картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » I've outrun an old man...


I've outrun an old man...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

I've outrun an old man


Закрытый эпизод


--

Участники: Fenrir Greyback, Mary McDonald, Marlene McKinnon

Дата и время: 05.01.79 вечер

Место: малолюдные темные улицы Магического Лондона

Сюжет: История о том, как плохо воровать, и чем это может закончиться.

0

2

Гитару Мэри оставила в «Дырявом котле». Попросила присмотреть. Обещала забрать поскорее. А если не заберет, то пусть продадут, что уж. Но она заберет, обязательно.
Просто когда собираешься что-то своровать, то будь уж уверен, что придется драпать. А драпать с гитарой за спиной – плохая идея, неудобно, и гитаре вред, и бежать неудобно. В общем, оставила. Теперь чувствовала себя почти голой без неё. Спине было непривычно прохладно и непривычно открыто. Будто гитара прежде была щитом.
Своровать – это было очень плохо. Но что делать, когда деньги нужны ужасно, до мечты осталось каких-нибудь жалких два галеона, а у тебя начисто сорван голос, и петь ты не сможешь еще дней десять. Воровать и продавать, что. И лучше что-нибудь подороже, чтоб даже если вполцены продать, чтоб все равно хватило денег.
Куда продать – не тот вопрос. Например, в пригородах. Или угнать метлу и смотаться куда подальше. На самый худой конец, прикинуться цыганкой, найти доверчивую дурочку среди маглов и втюхать ей, маглы любят всякие загадочные книжки в кожаных переплетах с загадочными значками и непонятными рисунками. Незаконно? Ну и что. Что она вообще делала законно в последнее время? Ей нужны деньги. Не так уж много денег, не все деньги мира, просто – немного денег. Но поскорее.
Чтоб найти подходящий магазинчик, понадобилось время. В одном хозяин был слишком молод и глазаст. В другом – помощники у хозяина были молоды и глазасты. Рядом с третьим пролегал маршрут патрульных. Мэри хотелось предусмотреть все, исключить все случайности. Вот этот магазинчик подойдет. Стоит в стороне, за ним неосвещенный участок улицы, там есть где свернуть в проулок, а если что, то чуть дальше еще хорошее место – можно выйти к магловскому речному порту и там затеряться. Если только быстро бежать. Но самое главное, за конторкой стоял пожилой волшебник, и дела у него шли не очень, так что вряд ли он был сильным магом. Мэри удалось проскользнуть в магазинчик когда там еще были посетители, и утянуть одну книгу, не привлекая внимания. Но потом покупатели рассосались, стало тихо, и Мэри пришлось осторожно сесть на пол, чтоб старик не заметил её и не поспешил помогать с выбором. Уголок был хорош. Тут с одной стороны стояли книги, посвященные гаданиям на картах, а с другой – всякие справочники. Справочники были тяжелые и не очень интересные. А вот «Гадания и сновидения» - очень даже подходили. Через проход были еще руны, но добраться туда, не привлекая внимания хозяина, Мэри не смогла бы. В принципе, трех книжек было достаточно, можно было уходить, надо было только дождаться, пока кто-нибудь заглянет и отвлечет внимание хозяина. Ну, или пока тот отойдет за чаем. Ничего, Мэри дождется, Мэри терпеливая…
Она дождалась. Посетитель был крупным мужчиной, и вел себя очень недружелюбно. Ой, очень недружелюбно. То, что надо, старику было не до неё, точно. Но нехорошо, наверное, оставлять его один на один с таким… ойойой! Мэри прикинула – если выскочить сейчас и закричать «пожар», откликнутся ли люди? А если побежать не в темную улицу, а на свет? Через пару кварталов будут патрульные, она их позовет. Особо не таясь, как только можно быстро, Мэри бросилась к выходу, и, уже открывая дверь, увидела в отражении – старик протягивает указательный палец к ней.
«У неё… у неё…»
У неё в руках была ветхая книжка «Расклады Таро» в переплете потертого бархата. Мэри выскочила за дверь и сунула книгу в сумку. И правда хотела побежать на свет, туда, где патруль. Но зачем-то оглянулась и – драаапать! Посетитель, что минуту назад угрожал старику, теперь направлялся к ней, и смерть у него была не только в глазах, он весь был, мать-перемать, чистая смерть. Заорав дурным голосом что-то неприличное, Мэри скатилась с крыльца и рванула в темноту, вмиг позабыв и о старике, и о патруле, и об остатках совести.

+4

3

День выдался паршивым. Крайне паршивым. Таким паршивым, что Сивый был не в настроении. Оборотень в дурном настроении на улицах города - это быть беде, а если это оборотень Фенрир Грейбэк то быть огромной катастрофе.

