картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Напрасно я опять геройски гибну


Напрасно я опять геройски гибну

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Напрасно я опять геройски гибну


Закрытый эпизод (При желании может присоединиться Гриндевальд)


--

Участники: Арн Скримджер, Антонин Долохов

Дата и время: начало июня, 1941

Место: где-то за запертой дверью Геллерт наш Гриндевальд

Сюжет: Арн намерен пройти за дверь. Долохову велели непущщщщщать

0

2

Крыть было нечем, разве только матом
Все, что Арн мог сказать о своем отношении к Геллерту умещалось во фразу емкую, но непечатную. Столько лет - а тот все еще считает себя бессмертным. И чем дальше - тем бессмертнее. И если и в молодости Скримджер приходил в бешенство каждый раз как тогда еще юный волшебник доводил себя до полусмерти очередными экспериментами с магией, то с возрастом тихое бешенство перерастало в глубоко клокочущую ярость с желанием выпороть как мальчишку. Потому что нельзя. Потому что - что с ними будет, если Гриндевальда вдруг не станет? Потому что он, Арн, просто не хотел, что бы его не стало, не из-за Идеи, не из-за дела - просто не хотел.
Первый заход с попыткой привычно влететь в окно закончился закрытыми ставнями - закрытыми не только физически, но и магией. Кажется, его привычки изучили хорошо и решили показать, что умеют планировать действия. "Лучше бы ты так себя беречь научился, как от меня закрываться, придурок" Посланная в сердцах мысль. Арн не знал дошла она или нет до Гриндевальда, скорей всего нет, но если что - он ее озвучит как только доберется.
Второй заход был с другой стороны. И нет, Арн даже не собирался обращаться в человека. По знакомым коридорам он вполне мог пролететь и птицей, благо большинство тех, кто мог встретиться привычно расступались от взмахов широкими крыльями. Арн редко позволял себе такие вещи - все же, большая птица в закрытом пространстве - опасно и неудобно. Потому и сейчас он просто влетел в ближайшее открытое окно и осталось миновать всего пару коротких переходов. Что бы уткнуться в закрытые двери.
Скримджер резко затормозил метрах в пяти от стоящего на страже мальчишки, обращаясь на лету и делая последние шаги уже человеком, давая форменной мантии упасть остатками обернувшихся крыльев.
- Открой дверь.
На долгие объяснения настроения не было определенно, но... Не виноват же, в конце-концов, этот мальчик в том, что Геллерт мудак.
[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/t/F4yHi.png[/AVA]

+3

3

совместное[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

Это вот явление Антонин встречает выставленной палочкой. Потому что да, не передовая, - одно из самых защищенных мест на самом деле, но мало ли.
И пускать далее эту... Недоптицу Долохов не собирается, поскольку распоряжений пускать хоть кого-то не было. Было распоряжение не пускать, и именно это Антонин намеревался сделать, причем всеми доступными ему способами - юношеская спесь с него давно уже была сбита и в том, чтобы послать сигнал службе безопасности Долохов вреда или там бесчестья не видел - дело должно быть прежде всего сделано.
- Извольте назваться и озвучить цель своего визита.
Нет, ну может человек все же не психопат, а действительно торопится? Надо же знать, о ком потом докладывать.

Нет, Арн не страдал излишней спесью и не считал, что его должны узнавать в лицо каждый мальчишка, которого притащил себе Геллерт. Болезнью этого самого Геллерта, который явно получал удовольствие от вопроса "А ты знаешь кто я?" Скримджер не страдал тоже. И потому совершенно спокойно представился, замерев под указанием палочки, но не сделав даже попытку потянуться за своей. Надо же, мальчик старательный. Послушный. Исполнительный.
- Арн Хэмминг Скримджер.
В целом, конечно, он даже не был убежден, что его имя должна знать каждая собака. А вот фамилию знать бы стоило. Но это дело наживное. А вот заперевшемуся от него Геллерту он потом выскажет еще много чего приятного. В частности о том, что ставить на его пути, по сути, ребенка, было крайне подло - отлично зная, что на ребенка руку Скриджер не поднимет. Если ребенок не зарвется, конечно. А на ребенка, который старательно исполняет приказ мессира - тем более не станет сметать с пути и ставить в положение, при котором приказ технически не сможет быть выполнен.
- Мне нужно видеть Гриндевальда.
Что ж, придется разговаривать и договариваться. А это отнюдь не сильная его сторона. Набить морду, или просто вырубить и аккуратно сложить в уголке намного проще

- К сожалению мессир сейчас не принимает.
Палочку Долохов не опускает, но в целом его поза становится чуть более мирной - когда человек называется, это всегда... Умиротворяет.  А Скримджер там или Великий Мерлин Долохову наплевать - ни одного ни второго он внутрь не пустит.
Ни-за-что. А вот предложить сесть, это всегда пожалуйста. Мало ли, может этому... Скримджеру впёрлось сидеть под дверью.
- Но Вы можете подождать здесь. Возможно он освободится...
А возможно нет. Антонин уже знает - передумать мессир может в любой момент, без предупреждения. А может и не передумать до завтра, к примеру...

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-01-25 12:18:14)

+1

4

Совместное творчество [NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]
- Это его проблемы, кого он там думает, что не принимает. - Проворчал себе под нос, но говорить "меня это не касается" не стал. Просто потому, что в данный момент это явно касалось и его тоже - запертые окна на это прямо и недвусмысленно намекали. Желание выпороть Геллерта все росло, распирая изнутри, но показывать неуважение к мессиру при посторонних Арн старался не позволять себе. В конце-концов, это их личные внутренние взаимоотношения. В конце-концов, Гриндевальд был и его мессиром тоже. Не смотря ни на что.
- Да, я буду ждать его здесь.
Вот и посмотрим кто из них упрямее - Скримжер, упрямство которого было почти синонимом фамилии, или ветреный Геллерт... Который, в общем-то, тоже умел упираться рогом. Явно нахватался дурных манер.
Арн подошел к стене и сел под дверью, опираясь на нее спиной, смотрит чуть насмешливо снизу вверх на мальчишку.
- Как на счет мысли представиться в ответ, молодой человек? Вы уже послали сигнал службе безопасности о том, что к нему пытаются вломиться?

- Пока еще нет. А вы уже пытаетесь вломиться? Блондинистые брови  изображают легкую степень удивления. И тем, что странный посетитель говорит и тем, что он предпочел на полу сидеть вместо удобного диванчика.
- Антонин Долохов.
Он позволяет себе краткий взгляд на часы и добавляет:
- Через полчаса будет чай.

