картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » За добавкой очередь


За добавкой очередь

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЗА ДОБАВКОЙ ОЧЕРЕДЬ


Открытый: можно присоединиться по согласованию


https://www.e-reading.club/illustrations/1019/1019663-i_034.jpg

Участники: Северус Снейп, Долохов, колдомедики, прочие желающие

Дата и время: 20 января 1979, 21.20 - сразу после этого на конспиративной квартире

Место: на конспиративной квартире ПС

Сюжет: последствия неумеренной вербовки

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-01-27 23:32:26)

0

2

[NIC]Lewis Crowford[/NIC][AVA]https://i.pinimg.com/736x/d4/e1/36/d4e136cacbfe86918894a157a54027d6--albino-model-facial-hair.jpg[/AVA][STA]Змей познания укусил себя за хвост[/STA]Льюис мирно спал и мирно видел во сне свои мирные пожирательские сны, когда вдруг его вызвали. И эта сделала на змея на руке – иначе ему приснилось бы, что его руку жрут рыжие хищные муравьи.
Но ладно, не жрут и не жрут – но на вызов торопиться нужно было весьма решительно, ибо между вызовом и сменой в Мунго прошло целых три часа – немыслимое для двух работ время.
Льюис мельком взглянул в себя в зеркало, натянул капюшон плаща поглубже и аппатировал на вызов. Собственно, как таковым вызовом это не было – просто среагировал маяк в конспиративной квартире, куда Пожиратели изредка приходили ранеными и полуживыми. И планировалось, что им сразу же окажут помощь все доступные медики.
К Льюсу было привязано три таких места. Он не вдавался в подробности защиты – а могут ли туда влезть авроры, а постоянные ли это места, а что делать, а почему – это было вне его прямых обязанностей. Прямой же его обязанностью было привести в чувство любое тело, которое можно было приводить в чувство, а потом уже разбираться – что, почему, кто виноват, что делать.
Впрочем, он предполагал, что эти места все же, не три – а сто тридцать три, ибо за все разы одинаковых интерьеров он ни разу не наблюдал. Вот и сейчас – он очутился в совершенно незнакомой и определенно маггловской квартире, в которой, кроме всего прочего, были плотно зашторены окна и глухо бормотала коробка, называемая теле-что-то там, он плохо помнил магловедение. Льюис вытащил палочку и, неслышно шагая, проверил сначала одну комнату – в которой оказался – потом ванную, потом – вторую, которая, судя по всему служила спальней.
Ну, кровать в ней имелась.
В интимном полумраке как раз и обнаружились пострадавшие – точнее, пострадавший был один, а второго же Люис помнил. Не по собраниям Пожирателей – кто б его на такие звал – а по ориентировкам в Мунго. С припиской – если такой человек к вам поступит, срочно вызывайте аврорат.
Ну а что делать, Льюис как приличный мальчик, которому требовался гибкий график, часто работал в экстренной приемке.
На краю постели сидел Антонин Долохов собственной персоной (а всмотревшись, Льюис вспомнил, что с этой живой легендой он пересекался как-то раз, махорки ему отсыпал), а на постели лежала причина того, что Люьису не дал долг досмотреть свои цветные сны.
Молодой парень, лет двадцать, вряд ли больше, но может – меньше. Серьезное повреждение. Темномагическое.
Льюис внимательно смотрит на мистера Долохова, потом подмечает, что пациент плох и сейчас далеко не до переглядок.
Даже если это пострадавший в ходе схватки аврор – надо вытащить, будем тащить. Льюис взмахом палочки старается зажечь свет, но с маггловской техникой (или что это там) у него не ладится, потому он просто засвечивает несколько светящихся шаров и, наконец, начинает заниматься диагностикой.
Тихо ругается сквозь зубы. – Сэр, его ведь начали лечить, - он не укоряет, но говорит это достаточно мрачно, скидывает плащ и надевает печатки – белые, тканные. Потом – раскрывает сумку. Льюис поднимает взгляд на Антонина, но молчит.
Он узнал, что это за проклятье, только проблема оного проклятья в одном – раз уж начали его лечить, нельзя было бросать на середине. Да и вообще в принципе… традиционные методы лечения Кроуфорд за то и не любил - требовалось к чертям удалить кусок плоти, чтобы как следует вычистить дрянь. Можно, конечно, было перенести и на предмет (а если облажаться, то на себя, но не стоит о грустном), но… ладно.
Ремедио – наше все. Пока что. Но... есть тут у него идея... Остановить процесс, а потом влезть и ослабить его.
Льюис притянул с кухни некую емкость для воды, наполнил ее из палочки и сноровисто окунул туда большой серебряный брусок. Хорошо бы свежей талой воды, липовой щепы, да горькой полыни, но полынь есть, а вот щепу не взял…
Ладно.
Кроуфорд поджег над водой оную полынь, спалил ее до пепла и бросил в воду. Так, это – для очищения.
- Sistero, - он коснулся груди юноши палочкой. В принципе, нужно поубирать еще гниль, а если сейчас он наскоро приготовит что-то, то провести ритуал очищение и смыть часть темной магии водами. Быстрый вариант – поймать какую тварь, да принести в жертву… но нечистые животные не подойдут, а котят… нет рядом котят.
- Это надолго, сэр, - рапортует Долохову Льюис и снова возвращается к делу. Scindo, еще немного, и еще немного…
Впрочем, мысль, которая Льюису приходит, радует. Если хорошенько обезболить, пациент в сознании только пойдет на пользу, можно имя, данное при рождении спросить, да и в принципе…
Кроуфорд веселеет, берет из сумки зелье, зубами открывает крышечку и осторожно вливает в рот пациенту. Так, не забыть обширное обезбаливание… и вот так, отлично. Сейчас парень и очнется, сообщит, на что на воду шептать – дело и пойдет быстрее.

