе, просто придвинулась чуть ближе. Не будут они подвергать этот диван таким уж испытаниям, взрослые люди обычно довольно бережно обращаются с хорошими вещами, но может когда-нибудь... если они с Гаем когда-нибудь... После того, как разберутся наконец с Пожирателями. Посреди войны этой мысли не место.
- Значит в следующий раз мы предусмотрим, что он умеет летать. И какую территорию может покрыть площадными чарами. - Неудача задевала, кололась глубоко засевшей занозой, даже массаж и ласка до конца это колотье не унимали. - Пятеро - возможно его "старшие офицеры", остались те, кто будучи в меньшинстве и влипнув в неприятности мог нам что-то противопоставить. И они удрали, не ввязываясь в сражение с нами, значит не так уж и сильны, как кажется. Со мной имеют шансы справиться трое-четверо семикурсников, усердно занимавшихся в дуэльном клубе, со Скримджером - пятерка таких, как я, с тобой... ну с тобой не справились и семеро, или сколько их там было? - улыбка разбавила и смягчила серьезный тон. - В ситуации "личная сила против хорошей тактики" выиграет всегда тактика, один маг, насколько бы он ни был могущественнее каждого из отряда противника в отдельности, в конце концов просто не успевает с той же скоростью махать палочкой. Надо получше отработать на полигоне похожие варианты. А тот, которого почти поймал Аластор, - он поймал его "винкулой". А еще один из пятерки его освободил, нашими чарами. Кого из сильных магов аврората, Сектора и Надзора, твоего хотя бы уровня, не было в это время в Хогсмиде? Можем мы из этой детали что-то вытащить?
Вопрос о татуировке застал ее врасплох, они вроде бы Хогсмид обсуждали, снова, и вдруг такой поворот беседы. Эшлинг вообще не думала, что Гай когда-нибудь спросит, он ведь точно видел обе, и на щиколотке, и под ключицей, не в первый раз и не сказал ничего. Тогда почему сейчас? "Ты же и так знаешь, зачем..." Отвечать не хотелось, Гавейна неприятно задевали аврорские шуточки и разговоры о возможной смерти, в ее случае - особенно, но маневр "отвлечь поцелуем" или другой способ перевести тему с ним, питомцем Рэйвенкло, не пройдет, может только насторожить. - Шпаргалка у меня на цепочке, это для облегчения опознания, - Эш буднично и одновременно словно извиняясь пожала плечами. Ну да, вот так. Могут и по частям найти однажды. Вчера могли, например, допусти она хоть одну фатальную ошибку.

