картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Не для печати


Не для печати

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ


закрытый


--

Участники:
Лорд Волдеморт, Герберт Крейн

Дата и время:
двадцатые числа января 1979

Место:
дом Крейна

Сюжет:
Всем приятно попасть на первую полосу. Даже Тёмным Лордам.

+3

2

Казалось бы, многим вещам люди учатся от противного. Разумеется, есть определенный пласт знаний и умений, что постигается путем подражаний, но не меньший же пласт вырастает из общей сопротивляемости, когда однажды усвоенный пример не хочется воспроизводить уже самому.
Что конкретно усвоил из опыта далёкого детства в вопросах личного пространства Лорд Волдеморт было не слишком ясно, но то, что к чужому оному пространству он относился весьма небрежно, было понятно уже по тому, что этим утром он находился в квартире мистера Герберта Крейна и изучал обстановку гостиной, не смотря на то, что в гостиную эту никто, включая самого хозяина, Лорда Волдеморта не приглашал.
Тем не менее, именно в этой гостиной он и находился вместе с двумя чашками, в одной из которых ароматно исходил паром свежесваренный кофе, а в другой не менее ароматно пах горячий шоколад и тарелкой, на которой ютилась вполне приличного вида яичница и несколько тостов. Сам мужчина был собран, спокоен, невозмутим до крайности, словно совершенно не представлял, что буквально через несколько минут, после пробуждения хозяина, ему в этом доме станут сильно не рады.
Он сидел на диване перед журнальным столиком, изредка делал глоток из своей чашки с горячим шоколадом и читал газету, совершенно невозмутимо подвесив ее перед собой в воздухе и изредка шелестя страницами.
Когда мимо двери сначала кто-то стремительно прошлепал, Лорд Волдеморт отложил газету и отщелкнул крышку собственного брегета, посмотрев на время. Шлепающие шаги на пару мгновений притихли, а потом поспешно раздались в обратно направлении.
- Хороши же вы спать, Герберт. Так и свою смерть проспите, - прокомментировал мужчина негромко, защелкнув брегет обратно и убрав на причитающееся ему место, поднимая взгляд на возникшего в дверном проёме Крейна.
- Кофе? Завтрак? Или все же дойдете до душа? Да и одеться бы не помешало.

Отредактировано Lord Voldemort (2017-12-03 10:37:15)

+3

3

Утро Герберта начинается с того, что он открывает глаза, пытается встать, но глаза упорно закрываются обратно, стоит ему попытаться откинуть в сторону одеяло и выползти из теплого кокона в жестокий холодный мир. В конце концов, он действительно планировал этим утром сеять разумное, доброе, вечное, но, кажется, это намерение вступило в жесткий конфликт с его организмом, который точно решил, что четырех часов сна после бессонной ночи над документами ему очень мало, а журналистика должна покориться не только дерзким, но еще и как следует отдохнувшим.
После этого Крейн, наверное, спит еще некоторое время, уткнувшись лицом в подушку, пока второй раз не разлепляет глаза, натягивает халат – дома достаточно прохладно, видимо, камин внизу за ночь погас, а может и чары развеялись, - и, взъерошив волосы, не направляется в ванную, практически не отрывая глаз.
В такие моменты планировка собственного дома, где ванная и спальня на разных этажах, бесконечно его раздражает - кому приятно утром перед тем как засунуть голову под воду в попытках разогнать сонный морок идти как-то бесконечно далеко. Естественно, в этом расположении есть и свои плюсы, куда же без этого… Но только сейчас Герберт думает о чем угодно, кроме этих плюсов - а если точнее, он не думает вовсе.
Ранее утро – не такое уж и ранее на самом деле – делает из бойкого журналиста Крейна невнятное смутное существо, которое хочет только проснуться. Потому в первые несколько мгновений Герберт даже не замечает, что то-то не так.
Но это ведь действительно… не так.
Герберт доходит до дверей ванной комнаты, берется за ручку – а потом резко разворачивается и быстро возвращается в гостиную.
В его заваленной хламом – газеты, записные книжки, вырезки – гостиной на диване сидит… незнакомец. Незнакомец, от которого веет силой – чудовищной, словно Герберт сейчас окунулся прямо в ледяную воду. Словно бы это – кошмар.
Крейн нервно хватается за свою руку – но палочка наверху, в спальне, он просто… он не взял ее. Это заставляет мучительно сжимать пальцы, чувствуя себя на грани ужаса, на грани настоящей панической атаки.
В конце концов, после того, как несколько лет назад к нему в дом постучался Абраксас, он сделал все, чтобы… чтобы никто не знал, где он живет – а если бы и знал, то никак, никаким образом не мог зайти.
Его дом – его крепость.
Уже – нет.
Герберт сжимает дрожащие пальцы, сглатывает и смотрит на гостя. «Смерть проспите». Это приветствие весьма четко показывает, что к нему пришли не так уж и просто. Он знал… знал, что рано или поздно те, кто называют себя Пожиратели Смерти – те придут к нему рано или поздно. Но – не так.
Герберт некоторое время смотрит, молчит, а потом резко разворачивается, так и не ответив, уходит на верх. Он быстро и деловито одевается – рубашка, брюки – и в первую очередь хватает палочку.
Сердце колотится где-то в горле.
- Доброе утро, - медленно проговаривает он, заставляя себя пройти в гостиную и сесть в кресло. – Чем обязан? Не хотите ли представиться?  - он держит палочку, не направляя ее на «гостя»… но и не собирается ее убирать. Не сейчас.