Усугублялась ситуация тем, что Темный Лорд был им недоволен. Свободолюбивый вожак стаи сам того не заметил, как стал выполнять все поручения Волан-де-Морта. Абсолютно все. Даже принеси-подай. Такие поручения бесили саму сущность волка. Он шумно пыхтел, куксился, сдвигал брови и почти что не выл. Но не мог уже сказать нет.

Сцапали его в капкан. И оттуда свободы пока не видать. Но Фенрир успокаивал себя тем, что, когда Лорд завоюет власть, его стая заживет новой жизнью. Полной и богатой, по их собственным правилам и законам. Хозяином этого волчьего мира будет он - Фенрир Грейбэк. И пусть его мир будет в сотни тысяч меньше, чем у Темного Лорда, но это будет его мир. А там можно…

Мысль Сивого остановилась. Сработал волчий инстинкт. В последнее время сила Лорда возросла, иногда кажется, что он может копаться в самих мозгах… А если это все же правда, у Фенрира хватит мозгов не подносить свою голову на блюдечке с голубой каемочкой из желаний и мыслей о предательстве.

Он хмуро шел по подворотням Лютого переулка, стараясь обходить патрули. Настроения вступать в «дискуссии» и открытые конфронтации не было. Темный Лорд послал его за книжкой. За книжкой, твою мать! Как собачонку за тапками! Сивый всё же не удержался. В голове начали уже роем шуметь злобные мысли, которые всего минуты назад он пытался отогнать.

Розье пытался всучить ему деньги, чтобы Фенрир заплатил за книжку, но это ввергло его ещё в большее бешенство.
- Потрать эти деньги на толстую шлюшку для себя, а книгу олух отдаст бесплатно, - голоса оборотная громыхал в зале Пожирателей, напрочь отбив желание продолжать шутить на этот счет.

До лавки оставалось совсем немного. Фенрир медленно шел по проулку и осматривался по сторонам. Прохожие прижимали голову к плечам или склоняли её к земле максимально сильно. Их толкал вперед страх. Дикий и животный. Но такой настоящий. Инстинктивный. Тот, что заставляет идти вперед, спасая свою жизнь. Сивый расплылся в хищной улыбке.

Уже поздно бежать, я уже за спиной…

Он зашел наконец-то в магазин. Лавка не радовала большим количеством посетителей. Сивый решил, что сам судьба ему благоволит и это знак действовать решительно и идти напролом. Недолго думая (думать - это вообще не его конек), Фенрир подошел к хозяину.

- Темный Повелитель требует эту книгу, - в его массивной Ладоне лежал сверток с нацарапанным именем автора и названием. Оборотень даже не утруждал себя чтением этого название. Розье просто дал ему бумажку, и как ребенка отправил в лавку.

Эта мысль заставила лицо оборотня исказиться в злобной гримасе. Хозяин магазина начал что-то невнятное бубнить и заикаться. Фенрир не понял ни слова, но всё же дал старику шанс что-то сказать. Но последний продолжал бубнить. Терпение кончилось, даже не появившись.

Фенрир схватил старика за края мантии и приподнял над полом.
  - Где чертова книга? - зарычал страшным и тихим голосом оборотень.

Старик опять начал что-то мямлить, из нечленораздельных слов, Сивый различил «не знаю». Оборотень вздохнул и перехватил пленника в другую руку, вцепившись когтями в шею незадачливого продавца. Приподнятое уже безвольное тело начало извиваться, пытаясь избавиться от железной хватки, но Сивый был непреклонен. Хозяин лавки начал хрипеть. Понимая бессмысленность борьбы, он поймал взглядом девчонку, которая выходила из лавки с книжкой, которую не покупала.

Продавец решил, что это его шанс спастись. Девчонка была похоже на бродяжную оборванку, её было совсем не жалко. Дороже была собственная жизнь.

Оборотень обернулся в указанном направлении. Там стояла девчонка с большими испуганными глазами, прижимая к себе книжку в бархатном переплете. Фенрир прищурился, пытаясь разглядеть, что написано на обложке, но тщетно. Он бросил почти задохнувшегося продавца на пол и двинулся к девчонке.

Девочка оказалась прыткой. Издав истошный рык, Фенрир бросился в погоню. Глупая девочка побежала прямо в темные переулки Лютой аллеи. Место, где властвуют такие, как он. Но это был не повод сбавлять темп погони.

Он тянул к ней свою огромную лапу, пытаясь ухватить её за что-нибудь. Он грозно рычал ей вслед, пытаясь сильнее её напугать. И у него это получалось. Осталось дождаться, пока добыча совершит ошибку, и волк её раздерет.

