картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Записки на манжетах


Записки на манжетах

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ЗАПИСКИ НА МАНЖЕТАХ


закрытый


--

Участники:
Все, кто под руку попадется

Дата и время:
Без четкого времени

Место:
Без четкого места

Сюжет:
Сборная тема для отыгрышей "однодневок", которые по объему всего отыгрываемого не превышают размер одного большого поста.
В начале каждого такого отыгрыша проставляется конкретная дата, место и участники. Все выложенные здесь отыгрыши согласованы с соигроками.

+1

2

4 января 1979 года, Ставка, зал для собраний, сразу после событий отыгрыша Подводя итоги
Антонин Долохов, Лорд Волдеморт

Когда все расходятся, он жестом предлагает Антонину остаться. К тому времени домовик уже наполняет его чашку новой порцией какао, сгребая всю остальную посуду и не оставляя в помещении более никаких следов еще недавно присутствовавших здесь людей.
- Садись ближе, - Лорд мигом теряет насмешливое, тяжелое величие, которое хорошо вот для таких, как Беллатрикс, как Рудольф, как Барти и Северус, в конце концов - но которое совершенно бесполезно в разговоре со своими наедине.
Нагайна неторопливо заползает на хозяйские колени, обвивая спинку кресла и устроив треугольную морду у хозяина на плече - Волдеморт поглаживает ее кончиками пальцев.
- Феникс. Ты видел его? Патронус Дамблдора.

- Ну, какую-то птицу я несомненно видел. У феникса довольно мерзкий вид, на мой вкус, - Антонин разворачивает стул и садится на него верхом, оставаясь внимателен и сосредоточен. В конце концов именно сейчас и начиналось... серьёзное.

Про мерзость вида Том спорить не готов - он вообще... орнитолог так себе, сомнительный, он больше по змеям.
- Если ее видел ты, ее видело еще и полдеревни. И все, кто там присутствовал. Вместе с Меткой, - он на миг усмехается - у губ пролегает жесткая складка. - К утру то, что феникс порвал Темную Метку будет во всех газетах. Если повезет, то с колдографией, но это вряд ли.

- Вряд ли прямо половина - всё же я был на крыше, но да, слухи пойти могут. А уж опубликовать и вовсе можно всё, что угодно, даже чего и не было. К примеру то, что Альбус Дамблдор мешал работать аврорам...

- Можно, - он коротко кивает. - Но это - было на самом деле. Какая-то часть все равно свяжет тех... Сомнительных помощников аврората с этой птицей в небе. - Лорд устраивает локти на столе и устраивает подбородок поверх ладоней. Нагайна, согнанная с удобного места, беззлобно шипит.
- Есть идеи, как отравить им жизнь, используя подсунутый знак? Теперь у них есть хотя бы условное обозначение, не просто безликие тени, что мешают работать и ставят палки в колеса.

- Проще всего подписать их знаком что-то сомнительное. выпустить их... метку... после чего-нибудь бездарного. Например защиты магловской школы от налёта, в процессе которой погибло много школьников... потому что защитники были дилетанты... Это - Англия, тут люди больше верят тому, что сами видели, значит надёжнее именно так - показать. А ещё можно направить в газеты их манифест... мот, мы, такие-то, несём спасение во имя... феникса. Можно даже написать то, что есть, он сформулировать так, что от них отвернутся... Это то, что проще всего, - делится мыслями Антонин.

- А то, что не проще? - Лорд слушает и смотрит внимательно, по привычке чуть склонив голову, сузив глаза и обдумывая услышанное. - С магами, не с магглам. Что бы там не говорили, дела магглов всех волнуют мало. Нужно что-то, что заставит министерство не оказывать им никакой поддержки, даже не думать об этом.

- Ограбить Гриннготс? Ради социального равенства? Люди не захотят отдать свои гроши ради того, чтоб сосед жил лучше.

- Или убийство, - он все же отнимает руку и гладит Нагайну по морде. - Достаточно громкое, чтобы привлечь внимание и достаточно убедительное, чтобы в это поверили все.