+3

4

Обстановка чужого дома Тёмного Лорда не смущает совершенно, впрочем, никогда не смущала - ещё с самых ранних лет он отличался способностью словно подчинять себе все окружающее пространство и с тех пор изменились разве что размеры помещений, но уж точно не наличие или отсутствие такой способности.
Вот и сейчас, стоит ему оказаться в гостиной Крейна и кажется, будто он бывал в ней уже не один и не два раза, а пару десятков раз и, можно сказать, является частным гостем. Во всяком случае, поза, в которой мужчина сидит на диване, совершенно непринуждённая.
Пока Герберт одевается, он все ещё читает газету и отрывается от нее только тогда, когда тот приходит и садится в кресло - в тот же миг, удостоверившись, что журналист одет и обут, Лорд педантично складывает выпуск, совершенно непринужденно уменьшает его в размере и убирает во внутренний карман.
Движением руки в воздухе он заставляет чашку с кофе проехать по столику и замереть прямо перед Крейном. Тарелка с завтраком, тем временем, все же остаётся на своем месте.
- Значит, кофе. Боюсь, что только черный. В вашем доме нет молока, а заниматься воровством молочных продуктов у ваших соседей-магглов или поиском ближайшей лавки я счёл излишним.
Он поднимает свою чашку, откидываясь обратно на спинку дивана и салютует ей, словно бокалом.
- За ваше здоровье, мистер Крейн. Пейте, не отравлено. Убивать сонного человека утром чашкой кофе - моветон даже для меня. И не могли бы вы опустить палочку? Знаете, ужасно раздражает. Тем более, что она вам все равно ничем не поможет, а если бы я хотел вас убить, я бы убил вас, пока вы спали в своей постели

Отредактировано Lord Voldemort (2017-12-03 17:32:54)

