картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как много сил на слабости уходит


Как много сил на слабости уходит

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Как много сил на слабости уходит


Закрытый эпизод


http://svit-ok.com/wp-content/uploads/2015/02/Starinny-j-svitok-so-shnurkom.jpg

Участники: Абраксас Малфой, Антонин Долохов

Дата и время: 7 ноября 1956 год

Место: Лондон, квартира Долохова

Сюжет: Попытки наездов и что из этого получается

0

2

Нервничал ли Абраксас? Конечно, нервничал. Одно дело - мелкие махинации в маггловском мире. Этих идиотов обмануть проще простого, они редко включают свое воображение. Хотя от того, что бы считать всех магглов идиотами Малфой, все же, был весьма и весьма далек - шесть лет, проведенные бок о бок с ними в Оксфорде открыли глаза Малфоя на многое. И, все же, до него каждому из них было далеко.
И совсем другое - связываться с магическим подпольным миром. Не то, что бы Абраксаса это сильно задевало - Малфои никогда не стеснялись проворачивать не самые законные дела. Но вот так, практически открыто разворачивать подобную деятельность казалось безумием.
Только против приказов Тома не пойти. И это тоже вызывало глухую ненависть и злость. Которые, конечно, он не сильно стеснялся высказывать Риддлу в лицо - получая в ответ, неизменно, одну реакцию. Казалось бы, за три года можно уже и смириться, но конкретно сегодня цифры в отчетах, которые снова сходились с большим трудом, вызвали отчаянную ненависть - только на прошлой неделе была очередная проверка из налоговой, вымотавшая остатки его и без того не самых крепких нерв. Он, Малфой, вынужден был оправдываться перед всякими грязнокровками только потому, что какой-то жалкий полукровка приказал ему это делать.
И когда сегодня он, все же, поднял записи куда и зачем уходили средства - уплывали сквозь пальцы скорее - увидев русскую фамилию сжал несчастную бумажку так, что побелели костяшки пальцев. Особенно взбешен он был тем, что информации, как таковой, не было.
А, значит, информацию надо было добывать самому. Благо, куда идти он знал.
Дверь открылась, тихо скрипнув, Заперто не было, что не особо характерно для тех дверей, к которым привык Абраксас. Да и хозяин нашелся достаточно легко.
- Кажется, тебя сегодня стоит поздравить с праздником Революции, Антонин. - Вышло намного более ядовито, чем даже он рассчитывал. - Не соизволишь по такому светлому поводу сдать отчет простому пролетариату - Он старательно выговорил слово чужого языка. - О своих буржуйских тратах

+3

3

эпиграф по клику

Вот зря Касси так. Очень зря.
Антонин в принципе не особенно любил вопросы "где деньги, Зин?", поскольку ответить на них мог обычно в крайне обтекаемой форме. Все попытки считать всю эту мухобель, приход, расход, пени - Долоховым не то, чтобы отвергался, скорее игнорировался, поскольку работавшие с ним люди никогда не работали ни за твёрдый процент, ни за гонорар. То есть оно, конечно, часто так считалось, но никогда так не работало. Просто правила оборота финансов здесь были другие.
Но на разговор такого рода Тони можно было всё же развести - умом Долохов вполне понимал, что деньги любят счёт, поэтому их (иногда) надо таки считать, а не надеяться, что у ближних - Лестрейнджа, Нотта, Мальсибера, Розье... Лорда - карманы бездонные.
Просто Касси очень неудачно начал, и теперь мог полюбоваться редчайшим оптическим эффектом - ледянымм взглядом карих глаз.
Если бы Тони баловался невербалкой, Малфой бы уже промёрз до костного мозга. Хотя вопрос наличия хотя бы этого мозга начал вызывать у Долохова сомнения: поздравлять с Октябрьским переворотом его стоило только твёрдо решившись получить в морду.
- Стоит - поздравляй. Пролетариат. - последнее слово, словно забыв, что Долохов не пользуется невербалкой, ввинчивается в чужой мозг заботливо вкручиваемым саморезом. Предплечье вовремя отзывается болью, в глазах темнеет и ничего страшного не происходит. Просто пауза, с кем не бывает?
- Только хорошо поздравляй, с чувством. А то, как настоящий буржуй, униженные мольбы пролетариата я проигнорирую. мало ли, что там чернь ропщет...

