картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Любишь выпендриваться, люби и на работу в разных коробках приезжать


Любишь выпендриваться, люби и на работу в разных коробках приезжать

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Любишь выпендриваться, люби и на работу в разных коробках приезжать.


Закрытый эпизод (по согласованию с Руфусом Скримджером)


--

Рикард Лестрейндж (косвено в первых кругах), Руфус Скримджер, ДОМП, Мунго

20 января 1979 утро

ДОМП, косвенно остальные места

двадцатого января: В Хогвартс "Лично Дамблдору", в ОТ "Лично "Заму главы отдела", и в аврорат "Лично Руфусу Скримджеру" пришло три коробки с разницей примерно в час, подписанных: "Ваш Рикард Лестрейндж, заберите пожалуйста". Коробки - портал, так что Рикард пришел целым куском. Верхняя часть тела - Хогвартс, середина - ОТ,  ноги - аврорат. Жертва под петрификусом, с рядом тяжелых ран, да и еще и контужена прибыванием в портале...

+4

2

Утро двадцатого января началось... ни с чего не началось. Руфус разбирался с очередной горой бумаг у себя в кабинете, мысленно проклиная каждого, кто придумал такую вещь, как бюрократия, и тайно мечтал о каком-нибудь развлечении. Ну хоть каком-нибудь. Самом завалящем развлечении.
Но только через три часа в дверь кабинета раздался стук - ровный и уверенный.
- Войдите.
Дежурящий в этот день в приемной аврор выглядел озадаченным. Настолько, что даже нерешительно помялся перед тем, как четко и ясно изложить суть проблемы.
"Коробка?"
Некстати вспомнились шутки про ловушки для кошек.
Руфус поднялся из-за стола, уже стремительный и собранный, вышел следом за аврором в приемную комнату.
Конечно, без него ящик не вскрывали, но уже просканировали всем, чем только можно - до того, как вскрывать в присутствии начальства, следовало проверить профессионалам.
- Что-то нашли?
Короткий вопрос, такой же короткий и по существу ответ. Не нашли ничего криминального, только что-то живое и портал в одной из стенок.
Скримджер вздохнул и махнул рукой, отдавая приказ открыть коробку.
И тихо выматерился, увидев внутри торчащие из стенки ноги.
- Колдомедика вызовите. Кто сегодня дежурит? И Тодда. И Робардса. Остальные вон.
Добавлять "быстро" или "немедленно" не имело смысла - подобные приказы воспринимались как срочные сами собой.
Отличное развлечение. Пожалуй, в ближайшее время он поостережется желать чего-либо - ни вслух, ни про себя.

Дополнительно

Вызываю Дафну, Герхарда и Гавейна, в любом порядке. Товарищи, хотя бы на пару кругов

+5

3

Таинственные коробки, как он знал, обычно вызывали хаотическую истерию в основном у магглов. И пусть Тодд не мог предсказать, что спустя несколько десятков лет сам факт неприкаянной картонной коробки в общественном месте будет доводить всех до состояния паники почти моментально, он уже сейчас мог навскидку сказать, что первое бы пришло бы ему на ум при виде такой добычи.
Фокс Чейз.
Но, к счастью (или к несчастью), на тот момент, когда в дверь его лаборатории настойчиво постучали, а потом, едва дождавшись ответа, оную дверь распахнули, Герхард Тодд ничего не знал ни о коробках, ни о содержимом этих коробок, ни вообще о чем-либо, что происходило за стенами его лаборатории. И потому был очень и очень занят, пытаясь определить, какое же именно из проклятий, примененных к его жертве, стало в конечном итоге фатальным – а выбрать было из чего.
Из спутанных объяснений дежурного аврора он не понял ничего. И дело было, пожалуй, не в косноязычности оного аврора, скорее в том, что описание присланных в коробке ног слишком хорошо укладывалось Тодду в картину мира и слишком плохо укладывалось в мир, который его окружал.
- Так, можно еще раз и медленно. Отрезанные? – Переспросил он, стаскивая с руки перчатки из драконьей кожи и откладывая их на стол.
Сказать, были ли ноги отрезанными от всего остального аврор не мог, а потому Герхард потер переносицу, задумчиво посмотрел на оставленные на рабочем столе препараты, вздохнул и перекинулся в птицу, в пару мгновений придирчиво поправил перья (начальству же перед очи, наверняка) и отправился в место назначения.
Отделенные от тела ноги в картонной коробке ничего хорошего аврорату с утра пораньше не сулили, это он мог сказать и без провидцев.

