картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » I've outrun an old man...


I've outrun an old man...

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

I've outrun an old man


Закрытый эпизод


--

Участники: Fenrir Greyback, Mary McDonald, Rowena Mulciber

Дата и время: 05.01.79 вечер

Место: малолюдные темные улицы Магического Лондона

Сюжет: История о том, как плохо воровать, и чем это может закончиться.

Отредактировано Mary McDonald (2018-03-14 22:02:22)

0

2

Гитару Мэри оставила в «Дырявом котле». Попросила присмотреть. Обещала забрать поскорее. А если не заберет, то пусть продадут, что уж. Но она заберет, обязательно.
Просто когда собираешься что-то своровать, то будь уж уверен, что придется драпать. А драпать с гитарой за спиной – плохая идея, неудобно, и гитаре вред, и бежать неудобно. В общем, оставила. Теперь чувствовала себя почти голой без неё. Спине было непривычно прохладно и непривычно открыто. Будто гитара прежде была щитом.
Своровать – это было очень плохо. Но что делать, когда деньги нужны ужасно, до мечты осталось каких-нибудь жалких два галеона, а у тебя начисто сорван голос, и петь ты не сможешь еще дней десять. Воровать и продавать, что. И лучше что-нибудь подороже, чтоб даже если вполцены продать, чтоб все равно хватило денег.
Куда продать – не тот вопрос. Например, в пригородах. Или угнать метлу и смотаться куда подальше. На самый худой конец, прикинуться цыганкой, найти доверчивую дурочку среди маглов и втюхать ей, маглы любят всякие загадочные книжки в кожаных переплетах с загадочными значками и непонятными рисунками. Незаконно? Ну и что. Что она вообще делала законно в последнее время? Ей нужны деньги. Не так уж много денег, не все деньги мира, просто – немного денег. Но поскорее.
Чтоб найти подходящий магазинчик, понадобилось время. В одном хозяин был слишком молод и глазаст. В другом – помощники у хозяина были молоды и глазасты. Рядом с третьим пролегал маршрут патрульных. Мэри хотелось предусмотреть все, исключить все случайности. Вот этот магазинчик подойдет. Стоит в стороне, за ним неосвещенный участок улицы, там есть где свернуть в проулок, а если что, то чуть дальше еще хорошее место – можно выйти к магловскому речному порту и там затеряться. Если только быстро бежать. Но самое главное, за конторкой стоял пожилой волшебник, и дела у него шли не очень, так что вряд ли он был сильным магом. Мэри удалось проскользнуть в магазинчик когда там еще были посетители, и утянуть одну книгу, не привлекая внимания. Но потом покупатели рассосались, стало тихо, и Мэри пришлось осторожно сесть на пол, чтоб старик не заметил её и не поспешил помогать с выбором. Уголок был хорош. Тут с одной стороны стояли книги, посвященные гаданиям на картах, а с другой – всякие справочники. Справочники были тяжелые и не очень интересные. А вот «Гадания и сновидения» - очень даже подходили. Через проход были еще руны, но добраться туда, не привлекая внимания хозяина, Мэри не смогла бы. В принципе, трех книжек было достаточно, можно было уходить, надо было только дождаться, пока кто-нибудь заглянет и отвлечет внимание хозяина. Ну, или пока тот отойдет за чаем. Ничего, Мэри дождется, Мэри терпеливая…
Она дождалась. Посетитель был крупным мужчиной, и вел себя очень недружелюбно. Ой, очень недружелюбно. То, что надо, старику было не до неё, точно. Но нехорошо, наверное, оставлять его один на один с таким… ойойой! Мэри прикинула – если выскочить сейчас и закричать «пожар», откликнутся ли люди? А если побежать не в темную улицу, а на свет? Через пару кварталов будут патрульные, она их позовет. Особо не таясь, как только можно быстро, Мэри бросилась к выходу, и, уже открывая дверь, увидела в отражении – старик протягивает указательный палец к ней.
«У неё… у неё…»
У неё в руках была ветхая книжка «Расклады Таро» в переплете потертого бархата. Мэри выскочила за дверь и сунула книгу в сумку. И правда хотела побежать на свет, туда, где патруль. Но зачем-то оглянулась и – драаапать! Посетитель, что минуту назад угрожал старику, теперь направлялся к ней, и смерть у него была не только в глазах, он весь был, мать-перемать, чистая смерть. Заорав дурным голосом что-то неприличное, Мэри скатилась с крыльца и рванула в темноту, вмиг позабыв и о старике, и о патруле, и об остатках совести.

+4

3

День выдался паршивым. Крайне паршивым. Таким паршивым, что Сивый был не в настроении. Оборотень в дурном настроении на улицах города - это быть беде, а если это оборотень Фенрир Грейбэк то быть огромной катастрофе.

Усугублялась ситуация тем, что Темный Лорд был им недоволен. Свободолюбивый вожак стаи сам того не заметил, как стал выполнять все поручения Волан-де-Морта. Абсолютно все. Даже принеси-подай. Такие поручения бесили саму сущность волка. Он шумно пыхтел, куксился, сдвигал брови и почти что не выл. Но не мог уже сказать нет.

Сцапали его в капкан. И оттуда свободы пока не видать. Но Фенрир успокаивал себя тем, что, когда Лорд завоюет власть, его стая заживет новой жизнью. Полной и богатой, по их собственным правилам и законам. Хозяином этого волчьего мира будет он - Фенрир Грейбэк. И пусть его мир будет в сотни тысяч меньше, чем у Темного Лорда, но это будет его мир. А там можно…

Мысль Сивого остановилась. Сработал волчий инстинкт. В последнее время сила Лорда возросла, иногда кажется, что он может копаться в самих мозгах… А если это все же правда, у Фенрира хватит мозгов не подносить свою голову на блюдечке с голубой каемочкой из желаний и мыслей о предательстве.

Он хмуро шел по подворотням Лютого переулка, стараясь обходить патрули. Настроения вступать в «дискуссии» и открытые конфронтации не было. Темный Лорд послал его за книжкой. За книжкой, твою мать! Как собачонку за тапками! Сивый всё же не удержался. В голове начали уже роем шуметь злобные мысли, которые всего минуты назад он пытался отогнать.

Розье пытался всучить ему деньги, чтобы Фенрир заплатил за книжку, но это ввергло его ещё в большее бешенство.
- Потрать эти деньги на толстую шлюшку для себя, а книгу олух отдаст бесплатно, - голоса оборотная громыхал в зале Пожирателей, напрочь отбив желание продолжать шутить на этот счет.

До лавки оставалось совсем немного. Фенрир медленно шел по проулку и осматривался по сторонам. Прохожие прижимали голову к плечам или склоняли её к земле максимально сильно. Их толкал вперед страх. Дикий и животный. Но такой настоящий. Инстинктивный. Тот, что заставляет идти вперед, спасая свою жизнь. Сивый расплылся в хищной улыбке.

Уже поздно бежать, я уже за спиной…

Он зашел наконец-то в магазин. Лавка не радовала большим количеством посетителей. Сивый решил, что сам судьба ему благоволит и это знак действовать решительно и идти напролом. Недолго думая (думать - это вообще не его конек), Фенрир подошел к хозяину.

- Темный Повелитель требует эту книгу, - в его массивной Ладоне лежал сверток с нацарапанным именем автора и названием. Оборотень даже не утруждал себя чтением этого название. Розье просто дал ему бумажку, и как ребенка отправил в лавку.

Эта мысль заставила лицо оборотня исказиться в злобной гримасе. Хозяин магазина начал что-то невнятное бубнить и заикаться. Фенрир не понял ни слова, но всё же дал старику шанс что-то сказать. Но последний продолжал бубнить. Терпение кончилось, даже не появившись.

Фенрир схватил старика за края мантии и приподнял над полом.
  - Где чертова книга? - зарычал страшным и тихим голосом оборотень.

Старик опять начал что-то мямлить, из нечленораздельных слов, Сивый различил «не знаю». Оборотень вздохнул и перехватил пленника в другую руку, вцепившись когтями в шею незадачливого продавца. Приподнятое уже безвольное тело начало извиваться, пытаясь избавиться от железной хватки, но Сивый был непреклонен. Хозяин лавки начал хрипеть. Понимая бессмысленность борьбы, он поймал взглядом девчонку, которая выходила из лавки с книжкой, которую не покупала.

Продавец решил, что это его шанс спастись. Девчонка была похоже на бродяжную оборванку, её было совсем не жалко. Дороже была собственная жизнь.

Оборотень обернулся в указанном направлении. Там стояла девчонка с большими испуганными глазами, прижимая к себе книжку в бархатном переплете. Фенрир прищурился, пытаясь разглядеть, что написано на обложке, но тщетно. Он бросил почти задохнувшегося продавца на пол и двинулся к девчонке.

Девочка оказалась прыткой. Издав истошный рык, Фенрир бросился в погоню. Глупая девочка побежала прямо в темные переулки Лютой аллеи. Место, где властвуют такие, как он. Но это был не повод сбавлять темп погони.

Он тянул к ней свою огромную лапу, пытаясь ухватить её за что-нибудь. Он грозно рычал ей вслед, пытаясь сильнее её напугать. И у него это получалось. Осталось дождаться, пока добыча совершит ошибку, и волк её раздерет.

+4

4

Ей не уйти. Это Мэри поняла очень быстро. Еще устать не успела, а уже знала – этот её догонит. Ей приходилось убегать сотни раз. Нет, не тысячи, хвала Мерлину, только сотни. Чаще всего от магловских полицейских. Она уже наловчилась по звукам за спиной понимать – есть шанс уйти или шанса нет, и надо просто успеть сбросить украденное. Тут дело было даже в том, длинны ли ноги у бобби, хороша ли дыхалка, есть у него брюшко или нет. Иногда ей некогда было даже увидеть, кто там висит у неё за спиной – только туп-туп-туп позади, как шлейф. И вот по этому ритму её чуткое ухо улавливало – сколько сил еще приложить, чтоб уйти.
Сейчас – нет, шанса не было. Даже если она сбросит сумку – черт с ними с деньгами, с товаром, черт со всем, только бы уйти живой. Но – нет, старые книги легки, не весят почти ничего. Ей просто не уйти от этого тихого летящего шага. Так смерть приходит, на кошачьих лапках.
Ногами – не уйти. Только устанет. Растратит дыхание, силы. Надо иначе. Пока еще есть силы говорить, думать – надо наоборот. Она видела его впервые. Вряд ли могла его обидеть. Зачем ему её убивать?
Она сбавила ход внезапно, сходя с прямой траектории в сторону, как заяц. Прижалась спиной к стене дома, выставила руку вперед.
- Стой, погоди!
Голос как ушел в третью октаву еще на крыльце лавки, так где-то там и затерялся. А утром хрипела, как портовый грузчик во хмелю. Истинно говорят, никто не знает предела своих возможностей. Заговорила негромко, почти шепотом, но быстро. Вторую ладонь прижала к горлу,  а то бы и вовсе говорить не могла, только сипеть.
- Погоди. Давай я помогу тебе. Что тебе нужно? Книга?
Вытянутую руку свою она еще видела, но вот дальше была непроглядная темень.