- А это уже не твой выбор. Ты правда думаешь, что именно я должен отвечать на этот вопрос? - Усмехается в ответ, наблюдая удивление. - Не хочу пропустить момент когда он выйдет. На диванчике у меня есть на это все шансы. А тут - намного меньше.
И только потом задумчиво окидывает взглядом с головы до ног и обратно. Долохов, значит. Хорошо-хорошо. Можно было бы и догадаться, конечно - уж больно характерное поведение.
- Чай - это хорошо. Можешь распорядиться что бы принесли еще и еду?
Нет, в целом, конечно, тактика была правильная. Сейчас он тут посидит, успокоится, и, может, уже не так будет хотеть оборвать уши одному нахальному мессиру. Ах да. И ни в коем случае не высказать это намерение при молодом поколении. Поймут неправильно.

+1

5

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

- Не мой. Но радость реакции вся моя.
Антонин отступает назад, к своему рабочему столу. Это и безопаснее, и правильное. И, если что, реагировать оттуда намного удобнее. Хоть какое-то, но укрытие. Практически укрепрайон в приемной.
- К сожалению кормление посетителей не предусмотрено. Но во время обеденного перерыва, если вы все еще будете тут, можно будет организовать доставку. Я попрошу тех, кто пойдет на обед.
Самому Долохову обед, похоже, сегодня не светит просто потому, что работать при этом типе сложно - внимание распыляется. Долохов даже не пытается, просто спокойно наблюдает за тем, как на его территории, теперь уже на его, обосновались. Похоже надолго.

Арн продолжает насмешливо смотреть как мальчишка прячется от него за своим столом и прижимается затылком к двери, прикрыв глаза. Да ладно, он совсем не страшный. Даже мирный. Завел моду от мирных Скриджеров за мебелью прятаться. То стол, то дверь...
- Я буду тут пока мессир не изволит выйти. Или впустить меня. Кстати, если у тебя есть с ним связь - можешь так ему и передать.
Фыркнул, вытащил палочку, задумчиво покачал ей перед собой, постучал по раскрытой ладони.
- Нет, ну не кормить посетителей - это зверство совсем. Им тогда приходится самим добывать себе еду
Посмотрел на Антонина так, будто примерялся с какой стороны его удобнее начать употреблять, даже взмахнул палочкой в его направлении, правда, всего лишь подзывая к себе бумагу и перо с чернилами с его стола

Нет.  Движение палочкой Антонин блокирует сразу, заставляя свой стол и пространство вокруг стать куском заранее проведенного контура: Нет, он же не идиот, чтобы сидеть за столом приманкой для любого, недовольного посещением мессира. И, главное, не раз уже спасало - из кабинета маги, бывало, выходили основательно не в духе, а Антонину лишний сглаз был... Лишним.
Правда никаких ответных мер покушение на собственность Долохова не возымело. Разве что палочку Тони не отложил.
И глаз не опустил.
- Я непременно при случае доложу, - обещает он невозмутимейшим образом.
- Как определить цель вашего визита?

0

6

- Даже так? - усмехается снова - знаешь где грань между разумной осторожностью и неразумной паранойей, Антонин? - Насмешливо, но определённо одобрительно. Конечно, здесь, в сердце их мира, рядом с Гриндевальдом, можно было бы не ожидать подвоха и позволить себе расслабиться, зная сколько степеней защиты за пределами этой комнаты. Но, копнув немного глубже, становилось понятно, что нет - расслабляться не время. Только не здесь.
- Заставлять старого человека самого подниматься с насиженного места и подходить за бумагой, вместо того, что бы воспользоваться магией.
И, вопреки присвоенному званию старика, поднимается с полола одним движением, без каких-либо видимых усилий и, кажется, даже на оттолкнувшись руками, сам подходит
- Я напишу, что бы принесли еды, не дёргайся
Мягко и практически дружелюбно. Долохова все ещё ни в чем не виноват.
- цель... Цель - разговор с мессиром касательно целесообразности использования некоторых магических практик и введения ответственности за их последствия. - Вышло несколько более ядовито, чем хотелось

- Знаю. Паранойя, это осторожность, оказавшаяся напрасной.
Антонину не стыдно, нет - все попытки этого резвого старикана зацепить его Долохов сносит стоически, но не цепляется. Вот ещё. Так же точно и выбирать бумаги, или заглядывать на то, что творится у него на письменном столе Антонин не позволяет - но протягивает перо и лист бумаги. Постетителю.
- Я запишу, - Долохов (в свою очередь) берется левой рукою за перо. Левой, потому что в правой, всё ещё, палочка и с него станется ткнуть ею прямо в глаз...

- Да, конечно, записывай. – Разрешает. Отличное развлечение, надо сказать – смотреть как парень стойко переносит все, что ему говорят, оставаясь профессионально-невозмутимым. Впрочем, себе Арн не льстил – он не самый большой мастер подначивать. Зато как приятно смотреть, как Антонин не опускает палочку… Пожалуй, еще пройдет несколько лет, и можно будет уверенно считать его достойным… Если, конечно, продолжит в том же духе.
Арн черкает пару строчек на бумаге, усмехаясь про себя, коснулся листа палочкой и тот, свернувших птицей, замахал бумажными крыльями и отправился в путешествие. Конечно, он найдет Игрид, и та не оставит племянника в беде.
- Опусти палочку. – Скримджер снова опустился у двери, спрятав свою палочку в рукав. – Я не стану на тебя нападать.
Даже интересно – поверит или нет?
[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]

+1

7

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]
- Спасибо, мне не тяжело, - младший в роду Долоховых заканчивает писать и снова с невозмутимостью истукана наблюдает за тем, как старикан подпирает дверь. Это что, форма протеста такая?
В данном случае все его эмоции на стороне мессира, безо всяких сомнений - тип у стены слишком уж странный, чтобы решить, что его новости и стремление увидеть мессира дейстительно срочные. Тем более, что, Долохов почти абсолютно уверен, герр Гриндевальд при желании знать, мгновенно оказывается в курсе того, кто у него там по ту сторону двери в приёмной - нет нужды в том, чтобы ради этого его тревожить.
А вот чай, если его и впрямь приготовлять, следует начать готовить - и Антонин неторопливо, не слишком отвлекаясь от посетителя, приступает к процедуре заваривания... начиная с поиска пожилого, толстого фарфора, чайника...

Пожав плечами, Арн усмехается, вытаскивает нож, толстый и короткий сук, и принимаемся вырезать. Брать Геллерта измором - никаких даже теней сомнений в успехе Скримджер не испытывал. В адекватности своего поведения тоже. Хотя и был уверен, что у той же Игрид найдётся несколько ласковых слов в его сторону. Ну и плевать. Да, иногда он вёл себя как упрямый мальчишка - ну так и Геллерт не отставал. А ещё он был совершенно уверен - как только в нем найдут слабину, поймут, что просто заперевшись и показав нежелание общаться можно избежать заботы и разговора - этим пользоваться уже не перестанут.
- Антонин, Вам нравится Ваша служба?
Задумчиво, со своего места наблюдая за тем, как тот суетится и что-то ищет. Вырезать фигурки он может и на глядя, пальцы сами строгают податливое дерево.