Начальство он поприветствовал гортанным карканьем и потом, перекинувшись в человека, заново здороваться не стал – Скримджер был из понятливых, а на остальное тратить времени у него не было ни желания, ни этого самого, под растрату, времени. Но пока осматривать коробку он мог только визуально, аккуратно заглядывая шефу через плечо.
- Либо это очень хорошая консервация, либо обе эти конечности живые, - сообщил Герхард коротко, удостоверившись, что ни видит ни крови, ни места среза, ни характерных для трупного окоченения признаков.
- Ее уже осмотрели на предмет проклятий?
Вот тут главное было не добавлять в голос привычной щедрой порции скептицизма – что-то Герхарду подсказывало, что нет, пока еще не осмотрели, но лично он прикасаться к этой конструкции до того, как ее просканируют на различные заклинания, не собирался точно.
- И руками я бы на вашем месте ее не трогал, шеф. Особенно незащищенными.
И отошел бы до соседнего помещения, да. Разве что говорить об этом вслух субординация ему совершенно не позволяла.

+6

4

Гавейн как раз собирался зайти к Руфусу и доложить по поводу доставленной в Отдел Тайн посылки… Откровенно говоря, жуткой. И совсем не утешительной. Отдел ее пока не вскрывал, во всяком случае так они заявили Робардсу, и планировали передать ее в аврорат. По мнению Гавейна следовало быстрее, его вообще смутила невозмутимость замов мистера Лестрейнджа.
   До кабинета он не дошел, Руфус уже вызвал его в другое место, и там Гавейн увидел сестру посылки из Отдела.
- Мистер Лестрейндж, я полагаю? – он нахмурился, короткими кивками поздоровавшись и со Скримджером и с Тоддом, - Отдел тайн получил такую же, - он взглянул на результаты проверки коробки, - Живой…
   Это было неплохо, и в тоже время, в каком состоянии он там живой и надолго ли живой, и что их ждет если попробовать его извлечь – хотелось бы знать ответы на все эти вопросы. Да кто их даст. Герхарду привычнее разбираться с трупами.
    Робардс потер переносицу.
- Ты помнишь, что я боевой артефактолог, а не транспортник, Руфус, - едва слышно, и совсем не профессионально обратился он к руководителю и другу. Сжал и разжал пальцы, и прошел над коробкой не касаясь. Впрочем все необходимые проверки ее опасности уже провели до него.
   Он не спрашивает вызвал ли Скримджер врача. Наверняка, вызвал.
- Трогать ее можно, если осторожно. Позволишь кое-что проверить? – он написал на значке сообщение для Сеймур оставшейся в Отделе тайн: «Мы получили аналогичную, хочу кое-что проверить. Будь внимательна».
И почти не дожидаясь позволения Руфуса, Гавейн огляделся и увидев на столе длинную линейку осторожно поднял ее вингардиумом, и пронес над лежащим в коробке телом, запустив одним концом в коробку, а дальше поднял вверх, чтобы часть прошедшая через портал с той стороны ударилась в крышку коробки. Сообщение от Сеймур не заставило себя ждать.
- Да вторая часть  в Отделе тайн, - сообщил он Скримджеру, - Сейчас я проверю можно ли, не повреждая артефакт удалить дальнюю от портала стенку, и тогда мы его вытащим без труда. Если нельзя, то... придется потрудиться.
  Он снова покосился на результаты проверки коробки.

+7

5

Бывают моменты, когда даже сказанное четко и ясно, понятным и родным языком кажется глупым набором слов. Курьера, присланного за ней в медблок, Дафна до конца не поняла, лишь вычленив из его речи ключевое "срочно". На пути в приемную она обогнала его, так и не став задавать наводящие вопросы. Раз горит, то уж лучше самой посмотреть и тогда понять, почему ее зовут определить степень жизнеспособности чьих-то ног. Если эти ноги уже существуют отдельно от тела, то зачем она там, нужно сразу звать Тодда. А если все-таки пациент "в сборе", то чем так провинились именно ноги и если эти ноги живые, но плохо выглядят, то не лучше ли было не ждать, а сразу отправить бедолагу в Мунго?
Состав собравшихся в приемной Скримджера - начальство и судмедэксперт - и размер коробки говорили, что, скорее всего, верен первый вариант. Но Дафна коротко кивнула всем присутствующим и для проформы тоже подошла к столу.
Отрезанными ноги не выглядели. Дафна сомневалась недолго и таки полезла руками в коробку, хоть и осторожно (не трогая стенку с порталом), и в перчатке. Магловские врачебные привычки никуда не денешь, и Мюррей чаще, чем остальные колдомедики, обходилась без палочки, да и опыт подсказывал, что иногда использование магии может скорее вызвать какую-то непредсказуемую реакцию. А возможное проклятье... Ну коллеги снимут. В первый раз, что ли.
- О, живые, - информировала она окружающих, которые и так уже были в курсе. - Я бы сказала, что, судя по состоянию мышц, под парализующим заклятьем. Об остальном пока судить не возьмусь. Но чем быстрее достанете, тем лучше. Хотя вы это и без меня знаете.
И она сделала несколько шагов назад, освобождая место для специалистов.