Отредактировано Mary McDonald (2018-01-10 00:38:47)

+4

5

Девчонка бежала профессионально. Не оборачивалась даже. Он почувствовал, что бежит она вот так далеко не в первый раз. Не любил он этих бродячих воришек. Ловкие и прыткие, могли одурачить его. Хотя назвать Фенрира неповоротливым нельзя. Он, конечно, крупный и довольно внушительных размеров дядька, но волчья натура даёт преимущества при таких габаритах.

Широкими шагами он преследовал воришку. Далеко не убежит… Ещё немного… Чутье безошибочно подсказывало ему, когда жертва готова сдаться. Он знал, что этот момент не далеко. Правда, Сивый ещё не решил, что делать с самой девчонкой. Пока его сознание полностью занимал охотничий инстинкт.

Неожиданно девочка затормозила и свернула в темный проулок. Все проулки в Лютом были темные, но это был тупиковый. И Сивый об этом прекрасно знал, поэтому ничуть не расстроился, когда затормозил позже нужно. Он остановился, и лицо его растянулось в хищной улыбке. Он даже не стал больше бежать, вальяжно шел в переулок. Ей некуда было бежать.

- Стой, погоди! - голос у неё был писклявый, девчоночий. Фенрир такие не любил.

Останавливаться по требованию он, конечно, не стал. Просто медленно приближался. Фенрир отчетливо слышал, как колотиться её сердце. Как у маленького кролика…

Жертва пыталась вывести его на диалог. Он ухмыльнулся. Шумно втянул ноздрями воздух, чтобы почувствовать все запахи рядом с ней. Ничего особенного. Бродяжка. Он уловил только запах дерева и лака. Мебелью какой-то несет…

Он все ещё оставался в тени, а девчонка протягивала ему руки, книжки видно не было. Непроглядная темень давала ему отличную возможность поиграть на нервах жертвы подольше и растянуть это удовольствие. Мощная рука с желтыми большими ногтями выглянула из тьмы, как будто желая сцапать невидимый воздух. Он лишь кончиком ногтя задел её руку.

- Ты знаешь, кто я такой? - протянул он своим скрипучим голосом.

Фенрир пытался разглядеть её вещи, чтобы понять, куда она дела книгу. Может быть в сумку сунула, а может и куда-то под свои лохмотья. Иногда дети так делают, прижимают к себе то, что сейчас им дороже всего. Глупая.. Сейчас мы торгуемся за твою жизнь..

Он снова посмотрел на девочку. Ему было её отлично видно. Тощая, скукоженная, трясется от страха. Видно, что жизнь у неё не сахар. Зато бойкая, решилась заговорить мне зубы.. Или дура.. Сейчас узнаем. Можно и немного поиграть с едой

Сивый сделал шаг из полной темноты, подойдя максимально близко. Расстояние было совсем не безопасным, в любой момент он мог оторвать её маленькую голову и разодрать на части. Мог утащить её к стае, и укусить, когда наступит момент. Сделать её такой же, как они. Но он ещё не решил. Рассматривал подарок, который дала ему судьба.

Девчонка получила также подарок - возможность рассмотреть получше оборотня. Он ехидно улыбнулся, обнажив свои неровные острые желтые зубы. Его тяжелое дыхание наполняло тесный воздух переулка смрадными парами. От него тянуло лесом, болотами, мхом и грязной шкурой.
И в лапах этого монстра была судьба маленькой девочки, что так не вовремя решил своровать.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-01-10 09:16:25)

+3

6

Мэри вжалась в стену, когда незнакомец приблизился к ней, но глаз не закрыла. В сказках и песнях с принцессами все было просто – нежные девушки просто рухали в обморок при встрече с монстрами, убийцами и всем, что не отвечало высоким эстетическим требованиям принцесс. Но сознание Мэри работало на удивление ясно и покидать её не торопилось.
А чего ты хотела, в этой сказке ты не принцесса, а менестрель. Второстепенный положительный персонаж. И сейчас тебе самое время помереть – молодой и красивой, не успев толком нагрешить.

Знала ли она этого мужчину? В самом деле - впервые его видела. Сейчас смотрела во все глаза – звериное лицо, зубы, глаза хищника. Она его, определенно знала.
Она, конечно, была не самой умной на своем факультете, блещущем совсем не умом и сообразительностью, а чем-то противоположным. Но понять, что перед ней оборотень – определенный, конкретный, знаменитый, тот самый – это она смогла, не маленькая. Хотя оборотней она тоже толком не видела, но этот – точно не обычный, не один из сотни таких же. К тому же, что он там в лавке сказал – Черный Властелин? Темный Повелитель? Ему что-то нужно, книгу. Говорил напрямую от имени Того. Так что, не сомневайся, недотепа, в кои-то веки тебе вот таким извращенным способом повезло.

Мэри хотела ответить вслух, но горло пересохло и от бега, и от ужаса, и от простуды, и она смогла только несколько раз торопливо кивнуть, все так же глядя оборотню в глаза и прижимая замерзающую ладошку к горлу. Смотрела она в его глаза без злости, без вызова, не соревнуясь в гляделки, не навязывая волю, а завороженно, как смотрят в бушующую смертоносную стихию. Кажется, умирать будет – и то не сможет отвести взгляда. Впрочем, чему удивляться… её всегда привлекали такие вот люди. Люди-стихии. Не спрашивающие, можно или нельзя, не обходящие углы, не просящие ни прощения, ни разрешения. Сила в чистом виде. А что может быть сильнее смерти, Мэри?
Эта мысль промелькнула ярко, быстро, как маленькая нелепая птичка-колибри. Если она останется жива, то сложит такую песню. А если умрет сегодня, то все равно сложит и будет петь её ангелам.

Надо было перестать пялиться и уже наконец хоть что-то сказать. Но что тут скажешь? В голове вертится только последняя песенка, что она сочинила к этому Рождеству, чтоб забавлять детишек и собирать вокруг себя благодарных и щедрых слушателей. Песенка про Джонни-Пирожка, над которой она билась уже пару недель.
Я от дедушки ушел
И от женщины ушел,
И от мальчика ушел,
Разбежавшись хорошо.
От работников сбежал,
Только пятками сверкал.
От медведя-дурака
Тоже дал я драпака…

Вот ведь как чувствовала, бедовая, что с волком осечка будет. У ребятишек прокатило, никто не заметил, что серого она пропустила. Но судьбу не обманешь.
Мэри сглотнула слюну и все-таки сказала это.
- Не ешь меня. Я тебе пригожусь.
Ага. Песенку спою…
- У меня есть книги, я отдам. Если надо, я добуду еще.

+4

7

Девчонка смотрела на него, не отводя глаз. Она не визжала, не орала от ужаса, не падала в обморок, словом не делала того, что обычно при встрече с ним делают девицы её возраста. Она была молода, ещё даже ребенок по его меркам. Хотел было подумать, что жизни она совсем не видала, но тут же осёк эту мысль.

Может быть, как раз совсем наоборот… Если бы была полной дурой, орала бы и билась в истерике… Он скривился, представляю девичьи истерики. Их он ненавидел. Это не звон поля ужаса, не крик страха, который будоражил Фенрира, где-то даже возбуждал, взывал е го волчьей натуре, позволяя ей вырваться наружу. Женская истерика - это другое. Эта мерзкая и противная какофония. Таких он готов был убивать сразу. А девчушка была другой.

Она поняла, кто он. В глазах читалось смирение. Это даже немного позабавило Сивого и дало повод для гордости. Он внушает такой страх и ужас, что девочка, едва увидев оборотня, готова была сдаться. Правда, за последний шанс она всё же постаралась уцепиться, предложив свою помощь.

- Ты слишком тощая, чтобы тебя есть, - проскрипел Фенрир, расплываясь в ехидной улыбке. - Проще тебя разорвать на части, кожа у тебя тоненькая, одного взмаха хватит.

Фенрир сделал ещё шаг. Он поднял руку на встречу к её лицу, чтобы продемонстрировать своё смертоносное оружие: сильная и мощная рука с длинными острыми ногтями-когтями. Сивый мягко положил ладонь на щеку девочки. Её кожа была на ощупь мягкой и даже бархатистой. Такой теплой и живой. Он сначала легонько провел ногтями по щеке, будто поглаживая её. Следующим движением он уже зафиксировал лицо девушки своей рукой. Он крепко её держал за подбородок, так что она смогла бы даже голову повернуть без болезненных ощущений.

- Как тебя зовут? - Сивый смотрел на неё пристально. Его голубые глаза выделялись на фоне грязного и потрепанного вида оборотня. Глубокий ледяной цвет, чистый и ясный взор, как будто он украл глаза у своей жертвы. Он проникал до самой глубины души своим взглядом, пытаясь почувствовать настроение и состояние жертвы.

Он услышал её предложение о книгах, но пока был уверен, что девка бесполезная воровка, случайно оказавшаяся в ненужном месте и ненужное время. Из этого тупика ей не спастись без его, Фенрира, на то воли.

Вообще, милосердие не его конек. Он не из тех представителей волшебного мира, кто считает, что в войне можно избежать лишних жертв. Нет, лишних жертв не избежать. Это война. Выиграет тот, кто будет действовать без сожаления, не дрогнув идти вперед. Фенрир Грейбэк считал себя таким лидером. Да-да, именно лидером. Он был вожаком стаи. И пополнять стаю - его основная задача.

Девка не годилась в оборотни. Слишком хилая. Может даже и первую трансформацию не переживет. Он снова оборвал себя на мысли. Почему-то он не торопился её убивать. Это состояние вводило немного в ступор. Фенрир верил своему чутью безоговорочно, поэтому старался не торопиться. Он прислушивался к своим инстинктам, пытаясь уловить, что в этой девочке такого.

Оборотень всё ещё держал за подбородок. Он разглядывал её лицо, словно пытался поймать какие-то черты лица, а может даже прочитать мысли. Держал он крепко, но всё же не так, как мог бы. А мог бы он просто сломать ей шею. Одним движением пальцев. Одно движение. И всё. Но пока он ждал…

+4

8

Кажется, стена могла бы задрожать от дрожи, бившей тело Мэри. Ей было и страшно, и холодно. Пока бежала – не чувствовала холода, даже немного вспотела. Но теперь она снова мерзла, особенно ноги. Ботинки добрые волшебники, встречавшиеся ей на пути, периодически починивали магией, но срок такого волшебства недолог, а помогали ей в последний раз с неделю назад – швы опять разъехались, толстые носки промокли. Теплых перчаток у неё не было, только тоненькие митеночки, в которых она играла на улице.
Когда оборотень приблизился, тронул её, Мэри лишь на миг отвела взгляд от его глаз – на движение руки к лицу. Рука была – мама не горюй. В принципе, если бы это была только одна рука, даже без этих огромных когтей, без всего остального огромного тела, без зубищ – одной её хватило бы убить Мэри. И поломать, и разорвать, и проткнуть и выпотрошить. Но страшнее от этого ей не стало. Просто некуда было уже – страшнее-то. Зато рука была теплой. Теплой не только там, где касалась кожи, а прямо таки источающей тепло. И еще, приблизившись вплотную, оборотень закрыл её от ветра. Выставленная вперед левая рука уперлась в грудь и согнулась в локте при последнем его шаге. Она не отталкивала, не пыталась установить дистанцию, он все равно бы просто не заметил, даже если бы она попыталась. Мэри безотчетно согнула пальцы, пытаясь сохранить ненароком пойманное тепло.

