картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Otium post negotium


Otium post negotium

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Otium post negotium


Открытый эпизод (можно вступать в игру по необходимости, согласовав с участниками)


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/02/WATERLOO_STATION.JPG/440px-WATERLOO_STATION.JPG

Участники: Минерва МакГонагалл, авроры, хиты, лекари

Дата и время: 5.01.1979 г.

Место:Вокзал Ватрлоо - Госпиталь Св. Мунго

Сюжет: После полуночи 5 января дежурные авроров и хитов получают сигнал о том, что на территории Лондона артефакты зафиксировали появление объявленных в розыск профессора МакГонагалл и двоих школьников, пропавших из Хогвартс-Экспресса накануне.

0

2

Сознание прояснилось от того, что кто-то тронул её за плечо и потряс. Оно вернулось вместе с болью, резкой – в руке и спине, тупой – в голове. Под виском – кафельный пол, ряд туалетных кабинок чуть в стороне. Рядом встревоженная женщина, что-то говорит.
- Вам плохо? Вы ранены?
Минерве пришлось нахмуриться, чтоб сосредоточиться и понять, о чем её спрашивают. Да, ей плохо. И она ранена. И перед ней, определенно, маггл, а помещение, где она находится – магловский общественный туалет. И если она сейчас ничего не придумает, то эта добрая женщина, что тормошит её, приведет сюда магловских лекарей, магловскую полицию, а при ней никаких документов, и непонятно, как объясняться с властями…
Память вернулась чуть погодя, отстав на минуту-другую. Она была в руках Пожирателей. Говорила с Долоховым. Сказала, что ей нужно в уборную. Ну, вот он и отвел её, куда просила. Сама любезность и предупредительность! Как давно её отпустили? Что было между тем, как ей завязали глаза, и тем, как она очутилась здесь? Быть может, на ней какое-то проклятие? Империус – вряд ли, слишком много вопросов у неё в голове, когда империус, то вопросов не бывает, бывает цель. Но вот проклятие, какой-нибудь опасный сюрприз – это очень возможно.
Минерва оттолкнулась здоровой рукой от пола, приподнялась, отстранилась от женщины.
- Меня ударили по голове. Позовите полицию. Где-то здесь грабитель.
Позвать полицию – это лучше, чем врача. Человек, который просит позвать полицию, не выглядит слишком подозрительно. Ну и конечно, никто не хочет оставаться в месте, где только что был грабитель. Женщина торопливо ушла, стало тихо. Минерва, не дожидаясь следующих посетительниц, обернулась кошкой. Помещение сразу стало очень большим. Лапа и спина болели – сможет ли она, не вызвав подозрений, выбраться отсюда? Она не знала. Надо было пока затаиться и переждать, пока придет полиция, убедится, что тут никого нет, и пойдет искать её в другом месте, совершенно справедливо решив, что она не могла далеко уйти. Или – пока не придет кто-то еще, не откроет двери, чтоб она могла выбежать и хоть оглядеться. Идти куда-то в человеческом виде в порванной грязной мантии, с бинтами поверх, без документов, да к тому же и раненой – нет, она бы не рискнула.
Осторожно, стараясь не наступать на больную лапу, кошка спятилась и на две трети корпуса спряталась за мусорным ведром. От него ужасно пахло, но это все-таки хоть какое-то убежище.
Открылась дверь, кто-то вошел. Что кто-то вошел, а не просто открылась и закрылась дверь, кошка не увидела, но почувствовала. Новый запах, движение воздуха, тихий-тихий, наверное, не различимый для человеческого уха, звук шагов. Значит, свои, под мантией невидимкой. Свои – в смысле, волшебники. Но вот насколько эти волшебники свои, это еще надо было разобраться. Кошка чуть подобрала лапы, готовая в любом момент взять низкий старт, но напряжения не выдала, осталась неподвижна. Да и бежать-то не особо хотелось. На неё напало какое-то тягучее оцепенение, апатия,
Её окликнули "профессор МакГонагалл, вы?", и голос был мягкий, хороший. Под мантией-невидимкой оказалась девушка в форме, но цвета кошка различить не могла, даже когда девушка приблизилась – да и не все ли равно… Кошка зажмурилась и опустила голову. Холодно на полу. Она слышала, что девушка что-то делает рядом, колдует, что-то говорит… Потом её подхватили и порталом перенесли. В нос ударил приглушенный запах крови и более резкий – лекарств. Мунго.