пояснения

Применено зелье, чтобы вывести из магического сна (чары не помогут). Готовится авторский ритуал очищения.

Используются чары:
Scindo - колдомедицинское режущее (без крови)
Sistero - прекращает эффекты темных заклинаний длительного действия.

Отредактировано Edward Mulciber (2018-01-27 23:30:53)

+3

3

Мизèр
- Начали, - соглашается Долохов, разминая сигаретку. Разминая, но не прикуривая - в каком-то сомнительном смысле он уважает работу колдомедиков, особенно быструю и эффективную, - к оглашению приговора как раз бы довели до конца - поехал бы в Азкабан огурцом. Антонин поднимается и недовольно разминает пострадавшую где-то в пути коленку, - результатами работы он рад не до конца. И зеркало жаль. Не напасёшься зеркал, если по одному на каждого молодого, рьяного и одухотворенного юношу разменивать.
Но Тони недоволен не только этим. И дьявольски хочется курить, как, впрочем, всегда после внезапной адреналиновой активности. С его "хобби" не заскучаешь.
-  Если это поможет - проклятье моё творение. Я поверх ещё Silencio накладывал. Кто же знал, что этот "сон" даже пыточное не берёт? - Антонин в свою очередь проверяет стены комнатёнки и неторопливо переключает собственное внимание на безопасности, - Так что он может быть буйно огорчён моими действиями и полон внутренних протестов. В смысле - агрессивен...
Он не торопит колдомедика - надолго, так надолго - ему тоже время нужно: сперва повесить антиаппарационное и защитный контур со входом по Метке. Потом - черкнуть записочку Рикарду... хотя нет, Рикард в Мунго, валяется как жертва пожирательского режима . Тогда Эдди? Или, лучше, Рудольфу. Да, пожалуй - Эдди слишком быстро сложит два и два, причём получит не четыре, а своего старшего сына. Вечно это никого нет под рукою, когда надо. Хорошо, отчёт - Лорду, повинную - Лестрейнджу...
Антонин щурится на кудахтающего над раненым белобрысого.
Он, пожалуй, хочет прикуп.
Хорошо, что мальчишка занят надолго, - значит у Антонина много времени на то, чтобы смотаться за кристаллами и выгородить эту квартирку антиаппарационными и маглоотталкивающими. Маггловское освещение в присутствии Тони не сильно работает, так что вместе с освещающими щарами снизу подсвечивают и небольшие кристаллики контура.
Так, что-то он забыл, что-то он... Долохов неосознанно, практически машинально сдвигается так, чтобы видеть входы и выходы и чтобы "пациент" не мог видеть его самого. Остается только ждать и быть готовым всех вытаскивать отсюда силой.

+2

4

«- Не грусти, — сказала Алисa. — Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все было нужно, потому что все будет правильно.»
© Льюис Кэрролл

Если бы Северус мог, он бы просто его убил, руками, без магии. Этого самого А.Д.
Было холодно и больно. Больно все: дышать, глотать, двигаться, рот был полон крови, а тело - ватным. Кто-то позаботился о том, чтобы он чувствовал себя комфортно и даже не кричал, но этого все-равно было недостаточно, тело пробирало до дрожи, дыхание было затруднено свистом и хрипами.  Анестезия действовала должным образом, но то ли, все же уже перестала помогать, то ли, боли были фантомными. И если это десятая часть от того, что требовалось бы почувствовать, то можно было представить, что было бы с ним, не будь поблизости колдомедика. Но где же Дафна, он ее больше не слышит, запах пропал. Здесь стоял другой запах - удушливый, застоявшийся, тяжелый, пыльный.
Он открыл глаза, принимая полумрак и свет от шаров на сетчатку громкими всполохами.
А вдруг это сон?
Последнее, что он помнил - стул, разлетающийся на щепки, приложенный о колдомедика, которого он вознамерился гордо завербовать. А дальше были провалы, волшебные сны, он куда-то поочередно бежал с различными персонажами, глотал записки от Ника, потом снова куда-то бежал, а в конце сна, он вдруг решил принять ванную, до краев заполненную лавой. Он не желал в нее опускаться, но чья-та рука услужливо его туда толкнула. Чья - не видел.
Свет наконец-то перестал мерцать и Северус открыл глаза пошире. Он увидел лицо, чертами напоминающие ему Люциуса и отдаленно Ника - такие же огромные глаза, белесые, почти светящиеся волосы. Снейп моргнул еще разок - вдруг привиделось.
Но нет, человек не растаял, словно недавнее видение, он продолжал что-то делать, судя по разведенной полыни и манипуляциям - он был Снейпу лекарем.   
Бросив взгляд на все тело, Снейп быстро оценил масштаб и "потери": недолатанная дыра зияла из груди, виднелись пятна свежей крови, кое-где гниль, проклятье не ушло вглубь, по крайней мере он не ощущал, что жизненно-важные органы были им задеты. Это была хорошая новость. Плохая новость состояла в том, что обрезь изуродованной ткани теперь заменяли ему одежды, не так и жалко было ту старую мантию, жалел он только о том, что виднелась метка. Это что же, получается, теперь Дафна увидела его татуировку? Снейп взгрустнул.
Да к черту! Пусть видит, он больше не ученик, чтобы прятаться от преподавателей, боясь получить наказание за сомнительную деятельность. Это не просто метка - это знак новой жизни, той, в которую он с такой надеждой на лучшее свое существование вступил.
Вступил? Доволен?
Сил держаться не было никаких, но Снейп решил таки приподняться на локте, чтобы коротко оглядеться, в чью-же коробку его поместили на сей раз. Квартирка пахла сыростью, в ней явно никто не жил. А может это просто был запах серы, который Снейп ошибочно спутал с комнатным? Слизистую ведь пожгло.
Радовало, что место мало походило на аврорат или Азкабан. Одной/двумя проблемами меньше.
Бледнея, но собравшись с силами, он, сквозь стук зубов, выдохнул что-то невнятное в сторону лекаря,  подумав, что успел лишиться горла (наверняка последствия от паров ртути), не будучи способным донести свою мысль в голос, он делает жест, чтобы призвать медика поближе, совсем близко, если послушается, то пусть склоняется совсем низко так, чтобы можно было мычать ему на ухо.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-28 19:48:52)