Девушка снова подняла глаза. Момент магической завороженности прошел, теперь она переводила взгляд с одного зрачка на другой, будто сравнивая.
- Мэри. Мэри МакДональд, - проговорила тихо. – Я просто пою песни, сэр.
Надо было что-то еще предложить. Постараться уговорить не убивать её. Но что еще она умеет? Ну, кроме песенок, из полезного? Таскать мелочь в супермаркетах. Таскать овощи на рынках и журналы с газетных лотков. Может понимать, что чувствуют животные, и что могло бы сказать людям растение, если бы умело говорить. Умеет лечить ранки, порезы, синяки и вывихи. Раньше умела, когда у неё была палочка. Теперь, без волшебной палочки, она совершенно бесполезна. Ну что, еще умеет быстро бегать и пролезать в узкие щели. Это все, конечно, очень ценно для существа, что может убить, просто покрепче сжав пальцы на твоем подбородке. Но хоть что-то надо предложить в обмен на жизнь!
- Если вы курите, у меня есть сигареты. И зажигалка.

Отредактировано Mary McDonald (2018-01-12 14:26:22)

+4

9

Ледяная ладонь коснулась его торса. Он даже слегка удивился, не думал, что девчонка так замерзла. Медленно возникла мысль, что может ей вовсе и не страшно было, а просто до дрожи холодно. Фенрир даже посмотрел на неё удивленно сверху вниз, но тут же одумалась. [Она вроде не дура, а значит бояться всё же должна.

Обычно, когда оборотень подходит так близко, это означает наивысшую степень угрозы. Но девчонка будто успокоилась. И это заинтересовало Сивого. Замерзла… Просто греется. Он ухмыльнулся. Это его очень позабавило. Так к нему, наверное, никто из представительниц женского пола не притрагивался.

Мэри. Имя такое же простое, как и сама девчушка. Или же нет…

- Не курю, - коротко бросил он.

Фенрир подумал было, что она вполне подойдет к его стае. Пронырливая, юркая, сообразительней многих таких волчат в стае. Здесь она изгой, мусор, который выбросили на улицу, где она просто поёт свои песни. Замерзшая и одинокая. Ему не было её жаль, нет. Скорее это вызывало у него интерес: как она смогла выжить? Если смогла выжить, значит сильная девчонка. А сильные волки ему нужны.

Сивый не мог обратить её сейчас. Ему потребовалось бы время на трансформацию, а с учетом прыткости жертвы, оборотень мог бы запросто упустить её и нужную книгу. Он снова вперился в неё взглядом. Второй рукой Фенрир аккуратно провел невидимую линию от уголка глаза вниз по щеке. Затем провел второй раз, надавив сильнее. Остался красный след. Но он не остановился, и надавил в третий раз.

Проступили маленькие капельки рубиновой крови. Сивый глубоко втянул воздух ноздрями. В голове зашумел буря из запахов улицы и подворотни, запахов самой Мэри, её одежды и наконец, её крови. Адреналин забегал по телу оборотня, встряхивая его.

Он удовлетворенно улыбнулся. Запах ему понравился. Грейбэк плавно приподнял её за подбородок верх и наклонился к раненной щеке. Его дыхание будто обволакивало всё вокруг. Он оскалился и слизнул с щеки капельки крови, оставив влажный и немного красноватый след на щеке Мэри.

Оборотень прикрыл глаза, чтобы послушать свои ощущения. Через секунду Фенрир уже вновь изучал её. Свободной рукой он указал вниз, и «рабочей» резко наклонил её голову по направлению к сумке. - Показывай, что внутри. И не дергайся.

Голос звучал спокойно и уверенно. Он плавно отпустил Мэри, чтобы она смогла спокойно дотянуться до сумки и выполнить его указание.

+5

10

Она бы закричала, если бы смогла. Но вышло только какой-то беззвучное скуление. Она была уверена, что одной раной, одной каплей крови Фенрир не обойдется, что сейчас он что-нибудь ей откусит. Попыталась вжать голову в плечи, но вышло только вздернуть плечи к голове. Сейчас бы самое время все-таки - в обморок. И очнуться, когда все будет закончено. То есть, уже на Небесах. Или – очнуться с полгода назад, дома, и чтоб рядом была милая Дафна, и ничего не было. Ни этого страшного существа, играющего с ней, как с мышкой, ни адского холода в порванных ботинках, ни странствий по Британии то в дорожной пыли, то в слякоти, с невменяемыми попутчиками, с ночлежками под мостами, с жизнью впроголодь. Чтоб она была умной с самого начала и осталась дома!
Но он отстранился, ничего не откусив. Мэри даже вдохнуть не могла, чтоб перевести дух.
Если она вдруг выживет… если увидит Дафну… то станет хорошей девочкой. Никогда больше не будет воровать. Будет слушаться. Научится чему-нибудь полезному. Согласится на самую черную и неблагодарную работу. Что еще загадать, Мэри не знала, да и это загадала не словами, а какой-то невнятной вспышкой-образом. Может, это и хорошо, что она остановилась на черной и неблагодарной работе, а не успела напридумывать ничего больше, типа как вернуться к маглам, уйти в монастырь и все такое, что всегда считала хуже смерти. Потому что «если» почему-то становилась чуть менее фантастическим. Она пока была жива. И будет жива, пока будет показывать Фенриру содержимое своей сумки. А это «если» еще минут на пять, может десять. За десять минут многое может случиться.
Он больше её не держал. Это было и хорошо, и плохо. Плохо – потому что ноги тоже больше не держали.  Стоило Мэри остаться без поддержки, как ноги подкосились, и она мягко съехала в грязный снег темной подворотни. Но указание выполнила. Открыла сумку и стала искать в ней дрожащими руками ту книгу, что сунула последней. Но все в сумке перемешалось, когда она убегала, а может, просто руки так дрожали, что попадали не туда. Все время попадался то корешок песенника, то угол магловского  журнала «Плейбой»… Мэри ухватилась за него и вынула, и, не зная, что еще с ним делать, сунула Фенриру, а сама стала искать дальше и вынимать одну за другой украденные книжки: «Расклады Таро», «Гадания и сновидения» и «Глубокомысленные беседы с высокопоставленным магглом, не подозревающем о том, что его собеседник волшебник, о магии, чудесах и волшебных существах» 1866 года издания.
Журнал – это было совсем не то, что он искал, разумеется. Но куда его еще деть? В снег кинуть? Жалко… Мэри рассчитывала продать его галеона за три, а если повезет, то и за пять. Однажды ей почти удалось продать его, но не свезло, их спугнули волшебники в форме, показавшиеся в конце проулка, Мэри едва удалось удрать. А жаль. Продала бы его тогда – сейчас не пришлось бы воровать книги, ей хватило бы и на палочку, и на лекарства, и на то, чтоб пожить какое-то время в комнате над «Дырявым котлом».
Журнал был замечательный, хоть и не новый, апрельский. На его обложке две длинноногие девицы, блондинка и брюнетка, в розовых недонакидках замерли в каком-то намеке на порочную близость. Мэри поначалу старалась не смотреть на этот журнал лишний раз, но потом как-то привыкла – ну девицы, ну без всего… А теперь ей и вовсе было уже все равно, что там делают эти две красотки, пусть бы хоть целуются. Вынув украденные из лавки книги, Мэри протянула их оборотню, думая, что он возьмет их и вернет обратно злополучный журнал.

+5

11

На какое-то время Фенрир подумал, что Мэри умерла. Умерла от ужаса и страха перед жестоким оборотнем. Просчитался он с девчонкой, конечно. С другой стороны, надо отдать ей должное - воровка даже не пикнула. А он так не любил ор и крики.

Она сунула ему какую-то странную книжку. Мэри стала доставать все остальное из сумки, но вниманием Сивого завладела книжка. Мягкая на ощупь, совсем не такая, как старые и трепанные фолианты, которые он держал в руках. Новая книжка… Может эта самая книжка?

Стоило ему только взглянуть на обложку, как Фенрир шумно выдохнул. На обложке красовались две обнаженные девушки. Точнее они были одеты в какие-то воздушные накидки, но за их легкой тканью можно было разглядеть все прелести. Скорее всего они были магмами, но как женщины, тем более абсолютно голые, были крайне привлекательные. Оборотень даже забыл о Мэри.

Фенрир облизнулся и провел рукой по обложке - вдруг книга всё же волшебная, и красотки оживут. Одна брюнетка, вторая блондинка. Девушки замерли, опасно прижавшись друг другу. Фантазия Сивого начала опасное путешествие в какие-то похабные дали.

Девицы уже начали свой пленительный танец, плавно двигая бедрами. Их руки скользили по соблазнительным изгибам друг друга, стягивая прозрачные пеньюары друг с друга. Блондинка томно вздохнула и подарила своей подружке страстный поцелуй. Желание разлилось по телу Фенрира, разгоняясь по крови и всему телу.

Оборотень потряс головой, отгоняя наваждение. Он свернул журнал в трубочку и положил в карман брюк.

- Почитаю на досуге. Тебе он вряд ли пригодится. Или ты из этих? - Сивый хрипло засмеялся шутке.

Мэри оценить не могла - она была испугана. Правда, Фенрир уже передумал её убивать. Журнальчик перевел настроение оборотня в крайне приятный лад.

- Показывай остальные книжки, - он присел на корточки рядом с ней, чтобы поближе рассмотреть корешки украденных изданий.

Проблема была в том, что Фенрир совсем не помнил, как называется нужная ему книга. Название и автор были записаны на клочке бумаги, который остался в лавке. Оборотню было некогда вспоминать про такие детали, когда Мэри драпала из лавки.

Он надеялся, что сможет вспомнить что-нибудь, когда посмотрит на книжки. С другой стороны, найти ещё журналы в сумке воровки Сивый совсем не отказался бы.

