картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Любопытство может сгубить не только кошку


Любопытство может сгубить не только кошку

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Любопытство может сгубить не только кошку


Открытый (по согласованию)


https://pp.userapi.com/c608129/v608129672/2d48/piNnnqWRWw4.jpg

Участники: Rowena Mulciber, Fenrir Greyback

Дата и время: 13 марта 1974 года

Место: Штаб Пожирателей Смерти (малая гостиная)

Сюжет:
Фенрир Грейбэк отдыхал после непростого задания Темного Лорда. Побитый и ещё более потасканный чем обычно, Сивы занял малую гостиную. Он не озаботился, что в дом прибывают другие Пожиратели для проведения собрания. Желая избежать большой толпы и не нужных разговоров прекрасная Ровена Мальсибер случайно оказывается в том же зале и становится невольным собеседником блохастого волка...

+3

2

Он уверенным толчком открыл дверь. Если быть точнее - сшиб её к чертям. Он так устал и был так зол, что не обращал внимание на такие мелочь, как дверь. Ботинки, заляпанные какой-то непонятной бурой жижей, оставляли огромные уродливые следы. Не успел он сделать пару шагов от места преступления, как из воздуха появились непонятные домовые эльфы& Они услышали шум и поспешили к его источнику.

К слову сказать, непонятными домовые эльфы быль только для Сивого. Он относился к ним, как к мелким вшам, которые бегают по его волчьему и иногда и человеческому телу. Они его только раздражали и заставляли чесаться.

Эльфы были просто в ужасе. Дом готовили к прибытию высоких гостей, чей сбор объявлен Повелителем. Перекошенная дверь поскрипывала и больше не закрывалась так, как следует. Они испуганно светили около двери, а парочка пыталась затереть следы, которые оставлял Фенрир Сивый. Ругать нежданного гостя эльфы не смели, поэтому молча следовали за ним с тряпками.

А Фенрир очень устал. День выдался нелегким. Волан-де-Морт отправил оборотня посланником к великанам. Те, конечно, послание приняли, но без должного уважения. Пытались даже прогнать гонца. Вообще идея быть посланным куда-то оборотнем не пришлась ему по душе изначально. Но Темный Лорд становился могущественней с каждым днем. Что-то внутреннее, может первобытный инстинкт самосохранения заставлял независимого оборотня проявлять чудеса послушания.

Выполнив данное ему поручение, он отправился обратно в штаб, ждать следующего задания. На собрания чистокровных Пожирателей он не ходил. Его, правда, туда и не звали, но нос от этих снобов он воротил всё равно. Начищенные до блеска рожи. Белые лица, будто в муку обмакнули. Наверняка, и задницы свои отбеливают до сияющего блеска… Оборотень в голос засмеялся, красноречиво представив Люциус Малфоя за обозначенным делом.

После собрания всегда неизбежно следовали новые указания, а значит смысла тащиться обратно в свою глушь не было. Вот Фенрир и решил отдохнуть в «приличных» условиях. Он дошел до малой гостиной. Когда Сивый затормозил у двери, назадачливая парочка эльфов, что всё ещё подтирала грязь ним, натолкнулись на волосатую громаду.

Сивый издал низкий утробный, и крайне недовольный звук. Эльфы испарились за секунду. Оборотень посмотрел на свои ботинки, и те правда не производили хорошее впечатление даже на него. Недолго думая он снял ботинки и поставил аккурат у двери. Массивные ноги мужчины остались в разодранных носках, которые ещё ко всему прочему скверно пахли.

Комната выглядела крайне непривычно для Фенрира: чистые полы, натертая до блеска деревянная мебель, сияющее стекло и серебряные украшения. И он в оборванной свободной рубашке с оголенной волосатой грудью, штаны в пятнах, но чудом оставшиеся целые, и разодранные носки.

Недолго думая он прошел к дивану и завалился прямо на него. На кофейном столике около волчьего ложе стояла тарелочка с мармеладом, красивыми кружками из перламутрового фарфора и горячим чайником. Конечно, эльфы накрыли это всё вовсе не ради блохастого названного гостя. Но Сивый не стал отказывать себе в удовольствии попробовать диковинный десерт в сахаре.

Он вонзил желтый ноготь в маленький кусочек красного цвета. Повертев сладость на ногте из стороны в сторону и осмотрев по внимательнее, он немного откусил. Фенрир никогда не пробовал мармелад. НИКОГДА. Он ощутил невероятную сладость во рту от присыпанного сахара и самого мягкого десерта. На долю секунды он даже закрыл глаза от удовольствия. Вкусно. Пойдет. Надо будет заставить этих крючковатых носов дать мне с собой мешок этой вкуснятины

Крайне довольный собой Сивый доедал мармелад, напевал мотив какой-то похабной песни и чувствовал себя настоящим королем этого момента.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-01-09 22:44:40)