+2

4

Особое впечатление сверкание глазищами на Абраксаса не произвело. И не таких видел, хоть эффект вышел и забавный, а смотреть ледяным взглядом он сам умел ничуть не хуже - даже лучше, учитывая что даже синий лед был намного более похожим на правду, чем карий. О том, каким мог быть серый - даже не лед, пустота, вакуум - именно так, называлось мертвое и пустое пространство между телами в космосе, не так давно открытое магглами - и вовсе можно было не упоминать. Так что смотреть промораживающим до костей взглядом Малфой умел ничуть не хуже аппонента.
И, собственно, смотрел. Даже не изменившись в лице от ударивших инстинктов - бежать, пока не получил. Подобные глупости Касси привычно проигнорировал - сейчас дело было для него несколько важнее возможно попроченной шкурки. Но ненавязчиво отойти так, что бы между ними, все же, был какой-нибудь предмет мебели, это не помешало. Как можно более незаметно, что бы не походило на бегство.
- Простите великодушно, светлый господин. - Последние два слова он тоже старательно выговорил на чужом языке, не убавляя яда в интонациях. - Чернь пришла раскулачивать твою буржуйскую морду.
А теперь - резко и зло.
- Я тебе не мальчик на побегушках, что бы скакать за тобой и умолять объяснений куда и что уходит сквозь твои пальцы. Будь добр, отчитайся как и на что ты тратил мои деньги.
Уязвить хотелось побольнее. Ледяная злость внутри кипела и клокотала и, кажется, теперь нашла на кого вылиться. Мысль о том, что цель была подобрана не самая удачная в голову, конечно, не приходила. Наоборот, Абраксас был уверен, что именно у такого человека, как Долохов достаточно мест, по которым можно ударить, что бы получить удовлетворение.

+2

5

Всё же зря, наверное, Касси не сбежал. Потому что нос был бы целее... и вообще.
"Буржуйская морда" возымела своё действие. И Касси действительно не мальчик и не тот манерный малолетка, так не понравившийся Антонину в далёких сороковых - должен бы соображать, когда дёргать смерть за усы, а когда наглеть не стоит. Сейчас - не стоило, но момент к отступлению был не то, чтоб упущен, он был просто использован достаточно бездарно. Время замедляется для Долохова и продолжения он особенно не слушает - Малфой медленно открывает рот и даже издает, наверное, какие-то звуки, слишком медленно складывающиеся в слова - его речи догоняют происходящее не сразу, а смысл слов и вовсе ковыляет позади. Антонин уже крепко держит Малфоя за нос и тянет вниз, когда его сознание изволит доопознать начало пламенной речи Касси - он, де, не мальчик...
Вот и славно, что не мальчик, - мелькает в голове у Долохова быстрее, чем поверхность разделяющей их мебели соприкасается с малфоевским лицом, - не хватало ещё детей бить. У Антонина полно мест, по которым можно ударить, просто поучишь от этого скорее всего не удовлетворение, а хруст в носу и расстилающийся перед глазами вид на полированное дерево стола. Макро-пейзаж, проплывающий мимо так же неспешно, как заканчивается дыхание выдоха. Долохов в откровенном бешенстве и движений на каждый вдох успевает сделать много - главное никого не убить, а то неудобно будет, - напоминает он себе, заставляя разжать пальцы.
Палочка в левой руке смотрит на... пролетария, пока Тони заставляет себя дышать и собирать сказанные слова.... тратил его деньги?
От добавки сейчас Малфоя спасает только то, что Тони Юрич пинками отгоняет себя от этой возможности, загоняя слишком цепкие пальцы в кулаки и лишая тело права на самостоятельные решения. Нет уж...
- Что, прости?

