картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Интервью с пристрастием


Интервью с пристрастием

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ИНТЕРВЬЮ С ПРИСТРАСТИЕМ


Закрытый эпизод

Участники: Герберт Крейн, Эстель Мелифлуа

Дата и время: лето 78-го

Место: какой-то ресторанчик

Сюжет: от интереса к Отделу Тайн, до споров об эмансипации.

0

2

Были некоторые вещи, которые Герберт Крейн любил более всех прочих вещей, что были доступны ему в жизни. К таким вещам он относил: здоровый сон, вкусную еду и профессиональный долг. Причем к последнему он в первую очередь относил необходимость растрясти и ошарашить их весьма и весьма консервативное общество.
Собственно, для этого нужно было в первую очередь растрясти и ошарашить себя – что, естественно, было самой неприятной частью работы. Но, что ни говори, матушка многократно вбивала ему в голову, что отсутствие движения и застой есть смерть – и эта судьба была в разы печальнее, чем какая-то еще. Консервация в собственных представлениях и мнении – это убивало напрочь любое позитивное развитие.
Герберт, конечно, ничего не говорил насчет мнения самой матушки – но они с тетушкой показывали, что эта концепция при всех ее недостатках, живее всех живых. В конце концов, в своем солидном возрасте, они прекрасно ориентировались в мире, и все еще были открыты новому (правда, Герберта в детали не посвящали). Как говорила матушка – маг молод ровно столько, сколько он молод душою. И живет ровно столько, сколько развивается и не стоит на месте. Стоит лишь остановиться и застыть – время возьмет свое.
Герберт, конечно, сей антинаучный концепт не слишком одобрял, но он-то в принципе был мальчишкой (по меткому выражению все той же матушки «юнцом, пороху не нюхавшим») – а посему судить толком и не мог. Тетушка же вообще держала контакты с Фламелем – так что их с сестрой возраст она явно таковым не считала в принципе.
Но возраст – это не значит опыт, не всегда. Крейн знал многих женщин и мужчин – издержки работы – и стремился узнать еще больше женщин и мужчин.
И чем больше он узнавал, тем больше задавался вопросом – а так ли хороши традиции, которые общество так пыталось сохранить. Настолько, что ухитрилось проливать реки крови.
Некоторые вещи – откровенный расизм по чистоте крови, пренебрежение представителями магического сообщества и… вот это все… Это было слишком. А еще, что удивляло Герберта, пожалуй, куда сильнее всего прочего – это аристократические представления о месте в обществе женщин.
То есть, серьезно. Крейн иногда сталкивался с этим – наверное, еще со школы, но как-то в массе он стал задумываться исключительно после того, как ему в голову пришла мысль о семье. Точнее, ему пришла мысль сначала о том, что его могут внезапно убить, а потом уже о том, что у него же нет детей. Ну и покамест не предвидится, ведь для появления детей должна сначала появиться супруга, с которой еще бы желательна любовь и…
Кхм. Нерадостно иными словами.
То есть, времени-то у него полно – вот, матушка с отцом явно не по молодости его завели, но тем не менее, если вдруг ему решат язык укоротить, ну… было бы как-то обидно не оставить никакого следа в этом мире. Из этих ли соображений женился его отец, Крейн не знал, да и знать не хотел особенно.
Но факт раздумий на эту тему привел его к той мысли, что хоть в магическом потенциале не было разницы между женщинами и мужчинами, то во всем прочем, как ни парадоксально, была. Даже не так – женщин-чистокровных в том же Министерстве было преступно мало, а вот женщин-полукровок и маглорожденных – порядочно. Ну и в принципе – если политика еще объяснялась тем, что прекрасные дамы не хотели себе этой головной боли (их можно было понять!), то все остальное?
Дамы были меценатами, владельцами семейных дел, но что бы вот делать что-то – это все не аристократам, всем прочим. Только вот Герберт не мог понять – причина была в том, что женщинам этого круга действительно неинтересно – или в чем-то еще? То есть в школе да, были вещи, которые «леди не делают», но он не сильно обращал на это внимания. Девчонок даже в квиддиче было достаточно, а на чистоту крови он тогда не смотрел.
Собственно, перебирая из возможных вариантов, Герберт все-таки собирался разобраться… ну или хотя бы написать что-то интересное о какой-то интересной женщине (зарабатывать тоже чем-то нужно).
Впрочем, формальный повод для визита был иной – Отдел Тайн.
Он, конечно, уже общался с главой этого отдела разок, мог бы зайти еще, но дважды говорить с одним и тем же человеком в прессе – моветон, не говоря уже о том, что с Лестрейнджем в принципе каши не сваришь.
(Занимаетесь вы чем-то незаконным? С точки зрения законов сомалийского магического объединения – безусловно, да, чем-то занимаюсь).
А про мисс Мелифлуа… Ну, у нее все было настолько чинно и прилично, что Крейн даже опешил. С другой стороны, это нехарактерно – отсутствие замужества, наука…
Нет, он определенно хотел говорить с ней.
О всяком.
- Доброго дня, - Герберта проводили к ее кабинету, и он приветливо улыбнулся, зайдя. – Меня зовут Герберт Крейн. Позволите некоторое время мешать вам спокойно заниматься вашими делами, мэм?