Отредактировано Daphne Murray (2017-11-23 22:57:54)

+6

6

Первым добрался Тодд - хорошо, просто замечательно. Хотя и не упустил возможности устроить "шефу" выволочку. Одно из того, за что Руфус так ценил друга - балансировать на грани между истинно немецкой субординацией и совершенно британским занудством.
- Герхард, тут все проверили до меня. - Он успокоил взмахом руки. Намного важнее и нужнее было мнение как специалиста. - Конечно, осмотрели и на проклятия и на прочие неприятности.
И выдохнул, услышав подтверждение, что ноги живые. Значит... Есть все шансы на то, что для Рикарда эта история кончится хорошо. Только... что именно за история? Руфус повертел в руках палочку.
- Лестрейндж. Живой. - Подтвердил он Робардсу с тяжелым вздохом. - Ты и сам понимаешь, почему мне нужен был ты.
Из всех артефактологов он сейчас доверял только другу. Кто-то точно был предателем из авроров. Да, черт побери, и из его друзей были предатели. Один из них сейчас как раз лежал в коробке - разделенный на... сколько частей? Но подозревать Гавейна было выше его сил. Пусть будет лучше именно так.
- Проверяй.
Отмахнулся. Без сомнений, Гавейн знает как ему важно, что бы Рикард остался в живых. И сам Руфус сейчас ничего сделать не может. Только командовать. И доверять тем, кто понимает что-то.
- Значит, потрудимся. Мы должны вытащить его живым.
Прибытие Дафны несколько успокоило. Колдомедик, который научен действовать быстро. Теперь в сборе все, кто был ему нужен.
- Спасибо, мисс Мюррей. - Коротко кивнул. - Постарайтесь проследить с мистером Тоддом, что бы ноги так и остались живыми. Гавейн, передай в Отдел Тайн, что бы прислали сюда их коробку. И быстро. Что у них там лежит?
Да, он нервничал. Это можно было заметить по чуть вздрагивающим кончикам пальцев и на градус более резкому, чем обычно, тону. В конце-концов, вопрос касался его близкого. Имеет право.

+7

7

От комментария «проверили, но плохо» Тодд удержался с заметным трудом. В его служебные обязанности не входило оскорбление коллег и тщательный проезд по их самооценке и отношению к личным умениям, он никого и никогда не хотел обидеть и не имел обыкновенно такой мелочной цели, но… Но тем не менее, он был параноиком, причем параноиком хорошим, выдержанным, со стажем – с младенческой колыбели уж точно. А потому Руфусовское «проверили» улетело в молоко сразу – мало ли, что они там проверили, взлетим все на воздух, как в плохой маггловской комедии.
Хотя вот, вопреки паранойе, мнению Гавейна он почти что доверял. И, если бы обладал определенными знаниями в области легилименции (и определенными умениям, что уж там), не согласился бы – в его непосредственные обязанности, конечно, не входило поддержание чего бы то ни было в живом и здоровом состоянии, но описать это состояние он вполне мог, как и последствия непредсказуемых действий.
- Чтобы ноги остались живыми, лучше проверить, не свалится ли с него парализующее заклинание при попытке его вытащить. Иначе будет очень много крови и хоронить… мистера Лестрейнджа придется в закрытом гробу. Частями.
Потому что внезапные судороги, которые могут пройти по телу после того, как с него снимут заклинание… В общем, лучше бы эти судороги происходили у мистера Лестрейнджа после того, как его извлекут из коробки, но никак уж не до. Для его же, Лестрейнджа, целостности.
Хотя сработано, конечно, потрясающе.
- Такую же – это, в смысле, с ногами или с другими элементами супового набора? – Ненавязчиво интересуется Герхард у Гавейна, приближаясь и наклоняясь над коробкой уже с куда большим интересом.
- Потому что если в той коробке голова, у меня есть к ней определенные риторические вопросы. Да и у мисс Мюррей тоже, я полагаю. Хотя, учитывая размер… - Он окидывает коробку задумчивым взглядом и вспоминает, сколько в том Лестрейндже было роста – что-то, по его памяти, не больно много.  Было бы наивно предполагать, что в Отдел Тайн пришла посылочка со всем остальным Лестрейнджем, если аврорату достались только ноги. По хорошему, в такую коробку можно было упаковать труп… (или, при должном воображении, не совсем труп) частями, коробки на четыре-пять… Но тут, опять же, как подойти к вопросу.
Вопрос в том, почему аврорату достались ноги. А не что-то другое. Казалось бы, главное при такой раскладке – голова. Кстати о голове.
- А если ее там нет, я бы предложил ее срочно найти. Потому что если она попала не к нам, для него это может закончиться фатально.
Он на миг отступает, движением палочки создавая на руках защитный слой перчаток, а потом снова склоняется над коробкой, запуская в нее руку. Нащупывает пульс, на миг прикрыв глаза и беззвучно шевеля губами, считая, потом убирает руку.
- Пульс слабый, но я не сказал бы, что он при смерти.