+4

4

Ей не уйти. Это Мэри поняла очень быстро. Еще устать не успела, а уже знала – этот её догонит. Ей приходилось убегать сотни раз. Нет, не тысячи, хвала Мерлину, только сотни. Чаще всего от магловских полицейских. Она уже наловчилась по звукам за спиной понимать – есть шанс уйти или шанса нет, и надо просто успеть сбросить украденное. Тут дело было даже в том, длинны ли ноги у бобби, хороша ли дыхалка, есть у него брюшко или нет. Иногда ей некогда было даже увидеть, кто там висит у неё за спиной – только туп-туп-туп позади, как шлейф. И вот по этому ритму её чуткое ухо улавливало – сколько сил еще приложить, чтоб уйти.
Сейчас – нет, шанса не было. Даже если она сбросит сумку – черт с ними с деньгами, с товаром, черт со всем, только бы уйти живой. Но – нет, старые книги легки, не весят почти ничего. Ей просто не уйти от этого тихого летящего шага. Так смерть приходит, на кошачьих лапках.
Ногами – не уйти. Только устанет. Растратит дыхание, силы. Надо иначе. Пока еще есть силы говорить, думать – надо наоборот. Она видела его впервые. Вряд ли могла его обидеть. Зачем ему её убивать?
Она сбавила ход внезапно, сходя с прямой траектории в сторону, как заяц. Прижалась спиной к стене дома, выставила руку вперед.
- Стой, погоди!
Голос как ушел в третью октаву еще на крыльце лавки, так где-то там и затерялся. А утром хрипела, как портовый грузчик во хмелю. Истинно говорят, никто не знает предела своих возможностей. Заговорила негромко, почти шепотом, но быстро. Вторую ладонь прижала к горлу,  а то бы и вовсе говорить не могла, только сипеть.
- Погоди. Давай я помогу тебе. Что тебе нужно? Книга?
Вытянутую руку свою она еще видела, но вот дальше была непроглядная темень.

Отредактировано Mary McDonald (2018-01-10 00:38:47)

+4

5

Девчонка бежала профессионально. Не оборачивалась даже. Он почувствовал, что бежит она вот так далеко не в первый раз. Не любил он этих бродячих воришек. Ловкие и прыткие, могли одурачить его. Хотя назвать Фенрира неповоротливым нельзя. Он, конечно, крупный и довольно внушительных размеров дядька, но волчья натура даёт преимущества при таких габаритах.

Широкими шагами он преследовал воришку. Далеко не убежит… Ещё немного… Чутье безошибочно подсказывало ему, когда жертва готова сдаться. Он знал, что этот момент не далеко. Правда, Сивый ещё не решил, что делать с самой девчонкой. Пока его сознание полностью занимал охотничий инстинкт.

Неожиданно девочка затормозила и свернула в темный проулок. Все проулки в Лютом были темные, но это был тупиковый. И Сивый об этом прекрасно знал, поэтому ничуть не расстроился, когда затормозил позже нужно. Он остановился, и лицо его растянулось в хищной улыбке. Он даже не стал больше бежать, вальяжно шел в переулок. Ей некуда было бежать.

- Стой, погоди! - голос у неё был писклявый, девчоночий. Фенрир такие не любил.

Останавливаться по требованию он, конечно, не стал. Просто медленно приближался. Фенрир отчетливо слышал, как колотиться её сердце. Как у маленького кролика…

Жертва пыталась вывести его на диалог. Он ухмыльнулся. Шумно втянул ноздрями воздух, чтобы почувствовать все запахи рядом с ней. Ничего особенного. Бродяжка. Он уловил только запах дерева и лака. Мебелью какой-то несет…

Он все ещё оставался в тени, а девчонка протягивала ему руки, книжки видно не было. Непроглядная темень давала ему отличную возможность поиграть на нервах жертвы подольше и растянуть это удовольствие. Мощная рука с желтыми большими ногтями выглянула из тьмы, как будто желая сцапать невидимый воздух. Он лишь кончиком ногтя задел её руку.

- Ты знаешь, кто я такой? - протянул он своим скрипучим голосом.

Фенрир пытался разглядеть её вещи, чтобы понять, куда она дела книгу. Может быть в сумку сунула, а может и куда-то под свои лохмотья. Иногда дети так делают, прижимают к себе то, что сейчас им дороже всего. Глупая.. Сейчас мы торгуемся за твою жизнь..

Он снова посмотрел на девочку. Ему было её отлично видно. Тощая, скукоженная, трясется от страха. Видно, что жизнь у неё не сахар. Зато бойкая, решилась заговорить мне зубы.. Или дура.. Сейчас узнаем. Можно и немного поиграть с едой

Сивый сделал шаг из полной темноты, подойдя максимально близко. Расстояние было совсем не безопасным, в любой момент он мог оторвать её маленькую голову и разодрать на части. Мог утащить её к стае, и укусить, когда наступит момент. Сделать её такой же, как они. Но он ещё не решил. Рассматривал подарок, который дала ему судьба.

