картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » As you’re running out of time


As you’re running out of time

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

As you’re running out of time


закрытый эпизод*


http://68.media.tumblr.com/tumblr_lej08hi2Dw1qd5525o1_500.gif

Участники:
Estel Meliflua, Barty Crouch Jr.

Дата и время:
Октябрь-Ноябрь 1977

Место:
ОТ

Сюжет:
Продолжение эпизода Время не споткнется
Мистер Лестрейдж дал разрешение - записки не понадобились.
План исследований составлен: начать с неразумного (пауки подойдут), согласовать магическое....
Несколько рабочих дней, теоретических разговоров до самой заморозки проекта в связи с уходом одного участника.

*Пишите лично, если считаете свое присутствие возможным

+1

2

Сомневаться в том, что разрешение на совместную деятельность будет получено, не приходилось, ведь едва ли мистер Лестрейндж откажет одному из наиболее успешных стажеров Отдела Тайн. Да и к тому же Эстель за годы работы обзавелась репутацией исполнительного, неукоснительно соблюдающего правила и предписания Министерства сотрудника. А эти качества - самые важные для тех, кто посвятил свою жизнь карьере здесь. По-крайней мере, пока Министерство не изменит своих взглядов на науку и то бесчисленное множество запретов, которое имеет тенденцию только к росту...
Им с Барти предстояло немало подготовительной работы перед тем, как приступить непосредственно к исследовательнской деятельности. Пока мистер Крауч изучал рекомендованную литературу и освежал в памяти все необходимые знания (хотя Эстель очень сомневалась, что он мог что-либо забыть), его научный руководитель в лице мисс Мелифлуа отправилась в Лютный переулок. Казалось бы, что там может забыть честный ученый?.. Быть может, в представлении тех, кто еще совершенно не знаком с Отделом Тайн, работа в нем и предстает в розом свете, на самом деле все совершенно не так радужно. Кабинет, немного расширенный доступ к запрещенной литературе и десятки коллег - вот и все, что получает сотрудник. Остальное приходится добывать самостоятельно.
К счастью, за столько лет работы, Эстель уже успела обзавестись множеством полезных и нужных знакомств, в том числе и среди труженников Лютного. Каким бы криминальным и мрачным авторитетом не обладало это местно, именно тут можно достать все необходимое для эксперимента. В частности, детеныша акромантула. Ловить его в ручную - чистое безумие, ведь селятся эти мерзкие твари целыми колониями, которые охраняет как минимум один взрослый паук. И кроме всего прочего, Эстель с большим трудом способна заставить себя взглянуть даже на одного акромантула, не то, что на целую свору.
В Лютный переулок лучше всего наведываться вечером, когда он заполнен людьми, и мало кто обратит внимание на еще одного волшебника. По-плотнее закутавшись в худшую из своих мантий, Эстель направилась прямиком в лавку Спайни Серпент. К счастью, владелец этого заведения - большой должник мисс Мелифлуа: однажды она вернула ему рассудок после неудачно отрикошетившего заклятья во время потасовки в Лютном. К счастью, торговец так и не узнал, каким образом в него угодило заклятие и почему Эстель была в тот момент рядом. Да и не столь это важно. Заполучив акромантула по весьма завышенной цене, якобы потому что выродилось их в этом году маловато, волшебница испробовала на существе пару незамысловатых заклятий. Тварь оказалась в достаточной мере разумной (иначе в Спайни Серпенте и не выживешь) и отреагировала ровно так, как и рассчитывала Эстель.
Все было готово. Паук, помещенный в крупный аквариум, спокойно и недвижно сидел, не имея ни малешейго представления о своей дальнейшей судьбе, а Эстель тем временем носилась по кабинету в поисках своего маховика. Похоже, он завалялся где-то настолько глубоко под грудами хлама, замурованного в подсобке, что даже магия не спобна выцепить оттуда эту вещицу. Оставалось надеяться на куда большую собранность мистера Крауча-младшего. Решив бросить бесполезные поиски, мисс Мелифлуа уселась за свой стол и приступила к оформлению протокола их эксперимента. Барти должен был подойти с минуты на минуту.

