картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Горели глаза, и ты улыбалась


Горели глаза, и ты улыбалась

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Горели глаза, и ты улыбалась


Закрытый эпизод


http://sd.uploads.ru/e0bnt.gifhttp://sf.uploads.ru/6n4cO.gif
http://s4.uploads.ru/du8Do.gif

Прокас Лестрейндж и Инита Малфой (буд Лестрейндж) - ака Рикард и Ровена

1920-1925

Британия от Хогвартса до поместьей разного толка

"Все могут короли,и судьбы всей земли вершат они порой. Но что не говори - жениться по любви, не может ни один, ни один король." (с)
Этот смог.

+1

2

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

У детства и юности есть черта – тебе, кажется, естественным, что ты обязательно получишь то, что задумал, профессию, которую хочется (а в детстве всегда хочется чего-то яркого и особенного). Прокасу же казалось чем-то само очевидным, что сестра близнец его близкого друга Клеменса – Инита Малфой будет его невестой.
   Беседа с отцом состоялась примерно так, как он себе представлял и когда представлял, но имя девушки звучит другое. Он ее с трудом вспоминает: Эйвери. И возражение вырывается почти не произвольно, отец смотрит изумленно, и сперва даже не знает, что ответить Прокасу. Он не привык к тому, что его наследник перечит. А он перечит.
    И только уже закрыв за собой дверь с холодным: «Я все еще не согласен с вашим решением, отец», - вдруг понимает, что совсем не знает, что именно думает о нем девушка, на которой он так твердо намерен жениться. Они много общались в школе, и когда встречались с ней и Клеменсом в поместьях друг друга, если родители обменивались визитом.
   Больше всего хотелось написать ей сразу, но Прокас отложил эту беседу до первого школьного вечера, тем более август был на исходе, а о его помолвке официально объявят не раньше Йоля. Он еще успевает все изменить.
   Самым сложным оказывается вовсе не начать разговор, а как-то ухитриться остаться с ней наедине без Клеменса. В разговоре Прокас как раз не чувствует лишнего смущения. В конце концов, если он не скажет ей, что именно чувствует, то как Инита об этом узнает?
   На астрономической башне сейчас, наверняка, толпа – первый сентябрьский день выдался теплым, оттуда открывается прекрасный вид, и парочки либо компании друзей со старших курсов, многие из которых не виделись все лето, уже рассредоточились там, да и во дворе. И потому Лестрейндж рассматривает как вариант для уединения Хогвартские теплицы.
   Он подходит к Ините в коридоре, когда Клеменса по его просьбе уводят говорить о очередных смутных слухах о побеге Гриндевальда . Они уже виделись сегодня в Экспрессе и обменялись летними впечатлениями, и потому он не тратит время  на лишние приветствия.
- Могу я попросить леди уделить мне пол часа времени, наедине, - он улыбнулся, - Я бы предложил зайти в оранжерии и теплицы Хогвартса: там не так много людей в этот час, и никто не обвинит нас в нарушении правил этикета в попытке поговорить тет-а-тет. Если, конечно, Инита, ты не возражаешь, - Прокас мягко улыбнулся, напоминая себе, что они все еще в первую очередь друзья, а потом уже наследник и дочь двух чистокровных семей. Не кстати вспомнилось, что Малфои стараются не смешиваться с двадцатью восьмью свящнными, выбирая для своих детей супругов из-за границы либо из тех семей, что не входят в число двадцати восьми, как другой близкий друг Прокаса – Алварио Мальсибер.

+3

3

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]