- Да, герр Скримджер, - чайник без лишней суеты установлен на стол и заботливо обёрнут льняным, с вышивкой, полотенцем. Чайный лист, лепестки василька и засушенные виноградные почки, что-то из небольшой банки, похожее на пыльцу... Boilio наполняет фарфрорвое нутро водою под зубодробительные звуки вырезывания по дереву туповатым ножом - хррржжж, хррржжж, - Долохов вдыхает по счёту, не давая себе сделать замечание по поводу уэасающего звука. А ведь искушение наложить туда заглушающие чары невероятно велико: нигде не написано, что он обязан их не накладывать.
- Она весьма разнообразит мою жизнь и привносит полезные навыки... Вам с сахаром?

0

8

Арн смотрит за процессом заваривания чая, и улыбается от определенной доли уюта в этом действе. Правда же, когда заваривают с такой заботой, чувствуется основательность – большая, чем просто заливание кипятком первого попавшегося чайного листа. Он вдыхает доносящийся запах и жмурится довольным животным, наблюдая за руками.
- Да уж, на счет полезных навыков – соглашусь. – И наверняка один из самых полезных – тренировка терпения с такими посетителями как он. Учитывая довольно… своеобразный характер самого Гриндевальда и его ближайшего окружения – этот навык тренировался чаще, чем где-либо еще. Тут можно и бисером не вышивать – нервы быстро станут стальными.
- Без сахара. В большую чашку.
Улыбается без издевки на этот раз, прислушиваясь к легким шагам в коридоре.
- А вот и еда.
Поднимает глаза ровно в тот момент, когда в помещение заходит рыжеволосая женщина, уже не давно и близко не молодая, но старухой назвать язык бы мало у кого повернулся.
- Ох, Игрид, ты сама?..
Женщина отмахнулась движением головы, и Арн послушно замолчал.
- Решила посмотреть на сколько ты тут засел. Все никак не успокоишься? Он давно большой мальчик.
Игрид поставила на диван бумажный пакет, вытащила из него берестяную коробку, поставила на пол и ногой подтолкнула к Скримджеру, ровно на столько, что бы проскользив несколько метров она остановилась у его ноги. Вытащив вторую, она отнесла ее к столу Антонина.
- Тебе наверняка не очень нравится, что он тут засел. Считай это компенсацией.
Подмигнула и, забрав пакет, отправилась прочь
- И не действуй мальчику на нервы, Арн. Прекращай.

С сахаром значит? Антонин косит черным глазом, выходка, которую он позволяет себе вообще не хулиганство, строго говоря - он ради этого случая извлекает из стола свою личную, толстостенную глиняную чашку, чуть побольше кофейной, такое же блюдце. Очень вовремя эта дама заходит - Антонин терпеливо доливает чашку до краев и только потом позволяет себя отвлечь. Игрид, значит... Долохов проматывает про себя услышанное и позволяет себе один едва слышный вздох - слишком хорошо понимает ещё не отвалившимся жеребячеством накрепко закрытую дверь, если за нею такими вот интонациями снисходительно рассказывают, что он не мальчик. Интересно только, при чем тут этот Скримджер? Не отец же он Геллерту в самом деле.
Тем не менее на ответную реакцию его хватает:
- Ну что вы, никаких неудобств, - с точностью до нанометра Долохов проводит границу собственной интонацией - мы с вами здесь, как взрослые люди, обсудлаем ребячества и порывы этого вот, у стенки, - Благодарю вас.
Есть за работой он не собирается, но еду прячет - вежливость и олимпийское прямо спокойствие. Вместо этого он выходит из-за стола и руками передает чашку с чаем поддверному сидельцу.
- Приятного аппетита.

(На чашку наложено заклятие незримого расширения и уменьшения веса, как и на чайник... чай внутри измеряется литрами)

Не то, что бы Арн любит нравоучения тетушки, но есть люди, спорить с которыми не только бесполезно, но и в принципе вредно. И Игрид была одной из таких – старшая женщина в семье Скримджеров могла легко заткнуть за пояс некоторых из их мужчин. Этот же мужчина только усмехается, прищурившись смотрит на то, как они, кажется, нашли общий язык с Долоховым, и совершенно не собирается портить им веселье в обсуждении его поведения. Вместо этого забирается в пакет, вытаскивает бутерброд с мясом, и задумчиво жует, провожая Игрид задумчивым взглядом. Забавно, что в отношении мессира она заняла именно такую позицию – взрослый мальчик, сам разберется со всем. А если не разберется – тогда уже можно будет вмешиваться и помогать. Может, и ему надо так же? Не пытаться подстелить соломку до того, как станет нужно уже этой самой соломкой прикрывать?
- Спасибо. – Берет чашку одной рукой, заглядывая и примеряясь. Маловато, конечно, но всегда можно будет попросить еще.
Предлагать Антонину присоединиться он не стал. Это Игрид позволительно плевать на устав, а мальчик пусть ведет себя правильно. Пока у него это отлично получается.
Делает первый глоток чая, большой, ожидая, что жидкость уменьшится хотя бы на треть, и удивленно смотрит во все еще полную чашку. Поднимает глаза, в которых легкий смешок.
- Большая чашка, да?
Надо же, умеет не только морду кирпичом держать, но и шутки шутить изволит. Далеко пойдет.
[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]

+1

9

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

- Большая, - соглашается Антонин. Шутки обсуждать - только портить, тем более тут по взгляду ясно - выходка оценена по достоинству, но рапорт писать на него не будут. Оптимальный вариант. Долохов отступает, возвращается к своему столу и разложенным бумагам - заняться ему есть, чем. Тем более, что из злоумышленников Скримджера можно пока что вычеркнуть: маг, занятый едой и чаем всегда имеет вид менее угрожающий. Да и руки, опять же, заняты.
Палочку Антонин далеко не убирает, пристраивает перед собою на столе, но сам уже некоторой частью себя не здесь. Иногда ему завидно, что он не хамелеон - сейчас бы одним глазом в бумаги, другим на посетителя. Но нет, приходится перефирическое зрение вместо этого тренировать и старательно разделять концентрацию на два (на самом деле три) независимых потока. До конца рабочего дня не так долго, чтобы можно было себе позволить уже расслабиться.
Ещё. Через минуту Антонин уже полностью в бумагах, лишь оставленный им "тревожный" поплавок привязывает Долохова к здесь и сейчас, потому что с бумагами, такими бумагами, ему все еще непривычно работать. С посетителями - привычнее...