+6

3

Полуночный Мунго мало отличался от Мунго в любое другое время суток, что бы там не думали обыватели, наверное, представляя себе как минимум меньшее количество пациентов, куда более спокойных и рассудительных целителей, а главное исполнительных стажеров, которых совершенно не нужно было разыскивать со сворой голодных и крапов по всему зданию. Что уж говорить, если в госпитале даже в такое время бывали дети? А значит ни малейшего намека на радужное спокойствие и умиротворенность.
Вот только в свете последних событий вкрадчивая тишина в извилистых категорий пугала больше любой точи и отчаянных криков о помощи, поскольку в отсутствии прямой и в чем-то предсказуемой угрозы балом правила её величество Фантазия. И принцесса Предчувствие, рука об руку с сиятельным герцогом Опыт Жизненный, под чьим чутким руководством, потихоньку начинали сдавать нервишки.
Так что Вега была почти рада бесконечной череде пациентов, не позволявшей ей задуматься о чем-то кроме работы. Убивать время, совершая безнаказанное преступление, особенно если проворачивать оное с пользой, лишь бы не хвататься снова и снова за любую возможность ненароком наведаться в соседнее отделение. Нет, целитель Фоксвуд не переживала за здоровье и жизнь аврора Гранта, скорее подозревала, что сама вернее пристукнет упрямца, уже рвавшегося на свободу с упрямством достойного узника, получившего право на досрочное освобождение после пожизненного заключения. А никак не раненного человека, смертного человека, пострадавшего от нападения инфери. Но тут ведь какая логика – все же зажило, верно? И почти не болит, особенно если толком не шевелиться. Так что да, вал работы был только всем на руку. Отвлекал от мысли правомерности использования веревки при связывании пациента, поскольку некоторые владели невербальной магией. Дракклов Хогвартс!
- И на этом мы пожалуй закончим, пойдем-ка, здоровяк, - дождавшись пока стажер отрежет излишек бинта, Вега подхватила на руки предельно серьезного мальчугана, чрезвычайно занятого сейчас выколупыванием леденца из фантика. Нет, с одной стороны правильно, у них все же нет штатных стоматологов, так что чужие возмущения могли и потерпеть. Но поощрять некоторых пациентов сладким было довольно-таки неоправданно. Впрочем, одной ладонью, да и такими темпами у него ничего и не получится.
- Джейме, помнишь о чем мы говорили в прошлый раз? - четырехлетний малыш серьезно кивнул, не отрываясь от своего сверх важного занятия, явно не чувствуя за собой особой вины. Подумаешь, свистнул, вернее изъял у задремавшей мамы палочку и попытался не то оную разобрать (палочку конечно же, мама это святое), а в итоге сумев обратить правую ручку в непонятное щупальце, коим собственно и растолкал родительницу, подарив той взамен пару  пренеприятных мгновений, благодаря которым тихий семейный вечер и закончился в Мунго.
- Палочку брать нельзя. Даже если очень хочется посмотреть на осьминога , - мальчик необъяснимо пожал плечами, намекая, что некоторым позволено все и так же величественно перебрался на руки матери, рассыпавшейся в укорах, перемешанных с благодарностью.
- До встречи, через месяц, как обычно? – как-то не очень весело попрощалась та, шагая через атриум, отчего у Веги непроизвольно дернулся глаз, но она постаралась выдать соответствующую улыбку. «Кому-то точно следует приобрести постоянный портал, пока будущий мастер по созданию заклинаний не достигнет совершеннолетия»  - подумала она и только было повернулась в сторону заветной палаты (всего лишь одним глазком взглянуть даже без воспитательной тирады, честное слово), как в приемном покое появилось новое действующее лицо.
- На помощь! – универсальное средство призвать целителя любого ранга и чина сработало и сейчас. Вега вцепилась в палочку и бросилась вперед, пытаясь оценить масштаб повреждений, и не находила ровным счетом ничего, пока не догадалась смотреть не на аврора, а на её ношу. Что за… кошка?  Но тут же на смену изумлению пришло то странное ощущение, когда знаешь, что нечто скверное уже произошло, но не хочешь в это верить.
- Осторожно, - левитация мягко приподнимает безвольное тельце с надежных рук, давая шанс рассмотреть приметные отметины на мордочке, знакомые всем без исключения студентам Хогвартса курса так со второго. Анимагия, столь соблазнительное и подвластное редкому волшебнику умение, столь подходящий изысканный облик, восхищавший каждого студента. И заставлявший невольно проявлять уважение к каждой мурлыке, а то мало ли что...  «Профессор, как же так?». В такие мгновения разум начинает работать на нескольких уровнях одновременно, словно вступая в полемику с самим с собой, предлагая варианты и тут же их отметая, пока тело на рефлексах исполняет один и тот же ритуал, укладывая пациента на свободную койку в отделении экстренной помощи, высвобождая палочку для следующего заклинания.
- Recognoscero, - к тому же предстояло еще выяснить, кого излечить будет легче и стоит ли возвращать декана Гриффиндора в её привычное состояние прямо сейчас. И стараться не вслушиваться в тихое рычание, нарастающее в мозгу, как, когда, кто посмел напасть на их декана?!

