картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Жизнь оптимистов полна неожиданностей


Жизнь оптимистов полна неожиданностей

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЖИЗНЬ ОПТИМИСТОВ ПОЛНА НЕОЖИДАННОСТЕЙ


Закрытый


http://se.uploads.ru/t/Y3jsg.jpg

Участники: Роберт МакГонагалл, Элфинстоун Урхарт, Минерва МакГонагалл

Дата и время: 13 августа 1960 года

Место: Дом Урхарта у озера Лох-Несс

Сюжет: чем может обернуться нечаянная встреча

+1

2

Крупная птица с роскошным черно-белым оперением деловито копошилась в черничнике, жадно глотая налившиеся соком ягоды. Косач из раннего выводка был так увлечен, что подпустил охотника слишком близко. Роберт бесшумно переместился еще на пару футов, тщательно прицелился. Грохот выстрела вспорол утреннюю тишину, ввысь взметнулась стая сонных сорок и, всполошено причитая, исчезла в густых зарослях на другом берегу реки. Сапоги Роберта чуть пружинили по толстому моховому ковру, когда он подошел к неподвижной тушке и, закинув двустволку на плечо, наклонился, чтобы подобрать обмякшее тельце. Только несколько перьев с алыми пятнами крови остались лежать среди примятого ягодника. Вытянув руку, парень с удовольствием осмотрел добычу: перелинявший тетерев, уже начавший набирать к осени жирок, крупный, красивый. С таким не стыдно и в гости внезапно нагрянуть. Прицепив птицу на ягдташ, в котором позвякивали остальные подарки, МакГонагалл-младший хлопнул себя по бедру, подзывая Решку. Та, наведя на косача, терпеливо лежала в высокой траве. Повинуясь зову, она подбежала, по привычке весело скалясь от уха до уха, завертелась волчком.
- Молодчина, Решка! - Роберт ласково потрепал собаку за уши, заглянул в большие умные глаза. - Знатного петуха нашла! Пойдем к Урхарту, заодно там искупаемся.
Солнце приближалось к полудню, заливая лес ярким светом и ощутимо припекая, а у Лох-Несс берег песчаный и вода ласковая.
Собака, уже привычная к аппарации, послушно встала рядом, позволяя сгрести себя в охапку. Роберт переместился к неприметной тропинке, ведущей к дому старого друга. Сюда он собирался уже давно, поговорить про свою задумку с винокурней, но все какие-то дела находились. Сначала дядя захворал. Старик вообще сильно сдал в последнее время и почти совсем отошел от дел, перекинув все на молодого племянника. Потом перегон, визит ветеринара, заготовка кормов... Поймав вчера краем уха разговор родителей на кухне, через слово поминавших Урхарта и Минерву, которые что-то затеяли, Роб решил, что откладывать дальше визит не следует. Ходить в гости с пустыми руками он был не приучен, потому, поднявшись спозаранку и прихватив верную двустволку, отцов подарок, зашагал лесок рядом с излучиной реки, где уже несколько раз видел выводок.
Теперь, насвистывая, Роберт весело шагал по тропинке. Решка трусила рядом. Ветер трепал полы килта, обдувая пот с лица. Вот Эл удивится, когда его увидит с добычей. Парень предвкушал, как будет рассказывать о своей победе, потрясать ружьем, в красках изображая подкрадывание. На двадцать ярдов его подпустил тетерев! Такого еще не случалось.  А потом они за бокалом янтарного скотча всласть поговорят и о длине стволов, и о кучности боя, и о меткости стрельбы. Широко улыбаясь Роберт обогнул особенно густой куст и застыл. Похоже, сегодня не только он удивит Эла, но и у Эла для него найдется  сюрприз.

