картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как много сил на слабости уходит


Как много сил на слабости уходит

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

- Пока что мы только выяснили, что способны говорить словами через рот, - в переводе на английский конструкция звучала несколько неуклюже, но общий смысл всё еще передавала верно. Антонин смотрит на сигареты, на зажигалку, потягивает носом дым и решается. Пожалуй да. По крайней мере у Малфоя есть реальные шансы разобраться в том, что ему скажут - маггловедения в Хогвартсе для этого, пожалуй, было бы не достаточно. А вот зажигалка - серьёзное рекомендательное письмо. Более чем.

- Для того, чтоб разговор продолжился, я попрошу с тебя Непреложный Обет. Пока что только на то, что ты не воспроизводишь содержимое этого разговора или любого его куска. Никому. За тем, чтоб ты не пользовался услышанным не к месту я и сам , если придётся, пригляжу, а вот защитить информацию внутри твоей головы - только так.
В опрелелённом смысле магам жить проще - вся омерта через Непреложные. И абсолютная уверенность в сохранности информации тогда перестает быть делом личной преданности.
Весьма полезное упрощение.
- Если ты согласен, выбирай удобного тебе третьего, который над душой постоит и вперёд - к разговорам за чашкой кофе.

+1

32

- В нашем случае – это уже довольно много – Усмехается, докуривает сигарету в три затяжки, но кроме этого – совершенно спокоен. Вопрос во что именно он ввязывается оставался актуальным, но мало что значил, на самом деле. Уже и без того ввязался по самые уши. Чем его может удивить Долохов? Убийцы и прочие отбросы общества? Так он сам не так далеко ушел от них. Тем, что ему будет плохо, если посмеет рассказать что-то? Так он уже работает с Риддлом – пожалуй, хуже вряд ли можно что-то придумать. Пусть. По крайней мере поговорят и выяснят условия, а потом он подумает на что соглашаться.

- Хорошо, давай свой обет. Я и без того не стал бы болтать – спасибо, переходить дорогу Риддлу не горю желанием. Но если тебе это важно – вперед. Только у меня нет третьего. – Пожал плечами так же спокойно, без лишних эмоций. Ну нет и нет, мало ли на свете людей, которым не к кому обратиться с подобной просьбой? – Хочешь, позови Эйвери. Или того же Риддла, не к ночи упомянут.

Выбраться из уютного кресла было сложнее, чем вести предыдущий разговор. Наверное, будь хозяином дома кто-то другой, Касси попросил бы отложить разговор на пару часов и дать подремать. Но не в данной ситуации.

- Пойдем.

0

33

- А при чем тут Милорд? Ты думаешь, перейти дорогу можно только ему?
Как дети, ей-Богу, если опасно, то или Лорд или Гриндевальд, словно никаких других опасностей в этом мире нет. А между тем профессиональные отравители (одного такого авроры ловят не один год), убийцы, контрабандисты, да и просто серьёзные люди, были до и, как ни обидно, после Милорда тоже будут. Никуда не денутся.
А вот то, что у Абраксаса нет третьего - тоже звоночек, почище  карандаша и зажигалки. Не в порядке с парнем, совсем не в порядке, как бы он не пыхтел над успешным фасадом.
Тони Юрич принимает решение и встает:
- Кофе сейчас, Обет и общение с Любимым Лордом подождут.
Он неторопливо копается в простенькой шкатулке, правда сперва с усилием вытаскивает ее из ящика стола, агрессивно плюнувшего в него искрами. "Копается", - это, конечно, преувеличение - раскладывает по сторонам совершенно, на первый взгляд, одинаковые мешочки, потом откладывает пару - один из льняного джута, чуть ли не из под того самого кофе, второй повычурнее, с остатками старинной вышивки гладью по серенькой ткани - не то пеликан, не то кит, а остальное сгребает в шкатулку и тщательно прячет в стол.
Пододвигает один к Малфою, выбирает себе второй. А потом неторопливо надевает пиджак, шляпу, перчатки прихватывает с собою - собирается ровно на деловую встречу. Портключ он активирует первым...