0

3

Где-то между шестнадцатой и двадцать восьмой главой Барти все же зашел к Мистеру Лестрейнджу. Разговор был столь же приятным, сколько всегда его общение с начальником и представителями этой семьи в целом. Помимо теоретических выкладок, развернутых и прописанных теорий, Крауч получил пару добрых советов в этом деле и разрешение по всей официальной форме. Как он и представлял, записка от миссис Мелифлуа не понадобилась, хотя осталась где-то между строк теоретического отчета.
Что-то в выражении лица Рикарда, однако, настоятельно убедило Барти отложить мысль «стать подопытным» до ближайшего никогда или, хотя бы, до тех пор, пока он не сможет полностью обосновать утверждение «останусь достаточно вменяемым, чтобы продолжать работу». Во многом, на вкус Крауча, именно затем и нужны были начальники Отдела Тайн – не ограничивать полет исследовательской мысли, но следить за тем, что бы в ней была достаточно заметная структура, что бы разные группы не изобретали колесо параллельно друг с другом и что бы всякие особо вдохновленные не заканчивали свою дорогу слишком рано, решив, что эксперименты на себе достаточно хорошая идея.
Почему-то мысли о пауках были плотно связаны с этим исследованием. Возможно, потому что пауки плели паутину, а та в свою очередь являлась одной из метафор к времени и последовательности тех или иных событий. А может из-за упомянутого в самом начале акромантула.
Для себя самого Крауч очень хорошо понимал, что прежде, чем лезть к магическим животным, особенно разумным, стоит разобраться с животными в целом. Иначе – перескакивая через ступень – можно нарваться на слишком значительный риск. Опять таки – кто его знает, как вообще животные перенесут путешествия во времени – подобная магия требовала вдумчивости и неспешности.
Именно с этими мыслями он не забыл прихватить с собой банку с парой огромных, но все же не волшебных пауков. Длинные ноги, расставленные по всей поверхности стекла этими отвратными, но по счастью не особо ядовитыми, тварями заставляли Крауча вздрагивать с отвращением и вспоминать Мальсибера и Эйвери. Пару раз такие пауки оказывались у него в сумке, в вещах и просто перед носом – ничего, пережил.
- Добрый день, - Он постучал в кабинет и встретил научного руководителя стеснительной улыбкой. К улыбке прилагался план исследования, банка, а вот маховик остался висеть на шее, наглядно демонстрируя вдумчивость Барти в вопросах любых научных изысканий. – Есть несколько мыслей по тому, как можно построить ход эксперимента, что бы не… вступать на временные ограничения и правила самим. Все же при всем желании, пауку для прохода во времени нужен проводник-человек…