Девчонка получила также подарок - возможность рассмотреть получше оборотня. Он ехидно улыбнулся, обнажив свои неровные острые желтые зубы. Его тяжелое дыхание наполняло тесный воздух переулка смрадными парами. От него тянуло лесом, болотами, мхом и грязной шкурой.
И в лапах этого монстра была судьба маленькой девочки, что так не вовремя решил своровать.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-01-10 09:16:25)

+3

6

Мэри вжалась в стену, когда незнакомец приблизился к ней, но глаз не закрыла. В сказках и песнях с принцессами все было просто – нежные девушки просто рухали в обморок при встрече с монстрами, убийцами и всем, что не отвечало высоким эстетическим требованиям принцесс. Но сознание Мэри работало на удивление ясно и покидать её не торопилось.
А чего ты хотела, в этой сказке ты не принцесса, а менестрель. Второстепенный положительный персонаж. И сейчас тебе самое время помереть – молодой и красивой, не успев толком нагрешить.

Знала ли она этого мужчину? В самом деле - впервые его видела. Сейчас смотрела во все глаза – звериное лицо, зубы, глаза хищника. Она его, определенно знала.
Она, конечно, была не самой умной на своем факультете, блещущем совсем не умом и сообразительностью, а чем-то противоположным. Но понять, что перед ней оборотень – определенный, конкретный, знаменитый, тот самый – это она смогла, не маленькая. Хотя оборотней она тоже толком не видела, но этот – точно не обычный, не один из сотни таких же. К тому же, что он там в лавке сказал – Черный Властелин? Темный Повелитель? Ему что-то нужно, книгу. Говорил напрямую от имени Того. Так что, не сомневайся, недотепа, в кои-то веки тебе вот таким извращенным способом повезло.

Мэри хотела ответить вслух, но горло пересохло и от бега, и от ужаса, и от простуды, и она смогла только несколько раз торопливо кивнуть, все так же глядя оборотню в глаза и прижимая замерзающую ладошку к горлу. Смотрела она в его глаза без злости, без вызова, не соревнуясь в гляделки, не навязывая волю, а завороженно, как смотрят в бушующую смертоносную стихию. Кажется, умирать будет – и то не сможет отвести взгляда. Впрочем, чему удивляться… её всегда привлекали такие вот люди. Люди-стихии. Не спрашивающие, можно или нельзя, не обходящие углы, не просящие ни прощения, ни разрешения. Сила в чистом виде. А что может быть сильнее смерти, Мэри?
Эта мысль промелькнула ярко, быстро, как маленькая нелепая птичка-колибри. Если она останется жива, то сложит такую песню. А если умрет сегодня, то все равно сложит и будет петь её ангелам.

Надо было перестать пялиться и уже наконец хоть что-то сказать. Но что тут скажешь? В голове вертится только последняя песенка, что она сочинила к этому Рождеству, чтоб забавлять детишек и собирать вокруг себя благодарных и щедрых слушателей. Песенка про Джонни-Пирожка, над которой она билась уже пару недель.
Я от дедушки ушел
И от женщины ушел,
И от мальчика ушел,
Разбежавшись хорошо.
От работников сбежал,
Только пятками сверкал.
От медведя-дурака
Тоже дал я драпака…

Вот ведь как чувствовала, бедовая, что с волком осечка будет. У ребятишек прокатило, никто не заметил, что серого она пропустила. Но судьбу не обманешь.
Мэри сглотнула слюну и все-таки сказала это.
- Не ешь меня. Я тебе пригожусь.
Ага. Песенку спою…
- У меня есть книги, я отдам. Если надо, я добуду еще.

+4

7

Девчонка смотрела на него, не отводя глаз. Она не визжала, не орала от ужаса, не падала в обморок, словом не делала того, что обычно при встрече с ним делают девицы её возраста. Она была молода, ещё даже ребенок по его меркам. Хотел было подумать, что жизни она совсем не видала, но тут же осёк эту мысль.

Может быть, как раз совсем наоборот… Если бы была полной дурой, орала бы и билась в истерике… Он скривился, представляю девичьи истерики. Их он ненавидел. Это не звон поля ужаса, не крик страха, который будоражил Фенрира, где-то даже возбуждал, взывал е го волчьей натуре, позволяя ей вырваться наружу. Женская истерика - это другое. Эта мерзкая и противная какофония. Таких он готов был убивать сразу. А девчушка была другой.

Она поняла, кто он. В глазах читалось смирение. Это даже немного позабавило Сивого и дало повод для гордости. Он внушает такой страх и ужас, что девочка, едва увидев оборотня, готова была сдаться. Правда, за последний шанс она всё же постаралась уцепиться, предложив свою помощь.