+4

6

[AVA]http://s5.uploads.ru/nKebX.gif[/AVA]   Робардс легко смеется в ответ на почти семейную шутку, если можно так сказать.
- Спасибо, я буду благодарен, - больше всего ему в их уединении нравится то, что всегда можно обсудить то, что занимает их головы. Работу, новые дела, последние события. Нет никакой препоны вроде: «Это тайна отдела, я не могу об этом говорить» или даже наивного: «Дома я не хочу думать о таких опасных вещах, давай оставим их за дверью, и будем делать вид, что все в радуге и блёсточках, а работаем мы цветочницей». Гавейн знал и такие семейные случаи, и даже мог понять почему люди делают так, но сам он подобных игр в «все хорошо» - не любил, и предпочитал делиться тем, что навязчиво крутилось в голове.
- Пятеро, - пожал он плечами, - На меня напали пятеро. И это были шавки, ожидавшие, что засада даст им преимущество. И не ожидавшие, что нас сложно застать врасплох, - он задумчиво пожевал губами, - Есть такая тактика у древних народов, да и не только у них. С помощью нее останавливали армии огромной силы и эффективности: ударить быстрым налетом и удрать прежде, чем противник успеет ответить. Их цель не показать нам свое превосходство в поединке. Их цель напугать и посеять хаос. Я бы сказал, это было успешно. В частности, я не уверен, что справился бы с тем, что отправил Прюэтта в Мунго. Его заклятие пробило щит, зацепило и еще дало последствия, - Гавейн передернул плечами, - Да одно из двух: хотя Надзор мы не вызывали в Хогсмид. Не их работа. Да и понять в той катавасии и при барьере, кто пришел на вызов сразу, кто уже там был, а кто  явился с запозданием… ты же понимаешь: достаточно в укромной месте скинуть маску, мантию, сжечь, а под ней держать форму и вот ты готов изображать добропорядочного защитника гражданских... — он передернул плечами, - а то, что среди них есть наши коллеги: увы – не новость. Не говоря уж о том, что сильных и опытных магов у нас не так уж и мало, - он некстати вспомнил это дело десятилетней давности, когда мистер Долохов – который до этого проходил как пациент мунго, не способный к сильным чарам – внезапно показал заклятия способным убивать людей сотнями...
  Ответ Эшлинг о татуировке подло бьет под дых. Простреливает на вылет. Это в общем-то довольно жалкое зрелище: он сам только что думал, что как это хорошо говорить о работе. И вот теперь сглатывает услышав намек в общем на прозрачную и естественную часть их работы – то, о чем так любят шутить такие циники как Аластор Грюм – смерть или возможность быть искалеченным.
  Гавейн чуть кривовато улыбается : это больше похоже на вздрагивание уголков губ и кивает.
- Понимаю, - он вздыхает, и потом подается корпусом вперед, ловит ладонью ее за загривок и бережно целует в губы.
  Думать о ее смерти невыносимо. Думать о том, что ее тело может быть изуродовано или разорванно на части... невыносимо втройне.

+3

7

- Гай... - Эшлинг, мягко вздохнув, пересела верхом к нему на колени и ласкающим движением провела кончиками пальцев от подбородка по щеке, - ты слишком много думаешь. Иногда мне кажется, что ты не прекращаешь это делать даже когда спишь. И много - о том, о чем думать вообще нет смысла. - Эш взъерошила жесткие волосы своего рыцаря, совершенно испортив и без того не самую аккуратную прическу, - в твоей голове полно лишних "а что, если", "а вдруг", "а как же тогда", и они отравляют тебе жизнь каждый раз, как только ты о них вспоминаешь. Смотри, мы оба живы сейчас, вместе, с нами все в порядке, разве это не важнее? Никто не знает, что будет завтра, и нельзя предусмотреть больше, чем мы уже предусмотрели, так зачем раньше времени бояться того, что может быть случится, а может быть и нет? Эти жуткие привидения утащат тебя в холодную темноту, где все, кто тебе дорог, умерли, причем утащат прямо из теплой гостиной с этими совершенно живыми людьми, и однажды в этой темноте можно сойти с ума. Заранее, на всякий случай, вдруг сбудется какая-нибудь дрянь, которую тебе эти мысли нашептывают, а ты уже готов, уже пережил по много раз. Выкинь это все из головы, слышишь? - Легкий укус за мочку уха подкрепил весомость наставления, - есть только "сейчас". А сейчас - мы, и у нас еда для завтрака в холодильнике, кофе и чрезвычайно удобный диван. И если ты хочешь занять мысли чем-то кроме этого, давай подумаем, как вычислить этого перевертыша. Нужна выборка, скажем, от возраста тридцати пяти лет, младше вряд ли остались бы рисковать головой. Да, в Хогсмиде творился хаос, но своих все равно кто-то видел - члены их групп, дежурные до аппарации на место, те, кто оказался рядом в бою, всех надо опросить. Из "надзорников" - узнать, кто был, а кто не был на работе, опять же - на глазах у своих. Может получится ухватить след. - И нет, они не будут бояться, понимая принцип и цели этой тактики глупо ей поддаваться, авроры не должны себя вести как обыватели. Охотники здесь - они.