+1

4

В протоколе как раз оставалось лишь проставить автографы, когда мистер Крауч тихо постучал в дверь.
- Добрый, - улыбнувшись в ответ, поприветствовала его Эстель. Эмоции на его лице очень трудно было прочесть, но, судя по робкой улыбке, он явно был обрадован тем, что наконец-то приступит к работе, - Я с удовольствием выслушаю все Ваши наработки, Барти. Смотрю, Вы и пауков с собой прихватили, - заметила женщина, разглядывая банку со столь мерзкими ей насекомыми, - Я тоже не теряла времени зря, - указав на аквариум, добавила мисс Мелифлуа, - Детеныш акромантула, как и обещала. И хотя мне крайне неприятны пауки, наша с Вами продуктивная исследовательская деятельность нивелирует всяческие небольшие минусы вроде этого, - с надеждой отметила Эстель, уже скорее для себя самой, - Прошу, присаживайтесь, - она указала на стул, - К сожалению, я не смогла найти свой маховик, - стыдливо и чуть более приглушенно, чем обычно, призналась волшебница, - Но вижу, что вы в этом деле преуспели, - она улыбнулась, - Итак, каков Ваш план? - интерес в голосе женщины был действительно неподдельным.
Эстель и вправду хотела понять, что творится в голове Крауча-младшего в научном плане. Насколько глубоко он способен мыслить и как хорошо развиты его аналитические способности. У них есть схожая черта - они любят думать на несколько шагов вперед, хотя подход к такому восприятию науки у них совершенно разный. Если Барти опирался скорее на схемы и нумерологию, то Эстель была чистым эмпириком и предпочитала опыт или хотя бы основанную на нем интуицию всяческим холодным рассчетам. Однако было бы абсурдно полагать, что волшебница совсем отвергает значимость цифр и логики, отнюдь, она лишь считает, что нет в мире места предопределенности последовательностей, ведь из каждого ничтожного события рождается бесчисленное множество вероятностей, их настолько много, что выявить каждую невозможно. В этом и есть основное отличие мира маглов от магического.
Акромантул, до селе спокойно сидевший в аквариуме, вдруг оживился, завидев сородичей в банке у Крауча. Он слегка приподнялся и зашевелил передними лапками, медленно перебирая жвалами и издавая едва слишимое стрекотание. И все-таки, слишком много у них глаз. Эстель старалась не смотреть ни на банку, ни на аквариум.

+2

5

Отвратительные ножки скользили по банке так, словно бы у них был какой-то шанс выбраться. Барти решил, что банке место рядом с аквариумом и, возможно, это была стратегическая ошибка, так как вместе эти существа вид представляли еще более жутковатый. Хотя Крауч не был арахнофобом, но испытывал стойкое отвращение к вот этим вот движущимся конечностям. Особенно в те моменты биографии, когда двигались они по нему.
- Признаюсь, я тоже от них не в восторге, Миссис Мелифлуа. Возможно, это помогает держаться в рамках трезвых рассуждений. Легкий эффект постоянного спуска на землю, - Такое объяснение он сам себе и придумал, когда смотрел на эти длинные, дергающиеся конечности в прошлый раз и боролся с желанием сгинуть куда подальше. Но и сейчас его заметно передернуло.
Устроившись на стуле, Крауч потянулся рукой к маховику и только лишь поправил цепочку. Снимать его было еще рано – был шанс лишний раз уронить. Юноша хорошо знал как дрожат у него от волнения руки.
- Для начала стоит проверить глубину повреждений. Для этого подойдут обычные пауки – у них есть достаточном много сознания, но нет разума. Тем самым они тоже подвергаются ментальным повреждениям, но при этом не спровоцируют опасную ситуацию во времени… В некотором смысле разумное магическое существо может неожиданным образом повлиять на ход эксперимента. Кроме того, есть элемент опасности для нас, который таким образом можно отсечь на более раннем и менее влияющем этапе. Пока я изучал теорию, наткнулся на то, что в наблюдение одного и того же существа одновременно может быть опасно для волшебника. Иными словами – с людьми так делать так же запрещено, но влияет ли это на мага напрямую или исправляется его готовностью к этой информацией не ясно. С пауками исключается дополнительное участие волшебства в процессе и, следовательно, можно будет сразу же понять если это грозит лишним сумасшествием…
Барти изложил это довольно нервно, а как следствие подбирать слова ему было тяжело. Однако на письме мысль выглядела легче и структурирование – эти документы он так же отдал Эстель.