+4

3

Из малой гостиной, куда направлялась ведьма, дабы скоротать время в ожидании супруга своего, пока тот пребывал на собрании, доносились слова такого характера, от которого уши ее, мягко говоря, сворачивались в трубочку. Да и голос "исполнителя" был, мягко говоря, не мелодичным. Скрипучий подобно тронутым деревянным доскам старого пола. От этого звука попросту хотелось закрыть уши ладонями, развернуться и пойти прочь.
Но зачем ей это делать?
Ровена и представить не могла, кто это мог быть. По крайней мере, уж точно не коллега брата или мужа – она узнала бы.
Приближаясь к гостиной, женщина замедлила шаг-другой, после чего остановилась в дверях.
Взгляд миссис Мальсибер непроизвольно упал на ботинки, от которых несколькими секундами позже до нее донесся не самый приятный аромат. Она поморщилась и перевела взор на довольно крупного мужчину (мужчину ли?), что сидел к ней спиной. Ровена нахмурилась и даже не заметила, когда похабные словечки перестали доноситься до нее.
Похоже, его уединению не суждено было продлиться долго.
Зеркало висело в другом конце гостиной, и увидеть выражение своего лица она не могла. Зато могла представить его во всех красках: недоумение, тонко граничащее с подобием отвращения и губительным, в большинстве своем, любопытством доминировали над разумом женщины и выдавали ее эмоции с потрохами.
Ровена все никак не могла понять, кто это настолько по-королевски восседает на диване. И лишь тогда взгляд ее пересекся со взглядом неестественно голубых глаз, недоумение исчезло, а на губах заиграла довольная ухмылка – она поняла, кто это. А что? Тяжело было не узнать того, кого как-то раз дорогой супруг описал столь красочно, что обознаться тут вряд ли получится. К тому же, посторонних тут никогда не бывает. По крайней мере, не в этой части помещения.
Фенрир Сивый. Оборотень. Мысленно прокомментировала Ровена, отведя взгляд. Женщина быстро взяла себя в руки и сделала несколько неторопливых шагов вглубь комнаты, где на кофейном столике ее ожидал горячий чай. Если быть точнее – вожак стаи оборотней. Продолжила она, направляясь к свободному креслу, что находилось совсем рядом с диваном, где, собственно, и восседал Сивый.
Ведьма опустилась в кресло. И устремила взгляд к фарфоровому чайнику, из носика которого исходила тонкая струйка пара. И к пустой тарелке, где все же должны присутствовали сладости. Хм. Тонкая светлая бровь приподнялась, выражая неприкрытое удивление. Затем она мимолетно взглянула на губы оборотня, на которых, если внимательно присмотреться, остались сахарные песчинки. 
Нахальная улыбочка непроизвольно возникла на женских губах. Она только открыла рот, чтобы съязвить, но тут же закрыла его, а уголки губ заметно опустились. Да, было что-то привлекательное в том, чтобы вот так нарушить уединение самого Фенрира Сивого и кинуть парочку колкостей. Но она не стала – инстинкт самосохранения у женщины еще присутствовал. И надо бы признать – один лишь его взгляд вселял неподдельный страх, который на долю секунды успел сковать ее руки, мгновенно разливаясь по телу. А сердце забилось сильнее. Она ощущала, как пульсирует сонная артерия на шее. Ровена знала об оборотнях лишь со школьного курса – не более того. Не знала, что творится конкретно у него в голове. Вряд ли оборотень посмеет тронуть ее – чистокровную ведьму с палочкой, древко которой в любой момент может быть наготове. И, тем более, нанести ранения, где несколькими комнатами дальше проходит собрание. Ну, она на это искренне надеется.
Хотя, все это вопрос нескольких секунд.
Миссис Мальсибер откидывается на спинку кресла, аккуратно кладет руки на подлокотники и закидывает ногу на ногу. Страх и ему подобные чувства она прячет где-то глубоко в себе.
– Так кто вы такой? Не представитесь? – Ровена немного щурится, стараясь смотреть на вынужденного собеседника, как на любого чистокровного волшебника. И явно удерживая себя от того, чтобы не смотреть на него как на диковинную зверушку.

+3

4

Как можно догадаться, Фенрир в жизни много чего не любил и просто ненавидел. В списке «10 самых ненавистных вещей» был пункт «когда кто-нибудь ему мешал». Когда он уютно располагался в малой гостиной, он надеялся, что его никто не потревожит. Он даже ботинки свои оставил, как табличку «не беспокоить». Но чистокровным снобам всё равно.

В момент уничтожения последней мармеладки из фарфорового блюдца в гостиную вошла женщина. Нет, это была всё же дама. Между просто женщиной и дамой есть существенная разница. Женщина - это представитель женского пола со всеми вытекающими отсюда последствия, проблемами и радостями. Дама - это элитный представитель того же самого вида. Но вот это слово «элитный» несет с собой массу дополнительных деталей к образу женщины, и игнорировать её нельзя.

Она прошла к креслу рядом с диваном и присела. Закинула ногу на ногу, и легкая светлая ткань скользнула по ногам, натягиваясь по рельефу мышц, будто обнажая их. Фенрир начал пристальный обзор с ёе ног, медленно поднимаясь всё выше и нагло её рассматривая. Хороша… Оборотень ухмыльнулся. Он ненавидел таких дам, но это не значит, что не мог оценить прелесть открывавшегося вида.

Названная гостья определенно его узнала. Она держалась немного робче, чем могла бы женщина её уровня. Она явно чистокровна и скорее всего жена, кого-то из Пожирателей с собрания. Не очень ярая сторонница. Таких он тоже не любил. Считал, что такие вот фифы хотят только быть причастны к победе, а грязную работу пусть делают такие шавки, как он и его стая.

Хмурые мысли быстро отразились на его лице. Вопрос заставил хмурую ухмылку ещё больше исказить его лицо.

- А Вы, миледи, с какой собственно целью интересуетесь-с? - он старался до абсурда манерно изыскано произнести всю фразу. В его скрипучем исполнении звучало до жути абсурдно.

Сейчас он снова повеселел. Хотел было потянуться к тарелочке, но сладости он все уже доел. Нахмурив брови, он осмотрелся вокруг в поисках пронырливых эльфов. После стычки эльфов с его задницей они предусмотрительно испарились. Прислушавшись к своим ощущениям, он решил запить сладкий привкус сахара и мармелада чаем.

Он не стал утруждать себя вставанием с дивана и потянулся за чайником. Диван угрожающе заскрипел. Неловким движением Фенрир опрокинул пустую тарелочку, и остатки сахара разлетелись по полу. Громко выругавшись, он наклонился вниз, всё так же не вставая с дивана.

Оборотень поднял осколки разбитого блюдца и задержался внизу. Прямо перед его носом были обнаженные щиколотки тонких ног светской дамы, что нарушила его покой. Он быстро облизнулся. Ножки тоже ладные.. Вернувшись в привычное уже положение короля барина, он поставил осколки на край столика и всё же налил себе чай. Даме он даже не предложил. А что ещё ожидать от неотесанного оборотня? Он был уверен, что дама не рискнет провоцировать конфликт. Хотя и среди таких леди находятся сумасшедшие… Грейбэк улыбнулся своей мысли.