- Ты слишком тощая, чтобы тебя есть, - проскрипел Фенрир, расплываясь в ехидной улыбке. - Проще тебя разорвать на части, кожа у тебя тоненькая, одного взмаха хватит.

Фенрир сделал ещё шаг. Он поднял руку на встречу к её лицу, чтобы продемонстрировать своё смертоносное оружие: сильная и мощная рука с длинными острыми ногтями-когтями. Сивый мягко положил ладонь на щеку девочки. Её кожа была на ощупь мягкой и даже бархатистой. Такой теплой и живой. Он сначала легонько провел ногтями по щеке, будто поглаживая её. Следующим движением он уже зафиксировал лицо девушки своей рукой. Он крепко её держал за подбородок, так что она смогла бы даже голову повернуть без болезненных ощущений.

- Как тебя зовут? - Сивый смотрел на неё пристально. Его голубые глаза выделялись на фоне грязного и потрепанного вида оборотня. Глубокий ледяной цвет, чистый и ясный взор, как будто он украл глаза у своей жертвы. Он проникал до самой глубины души своим взглядом, пытаясь почувствовать настроение и состояние жертвы.

Он услышал её предложение о книгах, но пока был уверен, что девка бесполезная воровка, случайно оказавшаяся в ненужном месте и ненужное время. Из этого тупика ей не спастись без его, Фенрира, на то воли.

Вообще, милосердие не его конек. Он не из тех представителей волшебного мира, кто считает, что в войне можно избежать лишних жертв. Нет, лишних жертв не избежать. Это война. Выиграет тот, кто будет действовать без сожаления, не дрогнув идти вперед. Фенрир Грейбэк считал себя таким лидером. Да-да, именно лидером. Он был вожаком стаи. И пополнять стаю - его основная задача.

Девка не годилась в оборотни. Слишком хилая. Может даже и первую трансформацию не переживет. Он снова оборвал себя на мысли. Почему-то он не торопился её убивать. Это состояние вводило немного в ступор. Фенрир верил своему чутью безоговорочно, поэтому старался не торопиться. Он прислушивался к своим инстинктам, пытаясь уловить, что в этой девочке такого.

Оборотень всё ещё держал за подбородок. Он разглядывал её лицо, словно пытался поймать какие-то черты лица, а может даже прочитать мысли. Держал он крепко, но всё же не так, как мог бы. А мог бы он просто сломать ей шею. Одним движением пальцев. Одно движение. И всё. Но пока он ждал…

+4

8

Кажется, стена могла бы задрожать от дрожи, бившей тело Мэри. Ей было и страшно, и холодно. Пока бежала – не чувствовала холода, даже немного вспотела. Но теперь она снова мерзла, особенно ноги. Ботинки добрые волшебники, встречавшиеся ей на пути, периодически починивали магией, но срок такого волшебства недолог, а помогали ей в последний раз с неделю назад – швы опять разъехались, толстые носки промокли. Теплых перчаток у неё не было, только тоненькие митеночки, в которых она играла на улице.
Когда оборотень приблизился, тронул её, Мэри лишь на миг отвела взгляд от его глаз – на движение руки к лицу. Рука была – мама не горюй. В принципе, если бы это была только одна рука, даже без этих огромных когтей, без всего остального огромного тела, без зубищ – одной её хватило бы убить Мэри. И поломать, и разорвать, и проткнуть и выпотрошить. Но страшнее от этого ей не стало. Просто некуда было уже – страшнее-то. Зато рука была теплой. Теплой не только там, где касалась кожи, а прямо таки источающей тепло. И еще, приблизившись вплотную, оборотень закрыл её от ветра. Выставленная вперед левая рука уперлась в грудь и согнулась в локте при последнем его шаге. Она не отталкивала, не пыталась установить дистанцию, он все равно бы просто не заметил, даже если бы она попыталась. Мэри безотчетно согнула пальцы, пытаясь сохранить ненароком пойманное тепло.

Девушка снова подняла глаза. Момент магической завороженности прошел, теперь она переводила взгляд с одного зрачка на другой, будто сравнивая.
- Мэри. Мэри МакДональд, - проговорила тихо. – Я просто пою песни, сэр.
Надо было что-то еще предложить. Постараться уговорить не убивать её. Но что еще она умеет? Ну, кроме песенок, из полезного? Таскать мелочь в супермаркетах. Таскать овощи на рынках и журналы с газетных лотков. Может понимать, что чувствуют животные, и что могло бы сказать людям растение, если бы умело говорить. Умеет лечить ранки, порезы, синяки и вывихи. Раньше умела, когда у неё была палочка. Теперь, без волшебной палочки, она совершенно бесполезна. Ну что, еще умеет быстро бегать и пролезать в узкие щели. Это все, конечно, очень ценно для существа, что может убить, просто покрепче сжав пальцы на твоем подбородке. Но хоть что-то надо предложить в обмен на жизнь!
- Если вы курите, у меня есть сигареты. И зажигалка.