Шахматная фигурка портключа выводит на двор, очевидно задний, насквозь пропитанный запахом копчёного мяса, жареного кофе, тростникового сахара, сушеных помидоров и свежего хлеба. Обшарпанная дверь, которую Антонин открывает, неторопливо натянув перчатки, ведёт в на удивление приличное заведение без бархатных диванчиков и яркой мишуры, зато с невыветрившимся запахом крепких сигар, потемневшими зеркалами на стенах и тяжелой деревянной мебелью. Долохова тут явно знают, называют "Тони", шумно приветствуют по-итальянски,  проводят внутрь, в дальнюю нишу с небольшим столиком и даже днём горящей латунной лампой. Малфою достаются взгляды одновременно скользящие и невероятно липкие, отпечатывающиеся жирным маслянистым оттиском. Его не приветствуют. На него вообще не смотрят напрямую.
А потом тяжёлая портьера отгораживает остальной зал, и в закутке как-то сразу наступает вечер.
- Стакан воды, кофе и жареного миндаля. Ему - что попросит,  - заказывает Долохов так, словно это вот "ему что попросит" совсем не является условием по умолчанию, словно стоящий у самого занавеса итальянец может точно так же как те, в зале, Малфоя проигнорировать. Словно нет его. И не было. И нет,  офицер, такой сюда не заходил ни сегодня, ни вообще когда-либо.

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2017-12-11 15:43:41)

+2

34

- Я думаю, что пугает это меня только в его случае. – Пожал плечами. Ну да, и этот называет «милордом». Касси подобные вещи произносить отказывался. Максимум – просто Лорд. Не его. Ни в коем случае.
И он почти не солгал. Действительно, Малфой был уверен – пока он не довел Тома до мысли, что без одного белобрысого ублюдка этот мир будет лучше, он был почти уверен, что смерть ему не грозит. А все остальное… Все остальное поправимо. Зато сомнений, кого Риддл выберет между ним и Долоховым тоже не было. А со всеми остальными он справится сам. Или чужими руками.
Но Абраксас не добавляет ничего. Берет мешочек, пожимает плечами. Мол, я знаю, что не убегу. Ты знаешь, что не убегу. Так тебе нет резона делать мне плохо – а мне нет резона даже пытаться что-то изменить.
- Как скажешь.
Он смотрит как Долохов собирается, сам только ерошит ладонью волосы и думает, что, наверное, выглядит совершенно не английским джентельменом – и что ему глубоко плевать как он выглядит в глазах.
А потом смотрит как Долохов исчезает в портале. Успевает подумать о том, что вполне мог бы задержаться и осмотреться без хозяина – но уже знает, что не будет. По всем вышеуказанным причинам. А еще потому что, не смотря на то, что он Малфой – какие-то понятия у него есть. И даже принципы. Кажется.

Оказавшись на заднем дворе, Касси слегка пошатнулся, поддавшись слабости, но тут же выровнялся и твердо стоял на ногах. Нос уже учуял запах кофе – восхитительного вкусного кофе. Хорошо, по крайней мере, с человеком, разбирающимся в кофе, можно попытаться вести дела.
Малфой задумчиво смотрит как Антонин натягивает перчатки – и оставляет свои в кармане. Он совсем не уверен, что тут уместен его кожаный плащ, который он носит в магическом мире, и тем более не уверен, что уместны перчатки с обрезанными пальцами, которые были при нем. Зато уверен – даже будь у него возможность – разве что сменил бы плащ на косуху. В ней он, довольно неожиданно, чувствовал себя увереннее в… подобных местах.
Подобных местах, где сам воздух лип к коже, как лапки мухи к стеклу. Где он не просто чувствовал себя пустым местом – где он на самом деле этим самым пустым местом был. О котором никто не вспомнит.
- Воду и кофе. И хлеб с сыром, пожалуйста. – Абраксас предельно вежлив. Да, он умеет и так, а не смотреть на обслугу как на.. то, на что мухи садятся. Хамить кому-то здесь дури не хватит, пожалуй, даже у него. Не сейчас. И только когда они остаются одни, смотрит задумчиво на Антонина.
- Интересный у тебя… мир.

+2

35

- Focaccia? - уточняет итальянец и ускользает за занавеску.
Мало ли, с этих англичан, или кто он там? станется попросить на самом деле хлеб. С сыром. Типа тех отвратных тостов, что они все тут непрерывно едят.

