картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Крендельки с корицей


Крендельки с корицей

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

КРЕНДЕЛЬКИ С КОРИЦЕЙ


Закрытый эпизод

http://sa.uploads.ru/t/b05Zl.jpg

Участники: Роуз, Эшлинг О'Флаэрти, Луиза Карсон

Дата и время: 17 октября 1978, вечер

Место: дом Луизы Карсон


Сюжет: Для хорошего вечера нужно не так уж много - приятная компания, горячий чай или кофе и совсем немного печенья

Отредактировано Medea (2017-09-29 12:04:21)

0

2

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Единственным минусом осени, по мнению девочки, что задумчиво смотрела на часы, ожидая когда можно будет доставать печенье из духовки и, собственно, окончания рабочего дня у мамы, было то, что постоянно слякоть, дождь и особо не побегаешь, не погуляешь в лесу. В смысле, этого не сделают люди, ей-то абсолютно безразличны все эти факторы, так как ни простуда, ни воспаление легких не грозят, да и запачкаться не страшно. Кажется, намеченная прогулка накрывалась большим медным тазиком, но зато дома было тепло, уютно и пахло кофе и крендельками с корицей. Первое Ро честно попыталась сама попить перед тем, как предложить маме и гостье, но только закашлялась и пришла к выводу, что люди странные, если им это нравится. Горькое, горячее, даже с сахаром и молоком оно было препротивным и вызывало ощущение, что на горле затянули удавку. Нет, определенно, прелести этого напитка дриада не понимала и уже с опаской варила вторую порцию для родительницы с гостьей, которые, если верить часам, должны были выходить с работы.
К слову, лучше было бы кого-нибудь позвать в выходные или праздники, после рабочей смены люди все же устают, но Луиза очень вскользь упомянула, что в такие дни многим уже не до походов в гости, там бы просто отдохнуть для себя, побыть с семьей, с любимым человеком, с самой собой наедине. В конце концов иногда нестерпимо хочется просто прогуляться в одиночестве, разобраться со всем, что произошло и снова с боевым настроем вернуться к работе. Роуз такого не понимала. Ей казалось, что люди слишком все усложняют, но она воспитанно молчала, для себя решив, что мама знает лучше и не нужно спорить, а после работы всем приятно посидеть в дружеской компании хотя бы час, перед тем как лечь спать, чтобы завтра снова уйти ни свет, ни заря.
От глубоких размышлений о том, что, наверное, не стоит сегодня задавать слишком много вопросов, даже если очень захочется, дриаду отвлек звук поворачивающегося ключа. Кинув быстрый взгляд на печенье, что оно почти готов, девочка осторожно подошла к двери, выглядывая из-за косяка в коридор. Радостно выбегать или даже выходить, как обычно, она побоялась, вспомнив, что все же, пусть мама и не привела бы никого злого, люди бывают разными и не нужно им сразу показываться, особенно, без уверенности, что они к тебе хорошо относятся. Все это, конечно, не применимо к тем, кого Луиза под свою ответственность согласилась привести сюда, вопреки мнению Элои и Медуэй, но все же Роуз здраво посчитала, что лучше просто посмотреть и не лезть в разговоры, пока не спросят или не убедится, что человек готов с ней беседовать.
Сейчас же было интересно разглядывать незнакомку, рядом с Луизой. К слову, было даже забавно, что у обоих авроров были короткие рыжие волосы. Наверное, родители гостьи тоже когда-то сокрушались об обрезанных локонах. Сама Роуз долго спорила с матерью о том, что не надо было уничтожать такую красоту, ведь это признак здоровья, состоятельности, у нимф, по крайней мере. Ни одна душа природа в здравом уме не стала бы являться к людям с такой прической, но тут, как ей объяснили, это издержки профессии, так что оставалось только вздохнуть и, набравшись смелости и заглушив вбитые в голову Элоей предостережения, наконец выйти встречать пришедших.
- Здравствуйте, - непривычно робко поздоровалась девочка, пытаясь понять как же себя вести. Это ведь не Луиза, привыкшая к её выходкам, перепадам настроения и странным вопросам, мало ли как на них отреагирует незнакомка, -Вы не промокли? Хотите чаю? - вопрос был тем спасительным прутиком, являясь дежурным, вежливым, но в тоже время очень обязательным, так как гости гостями, а маме она голодной оставаться не позволит, тем более, когда все готова, осталось только десерт вынуть и печи. Да и отличный предлог не мяться от непонимания в коридоре, а переместиться на теплую уютную кухню, где все разговоры шли легче, особенно, после ужина за чашкой горячего чая, ну или, в случае взрослых, кофе.

+2

3

С тех пор как Луиза пообещала, что у них будут гости, девушка не могла спасть спокойно. Её в буквальном смысле раздирали противоречия. С одной стороны, она ведь обещала, да и своим коллегам было принято доверять. С другой, память услужливо подкидывала крайне неодобрительное выражение лица Элои, прямо сказавшей, что она не желает, чтобы Роуз общалась с аврорами, кроме самой Карсон, потому что те могут вбить в голову юной нимфе совершенно ненужные идеи. Если бы не Медуэй, наверное, дриада бы в жизни не разрешила никого сюда привести, а так, вроде получилось договориться, что гость точно не станет убеждать маленькую Роуз в чем-либо, а просто расскажет о работе, о своей жизни и о чем-нибудь еще мирном.
Два дня волшебница взвешивала все плюсы и минусы пребывания здесь кого-то чужого, но в итоге пришла к выводу, что обещание нужно сдерживаться, да и ребенку не повредит общение с кем-то из её коллег. Правда вопрос о том кого же позвать в гости оставался открытым. Тут не каждый подойдет, как бы она не уважала всех в аврорате, как бы не доверяла им на операциях, а все же далеко не каждого ей бы хотелось видеть около маленькой хрупкой дриады, неподготовленной ни к жестким и в чем-то жестоким заключениям, ни к настоящим реалиям войны, которую она никогда, к счастью, не увидит. Нужен был кто-то достаточно взрослый, чтобы уметь объяснять и иметь конкретную точку зрения, но в тоже время хотя бы смутно представляющий как отвечать на каверзные детские вопросы, коих будет в достатке, так, чтобы Элоя потом Луизу на месте не убила за то, что у Роуз появилась очередная фанатичная идея. Выбор был совсем невелик, учитывая, что не каждый вообще готов сейчас ходить к кому-то в гости.
После довольно долгих раздумий, Карсон набралась смелости, отметя любые сомнения в сторону, и пригласила старшего аврора своей группы в лице мисс О'Флаэрти. Из всех возможных вариантов, этот был самый симпатичный и надежный. При чем как в прямом, так и в переносном смысле. Все же ей она без сомнения доверяла свою жизнь каждый день вот уже чуть больше года, да и Медуэй, если не симпатизировала, то точно не была против присутствия этой леди у них дома.
И вот настал тот самый день, когда Роуз впервые попыталась побыстрее выпроводить её на работу, аргументируя это тем, что так Луиза быстрее вернется. Это ожидание в родных глазах подкупало, заставляя забыть все на свете страхи и предубеждения. Все будет хорошо. Все ведь друг друга знают, доверяют, они почти семья, если можно так сказать. Смена пролетела незаметно, во всяком случае, для Карсон, спокойно заполнявшей отчеты, а позже немного потренировавшейся перед тем как начать собираться домой, попутно вспоминая не забыла ли сообщить дочери время, когда вернется вместе с гостьей.
Площадка для аппарации располагалась совершенно недалеко от входной двери, но мелкий дождик все равно успел намочить волосы, пока волшебница осторожно, чтобы, не дай Мерлин, не покалечить никакое растение в саду пробиралась по узеньким дорожкам к крыльцу, заодно показывая путь спутнице и вспоминая, что вообще-то нужно было снять защиту, хотя бы на сегодня, но уже поздно. Уже стоя на крыльце и повернув ключ в замке, девушка с удивлением осознала, что не ощущает привычного действия защитного заклинания, пропускающего её словно нехотя, так как она являлась человеком. Значит, все-таки не забыла. Что же с ней такое? Вроде, взрослая, а волнуется как первоклассница, к которой впервые придут в гости друзья. Хотя, по сути так и было, ведь раньше к ней никто не приходил.
Открыв дверь, Луиза пропустила гостью вперед, а потом зашла сама, заодно закрываясь изнутри. В коридоре было непривычно тихо. Обычно Роуз выбегала или выходила её встречать, сейчас же был только восхитительный аромат кофе, корицы и, кажется, овощного рагу. Только снимая ботинки и вешая форменную мантию, Карсон увидела ребенка, робко выглядывающего из-за дверного косяка, словно боясь подойти. Это было довольно милое зрелище, вызывающее улыбку. Определенно, им обоим, ей и дриаде, не хватало опыта в гостеприимстве и общении с волшебниками, но все это можно будет исправить.
- Привет, - вполне обыденно поздоровалась Луиза, когда малышка все же набралась смелости выйти поприветствовать, - Думаю, чай - это хорошая идея, но сначала, наверное, все-таки ужин. Как вы на это смотрите? - осведомилась девушка, проходя на кухню и оглядываясь на гостью и дочь. Обращаться было проще сразу к двоим. К тому же, волшебница пока не определилась как ей называть старшую коллегу и начальницу раз уж они не на работе.

+2

4

Приглашение от Луизы стало для Эшлинг неожиданностью. Приятной, и в каком-то смысле даже лестной, - авроры вообще редко кому доверяли настолько, чтобы привести в свой дом, особенно в последние годы, и в то же время беспокоящей. Карсон, приемная дочь наяды Медуэй, жила в окружении нимф и сама взяла на воспитание маленькую нимфу, к которой относилась как к собственному ребенку, и визит к ним у ирландки стойко и накрепко ассоциировался с чем-то очень близким к спуску в Холмы. Разумеется, она даже на секунду не подумала отказаться, - да, в любое время, хоть после смены, хоть в выходные, хоть в праздники, пусть хозяева сами выберут время, когда это будет удобно. И небольшой подарок для девочки приготовила, согласно обычаю.
"Дом сидов" выглядел обычным, многие маги строили такие небольшие коттеджи в уединенных местах, не желая селиться в шумном многолюдье магловских городов и постоянно следить за тем, чтобы соседи не замечали никаких странностей, но ступая след в след по узкой дорожке Эшлинг не могла отделаться от совершенно детского ощущения, что все вокруг пропитано особенным волшебством. Что сойдя с выложенной каменной плиткой тропинки можно оказаться на пустынном берегу реки, где нет никакого дома и вообще ни одной живой человеческой души вокруг, или что если помазать глаза волшебной мазью из сказки, то уютная прихожая обратится в зеленый лесной грот.
Вышедшая к ним девочка неуловимо походила на Медуэй, - то же ощущение чего-то не совсем человеческого в пластике движений, в очень красивом лице... Ей три года от появления на свет, а выглядит лет на двенадцать, и сложно даже предположить, на сколько она себя ощущает на самом деле. Как вообще растут дриады? Эшлинг уважительно, как взрослой, кивнула маленькой дриаде и улыбнулась, - Здравствуй. Я принесла тебе подарок, - браслет из бусин прозрачного зеленого стекла, в которых слюдяными вкраплениями отблескивали золотистые искры, Эш достала из поясной сумки и протянула на открытой ладони. Она возьмет, если понравится. В лавке можно было еще выбрать другой, малахитовые резные листья, но к натуральному камню нимфа могла отнестись... неоднозначно, рыжая решила не рисковать.
- Ужин, - уверенно откликнулась Эш на голос напарницы, пристроив мантию на крючок и расшнуровывая ботинки. Соблазнительный уютный запах еды разливался по коридору и манил на кухню, и тут явно был не тот случай, когда от угощения стоило отказываться, - потом чай.