- Не думаю. Убийство случается с кем-то ещё. К тому же, убитый должен быть таким человеком, чтобы "Фениксы" имели мотив его убить, но при этом чтобы вызывать симпатию в народе. Такого человека нет.... Ну, если мы не собираемся убить самого Дамблдора, что будет большой логической натяжкой, хотя я - всегда готов.

- Они имеют мотив убить любого, кого подозревают в сотрудничестве с нами. Проще говоря, любого чистокровного мага на территории Британии, - задумчиво. - И подключить Розье, чтобы он создал доказательство невиновности убитого. Или убитых

- И мы рискуем наткнуться на ворчание "нет дыма без огня" и свойство плебса очернять всех и вся, - Долохов достает папиросу, но не закуривает, просто заправляет в ухо, - они и так готовы любого чистокровного мага записать во враги, а уж тем более после того, как "Фениксы" ему репутацию подмочат.
- Не хочешь грабить Гриннготс, давай грабить Министерство - списки нечистокровных. "Фениксы" их украдут, чтоб не украли мы, а мы найдём, как этим добром воспользоваться...

Он кивает, подумав.
- Я хочу устроить Альбусу развлечение на весь остаток учебного года... И жизни. Боюсь, что недолгой. Подумай об этом до завтра, - он сцепляет руки в замок, небрежно подняв сферу вокруг. - Кури, если хочешь. Дети притащили нам профессора Макгонагалл. Если Альбус и правда руководит ополчением, она должна что-то знать.

- Ты всё же хочешь убийство? - Долохов морщит нос, понятно, что надо думать, но раз ни один из вариантов грабежа Лорда не устраивает... Антонин постукивает сигаретой по ладони, а потом всё же прикуривает - так думается лучше, особенно на фоне усталости.
- Хочешь, чтоб я её порасспросил? С последствиями, или беседа должна быть ... дружеской?

- Убийство обычно... Доходчивее ссорит одних людей с другими людьми, - он чуть заметно пожимает плечами. - Я не настаиваю.. Но и среди магов есть те, кого я предпочел бы убрать - и не пачкать наши руки.
Он смотрит на то, как вьется дым.
- Дружески. Поговоришь и отправишь обратно вместе с детьми, что захватили Лестрейнджи утром. Пусть утешатся тем, что мы не звери, - Лорд кривовато усмехается. - Наверняка у них есть какая-то магия, как та, в Хогсмид, так что много она не расскажет. Но выясни все, включая то, что она не рассказывает - это лучше, чем ничего.

-  Подумаю, кто это у нас такой... разноплановый. Хотелось бы, конечно, добраться до старшего Крауча, вот уж где гнида, которую чужими бы руками извести, но... Это сложно, даже без попытки подставить на этом деле "фениксов"....

- И старшего изведем... Рано или поздно, - Нагайна шипит, выражая их общие эмоции.
- Рано или поздно. Как только доберёмся.

- Можно сыграть от противного, - Долохов затягивается глубоко, медлит, - можно убить одного из послов. Это задаст аврорату и Министерству звонкую оплеуху...

- А "фениксы" бы полезли на послов? - Он хмурится, но смотрит внимательно. - Это будет... Международная оплеуха, но ей надо придать вид направленности на нас

- Ну, если хотеть привлечь внимание к проблемам Англии, то да... Это могло бы нам повредить, не будь у нас старых связей в обход их заблокированных границ...  Здесь, пожалуй, нужно спросить Лестрейнджа или Эйвери: удачное убийство приведёт к политической изоляции или её попыткам. Нам это точно не нужно...

- Слишком громко, - поморщился. - Они тоже оба об этом скажут. Слишком большой резонанс.

- Как ты помнишь, кандидата в министры у нас уже убивали и особого резонанса это тогда не вызвало, - Долохов выдыхает вместе с дымом, - Можно убить консультантов при Министерстве из малых рас. Это ты обещаешь им права, - гоблинам, великанам, ... дементорам. Для "защитников власти" они - второсортный товар. Зато в "Пророке" будет отлично смотреться... особенно, если убить какую-нибудь... вейлу.

- Кандидат в министры не посол, - мягко, усмехнулся. - Можно. Заодно заключим договор... О взаимовыгодном сотрудничестве.

- Можно, ты выберешь день и модель пофотогеничнее, или мне... на свой вкус?...