Антонин дожидается окончания пантомимы, стягивает перчатки, неторопливо помешивает ложкой полтора наперстка крепчайшего кофе, отпивает воды и совсем никуда не торопится. Тут торопиться как-то странно и совершенно бессмысленно - даже время - тут - идёт иначе, медленнее и незаметнее, словно вокруг не какой-нибудь тысяча девятьсят, а  тысяча восемсот какой-нибудь. Жизнь, состоящая из неторопливо проистекающих дней, словно патока.
- Это не совсем у меня, это вокруг меня. Впрочем, скорее вокруг всего магического сообщества. Волшебный мир полутеней.
Запах кофе подтверждает неспешность беседы - кофе тут готовят хорошо, без новомодных вывертов и наворотов, зато с густейшей пеной. По семейному рецепту.
Во всех смыслах.
- Видишь ли, Абраксас,  очень сложно разделить у монетки орла и решку. А в наших делах, и в моих тоже, работы с такими  людьми как эти куда больше, чем звона галлеонов. Здесь, к примеру, не важно, чем я заплачу - пенсами или сиклями, примут и то и другое, хоть никто из местных в глаза не видел волшебной палочки. Зато очень важна та самая репутация, с которой мы когда-то начали... Если ты решишься участвовать в жизни этого мира, а иначе отчеты понятнее не станут, её придётся беречь. И, возможно, зарабатывать, потому что я могу сколько угодно представлять тебя как своего помощника, капо, - если они смогут перегрызть тебе горло - перегрызут. Я потом съем их живьем, но тебе это уже не поможет -  этой игре другие правила, но те же ставки. Только единица "выживания" - Семья, а не личность. Стоять отдельно, как с ... Рыцарями, тут нельзя. Либо ты внутри. Либо ты чужак и иди мимо, пока можешь... но выбираешь сам.

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2017-12-11 16:38:47)

+2

36

Касси немного удивленно кивает на уточнение. Не смотря на атмосферу, он несколько не ожидал, что хлеб с сыром тут подразумевают именно этим – но удивление было приятным. Хотя от обычного бутерброда он бы тоже не отказался. Как и от просто хлеба. Сразу начали вспоминаться шутки про студенческий вечно голодный организм, только у него причина была совсем не в бедности. И нет, его совершенно не смущало то, что приходилось есть во время беседы – в данной ситуации он плевал на подобные условности с высоты астрономической башни Хогвартса.
Задумчиво посмотрел на Антонина.
- Как ты думаешь, чем я занимаюсь в… свободное от проблем Риддла время?
Действительно, сначала стоило определиться за кого его принимают. И чего ожидают. Что бы… Абраксас мог бы сказать – что бы не дать внезапно больше, чем ожидают. Но тут был совсем не тот случай. Просто знать – насколько коротким может быть разговор. Или насколько длинным.
- Вокруг магического сообщества – сообщество маггловское. В сути своей – ничем не отличающееся от магического. Больше технологического прогресса, больше населения. Никакой магии – в понятном нам смысле слова – но полное магии совсем другой. Рукотворной. Техногенной. Которую мы тоже перенимаем. Никаких монстров – такие же хитрецы и простаки. Добрые и злые. Богатые и бедные. Банкиры, клерки, пекари. – Кивнул в сторону скрытого за перегородкой зала. – Мафия. Я угадал?
Помолчал, вслушиваясь в слова. Потом помолчал еще, обдумывая ответ.
- Здесь можно курить?
В другом месте Малфой уточнять бы не стал. Но в доме того, с кем не хотел ссориться – и в подобном месте, чьи правила он не знал – еще как стал.
Повертел в руках чашечку с кофе. Восхитительный запах. Вот только он бы сейчас выпил скорее обычную заваренную бурду, но из самой большой чашки. Просто что бы мозг лучше работал.
- Они мечтают полететь за пределы планеты. – Он продолжил свою мысль, отложив пока чужую. И смотря в черный-черный напиток в маленькой чашке. – Высадится на луне. И, знаешь, я верю, что у них получится. Рано или поздно. Полететь к звездам. Там огромные пустые пространства. А мы в них – только песчинки.
Усмехнулся и снова поднял глаза. Да, сейчас он не играл ни одну из своих ролей.
- Я не уверен, что не успел перейти им дорогу. Но определенная репутация у меня есть. Не уверен, что в таких масштабах, конечно. Я старался держаться подальше от… подобных слишком серьезных парней. Китайцам, правда, по дурости, насолил, признаю. Но вряд ли они признают меня под другим именем. Хотя… кто их знает.
Он счел, что будет честным сразу сказать о всех возможных проблемах. По крайней мере, о тех, о которых вспомнил. И даже не стал ничего уточнять про Рыцарей. Интересно, насколько собачка на поводке может считать себя стоящей в стороне?
- Я согласен. Боюсь, так правда будет проще. И мне и, наверное, тебе. Чем я буду приходить после каждого отчета и пытаться заставить тебя вспомнить что и откуда – времени потратиться больше. Убьют – ну, значит, не справился.
Передернул плечами. Забавно. За него обещали съесть живьем. Хоть и посмертно – а приятно.