+3

5

Герберт внимательно смотрит сначала на чашку, потом на человека перед ним, потому снова на чашку. Это все напоминает какую-то сюрреалистичную трагикомедию. Враг пришел в его дом и предлагает, фигурально выражаясь, преломить с ним хлеб...
Скажем так, если Герберт сейчас не был так напряжен, он смеялся бы в голос. Но он и в принципе сейчас не склонен к смеху – к тому, чтобы подмечать каждое слово собеседника и количество там неявных угроз на тему соседей-магглов, воровства и убийств. Доброе утро, конечно, ничего не скажешь. Убивать чашкой кофе – плохая политика?
Ну, с другой стороны, не сигаретой же. Магглы говорят, что курение – это вредно. А распитие кофе с определённо точно опасными магами – тоже?
Герберт уже немного соображает и предполагает, откуда ноги растут у этого визита – но, право слово, ему не становится лучше. И хоть он пишет о политике постоянно (человек перед ним свернул номер Пророка, это безусловно), но… Не настолько же. Не настолько, чтобы приходить в его дом, готовить ему кофе и уверять, что напиток не отравлен.
Нет, это безусловная английская вежливость – и Герберт даже рад, что большую часть времени позиционирует себя как ирландец. Иначе бы пришлось поддерживать беседу о вкусовых качествах угощения и погоде. Нет уж.
Крейн все же берет чашку – но не прикасается к ней.
- Знаете ли, визит с угрозами убийства бодрит куда лучше кофе, так что, пожалуй, я вам в этом плане даже благодарен. Сэр, - вежливо улыбается он и, помедлив, убирает палочку – не так далеко, чтобы нельзя ее было достать, но и… Да в конце концов, когда к нему чашка летела, он никакой палочки у своего гостя не заметил.
Это очень нервирует. Усилием воли Герберт заставляет себя разжать пальцы на рукояти собственной палочки и поставить кофе на журнальный столик перед собой, чуть потеснив стопку блокнотов. Бегло от фиксирует, что творческий бардак не был нарушен – а это значит, что скорее всего, бумаги и заметки никто не трогал. То есть, это даже хорошо – его работа не интересует… но с другой стороны, не ясно, что же тогда.
В чем же тогда дело.
- И все-таки, сэр, я настоятельно просил бы вас представиться. Матушка учила меня не пить ничего из рук незнакомцев, - Крейн вежливо улыбается. – Даже если это кофе, а на дворе – утро. Простите, семейное воспитание.

+3

6

Здесь Герберт не прав - Лорду вполне хватает врождённого отсутствия элементарной вежливости вкупе с общим пренебрежением чужим личным пространством, чтобы листать лежащие здесь блокноты и прочие полезные вещи
В конце концов, он последнее время ранняя птица и чем ближе Имболк, тем раньше не встает. Герберт бы и вовсе мог лишиться сознания, если бы только вообразил, как долго в его святая святых, тщательно защищённой квартирке, провел самый сильный темный волшебник современности. Пока хозяин квартиры мирно спал, разбросав по постели руки и ноги.
Но эту мысль стоит подавать медленно и постепенно, чтобы сделать ее осознание более красочным.
И все же, с некоторыми блокнотами он и правда ознакомился, вернув их после ровно на то место, на котором они лежали до этого ознакомления - его собственная "особенность" и отличная память позволяли сделать это без проблем. Но исключительно со скуки - ничего интересного в черновиках лично для себя он бы не нашел, а то, что интересно шпионам, пусть ищут сами шпионы - это не в его на данный момент интересах.
- Я не угрожал вас убить, - замечает Лорд спокойно и снова подносит чашку кофе рту. Его горячий шоколад какой-то совершенно бесконечный, словно чашка бездонная, хотя она явно одна из самых больших, что в принципе есть у Крейна, если и вовсе не самая большая.
- Благодарю. - Он чуть заметно кивает на палочку. - Знаете, в последнее время стал ужасно нервным, не люблю, когда их на меня наставляют.
Мужчина движением руки по воздуху переносит чашку на столик, но не ставит, она повисает в паре дюймов, готовая вернуться обратно по малейшему приказу.
- Ваша матушка мудрая женщина. Впрочем, я о ней наслышан. Вам я, вероятно, известен под прозвищем "Тот-кого-нельзя-называть" и прочими... производными. То, что меня не называют по имени, мне безусловно льстит, но боюсь, что выговаривать это каждый раз будет слишком долго. Вы можете называть меня "милорд", этого будет вполне достаточно.