+2

5

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Улыбка гостьи и её приветствие вынуждали и саму нимфу непроизвольно улыбнуться, словно отвечая, что она тоже рада видеть здесь кого-то, а слова о подарке и вовсе вызвали целую гамму эмоций, которая тут же отразилась на детском личике, точнее, в голубых глазах. Удивление, какой-то трепетный восторг как тот, что бывает, когда случается что-то необъяснимое, но невероятно и прекрасное, а потом на секунду промелькнувший страх, опасение. Нет-нет, эта девушка её не обидит. Девочка даже чуть качнула головной, словно отгоняя ненужные мысли. Пока Луиза рядом ей никто не причинит зла, она в это верит. И всем, кому доверяет мама, дриада тоже была готова довериться, даже помня о том, что многие вещи у волшебников бывают с секретом.
Роуз неочень уверенно, но все же протянула руку и осторожно взяла браслет, едва ощутимо прикоснувшись при этом к чужой коже. Впрочем, этого хватило, чтобы почувствовать чужие эмоции, разливающиеся по телу странной теплой волной, укутывающей, как зимнее одеяло, и окончательно ставящей точку в том, что эта леди не похожа на тех людей, которых велела избегать Элоя.
- Спасибо, - искренне и открыто, наполненная чувствами самой же гости, улыбнулась малышка, - Он чудесный и очень красивый, - украшение оказалось надето на тонкую ручку и продемонстрировано маме, которая уже упомянула про ужин, вызывая еще более счастливую улыбку у девчонки, осознавшей, что здесь бояться некого и можно быть собой, - Тогда пойдемте скорее на кухню.
Сама же дриада просто юркнула обратно в дверной прием, оказываясь в небольшом и привычном помещении. Обстановка здесь ей всегда нравилась, все деревянное, теплое, живое, сплетенное из тонких веточек. Все-таки нимфы любили Луизу настолько, что сами создавали практически все, что требовалось для из жизни, самостоятельно. Плита разве что была магловской, но зато удобной и на ней стояла глубокая сковорода с еще неостывшим овощным рагу. Проследив, что мама и гостья сели за стол, Роуз привычным жестом фокусника извлекла две резные деревянные тарелки и большую ложку, чтобы осторожно разложить ужин и поставить перед взрослыми. Также на столе оказались вполне обычные металлические столовые приборы, правда тоже с растительным орнаментом, так как были подарены все теми же нимфами, но на этот раз горными.
- Как у вас прошел день? - с улыбкой осведомилась девочка, выключив духовку и садясь на свободное место, после того как закончила с приготовлениями и поставила перед девушками деревянные чашки с чаем, так как есть в сухомятку тоже казалось неправильным, - Что вы сегодня делали? - конечно, хотелось спросить что-нибудь другое, поинтереснее, но Роуз помнила о правилах хорошего тона и о том, что люди устали после работы и им хочется немного отдохнуть, поэтому их не следует сразу расспрашивать обо всем на свете, ведь вопросов накопилось действительно много и не все они понравятся маме.

+2

6

Наблюдать за общением собственной начальницы и дочери было странно и волнующе. Наверное, Луиза нервничала больше всех присутствующих, ведь на её совести будет если что-то пойдет не так. И если за Эшлинг можно было поручиться головой, что она не станет вредить ребенку, да еще и в чужом доме, то Роуз....Годы общения с нимфами показали то, что эти существа очень трепетно относятся к тому с какими намерениями к ним приходят. Это не Медуэй за сотни лет привыкшая ко всему, это маленькая девочка, которая, если испугается может и покалечить серьезно, объяснив это лишь тем, что почувствовала угрозу, которой на самом деле не было.
К счастью, все эти опасения остались лишь опасениями, потому что дриада приняла подарок гость, который был действительно красивым и подходящим, но самое главное - не вызывающий неприятия у малышки, что тут же надела его на руку. Сама Карсон, конечно, учила её ничего незнакомого не трогать, но Роуз всегда только смеялась в ответ, говоря, что ей никакой, даже самый темный на свете, артефакт не сможет повредить, пока её тело живо и здорово. Проблема была одна - наверняка никто из них этого не знал, а эксперименты проводить не хотелось. Сейчас же украшение стало той ниточкой доверия, что связала нимфу и еще одну волшебницу. Девушка лишь улыбнулась, глядя на эту почти идеалистическую картинку. Теперь уже не о чем волноваться, девочка никогда не ошибалась в том как к ней относится человек, от неё было невозможно утаить ничего, так что можно больше не бояться, что эти двое не поладят.
Кивнув в ответ на предложение пройти на кухню, Луиза проследовала за дочерью, пропустив вперед себя гостью. Кухня встречала теплом и ощущением домашнего уюта. К тому же, вкусный запах тоже способствовал хорошему настроению, как и вид ловко управляющейся со всей этой утварью девочки. Когда-то волшебница пыталась отучить Ро заботиться о ней, на что получила решительный отказ и слова о том, что раз она заботится о благополучии целой страны, то кто-то должен заботиться о её собственном. Было удивительно, что дитя природы так легко управляется с магловской плитой, готовит человеческую еду, которую сама ни разу в жизни не пробовала и спокойно относится к тому, что её названная матушка формально ест то, что когда-то было живым, её сородичами. Все же нимфы удивительны, они абсолютно светлые, среди них не бывает злых и алчных, в них заложен смысл служения другим, как бы странно это ни звучало.
- Спасибо, - с улыбкой поблагодарила девушка, глядя на довольное личико дочери, что наконец тоже села рядом с ними, - И приятного аппетита, - право отвечать на вопросы ребенка она предоставила гостье, так как её собственные рассказы каждый день были почти одинаковыми, а вот у начальницы могло получиться преподнести даже все те же события по-другому. К тому же, Роуз ведь хотела поговорить именно с Эшлинг, а не с матерью, так что Карсон начинала задумываться о том, что через некоторое время можно будет вежливо оставить их, сославшись на дела, потому часть вещей дриада точно не станет спрашивать при ней. Лучше она об этом услышит от старшего аврора, чем от какого-нибудь фанатика или ярого идеалиста.

+2

7

Подарок, Эшлинг упорно кажется, что все-таки ритуальное подношение, принят, - можно спокойно заходить, хозяйка этого места к ней благосклонна. Что хозяйка в доме - именно девочка, ясно видно, если присмотреться внимательно: стены словно сплетены из тонких ветвей, в теплые домашние запахи вплетается свежая нота живой зелени, и даже приборы украшены растительным орнаментом. Она все-таки не ошиблась насчет лесного грота, - сходство есть. И если ее этот дом принимает уютом и спокойствием, то любому явившемуся с недобрыми намерениями наверняка придется очень плохо, стоит малышке шевельнуть пальцем или хотя бы нахмурить брови.
Эш еще с минуту по инерции ждет, что Роуз поставит третью тарелку, для себя, - невежливо приступать к еде, когда у кого-то за столом ее еще нет, и только потом понимает - нимфе не нужно. Это сиды, если верить сказкам и преданиям, любят роскошные пиры, и человеческую пищу тоже уважают, особенно хлеб и молоко, а она, наверное, разве что воду пьет, и то может быть не этим "телом", а выливает к корням своего растения. - Спасибо, - благодарный кивок сопровождает чуть смущенная улыбка. - Приятного, Карсон. - Вопрос не то чтобы застал ее врасплох, Луиза говорила, что девочка будет интересоваться разным, может таким, что человеку в любом возрасте просто не придет в голову спрашивать, но Эшлинг не ожидала, что ее с этими вопросами бросят одну. Нет, она раньше рассказывала о работе ребенку, младшему брату, чуть переиначивая реалии так, чтобы их аврорские будни не отличались на словах от работы магловской полиции, точно проверить-то, случалось ли рассказанное в Лондоне, из ирландской глубинки все равно нельзя, но Доминик - здоровый пятнадцатилетний парень, почти догнавший сестру в росте, уже заглядывающийся на девушек и с малых лет получивший прививку того простого житейского цинизма, который присущ деревенским. Он уже и помогал старшим резать скот, и на охоту с ними ходил, и вообще отличался правильными устоями, но не душевной трепетностью. Его если и трогали аврорские истории, то точно не жестокостью и опасностями профессии, скорее просыпавшимся временами желанием тоже "приласкать" как следует фигурантов некоторых дел. А маленькой нимфе что сказать? Вряд ли она ждет протокольно-вежливого "нормально" и "да так, то одним, то другим, ничего особенного". И попытку соврать она почует, эти создания - живые детекторы лжи, лучше книззлов. - Спокойно, - улыбнулась Эшлинг. Лучшее описание хорошей смены - ни нападений Пожирателей, ни новых трупов с признаками жуткой насильственной смерти, ни облав с не предсказуемым на самом деле результатом, ни новых темных мутных историй, в которых попытки докопаться до правды могут потом занимать месяцы, пока не увенчаются успехом. - Разбирали текущие дела, готовили по ним отчеты, проверили пару новых обращений, "пустых", как выяснили: темное проклятье оказалось ошибкой в дозировке ингредиента в зелье, а порча - обычным совпадением. Луиза вообще много рассказывает тебе о работе?

+2

8

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Слова благодарности вызывают у нимфы лишь пожатие плечами, мол, ничего особенного. Для неё забота о тех, кого она внутренне считает младшими, хотя, на самом деле, они намного старше, так же естественна, как для людей отдергивание руки от горячего. Что-то на уровне чуть л не безусловных рефлексов, ведь все, кто рядом с ней, кто к ней хорошо относится, автоматически воспринимаются как те, за кого она в ответе. К тому же, всегда любопытно просто наблюдать за людьми, хотя мама и говорит, что это неочень вежливо, Роуз абсолютно все равно, в данный момент, поэтому она, конечно, не совсем нагло, но почти не сводит взгляда с гостьи и чуть хмурит в непонимании брови, услышав обращение к родительнице по фамилии. Так к Луизе никто не обращался на памяти малышки. Этикет и все такое, но сейчас они ведь дома.
Невысказанный вопрос буквально застывает в воздухе, дриада даже открывает рот, чтобы его задать, но потом осекается, вспомнив, что люди слишком любят все усложнять. Так не принято. Так невежливо. Так нельзя. Интересно, у них хоть что-нибудь можно сделать, не нарушив каких-нибудь правил? В любом случае, не её дело лезть в чужую культура и выдуманные усложнения, хотя, конечно, такое обращение сильно коробит слух того, кто никогда не жил в человеческом обществе. Зато встает хороший вопрос о том, как обращаться к гостье. Нет, можно и дальше просто называть на "вы", но это тоже глупо и неудобно.
Тем не менее, девочка с интересом слушает ответ девушки, пытаясь вспомнить, что имеется под "текущими делами". Луиза не рассказывает, но это совершенно не значит, что Роуз не знает. Как раз-таки наоборот, в чем-то она осведомлена куда лучше, благодаря сестрам, живущими в Министерстве или домах других волшебников, да и Медуэй с ней часто делится заботами.
- Нет, - дриада даже чуть качнула головой, вспоминая, что у них был всего один разговор о работе и из него не очень-то понятно, конечно, если не считать случаев, когда матушка, как зверь, запертый в клетке, мерила шагами кухню и гостиную, волнуясь за кого-нибудь. Ну или ночь после Кровавого Рождества не могла уснуть, а Ро слышала их разговор с Медуэй. Информация та еще, особенно, про какие-нибудь дела, но она не пугала, а вызывала академический интерес. Непонимание того, что есть "темная магия", зачем волшебники это делают и почему именно так, ведь есть средства куда эффективнее, - Матушка почти ничего не рассказывает, но я все равно много знаю, - скрывать не имело смысла, из вопросов родительница все равно поймет, что дочь знала и то, от чего её так упорно пытались оградить, думая, что ей это сломает психику. Глупости да и только, нимфы в принципе спокойнее относятся к смерти, особенно, человеческой, если исключить отдельных личностей, - А как вы определяете, что это было темное или нет? По какому принципу? Или есть какая-нибудь бумажка, в которой написаны темные и светлые проклятия? - на секунду нимфа замолчала, а потом, чуть смущённо, но все же продолжила, - И как мне можно к вам обращаться?