+5

4

"Не твоя смена", - уверенно говорили Дафне настенный календарь, магический ежедневник и коллега, встретившая ее в медблоке аврората. Но немного поспать она успела, запасная смена одежды и душ были на работе, а гиперконтроль пока еще оставался бонусом к работоспособности, а не диагнозом. Поэтому раз в министерстве смена не ее, то самое время заглянуть в Мунго, где сейчас находились пострадавшие после ночного нападения на Хогсмид. В Хогсмиде она тоже побывать успела. Правда, под конец, когда эвакуировали пострадавших, которых в этот раз оказалось не так уж много. Печально, но то, что еще два года назад считалось чем-то экстраординарным для Мунго, теперь переходило в категорию "ну что вы, в тот раз было куда хуже".
По-хорошему, в Мунго ей сейчас делать было нечего. Авроратский колдомедик потому и назывался авроратским, что работал в аврорате. Очень логично. Но Дафна успешно ссылалась на договор с клиникой, в котором было написано "консультант". В последнее время все чаще бывали моменты, когда ничьи руки не оказывались лишними, коллеги вон ее не гнали, а иногда и откровенно радовались возможности передать особо строптивого пациента из числа ее постоянных подопечных. Например, сейчас в клинике как раз находился Грюм.
Так что Дафна успела заглянуть на родное отделение исцеления недугов от заклятий и теперь спускалась вниз к выходу, когда услышала короткий звуковой сигнал, означающий, что в Мунго экстренно доставили пациента, а из дверей, над которыми тревожно светился красный шар, вышла Кэтрин Бэгнольд из группы О`Флаэрти. От нее-то Дафна и узнала, что авроры нашли Минерву.
Она вновь набросила халат, который несла в руках, и заглянула на отделение экстренной помощи. Колдомедик тут был пока один. Мюррей узнала Фоксвуд, которая номинально в течение года считалась ее стажеркой, хотя и самой Дафне, как колдомедику, тогда была без году неделя.
- Вега, МакГонагалл нашли? - она подошла к койке, тоже приглядываясь к проекции, высветившейся над кошачьим тельцем. - Только ее? Помощь нужна или лучше не мешать?