Мальчик старательно сделал вид, что с головой погружен в работу, и Арн не стал ему мешать. В конце концов, он получил все, что хотел от него – чай и информацию что дверь заперта. Ах да, еще доклад, что он под этой самой дверью околачивается. Больше, в целом, и не нужно, даже немного сверху получилось – бесплатное развлечение. Интересно даже – он правда думал, что палочка поможет от Скримджера, или просто в случае чего не хотел сдаваться без боя?
- Приходи в зал. Если захочешь. – Сытый желудок и никак не заканчивающаяся чашка чая настраивали на мирный лад. Даже не благодушный. Арн снова принялся за поделку, периодически отрываясь, что бы глотнуть.

- Зал?
Долохов реагирует мгновенно, как только деятельность "гостя" перестает быть монотонным посасыванием и пожевыванием. Вряд ли, правда, он именно слышит. По крайней мере процесс повторного прокручивания в голове услышанного, но не понятого на лице отражается во всех красках. Процесс мучительный и вполне трудозатратный.

0

10

[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]
Любуется несколько минут на процесс понимания, почти слышит как информация ворочается в голове, усмехается и все же решает сжалиться. Если постоянно издеваться - ничем хорошим не закончится.
- тренировочный зал. Приходи, если захочешь. Геллерт отпустит, он знает когда я там бываю
Пожал плечами, показывая, что ничего кроме, и это просто предложение. Тренировки. Ничего больше

- И что там тренируют?
Нет, без вызова и пренебрежения, Антонину просто интересно, особенно по сравнению с переводом и расшифровкой с верхнесредненемецкого.

- а что ты хочешь? Ты же в Дурмстранге учишься? Посох, палочка, без магии..
Арн любил заниматься с новыми людьми. Даже с ещё детьми - кроме полезного для юного поколения, была польза и для него самого, тренировки терпения, повторение раз за разом не только на пределе возможной скорости, но и медленно, контролируя каждый жест так, что бы не навредить. Так почему бы не предложить и этому мальчику? Раз так хочет палочкой в его сторону махать

+1

11

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

- Учился.
Двусмысленная поправка, подразумевающая, что Долохов вообще-то мог уже и кончить эту самую школу. Хотя, конечно, Антонин помнит, что до выпускников Локи... В общем, есть куда расти.
- Вечерние курсы для продолжающих?

- учился? - Усмехается. Он не настолько стар, что бы вся молодежь была на один возраст. Но наличие свидетельства об окончании школы никогда не волновало Арна, в конце-концов, сам Геллерт так и не закончил. И ничего. Не мешает.
- ну, значит начинать с нуля не придётся.
Пожал плечами, усмехнулся и подмигнул
- Вечерние курсы для смело размахивающих палочкой в сторону Скримджера

- Спасибо.
Это после некоторого размышления. Чем-то, конечно, придется пожертвовать, сном, едой или  книгами. Но книги можно и потом, а навыки так просто не обретешь. Отец вот говорит - после тридцати все идет значительно сложнее, хотя что для мага тридцать лет?
- Я непременно воспользуюсь. Научусь махать палочкой куда лучше...

0

12

Арн кивает. Конечно научится. И махать палочкой, и наверняка ещё много всего. Он улыбнулся сам себе.
Последняя стружка легла на пол и Скримджер взмахнул палочкой, собирая мусор в предварительно выуженный из кармана мешочек, аккуратно обдувает получившуюся фигурку.
Прикрывает глаза, опираясь затылком о дверь.
"Ну же, Гелли, прекращай вести себя как... ты. Я уже остыл, просто хочу убедиться, что ты в порядке и тебе не нужна помощь."
Конечно, этот призыв тоже, скорей всего, остался не услышанным. Там более, он действительно был мирным. Но вдруг?
Кажется, послышался шорох. Или показалось. Но Арн поднялся одним движением, подошёл снова к столу, поставил на нем результат действия на нервы - небольшую фигурку гиппогрифа - и, покопавшись снова в принесенном пакете, выудил берестяную коробочку.

- Это, простите?
Долохов не прикасается к коробочке. Только, почти машинально, прикрывает документы на столе заклинанием, чтобы их не прочитать и не запомнить. На коробочку он смотрит исподлобья, скорее недоверчиво, ожидая от нее и от фигурки... Какой-нибудь неожиданности.

Документы на столе Арна совершенно не интересовали. Все, что будет нужно, Гриндевальд скажет ему сам. А остальное - значит, ему знать не надо. Вынюхивать или любопытствовать Арн не стал бы. Но откуда мальчишке знать об особенностях Скримджеров? Зато отлично показывает подготовку. Очень хорошо.
И потому Арн раскрывает коробку, показывая белые кругляшки клюквы в сахаре
- сладость. Задобрить мессира
[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]

+1

13

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

Неоткуда. Неоткуда ему знать об особенностях Скримджеров. Зато про клюкву все примерно знает - странный выбор для задабривания. Интересно, мессир действительно любит клюкву?
Развесистую.
- Я непременно передам.
Вот теперь Тони позволяет себе разглядывать незнакомца в упор, раз подобрался поближе. Запомнить, раз уж посетитель решил не дожидаться. Решил же?

Смеётся откровенно, заливисто, смотрит прищурившись
- нет-нет, это я передам сам. Он обязательно выйдет от туда. Любопытство много кого сгубило, а у Геллерта - едва ли не любимый порок
Сразу после разврата. Или даже до. Тут смотря как посмотреть. Любопытство Гриндевальда определённо более разрушительно, и не в последнюю очередь к нему самому.
Арн приглаживает заплетенную в две косички бороду, проводит пальцами по длинным светлым волосам, одёргивает одежду. Узнав, он сразу сорвался. Наверное, и правда излишне поспешно. И хорошо, что не добрался сразу, что заставили остыть
- а он оказался прав, не пустив меня. Как всегда - улыбнулся обезоруживающе

Вот только бородою его прежде не пытались стращать. Долохов переводит сосредоточенный взгляд на бороду, на поглаживающую ее руку и совершенно машинально выдает:
- Разумеется.
Разумеется, Геллерт оказался прав - пусть даже золотого нимба Антонин при ближнем знакомстве шефа лишил, но в правоте даже не собирался сомневаться. И что теперь говорить?
- У вас получилась замечательная фигурка, герр Скримджер

- Спасибо.
С чего это парень решил подобреть? Ещё и вежливость вспомнил. Никак размяк после признания правоты мессира?
В том, что не им очаровался Арн был уверен. Впечатление милого парня он никогда не производил, желания себе довериться тоже не встречал. С первого взгляда, по крайней мере.
- можешь считать это извинением. Я был взвинчен, а ты ни в чем не виноват

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-01-26 20:02:45)

0

14

сообразили на троих

- Почему я не удивлён? - Геллерт фыркнул это из-за их спин и внимательно окинул обоих взглядом. Ну и зрелище - Скримджер аки библиейский маггловский змей показывал Тони свои яблочки, в смысле клюкву, а юный Долохов держался весьма стоически.
Сам же Геллерт выглядел, наверное, краше в гроб кладут, что ему, впрочем, не помешало коснуться палочкой деревянного гиппогрифа, вдыхать в него жизнь. Маленькая зверюга сразу же хищно оскалилась , взмахнула крыльями и взлетела немного бестолково.
- Антонин, спасибо. Бумаги можешь оставить секретариату, там нет ничего интересного. Зато пришли новые книги, вот их нужно разобрать, - коротко распорядился он. Мазнул взглядом по Арну. - Успокоился? Теперь ори.