- Я подумаю, кто у нас есть. Приурочим к концу января... Мне нужно будет, чтобы аврорат и хиты занялись делом и не лезли под ноги. - Усмехнулся задумчиво. - Тогда как только определюсь, сообщу тебе. И будь с Минервой... Помягче.

- Ещё мягче? Хорошо, я сохраню ей честь, достоинство и позволю этой... кошке уйти на своих двоих с поднятой головой. Всё как между... джентльменами

- Не настолько, - усмехнулся, откровенно весело. - Можешь вынести ее без сознания. брось где-нибудь... В видном месте. Чтобы милая профессор успела на свои занятия.

- И не простудилась, - сигарета кончается с последним клубом, который Антонин дотягивает жадно, до новомодного фильтра, - Всё будет сделано, об этом не беспокойся.  Детей верну с нею - целее будут...
Потому что просто вынести стайку одиннадцатилеток на газон неправильно, не соответствует ситуации - пусть с Профессора будет прок.

- Заодно займётся полезным сразу, как придет в сознание, - кивнул. - Стресс помогает заблокировать память, пусть еще... Покопаются в ее всплеске адреналина.

- Чем предложишь копаться? Пока она окаменевшая туда разве что Лорд Волдеморт пробьётся, а потом всё будет смазано ... беседой.

- Не вы, - покачал головой. - Альбус первым полезет проверять, что же мы так такого с ней сделали и почему вернули целой. К слову, подлечить ее тоже не помешает, иначе пользы от нее...

- Никакой. Молодой Снейп подлатает, ему полезно начать встречаться с былыми авторитетами в новой для обоих обстановке...

- Вот и замечательно, - кивнул одобрительно, - доложитесь потом, но это не к спеху, до утра подождёт.

- Слушаюсь, сэр, - Антонин встаёт, и в этом отзыве куда меньше иронии, чем могло бы быть. Поднявшийся, Долохов отряхивает колено, продвигается к двери, и спрашивает только перед тем, как совсем уже выйти:
- Доволен?

- Больше, чем рассчитывал. Но меньше, чем хотел бы. - Усмехнулся негромко. - Удачи.

- Непременно, - он кивает и только потом пропадает в дверном проёме - ночь уже не так молода, а впереди ночные посиделки. В том, что он насвистывает, знаток может опознать "У самовара я и моя Маша..."

Примечание от Тони

(У самовара я и моя Маша,
А на дворе совсем уже темно.
Как в самоваре, так кипит страсть наша.
Смеётся хитро месяц нам в окно.
Маша чай мне наливает,
И взор её так много обещает.
У самовара я и моя Маша
Вприкуску чай пить будем до утра!)

+3

3

4 января 1979 года, Ставка, зал для собраний, сразу после разговора с Долоховым, упомянутого выше
Северус Снейп, Лорд Волдеморт

Повелитель *Снейп стремительно вошел, низко склонился. Его мучила одна лишь мысль о том, зачем здесь Минерва, зачем она нужна пожирателям, Лорду? Но торопиться молодой человек не хотел* Я пришел выразить свои подозрения. *Было глупо спрашивать  про все, что происходит в Ставке. Снейп не был глупцом, отнюдь. Но ему нужно было с чего-то начать*  Минерва, господин *робко начал он*, вы уверены, что это не часть плана Дамблдора?

*поставил локти на стол, сложив поверх переплетённых пальцев подбородок* а вы, вероятно, пришли защищать честь любимого преподавателя, Северус? *С интересом*

*Вздрогнул от каждого слова, словно иглы пронзали его, а не слова. Позволил себе выпрямиться и выразить недоумение* Повелитель, Минерва многих из нас обучала, это естественно для большинства из присутствующих здесь пожирателей. Она всегда умела расположить к себе студентов. Но я не забываю о том, зачем я здесь, Милорд, *уточнил* с вами.

Тем не менее, ни один из большинства присутствующих здесь пожирателей ко мне, в отличие от вас, не пришли. *Усмехнулся* так что вас волнует? Если не заходить издалека. у меня мало времени и долгая ночь впереди

*Лорд умел подвести черту. А потому на хождения вокруг да около времени не было* Я подозреваю Антонина в двойном шпионаже. Мне кажется, что он и Минерва сейчас здесь не просто так.