+1

6

В целом, Абраксас примерно догадывался обычно когда стоит остановиться. Когда он зайдет за грань того момента, когда собеседник становится действительно опасен, когда уже не останавливает ни статус Малфоя, ни какие-либо другие вещи, вроде его полезности и полезности его доброго расположения.
Наверное, проблема была в том, что на Долохова статус Малфоя не действовал. Будь у Касси несколько секунд что бы подумать - он, безусловно, пришел бы к выводу, что Антонину просто не хватает мозгов, что бы отвечать словами, а не кулаками. И, без сомнения, озвучил бы эту мысль.
Только этих секунд у него не было.
Был только вихрь, а после резкая боль в лице. И только потом - осознание, что это самое лицо встретилось с мебелью, которая должна была бы служить защитой.
Абраксас медленно поднялся, смотря в глаза Долохова серыми, разом выцвевшими глазами, в глубине которых скручивались в тугие спирали вихри ледяной ярости и злости. Страха все еще не было. Возможно, стоило испугаться и отступить, но сейчас мыслить здраво он уже не мог.
- Плохо расслышал? Какие-то слова не понял, иммигрант? - Возможно, поврежденный нос и портил дикцию, но это не мешало голосу быть ровным. - Предоставь отчет куда и сколько ты потратил за последние пол года. И если мне не понравится - тебе будут выдаваться средства только после того, как подробно изложишь как, куда и на что, раз не хватает мозгов по-хорошему.
Остановится Малфой уже не мог. И совершенно не хотел. Не убьет же его Антонин - должен бы понимать, что Касси полезнее живым. Намного полезнее. Что нельзя просто так убивать его - не маггл в переулке.

+1

7

Эпиграф

Должен. Наверное. Наверное должен понимать. Но сейчас понимать отказывается, чем именно полезен вот этот блондинистый хам.
В свою парафию Долохов не пустил бы такого никогда - будь он трижды умелый маг, знаток боевых заклинаний или, к примеру, ритуалист, равный Мерлину, - Антонин всегда считал, что... говно, оно говно и есть, каким бы талантливым, умелым, гипотетически полезным оно ни было. Сволочная говнистость непременно вылезет наружу, и вряд ли это будет в какой-то мирный, спокойный момент.
- Я не червонец, чтоб тебе нравиться...
Это вот почти спокойно, предоставляя было время на отступление, которого, впрочем, не последовало, потому что Касси, похоже, забыл, где тут выход, а не только берега путал.
- Отчёт был написан. На его написание было потрачено время. Отчёт был отослан. А если тебе что не нравится, так изволь страдать молча в уголку... Пролетарий...  и юшку подотри. На пол каплет.
Вместе с палочкой Тони делает полшага назад, это не отступление, это просто в настолько ближнем бою Антонину сейчас не комфортно, рукоприкладство - не совсем то, что требуется его душе и не совсем то, что поднимается из глубин, истосковавшись по выходу наружу.
Снятие с довольствия его не пугает - потому что он у Малфоя не побирался. Потому что ни единого кната у Малфоя не брал и вложенные в дело деньги малфоевскими не считал.
- Привычка плохого приказчика - считать, что он распоряжается своим