- Слушаюсь.
Короткая благодарность и Антонин таки сбегает мессиру за спину, скрываясь от навязанного противостояния - одно дело защищать дверь закрытую и совсем другое - прилюдно выкобениваться. Так что нет, Антонина тут и вовсе нет - он за недопитой кружкой. Не хватало еще чтобы мессир в нее наступил...

Арн почувствовал приближение Геллерта всей своей сутью, как домашнее животное чувствует своего человека. Как ловчая птица чует охотника. Но обернулся только когда за спиной раздался насмешливый голос. И только усмехнулся в спину Долохову, прятавшемуся за своим Мессиром
- Что, прикрываешься от меня детьми?
Голос насмешливый, но оглядывает внимательно, цепко, отмечая залёгшие тени, лишние морщинки, общий вид...
- Ты больше похож на умертвие. - говорит, тем не менее, спокойно, даже преувеличенно спокойно.
- Если умрешь, я сам лично тебя подниму. Послушным зомби. И будешь делать все что я скажу

- Обязательно, буду драить вашу Скримджеровскую казарму... ну и все это прочее, - Геллерт закатил глаза и ловко обошел что Арна, что Долохова и прошел в кабинет, зажигая затушенные огни - не масляные лампы, не электричество, а вполне себе натуральные магические светильники, работающие, впрочем, по тому же принципу, что и маггловские лампы накаливания, разве что с поправками. - Бери, если что заинтересует, - указал он Антонину на внушительную стопку переворошенных книг над которыми сидел последние два часа. - Что до тебя, дорогой мой друг, - чем хуже было состояние Геллерта, тем сильнее его язвительность пробивалась через обычную насмешливость, - то подняв меня, ты сделаешь для науки много неоценимых вещей, впрочем, я не уверен, что все еще готов жертвовать тобой на благо развития некромантии. Итак, ты, я предполагаю, ужасно недоволен тем, что у нас все пошло по плану?

"Разве так можно?"- Антонин едва не спотыкается, потому что интересно же и неимоверного труда стоит не подслушивать. Но это все равно что отказаться от золотых приисков, уже увидев их перед собою.
Но Антонина ждут книги, это тоже золотое дно, так что Долохов прячет чашку и отходит к книгам. Там действительно интересно и он с трудом борется с порывом взять все. Так тоже нельзя, нужно соразмерять усилия возможностям. И нужно все же присматривать, потому что он, Долохов,  все равно же отвечает за ситуацию. Ну, как может. А она вовсе не похожа на рядовую. Так что книгами Антонин интересуется, выбрав классическую позицию "прикрывающего" - за спиною  и с левого фланга. Впригляд.

Ворчание Геллерта успокаивало. Это было важно. Раз ворчит, ехидничает, язвит - значит, жив. Вот он. Он, а не морок, обман, или кто-то принявший его вид.
- Если ты себя своими же руками угробишь - ты сделаешь для науки не так много полезного. Будь добр, рискуй кем-нибудь другим, а не собой.
Потому что он, Гриндевальд, слишком важен. И не только для Скримджера.
- Я недоволен тем, что твой план включал доведение себя до... вот такого состояния
Хотелось ударить по нему, но вместо этого Арн ударил кулаком по стене. Полетел камень, осталась вмятина. На стене. Это отрезвило, заставило глубоко вдохнуть. Посмотреть на Антонина. Вот он тут точно не при чем. Хорошо, что стоит за Геллертом, не попадая между двух огней. Сунул Гриндевальду в руки берестяной коробок.
- Тебе от Игрид. Она сказала что ты взрослый мальчик и сам можешь позаботиться о себе. Но я... волнуюсь
Получилось скорее бурчание, немного смущенное

+1

15

[NIC]Arn Scrimgeour[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/t/gxN6w.png[/AVA]
Геллерт посмотрел на Скримджера взглядом совершенно непередаваемым, а потом подошел в шаг, звонко чмокнул в щеку и заливисто расхохотался. - Арн, ну вот что ты за человек такой, - он дошел до кресла и повалился на него, все еще смеясь в голос. - Я бы тебя отчитать должен, но сейчас хочу только обнять и прочитать коротенькую лекцию о том, что абсолютно нормально после сложного ритуала ведущему некроманту некоторое время выглядеть так, будто он сам на том свете побывал, - Геллерт еще посмеялся, а потом неожиданно серьезно посмотрел на Скримджера и поставил на стол коробочку. - Арн, Тони, угощайтесь, - он взял ягоду в сахаре сам и улыбнулся коротко. - Вот Антонин. Ты слышал, насколько мистер Скримджер не доволен моим состоянием. А ты что думаешь на этот счет? - иногда (очень редко) на Гриндевальда находило настроение поучить молодежь. Антонин в этм плане был идеален - внимательный, с цепким умом, с правильными вопросами. Он был хорош не только в качестве "живого пособия", но и в более важном качестве - он не хватал весь опыт, а принимал только то, что ему было нужно и важно. Мальчик был действительно от природы одарен к боевой магии - но постепенно раскрывался более широко. В градации Геллерта: он хватал с неба звезды, но гением не был. Тем не менее, продемонстрировать тому же Скримджеру, что в их рядах с талантливой молодежью все нормально - это было важно.

Вот Антонин...
Долохов бесконечно любил эти моменты, когда на мессира находило желание не просто изволтузить до полусмерти за шиворот в священные часы занятий, а еще и чего-нибудь спросить. Правда и страшно бывало изрядно - это не проиграть в заклинаниях, где никто и не ожидал... Это выставить себя дураком, причем тут-то мнение мессира было, чего греха таить, решающим и важным.
Вероятно поэтому Тони высказывается очень осторожно:
- Я слышал, что нагрузку в сложных ритуалах може перераспределять так, что ведущий остается даже в плюсе. Но не видел ни одного пока что расклада, хоть сколько-нибудь сложного, где это действительно происходит.
Долохов смущен. Отдает себе отчет, что виденных им раскладов по некромантическим искусствам не так пока много, пусть даже эта область интересует его более чем серьезно...
- Я, правда, думал, что, возможно... -Антонин довершает очень аккуратно, потому что почва скользкая, граничащая со сложным вопросом этичности человеческих жертвоприношений, - можно провести восстановительный ритуал уже после...