*посмотрел на него с задумчивым выражением лица, словно обдумывая только что услышанное очень внимательно, пристально* Антонина. В двойном шпионаже. И что вас навело на эту... Несомненно ценную мысль?

*Снейп выдержал взгляд. Хотя мог с уверенностью сказать, что к подбородку приставили палочку. Сглотнул, стараясь не уводить взгляд в сторону. Переживать в присутствии Лорда мог каждый новичок, наверняка это не было такой уж новостью для Повелителя. Но стоять под прицелом было тяжело.* Я подслушал их разговор *сглотнул еще раз*.

*палочку ему к подбородку не приставляли - Лорд вообще не шевелился, созерцая Снейпа все так же устроив голову на сплетённых пальцах* и что же вас так взбудоражило в этом разговоре?

Это мои выводы, не более. *Снейп тоже стоял неподвижно, словно истукан, на лице пробивалась бледность и почти не было эмоций. В глазах не плясали бесы и не было пустоты, простой обычный взгляд*. Я могу ошибаться, Повелитель. но не лучше ли перестраховаться? Могу ли я предложить решение этого вопроса?

*усмехнулся* Северус, давайте вы будете предлагать решение вопроса только после того, как озвучите вопрос чуть подробнее, чем "мне показалось, что".

*Было не сложно осознать, почему за Лордом следовали сильнейшие. И Снейп бы восхитился моментом. Моментом первой личной встречи, котрую так долго ждал. Ирония состаяла в том, что фокус внимания Снейпа был не на нем самом, как он предпологал до встречи с Повеителем, о чем мечтал и долго ждал. Вектор - то, что  толкнуло его сюда - сместился в сторону преподавателя о котором шла речь*
Анонин предлагает Минерве помощь, он хочет дать оружие аврорам, новые средства для связи. Возможно так и нужно, и это все ваша задумка. Но если нет, и это инициатива Антонина *которого Северус в ставке чуть ли не первый раз видел*, то я пришел предупредить.

Оружие. Аврорам *если бы он умел улыбаться нежно, он бы это сделал, но вместо этого только дёрнул уголком губ* расскажите мне, Северус. Все и в подробностях. Учиться никогда не поздно, а я люблю отчёты ёмкие, четкие и подробные.

Милорд. *Снейп слегка поджал губы, словно пытась припомнить все, раздумывая над ответом. Карт в руке у него было не так много* Я не уверен, что услышал достаточно, дабы подробно объяснять то, что имел в виду Антонин. Почему бы вам у него самого это не выяснить? Я только услышал, что они обучают друг друга заклинаниям. Минерва учит Антонина патронусу. Возможно они собираются послать сигнал аврорам отсюда, и те, получив его, вскоре придут за нами.

*он поднял подбородок со сложенных рук и размял пальцы с характерных хрустом, тонко улыбнувшись* то есть вы, Северус, как последний низзл подслушивали под дверью допросной, ничего толком не услышали, но страшно перепугались и прибежали ко мне рассказывать, что Антонин Долохов шпион. *Он улыбнулся ещё неприятнее* сколько вам лет, Северус?

*Складка между бровей, в глазах заиграл страх. То чувство тревоги, с которым он пришел сюда, теперь не может сравниться с той пропостью, которую он только что ощутил под собой* Почти двадцать, Милорд *фигура немного "сминается", руки уходят в замок, дабы направить всю лишнюю энергию в пол, легким касанием трет большой о большой палец руки, дабы уж совсем не терять почву из-под ног*

*он помнит, он все помнит, но цифра все равно должна прозвучать вслух* вы проводили допросы за эти двадцать лет?  *Он снова сцепляет пальцы в замок*

Нет *честно признается Снейп и таки отводит взгляд, пряча его стыдливо в пол, туда, куда минутой ранее уходила вся его ненужная энергия*.
Неужели так важно *тут же поспешно добавил он* понимать, что происходит, мы ведь все идем к одной цели, Милорд. Я лишь руководствовался тем, что посчитал полезной информацией для Милорда.

*он усмехнулся чуть заметно, но недобро* поэтому вы решили, что без вашего ценного мнения о чужой работе я останусь в неведении о настоящем положении вещей?

