картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Здесь мы все летаем


Здесь мы все летаем

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Здесь мы все летаем


Закрытый эпизод (по согласованию)


--

Марцелл Мальсибер, Селина Браун

20 декабря 1978 вечер плавно перетикающий в ночь

Небо над Запретным лесом

Условно романтические полеты над запретным лесом в предверии разъезда на праздники на по домам.

+2

2

Подсознание упрямо кричало: «беги, неразумная!». Признаться, Селина была уже раз двадцать готова прислушаться к этому голосу и свернуть с намеченного пути. Женская интуиция – вещь непредсказуемая, но иногда даже слишком точная. Честное слово, словно не на свидание шла, а на плаху или самостоятельно закладываться на жертвенный алтарь во славу науки и клана Мальсиберов. Не иначе. Незримое присутствие родичей старосты Рейвенкло давило не хуже стаи дементоров.
Неведомая сила, обычно приходящая перед экзаменом или важным матчем, упорно продолжала уводить в сторону от намеченного маршрута, то и дело срываясь на «крайне важные дела»:  поздороваться со студентами, пошутить на тему безголовости с сэром Николасом, вытащить из кармана шоколадную лягушку и слопать, заметить интересный сюжет на гобелене и застыть с раскрытым от удивления ртом. Словом, все, что угодно, лишь бы хоть как-то отсрочить тот самый момент, когда свидание состоится.
Полетать над озером, погулять... Как угодно назови, только это СВИДАНИЕ! - анимаг ворчала всю дорогу, прикидывая, стоит ли сказаться больной. Выходило, что нет - раскусят и самолично потащат в лазарет проверяться, а потом будут печально смотреть или того хуже - затихнувший вулкан отношений заработает с новой силой.
Но желание просто увидеть Марцелла в итоге все равно победило, и девушка пришла на место встречи, пусть и опоздав на нетипичные для нее безбожные пятнадцать с четвертью минут. Кому-то это покажется нормальным, но для полукровки лично это было ужасным, чтобы не говорила народная мудрость. За это время можно раз пять точно поймать снитч или забить с десяток мячей!
- Ну..Эм.., - слов не находилось, как и разумных оправданий для позднего прихода. Не поверит же, что Селина может заниматься типично девчачьими премудростями: сделать масочку из огурцов, навести марафет, прическу поправить, пришить пуговку к платью и вату в лифчик, чтобы покорить сердце избранника.  Вариант - распушить хвост, вылизаться и помурчать не рассматривается в виду неприличности. Тем более, что врать Марцеллу в лицо не вариант — уже пройдено и зачтено на личной шкуре. – Привет, - выпалила как из пулемета, перехватывая инициативу, и бешено замахала руками, едва не выронив метлу, что держала до этого как у аутентичной статуи девушки с веслом.  Только вот она была красивой и ладной, а фигура Браун скрыта за колючей проволокой из минимум трех свитеров и теплых шерстяных штанов – полукровка пока еще не очень сдурела, чтобы летать над замерзшим озером в тоненькой маечке. Преграда из одежды, как забор между двумя лающими собаками — Селина знает, что кошачья ипостась не сорвется с короткого поводка, пока они с Марцеллом будут на относительном расстоянии.
Мне не хотелось бы эксцессов на...О Мерлин, верни меня в башню, свидании, - глаз едва заметно дернулся. И как же это я докатилась-то? А, не суть. Как нибудь с Марцеллом разберемся вместе.
Закончив жестикулировать, девушка встала в нужную позу: максимально кокетливо выставила бедро, примерно так как корпусом закрывают кольца в квиддиче, и выразительно подмигнула глазом прямо из-под отросшей (нечего баловаться с трансфигурацией волос) челки и древней, как стены школы, вязаной шапки.  Зря что ли весь вечер старательно репетировала перед зеркалом в астрономической башне? Произведя предварительную арт-подготовку, волшебница приступила непосредственно к делу. Что толку тянуть кота за... Забудь.
-Итак, господа-девственницы, пора укрощать дракона. Марц, ты уже продумал маршрут или так и будем стоять и мерзнуть?