Отредактировано Robert McGonagall (2018-01-02 23:09:11)

+5

3

Этот август выдался удивительно удачным. Дожди если и приходили, то по ночам, под мерный стук по крыше было хорошо засыпать, а когда они просыпались - солнце уже успевало немного подсушить землю. Эти дни Минерва проводила не в Хогвартсе и не у родителей, а в доме возле Лох-Несс, и хотя на этот раз они никуда не поехали, Урхарт все равно взял отпуск, чтобы наслаждаться утренней болтовней, требовать (или приносить) кофе в постель, а по вечерам не заботиться о делах и совещаниях.
Он был абсолютно счастлив, разве что не мог поделиться этим счастьем со всем миром разом. Поэтому приходилось делиться с одной Минервой.
Вода в Лох-Несс этим летом была прохладнее обычного и даже у берега оставалась мутной из-за мелкой торфяной взвеси, но Урхарт с детства привык и к ее оттенку, и к ее вкусу, и даже к тому, что надо остерегаться большой кэльпи и регулярно обновлять заклинания, отгоняющие ее от берега. Кэльпи, впрочем, уже много лет и сама предпочитала маггловские берега, где гораздо больше беспечных туристов.
По случаю хорошей погоды утренняя прогулку к озеру превратилась в затяжное купание. Они выбирались из воды погреться на солнце, жевали припасенные Минервой бутерброды, потом снова шли плавать, плескаться и нырять - хотя в водах Лох-Несс едва ли можно было рассмотреть под водой что-то интересное. И только когда дело шло уже к полудню, вспомнились недочитанные книги, непочиненная лестница на чердак и - наибольшая из проблем - неприготовленный обед.
По дороге к дому Урхарт рассказывал, как во время своей собственной стажировки устроил в архиве небольшой пожар и был замечен до того, как успел его быстренько потушить.
- Понимаешь, я забыл, что на старых документах такие защитные чары. По новой инструкции их уже не накладывают. Да и сами чары выдохлись: вся эта ересь должна была сгореть, как только я вскрыл коробку, а она только тихо затлела. И запах дыма шел почему-то в коридор, а не к моей соседней полке...
Он не был уверен, что еще не рассказывал эту историю. Вот и вид у Минервы был, как у скучающей кошки. Элфинстоун, не сбавляя шага, подхватил ее, приподнял и прижал к удачно растущему прямо рядом с тропинкой дереву. Ему страшно нравилось держать ее  руках, чувствовать тепло ее кожи сквозь тонкое платье, и волосы, щекочущие лицо. Во всем этом до сих пор - пусть даже ценой вечных минервиных отлучек в школу - сохранялась новизна и азарт.
- Ты что, - он поцеловал ее в ухо, а потом говорил, слегка касаясь губами кожи, - совсем не интересуешься архивами?
Совсем рядом с ним залаяла собака. Урхарт неохотно обернулся и увидел Решку, а за Решкой - уверенно стоящие на земле ноги, над ногами килт, над килтом рубашку, а над рубашкой ошарашенное лицо младшего Роберта.