+2

5

[NIC]Lewis Crowford[/NIC][AVA]https://i.pinimg.com/736x/d4/e1/36/d4e136cacbfe86918894a157a54027d6--albino-model-facial-hair.jpg[/AVA][STA]Змей познания укусил себя за хвост[/STA]- Это колдомедицинские чары, сэр, вы вряд ли с таким сталкивались. И курить можно, - рассеянно поясняет Льюис, а потом отворачивается от Долохова окончательно, только поднимает барьер против дыма, если уж тому вздумается смолить, и продолжает заниматься пациентом. Работа выполнена над ним хорошо, конечно, разве что он бы попытался проклятье из плоти вытянуть… хотя нет, зависит от стадии. Если он там уже провалялся порядочно, то смысла даже пытаться нет.
Расчистить остается немного – до него пациента уже изрядно пошиновали да почистили… О, только надо бы провести нормальную диагностику, что там еще не так, кроме экстренного.
Кроуфорд работает абсолютно спокойно и практически рутинно – вот как будто ему каждый раз приходится собирать по кусочкам молодых Пожирателей, притащенных старым… только Долохов сказал, что проклятье накладывал он. Стало быть – не Пожиратель это?
Но заметку про буйного пациента он все же принимает к сведению, накладывает Anamnesis и задумчиво разглядывает картинку. О, отравление, прекрасно.
- Anapneo, - Льюис коротко проводит палочкой над своим пациентом уже в тот момент, когда тот приходит в чувство. Дышать ему явно тяжело, что же делать, у всех свои проблемы. Но это ничего, гной и слизь уберем, кровь тоже.
Яд вот… но это видимо не просто яд, пары что ли… Да, в этом Кроуфорд не силен, как ни крути. Ну – это не страшно, у него есть парочка масел на сей счет, сейчас…
Льюис взмахивает палочкой, из сумки выползает ладанка «от дыхательного яда». Конечно, она вылечить не поможет, но снять отек, да, чуть ослабить воздействие, а потом… Он подносит ладанку к ноздрям пациента, дает вдохнуть несколько раз, а потом шустро закрывает.
Нет, что ни говори – Льюис не традиционалист. И потому, собственно, он и с Пожирателями. Тем глубоко плевать, что за техники он использует, пока все работает на благо их дела, пока он ставит их людей на ноги.
Поэтому Кроуфорд и бровью не ведет, достав из сумки шприц – металлический, красивый, обычно вгоняющих пациентов в ужас. Он заливает в него зелье, поворачивает руку пациента тыльной стороной к себе и задумчиво смотрит на змею, такую же, как на его собственной руке. То есть, это все же Пожиратель.
Вероятно, проштрафившийся – как иначе объяснить то, что мистер Долохов так от души его проклял.
Он вкалывает паиценту сейчас противоядие – от всяких отравлений, в том числе и тяжелыми металлами, но еще и укрепляющее. Микс, конечно, специфический, плохо от него будет – но попозже. Пара походов в уборную не сравниться с тем, что можно загнуться от неспецифических осложнений.
Атрофия гортани, к примеру…
А, да, про гортань.
Льюис снимает Силенцио и склоняется к пациенту, который явно усиленно пытается пообщаться.
- Сэр, вам лучше сейчас просто сообщить имя, данное вам при рождении и спокойно наслаждаться процедурами, - Кроуфорд обтирает лицо пациента холщовой тряпицей. Он-то продолжает работу в перчатках и его совершенно не смущает, что его собственное лицо могут увидеть. У него все равно остается чудесное алиби «был под Империо», он его, помнится, даже согласовал в какой-то момент. Но и не суть, врачебный долг, все такое. Отговориться всегда есть шанс.
Он берет кастрюльку с водой, разводит в ней еще пару колбочек – артезианская вода и так называемая «живая вода» - из глубин земли добытая, в полнолуние выстоянная, нашептанная тремя женщинами и пятью детьми. Собственно, можно начинать.
Он промывает рану этой своей водой, про себя говоря слова наговора – импровизация, суть простая – «уйди, да потом ни к кому не приходи».
Так, очистить, напоить водой с нашептанным именем, а потом можно уже наращивать срезанное.
Может, только попросить Долохова зафиксировать?
Кроуфорд задумчиво разглядывает пациента. Буйный – не то слово. Ну вот разворочена у тебя треть грудной клетки, ну вот куда ты дергаешься?

Отредактировано Edward Mulciber (2018-02-04 11:14:04)

