картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Горели глаза, и ты улыбалась


Горели глаза, и ты улыбалась

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Горели глаза, и ты улыбалась


Закрытый эпизод


http://sd.uploads.ru/e0bnt.gifhttp://sf.uploads.ru/6n4cO.gif
http://s4.uploads.ru/du8Do.gif

Прокас Лестрейндж и Инита Малфой (буд Лестрейндж) - ака Рикард и Ровена

1920-1925

Британия от Хогвартса до поместьей разного толка

"Все могут короли,и судьбы всей земли вершат они порой. Но что не говори - жениться по любви, не может ни один, ни один король." (с)
Этот смог.

+1

2

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

У детства и юности есть черта – тебе, кажется, естественным, что ты обязательно получишь то, что задумал, профессию, которую хочется (а в детстве всегда хочется чего-то яркого и особенного). Прокасу же казалось чем-то само очевидным, что сестра близнец его близкого друга Клеменса – Инита Малфой будет его невестой.
   Беседа с отцом состоялась примерно так, как он себе представлял и когда представлял, но имя девушки звучит другое. Он ее с трудом вспоминает: Эйвери. И возражение вырывается почти не произвольно, отец смотрит изумленно, и сперва даже не знает, что ответить Прокасу. Он не привык к тому, что его наследник перечит. А он перечит.
    И только уже закрыв за собой дверь с холодным: «Я все еще не согласен с вашим решением, отец», - вдруг понимает, что совсем не знает, что именно думает о нем девушка, на которой он так твердо намерен жениться. Они много общались в школе, и когда встречались с ней и Клеменсом в поместьях друг друга, если родители обменивались визитом.
   Больше всего хотелось написать ей сразу, но Прокас отложил эту беседу до первого школьного вечера, тем более август был на исходе, а о его помолвке официально объявят не раньше Йоля. Он еще успевает все изменить.
   Самым сложным оказывается вовсе не начать разговор, а как-то ухитриться остаться с ней наедине без Клеменса. В разговоре Прокас как раз не чувствует лишнего смущения. В конце концов, если он не скажет ей, что именно чувствует, то как Инита об этом узнает?
   На астрономической башне сейчас, наверняка, толпа – первый сентябрьский день выдался теплым, оттуда открывается прекрасный вид, и парочки либо компании друзей со старших курсов, многие из которых не виделись все лето, уже рассредоточились там, да и во дворе. И потому Лестрейндж рассматривает как вариант для уединения Хогвартские теплицы.
   Он подходит к Ините в коридоре, когда Клеменса по его просьбе уводят говорить о очередных смутных слухах о побеге Гриндевальда . Они уже виделись сегодня в Экспрессе и обменялись летними впечатлениями, и потому он не тратит время  на лишние приветствия.
- Могу я попросить леди уделить мне пол часа времени, наедине, - он улыбнулся, - Я бы предложил зайти в оранжерии и теплицы Хогвартса: там не так много людей в этот час, и никто не обвинит нас в нарушении правил этикета в попытке поговорить тет-а-тет. Если, конечно, Инита, ты не возражаешь, - Прокас мягко улыбнулся, напоминая себе, что они все еще в первую очередь друзья, а потом уже наследник и дочь двух чистокровных семей. Не кстати вспомнилось, что Малфои стараются не смешиваться с двадцатью восьмью свящнными, выбирая для своих детей супругов из-за границы либо из тех семей, что не входят в число двадцати восьми, как другой близкий друг Прокаса – Алварио Мальсибер.

+3

3

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]