+6

3

Никогда прежде Марцелл не изучал школьную библиотеку Хогвартса с таким вниманием как сейчас – все те дни, а прошло уже чуть меньше месяца – как он все-таки решился озвучить (а скорей продемонстрировать)  свои чувства, и получил пусть не однозначное, но некоторое согласие. Он и раньше пытался найти здесь книги вроде: «Тысяча и один совет подрастающему поколению по построении отношений». Три раза ха-ха. Даже запретная секция не хранила таких тайн. Только заклятия, зелья, ритуалы, тайны астрологии и сотня способов пересадки мандрагоры. Ну и Скамандер в бесконечных редакциях.
   Конечно, Селина говорила что-то о магловском Лондоне и магловских книжных. Но как покупать подобное при ней? Марцелл сильно сомневался, что одной экскурсии ему хватит, чтобы не свалять дурака в одиночестве и не нарушить Статут по глупости, сболтнув что-то лишнее, или перепутав магловские деньги.
   А при Селине покупать это было стыдно. Как и просить помощи у других маглорожденных или полукровок с курса. Оставался еще преподаватель магловедения.
   Стыдно втройне. Вообще не выход. Даже не факт, что у маглов такие книги есть. Но ведь должны быть где-то. Это же важная и интересная тема. В конце концов, писали же всякие книги о воспитании молодежи? Еще в античности.
О воспитании… быть может, а вот все остальное… И Мальсибер стоит и ждет Селину, чуть переступая с ноги на ногу и любуясь снегом вот уже двенадцать минут, и признаться не знает как это трактовать. То есть мальчишки часто говорят между собой, что у девушек есть такая традиция: опаздывать и помурыжить ожиданием, но ему всегда, казалось, что Браун точно плюнет на дурацкие традиции. И возможно что с очень высокой колокольни.
Но вот она появилась, как всегда с бешеной жестикуляцией, видимо долженствующий обозначать, что «Эм, привет» - равно «Я очень сильно рада встрече, но стесняюсь это сказать.» Во всяком случае Марцелл предпочел перевестиэто именно так. Потом она подпоченилась, подмигнула и озвучила цель их полета.
   Сам Мальсибер был отнюдь не так тепло одет: один свитер, одна куртка, защищённая чарами не промокания и еще от ветра. Еще не хватало запарится. Да и на метле так держаться удобнее. Но не слишком любил зиму именно из-за того, что летать приходилось с дополнительным весом.
- Предлагаю, лететь! – радостно возвестил он, перекидывая ногу через метлу. На деле сперва хотелось ее поцеловать, но целоваться на морозе, нагибаясь через барикады шарфов – нет потом, когда налетаются, и Браун сменит гнев на милость.
- Сперва для разогреву, а там уже и на перегонки можно. Я взял с собой пару тренировочных мечей для развлечения, - он улыбнулся, и прочел заклятие, поднимаясь в воздух, - Не знаю, как ты. А я намерен отлично провести время.