Простите...*Нет, конечно нет, как он мог допустить мысль о том, что Лорд Волдеморт нуждается во мнении своего Пожиртеля. Но пришел-то он не за этим*  Милорд...что будет с Минервой? Вы ее убъете?

А почему вас так беспокоит ее судьба, Северус? *Лорд улыбнулся снова*

*Молчание, взгляд все еще опущен в пол. Чуть погодя отвечает* Минерва многому меня научила. Отчасти, я благодарен ее трудам в области трансфигурации.

Поэтому вы считаете, что ее стоит оставить в покое и не привлекать к войне? *С интересом*

*Не поднимая головы* Я считаю, что ее можно использовать, попытаться переманить на свою сторону, как ценный кадр.

*усмехнулся снова* вы учились у Минервы Макгонагалл семь лет, Северус. И если спустя эти семь лет вы считаете, что один вечер в Ставке пошатнет ее верность Альбусу Дамблдору, то я, признаться, не знаю, что делаете здесь вы. На этом ваши вопросы закончились?

Напротив *Снейп отчаянно предпринял еще одну попытку заступиться, стараясь не думать о едком уколе в его сторону*, Повелитель, если дать Минерве время, у нее острый ум, она сможет одуматься. Мир стареет вместе с Альбусом, уверен, ей просто нужно время, чтобы это осознать.

Предлагаете до того момента держать ее в пыточной? *Участливо поинтересовался* Занимайтесь своей работой, Северус. Вы прекрасный зельевар, но социальные... Проблемы, будьте добры, оставьте другим.

*Нет, конечно такой судьбы для Минервы он не желал, и  это мелькнуло в его глазах*. Слушаюсь, Повелитель. *Снейп снова низко поклонился* я могу идти?

*усмехнулся снова* не смею больше вас задерживать, Северус.

Отредактировано Lord Voldemort (2017-11-15 15:13:03)

+3

4

Ночь с 26 на 27 января 1979 года, кабинет Темного Лорда
Темный Лорд и тяжкие думы.

По листу расползаются неровные цифры, ползут, словно насекомые, до тех пор, пока не скатываются с края и не расплываются по столу чернильными пятнами.
Он откидывается в кресле, устало массирует виски, не отводя взгляда от листа. Нумерология - не любимая его наука, здесь куда более успешен его крестник, но если бы это было для Идеи, помощь Рудольфа была бы неоценима. Но это не касается Идеи, или касается, но весьма косвенно, а потому... потому он тянется к листу и стряхивает с него цифры, потом пишет снова, скрипя по бумаге стертым пером.
Сплетает дни, недели, месяцы, годы прожитой жизни.
Приятно чувствовать себя создателем чего-то живого, особенно, если начинать только с проектировки. Почти то же самое, что создавать гомункула, только чуть более забавно и чуть более непредсказуемо. Чуть более сложно, потому что здесь, куда больше, чем в создании гомункула, в дело вплетается случай. Или то, что маггла называют забавным словом "генетика", а на деле - та же нумерология, вопрос чисел, вопрос вероятности. Он не любит полагаться на случай, а потому все должно быть взвешено и выверенной до последнего мига.
Много лет назад ему приходила в голову идея завести для Салли пару, подругу или друга, ребенка, с которым та могла бы коротать долгие часы. Сейчас эта идея снова возвращалась к нему, заставляла его упиваться ей, пьянила не хуже вина.
Создание василиска, куриное яйцо, высиженное жабой... что же, это было так похоже на то, что он собирался сделать сейчас - впрочем, будь в процессе хоть как-то задействована скорлупа, ему было бы куда спокойнее.
Лорд долго смотрит на лист перед собой, зачеркивает строки, думает, обводя языком пересохшие губы.
Зерно магии, помещенное в человеческий сосуд, вот что на самом деле он собирается сделать. Не хоркрукс, нет, но что-то подобное, что-то похожее на это. Словно маяк во тьме, путеводная нить...
В конце концов, когда переступаешь грань бессмертия, когда знаешь, что не умрёшь, идея наследования становится уже совершенно безынтересной, безвкусной, в ней нет страха того, что все нажитое некому будет завещать.
Возможно, об этом ему стоило подумать раньше. Десяток лет назад, но десяток лет назад все было совсем иначе.
Он рисует знаки на листе, сплетает их в канву, думает.
Кровь Слизерина, кровь... как бы это ни было противно, Гонтов, должна продолжать течь в жилах волшебников. Чистокровные правда верят в это, его семья верила в это, хотя, в целом, достаточно будет того, что кровь эта течет в его теле.
Мужчина постукивает остриём пера по листу, оставляя брызги чернил.
Его собственная кровь, вот что тоже должно иметь продолжение. Не с точки зрения наследования того, что он имеет, но с точки зрения... резерва. Сосуда...
Он слышал о старой ведьме, что раз за разом находила себе приемных дочерей, растила их и потом занимала их тело - это было давно, очень давно, ещё когда Хогвартса не было на этой земле. Но приемные дети никогда не смогут быть идентичны. Никогда не будет этой бескомпромиссной связки сродства тела и души...
Он чертит очередной рисунок по листу, окружает его цифрами.
Для его "гомункула" нужен сосуд. Минует девять месяцев, Министерство уже будет под ними, настанет самое тяжёлое время, но это, в конце концов, не важно - ресурсов достаточно, чтобы все прошло гладко и хорошо.
Лорд задумчиво качает головой, смотрит на лист, на расчерченное на нем Колесо Года, обводит языком сухие губы.
От Йоля девять шагов вперед, пять поворотов до Остары. До годовщины его смерти от годовщины его рождения. Сошедшиеся цифры и дни.
Движением пальцев он ломает пополам перо, пачкается в чернилах и поднимается на ноги.