Отредактировано Herbert Crane (2018-02-03 15:30:46)

+2

3

Обычно с прессой имеет дело господин Лестрейндж или иное лицо, ответственное непосредственно за свзяи с общественностью. Однако сегодня что-то пошло не так. Видимо, журналист был особенно настойчив и уговорил начальника Отдела Тайн на интервью с рядовым сотрудником. Хотя "рядовым" Эстель назвать сложно, как минимум, потому что она настоящий ветеран девятого уровня Министерства Магии и проработала тут гораздо дольше большинства своих коллег... Большая их часть попросту не выдерживают давления Министерства, иные становятся жертвами заговоров, кто-то оказаывается не способен двигать науку вперед... Причин сгинуть из Отдела гораздо больше, чем причин здесь остаться. Впрочем, таковые нашлись у Эстель, чтобы задержаться здесь надолго. Выйдя замуж за свою работу, женщина поставила крест на семье, большом родовом имении, любящем супруге и детях. Зато перед ней открылось множество иных возможностей, недоступных другим аристократкам скорее из-за их менталитета, чем из-за отсутствия равенства в правах с мужчинами.
Мужская часть аристократов по большей части делится на два типа: те, что снисходительно восхищаются успехами мисс Мелифлуа, и те, что с неодобрением относятся к более успешной, чем они, женщине. Лишь самые благоразумные готовы принять заслуги Эстель, не взирая на пол. Женщины же, как правило, бывают морально не готовы принять выбор Эстель. Ведь при встрече все машинально спрашивают: "Как дела? Как семья, муж, дети?..". Обязанность быть благочестивой чистокровной леди, управляющей хозяйством и хранящей очаг, так глубоко засела в головах этих самых леди, что порой становится тошно и грустно. Грустно от того, что стагнация, присущая обычно только экономике, стала частью консервативной культуры магической Британии. Тошно от того, что причиной этой стагнации являются сами маги, которых вполне устраивает быт их предков, давно уже переставший быть актуальным.
И хотя это мировоззрение выступает оппозицией всему тому, что так упорно пытались взрастить в Эстель ее родители, она достаточно рано его приняла. Во многом потому что когнитивные способности мисс Мелифлуа превосходили таковые у большинства сверстников. Однако максимализм и амбиции по молодости всегда сталкивались со стеной британских предрассудков. Успехи мужчин негласно ценились выше. Если же чего-то добивалась женщина, к ее успеху относились скорее по-доброму снисходительно или вообще рассматривали как удачное стечение обстоятельств. С годами подобное отношение к своей деятельности удалось изменить, однако именно к своей. В целом ситуация мало поменялась...
Все эти мысли возникли в голове Эстель неспроста. Она прекрасно понимала, что такой акуле пера, как Герберт Крейн, скорее интересны острые общественные темы, а не сухая научная теория. Легилименция - весьма интересная область для исследований, однако магическое сообщество по большей части ее не одобряет. Не одобряет ментальные искусства и Министерство Магии, наложившее всевозможные ограничения на использование легилименции, что значительно осложняет практический подход в ее изучении... Именно об этом мисс Мелифлуа и собиралась поговорить со своим интервьюером, хотя морально была готова ко всему. Нынешняя пресса, независимая, государственная... да какая угодно превратилась в весьма опасное средство массового воздействия на сознание. Ничем не хуже той же легилименции. Возможно, что СМИ работают даже на гораздо более тонком уровне и способны посоревноваться в своем потенциале промывания мозгов с ментальной магией.
- Добрый день, - с тенью улыбки вымолвила Эстель, распрямив спину. Она сидела за своим письменным столом, расположенным как раз напротив двери, - Безусловно. На ближайший час все мои дела - это Вы, Мистер Крейн, - ответила женщина, протянув ладонь журналисту, - Эстель Мелифлуа, - сухо, словно научный факт, констатировала она. Впрочем, глупо было полагать, что он не знает, у кого собирается брать интервью, однако этикет вещь непреложная, - Прошу, присаживайтесь, - глазами указав на кресло по другую сторону стола, она и сама устроилась поудобнее, сняла очки, отложив их на край стола, и быстро пробежалась изучающим взглядом по своему гостю. Высокий, просто гигант, особенно на фоне Эстель, он обладал весьма приятной и яркой внешностью. Одет не по моде, зато опрятно. Голос Герберта казался знакомым и был приятен для слуха, - Не могу не выразить Вам своего уважения, мистер Крейн. Необходимо обладать недюжинной смелостью, чтобы сохранять независимость на нелегком поприще журналиста, - одобрительно высказалась Эстель, улыбнувшись чуть более искренно, чем обычно.

