картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Букет из льна и лаванды


Букет из льна и лаванды

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Букет из льна и лаванды


Закрытый (только для семьи)


http://sd.uploads.ru/Duve3.gif

https://media.giphy.com/media/12ImFhBIjcqze0/source.gif


Участники:
Эдвард Мальсибер, Ровена Мальсибер

Дата и время:
11 февраля, 1979 г.

Место:
Поместье Мальсиберов, около Бристоля

Сюжет:
На языке цветов лён - символ семьи, домашних дел и судьбы, а лаванда - опасности.

Эдвард обеспокоен будущим своей семьи и ищет способы защиты того, что ему дорого, у Ровены же для него есть свои новости...

+2

2

Когда на улице поднимается сильный ветер, лишь внимательно прислушавшись, можно представить, будто он постукивает в окна подобно незваному гостю, прося разрешения войти. Но ответом служит лишь неловкое молчание. Тогда он проникает в дом сквозь узкие щели, гуляя там, где ему вдумается. Когда все спят, он проскальзывает в комнаты, шепотом напевает старинные песни, порождая в сознании приятные сны, а на прощание – легко целует в ухо, словно заботливый родитель. И уходит, оставляя после себя приятную прохладу.
Иногда он злится. И тогда уже настойчиво барабанит в окна, будто желая разбить их на множество острых осколков. Ничего не выходит. И тогда он побуждает сухие ветки деревьев царапать тонкие  стекла, желая напугать тех, кто находится по другую сторону. А когда в окно льется лунный свет, тени от ветвей напоминают узловатые пальцы, что тянутся вдоль стены, приближаясь к намеченной цели. И в тот самый момент сладкий сон сменяется сущим кошмаром. Испарина проступает на лбу, а голос словно исчезает. Рядом нет даже волшебной палочки. Разум затуманен неподдельным страхом. Ты кричишь изо всех сил, но не слышишь собственного голоса. И паника, настоящая паника накрывает с головой…
Ровена распахивает глаза. Она резко садится на кровати и прикладывает руку к груди, стараясь унять колотящееся о ребра сердце. Секунда, другая, третья и женщина приходит в себя, понимая, что это только сон. Сон, после которого она уже не хочет засыпать, чтобы вновь  не пережить те самые события. Сначала женщина подолгу не может заснуть: то мысли, то переживания, то подступающая мигрень не позволяют ей сомкнуть глаз. И лишь тогда, когда Эдвард согревает ее в своих объятьях, Ровена погружается в царство Морфея. Роу мысленно благодарна, когда супруг не задает лишних вопросов.
Она поворачивает голову в сторону – Эдварда рядом нет. Ни в постели. Ни в самой спальне. Сон сморил ее почти сразу после сытного обеда. А сейчас даже не знает, дома ли муж, или еще не пришел. Ровена поворачивается в другую сторону, всматриваясь в массивный циферблат напольных часов. Еще рано – до ужина еще несколько часов.
И душно.
Женщина трет глаза и мысленно призывает домового эльфа. Тот материализуется минута в минуту и вот уже преданно смотрит на хозяйку.   
– Эдвард уже вернулся? – спрашивает Ровена у домовухи, собирая распущенные волосы кверху.
Да, хозяйка, – отвечает эльф и ловит удивленный женский взгляд, – хозяин у себя в кабинете.
– Как давно? – уточняет миссис Мальсибер.
Нет, безусловно, это хорошо. Возможно, даже все в порядке. Если бы все было так просто... Но в голову сразу же лезут тревожные мысли. Раньше подобных мыслей было намного меньше.
Уже больше часа, – домовой эльф кланяется.
А Ровена задумчиво кивает и отпускает эльфа небрежным взмахом руки. Стоит ли зайти к нему? Узнать, как прошел день, или остаться в спальне до самого ужина, дабы не беспокоить Эдварда? Заходил ли Эдди в спальню, прежде чем уйти в кабинет? Она не знает – заснула.
Много. Много ненужных вопросов. Ведь, действительно, проще найти мужа и спросить, чем гадать, что к чему. 
Ровена распрямляет юбку домашнего платья, и берет в руку волшебную палочку. Взмахивает кончиком древка, и окно раскрывается настежь, впуская в спальню потоки свежего воздуха. И кладет палочку в глубокий карман, прежде чем покинуть комнату. 
Оказавшись у кабинета, она приподнимает сжатую в кулак ладонь и несколько раз стучит по деревянной поверхности, прежде чем открыть дверь. Ей не нужно разрешения войти – за все время, что они женаты, он ни разу еще не просил покинуть кабинет. Если же он и будет занят, она сама заметит это и придет чуть позже.
Но открывшаяся взору картина как-то не радовала: Эдвард сидел за столом, пребывая в состоянии глубокой задумчивости. Граненый стакан, на дне которого все еще оставался огневиски, стоял на краю столешницы, а сам Эдвард – курил. Все это как-то не радовало и говорило о том, что мужа все-таки что-то беспокоит. Но что?
Новой привычкой Эдварда Ровена не была довольна, но возмущений на сей счет не высказала – ник к чему. В конце концов, Эдди давно уже не маленький. К тому же, позволял себе это лишь в кабинете, все прекрасно понимая.
Она прошла вглубь комнаты, чуть поморщилась, отмахивая от себя ядовитый дым, и подошла к Эдварду.     
– Ты сегодня рано, – улыбнулась женщина, целуя мужа в гладкую макушку. И села на подлокотник кресла, в котором восседал Эдвард. – Кого я обязана поблагодарить за то, что свет очей моих раньше явился домой? – прохладной ладонью она мягко поглаживает мужа по широкому плечу, ощущая, как напряжены его мышцы.
Она могла бы спросить: все ли в порядке, милый? Но в этом не было необходимости – все и так понятно. Ровена слишком хорошо знала своего мужа, чтобы понять, что его что-то гложет. Не какая-то там мелочь, нет – что-то более серьезное. Но ответа от него все равно не добьется до тех пор, пока Эдвард не захочет поделиться сам. Ох уж этот Мальсибер…
Ровена ждет, пока Эдвард докурит, и с помощью палочки уничтожает окурок, после чего прячет древко. Главное – не накручивать себя.

0


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Букет из льна и лаванды