Отредактировано Mary McDonald (2018-01-12 14:26:22)

+4

9

Ледяная ладонь коснулась его торса. Он даже слегка удивился, не думал, что девчонка так замерзла. Медленно возникла мысль, что может ей вовсе и не страшно было, а просто до дрожи холодно. Фенрир даже посмотрел на неё удивленно сверху вниз, но тут же одумалась. [Она вроде не дура, а значит бояться всё же должна.

Обычно, когда оборотень подходит так близко, это означает наивысшую степень угрозы. Но девчонка будто успокоилась. И это заинтересовало Сивого. Замерзла… Просто греется. Он ухмыльнулся. Это его очень позабавило. Так к нему, наверное, никто из представительниц женского пола не притрагивался.

Мэри. Имя такое же простое, как и сама девчушка. Или же нет…

- Не курю, - коротко бросил он.

Фенрир подумал было, что она вполне подойдет к его стае. Пронырливая, юркая, сообразительней многих таких волчат в стае. Здесь она изгой, мусор, который выбросили на улицу, где она просто поёт свои песни. Замерзшая и одинокая. Ему не было её жаль, нет. Скорее это вызывало у него интерес: как она смогла выжить? Если смогла выжить, значит сильная девчонка. А сильные волки ему нужны.

Сивый не мог обратить её сейчас. Ему потребовалось бы время на трансформацию, а с учетом прыткости жертвы, оборотень мог бы запросто упустить её и нужную книгу. Он снова вперился в неё взглядом. Второй рукой Фенрир аккуратно провел невидимую линию от уголка глаза вниз по щеке. Затем провел второй раз, надавив сильнее. Остался красный след. Но он не остановился, и надавил в третий раз.

Проступили маленькие капельки рубиновой крови. Сивый глубоко втянул воздух ноздрями. В голове зашумел буря из запахов улицы и подворотни, запахов самой Мэри, её одежды и наконец, её крови. Адреналин забегал по телу оборотня, встряхивая его.

Он удовлетворенно улыбнулся. Запах ему понравился. Грейбэк плавно приподнял её за подбородок верх и наклонился к раненной щеке. Его дыхание будто обволакивало всё вокруг. Он оскалился и слизнул с щеки капельки крови, оставив влажный и немного красноватый след на щеке Мэри.

Оборотень прикрыл глаза, чтобы послушать свои ощущения. Через секунду Фенрир уже вновь изучал её. Свободной рукой он указал вниз, и «рабочей» резко наклонил её голову по направлению к сумке. - Показывай, что внутри. И не дергайся.

Голос звучал спокойно и уверенно. Он плавно отпустил Мэри, чтобы она смогла спокойно дотянуться до сумки и выполнить его указание.

+4

10

Она бы закричала, если бы смогла. Но вышло только какой-то беззвучное скуление. Она была уверена, что одной раной, одной каплей крови Фенрир не обойдется, что сейчас он что-нибудь ей откусит. Попыталась вжать голову в плечи, но вышло только вздернуть плечи к голове. Сейчас бы самое время все-таки - в обморок. И очнуться, когда все будет закончено. То есть, уже на Небесах. Или – очнуться с полгода назад, дома, и чтоб рядом была милая Дафна, и ничего не было. Ни этого страшного существа, играющего с ней, как с мышкой, ни адского холода в порванных ботинках, ни странствий по Британии то в дорожной пыли, то в слякоти, с невменяемыми попутчиками, с ночлежками под мостами, с жизнью впроголодь. Чтоб она была умной с самого начала и осталась дома!
Но он отстранился, ничего не откусив. Мэри даже вдохнуть не могла, чтоб перевести дух.
Если она вдруг выживет… если увидит Дафну… то станет хорошей девочкой. Никогда больше не будет воровать. Будет слушаться. Научится чему-нибудь полезному. Согласится на самую черную и неблагодарную работу. Что еще загадать, Мэри не знала, да и это загадала не словами, а какой-то невнятной вспышкой-образом. Может, это и хорошо, что она остановилась на черной и неблагодарной работе, а не успела напридумывать ничего больше, типа как вернуться к маглам, уйти в монастырь и все такое, что всегда считала хуже смерти. Потому что «если» почему-то становилась чуть менее фантастическим. Она пока была жива. И будет жива, пока будет показывать Фенриру содержимое своей сумки. А это «если» еще минут на пять, может десять. За десять минут многое может случиться.
Он больше её не держал. Это было и хорошо, и плохо. Плохо – потому что ноги тоже больше не держали.  Стоило Мэри остаться без поддержки, как ноги подкосились, и она мягко съехала в грязный снег темной подворотни. Но указание выполнила. Открыла сумку и стала искать в ней дрожащими руками ту книгу, что сунула последней. Но все в сумке перемешалось, когда она убегала, а может, просто руки так дрожали, что попадали не туда. Все время попадался то корешок песенника, то угол магловского  журнала «Плейбой»… Мэри ухватилась за него и вынула, и, не зная, что еще с ним делать, сунула Фенриру, а сама стала искать дальше и вынимать одну за другой украденные книжки: «Расклады Таро», «Гадания и сновидения» и «Глубокомысленные беседы с высокопоставленным магглом, не подозревающем о том, что его собеседник волшебник, о магии, чудесах и волшебных существах» 1866 года издания.
Журнал – это было совсем не то, что он искал, разумеется. Но куда его еще деть? В снег кинуть? Жалко… Мэри рассчитывала продать его галеона за три, а если повезет, то и за пять. Однажды ей почти удалось продать его, но не свезло, их спугнули волшебники в форме, показавшиеся в конце проулка, Мэри едва удалось удрать. А жаль. Продала бы его тогда – сейчас не пришлось бы воровать книги, ей хватило бы и на палочку, и на лекарства, и на то, чтоб пожить какое-то время в комнате над «Дырявым котлом».
Журнал был замечательный, хоть и не новый, апрельский. На его обложке две длинноногие девицы, блондинка и брюнетка, в розовых недонакидках замерли в каком-то намеке на порочную близость. Мэри поначалу старалась не смотреть на этот журнал лишний раз, но потом как-то привыкла – ну девицы, ну без всего… А теперь ей и вовсе было уже все равно, что там делают эти две красотки, пусть бы хоть целуются. Вынув украденные из лавки книги, Мэри протянула их оборотню, думая, что он возьмет их и вернет обратно злополучный журнал.