+6

8

Дафне Гавейн рад почти как ангелу с доброй вестью – и дело вовсе не в том, что можно расслабиться и свалить заботу о здоровье жертвы на хрупкие женские плечи – просто, она действительно из них троих куда больше знает о том, как сохранить «груз» живым.
    К Лестрейнджу Робардс относился примерно никак. Даже после разговора с Эшлинг, когда та выложила свои подозрения. Считал его человеком опасным – ну потому не мог глава департамента быть во всем белым и пушистым. Жену его видел пару раз на приемах в министерстве. А еще как-то одну общую  фотографию в газете. Кажется, по поводу рождения наследников – наследника. То есть внуков того, кто лежал в коробке.
   И как-то не хотелось объяснять бабушке двух запелёнутых комочков – которым наверное уже было три-четыре года – что к нам с отдел он прибыл живой, а вот из него по частям.
   И он кивает Дафне.
- Еще бы знать, как его вытащить. Снять спинку с коробки мы не можем: это повредит артефакт, и как уже сказал Тодд – будет много крови, - он повернулся к Герхарду, - А парализующее не позволит нам вытащить его иначе. Если честно ту коробку, которая в Отделе мы не открывали. Его замы… были против. Но думаю, в новых обстоятельствах, они доставят ее сюда, - он снова отправил сообщение Сеймур, - но вряд ли это все части. В нем примерно… - Гавейн припомнил до куда доставал ему Глава отдела тайн, - Чуть меньше шести футов. Коробки меньше. Их как минимум три.
От Сеймур пришел ответ, - он не мог отказать себе в несколько циничном – хотя оно могло быть и полезным – наблюдении за тем, как сказывается на ногах то, что вторая коробка движется. 
- Вторую несут. Надеюсь третья где-то в шаговой доступности, я не хотел бы рисковать аппарацией. Я не видел на них защитные чары от повреждений. Хотя… - Гавейн чувствовал, что все же в коробке было что-то защитное, но во-первых он не был специалистом по порталам такого рода, во-вторых… оно было слишком слабоуловимым.
На самом деле его повергает в ужас мысль, что с третьей коробкой надо аппарировать к министерству, пройти через магический вход.
- Его сыну будем сообщать что-то, когда уже будем знать результат, Руфус? – все равно они ждут вторую коробку.

+7

9

Услышав имя, Дафна удивленно подняла брови. Изощренный вариант, но очень выразительный. Вне зависимости от результата слухи о расчлененном Лестрейндже будут ходить долго. Видимо, потому и разослали по разным адресам. Попади все коробки только в аврорат, еще можно было сохранить тайну, но теперь не скроешь.
Слушая мужчин, Дафна задумчиво качнула головой.
- Все, что я могу предложить, из разряда опытов с более или менее непредсказуемым результатом. Использовать можно, если нет других вариантов, а состояние пациента угрожающее. Оценить его сейчас в полной мере я не могу. Многое зависит от того, насколько долго он находится под петрификусом. По застойным явлениям определить это возможно, но по кхм... фрагментам... Чисто теоретически заклинание диагностики должно отразить тело целиком, даже с учетом использования портала. Но я не знаю, как все это, - она указала на коробку, - действует, а потому не уверена, что применение любой магии, даже безобидной, не будет опасным. Гавейн? - Мюррей вопросительно взглянула на Робардса, а потом обернулась в Тодду.
- Герхард, вы чего больше опасаетесь - непроизвольного сокращения мышц или того, что он придет в себя и дернется? В первом случае мы опять возвращаемся к вопросу длительности пребывания под заклинанием, во втором я могу попробовать использовать дормио альтум, от него сам по себе он точно не очнется и обычной финитой его не снимешь. Затем можно почти параллельно снять петрификус и использовать противосудорожное. И я бы предупредила Мунго, - последнее уже Скримджеру, - что в ближайшее время к ним может поступить пациент в тяжелом состоянии, пусть вызовут специалистов загодя.
О нет, только не сын. Дафна чуть сжала губы, но промолчала. Кем бы там ни были его сыновья, родственники в таких ситуациях - это всегда непредсказуемый фактор. Впрочем, сейчас явно не ей решать.