- Мне показалось, что Вы итак меня узнали, - он громко шваркнул горячим чаем, чтобы не обжечь рот. Мелкие брызги от такого чаепития попали на его одежду и немного на обивку дивана, но Сивого это не чуть не смутило. Наоборот, он нарочито громко и показательно продолжил шваркать своим чаем, краем глаза наблюдая за дамой.

- А вот кто же Вы - вопрос куда более интересный и значительный, - он снова ухмыльнулся. Его забавляло копировать фразы этих напыщенных лбов. Они всё время изъяснялись будто на латыни или каком другом древнем языке. Так никто уже не говорил! А они всё продолжают лелеять своё чванство.

То ли дело Фенрир Грейбэк. Он всегда говорил просто и прямо. Даже хамовато. Иногда угрожающе, но терпеть не мог этих ненужных витиеватостей. За время общения со всеми чистокровными бонзами он понял, что ничего их не раздражает так, как общение с таким, как Фенрир, на равных. И он никогда не упускал возможность напомнить им, что он равный. Пусть не такой образованный, не такой чистый и красивый, в богатых нарядах. Но равный, и баста.

+3

5

К оценивающим взглядам, как мужчин, так и женщин Ровена Мальсибер давно привыкла. И, если раньше это вызывало самые разнообразные эмоции (от искреннего довольства до сильного раздражения), то сейчас она относилась к подобному вниманию абсолютно ровно. И в особых случаях  с конкретным кругом лиц даже позволяла себе подыгрывать. Но только не в этот раз. Да и строить из себя оскорбленную даму, женщина тоже не собиралась – не по ней подобное. А потому в свою очередь она позволила себе рассмотреть собеседника, пока тот немного отвлечен. Это, скорее, из любопытства, нежели некая демонстрация.
Грейбек был очень крупным. Немало волосяного покрова. Желтые ногти на грязных руках. И огромное количество шрамов, что открывала разорванная рубашка. Носки же дополняли картину «а-ля истинный оборотень». Не скользнуло от миссис Мальсибер и выражение лица напротив, что было... мрачным.
– Никакого подтекста – поверьте. –
Верить ей у Фенрира не было никакого основания. Как и не доверять, впрочем. – Да, узнала! – скрывать тут нечего. Подобных Грейбеку в Ставке не было. Возможность обознаться – сводилась к нулю. – Но отчего-то подумала, что вам не составит труда представиться, раз уж позволили себе так откровенно рассмотреть меня.
Нет, это ни в коем случае не упрек, а всего лишь констатация факта. А вот отсутствие домовых эльфов на момент падения блюдца, уже удивило миссис Мальсибер. Это же чем он их напугал? Внешним видом? Вряд ли...
Грейбек наклоняется вниз, собирая крупные осколки, и пребывает в таком состоянии чуть дольше, чем нужно. Ножки понравились? Ведьма откровенно веселится. Она сама не заметила, как прошло необъяснимое волнение. Она облегченно выдохнула, осознавая, что у него нет намерений впиться в шею разбалованной барышни. Разве что сейчас. Главное – держать ухо в остро и нигде не перегнуть палку.
Признаться, она ожидала наиболее худшего поведения со стороны собеседника. И даже то, как он демонстративно пил чай, желая показаться естественней.
Ровена приподнимает кисть правой руки и щелкает пальцами, призывая чужого домовика.
– Интересно, чем же вы так напугали их, мистер Грейбек, что они не соизволили явиться в нужный момент? – она указывает на осколки блюдца и внимательно наблюдает за ним.
Снова же не ее это дело, но все-таки...
С другой стороны столика материализовался домовой эльф и посмотрел на миссис Мальсибер своими большими глазами.
– Принеси мармелад, – приказала она эльфу, указав взглядом на осколки. 
Существо сделало полупоклон и, восстановив блюдце с помощью магии, забрало с собой.
– Что касается меня, то тут нетрудно догадаться, – продолжила женщина, пожимая тонкими плечами. Она берет чайничек и аккуратно наполняет чашку ароматным чаем. – Вы знаете, что я не Пожирательница. И не пленница, соответственно. А, значит, либо чья-то сестра, жена или любовница, – учитывая, что последних по таким местами не водят, то только первые два варианта. 
Ровена смотрит на лицо оборотня как раз в тот момент, когда он задумывается. В ей становится интересно: насколько его мысли близки к действительности?
Мадам берет чашку и дует на ровную поверхность янтарного напитка, которая вмиг становится ребристой, и делает глоток. 
– Я – Ровена Мальсибер, – соизволила, наконец, представиться женщина, пока собеседник не надумал лишнего, – супруга Эдварда, – уточняет она, мимолетно продемонстрировав тонкое золото кольца на безымянном пальце левой руки. – Почему...
Женщина не успевает договорить, как слышит хлопок позади себя. И в следующую секунду тарелочка с лакомством уже находится на столе. На этот раз эльф исчезает еще быстрее, стоило тому лишь взглянуть на Фенрира.
– Так почему вы не на собрании? – полюбопытствовала Ровена, отправив в рот кусочек мармелада. Она чуть наклонилась в сторону собеседника, продолжая удерживать чашку. – Личная инициатива?

+3

6

Грейбэк удивленно вскинул брови. Он не думал, что светская львица решится на открытую «конфронтацию». Конечно, оборотень не особо скрывал свои немного похабные осмотры частей тела Пожирательницы, но и не планировал, что она начнет тыкать в этот факт самого Сивого, как котенка. Со стороны, наверное, это выглядело безумно комично. Аристократическая малая гостиная, инкрустированный диван, развалившийся оборотень с босыми ногами попивает чай из фарфоровой посуды и вдруг вскидывает брови.

Она его узнала. Это потешило его самолюбие. Фенрир считал себя довольно исключительным оборотнем, даже одним из единственных. Его совсем не смущало, что дама могла просто логически понять, кто он. Нет, он особенный. И баста. Настроение улучшилось, и Сивый был вполне был готов продолжать разговор.

При упоминании домовых эльфов Фенрир скривился. Вечно снующие мерзкие существа, чей смысл жизни прислуживать чистокровным волшебникам. Больше всего раздражало их смирение, покорность, с которой они принимали свою судьбу. Духа бунтарства в них не было ни капли.