+3

4

Восторга и трепета, приправленного этаким боевым настроем, в ее взгляде было достаточно как минимум на пару пантеонов греко-римских богов и существ, а предназначалось все только одному Марцелу. Ну, в контексте предстоящего полета, так предпочитала мыслить сама волшебница, нарочито отгоняя от себя романтические поползновения в сторону юноши. К слову сейчас он стоял с видом как минимум Аполлона. Такой же бледный, стойкий и неодетый. Селина нервно усмехнулась. У маневренности и легкости, следствий низкого роста, был свой недостаток - при сильном ветре ощутимо сносило вниз. Или в сторону, по ситуации. Может и не так уж плохо, что она экипирована как внучка, приехавшая от бабушки? Девушка издала смешок, представив как комично они смотрятся рядом: высокий и аристократичный староста Рейвенкло и закутанный в множество слоев одежды низкорослый ловец Гриффиндора. Да в маггловском балагане или на конкурсе комедий наш дуэт бы занял первые три места.
- А ты себе спину не продуешь? Твои родители порвут меня на кучу маленьких котят, если на каникулы ты приедешь с лихорадкой? - проявить заботу с небольшим подтекстом казалось невероятно правильным и максимально логичным.  А в логике Браун не откажешь - если чего-то бояться, то лучше издевайся и подшучивай над этим, вполне возможно страх рассосется. А чету Мальсиберов, пусть и не видела их в живую, Селина уже уважала и побаивалась до дрожи в коленях и сотни колких словечек на языке. Было впечатление, что в этот вечер полукровка выбрала не свойственную стратегию выжидания: только туманно говорила и смотрела, но не действовала - только сжимала древко метлы. Даром, что не шаркала ногой в задумчивости. И по этой прозаичной причине проворонила момент, когда староста шустро прыгнул на метлу и взмыл в воздух. Глаз полукровки нервно дернулся. План действий летел к чертям. Сейчас она должна была пару раз тыкнуть ему пальцем в грудь, улыбнуться, сказать еще пару бредовых фраз и взвиться в воздух первой. Мерлиновы носки, опередил, паршивец!
Браун была готова в принципе простить Мальсиберу многое. После развлечений и новых открытий в библиотеке уже успела многое обдумать и перебеситься, костеря старосту на чем свет стоит. В итоге смирилась, пусть целует, обнимает, замуж зовет, чешет за ухом, таскает за хвост - это полукровка переживет как-нибудь. Но не смеет покушаться на святое! В небе она должна быть первой, не иначе! С досады девушка топнула ногой - вызов принят. Воодушевленное и одухотворенное, насколько это было  возможно, лицо обезобразилось гримасой тихой ярости, уголки губ поползли вниз. Зрачки неотрывно следили за Марцеллом, превращающимся в черную точку где-то вверху, прослеживая траекторию и стараясь предугадать маневр.  Он зависнет или полетит? Не контактный маггловский вид спорта, чтобы предсказывать поведение по ногам, но тоже не плохо. Весь настрой сомневающейся и трепетной натуры исчез - полукровка оказалась в своей стихии. Пропал даже страх перед родителями, незримо стоявшими где-то рядом.
Слова привычно срываются с губ, твердое древко приятно ложиться в протянутую ладонь, как было много раз до и будет еще много после. Волшебница уже не акцентирует внимание на том, как переносит ногу, устраивается поудобнее и поднимается в воздух, слегка подпрыгнув на толчке - кажется, взлет произошел слишком резко. В зрачках плескается азарт и жажда погони - девушка не особо церемонится и тут же набирает скорость, с шумом рассекая воздух и пролетая слишком близко от юноши, заигрывая и дразня. Здесь, в небе, не так стыдно, как на земле.
-Марц, ставлю коробку лягушек на то, что ты не догонишь! Давай, порази меня, - Браун смеется, бьет себя в грудь, посылает воздушный поцелуй и резко уходит вверх, набирая скорость и высоту, улетая куда-то в сторону леса.

Отредактировано Selina Brown (2017-12-08 21:22:18)