+5

4

Таким и должно было быть настоящее лето. Не важно, какая погода, не важно, что вокруг – каменные джунгли, горы или лес. Важно только, что это время внутренней тишины, тихой радости, покоя и безмятежности. В этот год то интересное, куда Минерва хотела попасть, начиналось только в конце августа. И то, она здорово сомневалась, что в самом деле ей будет интересна маггловская Олимпиада дольше, чем день-два. А это как раз выходные, при желании можно было бы сгонять туда вместе, за пару дней вдоволь нашататься в толпе, пропитаться ощущением праздника, а потом снова нырнуть в тишину дома-у-озера и только иногда заглядывать в газеты – что там происходит? Как там наши? Разумеется, «нашими» считая британских спортсменов. Ну и что, что магглы, все равно – наши.
Но вот прямо сейчас Минерве это все было совсем неинтересно и далеко. И  Италия, и грядущий праздник, и все прочие места, куда они в этом году лениво подумывали поехать, но так и не выбрали. Она шла от озера по тропинке на четверть шага позади Урхарта и вслушивалась в свои ощущения. Они звались влюбленностью, увлеченностью и эйфорией. Они звались абсолютным незамутненным счастьем. Рано или поздно они должны были померкнуть. Такие яркие, такие сильные – они не могли быть долгими. Сколько они еще будут такими? Она не знала. Теперь ей казалось, что она любила его всю жизнь - и это было очень сладким заблуждением.
Она шла почти рядом, слушала его голос, касалась его руки. Хотела, чтоб он оглянулся, чтоб заглянуть в лицо – и точно знала, что еще заглянет, не раз и не два. Слушала историю – очередную из тысяч, что хранились в его памяти, и сохраняла её в своей, как кусочек его невероятного мира.
Но едва он её подхватил, прижал к дереву, оказался близко-близко – из головы вылетело все. И что там было в далеком и недавнем прошлом, и что случится в будущем. Только его сильные руки, его взгляд, шепот на коже – и её бешено забившееся сердце. Минерва тихо засмеялась – потому что это был ответ, стоящий любого другого ответа. Он в любом случае означал «да», но отвечал не на тот вопрос, что задан был вслух, совсем на другой вопрос. Она вскинула руки и обняла Урхарта за шею. Прикрыла глаза и подалась ему навстречу. А через мгновение и руки опустила, и глаза открыла, встревоженная внезапным вторжением. Не испугалась, не отстранилась, просто дала Элу больше свободы для действия. А увидев, кто же их потревожил, не смутилась, а спокойно констатировала:
- У Роберта потрясающее чувство времени. И места. Возможно, это общее свойство у всех младших братьев на этой планете.
Усмехнулась ехидно, отвела взгляд. Неподаренный поцелуй остывал на прикушенной губе.
[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+6

5

Августовское солнце припекало вовсю, даже хорошо, что они тут встретились: в тени стоять было не так жарко, легкий ветерок трепал волосы, высушивал пот, тонкими струйками стекавший по разгоряченной коже. Решка душераздирающе зевнула, потянулась всласть, вытягивая то передние, то задние лапы и легла под кустом, глядя на троицу умными, все понимающими глазами.
"Надо было сразу аппарировать к озеру, уже бы искупался. Жара-то какая стоит. Сейчас бы пива и раков... Никогда не задумывался, водятся ли тут раки. Или кальмары. Кэльпи тоже можно завялить... А они здесь точно водятся. Но как же жарко... И не сподручно бросать хозяина дома с гостьей и бежать к воде, раздеваясь на ходу. Вроде бы все свои, но все равно, нехорошо..." - думал Роберт с непроницаемым лицом сверля взглядом пару у дерева. Другого по такой погоде не думалось. Он даже покрутил головой, чтобы рассмотреть происходящее со всех ракурсов, но ничего умного не надумал. "Наверное, от шока."
Эл с Минервой смотрели на него выжидающее. Пауза затягивалась. Нужно как-то обозначить свое присутствие и свою позицию вербально.  Твердо и бескомпромиссно. Как настоящий шотландец. А то Эл так долго не простоит.
Роберт решительно выпрямился, смахнул с левой коленки упитанного крестовика, чтобы не щекотал в ответственный момент лапками, многозначительно поправил ружье на плече и со всей серьезностью спросил:
- Урхарт, тебя кто учил делать искусственное дыхание? Надо же еще нос зажимать, когда в рот дышишь. А профессор МакГонагалл помогает практиковаться? И да, здравствуй...те. Оба.