Отредактировано Lord Voldemort (2017-12-03 17:33:19)

+3

7

- «Страх перед именем увеличивает страх перед его владельцем», - бодро цитирует Крейн по памяти одно из интервью «замечательных людей современности» на тему господства Темного Лорда в Британии.
У него тоже есть особенность – он сначала болтает, потом думает. В этом случае – это помогает ему попросту не впасть в паническую истерику от простого осознания факта, что самый опасный преступник их небольшого печального острова сейчас сидит в его гостиной и пьет горячий шоколад.
И приготовил кофе для Крейна.
Герберт несколько раз быстро вдыхает и выдыхает. Этот человек был здесь все то время, пока Герберт спал. И раз Крейн еще жив – значит, он за чем-то нужен. Или Темному Лорду просто нравится смотреть на то, как люди… дергаются. Или на то, как они спят – тоже неплохое хобби для Ужаса Всея Британии.
Крейн, вспоминая слова Касси, не рискует смотреть в глаза собеседнику. По крайней мере, не забив голову кучей лихорадочной паники. Вот так, вероятно, и становятся параноиками.
- Тем не менее, мне действительно интересно, сэр, почему вам не нравится упоминание вашего имени всуе, - продолжает все также бодро трещать Герберт, понимая прекрасно – это лишь только от паники. От паники и страха у него немеют руки – а потом он берет кружку и вцепляется в нее, обжигая ладони о горячие бока.
В его доме много часов был самый сильный темный маг. В его доме он мог сделать что угодно – и с Гербертом, и если бы тут был кто-то еще...
Ненормальное облегчение Крейн чувствует от того, что на магглов ему плевать – он, наверное, совершенно спокойно отнесется к тому, что Темный Лорд станет пытать и убивать их у него на глазах. «Спасибо, мама», - мысленно отмечает он, а потом все же встречается взглядом со своим гостем.
- «Милорд» обозначает, что я признаю вас своим Лордом, - Крейн коротко склоняет голову. – А это совершенно не так. Я ведь не сильно обижу вас, обращаясь «сэр»? – Герберт все же касается своей палочки снова – ему мучительно не иметь возможности этого сделать, - но усилием воли он просто подзывает перо и блокнот, зачаровывает перо, чтобы фиксировало. Сам же он берет – уже руками – записную книжку и другое перо, попроще. – Вас… вас, пожалуй, интересует моя… профессиональная сфера, верно? – Крейн мысленно считает до четырех и снова смотрит в глаза собеседнику. Этот взгляд выносить очень тяжело. – Что вы хотите, чтобы я написал?

+4

8

Теперь, когда Герберт сидит, его, встрепанного воробья, можно разглядеть получше и Лорд совершенно без зазрения совести пользуется этой возможностью, потому что спать мистер Крейн изволил носом в подушку да и присматривать что-то там в сонном помятом лице с отпечатавшимся на щеке рубцом наволочки у мужчины не было ни малейшего желания.
Он похож на Сесилию. Вероятно, похож на свою мать, но некоторые черты могут быть принятыми у отца. Это не столь важно, но его все равно забавляет находить какие-то знакомые детали. Кровь... как же забавно, все же, перемешивается кровь - и магглы даже придумали для этого целую науку...
- Вы можете называть меня "Лорд". Или "сэр", если это будет уместно в конкретный момент,  - спокойно замечает он, словно этого и ожидал. В конце концов, он действительно именно этого и ожидал.  - Вы сами ответили на свой вопрос, когда привели цитату. Впрочем, я не имею ничего против упоминания моего имени, это другие сопровождают его различными плясками, не рискуя произносить вслух. У меня есть несколько теорий относительно того, почему они это делают, но думаю, что все эти теории немного подождут.
Он наблюдает за тем, как Герберт постепенно успокаивается, вливаясь в рабочую струю, а потом движением пальцев пододвигает к нему тарелку с завтраком, который, неожиданно, все ещё горячий. За его спиной, там, где кухня, поднимается в воздух ложка, джезва, льется вода - варится новая чашка кофе.
- Вы наблюдательны, мистер Крейн. И умны. Меня действительно интересует ваша профессиональная деятельность. Вы имели смелость - или глупость, привлечь мое внимание. Теперь я пришел, чтобы вы выполнили мою просьбу, - он чуть заметно улыбается уголком губ. Пока это действительно просто просьба. - Или, даже, вероятно, пожелание. Оно вызовет у вас интерес, если я не ошибся в вас, как в человеке. Если же нет, то я уйду и вы никогда не вспомните о том, что я был в этом доме. Боюсь, правда, после моего ухода вам придется воздержаться от некоторых своих талантов, а лучше и вовсе сменить профессию.
Он делает паузу, чтобы слова легли Крейну в память как следует, чтобы он их осознал.
- Я хочу дать вам интервью, Герберт. Первому и единственному журналисту, который удостоится чести поговорить с Лордом Волдемортом и выжить. Вы можете согласиться. Вы можете отказаться. Последствия вашего согласия вы можете просчитать сами. Последствия отказа я вам уже рассказал. У вас есть ещё один выход. Вернее, два. Вы можете попробовать меня атаковать или можете попробовать вызвать авроров. В обоих из этих случаев я вас убью. Мне дать вам какое-то время на принятие решения?