- Они меня слишком раздражали. И скорее всего были уверены, что любые не званные гости меня тоже будут раздражать. А значит являться нет смысла, - Грейбэк ухмыльнулся, обнажив свои зубы-клыки. Он уже смирился с её присутствием и просто подтрунивал над благородной леди.

Пока они вели «светскую» беседу, домовой эльф принес новую порцию мармелада. Фенрир облизнулся, увидев сладости. Он хотел попросить существо принести ему мешок сахарного десерта, но не успел.

- Но раз уж Вы здесь, не соблаговолите ли вызвать его ещё раз, миссис Мальсибер? - Сивый изобразил поклон, чуть не свалившись с дивана.

Ровена… Звучное имя.. Для аристократки. Фенирир быстро перебирал в памяти лица Пожирателей, чтобы сопоставить имя и картинку, и в целом, образ. Долго вспоминать не пришлось. Эдвард был из ярых сторонников. Теперь понятно, почему она здесь.. Преданности Мальсибера Лорду хватает на их обоих..

Миссис Мальсибер решила угоститься мармеладом. Фенрир продолжил её разглядывать с учетом открывшихся обстоятельств. Да, она наверняка хорошо смотрелась с Мальсибером рядом, была довольно ярким украшением Пожирателя. Пару частиц сахара остались на губах и слегка поблескивали, заставляя Фенрира задержаться взглядом на алых губах Ровены. Глоток чая смыл всё сахарное наваждение.

Сивый поставил чашку с чаем на стол и нагло взял тарелочку с мармеладом. Он смаковал каждый кусочек мармелада, облизывая пальцы от сахара и причмокивая.

- Собрания, дорогая Ровена, для волшебников слова. А я - оборотень дела, - он скрипуче рассмеялся своей шутке.

Он точно верил в свои слова. Фенрир ненавидел пустой треп. Он не понимал, зачем Темный Лорд тратит их и своё время. Почему нельзя было просто уничтожить всех несогласных? У них хватило бы сил это сделать. Они бы принимали только тех, кто приползал к ним на коленях, но нет. Темный Повелитель посылал вербовщик во все концы мира, пытаясь договориться. Даже с бестолковыми великанами ведем переговоры. С этим пушечным мясом. Сивый хотел сплюнуть эти мысли о великанах, но вовремя остановился, ведь он был в приличном обществе. В голове промелькнула шальная мысль, и оборотень решил её разыграть. Будет весело.

Грейбэк лег полностью на диван и выгнул голову, чтобы смотреть на Ровене снизу в верх. Вид был потрясающий, и Фенрир расплылся в очередной улыбке. Он протянул тарелочку с жалкими остатками мармелада даме. Оборотень немного опустил руку с тарелочкой, слегка касаясь рукой колена миссис Мальсибер. Ткань платья была очень мягкая на ощупь.

- Странно, что такая дама, как Вы, милая Ровена, связали свою судьбу с таким пустословом как Эдвард. Вам нужен мужчина порешительнее.

Улыбка не сходила с лица Фенрира. Он был уверен, что ничего не потеряет этой шалостью. Эдвард вряд ли поверит, что Фенрир Грейбёк клеился к его жене. В частном разговоре Эдвард как-то спросил оборотня, бывают ли у него женщины. Сивый тогда отшутился и предложил Эдварду волчицу из своей стаи на одну ночь. А женщины у меня бывают..

+3

7

Категорически не согласна с вами. Раздражать вдвойне - всегда приятно. А сама же произносит следующее:
– В таком случае вам придется терпеть меня как минимум до конца собрания, – не без удовольствия сообщила высокомерная мадам. – Но дольше не планирую тут задержаться.
Она не сказала бы, что собеседнику слишком неприятно ее присутствие. Хотя, возможно, он просто смирился.
Миссис Мальсибер, действительно, не планировала задержаться в Штабе дольше, чем нужно. Но есть множество независящих от них окружающих факторов, которые в считанные секунды могут изменить ситуацию. Такое не раз бывало. Есть. И будет в дальнейшем.
Она внимательно смотрит на его зубы-клыки и незаметно проводит кончиком языка по своим зубам, будто бы сравнивая. Не небо и земля, но все же.
И с интересом наблюдает за тем, как Сивый поглощает каждый кусочек мармелада, будто ребенок, дорвавшийся до долгожданных конфет. Вот что бы Ровена никогда не подумала, так это то, что представителей этого рода тянет на всевозможные сласти. Мармелад и вправду был чудесен. Но это невольно навело на мысли, что Грейбек попробовал эту сласть относительно недавно.
Поинтересоваться на сей счет миссис Мальсибер не торопилась. Зато сделать одно существенное замечание – это она быстро:
– Я не помню, чтобы позволяла вам называть себя по имени, – спокойно говорит она. Вместе с ароматным чаем мысленно смакуя новое обращение оборотня к своей персоне. 
Мальсибер выпрямилась, когда Сивый сменил положение на диване. И с последними словами Грейбека и с широкой улыбочкой лишь убеждается в том, что он играет с ней, как кошка с мышкой. В данном случае – как оборотень с благородной леди. А он не лишен чувства юмора!
И принимает негласные условия игры. Будет интересно.
Теперь ее ход.
Она не допивает чай, оставляя на дне немного янтарной жидкости, и отставляет чашку на край столика, слизнув с губы кончиком языка капельку напитка. 
– А кто сказал, что у меня нет такого мужчины? – искренне удивилась Ровена. Или он по наивности (а Роу сомневалась, что таковая у Фенрира имеется) полагает, что лишь представителям мужеского пола полагается «ходить налево»?
Женщина отрицательно качает головой, отказываясь от того, что осталось на тарелочке. И слегка касается его руки, удерживающей тарелку, отодвигая ее от себя.     
Громко сказанные слова, не подкрепленные абсолютно ничего. Слова, о которых каждый подумает в меру своей фантазии. И совершенно никого не волнует, что на самом деле имела в виду миссис Мальсибер. Хотя, воспринять это как-то иначе может далеко не каждый.
Нет, такому, как Грейбек это не интересно. Это не дамочки на великосветских раутах. Да и с Эдвардом оборотень тесно никогда не общался. По крайней мере, супруг никогда не упоминал об этом. А, может, просто не считал нужным. И все же...
Она прекрасно понимала, что он имел в виду. Точнее, кого именно. Себя, конечно же! Но всегда можно включить дурочку – во многих ситуациях это весьма выгодно.
По заданному вопросу Ровена поняла, что с правилами магической (и не только) аристократии Фенрир не знаком. Но посвящать его в это все же не стоит – это не то, что он жаждет узнать.
– У нас с вами есть одно существенное отличие – ограниченность выбора.
Вот тут она откровенно слукавила. В конце концов, она произносила слова клятвы по своей воле. Могла ведь отказаться от этого брака и дождаться иного варианта. Но не посчитала нужным.
Юность – это такой период жизни, когда головой думаешь меньше всего. Особенно – девушки, когда грезят о великой любви и прочем и прочем и прочем...
– Вынуждена вас огорчить, но жалеть мне не о чем, – она перекладывает ногу на ногу и чуть наклоняется вперед, проведя ладонью по ткани по всей длине ноги, распрямляя ее, предусмотрительно поправив подол платья. Затем вновь откидывается на спинку кресла. – А вы? Как обстоят дела у столь решительного оборотня? Женщины у вас так же решительны или нет?   
И снова щелкает пальцами, выполняя недавнюю просьбу оборотня. На этот раз домовой эльф не торопился. И расслабляется, легко покачивая ногой. Грейбек хорошо работает мозгами, сопоставляя все за и против. В какой-то момент ей даже стало интересно: надолго ли хватит его терпения? Выставит разбалованную барышню из гостиной или же выйдет из нее раньше? Или же сделает так, чтобы Ровена выскочила отсюда сама?