+1

8

Наверное, это был его шанс отступить. Ничего же не стоило сморгнуть серость из глаз, попросить прощения и уйти зализывать раны. Наверное, в другом случае Абраксас именно так и сделал бы - и никакая гордость не помешала бы. Лишняя гордость вообще очень вредное чувство. И этот постулат он доказывал сейчас на своей шкуре - не отступая и не извиняясь.
Впрочем, вытаскивать палочку тоже не стал. Что бы там он ни думал - но в том, что в драке ему противопоставить Антонину нечего, Малфой не сомневался и иллюзий не питал. А потому - ударить посильнее тем, чем может - словами.
- Так потрать еще немного времени и постарайся переписать его, применив то, что у тебя вместо мозга, что бы это было похоже на отчет, а не любовные записки первокурсника. - Конечно, вытирать кровь Абраксас и не думал. Плевать ему глубоко что там капает. Да, больно - но и что с того? Бывало и больнее.
Наверное, можно было даже на пальцах объяснить, что, даже если забыть что изначально довольно внушительная часть финансов все еще принадлежит Малфою, пусть, конечно, и не вся,  все равно закрытие его заведения будет иметь существенные последствия не только и не столько для него - Касси-то откупится - сколько для дела Тома. И он, конечно, волшебник, но не один из богов - помощь тоже нужна от каждого. Но все это он мог бы объяснить только если бы они начали разговор в другом - доброжелательном тоне. Объяснять что-то сейчас Касси не собирался. Точно не сейчас.
Потому что слова Долохова тоже прошлись по больному. По "приказчику" для Тома. Он здесь никто. И каждая собака понимает что он здесь никто. Среди них. Не смотря на то, что Малфой. Или из-за того, что Малфой.
- Плох тот барин, что думает, что за ним не придут. С какого раза до тебя это дойдет? Привычку к самодурству оставь там же, где оставил дом.

+1

9

всё вокруг колхозное, всё вокруг моё

Или из-за того, что считает, где моё, а где томово там, где у Тони - "наше". Тонкая, почти неразличимая грань в отношениях с окружающим миром, которая постоянно выводит Касси за рамки. И бесит Тони, бесит неимоверно, потому что либо наш, либо не наш, а вот этого вот "я у вас тут поработаю, но сам весь окажусь отдельно" Антонин воспринимает как предательство. А для предателя Малфой больно много говорит и больно смело раскрывает рот там, где "чужих" спросить забыли.
Это половина причины, по которой отчёт о расходах составлен плохо - Тони не хочет записывать, а значит предавать огласке, свои деяния. Особенно те, что должны стать страховкой на "крайний случай" и о которых "чужим" знать совершенно лишнее. Даже, точнее особенно, если они их якобы финансируют.
Антонин вроде даже открывает рот, чтобы это объяснить, но сказать ничего не успевает. Десяток лет назад он бы вызвал Абраксаса на дуэль за половину этих слов. Теперь... теперь пинком отодвигает всё ещё разделяющий их стол, совершенно не намереваясь слушать дальше - Тони сутулится, словно борец перед схваткой, надвигается ближе, почти на расстояние зуботычины и так же молча, но остервенело бьёт "ревизора" кулаком в лицо до крошки зубовной. Шутки кончились, остались игры взрослых мальчиков...

+1

10

Вопрос, наверное, в том, что Касси совершенно не умеет заводить нормальные отношения с людьми. Он просто не знает как, почему и...
И, кажется, раз за разом приходит именно вот к этому.
В какой-то момент он, все же, пугается. Этот момент заметен - когда заканчиваются разговоры, и начинается банальная драка. Не перемежающиеся удары - а когда бьют просто потому что бьют. Этих моментов Малфой старался избегать - банальным порт-ключом хотя бы. И сейчас, когда он замечает в глазах противника именно эту решимость - рука тянется к поясу, нащупывая спасительный артефакт. И, вопреки обычаю, не успевает. Не успевает даже попытаться закрыться - удар приходится как раз в зубы, Касси отступает - или отлетает - на несколько шагов, смотрит почти с удивлением, сплевывает то, что было выбито. Боль доходит до мозга только спустя мгновение. Но ему давно не пять лет, сворачиваться в клубок и рыдать, пока не придет отец и не защитит от обидчика он не станет. Хотя бы потому, что уже никто не придет.
- Сволочь. - Сплевывает прямо на пол - плевать насколько испортится интерьер Антонина - и бьет в ответ, в живот, пожалуй, уже заранее зная, что ничего не получится - и в магических дуэлях Касси был далеко не лучшим, в физическом мордобое и вовсе посредственность. Но если все, что было до этого, не пугало, он мог отвечать хотя бы словом, то сейчас чуввство невозможности ответить было отвратительным.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как много сил на слабости уходит