+5

12

Оборотень рассматривал журнал. Мэри замерла, боясь помешать ему, боясь напомнить о себе. Ему нравилось. Хотя – как он мог видеть, что там, в такой темноте? Вот же глаза! Мэри, конечно, тоже наловчилась отлично ориентироваться в темноте, но так, чтоб читать книги и рассматривать картинки – нет, так она не могла бы никогда! Наверное, это надо быть оборотнем, чтоб так уметь.
Она затаила дыхание – нравится… Хорошо. У неё есть еще кое-что, поторговаться. На дне сумки, скрепленные скучной бухгалтерской резинкой, лежала еще пачка наклеек самого фривольного содержания. Певицы, спортсменки, актриски безо всего или с минимумом всего, едва прикрытые волосами, руками, букетиками цветов… Она, конечно, думала, что если продаст это, то дороже, чем наклейки с цветами и с одетыми девушками, но никогда и не предполагала, что это все может стать ценой за её никчемную жизнь.
А ведь она была совсем-совсем не такая, даже не близко. Когда Фенрир спросил её, она только испуганно помотала головой. Если бы могла дышать не через раз, фыркнула бы – ну что вы говорите, мистер, какая же я «из этих»? Вот же – смешная пестрая шапка на голове. Одежка под старым пальто – не тонкие воздушные ткани и не черная обтягивающая кожа, а обыкновенный растянутый свитерок со спущенными уже кое-где петлями. Да и под свитерком, простигосподи, разве такие формы? Там не то что гладить и букетами прикрывать, там ущипнуть нечего. Грудки-прыщики, зад костлявый. Для неё это очень удобно, можно протискиваться в любую щель в заборе, прятаться там, где и не подумают искать. Но вот для этого она вообще не приспособлена. Она проверяла. Точно.
Он сел рядом. Это было хорошо. Мэри еще точно не знала, почему, но как-то интуитивно поняла – хорошо. Лучше, чем держать её за горло. Она подала ему все три книжки, одну за другой. Розового бархата – про Таро. Про сновидения - обтянута темной плотной бумагой с разноцветными разводами. А та, которую она ухватила первой, та и вовсе простая, в дешевой мягкой потрепанной обложке.
Помедлила, сомневаясь, сразу предложить ему наклейки или потом? Вот наклейки она наощупь одну пачку от другой отличить не могла бы, а рассмотреть что-то на маленьких картиночках сейчас даже не надеялась. А ну как подаст пачку с героями из мультфильмов – вот конфуз будет… если, конечно, расстаться с жизнью можно назвать конфузом.
- Я не знала, что они вам нужны, мистер Грейбек. – Ей пришлось снова приложить руку к горлу, чтоб сорванный голос хоть как-то зазвучал. – Я только хотела немного заработать.
Свободной рукой она нащупала и достала последний журнал из сумки – журнал мод за позапрошлый год. Разумеется, маггловский. Обнаженных женщин там не было, но девушка на обложке была весьма миловидна. Сейчас Мэри не видела её, но отлично помнила. Ей никогда такой не стать. Уверенной, гордой, с красиво подведенными глазами, с улыбающимися розовыми губами. На такую если даже надеть её смешную пеструю шапку, то шапка станет красивее, а не девушка – хуже.

+4

13

Книжки, что таились в сумке маленькой воровки, не помогли Фенриру вспомнить, какую именно он должен быть принести Повелителю. Эта ситуация начинала снова выводить из себя оборотня. Если бы Мэри не помешала ему в книжном, он бы довольный прогуливался по Лютому переулку с заветной книжкой в руках.

Сейчас даже скрученный в трубочку журнал с полуголыми красавицами не радовал Фенрира. Он перебирал по третьему кругу книги, силясь вспомнить то, что у же напрочь забыл. Сивый издал рык, который волной прокатился по подворотне.

Мэри протягивала ему очередной журнал. Он выхватил его и бросил в сторону. Бесцеремонно схватив сумку, Сивый вытряхнул всё на землю. Из сумки посыпались какие-то наклейки в пачках, мелкий мусор и какая-то ерунда. Ни одной книжки нет..

Оборотень швырнул пустую сумку в стену прямо рядом с Мэри. Он снова зарычал от недовольства. Фенрир резким рыком поднял девчонку с земли и приподнял, держа за шиворот.

- Сейчас мы вместе возвращаемся в лавку Кобба. Проверять твою честность, юная леди, а потом я решу, что с тобой делать.

Фенрир попробовал поставить её на землю. Он снова приставил коготь к подбородку Мэри.

- Если ты попробуешь сбежать, я найду тебя в любом месте, - Сивый прошелестел это очень тихо, чтобы только Мэри услышала и испугалась до ужаса.

Когда закончу - пришибу девчонку. Хватит играть в кошки-мышки. Она бесполезна. Настроение Фенрира было очень переменчивое. Он всегда очень быстро загорался и мгновенно остывал. Конечно, это касалось пустяков, а не серьезной вендетты. Сейчас он был зол не на Мэри, а на себя. Он почти провалился, и не был уверен, что среди найденных книг есть та, что ему нужна. Это сводило его с ума. А свести с ума Фенрира, как видите, очень легко. Если Темный Лорд будет недоволен оборотнем, он больше не сможет думать о судьбе и назначении маленькой Мэри. Ему самому не поздоровиться.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-02-03 11:19:14)

+4

14

- Мама-мамочка! – просипела тихо-тихо, почти одними побелевшими губами. И тут же сообразила, что мамочки-то и нету. Никто её не спасет, не защитит, не окажется волшебным чудом рядом. Надо самой себя выручать. Но как?
Все её сокровища, вся её жизнь за последние полгода лежала сейчас в снегу и грязи, под их ногами, и Мэри даже не видит всего этого. Просто знает, что всего этого больше нет, гроша ломаного этого все больше не стоит – наклейки, сигареты, значки, классный журнал с выкройками, один такой она уже продала за целый галеон. Всего этого, с трудом украденного, бережно хранимого, трепетно оцененного нет больше. И надо бы хотя бы расстроиться, что ли. Но не вышло – нет так нет. И даже из-за песенника, где она собирала песни, истории, зарисовки, куда записывала приснившиеся или подслушанные мелодии – нет, все равно.
Сейчас – она все еще жива. Это главное. Мэри закрыла глаза – страшно. И от страха еще холоднее. И мысли путаются, и ноги подкашиваются. А это нельзя, надо соображать поскорее, придумать, как убежать, куда спрятаться. А уже потом она придумает, как ей быть дальше.
- Я не убегу, - пообещала Мэри, стараясь, чтоб прозвучало это как можно убедительнее. Уж что-что, а врать она наловчилась отлично. Если бы надеть сейчас на неё Распределяющую шляпу, возможно, у неё теперь был бы некоторый шанс попасть именно на Слизерин. А что?  Ума у неё не палата, не вагон и даже как-то не маленькая тележка. Храбрости в запасе нет совсем. Насчет всякого там терпения и доброты – нет, это тоже не про неё. Она знает сотню волшебников добрее и терпеливее, она им теперь на глаза показаться не смеет. Зато врать, изворачиваться и ставить перед собой труднодостижимые цели – это теперь вся она, вся, от вспотевшей макушки до промерзших пяточек.
Вот было бы хорошо быть анимагом и превращаться в змейку. Нет, змейка – плохая идея. Зимой змейке плохо. Вот бы в птичку. Птичкам тоже плохо. Но все же шанс сбежать…
Мэри подчинилась. Она шла обратной дорогой к книжной лавке на плохо гнущихся, совершенно ватных ногах, не очень уверенная, что все это ей не снится. Темный проулок казался бесконечным.
Я ему не нужна. Ему нужна эта чертова книга. В той лавке тысячи книг. Пока он будет искать – я сбегу. Как? Забраться под стеллаж? Найдет и вытащит. Позвать на помощь? Так я сама нарочно выбрала такое место, откуда не так просто позвать на помощь…
Стоп. Стоп, Мэри. У того старичка, если он остался жив, было время, чтоб позвать на помощь. Если у него есть волшебная палочка и немного мозгов, то он наверняка уже позвал на помощь
.
От этой мысли Мэри стало немного теплее. И ноги вдруг снова обрели твердость. И сердце забилось радостнее. Хотя это была всего лишь надежда – маленькая-маленькая надежда!
До заветной лавки оставалось всего несколько шагов.

+5

15

Они почти подошли к лавке, когда Фенрир положил свою лапу прямо на плечо хрупкой Мэри и сильно стиснул её. Он подтянул её к себе и быстро осмотрелся по сторонам, не привлекают ли они внимание. Хотя со стороны пара смотрелась всё же подозрительно: маленькая и грязная девчонка, которая трясется от холода и ужаса, и грозная махина, следовавшая следом по пятам. Сивый приблизился к её уху и тихо сказал:

- Только без глупостей, - плавным толчком она подтолкнул Мэри ко входу.

В лавке было пусто. Кобба за прилавком тоже не было. Сбежал… В голове пронеслась эта мысль стрелой, больно пронзив висок. Он снова начал злиться на себя, но разве мог он в эту минуту признаться в этом. Объектом злобы была немедленно выбрана Мэри. Он пихнул её вперед и зарычал.

- Если я не найду книгу, отсюда живой ты не уйдешь, - Фенрир медленно подходил к ней, переходя на волчий рык.

Он снова взялся за её плечо и потащил к прилавку, чтобы проверить, где же Кобб. Сивый резко вернул воздух, пытаясь уловить какие-нибудь запахи. Хозяина лавки около конторки не было, но его запах ещё был в лавке. Должен быть здесь…

Мэри в его цепкой хватке была как тряпичная кукла, которую он не собирался отпускать. Если бы он хоть на секунду включить голову и спокойно подумать, Грейбэк бы понял, что девчонка ему вряд ли пригодится. Темный Лорд будет в бешенстве, потому что он не смог выполнить элементарное поручение, просто принести чертову книжку.

Фенрир принялся ходить между рядами стеллажей, то и дело рыча и глубоко втягивая воздух, как ищейка в поисках Кобба. Мэри едва поспевала за ним. Кобба он нашел в самом углу магазина. Там его застало возвращение Сивого и Мэри, и он решил, что сможет спрятаться.

Оборотень грозно зарычал, как настоящий волк. Он толкнул Мэри рядом с хозяином лавки. Кобб испуганно закрыл голову руками и сжался в комок.

- Я устал играть в эти игры, - он приблизился к Коббу и схватил его за шею, крепко сжимая, контролируя поступающий кислород. - Где книга?

Свирепый взгляд, тяжелое дыхание. Только этого хватало, чтобы душа покинула тело старого хозяина. Как будто мертвая хватка была недостаточным аргументом в текущем споре. Он был готов сломать ему хрупкие позвонки, но это не даст ему книгу, которую он так жаждет получить, чтобы отдать Лорду. Он глубоко вдохнул, чтобы взять себя под контроль и слегка ослабил хватку, чтобы Кобб мог хоть что-то сказать.

- Если мне не понравится ответ, я сломаю тебе хребет, а потом, - он кивнул в сторону Мэри, - убью и её. Даже если это мне не поможет, я точно получу от этого удовольствие, так что не тяни!

Он начал медленно считать про себя, отмеряя, сколько им обоим осталось жить..