Наедине? Даже так? Светлые брови приподнялись вверх, выражая неприкрытое удивление. Что ж, пусть это было весьма неожиданно, но от этого – не менее интересно.
Они нечасто оставались наедине. Но этого вполне хватило, чтобы понять очевидное: ей всегда было приятно находиться в обществе Прокаса, быть рядом с ним, слышать его голос и смотреть в его красивые глаза, под долгим взглядом которых ее охватывало непонятное смущение.
– Леди не возражает, – девушка мягко улыбается в ответ и смело смотрит в глаза, чуть наклоняя голову в сторону, все еще пытаясь понять, что на этот раз придумал Лестрейндж.
Именно наследник этого Дома однажды назвал ее «маленькая леди». Это незначительное, на первый взгляд, обращение непроизвольно отложилось в памяти юной мисс Малфой. Вот только некоторое время спустя он уже не использовал это словосочетание по отношению к девушке, ограничиваясь элементарным «леди». Секунда, другая, и она все же отводит взгляд голубых глаз, ощущая, что щеки предательски покрываются слабым румянцем.
Инита была уверена, что Прокас неспроста предложил уединиться – не такой он человек. И по пути в Хогвартс ни о чем серьезном речи не заводил. Но по мимолетному взгляду, который частенько ловила на себе, уже сейчас могла предположить, что ожидал он именно прибытия в школу. Как и о том, что, быть может, речь пойдет о чем-то более серьезном, нежели впечатления от летних каникул. Естественно. 
Она была заинтригована. Очень. 
Они спускаются по меняющим направление лестницам практически в полном молчании. Каждое движение девушки наполнено грацией – она чувствовала себя легко и непринужденно. И лишь одно событие, которым на радостях поделилась с другими девушками Слизеринка с фамилией Эйвери, приземлило урожденную Малфой, оставляя какой-то неприятный осадок в душе. И уголки ее губ не быстро опускаются, пока они проделывают недолгий путь. Она не хочет думать об этом. Не сейчас.
Они неторопливо идут по коридору, ведущему к теплицам, и девушка с удовольствием вдыхает влажный воздух, наполняющий часть коридора. И, наконец, оказавшись вдалеке ото всех, можно было побеседовать.
– Что-то случилось? – негромко спрашивает Инита, стоило только пересечь порог и пройти глубже. Она осмотрелась. И, убедившись, что они остались наедине, разворачивается к Лестрейнджу лицом и неотрывно смотрит на Прокаса. – Что-то серьезное? – И в следующий момент с языка против воли слетает то, до чего ей не должно быть никакого дела. Должно быть. Но... – Эйвери хвасталась тем, что между вашими семьями достигнуто соглашение. – И уточняет, будто бы в  этом была необходимость: – На твой брак с ней.
Инита переводит потускневший взгляд на декоративное растение с едва заметно колышущимися листьями, что находилось на столике справа от нее. И проводит подушечкой указательного пальца зеленому листу, вытирая едва заметный слой пыли, понимая, что сказала лишнее. И ощущает глупую обиду от того, что Прокас сам не рассказал о таком важном событии ни Клеменсу, ни – ей. Они давно дружат. Так думала сама Инита. Думает так и до сих пор.
– Поздравляю тебя, – девушка улыбается все так же мягко. Она всегда улыбается, когда на самом деле ей может быть очень плохо.   
Да, в такие моменты принято поздравлять. Вот только было бы с чем.

+1

4

Больше всего Прокасу в этот момент хочется проклясть болтливость девчонок… что Эйвери стоило промолчать до официальной помолвки, сохранить интригу, не болтать. Но нет, теперь вся школа будет знать – не пройдет и суток, наверняка кто-то уже рассказал все братьям, а те быстро разнесут новость по факультету. Хорошо же… тогда следующий его разговор будет с Клеменсом. Не такой сложный как этот, но тоже довольно… не ловкий.
- Это пока только соглашение, - он едва ощутимо морщится, небрежным движением руки отметая необходимость благодарить за поздравление. Он Лестрейндж не хочет этих поздравлений. Он замечает, что Инита отводит взгляд, и словно легкая тень – как тучи закрывают солнце – набегает на ее лицо. Она тоже не рада помолвке? Или он выдает желаемое за действительное, пока любуется изящным движением ее руки .
- До Йоля ничего точно не решено и может еще изменится, -спокойно сообщает он, - Я хотел бы таких изменений. У меня совсем иное на уме, - он проходит чуть дальше – туда где растут белые каллы. Как и все растения они исключительно многоплановы в их применении в ритуалистике, но Прокас когда касается стебля белого цветка думает совсем не о смерти – втором распространенном  значении цвета.
   На самом деле даже забавно. Как правило большинство растений используются для Эроса, Танатоса и бытовой защиты жилища или привлечения денег. Больше смертным ничего не было нужно: любви любимый, смерти врагов, защиты для себя и финансового благополучия. А сколько пафоса – свобода, равноправие…
  Прокас еще обдумывает как лучше перейти к нужной теме. И оборачивается, смотрит на Иниту – которая сама похожа на хрупкий белый цветок здесь. Сейчас: чуть обеспокоенная его предложением побеседовать, чуть печальная и задумчивая – она прекрасна, настолько, что у Прокаса на мгновение перехватывает дыхание, и он не может продолжить заготовленной фразой.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2

5

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]

