картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Buongiorno Italia buongiorno Maria con gli occhi pieni di malinconia


Buongiorno Italia buongiorno Maria con gli occhi pieni di malinconia

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Buongiorno Italia buongiorno Maria con gli occhi pieni di malinconia


Закрытый эпизод


http://s8.uploads.ru/3NSzn.gif

Косимо Коррадо, Герхард Тодд

середина лета, 1960 (нашим героям по 15 лет)

Италия, Рим.

Говорят, что все люди земли знакомы друг с другом через пять рукопожатий. Косимо и Герхард не исключение, и между ними этих рукопожатий не так много: ровно один человек - отец Коррадо и кузен Тодда.
     О чем они, правда, так и не узнают во время случайно встречи на летних каникулах.

Не много визуализаций нас в пятнадцать

Коррадо в мамином берете
https://2.bp.blogspot.com/-TyskPI4XeN4/WY4jQuXnW6I/AAAAAAAAGhc/T8vdAaxCf9kXCtfe_6E0l3H204ilDEYJQCLcBGAs/s1600/Sean%2BConnery%2Ben%2Bla%2BMarina.jpg
Из будущего первого полицейской съемке
http://www.freeinfosociety.com/media/images/849.jpg

Задумчивый Тодд
http://3.bp.blogspot.com/-8o2CP-0GTMU/Tqbsx5s1zvI/AAAAAAAABzs/7DHWnCecxRE/s1600/Alain+Delon-Cecil+Beaton.jpg

Отредактировано Cosimo Corrado (2017-12-10 21:27:09)

0

2

Рим приводит его в остолбенение.
Нет, серьезно, едва ступив на перрон Герхард так и замирает на пару мгновений, пытаясь взять в прицел зрачка вокзал, голубое яркое небо, рвущиеся ввысь своды, толпы людей вокруг...
Но и на второй день восторг его не отпускает, как не отпускает и на третий, и на четвертый. По сравнению с его маленькой деревенькой, Рим - почти чудо из чудес, светлый прекрасный город из грез. Да что там, даже по сравнению с Варшавой, в которой он гостил прошлым летом, они и рядом не стояли. Что уж говорить о маленьком, почти тесном грязноватом Будапеште, что так и не оклемался толком после войны.
Близнецы беззлобно над ним посмеиваются - они ездят сюда каждое лето к каким-то дальним знакомым, так что для них все это совершенно не удивительно, не ново, но Герхард долго не может оттащить себя от окна или от балкона, проводя на них много больше времени, чем это положено.
Впрочем, итальянские знакомые Хоуков для него излишне шумные, как и, к сожалению, все прочие обитатели этого города. Эйб бойко и активно жестикулирует, общаясь с ними со всеми, успевая отвечать на сотню вопросов одновременно и задавать столько же своих. Рей наоборот, тяготится шумом точно так же как и Герхард, потому время они чаще всего проводят вместе, в тени за очередной книгой или с самого утра отправляясь на поезде к пляжу.
Тодд бы и сегодня провел время именно так, такая размеренная "отпускная" жизнь его полностью устраивает, но Реймонд болеет ещё со вчерашнего вечера и, глядя на его бледное лицо, Герхард сдается под натиском окружающих и соглашается идти проветриваться один.
В конце концов, он и один может себя развлечь, тем более, что ему никакие особые развлечения и не нужны. Потому первую часть дня он гуляет, шляется по книжным магазинам и вдоволь ест мороженое - эта маггловская сладость нравится ему почти так же, как и шоколад. Потом, как законопослушный турист, пялится на местные достопримечательности, старательно запоминая, что к чему. В какой-то момент взгляд его натыкается на мальчишку - почти ровесника. Вроде и обычного, одетого как обычный человек, только что-то режет ему взгляд...
К тому моменту, как Тодд понимает, что лишняя деталь в чужом облике - это маленький кокетливый бантик, чья-то нахальная рука тащит у зазевавшегося туриста кошелек с остатками скудных монеток на мороженое и холодный чай.