Отредактировано Medea (2017-10-01 18:24:50)

+2

9

Слушая ответ и вопрос Эшлинг, Луиза лишь мысленно вздыхает. Да, это её просчет, что с ребенком она о работе разговаривала крайне мало, как и в том, что Роуз так забавно хмурит бровки, от звучания столь непривычной, чужеродной, для неё, фамилии. Нимфы, в этом вопросе, куда проще относятся к тому, как называть друг друга, веря в то, что от имени сущность не меняется, а значит нет смысла все усложнять. С другой стороны, они все друг другу дочери и сестры, даже если среди них и есть условно главные, как Медуэй или Элоя, то они все равно более-менее на равных. Им не важен возраст, им важно понимание мира, умение отвечать за свои слова и поступки, а все остальное это мелочи, которыми они, бессмертные и вечные, могут пренебречь.
Но куда больше её поражает ответ собственного ребенка. Конечно, глупо считать, что дриада совсем ничего не знает, но вот это "много" очень смущает в сочетании с тем, что её народ, в принципе, считает, что знаний много не бывает. Возникает ощущение, что её так невзначай упрекнули в том, что она не захотела делиться с самым родным существом своими проблемами и все равно, что делала это, условно, для его же блага. Стало даже как-то неуютно от мысли, что Роуз слышала её, пусть и пересчитанные по пальцам одной руки, истерики. С другой стороны, сама нимфа в этом доме появилась из-за душевных терзаний хозяйки после принесения аврорской присяги, так что тут нечему удивляться и нечего бояться.
Впрочем, вопросы девочки, пока что, не кажутся странными. Вполне нормальный интерес для ребенка, стремящегося понять суть магии и мировоззрение волшебников. К слову, сама Луиза тоже не слишком-то задумывалась о том, по какому принципу они различают темные и светлые проклятия, ведь и колдомедицинскими можно убить, да даже бытовыми. Было бы желание, как говорится, а способ найдется.
- Нет, - волшебница позволяет себе начать отвечать, даже слегка улыбнувшись, представив этакую табличку для заучивания, что относить к темному, а что нет, - Никаких списков у нас нет, есть то, что принято считать темным, но почему, лично я, не знаю, - уж явно не по принципу, что им можно навредить. Аврорские заклятия тоже бывают не самыми безобидными, тот же "пресс" или "лезвия". Мерлин упаси, кого-нибудь им злоупотребить или не рассчитать свою силу, будет прекрасный свежий труп, вместо схваченного преступника. В любом случае, более точного ответа, чем дала, Луиза, в силу своего сравнительно недавнего постоянного общения с магами, дать не могла, да и каких-то действительно весомых критериев для оценки не замечала, просто принимая то, чему её учили, как данность и истину.
Но было очень интересно послушать мнение гостьи об этом, как и её ответ об обращении. Все же Эшлинг не самый обычный человек и к её словам Карсона прислушивалась почти так же, как и к советам Медуэй, прожившей на свете не одну сотню лет, а вопросы, напрямую касающиеся работы, всегда интересовали любого аврора.

+1

10

Эшлинг только моргнула удивленно, услышав ответ Луизы, и приподняла бровь с выражением, которое можно было истолковать как "прости, это ты сейчас действительно сказала, или мне кажется?". Если не показалось, - ее куратора надо долго бить, возможно даже ногами. Или кого-то из инструкторов аврората, ответственных за программу Защиты от Темных Искусств. Или стажеров, пока они еще стажеры, чтобы информация лучше усваивалась... В общем где-то на пути передачи основополагающих знаний явно возникает помеха, и ее стоит найти и устранить. Она вот только в конце сентября минут двадцать доносила до Бэгнольд, что собой представляет темная магия, и почему ее нельзя трогать даже пятиметровой палкой, и теперь вот снова. "Я не знаю, с чем вообще борюсь". Ладно, в этом вопросе толкователи за несколько веков так и не дошли до единого мнения, но хотя бы вооружившись парой теорий и немало насмотревшись на практику собственное можно было выработать? Эш глубоко вздохнула и отложила вилку. Под лекцию об этих материях есть уже даже не очень хотелось.
- Зови меня Эшлинг, Роуз, - старая формула, позволявшая вместо собственного имени назвать прозвище или любое вымышленное, вырвалась сама, хотя настоящее скрывать от нимфы она не собиралась, - извини, мне надо было представиться сразу. Определить нетрудно, - ирландка извлекла из поясной сумки вытянутый серый прозрачный кристалл на цепочке, - если темные чары наложены на место или предмет, - то проще всего вот этим, "нюхлер" тянется к источнику подобной магии, указывает на него, как стрелка компаса - на север. Если на живое существо, то это надежнее определяют колдомедики, диагностические чары показывают поражение темной магией, но с живыми существами сложнее. С мертвыми тоже разбираются колдомедики, ищут остаточные следы магии и на вскрытии - характерные повреждения. - Эшлинг, пожалуй, легче было говорить с девочкой, чем Луизе, - она не испытывала к ней той трепетной, заботливой нежности, какую чувствует мать к своему ребенку, даже если не выносила его в собственном чреве, к тому же перед ней Роуз не представала человеком, хотя и выглядела совершенно так же. Это ощущение "иного" преобладало над "ей всего три года" достаточно, чтобы пусть без подробностей, но рассказать некоторые вещи. К тому же дриада вполне возможно будет жить с людьми, она для Луизы, аврора, - самое близкое существо, надо же ей понимать своего человека? - Есть перечень известных темных заклинаний, и не только заклинаний, еще зелий, ритуалов, магических практик, но не отдельным списком, это все - в десятках книг, в основном запрещенных к распространению в Британии, исключая книги по Защите. Принцип их объединяет один - желание причинить зло, исказить естественный порядок, оно служит основой и главной целью любой темной магии. И в отличие от всех остальных чар без этого желания скастовать их невозможно. - Вот вокруг "зла" полемизировать любили все, примеряя и выворачивая понятие на свой личный вкус, некоторые доходили и до того, что утверждали, будто зла вообще нет, оно исключительно субъективно и относительно, кому-нибудь другому это принесет добро, но Эшлинг никак не могла представить, как можно не видеть разницы между предназначенным разрывать живую плоть "лацеро" и бытовым режущим заклятьем, изобретенным для удобного раскроя ткани. И кому первое хоть как-то может принести добро. Для нее Тьма была плотной и реальной, и источник ее - прекрасно известен.

+2

11

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Смотреть на немой диалог взрослых было забавно, особенно, если учесть, что понимание темного у этих двоих было абсолютно разное изначально, только лишь исходя из воспитания. Роуз прекрасно понимала Луизу, которая, когда дриада только появилась в её жизни, как раз-таки очень страдала от того, что боится потеряться в этих заклинаниях, растворить в них свою душу подобно сахару в горячем чае, потому что нимфы прекрасно знают, что такое созидание, как отличить светлое от нейтрального и научили этому и девочку. А вот с темным возникали проблемы.
И все же девочка не спешила задавать вопросы, внимательно слушая и смотря при этом на гостью, чье имя оказалось вполне подходящим ей. Но все же, малышку слегка опечалил факт отложенного столового прибора, хотелось протянуть руку, прикоснуться к волшебнице, понять, что случилось, почему людям вообще так тяжело говорить на эту тему. Это ведь естественно - желать понять как все устроено. И было крайне трудно заставить внутреннее негодование замолчать. Их просто по-разному учили относиться к магии. Она не инструмент, не что-то, что можно запереть в коробочке или покрасить в нужный цвет. Это ведь их суть, основа, то, что отличает от маглов, дает силы жить и материализовывать свои желания, без которых это, в принципе, невозможно. Можно что-то сделать не подумав, но нельзя сотворить даже самый простой люмос без четкого и конкретного желания зажечь огонек на конце своей палочки.
- Нет, с непростительными все понятно, - наверное, странно видеть ребенка, говорящего такие вещи, особенно с весьма твердой уверенностью, - Они непростительные потому что пошли против основополагающих законов магии и природы - разрушают личность, причиняют невыносимые и ненужные страдания живому и лишают жизни по собственной прихоти, хотя не имели на это права и необходимости. Но ведь не со всеми так, некоторые темные проклятия, формально, не отличаются от нейтральных по заложенной в них основе. Почему есть несколько удушающий проклятий, но только одно из них темное, хотя смысл в них закладывался одинаковый? Понятно, что на какие-то заклинания настроены артефакты и они их распознают, но по какому принципу происходит разделение чар? Что лежит в основе градации, если исключить осознанное желание причинить боль или убить. - было странно это спрашивать, но необходимо. Она не понимала как можно разделить что-то на темное и светлое, черное и белое, как прочертить тут грань, что, по мнению магов, являлась законной. Почему заклятия с похожим принципом относятся к нейтральным и темным чарам? Почему для чего-то нужно желать смерти человеку, а для чего-то достаточно по ошибке, в приступе ярости или из холодного расчета произнести формулу, но оно тоже будет темным. Наверное, в чем-то Элоя права, дриаде никогда не понять того, что волшебники принимают за истину, учась в школах, поступая на стажировки.
Девочка тяжело вздохнула, задумчиво посмотрев на плетеный пол. Забавно, можно ли так же разделить её магию на темную и светлую, ведь она не использует заклинаний, она просто живет этой самой магией, дышит, а потом преобразует во что-то материальное и уже работает с этим, это всегда её истинное желание. Тогда ведь получится, что и сама она, будет темной или светлой, так как практически соткана из самой магии. И все же, не сдержавшись, мысленно попросив прощение у мамы за то, что это безобразие придется убирать, Роуз легким движением коснулась середины стола, позволяя хрупкому, на вид, цветку прорасти, но пока не раскрывать свой бутон.
- Ну, вот, скажем, эффект моего, условно, заклинания. Оно темное, светлое или нейтральное? С виду, безобидное, особых сложных свойств не имеет. А если я скажу, что он ядовит и его аромат убивает и вырастить мне его захотелось специально для того, чтобы в следующую секунду от открыл бутон и вы задохнулись и умерли в жуткой агонии? Оно станет темным, потому что его конечной и единственной целью была ваша мучительная смерть? Или, предположим, его листья и сок имеют чудодейственные лечебные свойства, а я затратила массу сил, чтобы его вырастить. Оно будет светлым? А если любой наяде захочется преобразовать воду в хлыст или струей крутого кипятка практически сварить человека заживо, это тоже будет темной магией? Она ведь не предназначена для приготовления супа, а именно для нанесения физических увечий и убийств, и у нимфы будет очень конкретное и искреннее желание, да и цель понятна и ясна. Как быть тогда? Как определить, что будет темным, причиняющим вред, а что нет, если у них всех конкретная цель - нанести вред, исказив при этом то, что было создано природой?