+1

6

Эстель лишь кивнула в ответ на слова Барти, едва заметно поежившись, - Я бы предпочла иной способ держать мысли в узде, - мелькнуло в голове волшебницы. На пауков она совсем не смотрела, словно бы этих существ и вовсе не было в кабинете. Хотя периодический стук их лапок о стенки аквариума и банки напоминал о том, что насекомые все еще присутствуют и никуда не делись.
И тем не менее, мисс Мелифлуа с удовольствием бы применила, в определенном роде, ментальную пытку именно к этим существам, как и тогда, в первый раз, когда она была моложе и задавалась теми же вопросами, что и Барти Крауч-младший сейчас. Объяснить свою арахнофобию Эстель затруднялась; надо сказать, что она с недоверием относилась вообще ко всем насекомым, но только паукообразные вызывали особенно глубокую неприязнь. Скорее всего, это-то из-за случая в далеком детстве, еще во Франции, когда она случайно забрела на чердак своей тетки, занимавшейся разведением самой мерзкой живности, какую только можно себе представить. Среди прочих там оказались и акромантулы, которым едва не посчастливилось полакомится детской плотью...
Мисс Мелифлуа отогнала от себя эти мысли и сконцентрировалась на словах Крауча. Он действительно был хорош в планировании.
- Да. - Коротко и ясно согласилась с его словами Эстель. Ей даже и не хотелось ничего добавлять, а просто приступить к эксперименту. Но пока было рано, - Вы правы, мистер Крауч. Хороший план действий, - она не скупилась на заслуженную похвалу, - Степень воздействия подобного явления можно частично уменьшить, но нужно обладать крайне гибкой памятью и крепким рассудком, потому что Время всегда играет шутки и с тем, и с другим, - добавила женщина, - Поэтому, думаю, что Ваши пауки - хороший выход, - она, наконец, посмотрела на восьминогих монстров, - Удалось ли Вам попрактиковаться в элементарной легилименции? И с чего бы Вы хотели начать? Мы можем сразу прибегнуть к помощи маховика, либо испытать ментальное воздействие его магии искусственно созданными условиями в сознании паука. - сменила тему волшебница, тем самым как бы утвердив план действий, разработанный Барти.
В ожидании ответа, она все же решила ознакомиться с письменной версией наработок Барти. Как и ей, ему было гораздо легче выражать мысли на письме. Это легко понять по внешнему поведению человека и по его эрудированности. Тот, кто много читает, всегда и пишет хорошо. И пусть даже это сухой исследовательский проект... Много цифр - вот, что сразу бросилось в глаза волшебницы. Она быстро пробежалась глазами по предлагаемым методам и перешла к описанию эксперимента. Все было так, как и в устном рассказе мистера Крауча, только расписано гораздо подробнее.

+2

7

Есть такие области знаний, в которые сколько не лезь – не дадутся. А есть обратное – области, в которых можно было бы разобраться, если бы приложил несколько больше усилий. По мнению Барти существовали только вторые, да и теоретический материал по легилименции не вызвал у него проблем. В школе, в свое время, он куда как менее  изящно спотыкался в Защите от темных искусств, что было исправлено им же к самому выпуску и намекало, что невозможного не существует. Однако это была та область магии, где снова действовал принцип «не попробуешь – не получится». А пробовать было решительно негде. Не на ком.
- Мисс, у меня пока плохо с поиском материала для тренировок, однако в данном случае это осложняется еще одним фактором: легилименция в первую очередь это процесс проникновения в мысли другого человека. Даже если предположить, что у меня будет неплохо получаться, опыта мне все равно не хватит. Элементарно по той причине, что пауки, как и акромантулы, имеют совершенно отличную от человека систему мышления и восприятия. Гибкость сознания тут, конечно, на первом месте, но опыт поможет удержать собственные мысли. Самая глупая ошибка новичка, - Барти почти процитировал книгу, которую ему дала Эстель. Ошибся в паре синонимов. – Это предположить что более легкое устройство разума станет простой целью. Напротив, переход в несвойственную систему восприятия способен не только смутить, но и сломить разум неопытного волшебника, а посему настоятельно не рекомендуется без весомого опыта притрагиваться к чуждым сознаниям.
«Честно говоря, оказаться в сознании паука в моем случае может быть еще более неприятным… с учетом всей работы в сторону анимагии. Рискую там и остаться» - Крауч пожал плечами. Раскрывать кому-либо, кроме пожалуй одной единственной женщины в мире и трех мужчин, свои стремления к анимагии он не собирался. В конце концов, он просто не был уверен что не сделает все дабы избежать регистрации если у него получиться – отец не должен знать.
- О, вот от последнего.. от созерцания двух существ в одном времени. Можно довольно просто защититься, хотя тогда не выйдет пронаблюдать эффект встречи двух существ. Я бы предложил для чистоты эксперимента первый раз оставить «как есть», а в следующий все же благоразумно построить сознанию этот мостик и не.. рисковать собственным сознанием. В конце концов, эта одна из… просьб мистера Лестрейнджа: не обеспечить отдел сумасшедшими магами.