+4

10

Руфус внимательно слушал своих специалистов - и действительно успокаивался. Рабочая обстановка действовала благотворно. Скримджер в принципе был не склонен к панике - просто события последнего месяца оказали не самое благоприятное воздействие. Но сейчас, успокоившись, в голову лезли уже откровенно циничные мысли, вроде "снова ночевать на работе" и "Вена будет недовольна моими задержками". Но так было лучше - когда лежащие ноги в коробке перед ним были просто ногами, черт побери, в коробке перед ним. А не... А не частью его друга.
- Герхард, не каркай. - Бросил он уже совершенно машинально, подходя ближе и осматривая происходящее уверенным взглядом. - А даже если мы составим все три коробки рядом - как вы его собираетесь вытаскивать? Думаете, порталы закроются и стенки исчезнут? Он останется в коробках по частям, просто поднять вверх не выйдет. Или я что-то не понимаю в работе портала?
Где могла быть третья часть? Отдел тайн - понятно, место работы. Аврорат - тоже понятно почему цель. Но кто еще? Вряд ли министерство. Мунго? Третья часть у Рудольфуса?
- Нет, Рудольфусу мы скажем только когда соберем. Имеем право не говорить. Родственники будут только мешать расследованию.
Если бы она была у Рудольфуса - тот бы провел логические вычисления - это у старшего сына Рикарда всегда получалось отлично - и отнес ее сам в аврорат. Уж что-что, а данный пункт назначения был самым очевидным. Для любого. Домой? Снова-таки, домашние связались бы с Рудольфусом в первую очередь - и коробка была бы уже в аврорате. Куда?
- Я отправлю сообщение в Мунго, но личность уточнять не буду. Пока не решим проблему - нам совершенно не нужны лишние уши, руки, носы и прочие части тела.
И это даже не будет подозрительным. Сообщение из аврората в Мунго про тяжелого пациента - пожалуй, самое частое явление в общении этих заведений. И далеко не всегда уточнялась личность - личность вообще не так и важна.
- Лучше, господа, подумайте как его вытаскивать. И где третья часть может быть. Наверняка не случайно кинули под дверь и не оставили на мусорке - иначе зачем этот красивый жест нам? Что-то не менее знаковое. Дом и Мунго отбрасываем. Хогсмид? Косой переулок? Где еще больше народа? Или, все же, что-то еще знаковое?

+6

11

Если и было в работе Герхарда что-то, что ему рьяно не нравилось, так это было вот это самое "а у него ещё и сын". А то и два. А то ещё и дочь в придачу. А к сыновьям и дочерям обычно прилагается жена, она же мать его детей, и целая россыпь других родственников разной степени паршивости. Внуки. Правнуки. Вашему забору двоюродный плетень.
Не то что бы Герхард имел против детей что-то особенное, хотя он и считал, что лучше бы ему находиться от этих детей подальше. Но работать с ними... Нет, работать с ними он был не готов. Работа Герхарда заключалась в том, чтобы искать следы магии, следы преступления и чаще всего эти следы он, увы и ах, искал на телах уже мертвых. Иногда на бессознательных. Довольно редко, в случае острой необходимости, на тех, кто находился в сознании. Но вот доводить до сведения семьи информацию о том, что чей-то дорогой и любимый насильственным образом отправился в пеший тур до Авалона по яблоки, в его обязанности не входило и не входило почти принудительно. Потому что, Тодд подозревал, что при его своеобразном взгляде на жизнь, после выполнения такой обязанности, ему придется либо сдавать в морг и родственников, либо увольняться. Честно говоря, он не хотел ни того, ни другого, потому галантно и из лучших побуждений сбросил решение вопроса "а когда мы скажем сыну" на тех, у кого проблем с эмпатией не было.
Например, на шефа.
И молча склонил голову, показывая, что лаконичный приказ не каркать учтён, понят и намертво усвоен. Впрочем, каркать больше было не на что.
- А вы сначала коробки найдите... А потом будем думать, как его вытащить, - посоветовал Тодд негромко. - А то окажется, что она вне нашего доступа... и будем... - он помедлил, подбирая выражение на английском, - локти кусать. А красивый жест...
Герхард медлит. Здесь включается его нелюбимая часть - понимание.
- Например для того, чтобы мы хорошенько попереживали, получив коробку с мистером Лестрейнджем и не имея возможности его вытащить. С тем же успехом коробку можно было оставить себе, чтобы мы убили его просто попробовав помочь. Ещё ее можно подбросить магглам, - он коротко морщится. Ну да, только магглов не хватало. И все же, не множить сущности без надобности...
- А если она где-то в нашем мире, значит довольно далеко от нас, - почему-то предполагает Тодд себе под нос и для него это рождается совершенно естественно, ложится в строку желанием... к примеру, добавить шума. Тревоги. Резонанс больше... Ну, то есть он бы так сделал.
- В Мунго?
Он задумывается над словами Дафны всего на мгновение.
- И того, и другого. Но пока у нас нет головы, решать придется интуитивно. Вдруг его там...
Продолжать фразу Герхард не стал. У него было свое отношение к закрытым коробкам и отсутствующим частям.