+5

9

- Ни один настоящий журналист, сэр, не откажется от вашей просьбы, - Герберт качает головой и с удивлением смотрит на тарелку с завтраком, потом – на то, что происходит на кухне. – Спасибо за заботу, сэр, но это подождет, - Крейн замолкает на пару мгновений, чтобы собраться с мыслями. Ему действительно непривычно, когда объект интервью сам приходит и требует – кхм, просит, просит – с ним пообщаться, а потом еще и написать об этом.
И он не лжет – ни один настоящий журналист не откажется от такого, от такого эксклюзива. И любое издательство за подобное просто удавится. Что до последствий… Крейн прекрасно понимает, что аврорат с него живого не слезет. И что написав о Лорде Волдеморте он откровенно заставит общество перестать закрывать глаза на происходящее и донесет до этого самого общества вторую точку зрения. Что это перестанет быть просто безликим страхом и терроризмом, что это перейдет из войны сугубо со злом в войну еще и политическую.
Но… вместе с тем, самый больший страх вызывает неизвестность, а Крейну… по сути, ему ведь тут действительно нечего терять. Кроме жизни.
Разве что Абраксас… Но разменивать Малфоя за какого-то языкастого журналиста – глупо, скорее его просто прикопают.
У журналистов тоже есть семьи, тоже есть жизнь – но Герберт… тут вопрос ведь не в таланте, а в некой фанатичности. Зачем все это делать, если нет цели, верно?
Крейн сжимает перо чуть крепче.
Да и что отрицать – ему льстит, что этот человек читал его статьи. Льстит и весьма пугает. Ну… то есть да, намек на то, что Темный Лорд не в восторге от его стараний на ниве журналистики весьма однозначен.
- Раз вы… читали мои смелые опусы, вы знаете, чего от меня ожидать, - Крейн поднимает глаза и смотрит на Темного Лорда очень внимательно. Собственно, раз теперь они работают, то стоит проявить сейчас абсолютно весь свой ум и наблюдательность. Собеседник у него очень сложный, тут и гадать не нужно. С Темным Лордом беседа не будет идти очень просто – и единственный плюс только в том, что интервью предложили ему самому. Уже значит, что в разговоре есть интерес, иначе… пришлось бы невыносимо тяжело. Но тут еще и проблема – значит, собеседник уверен, что сам будет вести беседу.
Герберт вспоминает, как говорил с Рикардом Лестрейнджем. Там слова приходилось вытаскивать клещами – чтобы увидеть за вышколенными ответами хоть что-то настоящее. И только потому, что он был Лестрейдж Герберт расшибся в лепешку, чтобы сложить из деревяшек настоящего человека.
Конкретно же здесь, Темный Лорд сам подчеркивает свою… кхм… неужасность. Человечность в каком-то смысле. Даже завтрак сделал.
Впечатление от этого, если рассудить трезво – строго обратное. Такой бытовой британский ужас. Стандартное зло, которое тем ужаснее, что… живое.
Пугает всегда сильнее всего неизвестность – но и то, что рядом.
- Мы можем начать? К сожалению, я не готовился даже к факту подобного интервью и, пожалуй, могу что-то упустить. Я предполагаю, вы уже хотите сказать что-то, что собираетесь донести до общественности, - Герберт внимательно разглядывает Лорда. У него очень тонкие сильные пальцы. Он в принципе точно не знаком Крейну – чутье, кстати, подсказывает, что это его настоящая внешность. Он не широк в плечах, но достаточно высок, одет… Одет, пожалуй, не как аристократ – тут Крейн точно знает. Одежда дорогая, но не слишком щегольская, некоторые вещи совершенно магловские. Ничего из военного стиля. Лицо очень бледное, явно видны скулы, несмотря на бледность кожи – она не тонкая, вен не видно.
Его можно называть красивым – но как нечто красивое он не воспринимается. Как нечто иное. Возможно, он обаятелен, но… но нет.
Крейн оставляет мысли о внешности чуть в сторону, подмечая практически хозяйскую позу, движения. Этот человек будет сложен еще и потому, что он явно не станет говорить о чем-то, что ему неприятно. Или станет?
Крейн мысленно дает себе оплеуху. Лезть в душу Темного Лорда – это слишком. Но… так, жизнь свою ему сейчас не жалко. – Поэтому, сэр, вы можете начинать, а я, пожалуй, подстроюсь. Впрочем, я более чем уверен, что пара моих вопросов не приходила вам в голову. К примеру… почему «Пожиратели Смерти»? Это довольно смелое и вычурное название, к тому же отсылающее к весьма неоднозначным источникам. Маггловским источникам. Вы… знакомы с Библией?