+2

8

Эстель прекрасно понимала трудности, с которыми сталкивался Барти. Закон был, пожалуй, слишком суров и безразличен к индивидуальности волшебников. Прекрасная и опасная, легилименция - объект жарких споров законодателей. Большинство британцев относятся к леглиментам как к грубиянам, вероломно вторгающимся в их мысли, что, конечно, можно понять, однако, есть ведь и те, кто изучает устройство разума человека и ищет способы исцеления душевных травм, как мисс Мелифлуа. Посему она не понимала, почему бы не выдавать лицензию на деятельность "добросовестным" легилиментам. Эти и другие утопические мысли она множество раз пыталась перенести на бумагу. Порой, что-то даже и выходило, однако дальше письменного стола труды Эстель не продвигались; за столько лет она так и не смогла набраться смелости, чтобы направить свое письменное недовольство и наработанные предложения начальству. Отчего-то мисс Мелифлуа всегда считала, что едва ли ее поймут. Так ли это на самом деле - никак не узнать, пока не попробуешь. Зато она точно знала, что хочет помочь мистеру Краучу в его изысканиях, приоткрыть для него завесу тайны, которой окутано одно из самых неизведанных магических искусств. Она потратила на эту науку годы жизни, и немалая часть времени была убита впустую из-за сотен запретов, из-за отсутствия практики и ресурсов... Нельзя допустить, чтобы новое поколение действительно талантливых ученых столкнулось с той же стеной непонимания. Однако и кого попало подпускать к опасным знаниям было глупо.
- Прекрасная подготовка, мистер Крауч. Порой я действительно тороплю события, - с тенью улыбки ответила мисс Мелифлуа, - В таком случае, ничего страшного, у меня есть немалый опыт взаимодействия с паучьим сознанием... - она вдруг замолчала, поймав себя на мысли, что чуть не рассказала больше, чем нужно, - Я могла бы использовать Ваши ощущения от использования маховика при конструировании аналогичной модели восприятия в сознании паука. Процесс этот сложный, но он того стоит, - в тоне заиграл интерес и энтузиазм, - Либо мы действительно могли бы приступить непосредственно к практике. Выбор за Вами, тем более, что маховик Ваш. - она вновь улыбнулась, оглядев обрамленные золотом песочные часы на шее стажера. - Когда я проводила подобный эксперимент, у меня не было напарника, потому полноценно защитить рассудок было сложно, но действуя сообща, мы могли бы что-нибудь придумать, - она на мгновение перевела взгляд на акромантула. Тот спокойно восседал на дне аквариума, неотрывно наблюдая за волшебниками своими бесчисленными парами глаз, - Пауков у нас два, а значит и шансов сойти с ума в два раза меньше, ведь выглядят они практически идентично, и понять, тот же это самый паук или нет - просто невозможно, - снова смотреть на восьмилапых омерзительных насекомых не позволяло нутро, и никакая сила в мире не смогла бы заставить мисс Мелифлуа это сделать, но внешне вся ее неприязнь не выражалась совершенно никак, скрываясь за прежним выражением лица, натренированным прятать за собой любые эмоции, - А что Вы там говорили на счет "просто защититься"?.. Очень любопытно было бы выслушать Вашу мысль, мистер Крауч, - она отвлеклась от пауков и перевела взгляд на своего собеседника, - Пусть будет по Вашему, для начала оставим все как есть, а затем уже решим, как действовать дальше, - не дождавшись ответа добавила Эстель.