Смутная тревога, на доли секунды охватившая юную ведьму, отступает вместе с коротким выдохом, вырвавшимся сквозь приоткрытые губы. И девушка на несколько мгновений разворачивается спиной к Лестрейнджу, дабы скрыть тронувшую губы довольную улыбку, вызванную заветными словами и самой реакцией. И в искренности их даже сомневаться не приходилось.
Никогда прежде Ините не доводилось видеть Прокаса более серьезным, чем сейчас. Он был настроен решительно – то, чего у него, пожалуй, не отнять. Теперь хотя бы стало понятно, отчего он не поделился столь значимой новостью ни с Клеменсом, ни с ней, ни с кем бы то ни было, пока они ехали в вагоне Хогвартс-экспресса – он не был заинтересован в этом так, как полагалось бы. Ну, или хотя бы был не так счастлив, как его потенциальная невеста. По крайней мере, в это хотелось верить, ведь эти мысли были куда приятней прочих.
И все же Прокас лукавит.
Соглашение достигнуто. А это значит, что половина пути пройдена. И какие бы эмоции не вызывала эта мысль – это правда. Да и до Йоля осталось не так уж много времени – ничтожно мало по сравнению с целой жизнью, ожидающей каждого из них. 
Но сейчас они здесь. Вдвоем. Наедине. У них еще есть возможность спокойно провести время, пока не наступит момент нешуточных страстей по поводу того, что не стоит юной ведьме уделять излишнего внимания молодому Лорду, которому в скором времени предстоит связать себя священными узами брака. Ну, или выслушать необоснованные претензии недовольной Эйвери.
Девушка кривит губы, будто бы ощутила горечь на языке. И делает глубокий вдох и продолжительный выдох, прежде чем развернуться обратно и почти сразу встретиться с красноречивым взглядом. 
– Так что у тебя на уме? – ненавязчиво интересуется она, непосредственно связывая это с тем, что они остались наедине. Не нужно прилагать усилия, чтобы понять это. Или же у нее разыгралось воображение? 
Как и у всякой юной девушки, сердце ее не обделено трогательной наивностью. И пока жизнь не столкнет ее лицом к лицу с суровой реальностью, до последнего будет  верить во все прекрасное. Но так не бывает, верно? 
– Не понимаю, как эти цветы у кого-то могут ассоциироваться с грустью и скорбью. – Она смотрит на поразительные формы бутонов, прекрасно помня о распространенных значениях. Но именно с символом, хранящего семейное счастье, эти цветы и ассоциировались у Иниты Малфой. Простота и элегантность. – Они прекрасны!
Инита пересекает разделяющее их расстояние и останавливается в нескольких шагах от Лестрейнджа, касаясь белоснежного бутона. 
– Ты знаешь маггловскую легенду об этих цветах? – она переводит взгляд на молчащего юношу. – Прокас, ты меня слышишь? – девушка звонко смеется под пристальным взглядом молодого Лестрейнджа, и почти сразу прикрывает рот рукой, дабы не привлекать лишнего внимания. По глазам, ведь, видит, что слушает ее. Не просто слушает, а слышит, что далеко немаловажно. Но отчего-то продолжает молчать. Совсем на него не похоже.

+2

6

Прокас молчит, словно боясь нарушить магию момента. Ему давно кажется, что между ним и Инитой натянута тонкая нить, не толще волоса, но твердая и прочная словно толстая цепь, которая неумолимо приковывает его взгляд к ней, не позволяя отвести его ни на мгновение. Он прекрасно понимает, что обращаются к нему, но почему-то не сразу может ответить.
   Так глупо. Прокаса Лестрейнджа невозможно как правило огорошить так, чтобы он замолчал, но Ините удается сделать без особого труда. Совсем не осознанно.
   Юноша улыбается мягко и коротко.
- Какую из? – он чуть приподнимает брови, - Их несколько, но почти все связаны либо с тем, что влюбленным не позволяли вступить в брак либо с тем, что кого-то из них вынуждали выйти замуж по расчету. Они были бы очень уместны на платье невесты, - улыбнулся мягко, - Красивые…
   Он касается лепестка, вспоминая что их используют в свадебных ритуалах, либо в чем-то подобным.
- Но, я отвлекся, хотя скорее мы отвлеклись, - заготовленная фраза кажется слишком чопорной глупой, и он использует совсем не заготовленную, - Я… люблю тебя, Инита,,  - и это в общем совсем не так страшно, так ему думалось- И в конечном счете, я предпочел бы принести клятвы тебе, не любой другой девушке. Я планирую бороться за свое желание, если ты согласишься быть со мной, - Прокас протянул девушке руку, не опуская взгляда.
   Он очень надеялся, что она все-таки вложит свои тонкие пальцы в его руку, тем самым обещая, что у них все непременно получится, даже если все чистокровные маги мира будут против их союза.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+3

7

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]

Знает! Думает Инита, с гордостью глядя на Прокаса.
Так было всегда: она постоянно чем-то интересовалась, а он тут же отвечал, заставляя глупое нежное сердце девушки трепетать сильнее в искреннем восхищении.   
Иногда юной Малфой казалось, что нет такого, чего бы этот молодой человек ни знал. Будто бы он перечитал всю литературу в обширной библиотеке своего поместья. Будто бы перечитал всю литературу в библиотеке Хогвартса и далеко за ее пределами.
А иногда светлую голову посещала мысль, что у Прокаса врожденный талант к легилименции. Будто он читает мысли без использования волшебной палочки, и даже не произнося «легиллименс».
Но это все лишь девичьи фантазии, подпитанные собственными чувствами.
Прокас – наследник благородного рода Лестрейндж. И, будь это правдой, слухи о таланте этого слизеринца расползлись бы, как символ их факультета. 
И дыхание перехватывает от заветных слов. Ините кажется, что она слышит то, что хочет услышать, а не то, что пытался донести до нее юноша. И потому вслушивается в каждое последующее слово, отчего на лице ее разнообразные эмоции проносятся подобно бушующему урагану. Девушка смотрит на Лестрейнджа, не в силах отвести взгляд. Ей хочется, очень хочется ответить ему «да», но слова будто бы встали поперек горла. И кладет свою тонкую ладонь в его руку, теплота которой согревала не хуже чар или шерстяного пледа.
Теперь все становится на свои места.
И Инита убеждается, что еще никогда не слышала слов прекраснее...
– Что же ты раньше молчал? – она широко улыбается, почти не слыша собственных слов из-за гулкого биение сердца. – Я согласна. Согласна!
Не давая отчета в своих действиях, девушка делает полшага вперед – все, что понадобилось, чтобы преодолеть короткое расстояние, разделяющее их, и обнимает Прокаса за шею, ощущая себя счастливее всех вместе взятых в этом замке.
Секунда, вторая, третья и девушка отстраняется ровно на полшага.
– Прости – не удержалась, – извинятся она за душевный порыв и виновато отводит взгляд. Девушке не положено проявлять эмоции. Но Инита просто не смогла справиться с ними. И откровенное признание дается ей нелегко. – Я никогда не слышала слов прекрасней. 
Но будто назло в памяти всплывают слова заносчивой слизеринки. Они умеряют пыл юной Малфой.
– Как ты скажешь ей об этом? – это не дело Иниты. Но она спрашивает, потому что не хочет недобрых взглядов в свою сторону и сторону смелого Прокаса. – Как скажешь ее семье?
А что скажут старшие Малфои?
Инита кладет ладони на его руки. Она до последнего будет с ним.
– Мы справимся!