+2

37

- Понятия не имею, - Антонин предельно честен и не находит нужным скрывать очевидное: он не в силах отслеживать всех, кто вокруг Лорда крутится. Часть не имеет возможности отследить,  часть считает заботой иных Рыцарей, к части задумок Тома, Долохов не сомневается ни секунды, он не имеет допуска. Просто потому, что Том тоже большой любитель носить сто корзин по одному яйцу. Не в последнюю очередь оттого еще, что не считает Тома пятилеткой, не способным за себя постоять. Особенно если не в духе.
Так что о Малфое он знает почти ничего - если не считать за знание не очень-то удачный момент знакомства. В финансовом плане Тони переполз с рикардовой шеи на абраксасову, практически не утруждая себя подробностями процесса. А дальше, собственно, ничего и не было...
- Умеешь пользоваться зажигалкой и не боишься карандаша, значит где-то вокруг маглов кружишь, - ответил Тони и, как оказалось, почти угадал. Следующую горячуу тираду он слушает почти что с изумлением. Ай да Малфой.
А ведь я чуть было не проглядел его, - подстёгивает внутренний голос, - почти совсем проглядел, будем честны. Обидно.
- Кури конечно.
Подтверждать очевидное Тони и не думает. Мафия, надо же... это слово сейчас становилось соишком уж известным в том, неволшебном, мире. Тем сильнее он предпочитал слово "Семья". Это было почти как отличие между террористами и борцами за свободу - грань не уловима почти снаружи, но изнутри он ее печенкой чуял.

- С китайцами я не работаю, так что порыв умирать одобрить не могу. Это у них там пафос, долг, гири и прочие грехи, а я очень не люблю вкладываться в то, что пытается помереть. Это невыгодно, даже если оставить тот факт, что трупы среди моих людей пятнают уже мою репутацию.
Долохов замолкает, теперь уже на то время, что Малфою приносят его еду, каким бы особенным ни было это место, говорить при лишних ушах - дразнить удачу. А удача им ещё пригодится. Да, Абраксасу - точно пригодится.
- А раз согласен, мне нужно знать, когда ты свободен, когда занят, и чем ты занимаешься, когда не занят решениями проблем нашего Лорда. В общих чертах, чтобы представлять, что ты можешь на самом деле, когла хочешь мочь.