+4

11

На какое-то время Фенрир подумал, что Мэри умерла. Умерла от ужаса и страха перед жестоким оборотнем. Просчитался он с девчонкой, конечно. С другой стороны, надо отдать ей должное - воровка даже не пикнула. А он так не любил ор и крики.

Она сунула ему какую-то странную книжку. Мэри стала доставать все остальное из сумки, но вниманием Сивого завладела книжка. Мягкая на ощупь, совсем не такая, как старые и трепанные фолианты, которые он держал в руках. Новая книжка… Может эта самая книжка?

Стоило ему только взглянуть на обложку, как Фенрир шумно выдохнул. На обложке красовались две обнаженные девушки. Точнее они были одеты в какие-то воздушные накидки, но за их легкой тканью можно было разглядеть все прелести. Скорее всего они были магмами, но как женщины, тем более абсолютно голые, были крайне привлекательные. Оборотень даже забыл о Мэри.

Фенрир облизнулся и провел рукой по обложке - вдруг книга всё же волшебная, и красотки оживут. Одна брюнетка, вторая блондинка. Девушки замерли, опасно прижавшись друг другу. Фантазия Сивого начала опасное путешествие в какие-то похабные дали.

Девицы уже начали свой пленительный танец, плавно двигая бедрами. Их руки скользили по соблазнительным изгибам друг друга, стягивая прозрачные пеньюары друг с друга. Блондинка томно вздохнула и подарила своей подружке страстный поцелуй. Желание разлилось по телу Фенрира, разгоняясь по крови и всему телу.

Оборотень потряс головой, отгоняя наваждение. Он свернул журнал в трубочку и положил в карман брюк.

- Почитаю на досуге. Тебе он вряд ли пригодится. Или ты из этих? - Сивый хрипло засмеялся шутке.

Мэри оценить не могла - она была испугана. Правда, Фенрир уже передумал её убивать. Журнальчик перевел настроение оборотня в крайне приятный лад.

- Показывай остальные книжки, - он присел на корточки рядом с ней, чтобы поближе рассмотреть корешки украденных изданий.

Проблема была в том, что Фенрир совсем не помнил, как называется нужная ему книга. Название и автор были записаны на клочке бумаги, который остался в лавке. Оборотню было некогда вспоминать про такие детали, когда Мэри драпала из лавки.

Он надеялся, что сможет вспомнить что-нибудь, когда посмотрит на книжки. С другой стороны, найти ещё журналы в сумке воровки Сивый совсем не отказался бы.