+2

8

Конечно Прокас знает, это уже почти привычка – знать. Так или иначе. Иногда эта самоуверенность подводила юного Лестрейнджа, но во всяком случае он ухитрялся делать достаточно знающий вид и отвечать обтекаемо, когда речь шла даже о том, чего он не знал. В помощь подобным делам была и его интуиция, позволявшая даже в самой незнакомой области быстро сориентироваться, понять в чем дело и как лучше все устроить. С белыми же каллами все было почти банально. Они увивали статую Мерлина и Нимуэ, где по низу шли предупреждающие слова, когда-тол обращённые великим прорицателем к его воспитаннику королю: «Оставь эту деву, она предначертана другому.» Даже забавно: Нимуэ тоже была предначертана, но не другому мужчине, а самой магии, ради которой - согласно одной из версии легенды – и покинула Мерлина, предварительно заперев его в камне. Или в дереве.
   Инита проявляет не сдержанность не свойственную рафинированным чистокровным девам и обнимает его, обвивая руками шею. Прокас может лишь сомкнуть руки на ее талии, вдохнуть запах ее волос. Он и так с первого раза поверил ее словам, но это объятие подтверждает их искренность.  Лестрейндж улыбается, смакуя момент, запоминая его. Тепло объятия прижавшейся к нему девушки.
- Не извиняйся, - он улыбается, думая, что, пожалуй, тут среди кустов их объятие могло остаться не замеченным. Конечно, скандал – мог быть самым простым выходом из их ситуации. Но самый простой не значит самый лучший. И позорить в глазах общества Иниту Прокас не посмел бы никогда, - Это был прекрасный порыв, - он нежно сжимает ее тонкие пальцы, а потом подносит их к губам, - Я пока еще не решил, как именно я это устрою, чтобы никто не ушел обиженным, но думаю брат моей невесты вполне может стать подспорьем в этом деле, как и твой брат. Видишь ли, насколько я знаю, Эйвери-младший больше заинтересовал в связях с заграницей. Со мной ему хватает и дружеского общения. И мне есть что ему предложить в качестве альтернативы. Но это все еще надо обдумать. С нумерологией в обнимку.
   Прокас желал, чтобы все прошло безукоризненно, не породив никакой кровной вражды, не поломав ничьих репутаций.
  Что сказать своим родителям он и так знал. Пусть это и был низкий шантаж, но – как говорят – каков привет, таков и ответ. Он просил изменить решение, и раз они не пошли на встречу сыну, придется ему идти ва-банк.
- И я буду с тобой, чего бы мне это не стоило, - и пусть он не произнес слова «клянусь»  или «обещаю», эти слова были бы Прокаса сильнее любой клятвы.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2