+3

8

Эльф появился по приказанию Ровены, но не так быстро, как она планировала. Он с подобострастием посмотрел на Пожирательницу, ожидая указаний. Фенрир резко вскочил с дивана. Тарелочка с остатками мармелада, от которого отказалась дама, всё ещё была в его руках. Оборотень подошел к эльфу, перекатываясь с пятки на носок, чтобы размять затекшие ноги.

- Эй, - он окликнул эльфа, который всё ещё пялился на Ровену и делал вид, что Грейбэка здесь нет. Он ткнул тарелкой прямо в нос слуге. - Принеси весь мешок.

Он говорил медленно, будто думал, что эльф его не поймет. Существо немного поежилось, но послушно исчезло исполнять указание. Сивый уже решил, что порадует волчат в стае. Редко он такие добрые шаги делает. Но сейчас настроение было хорошее, и в таком расположении духа, он захотел поделиться радостью с другими.

Миссис Мальсибер приняла игру, и Фенрир решил развлекаться дальше. Она аккуратными движениями расправляла складки платья и отставила кружку на край стола. Сивый с любопытством наблюдал за ней. Он облокотился на спинку дивана, и его большие руки крепко обхватили обивку спинки.

- Милая, чтобы называть женщину по имени, мне не нужно разрешение, - танцующая улыбка уже не сходила с лица оборотня. Он отошел от дивана и решил пройтись по комнате в своих дырявых носках. Заложив руки в замок за спиной, он продолжил: - Эти ваши благородные правила - это такая пустая чушь. Вы держитесь за них, как за последнюю соломинку.

Фенрир подошел к спинке кресла, на котором восседала миссис Мальсибер. Неужели такие дамочки гуляют.. Любопытно.. Сивы никогда не задумался над этой темой. Он всегда считал, что чопорные аристократишки сидят в своих поместьях и лелеют чистоту своей крови. Он не приписывал им слабости других «простых» людей. Игра становится всё увлекательней и увлекательней…

Пока миссис Мальсибер говорила, Сивый разглядывал её со спины. Светлые локоны аккуратно лежали на её плечах. Идеальная прическа без единого выбившегося волоса. Как будто им строго на строго запрещено не повиноваться хозяйке.

- Ограниченность - это и есть твой выбор, не нужно ничего усложнять, - он облокотился на спинку кресла и нагнулся к Ровене. Он глубоко вдохнул, закрыв глаза, чтобы услышать её запах.

Запах был интересным, совсем не таким скучным, как бывает у обычных аристократов. Всегда слышна пыль. Застарелая пыль из их поместье, которую невозможно выбить ни какими силами. От неё пахло карамелью. И это никак не было связано с едой, которую она ела. Она сама пахла приятной сладостью.Сладкая…

- Женщины по природе своей слабы, и только некоторые из них решительны, - он говорил у самого уха и очень тихо, чтобы никто кроме неё этого не услышал. - Всё решает мужчина.

Фенрир аккуратно разглядывал её шею. Она пахла дорогим парфюмом, который заполнял всё сознание Сивого. Кожа была нежная, будто бархатная, совсем тоненькая. Стоит только коснутся грубой рукой, и она сломается…