Отредактировано Estel Meliflua (2018-02-03 17:54:50)

+3

4

Герберт коротко пожал ее руку, а потом, чуть помедлив, тронул губами воздух над тыльной стороной ее ладони. Он был достаточно воспитан, чтобы знать все особенности этикета – и пожатие руки женщине было неприемлемо, только лишь поцелуй. С другой же стороны, они были полностью в деловой обстановке и нарушать ее светскими условностями… Крейн занял указанное кресло напротив ее стола и с любопытством огляделся.
- Спасибо за столь высокую оценку моей работы, - Крейн даже чуть смутился. – Обычно я слышу совсем иное. Но… это не смелость. Я просто делаю то, что должен делать кто-то.
Отдел Тайн всегда интересовал его – как ценителя всего необычного, да и в целом как мага. Ну и как журналиста – тайны же! Тем не менее, кабинет у мадам Мелифлуа был довольно обычным, разве что книг было больше, чем в среднестатистическом министерском. В общем-то, кабинет не был каким-то необычным и никак не выдавал, что Эстель на самом деле весьма незаурядная колдунья и занимается весьма незаурядными вещами.
Это радовало – Крейн итак был в достаточной мере смущен тем, что в магии, о которой они должны были сегодня беседовать, он не смыслил ровным счетом ничего. То есть, он знал какие-то базовые вещи и умел тоже некоторую базу, но мать не занималась с ним этим специально. Он знал, что тетушка в окклюменции весьма хороша, а отец в принципе был развит в ментальных чарах. Матушка же ими не интересовалась и таланта не имела – и Герберту этого не передала. Хотя узнав, что отец этим занимался, Крейн ощутил некоторое удивление. Он не думал, что Арден Крейн в принципе как-то прикасался к хоть сколько-нибудь серьезной магии.
В школе, естественно, о такой магии не рассказывали и книги подобные не держали в открытом доступе. Кстати, о книгах.
- Признаюсь сразу, мисс Мелифлуа, я готовился к этой встрече, - Герберт коротко и самым обаятельным образом улыбнулся, - В сфере ментальных чар я полный профан и в целом такой раздел знаю только потому, что он упоминался где-то на Чарах в общей классификации. А потому – я решил не ударить в грязь лицом и хоть что-то прочесть. Но все же ударяю лицом в грязь, мадам, - Крейн развел руками, - Я не смог найти ни одной книги, в которой четко и понятно излагается что, куда и зачем. Ни единой книги – не говоря уже о том, что таких книг в обычной лавке просто не было, пришлось идти в Лютный. Мне даже как-то обидно стало за искусство легилименции, -Крейн задумчиво покачал головой. Он уже как следует покопался в законах и документах – и оказалось, что легилименция практически как анимагия. То есть, раздел высшей магии, который не преподается легально, практически не изучается и не то чтобы запрещен – но почти выведен на уровень запрета.
- Расскажите, пожалуйста. К стыду основательницы моего факультета, мои навыки поиска и разбора новых знаний заметно устарели со временем, - Крейн улыбнулся снова. – Впрочем, у меня тут сразу есть один вопрос – а почему вы начали это изучать? То есть… Вот сейчас для меня был какой-то невозможный порог вхождения – минимум доступной литературы, а имеющаяся написана не самым обычным языком. И чтобы иметь представление об этой магии – о, мне пришлось ощутимо растрясти пыль на извилинах. Как вы пришли к легилименции?

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Интервью с пристрастием