+4

5

От проявленной Селиной заботы Марцелл откровенно просиял. Это было безмерно приятным проявление отношений: присматривать, чтобы друг у друга все было в порядке. С уроками, например, или с теплой одеждой. Сам Мальсибер таскал Браун всякие полезные мелочи для метлы, зная, что как Селина заботится о своем «коне», но многие действительно полезные зелья или полироли считает ерундой. Потому Марцелл носил ей то, что проверил сам .
   Уже с воздуха он отвечает:
- Она вся в прогревающих чарах, со всем маминым усердием, так же замерзнуть точно не замерзну. Может ветер будет больше сбивать, но я постараюсь быть более манёвренным, - на самом деле Мальсибер обожал эту игру с ветром – которая была впрочем, актуальна почти для всех времен года, когда либо ты успел во время бросить тело на метле в нужную сторону, либо не успел или не угадал, и тогда ветер закрутит тебя – попробуй выправись.
   Селина взлетает высоко вверх, и Марцелл замирает, чуть подаваясь вперед на метле, любуясь ей откровенно и безо всякого стеснения: а почему нет собственно это же его девушка так прекрасно летает.
- Готовься расстаться с лягушками, - задорно усмехнулся он, думая что пожалуй, нет ничего лучше этого момента, и ловит подходящую волну холодного воздуха, взмывая следом за ней, и так стремительно нагоняя, что ветер больно впивается острыми иголками в лицо. Но Марцелл смеется, почти не открывая рта, чтобы не глотнуть ледяного воздуха, и не закашлиться от того, как запершит в горле.
   А под ними серебрится в неверном ночном свете лед на поверхности Черного озера.
- Как думаешь кальмар уже спит? – выкрикивает Марцелл, когда почти сравнялся с Селиной, - Или смотрит на нас из-под льда и хочет съесть?

+3

6

Кружить в воздухе, в непонятно скольких футах над землей, просто потрясающе. Дышится полной грудью, мысли становятся богаче, а эмоции ярче, вот только все они плывут немного не в том направлении. Ну и пусть.
Девушка, наверное впервые после нескольких сложных, эмоционально и физически, недель, отпускает тормоза и просто расслабляется, отдаваясь во всепоглощающую власть эйфории. Интересно, а чувствует ли он тоже, что и я или мне следовало выпить успокоительного для храбрости и легкости походки?
Черты лица постепенно разглаживаются, но маленькая морщинка на переносице безбожно выдает — Селина, наверное уже по привычке, следит за Марцеллом, как за соперником. Этого не исправить, стоило сесть на метлу, как, инстинкты взяли свое. И только теперь понимает, насколько он идеален и бесподобен, ведь такие, почти ни к чему не обязывающие ( спорная коробка лягушек не в счет!) полеты, взгляды украдкой на уровне младшекурсников, в сто, даже в сто тысяч раз правильнее, чем уже привычные для волшебников их возраста, походы в Хогсмид, полные прогулок за ручку, поцелуев за углом и томных взглядов над кружкой сливочного пива.
Полукровка заливисто смеется и эти звуки ветер относит куда-то прочь, пугая птиц, сидящих на деревьях. Волшебница игриво ударяет Марцелла плечом, едва оказавшись поблизости, а затем улетает прочь, продолжая хохотать над чем-то своем. Такого толчка мало, чтобы сбить старосту с метлы, но, как рассчитывает девушка, эта небольшая пакость его только раззадорит, прибавив приятного вкуса специй в неспешную гонку.
И, как водится, Селина только через несколько недель после того, как согласилась на свидание, понимает, что Мальсибер, увы, не новичок, сидевший на метле только на обязательных занятиях, а , не много, не мало, экс-ловец команды Рейвенкло. Гений все продумал, чтобы я не сбежала раньше времени... Но теперь я просто не хочу этого. Зачем?
- Эй, Марц, смотри! - порыв ветра сбивает шапку, высвобождая волосы, которые полукровка быстро убирает за уши и одним слитным движением направляет метлу прямо к глади озера. Выходит очень красиво и плавно.
Студентка пытается сказать что-то еще, но выходит неразборчиво — в зубах зажата перчатка. Едва махинация закончена, девушка, немыслимо изгибаясь, ставит правую согнутую ногу на древко метлы и напряженно ловит равновесие, чтобы не грохнуться   раньше времени. Спустя несколько мгновений следом идет вторая нога, а затем сама Селина выпрямляется, вставая на метле в полный рост, молясь всем известным демиургам, чтобы сноровка не подвела. Трюк то отрабатывался летом, то на перилах, то в пристройке за домом. Одним словом, было тепло, не так ветрено, а  перила однозначно удобнее и шире метлы, что вибрировала под весом волшебницы. - Сейчас будет фокус! - Браун задерживает дыхание и медленно наклоняется вниз, стараясь зачерпнуть воду рукой и одновременно как-то перераспределить вес тела. Говорили же, что у меня все отлично с равновесием? Самое время проверить!  И профессор МакГонагалл говорила, что многие качества, сходные с анималистичной формой, могут усилиться... Почему бы и нет? Едва холодная жидкость обжигает ладонь, как в воздух летят миллионы брызг . Я думала, лед сковал уже все озеро. Не ужели есть теплое течение? Не знала.
- Мерлиново не знаю что! Марц, ты ранишь меня глубоко в сердце и печень!Ты что, прогуливал уроки по уходу за существами? Спячка у него, спячка! - Селина, еще еще балансируя на древке метлы, но уже держать одной рукой и пригибаясь вниз, пытается угадать встречные потоки воздуха, чтобы не тратить силы зря, затем подпрыгивает вверх и приземляется уже как положено, ногами по обе стороны, поминая теплыми словами штаны, смягчившие удар. А уж затем гадко хихикает, понимая, почему этот трюк будет сложно исполнить мужчине.
- Ну как? Я все лето трени... -
Кажется, не стоило.