+3

9

Ровена напрочь проигнорировала его обращение с домовым эльфом – ее это никоим образом не касалось. Зачем ему понадобился целый мешок мармелада, интересоваться не стала. Зато закрыть глаза на подобное обращение к себе, она попросту не смогла. Ей не понравилось то, в каком тоне продолжил беседу с ней Сивый: будто с какой-то глупой девчонкой, открывая ей глаза на простые истины.
Стараясь унять подступающее раздражение, она по привычке сжала тонкие пальцы в кулак так, что ухоженные ногти болезненно впились в ладони. А все из-за того, что он говорил правильные вещи, о которых все прекрасно знают, которые понимают, но никогда ничего иного не предпринимают. Аристократия настолько привыкла соблюдать правила, что каждый шаг в сторону приравнивается к чему-то из ряда вон выходящему. Ведь проще оставить все, как есть. А разговоров-то сколько в противном случае – упаси Мерлин.
Она разжимает пальцы и возвращает руки в прежнее положение.
Признаться, в такие редкие моменты Ровену все же посещала соблазнительная мысль: бросить все и, наконец, делать то, что захочется именно ей, а не то, что она должна или то, чего от нее ждут. Но...
– Избегать правил – удел молодых. Когда кровь кипит в жилах и все на свете кажется возможным. – Она разводит руками. – Я же привыкла жить по правилам. – Хотя, это вовсе не означает, что они мне не осточертели.
Вот всегда так получается.
– Похоже, у вас с домовыми эльфами взаимная неприязнь, – усмехнулась женщина, проводя оборотня взглядом, не упуская его и виду. Но, стоило Грейбеку скрыться за спиной, как Ровена снова напряглась, почти как в тот момент, когда пересекла порог гостиной. Видеть его – означает хоть как-то да контролировать ситуацию. А в данном случае – именно он контролирует ее. Особенно в тот момент, когда останавливается за спинкой ее кресла. Женщина выпрямляет спину и удерживается от желания развернуться к собеседнику лицом. И кладет руки на подлокотники кресла, кончиками пальцев отбивая какой-то ритм, пока Грейбек бродит за ее спиной. 
Действовал он тонко, но от этого еще более эффективно. И тишина, медленно наполняющая гостиную, нарушалась с каждым изданным шорохом или глубоким вдохом, раздавшимся над самым ухом. Хищник!
Но тихие слова, от дыхания которых приятно щекотало ухо, заставили леди Мальсибер тихо рассмеяться. Серьезно? Она прислонила кончики пальцев к губам, заставляя себя сдержать смех, продолжающий рваться наружу.
Нет, Фенрир был прав: все решает мужчина. И все же он не упомянул одну деталь.

Леди Мальсибер разворачивается корпусом в кресле и немного приподнимает голову, чтобы встретиться с неестественно-синими глазами.
– Конечно, за мужчиной окончательное решение, – женщина слегка кивает, охотно соглашаясь с Фенриром. Она приподнимает руку и удерживает оборотня за подбородок большим и указательным пальцами, чтобы он не упустил ни одного слова. – И все же не стоит забывать о том, что при правильном подходе, женщина сможет повлиять на решение мужчины, какой бы слабой она не была. – Ровена говорит медленно, чтобы он нарочно ощущал ее дыхание. А сама же, особо не скрывая, наблюдала за реакцией Грейбека. забавно получается. – Но во всех случаях бывают исключения. Вы согласны со мной? – Ровена разжимает пальцы, опуская свое лицо. – Вы весьма наблюдательны. Чем на ваш взгляд отличаются волчицы вашей стаи, к примеру, от маггловских женщин. От женщин наподобие меня? – то ли улыбка, то ли усмешка вновь красуется на женских губах. – Не посвятите меня?

+3

10

Когда он начинал всю эту забаву, то прекрасно понимал, что перед ним может оказаться совсем не простая штучка. Так и случилось, и это лишь раззадорило пыл оборотня. Тонкими аккуратным пальцами она взяла его за подбородок. Он не стал дергаться, хотя один поворот мощной шеи, и Сивый был бы свободен. Но торопиться он не стал. Жертва хочет играть наравне с хищником, но только один из нас хищник по своей природе..

Он внимательно слушал, что она говорит, внимал каждому слову и ловил каждый её запах. Пахло от неё вкусно. Запах был новый и необычный, и упорно возникал в его сознании в виде карамели.

Вопрос про волчиц заставил его рассмеяться. Громко и весело. Он слегка присел на подлокотник кресла. Присел, конечно, это громко сказано. Он старался держать весь свой вес, чтобы не сломать кресло, но остаться поближе к интересной даме.

- В стае всё просто: всё решает вожак, то есть я, - он изобразил небольшой поклон. -  Волчицы с покорностью принимают мои решения и правила, иначе они будут жить одни без поддержки, во враждебном мире, где их могут убить за секунду. В стае они и их дети в безопасности. Но это их выбор, и они не строят иллюзий. Они правдивы. А Вы?  

В этот момент появился эльф, который спешно водрузил мешок с мармеладом на стол и тут же исчез. Мешок был увесистый, будто эльф собрал весь мармелад в этом доме и в окрестностях, чтобы угодить Фенриру. В итоге мешок стал довольно тяжелым. Из-за поспешности нерадивого эльфа, мешок опасно стоял на краю столика рядом с чашкой чая.

Сивый краем глаза смотрел на столик, оценивая ситуацию. Волчье чутье подсказывало, что падение неизбежно. Но пока ситуацию поставил на паузу. Все его внимание снова было посвящено Ровене.

- Хотя я итак знаю, что ты скажешь. Ты думаешь, что ваши правила благороднее моих, что у тебя больше прав, чем у волчиц моей стаи. Но по факту свободнее вас обеих только, наверное, маггловские женщины. Они свободны, потому что живут в неведении. Ты пленница своего мужа, семьи, твоей чистой крови, а волчица - моя пленница. Так есть ли разница?

Его глаза хитро заблестели. От Фенрира не укрылось, какое раздражение вызвали слова об аристократии у миссис Мальсибер. Сейчас он осознанно шел на риск, он хотел вывести её из себя, чтобы увидеть холодную аристократку другой. И он терпеливо ждал.

Тут Грейбэк перевел взгляд на столик с трофейным мармеладом. Он уже был готов упасть. Рассыпаться по полу и потянуть за собой в отчаянное падение фарфоровую чашку. Время замедлилось для оборотня. Мармелад начал аккуратно съезжать, сначала одна, потом вторая конфета оказались над пропастью, а потом потянули всех остальных за собой. Чашка предательски дрогнула, будто готова была бороться, но и она не устояла.

Фенрир резким движением выставил руку вперед, и чашка оказалась на его ладони. Капельки чая попали ему на руку, но были уже холодные. В результате такого хитрого маневра по спасению платья Ровены, он оказался лицом к лицу с ней. Его обнаженная грудь касалась тонкой ткани платья миссис Мальсибер.