Арн все ещё выглядит немного смущённым за свою вспышку. Все же, он правда считал себя достаточно сдержанным, но Геллерт умудрялся из него вытянуть эмоции - мимоходом - и оставить в пустоте. Закрыл глаза и опустился у его ног, положив голову на колени. Надо было касаться, убеждаясь что вот он, жив, здоров. Цел.
А потом слушает Антонина очень внимательно. И переводит взгляд с одного на другого
-Геллерт, он прав? Ты можешь провести восстановительный ритуал? - Тихо и очень серьёзно. - проводи. Что тебе нужно?
Требовательно

- Да, Антонин прав - он весьма и весьма талантлив, - Геллерт зевнул и покачал головой. - Но в этом случае мне покамест не требуется восстановительный ритуал, разве что какого-то козленка-мышонка, не человека, - Гриндевальд пожимает плечами, словно в подобном ему и впрямь нет разницы - а разницы-то нет. - Расклады в плюс возможны, но не в случае масштабной цели. В эттом случае на внутренее перераспределение уходит сил больше, чем на что бы то ни было, - Гееллерт жестом подтягивает к себе длинный пергамент выкладки, а потом передает ее Долохову. - Смотри, это раскладка. Она с нашего ритуала. Тебе может быть интересно.

Антонина выдают скулы, предательски окрашивающиеся багрянцем - он жестко приучает себя не циклиться на тех случаях, когда мессир оценивает его старания положительно. Знает, что это пока что скорее снисходительные авансы, которые надо заслужить и отработать, но поделать ничего не может - скрыть факт того, что оценка невероятно, физически, приятна ему пока не по силам. Но всем, кроме предательского румянца, он владеет и голос его не выдает:
- Благодарю вас. Мне очень интересно уже сейчас, мессир.
Тони утыкается в записи сразу - чтобы не погибнуть немедленно от любопытства, - дальнейшую беседу он пока отслеживает, но не слушает: Прокрутит в голове заново, если услышит ключевые слова-звоночки, но сам он явно уже по уши в пергаменте - раскладку такой сложности, практическую раскладку, он встречает впервые и познание ее требует значительных усилий, местами даже быстрых расчетов на воздухе, рядом с листом. Пока мессир не распорядился им, можно попытаться понять хотя бы часть. А может быть даже успеть вопрос задать, покамест у Геллерта внезапное настроение понаставничать...

Арн слушает внимательно. Сам он в некромантию не лезет и не лез никогда, да и в ритуалах участвовал только как удобная и исполнительная подставка для Геллерта, но информация о том, что можно что-то восстановить была намного важнее, чем знание "как". Как - пусть сам Гриндевальд решает, его, Скримджера, дело - предоставить необходимые инструменты.
И пока мессир был занят рисованием схемы.  Похвалой, Арн поднялся на ноги и, преодолев комнату в пару шагов, распахнул окно, спрыгивая из него и уже там обращаясь в птицу. Козлёнка, конечно, в этом месте не найти. Но можно найти другое зверьё. И даже легко можно.
Опытный глаз охотника быстро находит нужную жертву, падает камнем вниз, но ловит аккуратно, поперёк тела. Он не уверен подойдёт ли мертвая тушка - наверное, что бы что-то выпить она должна быть живой...
Не проходит и пяти минут, как Арн влетает в окно и, скинув на колени Геллерта большую, почти с кота, полупридушенную крысу, возвращается в человеческий вид. На этот раз он садится на подлокотник кресла мессира.
- человека было бы добыть проще, они тут толпами ходят - проворчал искренне. Ему было все равно кого "употребит" Геллерт - чем люди заслужили большего пиетета чем крысы?

+1

16

Геллерт мрачно косится на крысу и смотрит на Арна безо всякого удовольствия. Тот, конечно, весьма оригинальный способ выбирает - энергии животного не очень много, а чтобы просто взять её и выпить - это не так просто, как кажется.
Тем не менее, Геллерт усмехнулся, цепко перехватив зверюшку, чтобы не сбежала.
- Смотри, Антонин . Арн хоть и не слишком разбирается в некромантии , но суть передачи энергии улавливает. Я покажу одну технику, она весьма безобидна и даже достаточно проста, но маг требует серьёзной подготовки, чтобы "переварить" это. Но у меня она есть, так что я покажу. Хочешь посмотреть?

За пять минут можно многое успеть. Например аккуратно скопировать свиток со схемой ритуала и спрятать оригинал, чтоб не замарать.
Например вдумчиво упереться  мессира взглядом и что-то эдакое, свое, подумать.
Например с интересом посмотреть на ту птицу, в которую оборачивается этот странный... Арн.
Из некоторого мыслительного ступора Долохова выводит только прямой вопрос.
- Очень. Я могу чем-то помочь?

Лицо Геллерта не довольно, но Арн привык не обращать на это внимание. Давно уже не обращает, в обще-то.
- Приятного аппетита.
Сам Скримджер совершенно невозмутим, но в интонациях отчетливо слышится «Не съешь – за шиворот запихну». Он искренне не понимает причину недовольства. Между мышонком и козленком попал? Попал. Так какая разница – не мясо же он есть собрался, правда же. Хотя, например, орлом он совершенно спокойно съел бы и крысу в самом прямом смысле этого слова. Так нет же, деликатесы мессиру подавай.
Желание все же выпороть никуда не делось, но Геллерт очень грамотно прикрывался Долоховым. Все же, в присутствии посторонних Арн не стал бы никогда ни кричать, ни всерьез отчитывать, ни, тем более, поднимать руку. Даже если этими самыми посторонними были молодые мальчишки. Даже наоборот, при молодых и максималистичных он не станет делать это тем более. Ломать авторитеты Скримджер не собирался, даже напротив – Геллерт был практически единственным авторитетом, чье мнение он все же учитывал. Даже если оно не совпадало с его мнением.
Вместо этого подмигнул Долохову, и снова пока обратился в птицу, устраиваясь на спинке кресла как на насесте, давая себя рассмотреть, развернул на половину крылья, и наставительно клюнул гриндевальдовское ухо, все же найдя выход своему недовольству.

Геллерт взъерошил твари шерстику и решил, что даже скармливать животину Скримджеру он не станет после - тот настроил его на умиротворение.
- Нет, Антонин, помощь тут не нужна, но можешь задавать вопросы. Мне с этим просто, я хорош в колдомедицине и здесь это очень помогает.
Геллерт провел пальцами и по шкуре крысы, а за его пальцами по ней словно мутной паутиной потянуло - он пил жизненную энергию, просто так, прямо пальцами.