Отредактировано Gerhard Todd (2017-12-08 14:48:17)

+5

12

Обычно говорить с родственника как раз входило в обязанности Гавейна или старшего аврора группы, которая вела дело. Не лучшая обязанность. Хуже только говорить с родственниками твоего же погибшего подчиненного. Гавейн прижимает пальцы к разболевшимся от пристального рассматривания коробки глазам, и потом поворачивается к Дафне.
- Я бы предложил отложить заклятие диагностики хотя бы до второй коробки, - вздохает он, - Мне не нравится пробовать что-то, пока он не сложен… прости Мерлин, как пазл, достаточно точно, чтобы коробка среагировав на заклятие на разрезала его. На что она может так срегировать – не предсказуемо. Мне надо много времени, чтобы разобрать ее на все уровни, что в ней лежат. Но у него этого времени нет.
  Сигнализирует значок, не только у него, но и у Руфуса, и Гавейн опускает взгляд. (*согласованно с Альбусом – от него пришло сообщение).
- Третья в Хогвартсе, - удивленно говорит он, глядя на значок, - Итак, работа, мы, и школа… -- добавлять «ничего не понимаю» - он не стал, только: - Пока она не приедет, мы не знаем последняя ли она.
Тем временем принесли вторую и поставили настол.
- Кого отправим в Хогвартс за ней, Руфус? О'Флаэрти? Лонгботтома? Гранта? И… рискуем временем или транпортировкой через портал или аппарацию? Мы либо семь часов ее ждем либо проносим через перемещение. Дафна, Я правильно понимаю, что семь часов он вряд ли переживет?
  «Вдруг его там…» - Герхарда не оставляло его мысли, и Гавейну очень хотелось спросить, не об одном ли и том же они думают.

+5

13

Так плохо и эдак нехорошо. Принимать решение предстояло Скримджеру, Дафна ему заранее не завидовала и собиралась облегчить выбор, как могла.
- Можно узнать, каким образом эти посылки оказались по нужным адресам и в какое время были получены? Если одновременно с Хогвартсом - то почти наверняка ведь использовали портал или аппарацию. Значит один раз он ее уже пережил. Если нет и вез курьер, то время, проведенное под заклинанием, сильно увеличивается, даже если мы будем считать, что сделали с ним это где-то на полпути между Лондоном и школой. Семь часов для мага при условии оказания грамотной помощи сразу после снятия петрификуса - не смертельно. Но я не знаю сколько часов было до этих семи.
Тем временем Гавейн вскрыл и проверил вторую коробку*, и Дафна сунулась уже туда. Мантия Лестрейнджа выглядела так, как будто его долго возили по полу. Оба рукава оторваны, ткань надорвана в нескольких местах, какие-то пятна, которые вполне могли оказаться кровавыми и, кажется, следы крови на видимых фрагментах нижней стенки коробки.
- Здесь кровь. Мое мнение - чем быстрее, тем лучше. Не забывайте, что теоретически он ведь может еще и в сознании находиться. Я за портал. Кстати, Руфус, прежде чем эту коробку принесли вам, ее ведь наверняка проверили специалисты? И проверили магией? Значит ничего не произошло. Так что как только доставят третью часть и прежде чем вы начнете его извлекать, я бы все-таки ввела его в глубокий сон.

*согласовано.

+5

14

Сообщения им с Гавейном приходят одновременно - и Руфус искренне хочет выругаться. Просто потому, что все существенно осложняется расстоянием - а еще общением с Дамблдором. Вот только время паники и эмоций уже прошло - дольше пары минут он позволить себе не может. А в данной ситуации и пара минут - непозволительная блажь. Не перед подчиненными. Пусть двое из них и были ему близки.
- Семь часов ждать не будем в любом случае. Провел он пару минут или пару дней - часы на транспортировку опаснее, чем портал. В школу отправите О'Флаэрти. - Рыжей ирландке Руфус тоже был готов доверить в данной ситуации. Возможно, стоило переложить это на Аластора, вот только рисковать личной заинтересованностью Скримджер совершенно не хочет. Хватит его личной заинтересованности. А Эшлинг должна быть бережна - проверять свои подозрения лучше на живом подозреваемом.
- И пусть принесет его как можно быстрее. Да, Дафна, коробку проверили. Потому можешь делать что нужно. Считай, что я заранее все шаги согласовал.
И все же... Было очень интересно - как и по чьей милости Рикард попал в подобное положение? Чья это игра? Фениксы? Но зачем так подставляться и раскидывать коробки? Пожиратели? Зачем подставлять своего же? Третья сила? Не слишком ли много сторон на один не такой уж и большой остров?