9

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]
Рядом с ним тепло. Эти объятия не похожи на нежные материнские. Не похожи на объятия заботливого брата. Что-то другое. То, что ей не доводилось испытывать ранее. Но от этого еще более приятные, чем она могла себе представить даже в мечтах.  
На мгновение Инита прикрывает глаза, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ведь первые из них – самые верные. Девушка не ощущает ни капли тревоги – лишь спокойствие и умиротворение, которое не испытывала очень и очень давно. И чувствует, как бьется сердце юного Лестрейнджа. Оно не выпрыгивает из груди, как пишут в дамских романах. Но бьется учащенно. И этот момент непроизвольно отложится на затворках памяти юной Малфой, чтобы потом вновь и вновь прокручивать его в памяти в самые тяжелые моменты жизни, которые рано или поздно встанут на ее пути. Или, быть может, их пути?    
И в следующее мгновение распахивает глаза, опасно балансируя на грани реальности и девичьих грез. Она не знает, как все пройдет. Не знает, получится ли перешагнуть испытания, не разодрав ноги до крови. И понимает, что боится того, что это плохо обернется для них же. За себя она не беспокоится. А вот Прокас… Инита не хочет, чтобы это каким-то образом отразилось на нем. Да, бороться за счастье нужно. Но какой ценой?  
Девушка кивает, внимательно слушая Лестрейнджа – все просто и сложно одновременно. Но нет ничего, с чем бы они ни справились. Всегда нужно делать попытки, иначе всю жизнь можно прожить в несбыточных мечтах.  
– Я верю тебе! – искренняя улыбка не сходить с девичьих губ.  Инита пытается подавить ее, но выходит слабо. И не выйдет, пока Лестрейндж рядом. Остается только тихо выдохнуть,  представляя, как глупо сейчас выглядит. – И если понадобится моя помощь, ты только скажи. Хорошо?  
Она обязательно внесет свою лепту. Но сделает это в свое время. И очень аккуратно. Сейчас же Ините не нужно лезть в это дело, пока Прокас не попросит – она может все испортить. Что и нужно, так это молчать и не сиять, как полуночная звезда на небосводе.    
Девушка аккуратно убирает ладонь с его руки, по-прежнему ощущая мимолетное прикосновение его губ на тыльной стороне и так же легко отстраняется, сделав шаг назад. Не стоит забывать, что они все еще в Хогвартских теплицах, где за прочными стенами туда-сюда снуют студенты. Где стоит увидеть кого-то вместе и это разнесется сплетни по всей школе, даже не разобравшись, в чем на самом деле дело.  
– Я пойду, – юная Малфой кивает Лестрейнджу, поправляя светлый волос за ухо. Ей не нужно объяснять почему – все и так понятно. А уголки тонких губ вновь приподнялись. – Увидимся завтра за завтраком.  
Она разворачивается и покидает теплицы, лишь на мгновение обернувшись, чтобы увидеть Прокаса, прежде чем завернуть за угол и отправиться в гостиную Рейвенкло, где ее наверняка ждут. Завтра они, конечно, пересекутся, как и многие студенты в Большом зале. Да только теперь все будет чуточку иначе.    

Конец сентября 1920 года  
Инита достает записку и раскрывает ее, стараясь лишний раз не разбудить сокурсниц тихим шелестом. На кончике волшебной палочки неярко горит Люмос и его свет его падает на короткие строчки на пергаменте. Она еще раз перечитывает для достоверности и сжигает его.  
Девушка раздвигает полог кровати. Она легла в кровать в школьной форме, чтобы потом не шуметь. И тихо покидает спальню, когда стрелки часов приближаются к числу двенадцать. Малфой не заметила, когда Лестрейндж подложил ей в один из учебников записку, зная, что сегодня вечером она откроет именно его и будет готовить домашнее задание. Записку прочитала уже намного позже – в библиотеке было полно студентов. Задание на завтра, как несложно догадаться, делалось с большим трудом после такого сюрприза. И она с нетерпением ждала указанного времени. Вот только места, где они должны были встретиться, указано не было. А это означало только одно: он сам найдет ее. Главное, чтобы патрулирующие ночью профессора прежде не нашли Прокаса.
Инита тихо хихикнула, представляя лицо юного Лестрейнджа в этот самый момент. Но тут же прикрыла рот рукой, стараясь лишний раз даже не чихнуть в погруженном в состояние полудрема замке. Девушка спустилась по винтовой лестнице и осветила себе путь неярким Люмосом, время от времени осматриваясь по сторонам. Она направлялась дальше вдоль узкого коридора и думала о том, что было слишком тихо: ни самого Прокаса, ни кого-либо из профессоров. Только портреты, которым мешал свет, иногда бурчали. Люмос на кончике волшебной палочки гаснет, и Инита ждет, когда глаза привыкнут к темноте, чтобы увидеть знакомую фигуру.  

+1

10

Вопрос взаимности чувств прояснен. И Прокас чувствует некоторое облегчение.
   Расслабляться еще слишком рано – бой далеко не закончен. Даже хуже: бой только начинается. Сейчас он лишь получил подтверждение того, что бороться имеет смысл. И надо бы начать планировать шаги к достижению желаемого. Одних только резонов почему союз с Малфоями сейчас выгоден куда больше, чем с Эйвери, в письме отцу – маловато для победы.
   Но Прокас не так хорошо разбирается в жизни взрослых, чтобы быть точно уверенным. Потому он думает, планирует, наводит справки. И не позволяет себе отвлекаться или оставлять что-то на потом. Чем  скорее вопрос будет полностью решен, тем легче ему будет.
  но кто сказал, что нельзя подкрепить свои силы, которые подтачивает кроме учебы и обязанностей, еще и упрямство отца и сложности плана – свиданием.
  Пока им было еще рано позволять себе встречаться как-либо публично. И на самом деле Прокас был этому даже рад. Он бы не отказался пройтись с Инитой под руку по Хогсмиду или выйти вместе. Продемонстрировать всем, что имеет на это право.
   Но именно Свидание должно было происходить тет-а-тет. Словно в этом было что-то хрупкое, что чужой любопытный или неосторожный взгляд мог нарушить. Нет, Прокас, вовсе не считал их чувства столь недолговечными, просто не слишком хотел делиться личным.
По всем этим причинам он пригласил Иниту на свидание тайком, подкинув в ее книгу записку. Он примерно представлял как именно она пойдет из гостиной, и где он ее сможет перехватить, и остался в нужном месте заранее, просто договорившись со старостой, что тот не обратит внимание на его отсутствие в спальне.
  Это было не сложно: ведь каждому человеку есть что желать. А значит и что предложить.
  Потом Прокас из полумрака ниши под портерами наблюдает за огоньком люмоса Иниты, чтобы потом появиться за ее спиной и накрыть глаза ладонями.
   Он не сомневался, что она с разу догадается кто. 