+4

7

Марцелл любуется Селиной без стеснения и всякой задней мысли: как она изящно движется, оседлав метлу, как подается корпусом слегка вперед, наклоняясь.
    Вот она совсем близко, настолько чтобы слегка – намерено или случайно? – толкнуть его плечом, а вот уже весело и задорно смееясь уносится вперед, словно и не она это вовсе была только рядом. И юноша устремляется следом, проносясь под ней, и легко хлопнув по колену – словно по языку большого колокола рукой. Жаль умные мысли всегда приходят после, а то бы он взял с собой что-то, что можно было бы повесить на на ботинок словно рожденственскую елочную игрушку.
А потом… потом у него перехватывает дыхание, и Мальсибер замирает в воздухе, лишь машинально покачиваясь по течению ветра, завороженно наблюдая за ее ловкой операцией.  Вот, что значит – гриффиндорцы. Ему самому такая опасная дерзость даже в голову не приходила, но сейчас глядя, как Селина – со стороны, кажется, что это очень легко, но Марцелл отлично знает, что вовсе нет, что метла подрагивает под тобой словно сноровистая кобылка. Только в отличии от кобылки, у метлы узкое древко соскользнуть с которого плёвое дело, а вот удержаться с легкостью и ловкостью канатоходца… ну попробуй.
   Селине удается, она поднимается на одну, потом на вторую ногу, и Марцелл подлетает на метле ближе, чтобы подстраховать ее от особенно сильного порыва ветра, это в цирках и тому подобных местах, его нет, а здесь очень даже есть. И крайне опасный.
   Тем более, что Браун не была бы гриффиндоркой – будь ей достаточно просто покрасоваться стоя на метле, она еще снижается и наклоняется, чтобы черпануть рукой воды, рискуя забрать ее еще и самой метлой. Но все обходится, и Марцелл выдыхает лишь когда она садится обратно и гордо сообщает, что долго тренировалась. Точнее пытается сообщить.
   Порыв ветра сносит ее слова в сторону, а саму Селину закручивает, явно намереваясь перевернуть. Самого же Марцелла он пытается швырнуть в девушку – видимо в качестве добивающего, но рейвенкловцу, удается удачно повернуться, пропуская основной удар мимо себя, и он лишь подлетает ближе, и становится вровень с Браун, готовый подхватить, если она сама не справится со своей метлой.
- Это очень впечатляет. Я теперь тоже хочу попробовать, - и со свойственным ему Рейвекновским педантизмом добавляет: - но над пушистым сугрубом, а не жестким льдом, -подумав, он добавляет, -  Я захватил с собой тренировочный снитч. Хочешь погоняться? – Марцелл улыбнулся и протянул руку, поддерживая ее за плечо и стряхивая пару снежинок.