+4

5

Все что вы не хотели знать и даже не собирались спрашивать.
Первая неделя февраля, 1979 год. Селен-Виктуар Розье, Темный Лорд, разговоры о договорах, ритуалах, нумерологии и ни о чем личном.

В гостиной темно, так темно, что в первый момент девушке кажется, будто света нет вовсе. Дверь за ее спиной со скрипом закрывается и Селен ничего не остаётся, кроме как сделать шаг навстречу темноте.
- Идите сюда, на мой голос, - а голос, мужской, довольно приятный, звучит из дальнего угла. Селен послушно идёт туда,  вытянув вперёд руку, что спасает ее от столкновения с креслом. Постепенно глаза привыкают к темноте и девушка уже может различить контуры предметов. Контуры, а также силуэт мужчины, сидящего в одном из кресел.
- Зачем такая секретность? - Спрашивает Селен с ноткой недовольства. Ей даже не использовать чары, палочку у нее отобрали ещё на входе, так что она только может тревожно всматриваться в темноту.
- Я предпочитаю видеть лицо того, с кем разговариваю.
Она слышит смешок и тут же загорается свет, так ярко, что девушка жмурится, закрывая тыльной стороной ладони глаза.
- Последнее время мне все больше по вкусу полумрак. Что ж, устраивайтесь, мадемуазель Розье. Чай уже ждёт вас. Впрочем, как и десерт.
Когда глаза снова привыкают, на этот раз к свету, Селен замечает сначала еще одно кресло с мягкой подушечкой, стол, очень красивую, изящную чашку чая и такое же блюдце, на котором лежит украшенное засахаренными фиалками весьма симпатичное пирожное. А за столом сидит мужчина в черном костюме с холодным, пронизывающим взглядом. Таким взглядом, что у нее невольно холодеет внизу живота и подгибаются колени.
- Не стоит стоять, словно я обратил вас в камень, садитесь, - мужчина легко указывает ей на кресло и Селен опускается, толком даже не задумавшись над тем, что делает. Голос мужчины, его интонации, ее завораживают, заставляя слушаться, словно он обладает каким-то особым магнетизмом. Но тут же, едва осознав это, Селен стряхивает наваждение и смотрит пристально, сжимая пальцами подлокотники кресла.
- Вы знаете мое имя, но я не знаю вашего. Мне кажется, что вам следует представиться.
Мужчина смеётся и Селен неожиданно чувствует, что от этого смеха у нее по коже идут мурашки.
- Меня называют величайшим темным волшебником, именующим себя "Лордом", - спокойно сообщает мужчина и смотрит на нее, сцепив пальцы в замок, кисти его похожи на огромных белых пауков. - Это меня устраивает. Вы можете называть меня "Милорд".
Ей неожиданно становится легче дышать, словно каменная плита, лежащая на ее груди, становится не такой тяжелой. Лорд Волдеморт - человек, и человек этот сидит сейчас напротив нее в кресле. Он не дементор, не ночной кошмар, просто человек. Бояться нечего. Если бы он хотел убить ее, то давно бы уже убил.
- Я бы на вашем месте так не думал, - замечает мужчина словно в ответ на ее мысли и кивает на блюдце с пирожным. - Угощайтесь. Кое-кто приложил немало сил, чтобы добыть для вас заказанное мной угощение. Я знаю, вам нравятся засахаренные фиалки.
Ей кажется, что она не способна будет проглотить и зёрнышко, но все равно берет десертную вилку и осторожно отламывает кусочек угощения.
- Вы хорошо говорите по-французски... Милорд, - Селен запинается на обращении и поднимает взгляд. У нее нет желания есть, но она старательно делает вид, что подносит лакомство ко рту. - Почти чисто.
- У меня способность к языкам, мадемуазель Розье. К тому же, какое-то время я провел во Франции. Английский же, я знаю, вам непривычен.