Он поднял глаза на неё и слегка наклонил голову. Фенрир потянулся вперед, чтобы поставить чашку на место, таким образом прижав Ровену к себе ещё сильнее. Пока она не оттолкнула его и не устроила скандал, он блеснул глазами и уверенно прикоснулся к её губам за поцелуем.

Губы Ровены были мягкими и нежными, запах карамели заставлял его не отпускать её, пока миссис Мальсибер сама не оттолкнет. Рукой, которая удерживала чашку, он скользнул по её спине, прижимая хрупкое тело Пожирательницы к себе.

Как сладкая конфета.. Это определенно стоит любого последующего скандала. Фенрир представил лицо Эдварда, если бы он узнал, где сейчас его жена. От этого поцелуй стал ещё слаще…

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-01-17 11:34:19)

+3

11

Реакция оборотня оказалась быстрее, чем предполагала женщина. Он просчитал время с точностью до секунды, расстояние – до дюйма. И вот так с легкостью застает ее врасплох. 
Она кладет ладони на широкие плечи, чтобы оттолкнуть от себя предусмотрительного оборотня. Но в какой-то момент что-то идет не так. И Ровена смело отвечает на поцелуй, долгий, чувственный, что горячит кровь, не хуже любого благородного напитка, стоящего в погребе многих  старинных особняков. Стоит его пригубить, как делаешь второй глоток, третий, желая вновь ощутить на языке весь букет вкуса. Особенно тогда, когда ощущаешь этот вкус впервые.
Мысли, ранее занимавшие ее разум, будто испарились, как по мановению палочки, позволяя Ровене полностью насладиться сладостью поцелуя. Она смотрит на Грейбека из-под длинных ресниц, ощущая, как пылают огнем ее щеки. И обвивает рукой мощную шею, ощущая сильное биение его сердца, а другой – судорожно сжимает пальцы на его плече от полноты чувств.   
Хватит! В какой-то момент ведьма понимает, что пора остановиться, пока инстинкты не взяли верх.
Она прерывает поцелуй и резко отстраняется, с наслаждением вдыхая воздух, которого в последний момент оказалось катастрофически мало. И прикладывает руку к вздымающейся груди.
Все произошло настолько быстро, что едва укладывалось в голове. 
Ровена смотрит на Сивого, прекрасно понимая, как стоило бы отреагировать на все. Но накинуться на него с обвинениями – было бы, по меньшей мере, глупостью, несмотря на всю прелесть идеи. В конце концов, она сама провоцировала его на контакт. И контакт состоялся. А закатить скандал, учитывая то, где они находятся – далеко не лучшая идея. На крики или громкие восклицания кто-нибудь да сбежится. А объяснять причину, как-то не хочется. Позже – уже не тот эффект.
– Не делай так больше! – почти шепотом произнесла Ровена и сделала полшага к нему лишь за тем, чтобы тыкнуть тонким пальцем в обнаженную грудь оборотня. Под подушечкой пальца эхом еще отдавалось беспокойное биение сердца.
Не то просьба. Не то, своего рода, приказ. Вот только мадам забыла, что в этом месте отдавать приказы позволено лишь одному магу. 
Сказать, что Ровена была недовольна – означало бы солгать. На самом деле ей даже польстил подобный шаг Фенрира, а поцелуй – выше всяких похвал: ощущать столько чувственности, неприкрытого желания, новый вкус губ... и все равно не переходить рамку дозволенного...   
Здравомыслие возвращалось к женщине. И, кажется, она упустила момент, когда они перешли на "ты". Ну да. Вот только именно сейчас это волновало ее в последний момент.
– А я – и есть иллюзия, – запоздало отвечает она на вопрос, над которым все-таки пришлось немного подумать, взвесив все "за" и "против". Пусть Фенрир немного подумает над тем, что же имела в виду леди Мальсибер, если ему действительно это интересно. – Ты умнее, чем желаешь показаться. Не думаю, что у тебя возникнут сложности  над тем моим ответом.
Она делает шаг в сторону, приподнимая руки, чтобы поправить светлые локоны, все же выбившиеся из прически, но тут же натыкается на стол, на поверхности которого все же рассыпана часть мармелада, доставленного домовиком, другая часть – была у их ног.
– Маггловские женщины никогда не станут частью магического мира, – продолжает она, скрестив руки на груди. Ровена перевела уверенный взгляд со сладостей – на Сивого. – А потому даже столь значимый приоритет – бесполезен. А будучи пленницей собственного имени, можно извлечь пользу. 

+3

12

Миссис Мальсибер продолжала удивлять оборотня. Он был уверен, что она оттолкнет его в первые же секунды дерзкой затеи с поцелуем. Сивый ждал, что она набросится на него с кулаками, будет орать от возмущения и даже позовет на помощь. Но он ошибся. Она ответила.

Он чувствовал её мягкие руки на плечах, потом на шее. Кровь начала свой стремительный забег по телу, разнося растущее в геометрической прогрессии желание. Фенрир был готов разорвать на платье уже в следующую секунду, коснуться её нежной кожи своими грубыми руками и взять её.

Карамельный аромат опьянял оборотня, заставляя уже забыть о первоначальной затее. Инстинкты готовы были взять верх и забыть о правилах приличия (каких совсем немного знал Фенрир). Ещё больше подстегивало его тот факт, что всё получилось спонтанно, на такое продолжение он не рассчитывал.

Как только мысли оборотня улетели в самые запретные дали, готовые вернуться и побудить к непристойным действиям, Ровена отстранилась.

И это стало как ушат холодной воды, механизм уже запущен и остановиться было тяжело. Сердце билось быстро, кровь стучала в голове, а желание пока не собиралось утихать.  Когда Ровена приблизилась к нему вновь, он хотел заключить даму в цепкие объятия и уже не дать ей уйти. Она только коснулась кончиком пальца его груди, словно останавливая его.

Мыслей в голове у Фенрира было сейчас немного, он не мог унять животное желание, которое разбудила в нем аристократка. Она попыталась сбежать от него, сделав шаг в сторону, но стол преградил ей путь. Мармелад валялся на полу, но сладости волновали его в последнюю очередь. 

Рывком он встал с кресла и вновь оказался лицом к лицу с Ровеной.