+2

3

В свои шестнадцать Косимо Коррадо был твердо уверен в одной простой истине: если все дороги ведут в Рим, то главная достопримечательность всех других городов – это дорога в Рим. Он знал этот город на семи холмах с трех основных сторон и с тысячи граней.
    Блистательные соборы, мостовые между сувенирными лавками и прелести древности – Рим для путешественников, туристов и не бедствующих господ, Узкие проулки, надписи на стенах, мальчишки с коленками в ссадинах, и мужчины в шляпах – мир детей, который однажды вырастит в мир Семьи. И темные катакомбы в рисунках и зеркалах – мир магов.
   Сейчас  в летнее время он был предоставлен сам себе среди толпы детишек лишь смутно подозревавших, что под их ногами, совсем рядом таится сказочный мир, где драконы реальность, но куда больше занятых проблемами: как бы украсть яблоко или головку сыра у соседа, не получить нагоняй от матери. Косимо это не тревожило: он привык держать язык за зубами, и тренироваться исключительно тайком, и в магических кварталах.
    Сегодняшний день выделялся в числе прочих из-за сущего пустяка, они поспорили с Алеком – Александро, и Коррадо проиграл, и теперь был вынужден щеголять в числе прочих в мамином берете. Издалека он походил на матросскую шапочку, но вблизи был виден кокетливый женский бантик.
   Косимо нес его на себе с самоуверенными видом – ему было прекрасно известно, что очень многие вещи, которые сейчас носят все модники и модницы вошли в обиход человечества либо из-за попытки популярного человека скрыть свои внешние недостатки либо как раз из-за таких вот случайностей. Нет, вводить моду на подобные береты он не собирался. Но знал, что человек который в нелепой ситуации ведет себя так, словно так и задумано вызывает насмешек куда меньше.
   Цыганят он приметил издалека, и шел к ним со святым намерением выставить наглецов с чужой территории. Здесь щипать кошельки да тащить из карманов зевак все что плохо лежит могли лишь те, кому такое позволение даст Дон. А цыгане старательно нарывались последние пол часа.
Сейчас Коррадо успешно застает их на месте преступления: смуглые цепкие ручки вытаскивают у бледного, синеглазого мальчишки – явно легкомысленного туриста его не хитрые сбережения. Косимо бесцеремонно укладывает подбородок на плечо незнакомцу, практически обнимая его и перехватывает чужую руку в запястье. Он громко и осуждающе цокает языком, и даже делает укоряющий жест второй рукой.
   Маленький цыган узнает его тут же, и видит за спиной смуглого, ухмыляющегося мальчишки в берете грозную тень Семьи.
- Кошелек оставь там где лежал, - cухо приказывает Косимо, все еще не выпуская иностранца из цепких объятий, - Не трожь туриста. Еще раз увижу в этом квартале… - он хищно улыбается, - и пойдешь кормить рыбок.
   Он, наконец,, выпускает бледного незнакомца, продолжая удерживать ноющего цыгана за руку, и борясь с искушением сломать ему пару пальцев, но все-таки отпускает, прошептав на ушко не мудрёное проклятие. Смуглый воришка мигом бледнеет и исчезает, ему прекрасно известно, что обещания Коррадо на тему «не видать тебе сегодня удачи в выручке» имеют прискверное свойство сбываться.
- Простите, за вторжение в личное пространство, милостивый сударь, но очень уж хотелось поймать гаденыша за руку в чужом кармане, так сказать, - он улыбается белозубо, мысленно сожалея, что перед ним не свежая синьорина, которой при таком объятии можно было уткнуться лицом в высокий бюст, но тощий мальчишка, - Заблудились? Проводить до Святого Петра или до Колизея? – Коррадо попытался взлохмать пятерней темные волосы, но наткнулся пальцами на берет, поправил его, ненароком пряча в рукаве и палочку.