Отредактировано Medea (2017-10-02 07:04:18)

+2

12

Луиза лишь поспешила отвести взгляд от начальницы, но не из-за чувства вины или того, что она сказала что-то неподобающее, просто не было возможности ответить без слов и лучше не давать лишних поводов для споров. Принципиальность Карсон знали все, как и она сама. У неё никогда не вставал вопрос: "почему нельзя использовать?" или "почему бы не научиться непростительным, раз власть разрешила?". Нет, с этим все было прекрасно. Девушка четко разграничивала, что темное, почему его нельзя использовать и к чему это может привести, лично её. Эшлинг, конечно, знать не могла, но даже собственный боггарт напоминал волшебнице о том, что темная магия - это та подножка, о которую ей стоит споткнуться лишь однажды, чтобы пойти по дорожке своего почившего родственника, чьи деяния чуть не уничтожили всю их семью. Вся её история, в целом, была тем живым и вечным напоминанием и клеймом о том, к чему приводят темные заклятия, как они разрушают и отнимают жизни людей.
Она всегда знала за что воюет, от чего защищает, но задаться вопросом как работает тот же "нюхлер" ей никто не запретит. В него правда огромным назывным списком закладываются все заклятия на которые он должен реагировать? Нет, потому что такого списка, в принципе, не существует. Есть запрещенные книги, заклятия, ритуалы и зелья, но нюхлер ведь реагирует и на неизвестные Аврорату чары, значит, там другой принцип. Какой? По какому принципу этот артефакт определяет темную магию? Раз он может это делать, значит, такой был и вообще-то было бы неплохо его выяснить, потому что, допустим, на его основе можно было сделать и другие полезные вещи. Если найти научное обоснование тому, какая магия темная, а какая светлая, то жить станет легче всем. В первую очередь, самим аврорам, для которых можно будет разработать дополнительное снаряжение или новые служебные заклятия. Это упростит судебные процессы в отношении экспериментальных разработок. Она не знала именно с научной точки зрения, как это обосновать железобетонно сделать неоспоримой истиной, а не предметов вечных споров о добре и зле.
И слова Роуз вызывали лишь тяжелый вздох. Все-таки надо было пресечь этот разговор в самом начале, иначе они сейчас заберутся в такие дебри, что и представить страшно. Жажда знаний - это прекрасно, но только не в таком формате. Вот, наверное, для таких случаев научное обоснование очень пригодилось бы. Никто ведь не станет спорить, что земля шарообразная, хотя когда-то считалась что плоская, потому что это доказали научно. В какие-то момент сильно не хватало доводов, основывающихся не на личном и не общественном устоявшимся за века мнении и нормах, а именно факта, с которым не поспоришь, ведь людские понятия нравственности для нимф чужды, а вот законы природы, которые открыла наука, нет.
Но не признать рассуждения девочки о цветке довольно здравыми, для ребенка её возрасте, было нельзя, как и оставить без внимания, с учетом, что, в данный момент, растение было безобидным, хотя и редким и востребованным для зельеваров, но ведь никто не исключает возможности, что Роуз способна вырастить щелчком пальцев что-то действительно смертоносное, призванное убивать. Это ведь будет магия, формально, чем-то похожая на очень сложную невербальную трансфигурацию, которая у нимф идет как врожденное и крайне сильное умение. Да и отрицать то, что та же Медуэй за свою жизнь убила более чем достаточно людей именно своей магией и с четким желанием отправить их на тот свет, как минимум, глупо. Это тоже была магия, специфичная для этих существ, но, если верить их идеологии, то магия едина для всех, просто все в ходе эволюции научились использовать её по разному, для своих нужд.
- Скорее всего, если бы это было заклинанием, которое конкретно выращивает именно этот цветок с всегда заданной целью - по приказу раскрыть бутон и привести к мучительной гибели всех или же просто выпускало газ со схожим действием, основанным на действии яда растения, то это, почти со стопроцентной вероятностью, было бы темным и запрещенным. Если же заклинание, как дриада, может вырастить любое растение, то его было бы сложнее считать темным или светлым, скорее это просто бы относили к разделу трансфигурации, но при использовании его для причинения вреда человеку судили бы по той же статье, что за убийство или нанесение тяжких повреждений, если исход не был летальным. - во всяком случае, это было её мнение. С магией нимф Луиза была знакома чуть лучше других волшебников, но разделять её на светлую и темную не пробовала. Поступки, да, не всегда одобряла и понимала, они у них бывали, порой, жуткими и бесчеловечными, на её взгляд, но они защищали себя как умели и их сложно было в этом упрекнуть, поэтому назвать ту же Медуэй или Элою темной у Карсон бы язык не повернулся, хотя вопрос интересный и, возможно, его как раз-таки со старшими нимфами стоит обсудить. Может быть, ответ на извечный вопрос куда ближе и проще, чем кажется.

+2

13

Эшлинг кивнула, соглашаясь со словами Луизы, - они не расходились с ее пониманием. Проблемы обычно начинались дальше, когда люди, в большинстве своем даже далекие от науки, с помощью ее чистого скальпеля пытались разобраться в том, что научного объяснения не имело и не могло иметь. Что есть магия и в чем ее источник? Что есть душа? Что есть Тьма и Свет? Почему живое - живо? Они разделяли все это на части, обследовали их со всех сторон и удивлялись, почему из разъятого целого ускользает что-то ключевое для понимания, почему оно - не просто сумма своих частей. Нет, какие-то ответы они находили, нередко даже полезные  и помогающие разобраться в какой-то из частей: изучение живого исключительно продвинуло колдомедицину, зоологию, ботанику, но на главный вопрос все равно не дало ответа. Бывало и что не найдя его ученые решали, что его не существует вовсе, раз это нельзя объяснить и измерить с помощью весов, инструментов и приборчиков, маглы, например, решили, что души и магии нет на самом деле, раз их нельзя упаковать в коробочку и подписать ее "образец №". Маги вот так же маялись с определением и классификацией магии, до сих пор напоминавшей как-то попавшуюся Эшлинг шуточную "китайскую" классификацию животных, в которой были: принадлежащие императору, нарисованные тонкой кистью из верблюжьей шерсти, сказочные, прирученные, набальзамированные и похожие издали на мух. Ну не влезала магия, дыхание мира, в коробочки с номерами, как ни пихай.
- Роуз, никто, даже самый умный маг на Земле, не даст тебе универсальную линейку, которую можно приложить к любому заклинанию и точно сказать: "вот это - очень темное, вот это - поменьше, а вот это - почти серенькое, им можно пользоваться безопасно для себя". - Цветок ее не испугал: Эш не чувствовала опасности. Дочка Луизы не подвергла бы риску собственную мать, тоже человека, не смогла бы так вот просто убить гостя, которого сама пригласила в дом, и не выдать агрессию выражением лица и взглядом скорее всего не смогла бы, - нимфы, особенно юные, не сильны в искусстве скрывать эмоции, они ими практически живут. Да и кристалл даже не дрогнул на цепочке. - Если без искреннего, глубокого желания причинить кому-то зло заклинание просто не получится - оно темное. Если не получится без желания помочь, защитить, сделать что-то хорошее - оно светлое. Я могу принести тебе с десяток томов кроме тех, до которых ты уже добралась, судя по познаниям, - Эшлинг коротко и легко усмехнулась, - могу пригласить к вам нашего с Луизой друга и коллегу, и всех присутствующих тогда ждет лекция часа на три о Каббале и Древе Клипот, Древе Игдрасиль и плане Хель, об истории представлений людей о Тьме и Свете, с примерами известных практик, с развесистыми научными определениями, но в итоге все сведется к тому, как люди на протяжении всей своей истории пытаются понять, что есть зло и как оно соотносится с божественным замыслом, описать и объяснить то, что чувствуют душой. Что-то удалось, но Самого Правильного и единственно верного Способа там все равно не будет. Он не в книгах и не в словах, он - здесь, - убрав кристалл в карман, Эш прикоснулась к груди, нашла пальцами цепочку креста под тонкой тканью рубашки. - Если хочешь,я могу попробовать показать.

+2

14

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Роуз внимательно слушала ответы взрослых, даже чуть склонив голову к левому плечу. В её голове постепенно, но все же начинало вырисовываться то, как волшебники воспринимают магию, условно разделяют на темную и светлую. Не самый простой способ, но вдеь никто не обещал, что понять другую расу будет легко, так что девочка лишь сосредоточенно кивнула матери и гостье, соглашаясь с доводами, которые нужно будет обязательно пересказать кому-нибудь из старших подруг. Вдруг что-нибудь еще интересное подскажут, а пока можно было заинтересоваться собственными воспоминаниями. Основной ведь вопрос, лично у неё в душе, был в том, что является ли она светлой или темной, плохой или хорошей, хотя бы относительно людской морали. Хотелось ли ей, не в приступе ярости, кого-нибудь убить или покалечить? Нет, наверное. В её душе попросту не существовало таких чувств. Нимфы не убивали по прихоти, они защищались от пустого уничтожения, поэтому им было недоступно то, что люди называли желанием причинять боль.
Слова о книгах и каком-то друге, умеющем читать такие длинные лекции вызывали очередную смену эмоций. Вот теперь Ро не напоминала серьезную и взрослую, она снова стала самым обычным ребенком, которого просто тянет ко всему новому, а не к философским рассуждениям. Но вот последняя фраза вновь заставила остановиться на полпути от того, чтобы задать вопрос. Слишком это напоминало слова Элои и Медуэй, когда они пытались ей объяснить почему любят Луизу. А еще они тоже приводили пример цветка, показывая что такое "пустышка", в которой нет ни любви, ни души. Любое разумное или условно разумное существо, по их мнению, душой всегда потянется к природе, ведь именно она научила его любить и быть любимым. Может, с тьмой и светом так же? Если замолчать и прислушаться к себе, не ошибешься с выбором. Как внутренний компас, однажды настроенный и показывающий верное направление.
- Хочу, очень хочу, - после нескольких секунд молчания серьезно откликнулась дриада, - И книги тоже хочу почитать, и с вашим коллегой пообщаться, и вообще все-все посмотреть, - она бы еще добавила "попробовать", но осеклась, вспомнив, что не может. Ей таким никогда не овладеть, но это ведь не помешает посмотреть и понять, наконец разобраться хотя бы в себе, а мир.....Ну, пусть мир как-нибудь сам, ему, наверное, виднее, что для него темное и светлое.
- Но сначала, давайте, попьем чай, - все же пора было разогнать эту несколько печальную атмосферу, навеянную тяжелыми разговорами. Сидеть в такой обстановке для эмпата было весьма некомфортно, поэтому девочка поспешила выложить уже чуть остывшее печенье в хрустальную вазочку и поставить перед волшебницами, - Или все-таки кофе? - если ей эта гадость не понравилось, совершенно, не значит, что взрослым не захочется. К тому же, пока они его пьют можно будет успеть вымыть посуду, чтобы потом уже ничего не мешало. Да и настроение после сладкого должно немного улучшиться. Лично Роуз, не хотела заканчивать ужин на столь странной и гнетущей ноте, лучше на чем-нибудь веселом и приятном. Например, подарках. Раз ей подарили браслет, она тоже что-нибудь подарит, вот как узнает, что захочется гостье, так обязательно подарит или хотя бы постарается эту вещь достать, чтобы потом через маму передать.