+2

8

Да, не стоило.
Дело вовсе не в мокрой руке, мерзнущей на ветру.  Дело в Марцелле и его мнении, которое для Селины сейчас едва ли не преимущественное. Руку можно потереть о ткань куртки, согревая, а вот что сделаешь с его укоризненным и, вполне вероятно, обиженным взглядом? Куда спрячешься от него, раз уж теперь этот человек обладает такой неслыханной властью, правом нагло врываться в ее жизненное пространство, приводя милый сердцу хаос в нечто рациональное и донельзя стабильное?  Впрочем, таким чудесным свойством Мальсибер обладал с самого первого дня их встречи, но ощущаться и порой напрягать стало только сейчас.
И собственно, почему не срабатывает упрямство и детское "Хочу"? Раньше ведь схема не давала осечек. Захотела стать анимагом - пожалуйста. Захотела и после школы играть в квиддич - получите приглашение и распишитесь. Тогда почему "хочу, чтобы с Марцеллом все было легко и просто" считывается с ошибками?
Хотя, может быть, обидчивый взгляд был бы намного прекраснее, чем метла, уносимая ветром черт-пойми куда, не разбирая направления и пространства. Полукровка может поклясться, что было как минимум одно вращение вниз головой. То-то мутить начало. Девушка машинально издает пару виртуозных фраз, не произносимых в приличном обществе, но зато отлично выражающих то, что думает и чувствует сама Браун, когда метлу швыряет из стороны в сторону, как и ужин в желудке, а выровнять направление не выходит!
В такой момент она безмерно благодарна Марцеллу, за то что он страхует и маячит поблизости, готовясь вылавливать бренное тело из озера, но эмоционально хочется послать к чертям, чтобы не лез под руку и под раздачу.  Но ветру все равно: старосту так же мотает в сторону,это видно краем глаза, все ближе и ближе,. Стихия явно желает  смачно врезать юношу в полукровку и сделать из двух половинок подобие греческого андрогина. Или на худой конец авокадо. Две половинки совмещаются и наступает ужас.
- Надо было больше жрать, - в сердцах воскликивает волшебница, со всей своей силы сжимая руками и ногами древко метлы и не позволяя ей вибрировать и качаться в потоках воздуха. Хорошо, что капитан команды их гонял, иначе бы сил, не то что вцепиться, а стальной хваткой держать метлу прямо, попросту не хватило. И благо, что этот предмет утвари не лошадь или гиппогриф - предмету по сути наплевать, что Браун сейчас о нем думает и как неаккуратно работает, словно первый раз в воздухе, беспомощно болтая ногами, как первокурсница. Ан нет, показалось. Через какое-то время полукровке удается справиться с ситуацией и выплыть из зоны турбулентности с гордостью и грацией индийской королевы в паланкине.
И очень хорошо, что при этом ей удается не сцепиться метлами с Мальсибером, который оказался очень близко.
- Марцелл, ты конечно можешь попробовать... - девушка переводит дух и стучит пальцами по бедру, скрывая свое волнение. - Но давай я сразу напишу завещание, так как твои родители сразу убьют меня если ты упадешь. - Браун делает неопределенный жест и с печальными глазами смотрит в небо, словно в темноте начинают проступать контуры родственников старосты Рейвенкло. И смотрят они... Не очень дружелюбно. - Марц, я конечно не то чтобы волновалась и переживала, ты меня прекрасно знаешь, но подскажи с вершин своей рейвенкловской начитанности...  А не рано ли для иррационального страха перед твоей мамой... Её в глаза не видела, но мне кажется, она рядом.
То есть я хочу сказать, что мы не то что встречаемся, даже целовались только несколько раз, а я уже начинаю ощущать её...
Полукровка разводит руками и переключается на что-то простое и приятное, спасительную ниточку, за которую можно вытянуть себя из пучины.
- Ох, слава Мерлину, ты стащил тренировочный снитч из школьного командного набора? - Селина сияет как медный чайник, представляя, как староста, её такой правильный и педантичный Марцелл, реквизирует инвентарь у младшекурсников. И в тот момент, когда в голове занудный голос Мальсибера произносит нравоучительные фразы, девушка хватается за живот и безудержно хохочет.- Или это твой собственный? И он перейдет ко мне, если выиграю, верно? - анимаг поигрывает бровью.
Что же, раз уж мы начали встречаться, то по шаблону и законам жанра,  я должна иметь у себя хотя бы одну его вещь.. Снитч круче чем футболка или носки.Я анимаг, а не домовой эльф!