+5

15

В какой-то момент очень заметно становится, что мистер Тодд теряет к происходящему интерес - словно кто-то выключил примитивный маггловский рубильник. Не то что бы ему правда в один миг стало совершенно не интересно, как именно господин Лестрейндж оказался по частям в разных коробках, скорее он искусственно заставил этот интерес угаснуть.
Проблема была в том, что Герхард отлично знал за собой привычку что-то забывать и точно так же отлично знал примерные объемы собственной памяти. Потому отчитаться за каждое текущее дело, в котором он принимал участие, для Герхарда не было проблемой - он с лёгкостью оперировал довольно большими массивами информации на протяжении всего того времени, что раскрытие этого дела занимало. Но, и это было немаловажное "но", для этого он вполне сознательно отказывался от того, чтобы запоминать детали дел, что его не касались. А данное конкретное дело его, судя по живости экземпляра, не касалось совершенно.
Потому Герхард отступает на шаг, словно разом выпадая из общей картины. Его мысли занимает теперь совершенно другое - другое лежит в ожидании на столе в морге и ему наличие герра Тодда рядом куда важнее, чем тому же Лестрейнджу.
- Шеф, я могу быть свободен? - Уточняет Герхард негромко, когда все остальные приказы уже отданы и получены. Не то что бы он рвется убежать, но хорошо бы за сегодня успеть закончить энное количество работы. Тем более, что его присутствие здесь совершенно не нужно.

+5

16

Вот так, сначала Отдел Тайн не хочет отдавать расследование и еле-еле допускает кого-то дальше порога, а потом голову их начальника из Хогвартса все равно забирают авроры, возможно вместе с чертовым расследованием целиком. Хваленая тайная служба решила быстро спрятаться обратно в кусты и подставить аврорат под все шишки от Крауча и самого Минчума лично. Среди белого дня из сердца британского правительства похищают главу самого засекреченного отдела и лицо особо приближенное к Министру, а потом рассылают почтой по кускам - без внимания эта история точно не останется, и лучше молиться, чтобы о подробностях не пронюхали журналисты.
Эшлинг не было Лестрейджа жаль, ее гораздо больше сочувствия занимали сомнения. Она была уверена, что старый змей хранит дома маску, но если это так, зачем Пожирателям похищать его? Для спектакля слишком сложно и довольно бессмысленно. Кто-то кроме "черепоголовых"? Других очевидных вариантов не приходит в голову, нужно больше информации, как о самом похищении, так и об окружении Лестрейнджа, особенно возможных недругах. Почему или зачем его вернули живым, да еще таким способом? Напугать можно и трупом в трех частях, помучить жертву тоже есть методы попроще, порисоваться хотели заодно, продемонстрировать, какие у них талантливые артефактологи? Да, впечатляет, и мантия-портключ, и коробка на директорском столе, в которой голова отделенная от тела все-таки оставалась живой. Эшлинг проверила, прежде чем забирать жуткую посылку, поднесла простое зеркальце ко рту - Рикард дышал. Хотелось надеяться, что и после перемещения через камин обратно из Хогвартса в приемную аврората все еще будет дышать. Счастье, если потом сможет говорить. 
- Вот. - Вошла О'Флаэрти без стука, аккуратно сняла с плеча импровизированную лямку из шпагата, которым обвязала посылку, чтобы нести было удобнее, и поставила страшный груз рядом с другими... частями. - Я предупредила директора Дамблдора, что через несколько минут в Хогвартсе будет кто-нибудь из авроров - опросить свидетелей, и попросила найти сову, доставившую коробку, если она еще в башне. Кого отправите за показаниями и птицей?