Отредактировано Medea (2017-10-03 16:30:38)

+2

15

Если бы кто-то посмотрел на всю эту беседу со стороны, то, наверное, был бы совершенно прав, рассудив, что девочку и старшего аврора можно оставить наедине, так как третий человек им здесь только мешал. Возможно, так и следовало сделать. Во всяком случае, сейчас, когда они немного прояснили ситуацию с темной и светлой магией и опасаться особо уже нечего. Роуз явно не собиралась проверять нервы гостьи на прочность, а та в свою очередь была более чем лояльна к странным детским вопросам. Все складывалось как нельзя лучше и Карсон всерьез начала рассматривать возможность тихонько ретироваться в лабораторию, чтобы продолжить свои расчеты для научной разработки, которой активно занималась.
Только вот последняя фраза начальницы заставила помедлить. Луиза вопросительно посмотрела на Эшлинг при озвучивании предложения показать. Разговоры разговорами, но что-то ей бы не хотелось проводить эксперименты в собственном доме, особенно, на такую философскую тему. Честно говоря, волшебница очень смутно представляла как можно попытаться показать что-то подобное, в голову лезли только весьма радикальные способы, которые были сравнимы с ушатом ледяной воды и применялись Медуэй, когда у Карсон начинала "медленно, но верно ехать крыша" или случались нервные срывы. Такого она бы сама Роуз не пожелала, не в этом возрасте, но О'Флаэрти вряд ли бы стала делать что-то подобное, поэтому хотелось просто уточнить этот момент.
Но, в любом случае, доверить дриаду Эшлинг волшебница бы не побоялась, хотя бы в образовательных целях. Как говорила Медуэй, пара шишек еще ни одному ребенку не повредила. В благоразумие начальницы Луиза верила больше, чем в собственное, так что окончательно успокоилась и устало улыбнулась девочке, когда та поставила перед ними вазочку с печеньем.
- Спасибо, но присядь, я тоже хочу позаботиться о гостях, - с этим словами Карсон мягко усадила ребенка обратно на стул, а сама быстро сполоснула собственную чашку и налила в неё кофе. Возвращаться за стол не было смысла, так что девушка осталась у плиты в ожидании ответа Эшлинг по поводу чая и кофе, - И, вы не будете против, если я вас ненадолго покину? - пожалуй, это все-таки было самое удачное время удалиться, даже если потом ей достанется от начальства за отступления без приказа "с поля боя". Все же каждый родитель должен помнить, что ребенок имеет право на то, чтобы его не контролировали каждую секунду, а Роуз нужно чуть больше свободы и личного общения с людьми.

+2

16

Сложно, наверное, привыкнуть к тому, как у маленькой нимфы меняется настроение: только что она была серьезна, настойчива и готова вытребовать нужные ей ответы, и тут же неожиданно удовлетворилась... не ответами даже, и не обещанием их дать, всего лишь потенциальной возможностью получить еще пару книг и поговорить с еще одним человеком. И даже не пожелала, чтобы ей немедленно показали, что бы там Эшлинг ни предложила показать. Эш только хмыкнула недоуменно и чуть пожала плечами. Человеческий ребенок на месте Роуз ни за что бы не отложил настолько важную для него тему ради чаепития, вообще не отложил бы ни на секунду. Нет, сейчас, показывайте, приносите, зовите, раз уже согласны все это делать, а мама не запрещает.
Нет, приносить девочке серьезные трактаты она в любом случае не станет, по крайней мере не спросив на этот счет совета Медуэй, - все-таки взрослая нимфа лучше любого человека скажет, что уже можно дать маленькой, к каким книгам рано подпускать, а какие должны идти в комплекте строго с живым консультантом. Но пара учебников по Защите точно не повредят. А что касается друга и коллеги... ну Саваж точно заинтересуется, - ему интересно всякое новое явление, а тут такая возможность хоть немного изучить живую нимфу, расспросить о ней самой и о ее народе, узнать, как они думают, как чувствуют, как живут... А потом эти двое, воспитанная рэйвенкловкой нимфа и рэйвенкловец, зацепятся языками, срастутся головами, сплетутся ветками, Дункан научит девочку этому птичьему научному языку, в котором нормальные люди понимают слово через два, она его - чему-нибудь своему, и чтобы вытащить товарища на смену, придется забирать его из этого дома лично, запасшись у Мурены парой порций тонизирующего, потому что ну какой нормальный "ворон" потратит ночь на сон, когда можно потратить на настолько интересный разговор? Встречу двух цивилизаций практически?
- Кофе. - Кто бы усомнился в выборе, особенно под вечер после рабочей смены? Да еще к вкусному печенью? - Если есть сливки - то со сливками. Я не против, Луиза, иди. Обещаю, что масштабных магических опытов и прочего беспорядка мы устраивать не станем.

+1

17

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Когда её снова усадили за стол, девочка в недоумении посмотрела на матушку, наливающую себе и гостье кофе. Сидеть на месте не хотелось, поэтому, абсолютно в наглую и без разрешения, воспользовалась словами волшебницы о сливках, чтобы снова оказать на ногах и достать из шкафчика, с наложенными чарами охлаждения, маленький керамический кувшинчик с вышеназванным продуктом.
Подавая его родительнице, Роуз лишь мило улыбнулась в ответ на вопрос и покачала головой, хотя в голубых глазах явно появилась искорка того святого детского озорства, с каким воруют конфеты или ищут спрятанные перед Рождеством подарки. Пусть мама готовит свой сюрприз, не зря же они две недели поставили настаиваться отвар из златоглазок, сейчас самое время его использовать. Дриада потом обязательно заглянет в лабораторию, убедится, что там ничего не взорвалось, но сейчас она проводила родительницу взглядом, поставила перед гостьей чашку горячего кофе со сливками, а потом, не выдержав, тихонько подошла к двери и выглянула в коридор, чтобы убедиться, что девушка действительно ушла в лабораторию и, даже при желании, ничего не услышит из-за заглушающих чар, наложенных на неё.
Вернулась за стол нимфа совершенно счастливая и с горящими от любопытства и предвкушения глазами. Каждый ребенок мечтает о свободе, о самостоятельности и вот сейчас она её получила даже в большем объеме, чем могла мечтать. Роуз искренне надеялась, что Эшлинг не окажется такой же занудой, как Луиза, Медуэй и Элоя, твердящие в один голос, что милые маленькие девочки не должны интересоваться политикой, боевыми чарами и всем прочим. А еще они не должны общаться с людьми, дарить им что-нибудь и привязываться к ним тоже не нужно. Вот как так жить?
- Вы обещали мне что-то показать, - напомнила девочка, усаживаясь на стул напротив гостьи и обдумывая как бы тактично спросить все, что хочется. В итоге, ничего путного за несколько секунд не было придумано, поэтому было решено не изобретать люмос, - И ваше имя....Оно очень красивое. Вы, наверное, знаете много сказок и легенд? - мама не любила эти глупости про истинные имена, а Роуз нравилось думать, что они даются не просто так, что влияют на что-то, а пройти мимо столь волшебного почти в прямом смысле она просто не смогла. Конечно, хотелось еще с надеждой спросить о том, что они ведь не собираются правда чинно и мирно сидеть без всяких магических экспериментов, но это пока рано. Но вопросов действительно было много, в первую очередь, оставалась открытой тема ответного подарка, а все остальное чуть позже. Лучше говорить о чем-нибудь веселом, приятном и добром. Работы и войны взрослым и без неё хватает.

офф

Уход Луизы с игроком согласован, вписан в пост, чтобы не задерживать всех.

Отредактировано Medea (2017-10-05 19:42:19)

+1

18

- Это ирландское имя, - Эшлинг улыбнулась девочке и кивком поблагодарила за кофе, - оно означает "сон" или "видение". И да, я знаю. Сказки, легенды, истории... Там, где я выросла, есть традиция хотя бы раз в сезон собираться по вечерам несколькими семьями и рассказывать их, и в большинстве историй обязательно вспомнят один народ, очень похожий на твой. Ши, народ Холмов, в Ирландии они живут рядом с людьми, и их можно встретить даже когда совсем этого не ожидаешь. - А еще наверное временами их действительно путали с нимфами и с легкой руки записывали хранительниц природы в племя богини Дану. Почему бы и нет? И может даже не были так уж неправы? - Если хочешь, я расскажу пару. А то, что я хотела показать тебе... из чего рождается темная и светлая магия. - Пожалуй, это будет лучший способ объяснить маленькой нимфе, в чем состоит разница между двумя понятиями. И объяснять уже пора, раз она начала задавать вопросы, потому что ответы она все равно найдет, с чьей-то помощью или без нее. - Дай мне руку пожалуйста?
Не то чтобы прикосновение было необходимо, нимфы наверняка могут воспринимать человеческие эмоции и так, просто находясь с кем-то в одной комнате, но оно может сделать восприятие более точным. Воспоминания настоящих чувств почти не передают, только вызывают их эхо, и слишком впечатлить девочку Эшлинг почти не опасалась. Но в первую "порцию" воспоминаний все равно не стала погружаться глубоко. - Слушай. Только не испугайся, я просто вспомню то, что уже чувствовала раньше. Это - темная магия. - Это до удивления просто. Любое незакрытое дело, безнадежное и вызывающее глухую тяжелую злобу. Любое серьезное столкновение с "масочниками", когда этот тяжелый колкий комок превращается в пламя желания растерзать, разорвать на клочки врага и по завету далеких-далеких предков умыться его еще горячей кровью, улыбаясь последним предсмертным судорогам. Любой арест мелкой сошки из Пожирателей, когда даже искать доказательства для суда не нужно, - упоение властью над чужой судьбой: можешь мучить, на это закроют глаза, можешь убить, просто передав обвинителю по делу папку с документами, можешь поманить надеждой, пообещав снисхождение в обмен на сотрудничество, и обмануть. Она только равнодушия в себе не нашла, того, которое превращает других людей в вещи, одноразовые инструменты, - использовал и выкинул, или вовсе в ненужный мусор. За ее тьмой стояло личное. Эшинг коротко тряхнула головой, отгоняя напоминание о том, на что способна, если дать себе волю, и улыбнулась уголками губ, - а вот - светлая. - Образы, питающие ее патронус, вызвать легче, их хочется касаться, подпитывать, перебирать, как детские драгоценности в шкатулке. Эш подкидывает в воздух двухлетнего брата, и Доминик заливисто и радостно хохочет. Джеймс Чезвик, старшекурсник, на которого она заглядывалась с осени, разворачивает отправленную Эшлинг "валентинку" и улыбается ей, именно ей. Джулиан, напарник, коротко кивает, благодаря за вовремя наброшенное Эш "протего". Гай в доме О'Риллов слушает легенды о подвигах и битвах народа Дану и истории о том, как подданные и потомки тех великих героев из легенд не дали фермерам распахать луг и сперли горшок масла. Витражи в маленькой церкви в Голуэе пронизаны золотистым утренним светом... Счастье и стремление радовать кого-то, любить, помогать, защищать, дарить новое, верить. Свет не ищет выгоды для себя.