+6

6

Пауза слегка затянулась, а ошеломленное лицо Роберта стало скорее озадаченным. Урхарт очень аккуратно поставил Минерву на землю, радуясь, что  она не смущена и - хотелось верить - не запретит ему впредь любые проявления нежности вне зашторенной спальни, ведь коровы в полях, рыбы в озере, черемуха над водой - смотрят!
Но да. Чувство времени у Роберта было потрясающее. Урхарт только хмыкнул, когда он поправил на плече ружье. Стрелять в похитителя девичьей чести надо до того, как поздороваешься, а не после.
- Привет, Роберт. Пойдем, пообедаешь с нами.
Он похлопал по колену, подзывая Решку, и потрепал ее по ушам и шее, прежде чем вести всю честную компанию к себе. По дороге, поскольку Минерва больше не держалась за его руку, сбивая с мыслей, Элфинстоун думал. Старший Роберт и Изабель, конечно, знали. Тот разговор не получился легким и приятным для всех, но тем не менее, они знали и отчасти смирились. Урхарт верил, что со временем они смирятся окончательно. Но Малькольма и Роберта никто не спешил оповещать, поскольку было не очень понятно, как.
Ну что ж, вот половина проблемы и снялась сама собой.
- Как дела на ферме? - спросил он, уже подходя к дому, как ни в чем не бывало.
Словно нет ничего естественнее, чем быть пойманным с Минервой в однозначном положении. Хотелось верить, что Роберт это все-таки переварит спокойно - предпосылки к тому наблюдались. Урхарт ценил их забавную дружбу и рассуждения фермера-волшебника о сельском хозяйстве.
На кухне он поставил чайник, в ожидании обеда выдал гостям - в присутствии Роберта Минерва как-то застряла между категориями "гостья" и "хозяйка" - горячий чай и сэндвичи и задумался над плитой, а потом решительно сказал:
- Давай сюда своего тетерева.

+5

7

Дорогу к дому Минерва использовала с толком, изо всех сил пытаясь перестать злиться. Чувство это было совершенно иррациональное, но от этого оно не переставало быть таким навязчивым.
Минерва понимала, что злится на Роберта совсем не потому, что тот так внезапно помешал им. Мерлиновы тапки! Можно подумать, его появление на что-то повлияет. Можно подумать, это последнее их искусственное дыхание и больше никогда не будет! Пфф…
Злилась она – вообще. И за то, что внезапно, и за то, что помешал. И за то, что три года издевался над ней, руша к свиням собачьим весь и без того хрупкий авторитет молодого профессора. Ну, ладно, не все три… потом, к середине шестого, вроде как повзрослел. Но вот, она не забыла. И еще отлично помнит, как он был мелким, проказничал, капризничал и таскал её за волосы. И сейчас не придумал ничего лучше дурацкого искусственного дыхания? И вот ради этого она с ним возилась, воспитывала, уму-разуму учила? Ну погоди, tolla-thon, мелкий засранец, я тебе это еще припомню, жизни не дам. И вообще не важно, что мелкий он только в её голове, а на самом деле из него одного полторы, а то и две Минервы можно скроить.
Но мысли об отложенной мести было мало. Что-нибудь придумать потом – это не то.
Минерва шла позади мужчин, нарочно немного отстав. В этот раз на ней было маггловской платье, слишком короткое для волшебного мира. Магловские смелые наряды она носила либо в поездках, либо только наедине с Урхартом. То, что Роберт вообще-то сам жил среди магглов и привычен к их свободным нравам, мало Минерву утешало. Она вынула волшебную палочку и умело (наловчилась уже за годы манипулировать с нарядами) удлинила подол ладони на две. Немного удлинила рукава, чтоб больше прикрывали плечи. Кажется, этого достаточно. Но остался еще неудовлетворенный её демон мести.
С минуту она раздумывала, что бы такое сотворить с ружьем Роберта. Аккуратно, чтоб не изменить всей структуры ствола, покрыла его коротким, но весьма приятным на ощупь, мехом. Мало. Бес довольно мурлыкнул, но еще был зол. Хищно улыбнувшись, Минерва перекрасила килт брата в розовый цвет. Потом подумала и вернула клетку. Ядовито-зеленую на розовом фоне. Потом ей в голову лениво пришла идея трансфигурировать содержимое его сумки в пауков, но бес мести уже вполне был удовлетворен, и Минерва опустила палочку. В калитку она входила уже в благодушном настроении.
На кухню только заглянула. Сказала, что сейчас вернется – и улизнула в комнату, приводить в порядок волосы. Заклятье на них она не обновляла уже месяц, и нужно было некоторое время, чтоб даже магией просушить всю эту гриву. Ничего, там и без неё отлично справятся, друг друга не поубивают – точно. Это гриффиндорцев она в такой ситуации она ни за что не оставила бы одних. А парням с Хаффлпаффа нужны веские причины, чтоб не суметь договориться.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/AVA]