- По моим ощущениям ты осталась довольна, - говорить сейчас ему хотелось меньше всего.

Его руки уверено притянули к себе леди. Он задержался на секунду, угадывая выражение её глаз, но остановиться уже не мог. Тепло её хрупкого тела, дурман карамели уже смешались в голове оборотня. Он все-таки был в первую очередь зверь - так сильно он сжился со своим волком внутри. Сейчас Фенрир не был уверен, сможет ли он остановиться, если она скажет нет. Где-то на подсознании возникла тихая мысль, что это может принести не мало проблем оборотню, но он послал всё к черту.

Он наклонился к её уху и тихо заговорил, попутно одной рукой нашаривая молнию на платье.

- Тогда представим, что это всё тоже иллюзия в твоей или моей голове, - Сивый держался из последних сил, чтобы не сорвать с неё одежду, но это была очень плохая затея. - Хотя в моей голове мы зашли уже дальше

Фенрир улыбнулся и сделал глубокий вдох. Он нашел молнию и был готов расстегнуть её, но ждал. Вся сила воли, что была у него, потребовалась на удержание этой молнии застегнутой. Оборотень прижался к её шее губами, вдыхая её запах. Он чувствовал, что тело Ровены отзывается к урагану чувств его тела. Но ждал. От этого ожидания сладости от победы будет ещё больше.

- Просто закрой дверь, - Грейбэк посмотрел ей в глаза. - Сейчас ты сможешь сама решить, по какую сторону двери ты будешь.

+3

13

До сегодняшнего дня Ровена была уверена, что у нее хватит сил и ума, чтобы держать любую ситуацию, где присутствует мужчина, в своих умелых руках. И только этот момент ясно дает женщине понять, как же она ошибалась!
Она просчиталась, забыв, что перед ней не просто мужчина, которого можно удержать высоким каблучком, а оборотень, инстинкты которого обостряются в разы быстрей, нежели у обычных людей, а удержать контроль над ними становится значительно тяжелее.
Скрывать своего вожделения Грейбек даже не пытался. Как, впрочем, и она. Это вполне нормальное явление, испытывать страстное влечение к кому-либо. Оно возникает и не ждет подходящего времени и места.
Каждая клеточка предательски отзывалась на грубые и от этого еще более волнующие прикосновения, сбивая женщину с толку. И он чувствовал это. И не упускал момента. А Ровена закрыла глаза и немного выгнула спину, наслаждаясь прикосновениями теплой широкой ладони, которая будто обжигала даже сквозь тонкую ткань. И откинула голову назад, желая ощутить больше поцелуев на тонкой шее.
Но последующие слова Фенрира выводят женщину из состояния сладкой неги.
Плохая затея, Роу! Плохая... 
Она думает о том, что будет, если их увидят. Муж, брат и прочие знакомые всего в нескольких комнатах отсюда.
И мысль отрезвляет опьяненное страстью сознание.
Несмотря на словах о выборе, Ровена сомневалась, что теперь Фенрир так просто отпустит ее.
Придется идти на хитрости.
Ровена легко толкает его на кресло, из которого он резко поднялся.  И наклоняется к оборотню, глядя на него с легким прищуром.
– Покажешь насколько? – едва ли не промурлыкала она, слегка укусив Грейбека за мочку уха. И добавляет после короткой паузы. –  Только не в этот раз...
И быстро отстраняется, пока оборотень не до конца осознал, в чем дело. Она резко разворачивается, задевая рукой фарфоровую чашку, и быстро направляется к двери. Осколки фарфора остаются позади ведьмы. Она слышит легкий хлопок домового эльфа, явившегося очень не вовремя. Ровена представила, как Сивый будет кричать на него, но сейчас ее это мало волнует. Мальсибер даже не оборачивается и переступает порог гостиной, желая как можно скорее оказаться дома.

+4

14

Решительность этой женщины определенно импонировала оборотню, особенно сейчас. Она захотела, чтобы он занял её кресло, и Грейбэк послушно подчинился, что ему несвойственно. Равенна была очень близко к нему, даже опасно. Её хитрый взгляд играл с ним, но Фенрир был готов начать более увлекательное действо.

Оборотень потянулся было к ней, но она коварно прикусила его мочку уха так, что в глазах появилась темная пелена, а в миг, когда он пришел в себя, Ровена уже была у двери и убегала. Рядом разбитая чашка и неловкий эльф, который испуганно убирал осколки и мармелад.

Фенрир резко мотнул головой, отгоняя наваждение и непристойные видения. Он сильно вцепился в подлокотники кресла. Через секунду послышался хруст, и Сивый обнаружил, что слегка испортил имущество ставки. Он повернул голову в сторону эльфа.

- Пошел вон! - рык оборотня пронесся по всей гостиной и наверняка дошел и до других помещений.

Эльф бросил все и испарился. Вокруг валялись осколки, немного щепок из деревянных подлокотников и мармелад. Фенрир отодвинул самый большой осколок от своей полуголой ноги большим пальцем, который выглядывал из дырявого носка. Он откинулся в кресле.

Этот вечер он запомнит надолго. Никогда в своей жизни Фенрир не предполагал, что этот вечер обернется таким финалом. Он старался дышать размеренно, чтобы справиться с желанием, которое отступало крайне медленно. Сначала оборотень хотел вскочить за Ровеной и вернуть её силой, но не решился.

Если бы он поддался этим чувствам, то всё было бы испорчено. А сейчас он найдет повод столкнуться с ней вновь. Признаться, ему польстило внимание благородной дамы. Конечно, Фенрир считал себя просто невероятным любовником и мужчиной хоть куда в целом, но обычно такие, как миссис Мальсибер обычно воротили от него нос.

Он широко ухмылялся. Настроение всё же было прекрасным. Он нехотя потянулся, прибрал мармелад обратно в мешок. Малышне тоже должно перепасть сегодня. Фенрир глубоко вдохнул и почувствовал едва уловимые нотки карамели. Аромат кошки, которая смогла ускользнуть от него. Но только в этот раз.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Любопытство может сгубить не только кошку