+3

8

Не смотря на то, что одна ее рука почти не фукнционирует, Эшлинг пересаживается к нему на колени одним грациозным движением, словно большой хищник. Робардс откидывает голову на спинку дивана и смотрит на нее снизу вверх.
- Ты права, - он улыбается: может следующего и не стоит говорить, но он хочет объяснить, что, конечно, верблюд, но не настолько, - Я часто прокручиваю в голове плохие варианты развития событий. Плохой, очень плохой и просто отвратительный. Пытаюсь спрогнозировать как вести себя в такой ситуации, разработать несколько планов отхода, - подставляется под ласку ее руки, и чуть-чуть жмурится, - Знаешь, это работает. Когда происходит что-то действительно плохое, я словно бы... как механизм. Действую по уже проторенному плану. По составленному. И только дойдя до последней продуманной точки, начинаю чувствовать. Никакого ступора, шока и боли.
    Да, пожалуй, именно Эшлинг может понять его лучше всего – в конце концов – тогда в том переулке, когда он в первый раз ее поцеловал... он именно дошел до последней точки плана, и ощутил что-то. Гавейн даже может четко сказать, когда именно заметил за собой это качество: когда проснулся в шесть утра, от того, что в соседней комнате дед, рыдая в трубку, вызывал скорую. До дня похорон, он раза несколько раз, пока оформлял все бумаги, сообщал новость родителям, обнимал деда, договаривался с пастором и организовывал похороны, успел подумать, что, наверное, у него нет сердца, пока оно вдруг не накатило под скорбные песнопения хорала. Горе.
- Так что это удобно. Иногда, - он вздыхает и подается вперед, чтобы поцеловать ее в ямочку под ухом, -  Прости, профдеформация, наверное, - Гавейн целует ее еще и в скулу. Одного он говорить и как-то выдавать не собирается. Он не может составить план на случай ее смерти.

+2

9

- Гай, не дразни меня, не то опоздаешь на работу, - Эшлинг довольно улыбается, подставляясь под ласку, а потом по-кошачьи легонько толкает Гавейна лбом в лоб, - за что мне тебя простить, за то, как устроена твоя золотая голова? Мне кажется, это просто врожденное, как цвет волос или способности к окклюменции, за них не надо извиняться. - Ну да, нормальному человеку это непостижимо, и вот у нее, например, никогда не получится, через все плохие и отвратительные варианты продираться приходится вместе со всеми чувствами, которые в дальний угол не задвинешь. Зато потом не бывает, чтобы они из этого угла вылезли, догнали и так крепко врезали по затылку, что в глазах темнеет. Или чтобы скапливались в этом углу, как в переполненной кладовке, и вываливались на голову, стоит открыть дверцы, чтобы еще что-нибудь неудобное и лишнее запихнуть внутрь. Ну мало ли, требующие этой идеальной концентрации события могут и не оставлять перерывов на то, чтобы ненадолго отползти в сторонку и тихо пережить накопившееся. - Я просто беспокоюсь за тебя, - Эш приластилась щекой к щеке, - смотри, чтобы твои заранее подготовленные планы заранее же не портили тебе жизнь и настроение, получится? - просьбу она подкрепила легким поцелуем, почти только касанием, и тут же отстранилась, - а то еще в самом деле опоздают, может даже оба. - Я хочу есть. Пойдем поохотимся на завтрак? Я точно помню, что в холодильнике оставался бекон, сыр, хлеб и яйца, из всего этого можно сделать что-нибудь вкусное. С тебя еда, с меня - чай или кофе, что захочешь, идет? - Вообще Эшлинг редко занималась "бытовым зельеварением", - на работе просто некогда и жалко тратить даже десять минут на то, чтобы стоять у плиты, проще засыпать в чашку растворимый концентрат или попросить Кэтрин сварить на всех, а дома все, включая напитки, готовил Джулиан и оставлял ей запас в кофейнике. Но здесь сваливать все на Гавейна было бы немного нечестно, к тому же если четко соблюдать тинктуру, - кофе получится вполне приличный, а с чаем еще проще. И благодаря Маргарет на кухне даже образовался запас подходящих приправ.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Nothing else matters