+1

19

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Ирландия? Где это, Роуз представляла совсем примерно, потому что географии её никто не учил, а посетить другую страну не представлялось возможным. Зато она точно знала, что там, если легенды не врут, чудесные леса и прекрасные пейзажи, на которые можно любоваться часами. А еще у неё в книжке была сказка про эльфов и лепреконов, которые враждовали друг с другом много лет, но два народа смогли примириться, благодаря людям и любви юной принцессы и простого работяги.
- Ши? - девочка в непонимании несколько раз моргнула, наклонив голову к правому плечу, - Я таких не знаю, но, может быть, они нам родственники. И сказки с радость послушаю, - но слова о том, что ей покажут из чего рождается светлая и темная магия, заставили тут же выкинуть все легенды из головы и с неуверенностью вперемешку с любопытством осторожно протянуть руку гостье. Было не слишком понятно как волшебница собирается ей что-то показать, тем более, если предупреждает не пугаться.
Правда через секунду Роуз поняла, почему её просили держать себя в руках. Ей совершенно не хотело возвращать столь чудесной девушке обратно все ту безнадежность, злость и страх, что заполнили сознание, подобно вязкой темноте, заползающей в дом безлунной ночью. И пусть это были лишь воспоминания, отголоски былого, они заставляли маленькое сердце, если оно было, испуганно сжаться и замереть, словно боясь, что все это может в какой-то момент остаться и не уйти никогда. Появлялся какой-то привкус горечи, а в уголказ глаз непроизвольно заблестели слезы. Больно. Почти физически. Это неправильно. Так не должно быть, словно что-то чужое разрывало изнутри, пытаясь выбраться наружу и утянуть за собой. А еще появилось какое-то чувство одиночества, брошенности, которое было уже своим собственным. Одна против целого мира, когда навалилось все это. Нестерпимо захотелось, как маленькой, прижаться к маме, сказать, что она так больше не будет, чтобы её успокоили, сказали, что все это понарошку и на самом деле никто из людей такого не ощущает, не желает.
Но мамы рядом не было, и тонкие ручки, совершенно не отдавая себе отчета, в поисках защиты от внезапно навалившихся эмоций, обняли первое попавшееся существо - волшебницу, что все еще сидела на стуле. И было все равно на придуманные людьми правила приличия, когда так плохо - можно искать поддержки у старших, Луиза всегда это говорила. К тому же, последующие эмоции, распространившиеся по телу теплой волной облегчения, света, радости, любви и нежности, заставляли лишь наконец расслабиться, но не расцепить рук, словно в этот раз испугавшись вновь остаться одной в этом большом и страшном мире. Оно было таким знакомым и привычным - и чувство защищенности, и запах кофе, и тепло внутри. Роуз ведь не умела ненавидеть, желать кому-то боли, она всегда хотела помочь, играть, смеяться и жить.
Только вот через несколько секунд после того как остатки негативных эмоций полностью исчезли, девочка чуть испуганно отпрянула, виновато смотря на гостью. Элоя бы отругала. Непременно. Сказала бы, что она еще несдержанная и маленькая, а потому ей нельзя общаться с людьми.
- П-простите, я не хотела, - нимфа запнулась, - То есть, я не специально. Простите. Это действительно страшно и я поняла, что такое темное магия. Не хочу больше никогда-никогда такого испытывать, и чтобы вы, и мама, и все-все люди не испытывали. Это же ужасно.

+1

20

- Ничего, - Эшлинг приобняла девочку и легко поцеловала в макушку, - это мне нужно просить у тебя прощения. Извини, я не хотела так напугать тебя. - Что ей еще сказать, что люди стараются, но получается далеко не у всех, потому что темные чувства - тоже в их природе? Что даже лучшие из лучших не избавлены от них, потому что человеческая суть повреждена со времен прародителей, просто светлое начало в лучших гораздо сильнее? Не надо, Роуз еще больше испугается. Нимфы и так наверняка рассказывают ей о людях истории, которые должны отвратить малышку от общения с этими опасными, жестокими и эгоистичными существами, стараются уберечь младшую сестренку от бед и неприятностей. 
- Садись ко мне,  - она сама взяла бы Роуз на колени, как обычного ребенка, но одной рукой ее так было не подхватить, - я расскажу тебе про ши. - Дети всех народов любят сказки и истории, их столько написано, а придумано еще больше, именно для них. - История народа Дану началась много тысяч лет назад, когда еще не было летописей и книг, и обо всем, что случалось, только рассказывали и пели. Говорят, что их предки бежали из Ирландии на север мира от фоморов: чудовищ, у которых была только одна нога, одна рука и один глаз, потому что они были жителями мира подземного, и никогда кроме ночи Самайна не могли выйти из него целиком, так и оставались в нем наполовину, и владели очень могущественной магией. На севере дети Дану сами долго постигали секреты магии, и вернулись на земли предков уже новым племенем, сильным и искусным. Говорят, что они прилетели в Ирландию на темных облаках, которые три дня зарывали солнце, еще говорят, что они приплыли на кораблях, и сожгли их едва ступив на берег, чтобы ни у кого не было соблазна отступить. Они сразились с народом Фир Болг, занявшим тогда Ирландию, одолели их и из уважения к их доблести отдали им часть ирландских земель, а затем с фоморами, попытавшимися обманом снова подчинить народ Дану, и изгнали их навсегда в глубины подземного мира, и такова была их сила в те дни, что одним словом они могли призывать непроглядные туманы, воздвигать горы и создавать озера и реки, песней дарить благословение или насылать проклятья, мастера их создавали удивительные волшебные вещи, а целители излечивали за ночь любые раны и даже мертвых могли вернуть к жизни. Потом с юга пришел народ Миля, первые люди в Ирландии, и они победили детей Дану. И те наложили на землю Ирландии заклятье, разделившее ее на два мира: мир людей и мир Ши, - так называли раньше погребальные холмы, и народом Ши стали звать их, ушедших в волшебные туманы, под Холмы и на острова за морем, куда не доплыть обычным морякам. Но не забыли и почитали как богов всех детей Дану, кого помнили по именам, и до сих пор на нашем языке Ирландия зовется Эрин, по имени одной из королев народа Дану, дарящей плодородие всему, что живет и растет на ее земле. И Ши не забыли людей: многие короли, герои, поэты, целители, маги были наполовину от их крови, Ши многим помогали и многим вредили, научили людей многим ремеслам и многому из своей магии, и хотя сейчас мир Туманов как будто все дальше, их все еще можно встретить на этих Островах. Говорят, что они взяли под свое покровительство другие волшебные народы и волшебных существ и открыли им путь в скрытые земли, с тех пор многих из них не найти даже в волшебных энциклопедиях, только в сказках. Говорят, что им подвластна природа, и ее они тоже оберегают. Что они почти бессмертны. Что им нравятся человеческие дети, а еще молодые юноши и девушки, и иногда Ши уводят их в свою страну. Что в две ночи в году открываются врата в Холмы, и туда можно войти, но за одну только ночь в землях Ши в человеческом мире проходит сто, двести, триста лет... время там течет иначе. Что если съесть что-то с их стола, то можно забыть о мире над Холмами и остаться в волшебной стране навсегда. Говорят, что они очень красивы, красивее любого человека, но всегда прячут под магией какой-то изъян, портящий эту красоту. Что они никогда не врут, но умеют и правду говорить так, что хоть наизнанку ее вывернут. Что они не злы, но и не добры: могут навредить из озорства, долго помнят обиды и не любят людей грубых, жадных, лживых и относящихся к ним без уважения. Что тех, кто им понравился, они могут щедро одарить, но их подарки - непростое испытание, например однажды барда Томаса из Эрсилдуна владычица Эддонских Холмов наградила даром песни, даром пророчества и даром говорить только правду и ничего кроме правды. А тому, кто не понравился, не будет ни счастья, ни удачи. Когда я впервые встретила Медуэй, я приняла ее за Ши, и вышла немного неловкая история.

+1

21

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Девочка лишь неловко улыбнулась и покачала головой, мол нет-нет, вы-то точно не виноваты в её пугливости и глупости. Правда предложение о сказке быстро развеяло неприятные ощущения, позволяя малышке без малейшей тени сомнений осторожно сесть к волшебнице на колени и затаиться в ожидании самого настоящего волшебства, ведь раньше ей ирландских сказок не рассказывали.
И картинка словно сама складывалась из слов перед глазами. И огромные грозовые тучи, от которых пахнет еще непролившимся дождем и веет прохладой, и страшные существа из загробного мира. Воображение живо дорисовывало детали, подставляло известные образы, знакомые леса, только....Ярче, красивее, чудеснее и волшебнее все это было. Вот такой должна быть магия - в кораблях, в уверенности, в решимости, в защите своих земель и народов, в победах и поражениях, в песнях и печалях. Она должна быть живой, а не закостенелой в движениях палочкой. Не в "пустышках", какими нимфы пытались заменить погибших сестер и дочерей. Ей нужно дышать, ощущать под пальцами, словно нити, слушать, как старую добрую сказку, учащую добру, смелости и самоотверженности. В ней не должно быть "плохого" и "хорошего", правды и лжи, ведь она вечна, бессмертна, первоначальна и наполняет весь мир, вдыхая частичку себя в своих детей, но с возрастом они все, и люди, и нимфы, и кентавры, и русалки, и гоблины, утрачивают ту хрупкую ниточку, связывающую их с истоками и, наверное, поэтому сказочные Ши не любили взрослых и угрюмых, обремененных мелочными проблемами, которые казались им важнее понимания сути того как на самом деле они живут.
И Роуз бы все-все отдала за возможность повидаться с этим народом, спросить, посмотреть. Только вот....не сказка ли это? Не приняли ли люди кого-то иного, совсем другого за столь невероятных существ? Может быть, они даже знакомы, а она, маленькая глупая девочка, просто не знает. Как это всегда бывает со сказками - они сбываются, только вот в самый неподходящий момент. И удача порой такая....странная. Тем не менее восторг от рассказанной истории явственно читался на лице малышки, как и то, что она до сих пор видела такую далекую и мифическую Ирландию перед глазами, когда осторожно, словно боясь спугнуть наваждение, спросила:
- А вы их видели когда-нибудь? Кроме, Медуэй, она не Ши и совсем не похожа на них, - нимфочка даже для весомости собственных слов покачала головой, а потом на секунду отвела взгляд, посмотрев на плетенный пол и явно над чем-то задумавшись, - И, знаете, я бы тоже хотела вам что-нибудь подарить, - после почти минутной паузы продолжила Роуз, - Правда, я не умею награждать никакими магическими дарами, - кажется, последнее очень печалило саму девочку, -но у меня много чего есть. Камешки, ракушки, книжки, артефакты, карты, древние заклинания, свитки с описанием ритуалов, ингредиенты для зелий, семена волшебных растений, потерянные знания, рецепты. Вы только обещайте Луизе и Медуэй не говорить и....- нимфа запнулась, - и на работу мой подарок не носить, иначе меня сильно накажут, а так, что хотите подарю. Могу к единорогу сводить, он даже даст себя погладить. - она просто не знала, что еще можно предложить человеку, который ей нравится, который рассказывает такие чудесные сказки, который....просто есть. Никуда не спешит, не швыряет глупыми заклинаниями, не кричит, не похож на тех, кого описывали другие нимфы. Они же сами говорили, что подобных людей мало, что с ними можно дружить, им можно что-то дарить. Только что? Что им нравится, что они любят, чего им хочется? Ведь подарок - это не просто символ уважения и любви, это маленький кусочек самого человека и раз у неё есть кусочек Эшлинг, то и у Эшлинг должен быть обязательно кусочек Роуз. Иначе ведь несправедливо получается.