+2

38

Снова сигарета – и можно сделать небольшой глоток кофе. На пустой желудок – не лучшее, наверняка, но когда это волновало? Еда скоро будет – обещает он сам себе. И усмехается в ответ. Действительно. Разве есть дело такому, как Долохов – честному и бравому, тому, кого называют воином в каком-то другом мире – до такого как он… Малфоя. Это почти смешно – и совсем не скребет. В конце-концов, Касси нравится тот, кто он есть. Кем он становится. Он никогда не хотел бы родиться кем-то иным. А, значит, его совсем не задевает что шепчутся за его спиной. Пока только шепчут – если будет нужно, он заткнет любую глотку. Рано или поздно.
- Хорошо. Веришь ли, я люблю жизнь.
Совершенно спокойно и без улыбки.
- Я веду семейные дела. Прости, без подробностей. – Все же, рассказывать о делах его фамилии в подробностях он правда не собирался. Одно дело – его репутация. Другое… семьи. – Пока я не лезу особо в политику, но связи, которые были налажены отцом и дедом приходится поддерживать. Связи и ниточки. Конечно, ничего такого чудовищного, как это несчастное заведение для Тома. Мы с Ноттом какое-то время хулиганили в маггловском мире. Но потом наткнулись на китайцев и… В общем, я думаю над одним делом сейчас. – Что за дело он, конечно, рассказывать тоже не собирался. Это было на случай, если придется прятаться от Тома – а, значит, и от Долохова тоже. – Все совершенно легально. Мне не нравится мысль заниматься тем, в чем я не понимаю – так что учусь в Оксфорде. Ну и по мелочи. Когда мне что-то нужно – я это получаю обычно. В этом мире достаточно много людей, которые мне должны, или о которых я знаю больше, чем они хотели бы. – Пожал плечами.
Помолчал, вдыхая запах принесенного хлеба, и тут же откусил, запивая водой. Вот теперь, пожалуй, совсем хорошо.
- У меня скоро сессия, но… Я не могу выдать тебе расписание. В данный момент – благодаря тебе не в последнюю очередь – я занят около двадцати часов в сутки, но это скользящий график. К Рождеству должно стать проще. Просто скажи когда и где мне надо быть.
Помолчал, прожевал, проглотил.
- Это все слова. Я могу говорить сколько угодно и что угодно. – Смотрит в глаза. – Могу стать кем угодно. Пока не проверишь – не узнаешь. [/b]
Глоток воды.
- Ты видел самолеты? Как они взлетают? Огромный кусок железа поднимается в воздух без капли магии – только силой физики. Если не видел… Хочешь, покажу? – Неожиданно даже для самого себя задорно прищурил глаза. – И даже расскажу как и почему.

+1

39

- Чудовищное заведение? - Долохов не рисуется, он действительно не в курсе, он иногда участвует в добыче денег, часто - в отстаивании своих границ и во взаимодействии с другими Семьями, но никогда - в том, куда и как это девается. В его голове вообще чёрная дыра между деньгами полученными, трофеями, и деньнами потраченными и откуда их брать, - со свои операций, из Малфоевых карманов или со своих личных счетов - ему совершенно безразлично.
- То есть ты ведёшь дела Лорда, дела своего рода и учишься? И, наверное, взаимодействуешь с теми, кто ведёт дела Ставки?
Дела Ставки кто-то ведёт, Тони совершенно уверен, хотя и не скажет, в чем именно заключается смысл этого словосочетания и какие именно у Ставки могут быть... дела.
Другое дело образование, в нем он понимает, и выпускник Оксфорда для Семьи куда более полезен, чем полудохлый второгодник. Антонин отодвигает опустевшую чашку и думает, как бы разгрузить внезапно ценного члена коллектива. Написать отчеты сам он не может физически, но он, пожалуй, может заморозить все не-теневые операции до Рождества. Поможет ли это?
Ну, проверим.
- Это иллюзия. Много говорить не так сложно, а вот стать кем угодно - совсем непросто. Так что я непременно проверю, после Рождества. А пока что мне нужно немного подумать. Всё это немного неожиданно. Я не буду торопиться, не люблю совершать ошибки такого рода...
А вот дальше  Антонин усмехается совсем иначе,  вполне искренним интересом. Он не собирается говорить, что раз даже пытался  самолётом улететь. В юности. Но почему бы не посмотреть, как они взлетают?
- Покажи. Издали....
Очень издали. Потому что два взросоых мага у взлётной полосы, это немалые проблемы для пилотов. Да и для всего аэропорта в целом, дни кукурузников с ручным приводом навеки миновали.