+3

6

22.00
Дыхание? Ах да...
- Малый ртутью надышался. Заодно...
Антонин проверяет расстановку кристаллов, наличие барьеров*, удовлетворенно хмыкает... и не предпринимает ровным счётом ничего. По хорошему "пациента" нужно сейчас перетащить в Ставку. В казематы Ставки, чего уж греха таить, но во-первых, об этом нужно предупредить Лорда, а во-вторых, там тоже надобно сперва подготовить почву - тащить Снейпа в застенки так, чтоб он знал, что в находится в застенках Долохова не устраивает, - слишком уж много места для манёвра отсекает этот вариант.
Если бы Рикард не лежал сейчас в Мунго, Антонин притащил бы Северуса к нему, а так... можно поискать Рудольфуса,  для этого уже достаточно поздно. Хотя Рудольф, это не совсем то, что сейчас нужно - при всем своём таланте и умениях, он не глава рода, а вот Рикард - как раз глава, и то, что господа авроры решать вдруг навестить поместье похищенного - вполне вероятно. Нет, тащиться сюда - только подставлять Лестрейнджей. Долохову нужен был кто-то из Рыцарей. Кто-то, чья власть, на его земле, превышала всякие возможности аврората. Эдвард? Эдвард отпадает сразу, он будет думать о Нике. Это правильно - думать о Нике, но игра, если она вообще случится,  сейчас  будет строиться вовсе не вокруг наследника Мальциберов. С Ноттом Долохов дружен не был, а с Розье и вовсе был в некотором роде в натянутых отношениях - не потому что был в ссоре, скорее потому, что учил его сына не тому, чему надо. Ивен, конечно, был сам по себе мальчик уже вполне взрослый, но право на некоторые претензии за его отцом Антонин признавал. Во всяком случае после минутных размышлений решение было им принято: ему нужен Том и Эзра. Или Эзра и Том - смотря у кого первого найдётся для него время.
- Если рассудок и жизнь дороги вам, вы не попытаетесь отсюда выйти за время моего недолгого отсутствия. Для вашей безопасности и моего спокойствия советую вам этого не делать.
Антонин аккуратно втискивается в единственный оставленный им пятачок, на который и с которого можно переместиться наскоро собранным им портключом и только по метке и исчезает, на прощание пообещав:
- Я вернусь ещё до того, как вы соскучитесь, господа.
>>в глушь, в Саратов

* объем жилища тупо физически замкнут, наложены чары нерушимости и сигналка
* внешний контур антиаппарационный
* внутренний контур - против перемещения портключами
* зазор между контурами позволяет присутствовать там только при наличии Метки
Для попадания в комнату нужен портключ, сделанный в этой комнате, и наличие Метки

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-01-30 11:50:31)

+2

7

Когда же он упустил момент? Как так вышло?
Времени прошло, по собственным ощущениям, не более пятнадцати-двадцати минут, и будто ты еще стоял на пороге комнаты, где густо дымился котелок у Долохова, затем эта стычка, в которой ты засомневался, была ли игра взаправдашней, далее ты получил пожелания удачи и возможность подумать о вечном. Надо было уже тогда записать авантюру в ранг опасных, на грани. Как знать, может и отбило бы охоту. 
А потом записка Доминику…черт, она была в руке, теперь ее там нет. Потерял? Там где и мантия?
А в мантии была нить. Жаль, сейчас она бы пригодилась. Впрочем, как и палочка.
Палочка у Долохова, скорее всего, и хорошо, если у него, а не у Дафны.
Северус перевел вялый, почти отсутствующий взгляд с потолка на комнату, всмотрелся, но тело женщины не обнружил. Здесь был только парень, с виду чуть старше самого Снейпа, невозмутимости которого можно было уже начинать завидовать.
А вдруг, это ее помощник, тот самый Винсент, хотя упомянутый парень был не помощником, а пациентом.
Снейп снова всматривается в лицо, но тот занят своим делом лечит, как и положено, уделяя больше внимания ране, нежели пациенту. Хорошо, надо сказать, лечит…
Ни одна бабка не делает таких заговоров, как он…
Дафны нет, комната другая, а где-то вдали звучит предостережение Антонина, затем голос исчезает.
  А Дафна, что с ней?...Убил еще там?

Северус аккуратно ложится голой спиной на кровать, вопреки ожидания, послушно принимая помощь, лишь думая о том, что с каждой новой встречей в нем только растет уверенность того, что слушать русскаго мага - плохая затея. Как бы окружающие и Темный Лорд в нем не были уверены, а что-то выходит не так. По-другому, не так, как у всех остальных упсов, Долохов удивительным образом умело водит по своим тропам, он все делает по-своему. А, значит, лучше вообще не слушать и идти своим путем, пока это не очень заметно верхам.

Спокойно отдаваясь лечению. Он лишь морщится, когда игла дырявит кожу. Снейп подмечает про себя, куда потом уходит это острое приспособление, дарящее надежду на какую-то защиту, при необходимости он одним движением дотянется, и тогда...осталось выбрать, кому достанется эта острая радость.

Но Снейп не ищет жертву так напрямик, он все еще размышляет. А пока созерцает все то, что принято называть медицинским муссором или отходами. Сколько оборотки можно было бы сварить…Ах, сколько бы!
Лечение стабилизировало организм, но легче не становилось. Радовало только то, что озноб расстаял, а на смену замерзающего и удушающего чувства пришла легкая тошнота, тело согревалось. Важно, то что он смог говорить. А раз так, значит оглушили, но зачем? Кричал от боли? Позор. А, впрочем...
Лекарь ворожил, делая плавный обход то с одной стороны, то с другой.  Бормотал все-время заговоры. Хотя мог бы и бросить пытаться это делать. Оставить в таком виде хотя бы на одну ночь, честно сказать, чего и стоило ожидать, зная непредсказуемость некоторых Пожирателей, было бы не так неловко.
Но не оставили ведь. Не дали Северусу провести бессонную ночь в тяжелых муках и раздумьях, сомнениях, усиливая их тем, что пока лежишь здесь, с тобой могут делать что хотят.

Только то и оставалось, что строить догадки. Одна мысль была страшнее, о количествах жертв ему думать не хотелось - Долохов мог уйти, чтобы ликвидировать последствия того, что там произошло.
Лекарь снова что-то нашептывал, поил чем-то, запах травяных экстрактов оседает на слизитую, кажется в нем есть и мята, она снимает боль, замораживает.
Все было не так плохо. Подобное общество терпеть было несложно. Пока что это никак не мешало. Пусть лечит, пусть поднимает на ноги, Снейп должен встать на ноги, хотя бы для того, чтобы сдержать парочку своих обещаний, данный в разное время разным людям, в том числе и самому Долохову.
- Северус Снейп, - совершенно спокойно отвечает он, когда маг просит его имя. «Винсентом» он бы и не против побыть, возможно, даже принять это имя как символ, случись в той комнате его перерождение. А пока оно не случилось, все же данное при рождении.
- А тебя как зовут?
Колдомедиков же в Ставке не имелось, ну, помимо, тех, для кого медицинский долг не был основным увлечением,  так откуда взялся этот самородок? Возможно стоило перестать удивляться тем тайнам, которые ему открывались за каждым новым поворотом.
Будь добр, не подашь ли ты мне перо, - неуверенно спросил Северус, мягко накрыв руку лекаря своей ладонью - это была неплохая игра, Северус даже постарался улыбнуться,  - и пергамент, нужно пару слов чиркнуть другу.