Отредактировано Medea (2017-12-20 07:55:03)

+1

22

- Видела однажды. - Эшлинг коротко дернула плечом при воспоминании о встрече: жутко это было, и даже вспоминать, - страшновато. Хорошо, что они как нимфы, редко уходят далеко от своих владений. - И ни за что на свете не вернусь туда, где это случилось, и детям и внукам своим, если они у меня будут, скажу, где им никогда не стоит появляться. А Медуэй похожа внешне: она очень красива, лицом, голосом и в движении, от ее волос и кожи пахнет не человеческим теплом, а водой и речными травами, и у нее холодные глаза. Мне хватило, чтобы перепутать, - улыбка вышла извиняющейся, но больше потому, что сходство между нимфами и сидами она видела еще и в отношении к людям, но указывать на него было неловко - могло показаться обвинением. Предложение ответного подарка вот тоже... перекликалось с известными сказками. И как в сказках было самым настоящим испытанием на жадность, пусть Роуз и вовсе не планировала его устраивать, а предложила от чистого сердца. Совесть просто завопила при мысли, не попросить ли действительно что-то из старых знаний или редких магических трав, это в обмен-то на простой стеклянный браслет! Особенно что-то из того, что коллегам потом нельзя показывать во избежание крупных проблем. Нет, нет и нет, - это просто нечестно. Но вот последнее... - Я не буду просить у тебя твои сокровища, особенно те, о которых нельзя говорить твоим старшим, хотя правда благодарна за предложение. Но я бы хотела увидеть единорога. Просто увидеть, он вряд ли даст мне к себе прикоснуться, и не нужно уговаривать, если он не захочет. - В школе на занятиях по уходу уже видела однажды, даже гладила, и это тоже было одно из светлых воспоминаний, но тогда Эшлинг была еще ребенком. К детям эти создания относятся с куда большим доверием, чем старше становится волшебник, тем реже остается человеком достаточно чистым внутренне, чтобы единорог хотя бы терпел его присутствие рядом. И в этом отношении Эш не была в себе так уж уверена. Хорошо еще, что хотя бы средневековые манускрипты все-таки ошибались насчет того, кого единственно единороги подпускают к себе, иначе бы вообще шансов не было уже давно.

+1

23

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
- Почему? Разве ши сделали вам что-то плохое? - Роуз в непонимании посмотрела в глаза волшебнице, отмечая, что настоящего холода во взгляде она просто не видела, иначе Медуэй ей такой не показалась. Бывают нимфы, от чьего взгляда хочется спрятаться даже ей, а по спине пробегают мурашки и чаще всего это не наяды, наоборот, склонные любить людей и активно взаимодействовать с ними, - И что я тоже такая? Вы со мной тоже больше не захотите видеться? - было даже чуточку обидно за незнакомых ши, к которым гостья не хотела возвращаться. Нимфа бы сама к ним с радостью бежала, но ведь нельзя их сравнивать. Они разные и хорошо, что они просто могут дружить.
И, на самом деле, было бы куда проще отдать свои сокровища, ведь этих драгоценных камешков у неё была целая шкатулка, она ими в нарды играла с Луизой. Ракушек тоже хоть отбавляй, ингредиенты ей задаром давали для мамы, часть Роуз и сама могла вырастить одним щелчков пальцев, а свитки, артефакты и все остальное.....Это раньше принадлежало людям, просто нимфы, старшие, говорили, что кто однажды потерял, должен сам и найти, поэтому нельзя отдавать их просто так. А вот с единорогом....Элоя ей потом устроит воспитательную беседу, очень долгую, и Луизе заодно за то, что привели человека, да еще и аврора к ней в лес. Лишь бы только пустила, а нотации девочка выслушает потом. Какая разница, если у неё теперь есть столь чудесный друг и далеко не все люди плохие? Может быть, Элое пора менять своё мнение и знакомство Эшлинг с единорогом ей покажет, что все не так плохо.
- Тогда пойдемте скорее, - девочка радостно соскочила на пол и побежала в коридор, оглянувшись на спутницу, правда когда взгляд остановился на руке, в голубых глазах промелькнуло что-то похожее на печаль, быстро сменившуюся идеей. Мама рассказывала, мама хотела бы помочь, но не знала как, и нимфа не знала, но знала точно, что у неё есть вещь, которая, если не поможет сейчас, то не даст этому случиться в будущем, - Подождите минуту, я быстро, - заверила малышка, убегая на второй этаж, откуда через несколько секунд послышался звук резко открываемый дверей шкафа.
Роуз без малейшего сожаления извлекла деревянную шкатулочку, в которой лежали труды целых шести месяцев кропотливой работы, которую раньше она собиралась подарить только маме, но ведь ей столько не нужно, да и Луиза никогда бы не стала жадничать для друзей, поэтому осторожно, чтобы не испортить, нимфочка извлекла свой труд и завернула в платок. К сожалению, ничего более подходящего под рукой не нашлось, чтобы тут же вернуться обратно в коридор, где волшебница, наверное, уже успела одеть и ждала.
- Вот, возьмите, - девочка протянула Эшлинг небольшой сверток, - Там две повязки из шерсти единорога. Мне говорили, что у них чудесные целительские свойства. Вашей травме, наверное, они уже не помогут, но смогут защитить от других, помочь не допустить такого, вовремя остановить. И их вы можете и показывать, и дарить своим коллегам. Я не обижусь и буду только рада, если кому-нибудь они спасут жизнь. - Роуз знала, что подарок дорогой, что он скорее нужен целителям в Мунго, но этих глупых целителей она не знала, а коллегу мамы ей было жалко и это было единственным, чем она могла хоть как-то помочь. А шерсти этой у неё еще хватает, после того как гривы табуну прочесываешь, её пучками с гребней собирать можно и плести такие повязки, долго и не для кого особо, но теперь, если они помогут, девочка готова хоть два десятка маме и Эшлинг на работу сделать. - А сейчас, пойдемте к единорогу, я же обещала, - с этими словами девочка выскочила за дверь прямо в летнем домашнем платьице и, радостно почти проскакав, на манер игры в классики, по каменной дорожке до калитки, остановилась, чтобы дождаться волшебницу и протянуть ей руку. Вместе в лес входить было бы безопаснее для гостьи, а деревья ведь стояли в каких-то жалких пятидесяти метрах от аккуратного кованного заборчика их с Луизой дома.

Отредактировано Medea (2017-12-20 08:01:13)

+1

24

-Нет. Но хотели. - По крайней мере хорошего в тот раз Эшлинг точно не ждала, а проверять, насколько права в этой уверенности, не горела желанием. - И если бы я про тебя думала так же, то уже давно бы убежала. - Она улыбнулась и слегка потрепала девочку по плечу, прежде чем та спрыгнула с колен, и тоже поднялась на ноги. Скорее так скорее, действительно, зачем откладывать?
Вообще-то Эш думала, что Роуз убежала предупредить Луизу, но вернулась нимфа с еще одним подарком. - О. Оу... - Сверток она пристроила на тумбочку в прихожей, чтобы развернуть и посмотреть, кажется до сих пор ткать из шерсти единорогов никому даже в голову не приходило, слишком редкий ингредиент. Мягкая, словно не из конской гривы, а из тонкого руна, белая, легкая... Дафне точно будет интересно разобраться в целительных свойствах таких повязок, и можно ставить пол-зарплаты, - на чертовой руке она их проверит тоже. Как Карсон вообще додумалась рассказать девочке подробности, и зачем? Что-нибудь вроде "я приглашу к нам коллегу, только не спрашивай ее про руку, а то она разозлится, потому что случилось вот что"? Если бы Роуз заметила сама, она не постеснялась бы задавать вопросы. - Спасибо. Это наверняка во многом поможет. - Эшлинг погладила тонкую ткань, аккуратно завернула и убрала сверток в поясную сумку. - Расскажешь, о каких свойствах тебе говорили? Я не знаю, пользовались ли когда-нибудь наши колдомедики чем-то подобным, и им будет полезно узнать.
Пока она одевалась и перецепляла ремень со всем "обвесом", Роуз выскочила на улицу прямо в чем была, и в первый момент Эш едва не кинулась следом, чтобы ее вернуть и одеть по-человечески - ребенок же замерзнет в первые пять минут. И только потом вспомнила, что нимфам нипочем любая погода, если только она не вредит их настоящему "телу". И все равно идти к ночному осеннему лесу с маленькой девочкой в легком летнем платье... в этом тоже было что-то от волшебных сказок. - Возьми за правую и держись крепко, - палочку Эшлинг вынула из наручных ножен и заткнула за ремень, - в случае чего можно быстро достать. Да, вряд ли случится что-то такое, чтобы она понадобилась, но без оружия под рукой было слишком неуютно. - Ты сказала матери, куда, с кем и зачем идешь? - Второе правило безопасности после "никогда не расставайся с палочкой", - всегда должен быть хотя бы один человек, который знает, куда, к кому и как надолго ты уходишь, он в худшем случае хотя бы сможет отыскать следы. Да и как-то не хотелось, чтобы Луиза спустилась за чем-нибудь вниз, обнаружила пустую кухню и искала свою дочь по всему дому и окрестностям. А отвечать за пропажу ей, как старшей. Эшлинг достала палочку и отправила Карсон короткое сообщение "мы прогуляемся немного, не теряй", - так всем в итоге будет спокойнее.
- Скажи, а нимфы вообще что-нибудь едят? Спят когда-нибудь? Часто ли вы вообще выглядите вот так, как люди?