+4

9

Марцелл смеется театральности переживаний Селины о том, что может случится с ним, если он попытается повторить ее фокус, но сам чуть закатывает глаза вверх.
- О, брось, во-первых, наша колдомедицина не  вылечит только последствия темного проклятия – а падение в сугроб с высоты нескольких дюймов темным проклятием не считается, я же не совсем дурак, чтобы сразу как ты над озером выделываться. Сперва там, где не высоко и не больно падать, а потом посмотрим что из этого получится. Разве нет? А папа сам чудил в юности. Я потом расскажу.
   А как еще назвать папины истории, скажем, о том, как он с дядей Рикардом и другими друзьями влезли в пирамиду в Египте. Папа, правда, умалчивал некоторые подробности, но Марцелл уже знал такие слова, как «алкоголь», «возлияния», «нетрезвые выходки». Хотя совсем не мог представить себе  отца или дядюшку, когда им было столько же лет, сколько Доменику сейчас, по глупости влезших в опасное предприятие.
- Он мой собственный. И если ты выиграешь, - «На самом деле в любом случае» - он будет твой. Договорились.
   Ему очень нравится мысль, что игрушка, которая была у него несколько последних лет, после одной из особенно ярких побед Рейвенкло будет хранится у Селины, словно вместе с ней он передавал девушке какую-то часть себя.

+2

10

Нет, ну вот он издевается или шутит? Даже как-то обидно. Ну да ладненько, проехали.
Девушка все так же шутливо грозит Марцеллу кулаком и продолжает смеяться вместе с ним, почти сразу забывая то, что планировала как минимум вновь пробраться в башню Рейвенкло и отомстить, сожрав к чертям его домашнюю работу.
Анимаг прекрасно знает, как могут отрываться студенты ее возраста, да и сама готова броситься в омут с головой и принять участие во множестве авантюр, но почему-то становится ужасно страшно и тревожно, когда об этих авантюрах начинает говорить Мальсибер- самый младший.  В груди давит гнетущее чувство, что может произойти что-то непоправимое, а она не будет рядом и не сможет подставить плечо. Ведь это не свойственно Рейвенкло. Неужели, когда девушка только-только смирилась с диагнозом Шляпы, оказывается, что и Марцелл не на своем месте?
- Ой ли от всякого? Тогда зачем они нужны? Ты не обижайся, ты конечно классный и все такое, да и ловец потрясающий, но... С координацией могут быть проблемы... - полукровка немного вжимает голову в плечи, словно пригибаясь от бури и негодования, которые должны последовать. - Боюсь, что этот трюк может стоить тебе пары переломов, а мне пары ведер слез, пролитых над твоей кроватью, раз уж я твоя девушка, - удивительно, но эти слова Селина производит совершенно ровно и спокойно, без отторжения. Румянец потихоньку окрашивает лицо и направляется к кончикам ушей. - Но зато у тебя шикарная спина, пожалуй я буду стоять за ней, когда меня придут колесовать твои родичи, - тихо смеется, а про себя добавляет, что за такой спиной, как у Марцелла, и спрятаться не грех. - Ну давай, порази меня страшными и рассказами о том, что творят твои родичи, зря что ли я пришла? Раз уж бабушки, подпольно готовящей амортенцию у тебя нет... Но хоть в подвалах дома водятся призраки? Да? Они завывают и стучат кандалами?
Старосте скоро придется привыкнуть, что полукровка была намного осведомленнее магглорожденных о тонкостях и опасностях волшебного мира, но во многих сокровенных вопросах оказывалась либо ужасно наивна, либо тупа как пробка. Представление об особняках и поместьях, в которых проживали чистокровные маги не шотландского происхождения, во многом базировалось на детских сказках о чудовищах, кровожадным монстрах и отшельникам. Впрочем, по мнению Селины, Марцелл-то как раз и идеально вписывался в образ зарождающегося вампира, навеянного романами Стокера и прочих фантастов девятнадцатого века. Эта летучемышиность вкупе с безусловной аристократичностью, обаянием (наверное оно было заметно только гриффиндорке) и внешним видом придавали старосте своеобразный шарм. И обязывали иметь как минимум замок с привидением, блуждающим по подвалам.
- Хотя, об этом позже. Знаешь, я подумала, не честно ставить условие только на мою победу,  - в своем успехе анимаг не собирается, но врожденное чувство справедливости не дремлет. Да и есть доля сомнения, что благородный Мальсибер будет поддаваться. - Если выиграешь ты, то... Я выполню три твоих желания, ок? - полукровка проводит ладонями по лицу, отгоняя румянец и странное, липкое и непонятное чувство, засевшее где-то внутри до дрожи в коленях и подсасывания под ложечкой. Не мудрствуя, студентка лезет куда то под шапку и надвигает на лицо очки. - Я готова,Марц,  запускай. Пусть победит достойный!