0

9

Между доверием, рабочими отношениями и глупостью есть границы. Очень существенные границы.
Говорят, что тому, кто не позволит легилименту забраться в свое сознание есть что скрывать. Барти был из тех, кто искренне считал что любому волшебнику есть что утаивать от других. А когда ты не способен контролировать процесс чужой прогулки по твоим мыслям никаким образом, то и позволять такие исследования нельзя. Не то что бы Крауч считал, что в его голове есть что-то действительно ценное, что-то что могло бы заинтересовать мисс Мелифлуа, но там точно было то, что не стоило ей знать пусть и случайно. Воспоминания, многие из которых ложились в основу его самых светлых убеждений – встречи по субботам в Хогсмиде, не самые законные чары и разговоры. Вопросы об убеждениях, ответы на которые правильно было оставить личной тайной, а не общественным достоянием. Что-то очень настойчивое подсказывало: все из чего собиралась по крупицам жизнь юноши не должно было стать чьим-то еще знанием ни при каких условиях. Пускай все дорогие ему волшебники прекрасно смогут защититься, пускай на самом деле нет в его голове чего-то радикально важного.
Из крупиц складываются стены – лучше защищать секреты сейчас, чем позволить чему-то соскользнуть после.
Так доверять становится возможно лишь очень узкому кругу лиц. А открыть свое сознание волшебнице, в этот круг не входящей – глупостью.
И как сформулировать теперь этот ответ, что бы он не прозвучал хамством?
- Боюсь, мои воспоминания крайне субъективные, а кроме того – построенные на моем восприятии. Не уверен что это позволит сохранить чистоту эксперимента, так что мне кажется взяться лучше сразу за пауков… - «Пронесло?» Сопроводив слова рассеянной улыбкой, Крауч сложил руки перед собой. Лучше, чем бесконечно елозить в поисках чем же их занять, что бы унять нервы. И всегда приводит к одному и тому же. Можно было даже не смотреть, как по привычке переплетаются пальцы, как ногти впиваются в кожу, как образуются вокруг них красноватые пятна.
- В таком случае стоит поступить так… - Барти огляделся и с удовлетворением обнаружил пространство за ширмой. – На первом этапе надо понять как паук… сейчас. Это, пожалуй, для начала просто неприятно. Потом взять этого паука и вернуться в прошлое. Лучше всего вот там, за ширмой припрятать его за некоторое время до. Что бы Паук ну… не встретился с собой раньше времени. И посмотреть как он живет с этим. Затем повторить эксперимент только теперь встретив паука с самим собой. Вот только предварительно надо оставить его в гордом одиночестве на минимальное время работы маховика… что бы не встретится нам с вами с собой.
Барти прикинул схема и с удовлетворением заметил, что нарисованная в его сознании она в любом случае выглядела понятнее чем на словах.
Работа, как и всегда, доставляла ему истовое удовольствие, что позволяло не думать о времени иначе, чем как о предмете изученя.