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2

11

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]Инита ожидала увидеть, как Прокас ступает к ней сквозь непроглядную тьму, в которую каждую ночь погружается старинный замок. Ей кажется, что сейчас она вот-вот увидит очертания его фигуры и лицо. И одна лишь мысль об этом заставляет сердце трепетать. Но Лестрейндж поступает куда необычнее, подходя со спины, чтобы девушка ощутила его ладони на своих веках. «Теплые ладони, а прикосновение – нежное». Это вызывает по-детски искреннюю улыбку и восторг. И Инита кладет свои девичьи ладони поверх его, запоминая даже такие незначительные моменты.
Она знает, что по воле отцов Прокасу обещана другая. И, каждый раз вспоминая об этом, юная Малфой ощущала, как тоска заполняет все ее нутро, как наполняют жидкостью кувшин. А на душе противно скребут кошки, впиваясь острыми коготками в самое сердце  от вопиющей несправедливости. Но каждый раз Инита берет себя в руки, крепко сжимая свои тонкие пальцы – она не позволяет себе расстраиваться, и наслаждается этими короткими встречами, осознавая, что их могло просто не быть.
– Давно ждешь меня? – на грани слышимости спрашивает Инита, чтобы не привлечь внимание портретов или, упаси Мерлин, кого-то из профессоров, прогуливающихся под лунным светом. Девушка медленно опускает ладони Прокаса, почти касаясь теплых щек. После чего все-таки развернулась к нему лицом, а ладони его тут же соскользнули с лица. Она улыбается, как улыбаются все влюбленные. И это, если не увидеть в полумраке коридоров, то вполне можно понять по голосу. – Не встречал никого из профессоров по пути?   
Не прошло и месяца с того самого вечера, как Прокас произнес заветные слова. Да, все это время Инита частенько отвлекалась мыслями о Лестрейндже, в связи с чем выглядела «чересчур задумчивой», как отозвалась одна из сокурсниц, тут же предполагая возможные варианты, от которых мисс Малфой просто отмахивалась. А вот остаться наедине удавалось нечасто. А потому такие моменты были поистине волшебными.  
– Тебя больше привлекает идея отправиться на Астрономическую башню или тихо засесть в каком-то одном месте, чтобы никому не попасться на глаза? – на этот раз она прикладывает свои ладони к горящим щекам.
Ините не было важно, что выберет Прокас. Главное – он будет рядом, куда бы они ни отправились. О том, что будет завтра, думать не хотелось. Хотелось только одного – чтобы эта ночь продолжалась как можно дольше.    

+1

12

Давно ли он ее ждет… Целую вечность и пять минут. И Прокас только передергивает плечами в ответ. Он верит, что Инита и так знает, и у него нет необходимости озвучивать сокровенное, что вполне можно передать через прикосновение пальцев и взгляд. «Может быть в каком-то из метафизических пониманий я всегда тебя ждал».
- Не долго, - задумчиво улыбается он, -
, - он улыбается с искренне слизеринским лукавством, и опустив руку в карман, вскидывает ее вверх. Не громко звенят ключи: некоторым юным практикантам тоже нужны лишние пара монет, чтобы сводить девушку в «Три метлы» и за это они готовы поделиться парой часов в комнате, которую точно ночью никто не проверит.
- Идем, - Прокас убирает ключи и берет ладонь Иниты в свою, не удержавшись от короткого поцелуя тыльной стороны ладони, - Там нам точно никто не помешает, и я все подготовил.
Он увлекает ее за собой, а когда впереди мелькает яркое золотистое пятно свечи в руках завхоза или люмуса на палочке преподавателя или  старосты, прижимает Малфой к себе, вжимая в нишу. От ее близости, то ощущения дыхания на своей щеке и тепла ее тела, его прошибает дрожь, но Прокас стоит, словно одна из каменных статуй, пока свет двигается мимо них, так и не скользнув в сторону студентов. Потом он исчезает за поворотом, и Лестрейндж накрывает губами рот Иниты, целует ее жадно, словно они уже точно жених и невеста, и лишь потом отступает, не позволяя впрочем ее руке выскользнуть из своей.
Они почти у цели. И ключ поворачивается в замке легко.
С попустительства того же практиканта, он оставил здесь перед самым закрытием кабинета, небольшую зачарованную сумку.
- Закрой глаза, - Прокас улыбается девушке, и запирает за ними дверь, а когда она выполняет его просьбу, открывает сумку, проведя несколько не хитрых магических манипуляций.
В конечном счете, когда Инита открывает глаза, то в воздухе плавает несколько «Шаров-светляков», не столько освещая помещение, сколько создавая атмосферу. На полу лежит горка подушек, и стоит подсвечник. Ну и простые – и совсем чуть-чуть закусок и напитков. Скорее чтобы занять руки, пока они только начнут разговаривать.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+3