+1

40

На всякий случай, Касси все же глянул на Долохова - издевается он, или как? Но тот, кажется, действительно не понимал и до этого момента особо не задумывался зачем к нему прицепилась надоедливая мошка Малфой со своими отчетами. Осталось только терпеливо вздохнуть.
- Тебе правда попытаться объяснить, или оставим это по умолчанию без лишних подробностей? - Он задумался, подбирая максимально понятное сравнение. - Если... кхм... Представь, что ты всегда работаешь чисто, без шума. Пришел, убил, ушел. Никто не видит лица, не слышит и даже не знает кто ты. А тут к тебе приходят, ставят тебя раком и заставляют с этого момента расчленять только в полдень на главной площади. Вот примерно так выглядит это заведение в глазах налоговой. Еще и... Помогать ни один из вас даже не пытается. - Поморщился. Кажется, сравнение было топорным и грубым, но... Наверное, в самый раз для наглядности. - Ты же представляешь как обрадуются... Все, если Малфоев наконец поймают на преступлении за руку? Репутация. Дурацкое слово, но она важна. Плохая или хорошая.
Дожевал второй кусок, на этот раз глотнул кофе. Жизнь налаживается.
- Да, взаимодействую и еще добавь к этому мои личные дела - которые не то же, что дела семьи. - Усмехается. - Не переживай. Не сломаюсь.
Цепляет предпоследний из кусков и задумчиво осматривает оставшееся на тарелке.
- Я знаю отличное место... Только сначала доем. Аппарировать можно от сюда, или надо будет выйти?
Улыбнулся, немного торопливо принимаясь жевать. А потом остановился, снова смотря серьезно.
- Думай. Только у меня будет два условия. - Он не был уверен, что его слова воспримут правильно. Но и без этих уточнений было бы не правильно. В конце-концов, не участие в мафии было мечтой всей его жизни. Он вообще лезет в это только потому, что Долохов сам вести свои финансы не способен. Кажется, надо напоминать себе об этом почаще, а не чувствовать себя школьником, умоляющим пустить на закрытую вечеринку.
- Первое. Наши с тобой дела... здесь, и то, что относится к Риддлу - никак не пересекаются. Я о том, что я, да, буду твоим... помощником, хоть чертом лысым, постараюсь вести себя среди этих людей соответственно - но не жди что стану целовать тебе руку в другой части жизни. И второе. Из меня никакой боец. Тем более убийца. Думаю, ты и сам отлично это понимаешь. Но я просто буду вести твои дела - все, которые скажешь - и делать то, что нужно, что бы хорошо исполнять эту работу. - Он помолчал. Интересно, насколько правильно его поймут? Снова прочтут лекцию - про Семью и что это вся жизнь, а не только часть ее? Что мало ли что придется делать? Он это знает, понимает, и принимает эти поправки - только поймет ли их Антонин. И поймет ли правильно? - Не приказывай то, что, заранее знаешь, я не смогу исполнить.
А это была совсем просьба. Закончившаяся с последним глотком воды.
- Все, можем идти. У нас есть все шансы добраться к вечеру. - Если он правильно помнил который сейчас час;

+1

41

- Будем считать, что я пытаюсь тебе помогать сейчас, а также не делая попыток писать отчеты там , - Тони позволяет себе улыбку - он довольно легко признает за собою очевидные недостатки, особенно в тех областях, которые не составляют смысла его жизни.
Улыбается и запускает пальцы в миндаль.
- Технически аппарировать отсюда можно. Но не следует - это довольно традиционная Организация,  она чтит ритуалы. Если у тебя нет времени и сил на то, чтоб поздороваться и попрощаться - ты по уши в дерьме. Зачем это демонстрировать?
Жареный орех раскусан крепкими зубами, Тони с интересом слушает и условия и просьбу. На удивление разумные условия и просьбу.
- Принято. Тем более что я не люблю фальшивого уважения, а целовать руку придётся не мне. Но ты в этом моменте можешь так никогда и не очутиться, если не захочешь карьеры делать. Я так понимаю, ходить прямо под дланью мистера Риддла тебе не по нраву. Это нормально, бывает. Встречное условие только одно: запомнить, что я своих людей не "жалею" - сломаются, мол. Я своих людей "берегу", чтоб зазря не сломать.
Оставшуюся горсть орехов Тони делит на две части и поднимается. Половину оставить в плошке, мол всё отлично. Половину - спрятать в ладонь и щёлкать на ходу. У людей, даже тех, кто бережёт репутацию монстра, должны быть простые, милые, желательно несколько провинциальные привычки - за возможность посмеяться над ними прощают многое. Даже монстрам.
- Идём, попрощаемся как следует.
Антонин собирает шляпу, перчатки, отодвигает занавес, запуская в их небольшой мирок с сигаретным дымом и кофе свет еще не кончившегося дня. Путь наружу лежит мимо барной стойки, у которой Тони притормаживает, - некоторые формальности следует выполнять сразу, не откладывать на потом:
- Хороший кофе, Луиджи. Касс, пожалуй, будет заходить за ним, ты ему налей и запиши на мой счёт.
Антонин надевает шляпу и перешагивает порог щадней, потрепанной, двери заведения - с этого двора уже и аппарировать можно.
- Портключ оставь себе, пригодится. Касс

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как много сил на слабости уходит