+4

16

Сегодня день выдался на редкость паршивым!
Проблемы с младшим сыном – это не то, что миссис Мальсибер ожидала по наступлению нового года.
Недопонимание, которое неизменно наступает между повзрослевшими детьми и родителями. Глупое недоверие.
Нет, Ровене необходимо было развеяться. Она не могла находиться дома, стены которого сегодня давили на нее пуще обычного. Ей словно не хватало кислорода, а написанное совместно с Эдвардом письмо Марцеллу, окончательно побудило женщину покинуть пределы поместья Мальсиберов хотя бы на несколько часов, чтобы собраться с мыслями и взглянуть на ситуацию с другой стороны.
Какая к черту «другая сторона», когда чувства преобладают над разумом?
Да, сильные чувства не чужды даже представителям рода Мальсибер. И совсем юным – в частности.
Миссис Мальсибер натягивает капюшон на лицо как можно ниже, не понимая, как ноги привели ее к подворотням Лютого переулка. Да, определенно, не очень удачная идея найти уединение в одном из самых небезопасных мест Магического Лондона. Однажды по глупости она уже попала в одну неприятную ситуацию. А после – отправилась в Мунго, чтобы убедиться, что все в порядке.
Повторения этого «подвига» женщина не хотела. А потому намеревалась свернуть туда, где будет безопаснее, но тут же остановилась, увидев до боли знакомую фигуру, которую спутать было невозможно.
Уголки губ чуть приподнялись, выражая истинное расположение этой дамы к Грейбеку. Кого-кого, но именно Фенрира Ровена сейчас была рада видеть, как никогда ранее. Но в следующую секунду между бровей залегла тонкая морщинка, выражая искреннее недоумение, стоило заметить, как оборотень подтолкнул ко входу совсем худенькую девчонку. 
Это не ее дело.
Сейчас Роу стоило бы развернуться и уйти подобру-поздорову. Домой или какое-то более безопасное место. Но с каких это пор принятые этой темпераментной дамой решения были правильными?! Любопытство вновь взяло верх над госпожой Мальсибер. И, осмотревшись вокруг, она прошла к книжной лавке, у которой секундами ранее пребывал Грейбек. А раздавшийся по другую сторону стены звериный рев, лишь убедил женщину, что он там. И толкнув дверь от себя, Ровена переступила узкий порог. Дверь закрылась.
Тихо...
На первый взгляд не было ничего необычного. Но тяжелое дыхание, раздававшееся за одним из стеллажей, говорило об обратном. И она медленно двинулась в ту сторону, размеренно постукивая каблуками о деревянную поверхность пола.
Шаг. 
Второй.
Третий.
И Ровена заворачивает за один из стеллажей и сразу же останавливается, вперившись взглядом в широкую спину Фенрира.
О, она не сомневалась, что Грейбек почувствовал ее. И потому сердце забилось быстрее. Не от страха, нет. Скорее, от неожиданной встречи, коих на их счету было предостаточно. Но каждая, как в первый раз, привносила что-то новое. Как, например, сейчас.
Необычно, верно?..
Тонкие пальцы потянулись к плотной ткани и стянули капюшон вниз, позволяя светлым волосам беспорядочно рассыпаться поверх плеч. Хозяин лавки, безусловно, узнал благородную мадам. Вот только сейчас его не волновало ничего, кроме собственной жизни.   
– Усилишь хватку – и получишь лишь сладость момента, но не того результата, который был бы наиболее выгоден тебе. – Ровена говорит негромко, размеренно, чтобы смысл ее слов дошел до охваченного яростью сознания пробудившегося хищника. – Он – старик. И терять ему нечего. 
Женщина делает несколько шагов вперед и останавливается сбоку от оборотня, не отводя взгляда от сосредоточенного лица Грейбека. Она аккуратно кладет ладонь поверх протянутой руки, сжимающей морщинистую шею испуганного старика, и едва ощутимо давит на напряженные мышцы, ненавязчиво побуждая ослабить цепкую хватку.
– Отпустишь – он незамедлительно отдаст то, что тебе нужно, – она перевела взгляд на лицо Кобба, надеясь, что тот не сглупит от страха. –  Если попытается обвести тебя вокруг пальца – просто закончишь начатое.
Ничего личного.
А улицу патрулируют – нужно быть тише.
Ровена перевела взгляд светлых глаз на молоденькую, совсем не примечательную девушку. Ровесница сыновей – не старше. Жизни еще не видела. Она напоминала маленького испуганного котенка, впервые нос к носу столкнувшегося с жестокостью реального мира.
– А она тут вообще не при чем, – не отводя от девушки взгляда, Ровена чуть приподняла подол платья и присела на корточки. Она легко улыбнулась, медленно протягивая руку к девушке, будто бы пытаясь помочь. Но, нет. Указательным пальцем правой руки женщина указала на выход.
Уходи, девочка!
Возможно, именно сейчас Ровена взяла на себя лишнее. Это может не понравиться Фенриру. Возможно, достанется и ей. Но женщина действовала из лучших побуждений.
Верно? 

+4

17

Мэри все пыталась улучить момент, чтоб дернуться, убежать, так, чтоб вышло хоть немного, хоть несколько шагов форы, но – нет, не выходило. Да и несколько шагов – что за расстояние для такого существа, как Фенрир Грэйбек. Самообман – не более.
Не вышло убежать, пока шли к лавке. Мэри постаралась утешить себя – ничего, наверняка владелец магазинчика уже сообщил о нападении, и в лавке уже волшебники в форме. Но в лавке никого не было – разбилась самая большая, самая верная надежда на спасение. Это было так горько и досадно, что даже захотелось заплакать. Но Мэри не заплакала – это означало бы сдаться, а она очень-очень хочет жить.
Уронить на него шкаф… - мелькали мысли. – Только ухитриться отойти на шаг-другой, чтоб оказаться по другую сторону стеллажа. Он отвлечется – и сразу!..
Но Фенрир не отвлекался. Он не давал ей ни малейшего шанса. Мэри сама не заметила, как страх сменился отчаянием и навязчивой идеей: обязательно сегодня выжить, обязательно увидеть завтра!
Спасение пришло – как в сказках, внезапно, совсем нежданно. Мэри сначала думала, что ей показались эти шаги. Думала, она просто ждет – и вот сознание рисует ей уверенную поступь аврора. Но шаги были настоящими, и женщина, что остановилась рядом с ними, хоть и не была аврором, но зато точно была настоящей. Она откинула капюшон – и Мэри едва не забыла, как дышать. Вот такой она помнила свою первую маму. Красивую, высокую, всю осиянную светом. С мамой всегда становится спокойнее, как сейчас. Мама услышала её и пришла, мамы всегда приходят на помощь…
Нет, конечно, глупость. Её мама, конечно же, не могла бы тут оказаться. Её мама маггл, и этого, в принципе, уже достаточно, чтоб понимать – перед ней совсем другая женщина, и все совсем не так, как в её наивной религии.
Эта красивая, уверенная в себе женщина – волшебница. Наверняка из тех, типа Блэков. Небожителей. Она пришла сюда по своему, непостижимому для простых смертных, делу. Она знает оборотня. Знает, как с ним говорить. Точно знает, что он её не тронет. И у неё-то наверняка есть волшебная палочка…
Мэри, если первые мгновения и колебалась, то очень быстро справилась с сомнениями.  Ну, конечно, бежать.
Она быстро-быстро перебрала руками, отползая  подальше, а когда отползла, то стала подниматься на ноги.
Не поблагодарила. Не сказала вообще ничего. Только посмотрела с благодарностью и обожанием. Она запомнит это лицо. Она найдет эту женщину. Однажды она вернет этот долг с лихвой.

+5

18

Три, два… Внутренний счет остановил скрип двери. Он хотел молниеносно сжать руку на шее Кобба, чтобы остановить его дыхание. Когда пальцы медленно стали сжиматься, он сделал очередной вдох и почувствовал запах. Зрачки расширились от удивления, что запах был знаком ему. Нотки карамели защекотали нос, и он ослабил хватку, но по-прежнему удерживал мужчину в руках. Теперь он хотя бы мог дышать

Фенрир не мог понять, откуда взялось это наваждение, ведь вряд ли Ровена могла оказаться в лавке сегодня. Но с каждым гулким шагом каблуков Роу он все отчетливее понимал, что рядом именно она.

Миссис Мальсибер сняла капюшон, и тогда он позволил себе легка улыбнуться. Правда, сцена, в которой она его застала, была не самой приятной, и сейчас Фенриру было вообще не до шуток. Улыбка была мимолетной, и он снова переключился на своих жертв. Тут её мягкая рука коснулась его напряженной руки. Она мягко держала его, намекая отпустить Кобба. От этого жеста он инстинктивно сжал горло снова.

Слова Ровены этом отдавались в его голове. Только слова о Мэри выдернули его из жестокого оцепенения. Он отпустил старика, который безвольно осел на пол рядом с Роу, которая указала Мэри на дверь. Девчонка начала быстро отползать из угла, куда её сегодня загнал случай.

- Стоять! - рявкнул Фенрир. - Ты никуда не пойдешь, пока я не получу то, что нужно.

Глаза его были полны злости и решимости, дыхание учащенное от бушующего внутри адреналина и страха перед Темным Лордом. Он посмотрел на Ровену. Сивый старался, чтобы ей реже приходилось помнить, какой он дикий и жестокий. Сейчас контролировать себя было тяжело, тем более, что дорогая Роу не знала, что стоит сейчас на кону.  И ей это точно ни к чему…

Кобб наконец-то пришел в себя и быстро заговорил о том, что сейчас принесет мистеру Грейбэку то, что ему нужно. Фенрир, не долго думая, подошел к Мэри и схватил её за руку, вернув её в угол.

- Не будет книги - девчонка умрет. Сбежишь или позовешь на помощь - девчонка умрет. Всё понятно? - он проводил Кобба рыком.

Теперь он повернулся к Ровене, коснувшись рукой её волос. Вряд ли она даст ему убить Мэри, поэтому придется вести себя сдержаннее. Хотя хотелось совсем другого.

- Что привело сюда мою дорогую леди? - он не упустил возможность сделать акцент на слове «мою», хотя он действительно не понимал, что её сюда занесло.

+4

19

Злость сочилась в каждом слове оборотня, заполняла мутной пеленой его глаза и наполняла его с каждым вдохом. И на доли секунды Ровена будто бы выпала из реальности, позабыв, как нужно дышать. Страх, порожденный воспоминанием полугодовой давности, охватил ее разум, заставляя ведьму поежиться, словно от дуновения холодного ветра, проникающего под мантию и пронизывающего до самых костей. Ведь тогда в деревне она впервые увидела истинное обличье Фенрира Грейбека. Вожака стаи, имя которого наводило неподдельный ужас, порожденный жуткими историями. И совсем не такого, каким Фенрир был в ее присутствии. Другого. Дикого. Жестокого. С тех самых пор Ровена побаивалась, несмотря на уверенность, что он не тронет ее. Побаивалась, потому что понимала, что по воле случая может оказаться на месте того же Кобба.
Ровена едва заметно дернулась от неожиданности, когда Фенрир рявкнул, возвращая девушку на место, а миссис Мальсибер  – к реальности.
Она посмотрела на Мэри, пока Фенрир раздавал указания Коббу.
– Как тебя зовут?  – на грани слышимости поинтересовалась женщина, рассматривая девушку. С ней Мэри нечего опасаться.  – Как ты здесь оказалась?
И почти тут же перевела взгляд, услышав причину, по которой ее ласковый и нежный зверь оказался в книжной лавке.
Леди Мальсибер быстро встала на ноги и облокотилась спиной о стеллаж.
Книга. Грейбэку нужна книга, отсутствие которой вызывало страх даже у вожака оборотней. Что же в ней такого? И почему он прислал именно Фенрира? Почему оборотень так боится? Пожалуй, это не те вопросы, которые стоило озвучивать в том месте, где у стен есть уши и глаза юной девушки, которая в случае чего, сможет воспроизвести в памяти образ леди Мальсибер.
Это не то, во что нужно лезть Ровене, но она готова помочь ему, если в этом будет необходимость. 
Взгляд женщины метался от оборотня к девушке и наоборот. Столько всего хотелось узнать, сказать и просто обнять. Но слова не торопились срываться с приоткрытых губ, а объятия  – не то, что нужно ему сейчас.   
Мою дорогую леди...
Она улыбнулась, повторив про себя его слова. Но при последующим вопросе Роу поджала губы. Она обхватила себя руками и несколько раз мотнула головой – ему сейчас не до ее проблем. А в нескольких словах не объяснишь. Да еще и при посторонних.
– Не знаю, что занесло меня в Лютный, – Ровена пожала плечами. – Но я заметила, как ты зашел сюда. Последовала за тобой. – Она замолчала, а потом добавила: – Я помогу тебе, если в этом будет необходимость, Фенрир.