Селен согласно склоняет голову, на миг прижав к губам тонкую ткань салфетки, словно это поможет унять сердцебиение. Она готова задать новый вопрос, но мужчина опережает ее, словно читая мысли.
- Итак, вы наверняка хотите знать, зачем вы здесь. Дело в том, что мне нужна от вас одна небольшая услуга. Не спешите отказываться, - он поднимает руку в останавливающем жесте и Селен, уже было разомкнувшая губы для протеста, так и не произносит ни слова.
- Боюсь, что отказать мне, мадемуазель Розье, вы не сможете. Так или иначе я получу то, что мне нужно, ваше добровольное согласие для меня совершенно не обязательно. Но, тем не менее, я предлагаю вам выбор. Согласиться добровольно, до последнего сохранять свободу воли и выполнять мой приказ, пользуясь моим добрым расположением и всеми благами, что дает подобное расположение. Либо отказаться. В таком случае следующие несколько лет своей жизни вы проведете под заклинанием Империо. Мне не нужно объяснять, в чем заключается это заклинание, не так ли? Разумеется, во втором случае о добром расположении не может быть и речи.
Селен замирает, отложив вилочку, на миг закусывает губу.
- Сначала обдумайте мое предложение. Не бросайтесь отказывать сразу, я не буду повторять дважды.
Девушка снова кусает губу, подчиняясь, но мысли, кажется, скачут в голове перепуганными блохами. Наконец, собрав их в стройный ряд, она поднимает взгляд.
- В чем... что именно за услуга вам нужна от меня?
Мужчина склоняет голову, чуть заметно усмехаясь, поднимает руку и перед Селен на стол ложатся развернутые свитки пергамента. Помедлив, она отодвигает блюдце и берет один в руки, скользит по тексту взглядом. Текст на французском и, Селен неожиданно понимает это, написан на этом языке текст именно затем, чтобы она могла его прочитать. Впрочем, все формулы на латыни и немногие из них она способна понять. Тем не менее, не смотря на чопорный научный язык, несмотря на формулы и довольно сухие, точные выражения...
Селен приходится прочитать текст дважды, чтобы пугающий смысл дошел до ее разума в полной мере. Она чувствует, как, помимо ее воли, румянец гнева и стыда заливает ее щеки.
- Нет! - Она вскрикивает отказ, откидывая пергамент так, словно он обжигает ей пальцы, а потом нервно сцепляет руки в замок.
- Это шутка? Если так, то это очень злая, очень... жестокая, грубая и безнравственная шутка.
Смятение уступает место гневу и теперь Селен смотрит, сводя светлые брови, словно требуя у своего оппонента немедленного ответа. Впрочем, в какой-то миг ей кажется, что мужчину только забавляет эта ситуация, точно так же, как забавляет и вся ее реакция.
- Успокоились? - уточняет он после паузы, продолжая смотреть все с тем же спокойствием. Помедлив, Селен кивает в ответ.
- Хорошо. Нет, это не шутка. Как вы можете догадаться, я не склонен шутить на такие темы. Меня интересует именно эта... услуга. Участие в ритуале, если быть более точным. И использование вас в качестве сосуда. Я понимаю, это может вызвать у вас оторопь и даже нежелание слушать мои дальнейшие слова, но я настоятельно рекомендую сначала меня выслушать. Итак, суть ритуала вы поняли, какой бы отвратительной она вам не казалась. Все остальное предельно просто. Если вы согласитесь добровольно, я попрошу вас принести мне Непреложный Обет. Если вы откажетесь, то под Империо Обет уже не будет так необходим. Помимо этого мы заключим несколько магических договоренностей для чистоты... результата. Все стадии ритуала расписаны и не потребуют от вас никаких особых вложений сил. Однако, когда основная часть подойдёт к концу, вам придется заботиться о том, чтобы результат оказался удовлетворительным. Разумеется, под присмотром. В обмен на эту услугу я, если, разумеется, соглашение будет добровольным, обязуюсь выполнить любую услугу, в рамках разумного, для вас. Все довольно просто. Но я вижу, у вас есть вопросы.