+4

10

- На это я и рассчитывал, - просто отзывается мужчина, чуть заметно усмехаясь. Действительно, он рассчитывал на то, что Герберт Крейн такой, каким выглядит в своих статьях и что он скорее удавится на собственном галстуке, чем упустит возможность издать под своим именем интервью самого Волдеморта.
- Боюсь, я вынужден настаивать, - кофе приземляется на плиту, но Лорд в это время смотрит совершенно спокойно, неотрывно, на журналиста перед собой.  - Наш разговор может затянуться на довольно продолжительное время. Я же заинтересован в том, чтобы прошел успешно. Как, наверняка, заинтересованы и вы.
Он протягивает руку и чашка с шоколадом прыгает в его ладонь, словно только и ждала этого жеста. Мужчина делает несколько глотков, а потом устраивается поудобнее, откинувшись на спинку дивана совершенно вольготно и продолжает держать чашку в руках. Если бы не этот взгляд и общее ощущение, его вполне можно было бы принять за любого дружелюбного волшебника.
- Вы отличаетесь некоторым... пожалуй, что фанатизмом. Тягой к правде, к срыву покровов. Именно этого я и хочу от вас. Чтобы вы написали правду. Если бы мне нужен был журналист, который написал бы то, что я от него потребую, я бы обратился к любому другому. Но меня привлек ваш талант. И я надеюсь, что вы оправдание мои ожидания.
Он допивает горячий шоколад и кружка сама по себе неспешно левитирует в мойку, где сначала споласкивается, а потом ныряет на свое место.
Лорд спокойно позволяет Герберту себя осматривать - опознать его тот не сможет при всем желании, даже по тем чертам, что останутся в его памяти, а что до остального... Зачем искать того, кто уже десяток лет как мертв?
- Вы ошибаетесь, я ждал от вас этого вопроса. Но, пожалуй, не ждал другого, - он чуть заметно усмехается. - Да, я знаком с Библией. Куда ближе, чем, вероятно, хотел бы, но тем не менее я не солгу, если скажу, что эта книга оказала на меня определенное влияние. Что до названия, - он дергает уголком губ, едва заметно, выдавая усмешку. - Чего вы ждёте от меня в ответе на этот вопрос? Расшифровки, почему так, а не иначе? Срыва покровов? Боюсь, что здесь все слишком банально для вас, Герберт. Но раз уж вы упомянули Библию, то с этимологией вам все понятно и без моего ответа.
Мужчина чуть заметно усмехается, но в глубине его глаз впервые вспыхивают опасные багряные огоньки. Впрочем, они тут же гаснут, словно уголья в камине залили водой.
- Вам не нужно время для того, чтобы придумать вопросы, в этом вы заблуждаетесь - или осознанно лжёте. Потому что вопросы у вас точно такие же, какие и у всех других волшебников. Главный из них "почему?". После него идёт "зачем?". Следом - "для чего". Это то, что люди хотят знать.