+2

8

[NIC]Lewis Crowford[/NIC][AVA]https://i.pinimg.com/736x/d4/e1/36/d4e136cacbfe86918894a157a54027d6--albino-model-facial-hair.jpg[/AVA][STA]Змей познания укусил себя за хвост[/STA]- Так точно, сэр, - Льюис не двигается со своего места, несмотря на то, что его тут заперли с сомнительного вида Пожирателем. По хорошему, надеть бы все же маску, но он более чем уверен, что мистер Долохов позаботится о их госте в лучшем виде, а спорить с его решениями – не ума Кроуфорда дело.
Приказали сидеть в маггловской дыре и возиться с маловменяемым пациентом – значит, так надо. И если во врачебных делах Льюис глубоко плевать хотел на мнение старших по званию (возможно, даже Лорда), то в плане прочем… Ну, не он начал эту войну и не он вел их к победе. Поэтому даже если ему не нравилось сидеть здесь, то в этом была прямая необходимость и нравится- не нравится абсолютно не котировалось.
А вот если бы мистер Долохов планировал сбежать с ритуального врачебного стола – тогда разговор был бы иной. Медики очень не любят, когда от их лечения пытаются скрыться. Нужно сказать, молодой Пожиратель, видимо, разобрался в этом и никуда не дергался, позволяя Льюису продолжать работать.
Сейчас он сращивает и наращивает ткани, все же решил немного уменьшить радиус очищения, ядро проклятья-то все равно чистить хоть так, хоть так – это прилично пьет сил, но и содрано мяса с тела парня прилично. Собственно, содрано хорошо и правильно, Кроуфорд салютует своему предшественнику, только неприятность в другом – ну если можно не резать, зачем же резать? Понятно, что гниль – такое дело неприятное, ее лучше вырезать, но в конце концов, ее можно вытянуть, выжечь аккуратно, да много что можно. Это, конечно, не как по учебнику и не традиционно – например, по учебнику делать всякие манипуляции на пациенте в сознании нельзя. Но тем не менее, оные пациенты становятся весьма спокойнее, когда видят, что с ними все хорошо и они пока еще на этом свете.
Льюис легко испепелил лишнее «мясо», дезинфицировал шприц (быстро нагреть, быстро охладить, спиртом протереть можно и потом), а потом произносит над водой имя своего пациента. Вода от шепота волнуется, Льюис ждет некоторое время, пока гладь окончательно не выправится. По ощущениям – все готово.
Он берет другую тряпицу – льняную, светлую, - и начинает промывать грудь Северуса. Очищающая вода справляется – тряпица все темнее и темнее, но вода пока светлая и прозрачная как слеза. Травами пахнет уже нестерпимо, осталось еще совсем немного. Вот, все.
Тряпица становится черная как смоль, пока еще не распадается в гниль – а посему нужно поторописться. Льюис набирает в ладони горсть воды, умывает Снейпа своими руками, шепча простенький наговор, а после - снимает перчатки, топит их и тряпицу в воду.
Вода становится такой же темной и пахнет так, что можно смело вешаться – до того несет сладковатой гнилью да болотом.
Впрочем, Эванеско решает проблему – а кастрюльку маггловскую просто уничтожить после, чем-то убойным.
- Меня зовут Льюис Кроуфорд, - Льюис не скрывает настоящего имени среди Пожирателей – потому что смысл? Может, еще Руди Лестрейнджу есть смысл играть в конспирацию, а Льюис-то по методам вычисляется на раз-два. – Нет. Не подам, - Кроуфорд смотрит на пациента удивленно. – Вам же сказано – не пытаться выйти, - Льюис задумчиво следит за своим визави, склонив голову набок. Нет, он, конечно, привык доверять отмеченным больше, чем посторонним, но все же – Долохов ясно сказал, то парня проклял именно он. И то, что он их тут запер – весьма красноречиво. Этот парень, возможно, предатель.
Было бы грустно по душевной доброте ему помочь.
Кроуфорд задумчиво меняет иглу в шприце, заливает туда еще одно зелье – на этот раз ускоряющее восстановление и регенерацию. Он все еще раздумывает на тему того, чтобы привязать Снейпа к кровати парой Инкарцеро. Буйных пациентов он не любит.
- Когда вернется мистер Долохов, с ним утрясете этот вопрос, - Льюис снова вкладывает ему в вену лекарство, а потом убирает иглы прочь, вместе с самим шприцом. Переставляет саквояж с постели и начинает хлопотать, прибираясь после себя. – Если вас замутит, говорите сразу, сейчас будет точно кружиться голова, а тошнота – от индивидуальных особенностей.

+3

9

Кусок простыни был безжалостно скомкан, когда в него вцепилась рука зельевара.
Стиснув зубы, парень содрогнулся всем телом, когда куски новой плоти прилипали к нему по волшебству помощи, оказанной ему этим милым колдомедиком.
- Да чтоб...- сорвалось с его губ, но больше ничего не успелось, зажгло так, что в пору было лезть на стену, Снейп не полез, но закричал, а еще, кажется, бросил парочку проклятий в сторону это й вашей медицины.