+4

8

Роберт с тоской оглянулся на тропинку к озеру, но понял, что искупаться ему дадут не раньше вечера. Сейчас семейное время, пора социализоваться.
Дорогу к дому он использовал на всю катушку, поведав (немилосердно привирая: охотничьи байки правды не терпят) во всех подробностях и лицах как именно он подкрадывался, как тетерев курлыкал и жрал ягоды в три горла, как он, - Роберт, не тетерев, - метко и быстро стрелял. Его не смущали ни то, что сама добыча болтается тут же на поясе, ни то, что Эл слушал вполуха, думая о чем-то своем, ни то, что сестра сзади кипит как чайник на плите за звание-прозвище, которым он изводил ее в школе. Сейчас будет писать в тапки, в лучших традициях своей анимагической сущности.
Мин вообще слишком беспокоилась о том, как выглядит со стороны: ходила по школе такая смешная, задрав нос до потолка и сжав губы в ниточку, кутаясь как в плащ в профессорский статус. Да ее и так все боялись до дрожи в коленках, а мелочь первокурсная даже пару матрасов попортила! Роберт тогда очень ей гордился. И поправил пару носов тем, кто в этом сомневался: дразнить сестру можно только своим.
- На ферме все как обычно, ягнят от маток уже отбили, на пастбища повыше перешли. Старик всем привет передает, он тут захворал малость, но уже на поправку идет. Я тут книжку нашел новую про прикорм... - ответил на вопрос Урхарта самый младший, но несомненно самый высокий МакГонагалл, задумчиво изучая вакханалию на килте, подбоченился (он в любом цвете красавец!) и прошел в дом, бросив вскользь сестре, - Кружева забыла!
Поставил пушное ручье в угол, пошебуршив пальцами по прикладу, - хороший мех, прям на зависть! - отцепил тетеревов и отдал Элу в обмен на сэндвич, от которого тут же откусил половину, засыпав крошками килт.
- Я теве подарок привес, - невнятно пробурчал Роберт, усиленно работая челюстями, и потряс звякнувшей сумкой, - хотел посоветоваться. Мы с Дугалом задумали винокурню на ферме замутить, я образцов набрал, будем сегодня пробовать, с чего лучше начать.
Парень одной рукой зашарил в сумке и начал доставать бутылочки с с наспех накорябанными на клейкой ленте этикетками. Потом задумался, вспомнил о приличиях и поинтересовался:
- Если у тебя, конечно нет других планов на сегодня...