+5

11

- Простите, сэр, от данной ситуации у меня совершенно пропал всяческий аппетит, - Герберт постарался улыбнуться как можно более расслабленно. – Ну, я и за работой в принципе предпочитаю много говорить и много слушать, а не отвлекаться на посторонние дела. Спасибо вам за… внимание, - Крейн быстро сделал себе пару пометок о происходящем – в конце концов, перо фиксировало только разговор, а не саму ситуацию. Было бы время – Герберт, пожалуй, зарисовал это.
Бытовое сюрреалистичное зло – приготовит вам завтрак так, что кусок в горло не полезет, а в ушах будет кровь стучать. Адреналин – страшная штука. Какая еда и питье, лишь бы докопаться до сути. Крейн задумчиво покачал головой, думая, что воспоминаниями при возможности делиться не будет. То есть… серьезно, это совершенно его. Но вряд ли удастся. Он отлично представлял себе последствия, но они не стоили ничего – на данный момент. Он подумает об этом позже.
- Понимаете, сэр, меня интересуют эти вопросы, верно – только на них я неоднократно отвечал в своих статьях. Да, возможно, где-то я был не прав, где-то выводы были не верны…. Но ответы ведь действительно на поверхности. Почему вы делаете это – вы хотите власти. Зачем… а зачем хотят власти? Чтобы установить свои порядки. Для чего – пожалуй, этот вопрос сложнее всего. Мы не видели от вас ничего созидательного, лишь деструкцию. И слышали идеи. Власть чистокровных – и в чем же она проявится? Я… я и сам писал об этом. Я о многом писал, сэр, и по большому счету очень удивлен, что в принципе до сих пор жив. Я весьма нелестно отзывался о ваших идеях и мыслях – тех, что ясны широкому кругу. И потому… что же на самом деле – вот мой вопрос.
Герберт некоторое время молчал, собираясь скорее не с силами, а просто переводя дыхание, чтобы продолжить.
- Я, сэр, могу придумать много трактовок тому, что вы выбрали библейскую атрибутику и атрибутику смерти. К примеру, идея в том, что все боятся смерти – и вы ассоциируете себя с нею, себя и своих людей. Опять же, некромантия – вы ее практикуете, это работает в связке. Либо же идея в том, что вы убьете всех неверных и несогласных и выживут лишь те, кто сам будет смертью… Но что из этого правда – это вы должны сказать, - Крейн покачал головой и внимательно посмотрел на собеседника. Он спиной ощущал, что сейчас идет по очень и очень тонкому льду, что ведет разговор совсем не туда, куда хочется Темному Лорду – в конце концов, идея понятна: он хочет донести свою настоящую позицию, правду, как он сказал. И Герберт собирается честно играть именно на этом поле – но кроме того… он не станет молчать. И не задавать вопросов – которые действительно важны.
Другой вопрос к нему самому – на чьей он стороне здесь. Не бывает стороны правды, есть только две-три стороны. Нельзя быть нейтральным.
Особенно, если Касс… Так. О личном просто нельзя думать, этот человек помимо прочего – мощный легилимент.
- Что движет вами по-настоящему? Зачем вести террор? Зачем вам власть? Почему вы давите на риторику чистокровных? – Крейн некоторое время действительно задает вопросы, которых ждут от него. – Что вы будете делать, если победите? Чего вы ждете от Министерства? Вы сами – чистокровный маг? Вы знакомы с Библией – это потому, что выросли среди магглов или заинтересовались их культурой сами?

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Не для печати