Постель промокла от пота, оголенный торс заблестел поверх сероватого оттенка кожи.
Еще несколько усилий и человек с белесыми бровями заботливо умывал лицо, снимая остатки проклятья с раны, уничтожал вместе с рабочей тканью и перчатками.
Снейп глубоко дышал, сквозь пятна тупой боли, по глазам растекались новые круги, он пытался сфокусировать взгляд на колдомедике.
Его ответ был предельно ясен - пациенту волю не дадут. Даже, если колдомедик и не знает Долохова, то он будет слушаться его, это было сразу заметно. Северус начинал терять терпение. Все манипуляции, которые над ним произвдил Льюис были странными. Шприц он когда-то видел, таким кололи деда в маггловской больнице. Снейп не вовремя замечает, когда игла проходит сквозь кожу Северус не замечает, даже не вздрагивает - так искусно и хорошо врач делает свое дело.
Липкий страх ползет по спине - вдруг это ловушка. Вот так и становятся узниками подземелий. Без суда, слдствия и волеизъявления. Вчера - ты еще Пожиратель, а сегодня ты пленник, которому отказано в праве последнего звонка.
Да с чего все взяли, что нужно слушаться Долохова как самого Лорда? С чего все эти люди так решили? А они вообще помнят, кому клятву верности давали?
- Льюис...- тихо цедит пациент, стараясь глубоко не вдыхать, - я слышал, что сказал мне Долохов... - его взгляд цеплялся за детали, он пытался найти что-то, что помогло бы ему убедить Кроуфорда, в необходимости ему помочь не только лечением. Даже, если просьба будет нести насильственный характер - взгляд зацепился за шприц и иголки, потом плавно переместился в сторону палочки, оставленной колдомедиком на кровати, - я не пытаюсь выйти, мне нужно написать письмо, - Снейп еще раз взглянул на свои "дыры", залатал, конечно, их мистер Кроуфорд, на совесть, но теперь требовалось полное восстановление, а Снейп был уверен в своих зельях, теперь, как никогда они были ему нужны.
- Мистер Долохов конечно вернется, но мне нужна твоя помощь, я должен обо всем рассказать Повелителю. Прошу, дай мне возможность отправить письмо, и я больше ни о чем не попрошу,- вот она, безысходность, когда думается тебе, что разговаривать здесь бесполезно, - колдомедик не теряет своей прежней невозмутимости.
Так и настает минута в отчаянье, когда ты  совершаешь тот самый характерный безумный рывок, в погоне за надеждой, оставляя позади уроки, вынесенные из прошлого события.
Снейп дожидается, пока колдомедик отвернется, ему не требуется много сил, чтобы схватить того за ворот и с силой потянуть на себя, обхватывая шею рукой давящим движением прижать к себе, чтобы второй рукой, в движении мелкого калибра воткнуть иглу в ухо, касаясь барабанной перепонки. Стоит колдомедику дернутся - минус одно ухо.
- Вашу палочку, сэээр, - перешел он на уважительное обращение, тяжело выдыхая полной грудью ему в ухо.
Боль адцкая захлестнула вместе с тошнотой, когда на открытую рану, свеженарощенную розовой плотью, прилетела инородная масса другого человека. Сдавило все: ребра, бока, саднили старые ушибы, Северус прикусил губу до крови,  но хватку не ослабил.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-06 00:54:23)

+2

10

- Если бы вы были нужны Повелителю, он бы вас вызвал, - Кроуфорд и бровью не ведет, выслушивая откровенный бред своего пациента. Ну, к бреду-то он привычен, хотя лишние дежурства с такими пациентами он старается, все же не брать. В конце концов, что с них, бредящих взять – больной, пациент, потому и отдает себя в руки врача, потому как сам о себе позаботиться не в силах.
И далось ему письмо, самому Темному Лорду письмо! Лжет, грязно лжет парень. Кроуфорд ничего не имеет против лжецов, равно как ничего не имеет против тех, кто понимает повелителя всуе. И он даже почти не ревнует – хотя, конечно, ему бы очень хотелось… хотя бы выразить почтение, а не просто увидеть и тронуть губами край мантии. Тоже, конечно, честь, но…
Нет, осмотр Темного Лорда – это и вовсе из разряда мечтаний.
Но он отвлекся и потому явно пропустил тот момент, когда его не в меру ретивый пациент (хорошо видно вылечил, слишком уже ретивый) – кинулся на него. С желанием явно его искалечить.
Серьезно, что ли?..
У Кроуфорда на лице впервые проступает целая гамма эмоций и он словно лет на пять становится младше. Серьезно – на него кинулся человек, которому он спас жизнь (но это бывает, на свете не без уродов), но при этом он просто иглой попытался ему в ухо ткнуть… Колдомедику?!
Серьезно, что ли?
Продезинфицированной после манипуляции, не слишком-то длинной иглой, в барабанную перепонку, колдомедику?
Нет, не набрать в шприц воздуха и не ткнуть в горло, да ладно – даже не артерию пытаться пробить… У Кроуфорда масса применений шприцам при удачном стечение обстоятельств, но тонкой иглой для внутривенных инъекций, в ухо?
Черт, да ладно место – но колдомедику?
Который должен дать палочку?
В ухо?!
Нет, Льюис удивлен и возмущен одновременно, он слышит тяжелое дыхание Северуса, думает о том, что по-хорошему сейчас так обидно губить собственную работу, а потом еще столько возни, себя лечить, его лечить…
Но нет, мистер Снейп не оставляет ему выбора.
Кроуфорд резко дергает головой, чувствует сначала острую боль, которая буквально взрывается у него в голове (барабанная перепонка, предмет не настолько тонкий, чтобы без проблем совсем) – а дергает он для того, чтобы он души ударить своего же пациента в переносицу лбом. Это дает возможность отпихнуть его и схватить палочку – руки-то ему не фиксировали.
Палочку Льюис перехватывает крепко, в глазах от боли темнеет, голова пульсирует. Надо было связать сразу.
- Incarcerous, - твердо приказывает Кроуфорд, хоть и голос у него все равно немного срывается. Больно безумно, он не ожидал такого. Вот уж не кровь в ритуал пустить, действительно. Больно, но больше – неприятно.
Убедившись, что заклятье прилично связывает пациента, он только тогда подносит дрожащую руку к уху. Очень больно, выть хочется.
И, мерлиновы яйца, игла!
На секунду Льюис смаргивает слезы и он не уверен, ему что жальче – себя или иглу.
- Anestesio, - голос дрожит, но заклинание срабатывает мгновенно, боль отступает. Пульсацию в голове оно, конечно, не убирает, но сейчас это не мешает. Кроуфорд некоторое время приходит в себя, старается отдышаться. От боли он натурально дышать забыл.
После он спокойно достает обломанную иглу у себя прямо из уха, с сожалением ищет глазами шприц. Иглы-то ему не жаль, но из-за их возни такая вещь могла пострадать…
- Santino, - палочку приходится как в худших пародиях на нерадивых магов, едва ли не в ухо себе вставить. Болеть дрянь будет дико.
Льиюс уже без прежнего спокойствия смотрит на своего пациента и кривит губы.
- Хотели бы палочку действительно – старались бы убить. Впредь будьте умнее, - он убирает взмахом палочки с постели все лишнее, берет в руки шприц и выдыхает. Ну вот. Хорошую вещь разбили. [NIC]Lewis Crowford[/NIC][AVA]https://i.pinimg.com/736x/d4/e1/36/d4e136cacbfe86918894a157a54027d6--albino-model-facial-hair.jpg[/AVA][STA]Змей познания укусил себя за хвост[/STA]