Отредактировано Daphne Murray (2017-11-26 20:44:54)

+4

5

Можно было не сомневаться – Мунго. Она провела здесь столько времени в прошлом месяце, что запах госпиталя въелся в память как запах отчего дома: и захочешь – не перепутаешь. Она узнала целителей по голосам.  Мерлин, да она уже научилась различать их по шагам, а в кошачьей шкурке и по запаху. Это не могло быть наваждением. Наверное, следовало бы обрадоваться. Но Минерва вдруг поняла, что не чувствует радости. Даже простой кошачьей, от уверенности в безопасности. Ей было безразлично, совсем. Мунго, Хогвартс, то место без стен – всё равно, где она находится. Но совсем не все равно кое-что другое.
Кошка открыла глаза, прищурилась, подняла голову. Аккуратно подогнула здоровую лапу и уперлась в простыню. Голову от кровати медленно, с усилием, подняла уже женщина.
Быть кошкой и лежать смирно – это было куда лучше. Потому что у кошки не кружилась так сильно голова. Не болело столько много мышц. Не было настолько вселенски все равно. И еще кошку не тошнило от малейшей попытки думать, просто потому, что кошачьи мысли были намного проще.
- Доктор. – Она узнала и доктора Фоксвуд, и доктора Мюррей, но не назвала их по имени. Будто не помнила. - Помощь не нужна. Не срочно. Я в порядке. Нужен аврор. Та, что была тут, она еще здесь?
Это была очень длинная речь для того, кто хочет свернуться клубочком, повернуться ко всем спиной и притвориться давно уже мертвым куском органики. Или неорганики, так даже лучше. Каменной статуей в позе зародыша с надписью Noli me tangere. Лежать в темноте и тишине, дышать через раз и покрываться мхом.
- Там, где я была – был Долохов. Антонин Долохов.
Она указала левой рукой на запястье правой. Там, под длинным рукавом мантии, кожа должна была еще хранить след её ногтя – русская буква Д из косых черточек. Кривая, незавершенная, но все-таки узнаваемая. Минерва процарапала её, когда говорила с ним, глядя в глаза. Была уверена – не уйдет живой оттуда, нет шансов. Но был шанс, что её тело где-нибудь оставят, а свои – найдут. Найдут, осмотрят, заметят рубцы, узнают, поймут.
- С ним трое пленных. Два ребенка – Стенли Гроув и Ник Мартин. И еще один, он лечил меня. Недавний выпускник, год, два, много – три. И еще – у него моя палочка. – Она снова показала на запястье, давая понять, у Долохова её палочка, не у пленного лекаря. – Можно мне теперь умереть? Уснуть. Я хотела сказать – уснуть.

+3

6

Быть старшим аврором куда сложнее, чем рядовым. Фрэнк практически силой заставил себя не бежать и смотреть как там декан МакГоногалл: доверяя профессионализму коллег, а пошел оббивать двери Руфуса Скримджера, показывая, что он очень полезный аврор и ему можно поручить  дело о похищении декана и двух мальчиков, которые – слава Мерлину – тоже обнаружились живыми. И куда более целыми, чем декан.
Скримджер дело ему отдал* и только тогда Лонгботтом, поймав жену в коридоре и быстро поцеловав в уголок губ, помчался в Мунго.
Иногда ему казалось, что между Домп и госпиталями есть некая загадочная война: авроры изобретают новые способы сбежать, а врачи – не пускать к пациентам. Но здесь ему повезло. Возможно благодаря Мюррей, а может его белозубая улыбка повлияла, и он деликатно и бесшумно вошел как раз на «Долохов. Антонин Долохов» - и замер не мешая Минерве продолжать.
И лишь, когда она закончила едва слышно простучал костяшками пальцев покосяку.
- Приветствую, - все так же не громко, чтобы не раздражать звуком, - Старший аврор Фрэнк Лонгботтом, - с Дафной они конечно, были знакомы, да и мисс Фоксвуд он видел далеко не первый раз, но протокол есть протокол, - Профессор, отдыхайте: двое детей в безопасности, - а вот пропадали ли молодые лекари… что-то такое он уже слышал.
   Он пока не продвинуся у глубь комнаты, и вопросительно посмотрел на обоих врачей.
- Как ее состояние? Нет ли наложенных проклятий? Мы можем сейчас переговорить или мне лучше вернуться через несколько часов сна? – он не мог не задуматься: не являет ли он собой сейчас образец идеального аврора.

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Otium post negotium