Отредактировано Cosimo Corrado (2017-12-18 15:59:24)

+4

4

Сам себя Герхард бледным не считает. Наоборот, его кожа легко ловит солнечные лучи и загар липнет к нему даже зимой, в школе, когда солнце только и отражается от снега. Потому всегда и везде кожа его имеет приятный, золотистый оттенок, не смуглость, но лёгкий налет, который оживляет его черты. Летом, дома он загорает довольно сильно, да и здесь за те несколько дней, что они провели на пляже, кожа его довольно ощутимо потемнела. Тем не менее, рядом с итальянцами он все равно кажется бледноватым. Хотя, возможно, просто сказывается последняя ночь, в которую они с Реем читали вместо того, чтобы спать и шепотом спорили о своих идеях.
Как бы то ни было, теперь Герхард, оцененный незнакомым мальчишкой как бледный и синеглазый, чудом не теряет свой кошелек, на этого самого мальчишку засмотревшись.
И тут же корит себя - надо же быть таким растяпой! Обычно у обстоятельного и педантичного Герхарда вопросов с потерями не возникало. Он всегда знал, где и что лежит, потому что лежало оно на строго выделенном месте. Рассеянностью он не отличался, как не отличался и привычкой засматриваться на кого-то на улице. Только мальчишка, его ровесник, так и притягивал взгляд.
Герхард и сам обладает неплохой реакцией, он тянется, чтобы перехватить чужое запястье, но уже начатое движение спотыкается, когда его ловит в объятья тот самый мальчишка, что завладел его вниманием минутой раньше. Всего мгновение, два-три удара сердца Тодд чувствует себя так, словно происходит что-то ему не понятное и, откровенно говоря дурное, словно он балансирует на самой грани... но ощущение это проходит и мальчишка, прильнувший так близко, отстраняется от него одновременно с тем, как сам Герхард делает шаг назад.
- Простите, - с чудовищным акцентом отзывается он, хотя бы потому, что из пылкой тирады юноши ничего толком не понял, разве что обращение и общий смысл. У Тодда довольно развитая способность к языкам, за неделю он здорово понахватался слов и выражений, но этого минимума совершенно не хватает для того, чтобы свободно изъясняться.
- Простите, - повторяет он чуть более решительно и запихивает кошелек обратно в карман. - Я не знаю итальянский. Я заблудился совсем немного.

+3

5

Иностранец говорит с таким чудовищным акцентом, что Коррадо не сразу понимает, что к нему обращаются на его родном языке. Вот уж действительно странно чувство, когда ловишь в словах что-то смутно знакомое, но вместе с ним чужое. И от этого ужасно смешное.
   Но Косимо удерживает смешки внутри – не вежливо это смеяться в лицо, незнакомец может очень старался выучить на его языке эти немудренные слова – и просто расплывается в улыбке.
- Я могу говорить еще на паре языков, - произносит он сперва на английском, потом на французском и немецком. Во всех трех случаях произношение старательно правильное, но говор Парижа дается Коррадо проще, а Берлина – сложнее. Мать еще пытается вбить в него русский. Но Косимо не может взять в толк все эти чудовищные окончания. Не говоря уж о том, что там не было артиклей, а как правильно ставить ударения можно было только помнить. Потому пока вершина его попыток говорить на языке отца сводилась «Я очень плохо говорить ваш язык». Хотя ему нравилось, когда родители говорил на нем. Есть в нем некая певучесть.
   Пока же он пытается понять является ли новый знакомец англичанином, французом или немцем, или может быть знает хотя ы один из трех предложенных вариантов, Косимо разглядывает его вполне откровенно. Они почти одного роста, но этот более тощий. И лицо у него из тех, что очень нравятся девчонкам. Нет, Косимо им тоже нравился. Но совсем иначе. Этот незнакомец был из красавцев, причем не конфетно приторных, а действительно красивого. С пронзительно синими глазами.
  Косимо шмыгнул носом и зажевал соломинку, усмехнувшись уголком рта.
- Так куда тебя проводить? – поинтересовался он, как только вопрос языка был решен, - И как тебя звать? Я – Косимо, - он протянул руку, чтобы закрепить знакомство по взрослому обыкновению.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Buongiorno Italia buongiorno Maria con gli occhi pieni di malinconia