Ну, раз можно вопросы задавать...
- А при чем тут колдомедицина?
Долохов недоверчиво косится на птицу, клюющую ухо мессира и невольно морщится - непонятно. Что эта пернатая тварь тут забыла вообще?
Сосредоточиться на том, как мессир... кушает сложнее.
- Разве она тоже позволяет... перераспределение в пользу колдующего?

Основная привычка, усвоенная Арном с самого детства – не лезь без спроса в то, в чем не разбираешься. Вторая часть этой привычки была очень быстро выработана в самом начале их с Геллертом дружбы – не лезь под руку колдующему Гриндевальду. Даже если тебе что-то кажется или ты с чем-то не согласен. Хватание за руки, вмешательства в ритуал, замечания и комментарии – все это недопустимо. И нет, совсем не потому, что раздражает – на эту часть Скримджер плевал, лишь бы впрок пошло. А потому, что прерванный ритуал зачастую бьет намного сильнее, чем последствия законченного. А еще бьет непредсказуемо. Потому, что бы Геллерт ни делал – если не успел остановить его до того, следующее вмешательство в процесс будет уже после окончания.
Сейчас это не было похоже на ритуал, тем более, он сам разрешил задавать вопросы, значит, особого сосредоточения не требуется. И, все же, Арн на всякий случай замер, даже почти дышать перестал, не говоря уже о том, что бы снова клеваться. Старался даже пером лишний раз не касаться – мало ли какие могут быть последствия. А вот косить насмешливым желто-зеленым, не птичьим и не человеческим глазом на Антонина ему ничего не мешало. Любопытный. Не понимающий. Смешной – как еще толком не избавившийся от пушка птенец, который уже учится летать. Арн клацнул клювом, отгоняя пичьи ассоциации, потянулся, расправляя крылья во всю, совсем не маленькую, длину, дожидаясь, когда можно будет продолжить воспитательный процесс.

- Основа колдомедицины - ощущение энергетики и потоков. Некромантия тоже любит именно это. Взять живой поток и переправить в другое живое. Опять же, колдомедицина позволяет эти потоки восстанавливать и разрушать, а вот некромантия работает с некоторыми иными материями . Но чтобы была зацепка - медицина и  её принципы здорово помогают.
Собственно, сейчас я беру себе, вмешиваясь в естественный ток жизненной силы. Если проще понять, то я нарисую,
- другой рукой Геллерт "покрасил" то, что ощущал - получились сплетенные полосы, как будто кровоток , только иной.

Проще, как же.
Ну то есть проще, конечно...
- Благодарю вас, мессир, так нагляднее.
Но как? В этом был весь Гриндевальд: Ответить на вопрос так, чтобы не дать ответа, но заставить думать самому. И думать резво.
- Но ведь должна быть уравновешивающая часть?

[ava]http://s5.uploads.ru/t/E97iR.jpg[/ava]

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-01-27 13:18:55)

0

17

Можно было позволить себе слушать происходящее краем уха. Арн любил слушать объяснения Геллерта – примерно как любят слушать животные спокойный голос с размеренными интонациями, не сильно вникая в слова. А интонации в этот момент становились совершенно особенными, мягкими, плавными. Умиротворяющими. Нет, конечно, когда что-то объяснялось лично ему – Скримджер способен был понять. Многое. Но, все же, сам он в первую очередь был боевым магом – и в то, в чем не понимал – без спросу не лез. То, что показывал Геллерт сейчас было ему понятно в целом – можно вытянуть из чего-то живого жизнь и восстановить силы. И Геллерт это умел делать. И, судя по всему, чем больше и здоровее животное – или человек – тем больше этих самых сил. А как именно это делается уже не так и важно.
- Частично можно? – Проклекотал он все же, заинтересовавшись одной мыслью. Говорить птичьим горлом и клювом было сложно, но несколько слов старому анимагу вполне по силам.

- Выпить частично? Можно, но это сложно, - Геллерт усмехнулся и взял руку Долохова, удерживая и провел по энергии ею. - Чувствуешь? - спросил он у мальчишки. - Идея в том, чтобы зацепить это и брать, словно сок через трубочку. Требуется большой уровень подготовки - развитие самой возможности принимать и перерабатывать энергию. Если проводишь ритуалы, которые направлены на повышение и увеличение силы, восприимчивость проснётся сама, - Геллерт убрал руки Антонина и "допил" крысу - она не живой мумифицированной тушкой упала на его колени. - Превратись обратно, Арн, - попросил он, уворачиваясь от цепкого клюва.

- То есть разница не только в полярности.
Антонин сосредоточен на ощущениях, стараясь запомнить во всех подробностях. Потом, когда на это будет время, нужно будет поработать с этим воспоминанием, а значит теперь нужно сосредоточиться на восприятии  как можно сильнее, чтобы ничего не потерять. Память, говорил ему батюшка, пошёлкивая по сапогу гибким ивовым прутом, это не только способность надёжно сохранять ощущения, но и способность эти ощущения получить во всей полноте. По причине рядя последующих событий, помнил эту сентенцию Антонин елико возможно хорошо, вплоть до игры бликов на начищеной обуви. Такие вещи хорошо запоминаются... Собственно, в этом и состоял тогда урок, а не в банальной порке: стресс усиляет воспоминания.
- Это те же ритуалы, что упомянуты в замечательной книге, что Вы позволили мне взять на прошлой неделе?
Нет, ни автора, ни названия, - Долохов слишком аккуратен в этом - никаких лишних слов при посторонних - и это уже привычка, пусть даже мессир и доверяет, кажется, этой птице сверх меры. Для Антонина и мессир, как бы это не звучало странно, "посторонним" перестал быть совсем недавно. И не во всех областях - к примеру семейные дела его всё ещё не касались.

Арн кивает, еще раз кусает, теперь плечо, но потом оборачивается в человека, подхватывает то, что осталось от крысы за хвост, но без капли брезгливости, выкидывает тушку в окно. Какая разница что потом с ней будет? Ему не сложно "доесть" за Геллертом, он даже не видит в этом ничего плохого или особенного, но мумифицированное тельце больше похоже на мусор, чем на объедки. И если объедки за вожаком доесть не зазорно, то мусором Скримджер не питается.
Что ж.. Можно - значит, можно. Значит, в следующий раз он предложит себя, если не будет рядом подходящего зверька или человека.
А пока он садится снова на подлокотник кресла, слушает, по привычке опустив руку на плечо Геллерта, все еще убеждаясь, что это он, а не призрак.
Осторожность Антонина ему импонировала. Не было никакого резона лезть в тайны, важные или мнимые - любопытством Арн не страдал. Так что то, как он подбирает выражения, было приятно. Значит, не выдаст неосторожно никаких действительно важных тайн. И это в его-то годы. Мальчик правда грозит далеко пойти. И все же...
- Антонин, мне названия все равно ничего не скажут. - Слегка насмешливо, смотрит на него