+4

20

Не прокатило, - без досады, как-то обреченно, подумала Мэри, снова оказавшись в углу, куда её вернул Фенрир.  Ну да, с её-то везучестью было бы странно, если бы все вышло, как ей нужно. Ей не везло всю жизнь, что удивительного, что не повезло и теперь.
Её родители были так безответственны, что чуть не убили её в детстве. Ей не повезло родиться ни умной, ни красивой, а тот талант, что был дан ей от рождения – чем он может ей помочь? Ни денег не может ей принести, ни славы. Хотя слава-то ей как раз и не нужна, только эти чертовы деньги. Она ухитрилась влюбиться в того единственного человека, кого не смогла бы очаровать, хоть раззолотись она вся – хотя могла бы влюбиться в любого, Хогвартс большой. Мерлин! Она даже умудрилась сломать палочку, и даже не поняв, как – в давке в толпе? Упав на неё? Или когда она била сумкой того мерзкого полицейского? Да у неё просто талант влипать в неприятности!
Но Мэри почти сразу усовестилась. Нет-нет, все хорошо. У неё нет, и уже не найти, родных родителей, но есть же приемные, есть сестра, которая ей ближе матери. Ей повезло – у неё есть гитара, с которой она почти не расстается, ближе любой подруги. Ей повезло полюбить того единственного, кто не захотел привязать её к себе и от кого ей легко было уйти, как она и хотела. Он не нарушил её планов и не разбил мечты. Она, рожденная магглами, оказалась волшебницей – ей и тут повезло. Она попала в Хогвартс, нашла друзей. И сейчас – ну не удалось бежать. Но то, что рядом с ней оказалась эта волшебная женщина, такая сильная, такая красивая – это повезло, это очень повезло.
- Я Мэри, миледи, - так же тихо, одними губами, ответила Мэри. И покраснела, не зная, как ответить на вопрос, что же она тут делает. Сказать правду невыносимо стыдно. Пришла своровать книги, чтоб продать их магглам! А соврать – просто пришла в магазин купить книг – тоже стыдно, да она себе раньше язык откусит, чем соврет этой женщине.
Она уже не боялась так, как боялась в переулке. По-другому боялась. Как боится любой разумный человек в непосредственной близости от бесконтрольной мощной стихии. Нет гарантии, что выживет. Не знает, как действовать, чтоб выжить. Но что-то новое появилось в этом страхе. Вера в то, что удастся выжить, вернуться к сестре, начать новую хорошую жизнь, окрепла. Иначе и быть и не может. Иначе Мироздание не улыбнулось бы ей улыбкой этой женщины.
- Я тоже помогу, сэр, - добавила Мэри следом за женщиной. – Я вовсе не хочу, чтоб моя жизнь зависела от испуганного старика. Я очень здорово умею искать, сэр!

+5

21

Могу тебе помочь… Эти слова эхом отдавались в его голове, заставляя выровнять дыхание и успокоиться окончательно. Он сам не мог себе помочь, потому что был бестолковым идиотом, который не удосужился запомнить название нужной книги. Клочок бумаги, что он передал Коббу был либо им потерян, либо всё ещё был у него. В любом случае сейчас только хозяин лавки могу спасти Мэри от не самой радужной перспективы.

Ровена ласково говорила с девочкой, как мать, пытаясь оградить её от гнева Фенрира и спасти, но Грейбэк очень неохотно отходил от идеи покончить с девчонкой раз и навсегда. Он взял Роу за локоть и наклонился к её уху:

- Девчонка видела твоё лицо. Она наверняка запомнит тебя. Нет гарантии, что когда мы её отпустим она не побежит к легавым.

Он многозначительно посмотрел на леди Мальсибер. С учетом возрастающей активности Пожирателей Смерти, это лишь вопрос времени, когда Аврорат начнет более детальное расследование событий и выйдет на приближенных Темного Лорда. Конечно, это вовсе не означало, что Ровену и Эдварда бросят в Азкабан при первом же подозрении, но неудобства точно доставят. При этом лишние показания какой-то девчонки могут только добавить эти неудобства.

- Тебе нужно быть осторожнее, - его голос был непривычно мягким.

Фенрира беспокоило появление Роу не только, потому что Мэри могла выдать её, но и потому что леди Мальсибер оказалась в такое время в Лютном переулке, когда нужно быть особенно острожными.

Он повернулся к девчонке и внимательно посмотрел на неё. Оборотень отпустил локоть Роу и подошел к Мэри.

- Иди и помоги старику, но если ты надумаешь сбежать или подставить меня, - его кулак опасно сжался вблизи лица Мэри, демонстрируя с какой силой он может сжать её шею.

Без промедления волк прошел к двери и закрыл на защелку. Он не забыл и заботливо повернул табличку с надписью «Закрыто». Грейбэк вернулся к Ровене, Мэри уже убежала к Коббу спасать свою жизнь. Фенрир обернулся и убедился, что рядом никого нет и никто их не видит. Он притянул к себе леди Мальсибер и поцеловал. Его волчье чутьё подсказывало, что её что-то тревожит.

- Всё в порядке? - он коснулся её подбородка и заглянул в глаза.

+4

22

Мэри. Так звали девушку, которой просто не повезло лицом к лицу встретиться с оборотнем, молва о котором опережала самого Вожака стаи. Она была напугана и готова выполнить любое условие, лишь бы спастись. А после слов Ровены еще и смутилась, словно не зная, куда себя деть.
Мальсибер не стала лезть в душу и интересоваться тем, что ее не касалось – это никому неприятно, даже если хочется элементарно поддержать. И бесполезно.
Но стоило девушке повернуть голову, как Ровена увидела на ее щеке длинную ровную царапину, тянущуюся от уголка глаза и вниз по щеке, где красовался размытый розоватый след. Меж тонкими бровями женщины залегла тонкая полоска. Скорее всего, дело рук Грейбэка, который по природе свой любил играть с жертвой, прежде чем наброситься. 
И переключила свое внимание на Фенрира. Мужчина взял ее за локоть и наклонился ближе так, что вместе с глубоким вдохом она ощутила свежесть леса, которые окружали оборотня, где бы он ни находился. И взгляд Роу стал мягче, пока она внимательно выслушивала его.
– Не побежит, – Ровена уверена в этом. И в первую очередь по той причине, что эта встреча оставила неизгладимое впечатление для девушки после встречи со знаменитым оборотнем. – Мне кажется, Мэри поняла ценность своей жизни. – Женщина приблизила свое лицо к его, стараясь говорить, как можно тише, чтобы ее слова дошли лишь до Грейбэка. – Она умная, раз до сих пор жива, находясь рядом с тобой. И прекрасно понимает, что если взболтнет лишнего, то это лишь вопрос времени.
Ровена кивнула и Фенрир прекрасно понял, что она имела в виду. Сам Грейбэк быстро найдет девушку, если в этом будет необходимость. А не сейчас – так позже. И закончит то, от чего прервала его Роу. Да и за самой леди Мальсибер дело не постоит. Как-то по молодости ей уже довелось использовать одно из Непростительных. Но женщина надеется, что по отношению к Мэри ей не удастся вновь использовать его.
– Не беспокойся за меня. Я взрослая девочка – смогу постоять за себя. – Так же мягко отвечает миссис Мальсибер, рассматривая его лицо. И позволила уголкам губ приподняться и положить свою ладонь ему на щеку, поглаживая большим пальцем скулу. Довольно спорно, учитывая различные факторы. Однажды она по глупой невнимательности не смогла сделать этого. Особенно сейчас, когда голова забита совершенно иным. – А вот тебе нужно осматриваться. Не хочу, чтобы ты наткнулся на недоброжелателей – в последнее время их стало слишком много.
Женщина опустила ладонь и несколько удивленно посмотрела на Мэри, которая заметно осмелела, предложив свою помощь. Бежать она вряд ли попытается – Фенрир нагонит в  два счета. А вот помощь Коббу, у которого в распоряжении знания и волшебная палочка, и вовсе не нужна. Ровена недоверчиво прищурилась. Если девушка выкинет что-нибудь эдакое, то тут ведьма ей точно не сможет помочь.
И проводила Мэри взглядом, чуть облегченно вздохнув, когда девушка скрылась за дверью. Даже успела расслабиться, когда они с Грейбэком остались наедине.
Ровена не могла и не хотела отводить взгляд от него, не хотела прерывать сладостный поцелуй. И не хотела отвечать на вопрос, который ни с того, ни с сего слетел с его языка. Фенрир сам мог ответить: стала бы она бродить по Лютному переулку в столь поздний час, если бы все было в порядке? Определенно, нет.
И ощущает, как пощипывают глаза от подступающих слез.
Только этого не хватало.
– Нет, – она машет головой, прикрывая веки, и обнимает мужчину, прислоняясь своей щекой и его щеке, пока их никто не видит. Делает глубокий вдох и медленно выдыхает, не понимая, почему так остро реагирует на, по сути, безобидные новости. Ее семья цела и здорова – это главное. – Не в порядке.
Нет необходимости лгать – он чувствует ее.
И отстраняется, как только слышит шорох со стороны двери, за которой скрылись Мэри и хозяин лавки. Делает несколько шагов в сторону, где еще несколько минут назад были Кобб и девушка, прикладывая прохладные пальцы рук к горящим щекам и постепенно успокаиваясь.
Рассказать или промолчать?
Мальсибер не сразу понимает, что носком сапога подтолкнула какой-то смятый клочок бумаги. Она приседает, берет его в руки и раскрывает. Взгляд несколько раз скользит по нескольким строчкам, в которых женщина узнает почерк Розье.
– Твое? – Ровена разворачивается на каблуках и протягивает измятый клочок бумаги Фенриру, который хозяин лавки обронил, как только рядом появился Вожак стаи.