Селен сглатывает, понимая, что в горле пересохло. Она слишком ошарашена происходящим, а потому не сразу понимает, что мужчина обращается именно к ней. Но, когда понимает, то вздрагивает и смотрит на него напряженно.
- Почему я? Почему именно я? Разве у вас нет...
- Нет, - спокойно отрезает мужчина. - Нумерологический расчет, ничего личного. Совместимость даты рождения, возраста, физических данных, положения планет. Нумерология, астрономия и самая малость банальной колдомедицины. И много темной магии. Ваша личность в этом вопросе играет чудовищно малую роль.
- Вы рассуждаете так, как будто для вас это действительно только... научная разработка, - Селен и самой странно от того, как же глухо звучит ее собственный голос. Она нервно сцепляет пальцы в замок. - Я... я не думаю, что я способна... на подобное. Я представляла эту ситуацию в своей жизни несколько иначе. И не... не собиралась так, таким образом...
Мужчина останавливает ее движением руки и усмехается.
- И у вас всё ещё нет выбора, мадемуазель Розье. Я сделал свой выбор и теперь у вас только два варианта, подчиниться или оказать сопротивление. Разумнее для вас будет подчиниться, тогда ваши вложения оправдают себя. В противном случае... вы просто потратите пару лет своей жизни, находясь в моей власти. Выбор за вами.
Мужчина усмехается чуть заметно и легко поднимается из кресла. Селен только сейчас понимает, насколько же он высок, выше нее на полголовы как минимум. И как он невероятно худ, настолько, что худобу не скрывает даже просторное черное облачение. Но это не делает его менее устрашающим, наоборот.
Он отходит к камину, поворачиваясь к ней спиной, смотрит на пламя, словно думая о чем-то. На какое-то время повисает тишина.
- Я должна... должна подумать, - наконец, Селен разрывает молчание, неуверенно поднимаясь следом. Мужчина поворачивается к ней и сейчас, когда он стоит к камину спиной, то, что она принимала за отсветы пламени в его глазах, теперь становится четче. Это не отблески огня, это сами его глаза, тревожно горящие алым светом.
- Нет, - он улыбается, но глаза не улыбаются вовсе. - Вы не должны подумать. У вас... у нас нет на это времени. Я жду ответа здесь и сейчас. У меня нет времени, чтобы тратить его на долгие уговоры. Ну же. Ваш дядюшка описывал вас, как весьма сообразительную девицу. Не подводите его. Отвечайте.
Селен замирает, чувствуя, как дрожат у нее руки. Она слышит раздражение в чужом голосе и это раздражение словно скребет где-то в подкорке, ранит, заставляя чувствовать дрожь, страх и смятение. Но молчит, не в силах выдавить из себя ни слова.
- Ну же! - Повторяет мужчина нетерпеливо, вытаскивая палочку. - У меня нет времени на ваши женские бесконечные раздумья. Империо!
За мгновение до того, как Селен чувствует, что разум ее словно сминает чужая жёсткая рука, она все же может заставить себя разомкнуть губы.
- Я согласна!
А затем чужая жестокая воля погружает ее в темноту.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Записки на манжетах