13

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]Какая идея более всего привлекает Прокаса, можно было понять по озорному лукавству, отчетливо слышавшемся в голосе. По невинному прикосновению к ладони и легким касанием губ ее тыльной стороны. По долгим жадным поцелуям, которые подавляли страх быть найденными кем-то старшими, и пробуждал иные чувства, от которых внутри все расцветало, как распускается нежный цветок, ощутив аромат весны. Это были те самые дорогие сердцу моменты, о которых умалчивают, чтобы не спугнуть большое, но такое хрупкое счастье. Того счастья, которое она ощущала, просто находясь рядом с ним.     
Инита не спрашивает, как давно он все продумал, сколько времени у него ушло на подготовку. Просто послушно ступает вслед за слизеринцем, сердце колотится о ребра, а дыхание перехватывает от предвкушения. Тонкие губы растягиваются в улыбке – все намного интереснее, чем она представляла себе, едва-едва обнаружив записку. Лестрейндж умен и по-слизерински хитер. Чопорен и саркастичен. Но Инита не испытывает смутного страха,  всецело доверяя ему – Прокас не обидит ее. И не позволит кому бы то ни было сделать это. А еще от его кожи она уловила легкий травянистый аромат, который не ощущала, пока не оказалась в непозволительной близости к нему.
Малфой несколько раз качнула головой, отгоняя ненужные сейчас мысли. И закрывает глаза, по его просьбе. Слышит щелчок двери – теперь можно выдохнуть спокойно и не бояться быть застигнутыми врасплох. И открывает веки, а небесно-голубые глаза моментально устремляются к небольшим шарам, словно подсвеченным изнутри светом свечи.
– Красиво! – тихо произносит девушка, будто бы ее голос мог нарушить приятную атмосферу. Обогнув горку подушек, Инита подошла к Лестрейнджу со спины и, приподнявшись на носочках, легко поцеловала мочку его уха, успокоив ладони на широких плечах Прокаса. И украдкой вдыхая запах его волос. Всего этого она не могла узнать раньше, не став ближе к нему.
Девушка отступает на шаг назад, возвращая взор к светилам – она не торопиться опускаться на мягкие подушки. Ей совсем не хочется есть. Инита становится сбоку от Прокаса, достает палочку и, направив кончик древка к источнику их света, делает несколько плавных движений кистью руки, после чего шары начинают медленно кружиться, словно повторяя движение какого-то танца. И лукаво улыбнувшись, возвращает взгляд к Лестрейнджу. Прячет палочку. Несколько ловких шагов и она встает перед ним и вкладывает ладонь в его руку, другую – кладет на плечо. Да, не самое удобное место, чтобы закружиться в танце. Но им и не нужно большее.
Несколько легчайших шагов вправо, затем – влево. Инита на какие-то секунды прикрывает веки, чтобы в полной мере насладиться моментом. И останавливается, всматриваясь в лицо напротив. Прекращают свой танец и подсвеченные шары, повинуясь магии. Молчит, охваченная сладким наваждением. И, вновь приподнявшись на носочках, целует Лестрейнджа, обвив его шею рукой. Пьет его дыхание до тех пор, пока в легких не заканчивается воздух. И отстраняется, насладившись моментом, без которого просто не смогла бы продолжить вечера.
– С того самого вечера мечтала об этом, – признается она, улыбнувшись. С того самого вечера, когда услышала заветное «люблю». Да, она давно хотела поцеловать Прокаса. И сделала это, когда, наконец, выдалась возможность.

+2

14

Прокас любил танцы: одна из тех не многих форм близости доступных ему с Инитой на публике. Когда нежно придерживаешь партнершу за талию и ведешь по кругу, не замечая ничего вокруг кроме нее и музыки. И в этой музыке, в чуть более крепко переплетенных, чем нужно пальцев, в выветренности шагов, и ровном дыхании друг друга – ваше единство.
И сейчас в этом маленьком танце на ограниченной территории, конечно чувствовалась своя скованность: обусловленная небольшим пространством, но чувствовалась и свобода от чужих взглядом чужого осуждения. Когда нельзя позвать девушку больше, чем на один танец подряд. И больше чем на три за вечер. Так мало возможностей, и так много поводов наблюдать, как кто-то другой ведет ее по залу.
«Так больше не будет…»
А потом Инита целует его – действие тоже не возможное в других обстоятельствах – ведь в чистокровном обществе принято оставлять инициативу мужчинам. Принято опускать глаза и ждать. Но Прокас наслаждается ее смелостью и этим поцелуем. Они разжимают губы, только когда легкая резь от отсутствия воздуха сжимает легкие, а голова чуть кружится. Лестрейндж легко прихватывает краем зубов ее нижнюю губу, и только потом отстраняется. Ему нравится ощущение покалывания на губах, и горячей волны, что проходит по всему телу, кидая румянец на щеки.
- Я тоже, Инита, я тоже, - улыбается наследник, прищуриваясь, - Иногда хочется, чтобы весь остальной мир исчез, со своими условностями и проблемами, а тебе?
Он не хочет обсуждать сегодня как именно они будут решать проблему чужих обещаний и невест. Хотя сам Прокас думает точно начать говорить об этом с наследником Эйвери.
Но с Инитой он хочет говорить о любви.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+3