+4

23

Помочь старику... Мэри пошла следом за ним - и сразу поняла, что помочь старику сейчас можно только одним способом: положить его в кровать, накрыть одеялком и дать чего-нибудь успокоительного. А ещё лучше бы вызвать медика, хоть магловского, хоть волшебного, тут без разницы, сердца у всех людей устроены одинаково. А вот дергать его вопросами и требованиями - это совсем не помогать, это добивать его. Мэри подставила ему своё плечо, провела тёмным коридором до самой двери, открывающейся на лестницу наверх, к жилым помещениям. Помогать преодолеть ступени не стала.
- Я не собиралась воровать, - сказала ему Мэри тихо, разумеется, самую неправдивую неправду. Зато это могло немного его утешить. Наверное. - У меня были деньги, я бы заплатила. Просто я испугалась.
Мэри помогла ему сесть на ступеньку. Если ей удастся найти книгу и задобрить оборотня, она вернётся сюда и проверит, как он, что с ним. Может даже сделает ему чаю. Может даже поможет связаться с лекарями. Но сейчас её первой задачей было задобрить Фенрира. Что было первой задачей хозяина лавки, решать не ей. Но все-таки...
- У вас же есть палочка... - шёпотом напомнила она ему. У него есть волшебная палочка, он полубог! Он может сделать всё, что пожелает, и кто ему запретит? Может, наконец, вызвать авроров. Может - медиков, а уже те сами догадаются - авроров. Может забаррикадировать двери. Может встретить оборотня атакующим заклинанием. Ну если уж ни на что не хватит ни догадливости, ни характера, можно этой палочкой вскрыть себе вены и обрести лёгкую смерть. Зная, что слух у оборотней чуткий, звериный, Мэри не стала ничего подсказывать старику, а просто пошла делать то, что может сделать она.
Если бы она была одна, то сделать она могла бы больше. Могла бы потихоньку выйти через заднюю дверь и постараться добежать до патрулей. Могла бы уронить на пол масляную лампу и устроить пожар, это привлекло бы внимание жителей ближайших домов. Да, книги жалко, но жизнь дороже книг. Но когда в лавке такая невероятная прекрасная леди, пусть даже тоже полубог с палочкой, устраивать пожары и вызывать ярость Фенрира Мэри не рискнула бы. Надо было просто найти чертову книгу!
Там была бумажка, это Мэри смутно припоминала. Но где она? Её не было у прилавка, за прилавком, на нем и под ним. У старика в руках её тоже не было. Мэри огляделась. Не ветром же её унесло!
Её могло унести ногами, если она прилипла к подошве! Мэри вернулась в дальнюю комнату, как они шли, когда снова оказались в лавке. Снова идти туда, где был Фенрир, было страшновато, но одновременно Мэри чувствовала и азарт. Теперь, даже если бы оборотень сказал "да ладно, забудь, я передумал", она бы все равно не бросила.
- Тут была бумажка... О, вот такая. Могу я взять её, миледи?
Миледи не возражала*, и Мэри смогла прочесть название. Прочла - и разочаровалась: всего-то? А она ожидала что-то кошмарное типа " 100 и 1 рецепт приготовления младенцев" или "ванны из крови в домашних условиях", или на худой конец " 131 непростительное заклятие". Но Тёмные Повелители читают, оказывается, самые обычные книги. Ещё наверное и чай пьют самый обычный... А из-за этого всего стоило ли разводить столько сложностей?
Не выдав разочарования ни словом, ни выражением лица, Мэри отправилась искать самую обычную книгу для самого обычного Тёмного Повелителя.

*согласовано

+4

24

Ровена была очень расстроена. Его страх перед Темным Повелителем даже отступил на какое-то время. Такую встревоженную он её не видел. Глаза стали немного влажные от слез, что были готовы вот-вот сорваться вниз. Она же взяла себя в руки, и та слабость, что она показала снова ушла. Тревожное чувство за леди Мальсибер не готово было так быстро покинуть волка.

Наконец-то нашелся клочок бумаги с названием чертовой книги, и Фенрир выдохнул. Когда Мэри забирала спасительное название, он на всякий случай глухо зарычал, чтобы девочка не надумала себе чего-то. Например, что она в безопасности и все быстро закончится. Ровена её защищала, пыталась убедить, что девчонка не опасна, но Грейбэк в этом не был так уверен. Всё же ещё было время решить эту дилемму. Книжки-то в руках нет ещё…

Он снова обратился к Роу, пристально всматриваясь в её глаза. Нежное прикосновение к её руке, и он быстро сплел свои пальцы с её.

- Расскажешь, что случилось? Кажется, от девчонки будет толк, и нас есть немного времени.

Если бы миссис Мальсиюер встретилась ему в более радужном настроение, Фенрир точно использовал это время с большей пользой для них обоих. Сейчас же она чуть не плакала от того, что её тревожило. Что же случилась, моя дорогая Ровена…

- Ты же знаешь, что самый сильный волк Англии готов всегда встать на твою защиту, - он показательно расправил плечи, выставив и без того крупную грудную клетку вперед, отчего стал больше похож на птицу, чем на волка.

Фенрир Грейбэк вообще плохо ориентировался в чувствах и тонких материях. Он понемногу учился этому благодаря Ровене, с которой он был совсем другим оборотнем. До встречи с ней ему было чуждо всё это. Вот так рассмотреть чужое горе для него было в новинку. Для него вообще было удивительно, что на это можно обращать внимание. Но она научила. Научила, как можно вместе радоваться и получать удовольствие. Теперь он готов вместе с ней погрустить. Хотя очевидно было, что это не просто грусть, дело куда серьезнее, и неотесанному Грейбэку было очень тяжело понять, что с ней происходит.

Своим чутким слухом он слышал, как копошиться Кобб, медленно и размеренно, несмотря на страх и ужас. Всё-таки привычка работать с любимыми фолиантами нежно и без спешки не покинула хозяина лавки даже под страхом смерти. Мэри же торопилась. Он слышал, как она шумно перекладывала книжки, чтобы найти ту самую, которая возможно спасет ей жизнь…

+4

25

Оценивающий взгляд больших серо-голубых глаз задерживается на длинной царапине вдоль щеки, отчетливо выделяющуюся на фоне бледно-розовых разводов на бледной девичьей коже. 
Она-то знает, чем это может грозить? – внезапный вопрос застывает в светлых глазах белокурой дамы.
Говорят, при попадании слюны оборотня в кровь жертвы, можно заразиться линкатропией. Как, например, при укусе. Да, именно говорят, но никто не берется утверждать. А влияет ли то, в какой форме находился оборотень? Наверняка. Фенрир не глуп и вряд ли бы допустил подобных оплошностей со своей стороны, не имея на то конкретных целей. 
Ровена протягивает Мэри бумажку, не проронив ни слова. Лишь задумчиво провожает девушку взглядом. Она только приоткрывает рот, чтобы спросить у Фенрира по поводу этой раны, но Грейбэк опережает ее.
– Семья, дети, – Ровена легко качает головой, переплетая сильные пальцы со своими. – Иногда что-то незначительное ужасно расстраивает...
Женщина не вдается в подробности, потому что не привыкла выносить разногласия за пределы дома. И не хочет ничего усугублять. А сейчас – просто не место для откровенных бесед.
А еще у них совершенно разные понятия слова «семья». Для Фенрира – это волки его стаи, с которыми он живет бок о бок. За жизнью которых вожак наблюдает изо дня в день. Для Ровены – это муж и дети, в которых заключено их с Эдвардом будущее. Двое прекрасных сыновей, которые с возрастом преподносят родителям сюрпризы и заставляют изрядно понервничать. Роу тяжело выдыхает.
Волшебница улыбается и обнимает за шею самого сильного волка Англии, опуская его голову к своей груди. Тонкими пальцами поглаживает по всклокоченным серым волосам. 
– Я знаю, – на грани слышимости произносит Ровена, чуть склонив голову в бок. Пусть у них разные понятия этого слова, но есть совместные моменты прошлого и настоящего, греющих душу в самые холодные моменты. Улыбка ее становится шире. – Иногда сила убеждения намного эффективнее силы физической. В этом я всегда преуспевала. Не знаю, как будет в этот раз.
Роу сильнее прижимает к себе Грейбэка, но резкий звук, раздавшийся за дверью, заставляет женщину разомкнуть объятья, но не отойти назад.
– Эта рана на лице девушки – твоя работа? – леди Мальсибер вспоминает о том, о чем думала до тех пор, пока Мэри не скрылась за дверью. – Ты же не... – она заглядывает в неестественно голубые глаза оборотня и легонько мотает головой, желая убедиться, что Фенрир не натворил глупостей.

+4

26

Мысли Мэри бежали быстро, но бестолково, сразу по нескольким направлениям: помочь старику! Бежать прямо сейчас! Найти книгу и действовать по обстоятельствам! Боже, как же холодно…
Книг было много. В одном только этом зале  с десятка два полок, десять у стен, десяток посреди зала. Да еще вторая комната –там, похоже, особо ценные экземпляры. И стоят не по порядку…
…помрет же, сердешный. Хоть и старый, а жалко его. Сообразит или нет палочкой-то взмахнуть? Не сообразит...
Ботинки пропускали влагу, и внутри уже хлюпало целое Северное море с айсбергами и акулами. Мэри остановилась, оглянулась – не видит ли её Фенрир. Нет, этот угол зала ему было не видно. Мэри сунула бумажку в карман и быстро разулась. Ботинки задвинула под книжную полку. Мокрые носки сунула туда же. Мерлин, что у неё за ноги! Кожа и кости, только кости острые, как куриные лапки, а кожа вся красная от холода и влаги. Впрочем, ноги быстро сказали ей спасибо – в лавке было сухо и тепло. Теплее, чем на улице.
Мэри подвернула штаны до середины голени. Пожалуй, если придется бежать, то так будет сподручнее.
…Какой-то порядок же должен быть. У мадам Пинс был каталог!
Мэри оглянулась и увидела в углу лавки у конторки такой же. Рабочее место хозяина привлекло её внимание. На нем, до половины спрятанный под ворохом писем лежал костяной ножичек для разрезания бумаги. Нет, у неё даже на миг не возникло мысли, что она сможет этим убить или хотя бы ранить Фенрира. Тут даже самой отчаянной гриффиндорке, даже в самом безвыходном положении было понятно – это не оружие против него, а один смех. Но рука сама собой потянулась, тяпнула со стола нелепый инструмент и сунула в карман.
Если не пригодится, я верну.
Ага, конечно…

В каталоге книга была, и не одна, и Мэри нашла её на полках довольно быстро, потратив большую часть времени на то, чтоб разобраться в системе обозначения полок. А книги она при этом вытаскивала и возвращала только затем, чтоб Фенриру было слышно – она ищет, ищет… не померла там еще со страху-то.
…Толкнуть книжные полки – это задержит его. Ненадолго. И Миледи может зацепить. Фенрир прикроет её, потеряет еще время… А если нет?
То, что её фокусы могут хоть сколько серьезно навредить оборотню, Мэри не надеялась – разумеется, только на время задержать. Но одна мысль о том, что это может навредить Миледи хоть синяком, хоть ссадинкой, лишало Мэри решимости. Никаких полок она толкать не станет. И пытаться поджигать лавку – тоже.
Она глубоко вздохнула и пошла туда, где оставила Фенрира и Миледи.
- Их тут три  на самом деле, - начала она говорить её издалека. – Вот эта поновее и покрасивее. А эта – еще прошлого века издания, с карандашными пометками. Она выглядит солиднее и интереснее. И в ней еще какие-то схемы вложены. А вот из этой выдраны страницы из середины. Вы заберете все?
Три книги сразу – это было к лучшему. Это займет руки Фенрира и его внимание.
- Я могу и для вас что-нибудь найти, миледи. Я уже вполне тут освоилась, - проговорила Мэри бодро и оживленно и оглянулась на женщину.
Спасите меня, пожалуйста, - обратилась к ней мысленно. – Вы же волшебница…
Но вслух попросить не посмела.

+4

27

Её нежные руки он чувствовал даже сквозь грубую ткань одежды. Как будто одно лишь её прикосновение могло разбудить что-то человеческое в нем. Сейчас это единственный аргумент в пользу Мэри. Девчонка будто понимала это шестым чувством, и всячески старалась угодить миледи. На мгновение ему показалось, что она сбежала, когда звук её шагов изменился. Грейбэк замер, прислушиваясь, но быстро понял, что теперь она ходит босиком.