Геллерт ощутимо ущипнул Скримджера за бедро. - Не порти мне ребенка, - шутит он лениво. Все отлично знают, насколько сильно Геллерт не любит возиться с детьми, а с детьми сторонников - в частности. Только в Антонине он видит не ребенка, а молодого мужчину - всецело самостоятельного.
Осторожность Долохова и то, что тот четко держит дистанцию - это геллерту нравится. Отец Долохова вот не нравился, а сын пришелся ко двору всецело.
- Да, те же ритуалы. А еще несколько ты сможешь взять в тех книгах на столе. Как показывает практика, лучше пробовать разное - в итоге получишь именно то... что подходит лично тебе. Свой стиль, так сказать, - Гриндевальд легко поводит палочкой и Скримджеру в руку прилетает теплое вино с пряностями, Антонину - чай, а самому Геллерту (тут он не выдерживает и кривится) молоко с медом.
Что ни говори, а местами откаты от сложной темной магии... так раздражают.
- Разница в самом принципе, - все же поясняет он. - одно идет как задумано, а другое - нарушает задуманный порядок. Собственно, потому подобные практики некромантии куда более запретные, чем простое поднятие мертвеца.

Вот этот птичий, стоячий, взгляд Долохов выносит стоически - немецкие рыбообразные маги на него смотрели не пересмотрели, от птицы он тоже прятаться не намерен, пусть эта птица сейчас и украшена двукосой бородою.
- Я не мог этого знать. К тому же если делать исключения, проще запутаться.
Нет, - отчётливо читается в его непроглядно-чёрном взгляде, - для Скримджера исключение не предусмотрено. Только для Гриндевальда.
Едва успев поймать кружку с чаем, Антонин аккуратно переспрашивает:
- Но ведь они получаются менее затратными и менее сложными, чем такое, медицинское, восстановление.
Это Тони еще смягчает - в его представлении и согласно его опыту некрормантия вообще куда более гибкий и податливый инструмент, чем колдомагия...

Арн фыркнул только в ответ на щипок - бывало и больнее. И снова замолчал, не мешая им вести разговор. Да, хорошо и то, что Долохов не верил всяким посторонним на слово, даже если этим посторонним разрешено довольно многое. А еще ему нравилось то, с какой легкостью Антонин рассуждал о том, что можно забирать жизни других и рассуждения о простоте и рациональности способа, а не о его этичности. С другой стороны, думал он, перебирая машинально волосы Геллерта, этичные в этом кругу не задерживаются. И правильно. Совершенно лишнее чувство

Геллерт фыркает на эту игру в гляделки. Иерархия подчиненных - дело самих подчиненных. Вот еще он не регулировал взаимоотношения между ними. Долохов - умный мальчик, сам себе место под солнцем найдет.
- Естественно, менее. Ты абсолютно прав. Только при сильном отттоке энергии, чтобы призвать оную тебе все равно нужна энергия. И ритуал готовить. и вообще... Много чего. А это - просто возьми и черпай, если готов для этого, - Геллерт пьет свое молоко и жестикулирует, иногда задевая Скримджера. - Но некромантия куда шире и удобнее. Хоть и это - тоже способ, - Геллерт задумчиво подцепляет кулон на своей шее и высвобождает его. Это - его личный. - Видишь, Антонин? Это - некромантический аккумулятор. Собирает энергию мага, будучи на нем. Я весьма силен, от меня не убудет - а в такие моменты оно очень помогает, ибо восполняет.

- Только некромагическую?
Антонин не тянет к чужому Знаку рук  - уже ученый. И на бородатого мага особенно не отвлекается - что-то в нем кажется Тони странным, каким-то не вполне уместным, но сознание лишь на миг спотыкается на этом, а потом решает " не замечать".
- А не проще поставить на артефакт ритуал? Заблокировать рунической частью, чтобы при разрушении активировалось.  - Мало кто может позволить себе носить аккумулятор.

В игры с иерархией Арн не играл никогда. Он отпивает вино, переводит взгляд на светлую макушку их мессира. Подобные игры - для тех, кто не уверен в себе. Арн в своем месте был уверен. Он глава семьи Скримджеров. И охотничья птица Геллерта. Ничего больше было не нужно, а меньше - не получалось. Дальше он просто слушает их рассуждения, совершенно естественно, сам не замечая, подстраиваясь под размашистые взмахи рук Гриндевальда, подстраивая под них свои движения, то давая задеть, то давая больше пространства, и все это - без участия сознания, которое в этот момент было занято новыми глотками горячего вина

- Проще. Не всегда отвечает моим целям, - Геллерт усмехнулся, словно ему дали правильный ответ на вопрос, а потом подмигнул Антонину. - Попробуешь сделать? - он склоняет голову набок, весьма и весьма довольный тем, что до изящного метода Долохов додумался самостоятельно.
Арн подстраивается под его движения, а потом и вовсе становится весьма удобен - на него можно опереться и устроить голову. Геллерт хмыкает. - Антонин очень талантлив.

- Попробую.
Вызов принят до того, как Антонин думает о похвале - просто он уже думает над решением - с тех, прошлых, слов. И уже почти уверен в том, что два... Нет, три варианта готов попробовать. Заодно и понять, почему это не всегда удобно - не всегда хватает сил разрушить артефакт?
Вопреки мнениям Арна с этикой у Тони все не безнадежно, просто в его жизни уже передовой расставлены приоритеты.  Еще на зимней финской.
- И постараюсь не подглядывать.
Потому что наверняка же кто-то уже такое делал. Когда-то.

Арн только тихо фыркает, подставляясь, что бы Геллерту было удобно облокачиваться на него и смотреть на Антонина, поглаживает мягко его плечо, поддерживая, сжимает, показывая, что их разговор не окончен, они продолжат после того, как останутся вдвоем. Потому что, не смотря ни на что, он все еще недоволен, а сам Гриндевальд теперь не выглядит восставшим умертвием, значит, вполне выдержит справедливое возмущение

- Ты можешь посмотреть примеры, - Геллерт усмехается коротко и с удовольствием. - Но я тебе скажу сразу - конкретно для тебя пример подходящий один и он достаточно неудобен. Как постоянный восстановитель, как что-то вроде моей игрушки, - он трогает кулон. - Так что тут тебе нужна будет творческая жилка, - Гриндевальд усмехается и в итоге кивает. - Но урок окончен. Пока что свободен, Тони.

- Слушаюсь.
Щелкают каблуки.
Долохов позволяет себе подобие улыбки перед тем как выйти. И прихватить опустевшую посуду тоже - вместе с книгами он леевитирует их прочь. Ему действительно нравится работать - так. И подсказки герра Гриндевальда, больше похожие на задания повышенной сложности.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Напрасно я опять геройски гибну