+1

10

- Но в этом суть моего предложения, - почти сорвалось с уст. Этот ответ застрял в голове, Эстель даже почти приоткрыла рот, но вовремя поймала себя на мысли о том, что все же не готова доверять Барти. Он странный. Мисс Мелифлуа уже давно привыкла к тому, что только со странными волшебниками и работает, но жизнь научила ее подходить к вопросам совместных исследований крайне тщательно. Особенно в тех случаях, когда она делится с кем-то своими знаниями. Ментальная магия - очень опасная. Грань, разделяющая ее потенциал на темные, светлые и нейтральные чары, слишком тонка, чтобы всегда быть уверенной в том, кто пытается этими знаниями завладеть.
С другой стороны, женщина прекрасно понимала Крауча-младшего. Едва ли найдется хоть один человек, готовый довериться малознакомому легилименту. Эстель без труда могла бы вытащить из головы Барти любое его воспоминание. Он тоже это хорошо осознавал. Но, тем не менее, скрывать ему все же было что. Он явно занервничал, что послужило лишь дополнительным подтверждением мыслей волшебницы. Осуждать она его за это уж точно не могла. Нельзя ведь осуждать людей за их осторожность?..
- Ну что ж, звучит разумно, - спустя недолгую паузу ответила Эстель, уголки ее губ снова изогнулись в легкой одобряющей улыбке, - Думаю, нам стоит приступить. Жаль только, что я так и не смогла отыскать свой маховик, мы могли бы параллельно провести эксперимент с обоими пауками, чтобы ускорить процесс, - она произнесла это с некоторым разочарованием. Мисс Мелифлуа никогда не любила быть причиной каких-то проблем, а в своей работе и вовсе всегда считала себя перфекционистом, - С другой стороны, я могла бы взять второго паука в подсобку на какое-то время, пока Вы займетесь проведением эксперимента с первым, упрятав его за ширму на какой-то промежуток времени. Затем Вы сможете приступить ко второй фазе. Так как в подсобке Вы не появитесь до начала, без труда сможете устроить встречу паука с самим собой, и я этого тоже не пропущу, - энтузиазм вновь вернулся к волшебнице и она на какой-то миг даже позабыла о своих подозрениях. В конце концов, наукой заниматься ей нравилось не меньше, чем... шпионажем. Да и понаблюдать за Барти в деле, когда на его плечи возложена вся ответственность за эксперимент, тоже было весьма любопытно.

0

11

По правде говоря, всем есть что скрывать. Мало людей у которых в закоулках сознания не прятался бы какой-нибудь крайне неприятный секрет. Это может быть как история о школьном унижении, пронизанная отчаянием и чувством стыда, которое способно мгновенно разрушить внутреннее спокойствие человека, сломать хрупкую опору именуемую «Я смог чего-то достичь» и «я уже не такой». А может… Может быть теплый взгляд Рудольфуса и разговоры, в которых есть только треск камина, кофе в чашке и… Достаточно много о террористических организациях. Люди, о знакомстве с которыми правильным кажется – молчать с самым таинственным видом, оставляя их частью сокровенного. Частью чего-то за рамками перепуганного и не уверенного мальчишки.
Кивнув ей с выражением исполненным благодарности, Барти сосредоточенно выслушал мисс Мелифлуа. Как не крути, а доверие очень тонкое оружие. Между двумя учеными такому копью попросту нет места: они не друзья и не собираются ими становится. Все, что сейчас действительно интересно – наука. Все, что личное, может быть оставлено в стороне осторожным движением.
«Я не хочу знать, что вы за человек. Вам не стоит знать, что я за человек» - Спрятав эту мысль за сосредоточенным взглядом, Барти поднялся со стула. Когда-то давно его привлекали загадки великих ученых. О таких людях как Рикард Лестрейндж ему всегда было отчаянно мало информации. Еще меньше о… том человеке. Кажется, что между ним сегодня и вчера – бесконечная пропасть из времени. Потому что нет. Не интересно. Не нужно.
Или, что вернее, не уместно сейчас.
Потому что между ученым и экспериментом не должно стоять личных вопросов – так отставим же их за двери, наконец.
Барти подошел к аквариуму с пауками и посмотрел на них не скрывая легкого отвращения. Что-то было в этих тварях угнетающего: не боясь их Крауч все равно предпочитал иметь с ними дело минимально.
- Думаю да. Почему бы и нет? – Отчаянно не хотелось спорить, а время тем не менее не дозволяло спешки. Переставив аквариум с пауком за ширму, Барти задумчиво оглядел помещение. С самим собой встречаться тоже было категорически дурной идеей. Что ж – немного времени в подсобке или… в коридоре?
- Могу поприсутствовать? – Что-то ему подсказывало, что  Мисс Мелифлуа итак поймет контекст не желания сразу же нарушить правила времени собой, а не бездумной тварью.
Впрочем, если ответ «нет», то ему было чем заняться это время в других пространствах.
Что бы не нервировать себя, Крауч спрятал маховик под рубашку – так почему-то всегда было спокойнее.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » As you’re running out of time