+5

9

Опасения Урхарта, что Роберт в этой скользкой ситуации будет чувствовать себя неуверенно, не оправдались. Роберт как раз чувствовал себя получше прочих и безо всякого стеснения заполнил паузу одами в свою честь. Поскольку заподозрить его в излишней тактичности было нельзя, Элфинстоун ни на секунду не подумал, что Роберт хочет просто отвлечь внимание от происходящего.
Минерва мстила. Урхарт покосился на неё укоризненно - зачем же так-то? - но говорить ничего не стал. Роберту ещё и не такое было нипочём.
- Передавай привет, - сказал он. - Мы его навестим на днях. Как мама?
В ягнятах и матках он не разбирался, но со слов Роберта сделал вывод, что в хозяйстве все благополучно. Уже можно было, конечно, поближе ознакомиться с жизнью фермы и ее обитателей, но Урхарт понимал, что все забудет уже через неделю: выбор, держать в голове множество информации о расследованиях и делах или множество информации об овцах и медоносах, никогда не стоял.
Минерва есть не стала. Минерва ушла наверх, чтобы в тишине обдумывать дальнейшую месть и, наверное, не смотреть, как потрошат тетерева. Или глухаря. Урхарт с сомнением посмотрел на птицу и решил, что принцип в любом случае один.
Он надел длинный кухонный фартук, закатал рукава повыше и уселся ощипывать. Пару самых красивых хвостовых перьев бросил Роберту - пригодится украшать шляпу. Когда ходишь в розовом килте, хоть шляпа должна исправлять положение.
Сумка Роберта призывно звякнула. Урхарт с интересом посмотрел и убедился, что обстоятельность Роберта распространяется и на винокурню. Он одобрительно хмыкнул. Планы на вечер определённо были, но в интересах дипломатии он мог слегка ими пожертвовать.
- К твоим образцам лучше зажарить или запечь? Сыр овечий? Козий? Пармезан какой-нибудь?
Дугал был тем самым Дугалом, так что Урхарт был рад, что его имя прозвучало уже без Минервы. Эта история так ее и не отпустила, а он как раз воспринимал бывшего соперника спокойно, благо, тот успел и жениться, и завести детей. То есть сделал все, чтобы его жизнь нигде не пересеклась с жизнью Минервы, кроме как на ферме Роберта. Ну вот и молодец.
- Мы с твоей сестрой вместе, - сообщил он, потому что не любил недоговоренности. - Твои родители знают, Малькольм, я думаю, нет. Мы поженимся, как только это будет возможно. Вопросы?

+4

10

- Лучше потушить, - откликнулся Роберт, вертя в руках иссиня-черное перо и прикидывая, куда его будет сподручнее приладить. Самое простое - на шляпу, но он на днях смотрел в кино фильм про индейцев, которые делали из перьев разные головные уборы и просто вплетали в волосы с бусинами  ракушками. Может подарить соседским ребятишкам, чтобы на Хэллоуин приоделись? В глубине души шотландец и сам не отказался так побегать, но то, что прилично в десять, в двадцать лет уже как-то не солидно. Хотя, если подбить парней устроить стрельбища...
- Еще вариант - порубить и со специями в запечь в банке, в духовке, но у самцов мясо жестче, чем у самок, их обычно тушат в горшочках, с белыми грибами. У меня дома грибов насушена уйма, если камин откроешь, я сбегаю, пока мясо маринуется. Можно просто с солью и перцем замариновать, но, если есть розмарин, шалфей и можжевеловые ягоды, получится очень вкусно.
Он подтянул к себе сумку и начал выставлять небольшие бутылочки, некоторые с фирменными этикетками, некоторые старательно подписанные от руки самим МакГонагаллом:
- А какие тут могут быть вопросы? - изумился Роберт, выстраивая бутылочки в шахматном порядке по одному ему известному принципу, - Совет, да любовь и детишек побольше, когда соберетесь. Обидишь Мин, я тебя закопаю голыми руками и не посмотрю на чин. Чего Малькольму не сказали? Стесняетесь? Зря, братан гнобить не будет, наоборот, порадуется, что  хороший человек уже без пяти минут родственник. Некоторые бутылки дюже большие были, я решил, что упьемся, поэтому перелил в флакончики поменьше, вот тут синглмальты, тут купажи, брал пока только шотландские, если не хватит, смотаюсь за ирландскими. Ну что, мне идти за грибами?