+3

11

- Не велика честь - твое убийство, - захрипел Северус, сплевав слизь и кровь во рту, болезненно оскалился на новый виток боли. Теперь еще и нос сломан . Он, конечно, попытался уйти от веревок, но запеленали его намертво, как младенца, у которого конечности ходуном.
Что этот парень забыл в колдомедиках Северус не знал, но Льюис явно был бы хорошим бойцом. Два в одном: и воин и лекарь. Так вот почему и охраны не потребовалось.
А что теперь?
Откинув голову, Снейп шумно дышал то носом, то ртом, периодически носом вбирая кровавые сопли. Перестав трепыхаться, пациент наблюдал за сожалением его случайного стража - тот огорченно собирал остатки своего прибора.
Если его страж вот прямо здесь и сейчас упадет, то даже выбраться не получится, палочка упадет далеко, не дотянуться.
- Он убьет меня, а затем тебя или ты так умрешь, если потеряешь сознание.
Будет забавно, если это станет пророчеством, но о таком думать совсем не хотелось.
Когда декурион на посту, шеренга равняется по нему, как по шнурку, и держится так крепко, что не может расстроится и если бы это все же произошло, то шеренга собралась бы вновь, в одночасье.
Декуриона нет, есть только один солдат, но почему один? Если бы только Северус мог вспомнить, что же в той тусклой, удушливой комнатушке произошло, ах, если бы...
- Я не смогу тебе помочь, если тебе станет плохо, развяжи, -  не просит, не приказывает, а призывает.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-06 23:35:34)

+1

12

- Бросьте. Мистер Долохов скоро вернется, а мне не станет плохо, - Льюис посмотрел на Снейпа с явным удивлением.
О, он все же сломал ему нос…черт, не хотел же портить хорошую работу. Да и много ли ума нужно, чтобы ранить ослабшего человека после проклятья? Нет, это даже самозащитой нельзя было назвать, Кроуфорд в настоящем бою не выстоял бы, хотя его и гоняли в плане плохой боевки. Но он как-то… не был бойцом, не складывалось. Особенно с непростительными, с ними так… никак.
Льюис убрал шприц в саквояж. Можно было починить Репаро, конечно, только это все равно было бы не то, не то же самое. Да и… все равно разобьется. То, что починено заклинанием, все равно разобьется, не сейчас так позже, но будет также обидно. Понадобится срочно – починит, конечно, но…
- Успокойтесь и прекратите. Здесь нет пергамента и перьев, раз. Два – вы все равно не сможете отправить сообщение, вы ведь слышали, - Кроуфорд качает головой и потом применяет очередное заклинание, чтобы вылечить непутевого пациента.
- Maritum bonus, - нет, он ведь и впрямь совсем не хотел ломать кости и вредить. Просто… вышло. Ухо начинает ныть, он, видно, анастезию он боли наложил весьма слабенькую – перекрыло ощущения порядочно, а вот хватило ненадолго. Ну, это, конечно, его ослабит, ну кто бы сомневался.
Затратный ритуал и эта возня… ну и заклинания тоже не самые нежные. Потому он и решил мистера Снейпа невежливо без анастезии оставить. Нос он ему починил, а вот то, что болеть будет – это пускай, может научит чем полезному. Например, не кидаться на тех, кто лечит.
Инкарцеро Кроуфорд снимать все еще не планировал, но вот лицо пациента от крови почистил и даже одеялом его укрыл. Ну, врачебный долг есть врачебный долг. Даже если пациент очень сопротивляется.
Говорят, авроры не любят болеть – и всегда сбегают из Мунго при первой же возможности. А еще говорят они там своих медиков завели – потому и сбегают, параноят.
С учетом Рудольфуса… ну, их можно понять. Сокрушительного обаяния человек, жаль мало кто замечает.
- Если вам суждено умереть, умрете, - Кроуфорд пожал плечами. – Но если бы вас хотели убить, я не думаю, что тратили бы время на лечение, достаточно было просто оставить в том же состоянии, - Льюис задумчиво окинул пациента взглядом и пересел в то кресло, где до того наблюдал за происходящим Антонин. Впрочем, если это шпион, то скорее всего, лечили действительно чтобы убить… перед чем всласть поизмывавшись. Ну или нет.
- Еще скажите, что вы боитесь смерти, - Льюис улыбнулся чуть отстраненно, не думая о том, что пациент его даже не видит.  - По вашему поведению незаметно.