+1

25

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
Вопрос о повязках Роуз предпочла сначала оставить без ответа, потому что требовалось подумать, вспомнить. Врать и говорить свои домыслы она не хотела, поэтому пока добежала до калитки и ждала спутницу успела перебрать в голове все, что слышала, читала и сама видела об этих медицинских вещах, которые её когда-то научила ткать сама Элоя, заботящаяся обо всем живом, что было в её лесу. Ведь именно гамме-дриаде приходилось лечить покалеченных зверей и нимф, так что в медицине с ней мог бы посоревноваться любой людской врач или колдомедик и далеко не факт, что выиграл бы.
- А зачем мне что-то говорить маме? - нимфочка с искренним удивлением смотрела на спутницу. Малышке и в голову не могло прийти, что с ней может случиться. Она никогда не говорила Луизе куда и насколько идет, гуляла где хотела, ведь рядом всегда было множество старших сестер, которые не дадут в обиду, да и собственное истинное тело рядом, а только глупец отважится напасть на душу природу рядом с её источником. Бояться же волшебных существ и других животных было верхом глупости, они её любили и никогда бы не обидели.  Да и сама Луиза всегда могла спросить у любой нимфы, куда и с кем ушла ее дочь и получить ответ.
- На самом деле, не так много я знаю об этих повязках, - начала девочка, крепко сжав руку волшебницы и направившись к лесу, - Они прекрасно останавливают кровотечение и способствуют ускоренной регенерации, даже если были наложены темные проклятия, мешающие этому. Обеззараживают, нейтрализуют яды различного происхождения. Насчет яда василиска не поручусь, но с остальными у нас проблем не возникало, даже если это яды неприродного происхождения. Только за ними ухаживать правильно надо и ткать сложно и долго, поэтому их редко используют. В общем-то, это все, что мы сами видели и проверяли на раненных, - нимфа остановилась у самой опушки и несколько секунд просто молча всматривалась в деревья и слушала шелест листвы, - Идемте, - после недолгого молчания объявила малышка, ступая под сень вековых стражей.
Лес встречал гостей тишиной и прохладой, а также абсолютным отсутствием каких-либо тропинок и других признаков того, что здесь бывали люди. Жизнь здесь била ключом, не смотря на позднее время, в траве постоянно кто-то шелест, а деревья хоть и стояли плотно не создавали ощущения опасности и загнанности, ведь стоило отойти всего на пару десятков метров от опушки, как её уже было не видно. И все же здесь было светло, не страшно, хотя даже у маленькой Роуз было ощущение какого-то трепета перед вековой красотой и могуществом, которое благосклонно лишь к немногим, а любой, кому здесь не рады, никогда не выйдет из чащобы, не узнает, что вот те цветы ядовиты и не стоит их нюхать, если не хочешь уснуть вечным сном.
Девочка покрепче стиснула руку Эшлинг, уверенно ведя её за собой по давно известному пути, только вот под её собственными ножками трава даже не мялась, поэтому и тропы не было. Заросли колючего кустарника же словно расступались, отклоняя свои ветви, чтобы не поранить неожиданных гостей. Маленькие родники весело журчали где-то вдалеке, а справа даже потянула запахом болот, но туда малышка не свернула, направляя все глубже в чащу.
- Конечно, едим, только не так, как вы, - ответила Роуз, осторожно ступая по скользким камням, чтобы перебраться через небольшую речушку, - Есть человеческую пищу нам не нужно и я, если честно, не пробовала, поэтому не скажу могу ли это делать в принципе. Можно будет как-нибудь поэкспериментировать.- правда, она очень смутно представляла что ей можно будет съесть, чтобы это были не трупы животных или её сородичей, но, может быть, мама и Медуэй ради такого случая что-нибудь придумают, - Большинство дриад спит зимой, чтобы экономить силы и не умереть, но на мое истинное тело и почву под ним Луиза накладывает какие-то согревающие чары и я могу бодрствовать круглый год. Что касается человеческого облика, то тут кому как захочется. Я почти постоянно в нем, только когда обижаюсь на маму ухожу в своё растение на несколько дней. Мы можем находиться в нем сколько угодно, если не слишком далеко от своего источника, но большинство предпочитает людям не показываться, да и в истинном облике как-то комфортнее, зато в этом можно больше всего сделать.
Постепенно лес начинал редеть, а впереди показалось что-то похожее на большую поляну, обросшую по периметру живой стеной из кустарника сумасшедшей ягоды, чьи плоды, как казалось издалека, даже слегка светились. Девочка же радостно улыбнулась, увидев такую явно родную местность и ускорила шаг. Правда, до изгороди из растений малышка так и не дошла, остановившись чуть поодаль и задумчиво сдвинув бровки что-то обдумывая. Словно на секунду засомневавшись в правильности своих действий, Роуз посмотрела на волшебную палочку девушки.
- Обещайте их не пугать, - серьезно попросила нимфа, видимо, посчитав, что нет необходимости уточнять, что не стоит доставать при единорогах оружие. Мало ли, важно всегда напомнить, ведь ответственность ей за поведение гостьи нести перед наставницей, которая и так с большим трудом их пустила, да еще и разрешила сходить к столь чудесным существам.

+1

26

- Затем, что родители волнуются, если не знают, где их дети? - удивленно вскинула брови Эшлинг. Ну... родители обычных детей. Как только Луиза привыкла, никакое воспитание ведь не вытравит естественную материнскую тревогу, это не в голове, а в крови. Можно ли вообще привыкнуть к тому, что твой ребенок - не совсем ребенок в человеческом понимании, в свои три года куда могущественнее многих взрослых магов, и вообще по сути - растет у тебя в саду, в то же самое время, как разгуливает по лесам на ночь глядя? 
Лес еще не спал, не вся листва опала с деревьев, какая-то мелкая живность шебуршала вокруг, и вообще казалось, что здесь переход к зиме еще далеко... Последние дни светлого времени, скоро повернется колесо, и начнется новый год. Перед маленькой нимфой подлесок расступался, открывая путь, и смыкался сразу следом за ними, и если бы место не ощущалось таким... благосклонным, по крайней мере к ее проводнику, это бы пугало. Хотелось надеяться, что вежливого безмолвного приветствия на границе леса будет достаточно, чтобы и ей этой благосклонности немного перепало. Потому что Эшлинг не была уверена, что от нимф могут защитить молитвы, или что они потеряют человека из виду, если вывернуть мантию наизнанку.
- Я кое-что принесу тебе, или передам через Луизу. - Роуз вряд ли станет даже пробовать что-то, приготовленное из растений или из мяса животных, но ведь не вся человеческая еда приготовлена из чего-то... убитого. Молоко, например, - ши его любят, им специально оставляют плошки за порогом дома. Сливочное мороженое из кафе Фортескью вполне может ей понравиться. - И я никого здесь не буду пугать, честное слово. - Настороженный взгляд, брошенный на ее палочку, Эшлинг заметила и вопросительно приподняла бровь, - что, хватит одного только вида? - Здорово тут пугали до нее, если так: чтобы животные сразу опознавали оружие, с его использованием они должны были не раз сталкиваться. - Могу убрать ее обратно в ножны.

+1

27

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LwEjG.jpg[/AVA]
- Обычно это я волнуюсь за маму, а она всегда знает где я и что со мной все в порядке, ведь моё истинное тело растет у неё под окном. А в этом облике мне не страшен даже самый темный и жестокий волшебник в мире. - малышка даже позволила себе улыбнуться, - Самое страшное, что со мной может случиться - временная потеря облика из-за авады, но я все равно смогу вновь принять человеческий вид около своего источника, а потом прийти или попросить маму, сестер, Элою или Медуэй объяснить этому недальновидному магу почему нельзя обижать маленьких, - нимфа произнесла это настолько буднично, словно говорила о вчерашнем завтраке или уборке в субботу, - Если хотите, можем как-нибудь поэкспериментировать с заклинаниями и их действиями на меня в этом обличье. Думаю, если я это запишу, многие будут рады, потому что тогда они точно будут знать чего не стоит бояться у волшебников. Главное - маме не говорить, а то она нам общаться запретит.
Да, Луиза бы точно такое запретила, сказав, что это издевательство какое-то. К тому же, мама всегда волновалась по пустякам, хотя и понимала, что релаьно покалечить Роуз ни у кого не получится, пока он не проберется к ним в сад и злобно не нападет на несчастный цветочный куст, окруженный еще и какой-то дополнительной защитой заботливой родительницы. А ведь хотелось все узнать, все попробовать и, в отличие, от человеческих детей ей можно было даже пальцы в розетку сунуть, если бы эта розетка была. Холода, голода она не чувствовала, дышать не дышала, крови у неё не было. Просто, даже ради академического интереса стоило бы проверить, а подействует ли вообще хоть что-нибудь. Особенно, из ментальной магии, но Карсон даже думать о таком запрещала.
Путь по лесу занял не так много времени, хотя обычно нимфа добиралась сюда быстрее. И на слова о том, что ей что-то принесут или передадут лишь согласно кивнула. Знания о мире и о себе - это хорошо, их всегда нужно получать в максимальном объеме. И на грабли наступать тоже можно самостоятельно, без ведома родителей. Когда-нибудь она обязательно выберется в Лондон и к Медуэй на работу, уговорит её взять с собой в Министерство. Слишком манил неизведанный мир за пределами леса и берега реки. Наверное, её это завораживало так же, как некоторых людей единороги, которых она собиралась показать Эшлинг.
- Не надо убирать, просто не колдуйте и не направляйте её на них. Не все, но некоторые становились жертвами браконьеров и теперь могут несколько агрессивно реагировать, - скрывать правду не имело смысла, а предупрежден, значит, вооружен, - И, что бы ни случилось, не пугайтесь, они вас не обидят, пока вы сами не проявите враждебность, - на всякий случай, сказала Роуз перед тем как осторожно пробраться через заросли кустарника и помахать рукой, зовя за собой девушку.
Большая ровная поляна, словно искусственно созданная в форме почти идеального круга встречала девочку привычной атмосферой молчаливого волшебства, которым здесь буквально был пропитан воздух. Обычно, чудные лошадки приходили сюда ближе к ночи, чтобы оказаться в самой светлой части леса и поесть листьев с кустарников, окружавших это место. Малышка же с другими нимфами причесывала им в это гривы, играла с жеребятами и залечивала раны, если таковые были у животных. Сейчас же здесь было всего трое магических созданий. Двое взрослых и один, еще золотистый и безрогий, малыш, которые радостно заржал при появлении знакомой и весело затрусил к девочке, позволяя себя погладить и обнять за уже довольно крепкую шею.
- Привет, Гиацинт, - с улыбкой поздоровалась Роуз, гладя жеребенка и кивая в знак приветствия его родителям, пасшимся в нескольких метрах и беспокойно вскинувших головы при появлении на поляне волшебницы, - Не пугайтесь, она хорошая, - словно единороги все понимали, начала нимфа, на всякий случай все же отводя малыша от Эшлинг. Вот за него-то они точно любого на месте убьют, - Она вас не обидит, честно. - недоверие во взгляде животных было почти человеческое, но через несколько секунд, отец все же опустил голову, продолжая мирно поедать листву с кустов, а мать сама подошла к девочке, позволяя ей погладить и себя, тем не менее, явно стараясь быть ближе к своему ребенку.
- Если хотите, можете попробовать подойти к Нарциссу, - Роуз кивнула на главу семейства, - Он спокойный, только движений резких не делайте. Или к нам. Каланте, ты же не против? - последняя фраза уже была обращена к матери-единорогу, которая, будто бы и впрямь понимая, с сомнением посмотрела на гостью, а потом, фыркнув так, что жеребенок потрусил к отцу, склонила голову, позволяя дальше себя гладить и демонстрируя полное доверие к нимфе и её действиям.

Отредактировано Medea (2017-12-22 19:02:42)

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Крендельки с корицей