+3

12

Оборотень рассматривал журнал. Мэри замерла, боясь помешать ему, боясь напомнить о себе. Ему нравилось. Хотя – как он мог видеть, что там, в такой темноте? Вот же глаза! Мэри, конечно, тоже наловчилась отлично ориентироваться в темноте, но так, чтоб читать книги и рассматривать картинки – нет, так она не могла бы никогда! Наверное, это надо быть оборотнем, чтоб так уметь.
Она затаила дыхание – нравится… Хорошо. У неё есть еще кое-что, поторговаться. На дне сумки, скрепленные скучной бухгалтерской резинкой, лежала еще пачка наклеек самого фривольного содержания. Певицы, спортсменки, актриски безо всего или с минимумом всего, едва прикрытые волосами, руками, букетиками цветов… Она, конечно, думала, что если продаст это, то дороже, чем наклейки с цветами и с одетыми девушками, но никогда и не предполагала, что это все может стать ценой за её никчемную жизнь.
А ведь она была совсем-совсем не такая, даже не близко. Когда Фенрир спросил её, она только испуганно помотала головой. Если бы могла дышать не через раз, фыркнула бы – ну что вы говорите, мистер, какая же я «из этих»? Вот же – смешная пестрая шапка на голове. Одежка под старым пальто – не тонкие воздушные ткани и не черная обтягивающая кожа, а обыкновенный растянутый свитерок со спущенными уже кое-где петлями. Да и под свитерком, простигосподи, разве такие формы? Там не то что гладить и букетами прикрывать, там ущипнуть нечего. Грудки-прыщики, зад костлявый. Для неё это очень удобно, можно протискиваться в любую щель в заборе, прятаться там, где и не подумают искать. Но вот для этого она вообще не приспособлена. Она проверяла. Точно.
Он сел рядом. Это было хорошо. Мэри еще точно не знала, почему, но как-то интуитивно поняла – хорошо. Лучше, чем держать её за горло. Она подала ему все три книжки, одну за другой. Розового бархата – про Таро. Про сновидения - обтянута темной плотной бумагой с разноцветными разводами. А та, которую она ухватила первой, та и вовсе простая, в дешевой мягкой потрепанной обложке.
Помедлила, сомневаясь, сразу предложить ему наклейки или потом? Вот наклейки она наощупь одну пачку от другой отличить не могла бы, а рассмотреть что-то на маленьких картиночках сейчас даже не надеялась. А ну как подаст пачку с героями из мультфильмов – вот конфуз будет… если, конечно, расстаться с жизнью можно назвать конфузом.
- Я не знала, что они вам нужны, мистер Грейбек. – Ей пришлось снова приложить руку к горлу, чтоб сорванный голос хоть как-то зазвучал. – Я только хотела немного заработать.
Свободной рукой она нащупала и достала последний журнал из сумки – журнал мод за позапрошлый год. Разумеется, маггловский. Обнаженных женщин там не было, но девушка на обложке была весьма миловидна. Сейчас Мэри не видела её, но отлично помнила. Ей никогда такой не стать. Уверенной, гордой, с красиво подведенными глазами, с улыбающимися розовыми губами. На такую если даже надеть её смешную пеструю шапку, то шапка станет красивее, а не девушка – хуже.

+3

13

Книжки, что таились в сумке маленькой воровки, не помогли Фенриру вспомнить, какую именно он должен быть принести Повелителю. Эта ситуация начинала снова выводить из себя оборотня. Если бы Мэри не помешала ему в книжном, он бы довольный прогуливался по Лютому переулку с заветной книжкой в руках.

Сейчас даже скрученный в трубочку журнал с полуголыми красавицами не радовал Фенрира. Он перебирал по третьему кругу книги, силясь вспомнить то, что у же напрочь забыл. Сивый издал рык, который волной прокатился по подворотне.

Мэри протягивала ему очередной журнал. Он выхватил его и бросил в сторону. Бесцеремонно схватив сумку, Сивый вытряхнул всё на землю. Из сумки посыпались какие-то наклейки в пачках, мелкий мусор и какая-то ерунда. Ни одной книжки нет..

Оборотень швырнул пустую сумку в стену прямо рядом с Мэри. Он снова зарычал от недовольства. Фенрир резким рыком поднял девчонку с земли и приподнял, держа за шиворот.

- Сейчас мы вместе возвращаемся в лавку Кобба. Проверять твою честность, юная леди, а потом я решу]6 что с тобой делать.

Фенрир попробовал поставить её на землю. Он снова приставил коготь к подбородку Мэри.

- Если ты попробуешь сбежать, я найду тебя в любом месте, - Сивый прошелестел это очень тихо, чтобы только Мэри услышала и испугалась до ужаса.

Когда закончу - пришибу девчонку. Хватит играть в кошки-мышки. Она бесполезна. Настроение Фенрира было очень переменчивое. Он всегда очень быстро загорался и мгновенно остывал. Конечно, это касалось пустяков, а не серьезной вендетты. Сейчас он был зол не на Мэри, а на себя. Он почти провалился, и не был уверен, что среди найденных книг есть та, что ему нужна. Это сводило его с ума. А свести с ума Фенрира, как видите, очень легко. Если Темный Лорд будет недоволен оборотнем, он больше не сможет думать о судьбе и назначении маленькой Мэри. Ему самому не поздоровиться.

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » I've outrun an old man...