+5

17

Гавейн может только согласиться с Руфусом, он полностью согласен: что времени у них не так много. Он все еще пытается понять: как кому-то вообще удалось достать Лестрейнджа. По мимо того, что он глава Отдела Тайн, он ведь и просто один из самых осторожных и влиятельных типов, кого только знает Робардс.
   В кабинете появляется Эшлинг со своей посылкой. И Гавейн тут же переносит ее по столу к двум другим, чтобы составить с ними в одного Лестрейнджа, но прежде чем собрать ее в одну цепь, проверяет снова. Ему вдруг в голову приходит, что каждая коробка сама по себе может быть и безопасна для посторонних, но при собирании единого целого вполне может превратиться в что-то убийственное. Вполне в духе Пожирателей, особенно если они ждут, что на вынимание жертвы из коробки соберется толпа разноуровневых влиятельных лиц.
   Но нет, ничего что могло бы указывать на это он не находит. Хотя все равно хочется сказать Тодду: «Далеко все равно не уходи, ты еще можешь понадобится». Уж лучше действительно вернется к прежним трупам без новых.
   Руфус же пусть ответит на вопрос Эшлинг , пока он стыкует коробки. Гавейн все равно считает, что это ничего не даст, как уже не дало с двумя предыдущими. Служба безопасности Пожирателей смерти работала на славу.
   Он соединяет три коробки и открывает последнюю.
  Со стороны коробки кажутся очень маленькими для человеческого тела, как всегда казались гробы, но невысокий Глава Отдела Тайн помешается в них полностью. Его глаза полу приоткрыты, но видны только белки. Гавейн смотрит на результат, и только сейчас замечает в подранных рукавах кое-что.
- Руфус, мне нужно, чтобы на кое-что взглянул, - голос звучит спокойно даже небрежно, когда Гавейн едва ощутимым касанием отодвигает оставшиеся от мантии лохмотья, обнажая характерную метку на предплечье мистера Лестрейнджа. Теперь он окончательно перестал что либо понимать.
- Извлекаем? – коротко добавляет он. Пока информация о метке не то, что должно просочится. «Потому что это слишком хорошо: живой пожиратель смерти? Здесь что-то не так…»

+3

18

То время, пока доставляли посылку с третьей частью, Дафна тихо просидела на стуле у стеночки. Сделать пока ничего было нельзя, так что лучше не мешаться под ногами у артефактолога.
Когда Гавейн стыкует все три части - это уже перестает быть таким жутким, как туловище без головы. Большая коробка. С перегородочками. И с человеком внутри.
- Dormio Altum, - произносит она заклинание перед тем, как авроры начинают вытаскивать жертву из портала и до снятия петрификуса, вынимает портключ и поясняет, - как только достанете, я сразу помещаю его в стазис и переношу в Мунго. Я не рискую тратить время на диагностику здесь, если все так серьезно, то моих знаний и сил может не хватить. Лучше без опытов обойдемся.
Вряд ли тот, кто все это организовывал, и постарался оставить Лестрейнджа живым, запланировал, чтобы он умер сразу после извлечения из портала. Но кто его знает? Вариант "мы ему сохранили жизнь, а криворукие министерские не уберегли" тоже мог быть вполне реальным. В любом случае рисковать живым человеком нельзя.

Свернутый текст

Dormio Altum (лат. dormio altum - “крепко спать”)
Погружает пациента в глубокий сон, подобный коме или летаргическому сну. Разбудить обычным способом нельзя, приводящими в сознание чарами - тоже, требуется использование зелий.

+4

19

Руфус глубоко вздохнул. Его не пугало то, что все требовали от него решений - это было естественно. Он всегда принимал решения - простые, сложные, правильные, не правильный, но это были его решения. Как главы аврората - и как главы семьи Скримджеров. По крайней мере, он искренне надеялся на это, его решения не приведут к таким последствиям, как привели брата дедушки. Что уже является своеобразным утешением. И потому он сначала поворачивается к Эшлинг.
- Ты будешь курировать вопрос с Хогвартсом. Под личную ответственность с полным пониманием кто именно стал жертвой. Глава отдела тайн - это не третий помощник продавца сладостей. Отчитаешься как только появятся какие-то зацепки.
Посмотрел туда, куда указывал Гавейн, глубоко вздохнул. Что ж, ему не надо было играть удивление - Скримджер все равно не так часто позволял себе показывать его прилюдно. А вот досаду можно было даже не играть. Что это? Лестрейндж так глупо подставился, или часть плана? В любом случае...
- У дверей палаты выставить охрану. Саму палату изолировать, установить наблюдение. Не впускать никого. Совсем никого. Из врачей допущена только Дафна и еще один, кого она сама выберет. - Повернулся к девушке. - Простите, Дафна, это необходимость. Убедитесь что тот, кого Вы выберете - не будет болтать. Никому и ничего. Пока не разберемся - никаких слухов быть не должно. Особенно это не должно дойти до журналистов. Ах да. - Повернулся к Гавейну. - Никаких контактов с прессой. Без комментариев и все. Пусть додумывают что хотят, но без нашего участия. Все комментарии - после того, как Лестрейндж очнется и я его допрошу. Да, как только он сможет говорить - немедленно вызывайте меня. Дафна, определять степень возможности говорить Вам. Думаю, Вы понимаете, что в данной ситуации Вам стоит больше обращать внимание на интересы следствия, а не состояние больного. Обещаю, я не стану на него наседать. Вы знаете, что он мой друг. Доверьтесь в этом вопросе.
Перевел дыхание, еще раз окинул всех взглядом.
- Вот теперь - все свободны. Жду результатов.
Вышел, махнув Тодду следовать а собой

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Любишь выпендриваться, люби и на работу в разных коробках приезжать