Наедине? Даже так? Светлые брови приподнялись вверх, выражая неприкрытое удивление. Что ж, пусть это было весьма неожиданно, но от этого – не менее интересно.
Они нечасто оставались наедине. Но этого вполне хватило, чтобы понять очевидное: ей всегда было приятно находиться в обществе Прокаса, быть рядом с ним, слышать его голос и смотреть в его красивые глаза, под долгим взглядом которых ее охватывало непонятное смущение.
– Леди не возражает, – девушка мягко улыбается в ответ и смело смотрит в глаза, чуть наклоняя голову в сторону, все еще пытаясь понять, что на этот раз придумал Лестрейндж.
Именно наследник этого Дома однажды назвал ее «маленькая леди». Это незначительное, на первый взгляд, обращение непроизвольно отложилось в памяти юной мисс Малфой. Вот только некоторое время спустя он уже не использовал это словосочетание по отношению к девушке, ограничиваясь элементарным «леди». Секунда, другая, и она все же отводит взгляд голубых глаз, ощущая, что щеки предательски покрываются слабым румянцем.
Инита была уверена, что Прокас неспроста предложил уединиться – не такой он человек. И по пути в Хогвартс ни о чем серьезном речи не заводил. Но по мимолетному взгляду, который частенько ловила на себе, уже сейчас могла предположить, что ожидал он именно прибытия в школу. Как и о том, что, быть может, речь пойдет о чем-то более серьезном, нежели впечатления от летних каникул. Естественно. 
Она была заинтригована. Очень. 
Они спускаются по меняющим направление лестницам практически в полном молчании. Каждое движение девушки наполнено грацией – она чувствовала себя легко и непринужденно. И лишь одно событие, которым на радостях поделилась с другими девушками Слизеринка с фамилией Эйвери, приземлило урожденную Малфой, оставляя какой-то неприятный осадок в душе. И уголки ее губ не быстро опускаются, пока они проделывают недолгий путь. Она не хочет думать об этом. Не сейчас.
Они неторопливо идут по коридору, ведущему к теплицам, и девушка с удовольствием вдыхает влажный воздух, наполняющий часть коридора. И, наконец, оказавшись вдалеке ото всех, можно было побеседовать.
– Что-то случилось? – негромко спрашивает Инита, стоило только пересечь порог и пройти глубже. Она осмотрелась. И, убедившись, что они остались наедине, разворачивается к Лестрейнджу лицом и неотрывно смотрит на Прокаса. – Что-то серьезное? – И в следующий момент с языка против воли слетает то, до чего ей не должно быть никакого дела. Должно быть. Но... – Эйвери хвасталась тем, что между вашими семьями достигнуто соглашение. – И уточняет, будто бы в  этом была необходимость: – На твой брак с ней.
Инита переводит потускневший взгляд на декоративное растение с едва заметно колышущимися листьями, что находилось на столике справа от нее. И проводит подушечкой указательного пальца зеленому листу, вытирая едва заметный слой пыли, понимая, что сказала лишнее. И ощущает глупую обиду от того, что Прокас сам не рассказал о таком важном событии ни Клеменсу, ни – ей. Они давно дружат. Так думала сама Инита. Думает так и до сих пор.
– Поздравляю тебя, – девушка улыбается все так же мягко. Она всегда улыбается, когда на самом деле ей может быть очень плохо.   
Да, в такие моменты принято поздравлять. Вот только было бы с чем.

+1

4

Больше всего Прокасу в этот момент хочется проклясть болтливость девчонок… что Эйвери стоило промолчать до официальной помолвки, сохранить интригу, не болтать. Но нет, теперь вся школа будет знать – не пройдет и суток, наверняка кто-то уже рассказал все братьям, а те быстро разнесут новость по факультету. Хорошо же… тогда следующий его разговор будет с Клеменсом. Не такой сложный как этот, но тоже довольно… не ловкий.
- Это пока только соглашение, - он едва ощутимо морщится, небрежным движением руки отметая необходимость благодарить за поздравление. Он Лестрейндж не хочет этих поздравлений. Он замечает, что Инита отводит взгляд, и словно легкая тень – как тучи закрывают солнце – набегает на ее лицо. Она тоже не рада помолвке? Или он выдает желаемое за действительное, пока любуется изящным движением ее руки .
- До Йоля ничего точно не решено и может еще изменится, -спокойно сообщает он, - Я хотел бы таких изменений. У меня совсем иное на уме, - он проходит чуть дальше – туда где растут белые каллы. Как и все растения они исключительно многоплановы в их применении в ритуалистике, но Прокас когда касается стебля белого цветка думает совсем не о смерти – втором распространенном  значении цвета.
   На самом деле даже забавно. Как правило большинство растений используются для Эроса, Танатоса и бытовой защиты жилища или привлечения денег. Больше смертным ничего не было нужно: любви любимый, смерти врагов, защиты для себя и финансового благополучия. А сколько пафоса – свобода, равноправие…
  Прокас еще обдумывает как лучше перейти к нужной теме. И оборачивается, смотрит на Иниту – которая сама похожа на хрупкий белый цветок здесь. Сейчас: чуть обеспокоенная его предложением побеседовать, чуть печальная и задумчивая – она прекрасна, настолько, что у Прокаса на мгновение перехватывает дыхание, и он не может продолжить заготовленной фразой.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2

5

[NIC]Inita Malfoy[/NIC] [AVA]http://se.uploads.ru/t/6q8tA.png[/AVA]