- С ней будет всё в порядке, пока она полезна, - Сивый не отводил взгляда. - Прошу тебя, не лезь. Это поручения Лорда, а я не привык оставлять лишних свидетелей. Она видела больше, чем требуется.

Он прикоснулся к её щеке, проводя большим пальцем около контура губ. Этим Фенрир надеялся поставить точку в споре, ведь он всё решил. Тем более, они это уже проходили. Зверь остаётся зверем всегда. В конечном итоге.

Тем временем деятельность Мэри кипела и вскоре девушка пришла на суд оборотня аж с тремя фолиантами. Сивый грозно посмотрел на Мэри и взял все три книги. Он повертел их в руках, рассматривая корешки. И верно: у всех было одинаковое название. Грейбэк решил перестраховаться и воспользоваться советом девушки, забрав все три экземпляра. Он крепко держал их в руке, будто боялся выпустить ещё раз и начать всё заново. Суровый взгляд он не отрывал от девчонки.

Беззащитная, никому не нужная, всеми отвергнутая. При других обстоятельствах он забрал бы её себе, причем желание её не учитывалось бы вовсе. Сейчас выбора не было. Нужно было расправиться с ней и поставить точку. Фенрир не хотел делать этого при Роу, но она леди упорно не желала уходить, надеясь спасти девчонку. Грейбэк сделал шаг к Мэри. Затем ещё один. Приблизившись достаточно близко, он тихим и низким голосом произнес:

- На колени.

Он не собирался говорить ей спасибо, хотя следовало бы, наверное. Если бы не помощь девчонки, пришлось приходить к Его Темнейшеству с пустыми руками. От этой мысли Грейбэка слегка передернуло. Мэри послушно опустилась на колени. Её тело било дрожь от неизбежного осознания происходящего. Оборотень мягко положил свободную руку на её голову и заставил смотреть в пол.

Фенрир невольно повернул голову в сторону Ровены. Он не знал, чего хотел увидеть в её глазах, и зачем это делал, тоже не знал. Сивый сделал глубокий вдох. Он обошел Мэри с другой стороны, чтобы Роу не видела того, что случится дальше. Тяжелая рука легла на тонкую шею Мэри. Грейбэку показалось, что он коснулся позвонком, такая тонкая кожа была у девчонки. Он держал её за шею. Достаточно было одного движения, чтобы жизнь навсегда покинула её тело. Он чувствовал страх, который будто пар исходил от девчонки. Фенрир медлил. Он всё ещё взвешивал все за и против, хотя решение уже принял. Оставалось одно маленькое движение, и все…

+4

28

Урожденную Лестрейндж воспитывали точно так же, как и любую девицу благородного происхождения. Едва ли с молоком матери она знакомилась с первыми правилами, которых с каждым днем будто становилось все больше и больше, а каждый шаг в сторону – и вовсе приравнивался к вопиющему нарушению.
Ровене Мальсибер никогда не было дело до тех, кого она не считала ровней себе – такое уж воспитание. И взгляд ее всегда отдавал холодным равнодушием или надменным высокомерием, третьего по отношению к ним – не было дано.
С возрастом не менялось ничего – только годы оставляли больше морщинок на красивом лице и богатый опыт. И неизбежно появлялись исключения из правил, что были подобны грому среди ясного неба: столь же внезапны.
Одно из этих «исключений» сейчас стояло напротив и обводило контур чуть приоткрытых губ. А Ровена заворожено наблюдала за Фенриром, не в силах отвести взгляда, жадно внимая каждому его слову. Если бы Рикард узнал, что его сестра связалась с оборотнем – все закончилось бы весьма плачевно. Для обоих. Если бы Эдвард узнал подробности этих встреч – убил бы на месте. Обоих. Но удача по сей день оставалась на стороне неугомонной дамы. И это стало лишь очередной причиной задуматься.
Волшебница трется щекой о его широкую ладонь, поглядывая на Грейбэка из-под длинных ресниц.
Она никогда не вмешивалась и не высказывала своего мнения относительно поручений Эдварда, которые возлагал на мужа Темный Лорд – не ее это дело. Не посмела бы вмешаться и сейчас. Уже не говоря о том, что Мэри все-таки нашла то, что позволит Фенриру переступить порог ставки без тени страха. И все же одного Ровена так и не смогла понять: при каких обстоятельствах девчонка попала в руки вожака стаи?   
Ровена кивает, грустно осознавая, что не повлияла на давно принятое Фенриром решение ни на йоту. Но это ни капли не расстраивает волшебницу – у нее есть более гуманный вариант на счет девчонки. И эта альтернатива явно не придется по душе самому сильному волку Англии. Но так надо.
Женщина отходит в сторону, пока Грейбэк рассматривал фолианты. Выслушивает Мэри вполуха и отрицательно качает головой, отказываясь от помощи – не до книг сейчас. Вообще не до кого и не до чего. Роу отворачивается, прикрывает веки и трет глаза подушечками указательных пальцев, ощущая сухость после продолжительного зрительного контакта. И резко разворачивается, как только краем глаза замечает, как Мэри опускается на колени. И снова их взгляды пересекаются – он не изменил решения, а потому предусмотрительно закрывал неприятное зрелище собой.
Но Роу медленно подходит к Фенриру со спины и едва ощутимо обнимает его. Мэри не видит этого – все происходит за спиной девушки, а взгляд ее и вовсе был направлен к полу. И это придает смелости самой волшебнице. Она приподнимается на носочках, чтобы дотянуться губами до уха волка.
– Если дело только в этом – я наложу на девчонку заклятие Забвения. Попробую стереть воспоминания последних нескольких часов. – шепчет ему на ухо Ровена, а рука ее опускается на его напряженную руку, пальцы которой сдавливают тонкую шею девушки. – Она забудет о том, что  повстречала нас здесь. Забудет о том, что здесь происходило. – Тонкие пальцы сжимают мышцы его руки, побуждая ослабить хватку. – Я позабочусь об этом. Обещаю. 
Ровена ненавидела жестокость ради жестокости. Именно это и побудило волшебницу вступиться за незнакомую девушку. Если тогда в деревне оборотней Фенрир наказал одного из своих волков за дело, то сейчас все происходит с точностью да наоборот. Поэтому Роу не могла уйти просто так.
И облегченно выдыхает, когда рука его опускается. И целует Грейбэка за ухом, благодаря мужчину за то, что он прислушался к ней.*
И не теряя времени, дабы волк не передумал, Ровена хватает Мэри за руку и быстрым шагом достигает входной двери. И, на мгновение развернув голову, вновь пересекается с ним взглядами.
«До встречи» – беззвучно шепчет она одними губами, и, прикладывая кончики своих пальцев к губам, целует их. И уголки женских губ приподнимаются в легкой улыбке. Только ему.
Дверь книжной лавки закрывается за спиной миссис Мальсибер. Но волшебница и не думаем отпускать руку Мэри. Она осматривается по сторонам и только после этого закрывает глаза, отчетливо представляя себе Косой переулок. И ощущает, как земля уходит из-под ног, перенося их на более безопасную улицу, оставляя лишь легкий хлопок.

*согласовано

+4

29

Прикосновения Ровены были очень мягкими и нежными, такими обволакивающими и успокаивающими. Он прикрыл глаза, прислушиваясь, как кровь бушует в теле в предвкушении следующего действия. Фенрир чувствовал это сладостное томление, которое всегда появлялось за некоторое время до момента, когда он отнимет жизнь.

Это было почти сравнимо с возбуждением, но нечто другое, более дикое, более страшное. К этому прибавлялось ещё всеобъемлющее чувство страха и ужаса, которые испытывал лавочник. Он уже был почти мертв в руках зверя, вроде приготовившийся принять смерть, но естественная реакция тела была сражаться и сопротивляться, поэтому мозг отчаянно посылал сигнал: Страх, ужас, бояться, бежать! Но куда же было бежать, когда рядом был Фенрир Грейбэк.

Слова Роу, конечно, слабо убеждали оборотня. Потом он вспомнил то, что она видела в деревне оборотней. Та сцена кровавыми пятнами мелькала в сознании, и Сивый помнил ужас, который он увидел на её лице. Хотя отнять жизнь он был готов не только во имя Темного Лорда, но и ради безопасности дорогой женщины. Только вот Ровена верила, что сейчас можно обойтись без кровопролития. Он замедлился, но всё же отступил. Легкий поцелуй леди был как дуновение ветра, ведь в следующую секунду она и Мэри покинули лавку.

Оборотень тихо зарычал. Он смахнул один из стеллажей, желая выпустить скопившуюся энергию наружу. Книги шумно повалились задевая соседний стеллаж, и они принялись падать словно домино. Хозяин лавки сжался, боясь, что может попасть под падающие стеллажи. Сивый схватил его за шиворот и потряс в воздухе, как будто где-то за пазухой у него могли быть спрятаны книги или что-то ещё.

- Вообще-то я не хотел тебя убивать, - он опустил его поверх груды книг и склонился над ним, - но ты видел ту, которую рядом со мной видеть не должен.

Книжник принялся открывать рот, словно рыба на суше, пытаясь заверить оборотня в том, что он никого не видел и ничего не помнит. Только Фенриру было уже всё равно. Он хотел убить. Отнять жизнь. Легко и быстро. Внутренний механизм уже был запущен и остановиться сам не мог, а хозяин не желал…

- Тсс, это уже не имеет значение, - глаза оборотня сузились в тонкую щелку. Его мощная рука крепко схватила волшебника за горло. Оборотень передвинул пальцы несколько раз, чтобы нащупать самое удобное положение для того, что он собирался сделать. Когда пальцы заняли нужно положение, он сделал глубокий вдох и направил всю свою силу в руку, сильно сжимая пальцы.  Книжник отчаянно пытался вдохнуть воздух, но жизнь медленно покидала его. Лицо побледнело, глаза расширились от ужаса, он пытался потянуться к крепкой руке, что не давала воздуху поступать в легкие, но Фенрир лишь сильнее сдавил горло. Тогда душа ушла. В мгновение. И в никуда.

Сердце стучало. В висках шумело. Он жадно вдохнул, чувствуя, как удовлетворение от свершившегося наполняет его тело и разум. Ужасная улыбка появилась на его губах. Грейбэк сделал шаг назад, чтобы оценить получившуюся инсталляцию. Чего-то не хватало. Тогда он с силой оцарапал горло жертвы. Кровавые следы проступили сквозь еще кожу. Снова не то. Он повторил своё действие несколько раз, пока горло не стало достаточно расцарапано, чтобы кровь проступала сильнее. Мертвый волшебник мирно лежал на любимых книжках, которые стали ему смертным одром. Оборотень остался доволен.

Руки были в крови, но он не торопился их очистить. Он снова сделал глубокий вдох, вбирая в себя все впечатления от свершившегося. Фенрир проверил сохранность книги во внутреннем кармане потрепанной мантии и направился к выходу. Мелькнула идея сжечь лавку, но он решил оставить системе охраны и порядка большой привет…

Он вышел из лавки и задержался на крыльце, бросая беглый взгляд на Лютный переулок. Сивый спрятал руки в карман и уверенным широким шагом двинулся прочь с места преступления…

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-05-06 20:05:54)

+4


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » I've outrun an old man...