+4

11

«Заветных три желания исполнит мудрый Гудвин,
И Элли возвратится с Тотошкую домой»
(с) отечественный м/ф

Марцелл просиял на словах о паре ведер слез, мысль лежать в кровати в бледным видом сраженного героя, держа руку в ладонях Селины, вдруг показалась очень привлекательной, хотя обычно Мальсибер не выносил больничного крыла. За время своей школьной карьеры ловца он успел побывать там невыносимо большое количество раз, ни с чем кроме адской боли от присутствия костеростов внутри руки или ребер он не испытывал.
   Не говоря уж о том, что «я твоя девушка» в устал Браун продолжало звучать для него сладкой музыкой, и в этот момент мир просто обязан был замереть, ветер утихнуть, снежинки медленно опускаться на крутые кудри и ресницы Селины, и нежные звуки скрипки возникнуть прямо из неоткуда. Увы – такими эффектами подобные моменты снабжаются разве что в романах и книгах (и то в тех случаях, если предусмотрительный главный герой прочел предварительно нужные заклятия). А в настоящем замечтавшегося Марцелла чуть не сбило ветром с метлы, но он во время опомнился и удержался.
   Потом прозвучало магическое «три желания», и у Мальсибер прищурился, улыбнулся уголком рта, даже не представляя как в этот момент стал похож на некоторых представителей славной чистокровной фамилии, к которой принадлежал.
- Договорились! – он выправил метлу, встав вровень с Селиной, - Дадим ему десять секунд форы, чтобы интереснее было? – Марцелл протянул вперед правую руку, левой держать за метлу было не так удобно, но так было честнее: тогда снитч сорвется почти ровно между ними, - Отпускаю. Раз, два, три, - глядя как маленький золотистый шарик мелькает то тут то там, сносимый ветром, с которым едва справлялись маленькие крылышки он досчитал до десяти, громко выкрикнув вместо последней цифры, - Начали!
   Метла рванула вперед, но ниже чем он видел снитч – не хотелось в полете столкнуться с Селиной в гонке, в вскинуть метлу вверх и подняться резко дернув метлу вверх, встав почти под прямым углом к земле (в данном случае в озеру, ой нет – уже лесу) – почему бы и не да. Он любил этот прием.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Здесь мы все летаем