+3

11

Урхарт хмыкнул. Не сказали, потому что и Роберта, и Малькольма он до сих пор в глубине души считал теми же детьми, которым когда-то приносил конфеты и сказки с говорящими картинками, и совершенно не хотел обсуждать с ними свою собственную личную жизнь взрослого человека. Вот и Минерва не хотела. Ну может, это и называлось "стесняетесь".
- Как-то к слову не пришлось, - сказал он.
Насчет детишек было в точку. От детишек он бы не отказался, но какие детишки, пока будущая мать не согласилась выйти замуж? Дети должны рождаться и расти в семье, не говоря уж о том, что профессор Хогвартса не должна рожать вне брака. Ну ладно. Это Роберта уж точно не касалось. С другой стороны, его одобрение было Урхарту приятно - а неодобрение задело бы.
Он задумался еще раз, заглянул через стеклянную дверцу в шкаф, где хранились специи. Да. Испортить тетерева в горшочках было бы труднее всего, а добытчик имел право голоса.
- Давай. Горшочки тоже неси, у меня нет.
Заодно посмотрим, какой у тебя будет килт, когда вернешься. Попытки перекрасить назад то, что уже перекрасила Минерва, обычно давали самый неожиданный эффект. Элфинстоун про себя поставил на то, что Роберт в итоге просто переоденется.
Он отложил частично ощипанного тетерева, вытер руки полотенцем и пошел провожать гостя к камину, даже если гость прекрасно знал, где в этом доме камин.
- А Решку оставь нам. Она любит всякие потроха? Я их точно не буду готовить... И ирландских купажей пока не надо.
Он гостеприимно бросил в камин большую горсть летучего пороха, чтоб Роберту не пачкать руки и, усмехаясь, вернулся на кухню, ощипывать тетерева дальше и слушать, что там наверху делает Минерва.

+3

12

Задерживаться Минерва не собиралась. Вот еще! Не хватало еще от собственного брата прятаться! Но сперва некоторое время пришлось все-таки потратить на волосы. Не слишком много, но чуть больше, чем она рассчитывала. Большую часть года она о прическе вообще не заботилась. Мастер из хогсмидской парикмахерской накладывала отличные заклятия, делающие волосы густыми, послушными, блестящими, да еще дрессировала их самим каждое утро укладываться в прическу по команде. Но к лету заклятие блекло, спадало, волосы отбивались от рук. Ни по какой команде они уже не укладывались и сохнуть просто так не собирались.
Потом – платье. Жившая летом привычно на два мира, Минерва делила общество на магглов и волшебников как-то совершенно произвольно. Она никогда не появилась бы среди магглов в волшебном и наоборот. Никогда не принесла бы в мир магов короткие юбки, шорты, купальники с темными очками, штанишки до середины голени. Она могла носить все это при Урхарте – запросто, не стесняясь. Даже когда они возвращались в его дом и оставались совсем одни. Она могла бы надеть это и при братьях в Уике, если когда-нибудь ей пришло в голову вернуться в Уик. Но собравшиеся под одной крышей Урхарт и Роберт становились частью волшебного мира. К тому же это светлое платье все равно не мешало бы немного посушить. Так вот – еще переодеться.
А переодеваясь, она сообразила, что одну деталь своего гардероба она забыла на берегу, и – нет, обойтись без неё никак было невозможно даже в волшебном обществе. Особенно – в волшебном. Возвращение этой детали – еще немного времени. И – уфф… это она в таком виде была? Без ничего под тонкой тканью магловского платья? Мерлиновы панталоны!

В общем, когда она спустилась вниз в простом  пестреньком домашнем платье, закрывавшем и колени, и плечи, и все, что от груди до шеи, в кухне остался один Эл. Минерва удивилась и на всякий случай проверила заклинанием – быть может, ребята поссорились, и Урхарт просто превратил Роберта во что-нибудь не слишком прыткое, ну, просто, чтоб поостыл? Но новых стульев вроде как не прибавилось, да и заклинание показало – они тут одни, не считая собаки. Значит, Роберт отлучился недалеко и ненадолго.
Её шаги босиком было негромки, но Эл наверняка услышал, тут Минерва не заблуждалась. Наверняка и половица где-то тихо скрипнула, и ступенька охнула. Приблизившись к Урхарту, Минерва коснулась лбом и рукой его плеча – и вдруг тихо фыркнула, прыснула негромким смехом.
- Талант Роберта оказываться в гуще событий очень пригодился бы хит-визардам. Какое упущение для департамента… Тебе нужна помощь?

[ava]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/85127366.jpg[/ava]

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Жизнь оптимистов полна неожиданностей