Смутная тревога, на доли секунды охватившая юную ведьму, отступает вместе с коротким выдохом, вырвавшимся сквозь приоткрытые губы. И девушка на несколько мгновений разворачивается спиной к Лестрейнджу, дабы скрыть тронувшую губы довольную улыбку, вызванную заветными словами и самой реакцией. И в искренности их даже сомневаться не приходилось.
Никогда прежде Ините не доводилось видеть Прокаса более серьезным, чем сейчас. Он был настроен решительно – то, чего у него, пожалуй, не отнять. Теперь хотя бы стало понятно, отчего он не поделился столь значимой новостью ни с Клеменсом, ни с ней, ни с кем бы то ни было, пока они ехали в вагоне Хогвартс-экспресса – он не был заинтересован в этом так, как полагалось бы. Ну, или хотя бы был не так счастлив, как его потенциальная невеста. По крайней мере, в это хотелось верить, ведь эти мысли были куда приятней прочих.
И все же Прокас лукавит.
Соглашение достигнуто. А это значит, что половина пути пройдена. И какие бы эмоции не вызывала эта мысль – это правда. Да и до Йоля осталось не так уж много времени – ничтожно мало по сравнению с целой жизнью, ожидающей каждого из них. 
Но сейчас они здесь. Вдвоем. Наедине. У них еще есть возможность спокойно провести время, пока не наступит момент нешуточных страстей по поводу того, что не стоит юной ведьме уделять излишнего внимания молодому Лорду, которому в скором времени предстоит связать себя священными узами брака. Ну, или выслушать необоснованные претензии недовольной Эйвери.
Девушка кривит губы, будто бы ощутила горечь на языке. И делает глубокий вдох и продолжительный выдох, прежде чем развернуться обратно и почти сразу встретиться с красноречивым взглядом. 
– Так что у тебя на уме? – ненавязчиво интересуется она, непосредственно связывая это с тем, что они остались наедине. Не нужно прилагать усилия, чтобы понять это. Или же у нее разыгралось воображение? 
Как и у всякой юной девушки, сердце ее не обделено трогательной наивностью. И пока жизнь не столкнет ее лицом к лицу с суровой реальностью, до последнего будет  верить во все прекрасное. Но так не бывает, верно? 
– Не понимаю, как эти цветы у кого-то могут ассоциироваться с грустью и скорбью. – Она смотрит на поразительные формы бутонов, прекрасно помня о распространенных значениях. Но именно с символом, хранящего семейное счастье, эти цветы и ассоциировались у Иниты Малфой. Простота и элегантность. – Они прекрасны!
Инита пересекает разделяющее их расстояние и останавливается в нескольких шагах от Лестрейнджа, касаясь белоснежного бутона. 
– Ты знаешь маггловскую легенду об этих цветах? – она переводит взгляд на молчащего юношу. – Прокас, ты меня слышишь? – девушка звонко смеется под пристальным взглядом молодого Лестрейнджа, и почти сразу прикрывает рот рукой, дабы не привлекать лишнего внимания. По глазам, ведь, видит, что слушает ее. Не просто слушает, а слышит, что далеко немаловажно. Но отчего-то продолжает молчать. Совсем на него не похоже.

+2

6

Прокас молчит, словно боясь нарушить магию момента. Ему давно кажется, что между ним и Инитой натянута тонкая нить, не толще волоса, но твердая и прочная словно толстая цепь, которая неумолимо приковывает его взгляд к ней, не позволяя отвести его ни на мгновение. Он прекрасно понимает, что обращаются к нему, но почему-то не сразу может ответить.
   Так глупо. Прокаса Лестрейнджа невозможно как правило огорошить так, чтобы он замолчал, но Ините удается сделать без особого труда. Совсем не осознанно.
   Юноша улыбается мягко и коротко.
- Какую из? – он чуть приподнимает брови, - Их несколько, но почти все связаны либо с тем, что влюбленным не позволяли вступить в брак либо с тем, что кого-то из них вынуждали выйти замуж по расчету. Они были бы очень уместны на платье невесты, - улыбнулся мягко, - Красивые…
   Он касается лепестка, вспоминая что их используют в свадебных ритуалах, либо в чем-то подобным.
- Но, я отвлекся, хотя скорее мы отвлеклись, - заготовленная фраза кажется слишком чопорной глупой, и он использует совсем не заготовленную, - Я… люблю тебя, Инита, - и это в общем совсем не так страшно, так ему думалось, - И в конечном счете, я предпочел бы принести клятвы тебе, не любой другой девушке. Я планирую бороться за свое желание, если ты согласишься быть со мной, - Прокас протянул девушке руку, не опуская взгляда.
   Он очень надеялся, что она все-таки вложит свои тонкие пальцы в его руку, тем самым обещая, что у них все непременно получится, даже если все чистокровные маги мира будут против их союза.

[AVA]http://s4.uploads.ru/Peh9o.jpg[/AVA][NIC]Prokas Lestrange[/NIC][STA]Сделан из хрупких пружин[/STA]
[SGN]

не надо трагедий: сделай музыку громче
http://s8.uploads.ru/t/r4NbV.jpg

http://s5.uploads.ru/t/p5xqo.jpg
Он плохо кончил.

[/SGN]

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Горели глаза, и ты улыбалась