15

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA] Инита не торопится делать шаг назад, увеличивая расстояние между ними. Напротив, она продолжает нежиться в объятьях Прокаса, не убирая руку с его крепкой шеи, а ладонь второй - кладет поверх мужской груди, ощущая гулкое биение его сердца подушечками пальцев. А сама не отводит взгляда от лица напротив, увлеченно наблюдая за тем, как меняется каждая черточка на красивом лице. Но близость немного напрягает Лестрейнджа и это мешает рассмотреть всю гамму эмоций. Ничего – у них еще есть время. По крайней мере, в эту ночь. 
– Иногда. Лишь иногда, – не сразу отвечает девушка, лукаво прищурившись. А затем поясняет, наконец, улавливая те самые эмоции, от которых выражение на лице юноши заметно меняется, а она – ласково улыбается. – Если бы весь остальной мир, его условности и проблемы исчезли, все было бы слишком просто. Менялось бы слишком часто. Вновь и вновь возвращалось по кругу, не позволяя зацепиться за что-то. За то, что заставило бы задуматься. То, что заставило бы ощутить вкус жизни. За то, что возвращало, где бы ты ни находился.      
Инита замолкает – только вот рассуждений в такую особую ночь не хватало. Теперь уже ее сердце радостно бьется о ребра, разгоняя кровь по жилам. Рядом с ним ей всегда тепло. Сейчас даже слишком тепло. Всегда хорошо и спокойно.
– Если бы весь остальной мир, его условности и проблемы исчезли, я не ощущала бы такого трепета сердца, ожидая этой ночи, – она прикусывает нижнюю губу, которой Прокас уделил большее внимание какие-то секунды назад. Поднимает ладони обеих рук к его лицу и слегка наклоняет голову в сторону. – Ведь тогда бы мы не ощутили всю прелесть этой встречи. – Большим пальцем правой руки девушка проводит по его подбородку. – Не вкусили бы ее сладость. – Подушечка пальца скользит по мягким губам, повторяя их контур. – И тогда бы я не увидела, как румянец проявляется на щеках наследника Лестрейнджей. –Она смеется. Уже ладонью проводит по горящим щекам – она еще никогда не видела, как краснеет Прокас. И не доводилось так ясно ощущать тепло его тела сквозь ткани одежды. Немного смутившись, Инита отводит взгляд в сторону, чуть повернув голову, тем самым открывая взору тонкую шею. Но не отходит от него – просто не хочет.
– Тогда не было бы всего этого. – Девушка бросает короткий рассеянный взгляд на кабинет, чтобы вновь вернуть его на Прокаса. И прислоняется своей щекой к его щеке, голос ее опускается до шепота над ухом. – Но все чаще мне очень хочется, чтобы никто и ничто не мешали нам прогуливаться вместе. – Никому кроме Лестрейнджа не понять ее. – Держаться за руки, обниматься и целоваться, когда вздумается. – Она нежно проводит ладонью по темным волосам Прокаса.
На самом-то деле она ценит даже такие нечастые возможности остаться наедине, просто потому что во многие разы этого почти не удается. И ощущает сладкую истому, обволакивающую тело. 
– Все будет хорошо! – убеждает девушка. Главное – верить. И все сделать для этого. Верно, милый?
Инита делает короткий шаг назад, но руку Лестрейнджа не отпускает.

+2

16

Инита не отходит от него сразу, напротив, прижимается ближе, говорит ласковые слова в защиту традиций, касается тонким пальцев губ Прокаса, вынуждая его ловить этот палец, чуть прихватывая губами подушечку, поворачивается, подставляя  его губам – тонкую белую шею .
- Ты и права и не права, одновременно, - почти с сожалением тянет Лестрейндж, наклоняясь к шее девушки, чувствуя тонкий запах ее парфюма и совсем уж нежный – ее кожи, - Я хочу быть рядом с тобой из-за того, какова ты, а не из-за условностей. Я ждал этой ночи, потому что хотел видеть тебя, а не потому, что запретный плод сладок. Но ты права, как писал древний поэт: «Сладок для двоих счастливых краткий миг запретной встречи». А если бы не было этих условностей, то были бы другие. Люди вечно стремятся придумать себе ограничения и запереть себя в клетках. Разве не так? – это не та тему, которую Прокас стал бы поднимать на свидании, в обществ любой другой девушки. Но он был уверен, что Инита его поймет. Хотя и не хотел омрачать их встречи подобными рассуждениями.
- Вот видишь, ты и сама прекрасно понимаешь, что я имел ввиду, - Лестрейндж улыбается, и его скулы снова чуть розовеют от того, что Малфой сама говорит, что хотела бы целовать его и держаться за руки. Да еще и на глазах у всех, пусть большинство женихов и невест и даже замужних пар не позволяют себе таких вольностей на людях. Разве что робкие поцелуи в щеку или скулу, как и положено благопристойным аристократам.
- О такое время придет еще не скоро. Возможно при наших внуках, - он снова целует тонкие пальцы Иниты, - Но ты права, мы со всем справимся. Присядем? – он кивает на удобно разложенные подушки.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Горели глаза, и ты улыбалась