*прошло 45 мин.[NIC]Lewis Crowford[/NIC][AVA]https://i.pinimg.com/736x/d4/e1/36/d4e136cacbfe86918894a157a54027d6--albino-model-facial-hair.jpg[/AVA][STA]Змей познания укусил себя за хвост[/STA]

+3

13

Роланд в ответ: «Тем злей мы будем биться.
Не дай господь и ангелы святые,
Чтоб обесчестил я наш край родимый.
Позор и срам мне страшны — не кончина.
Отвагою – вот чем мы Карлу милы».

Бояться смерти - значит плохо усвоить урок, будучи "упивающимся ею".
Снейп ее не боялся, это правда. Он ее даже, в некоторой мере, ждал, как близкую подругу, которая не так давно обещала заглянуть, да все никак не было времени.
Расправившись с носом Северуса, колдомедик исчез из поля зрения, оставляя за собой очередные стоны, пораженного целебным  проклятием зельевара. Да, именно так - проклятием. Колдомедик явно любил своих пациентов особою любовью, так как у него четко прослеживалась страсть к агрессивному лечению - вот так, без анестезии вправить нос, словно щелкнуть семечкой.
Лицензия в Мунго, кажется, выдается после экзамена, вряд ли бы там допустили такие нетрадиционные методы.
Впрочем, Снейпу своего лекаря не в чем было винить, подлатал и ладно, и на том спасибо, что не дал истечь кровью. Правда теперь мутит... Осознание того, что это так быстро не закончится дарило бессилие. Северус прикрыл глаза, пытаясь дышать ровнее. Лекарство странное, но действенное, Снейп не понимал, что за зелье ему дал колдомедик, но почему-то ему верил. Чутье подсказывало, что такой экстремальный способ быстро поставит на ноги. Стоило даже отметить это некоторым подобием благодарности.
- Я подарю вам новый прибор, если мне будет суждено дожить до утра, - подавив рвотный позыв сдержанно отозвался он, поддержав соблюдение рубежа перехода от "ты" на "вы", - чтобы могли пытать им новых пациентов, - но этого Снейп вслух не произносит, то ли намеренно, то ли от кашля, схватившего за горло.
Северус отметил про себя с какой досадой колдомедик прятал обломки своей любимой вещицы. Стоило признать, шприц и правда был похож на реликвию, копию достать будет сложно, но реально, стоит только попросить у Доминика или Люциуса, те достанут что угодно хоть из-под земли...или...у того же Абраксаса, например.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-07 03:51:27)

+1

14

Антонин приземляется точно на пятачок между двумя защитными контурами. Незачехлённой палочки и краткого обзора ситуации достаточно для того, чтобы примерно оценить обстановку: сигналка молчит, значит снаружи не ломились. Внутри лёгкий беспорядок, значит Северус был активен... или значит, что Антонин прлохо запомнил степень изначального бардака в комнате  и теперь возводит поклёп. Колдомедик в кресле и жив, - это хорошо. Снейп тоже жив и привязан к "рабочему" месту - неплохо. Могло быть значительно хуже.
Как там? Льюис - не-своих Долохов по именам и фамилиям знал не всегда, но конкретно вот этого, кажется, помнил. Льюис. Ему подходило такое имя. Да и медиком он был, похоже, неплохим - Антонин Юрич морщится едва заметно от запахов и кивает.
- Вижу, вы отлично потрудились. Пациента я забираю, барьеры сейчас сниму - вы приберёте за собою, чтобы не оставить следов и остаток ночи проведёте в Ставке. Не покидайте её, пока не дождётесь меня: у нас будет серьёзный разговор. Отдыхайте, спите, набирайтесь сил - похоже, вам досталось несколько лишних часов на поспать.
Возможно, беседу они продолжат даже с обливиатором. Долохов не знает точно, поэтому пока что не обещает, просто проходит по комнате, собирая расставленные контуром кристаллы.
- А мы с коллегой устроим вашего подопечного на ночь в соседней гостевой... квартире.
Всё, колдомедику больше ничего знать не нужно. Да и Северусу, на самом деле, тоже лишнее, так что в него летит обычное, простое парализующее.
- Locomotor Mortis.
Теперь только высвободить Снейпа из под связывающего и аппарировать с ним отсюда подальше.
в новую тему вместе с мистером Снейпом

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2018-02-07 12:34:26)

+2

15

Убьет…
Обреченно думает Северус, затаившись, услышав знакомые интонации. Поиздеваться вернулся и всего-то…
Рука активно рвется из пут, но те сжимаются только крепче.
Снейп пытается втихую высвободить другую руку, ногу, хоть что. Благо, Льюис заботливо пледом прикрыл – не видны его потуги.
А тем временем, липкий страх спускается по спине, бьет по венам, накрывая еще одним рвотным позывом. Враз бы освободиться и хоть бы успеть один маленький локон содрать. Просто содрать и отправить…
- Не…- слушай его, - хотел было предостеречь Северус колдомедика в момент, когда, по всем правилам жанра, его парализовало.
Колдомедика жалко. Северус, можно сказать уже с ним подружился. Специфичная дружба, конечно, получилась бы...Но Снейпу не привыкать дружить с теми, кто любит свои маленькие хобби.

      Ахти, беда! Ох, горе, горе, горе!
      Бесчастный день ты, горемычный день!
      Такого никогда я, никогда,
      Ох, никогда не знала! День ты, день проклятый!
      Темней такого дня и не бывало!
      Ох, день бесчастный, ох, бесчастный день!

      Отчаянный, проклятый, ненавистный,
      Мучений полный, смертию разящий,
      Нежданный и незванный час! Зачем ты
      Пришел убить, убить веселье наше?

(Шекспир "Ромео и Джульетта")

Отредактировано Severus Snape (2018-02-08 05:01:50)

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » За добавкой очередь