картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Красавица и чудовище


Красавица и чудовище

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ


Закрытый (по согласованию)


https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/2/4/b5af766cff647c59a90075de7e8c898b-full.jpg

Участники: Ровена Мальсибер, Фенрир Грейбэк

Дата и время: Конец июня 1978 г.

Место: Деревня оборотней

Сюжет: Наступает момент, когда прирученный зверь показывает, что дикая природа живет внутри всегда, пусть дремлет или даже тихонечко сопит, но проснуться может в любой момент...

+3

2

Сегодня он ждал наступления ночи так, как, наверное, никогда. Легкое волнение шебуршалось внутри и постепенно возрастало, так что к вечеру его просто распирало от ожидания. Если бы у него было детство с классическим Рождеством и подарком, то он точно как мальчишка ждал бы момента, когда разрешат развернуть подарок.

Фенрир быстро закончил все дела и скрылся в своем домике раньше обычного. Изредка он подходил к окну и наблюдал за успокаивающуюся жизнь стаи, которая готовилась ко сну. Там и тут затухали огоньки в маленьких домиках и хижинах. Кто жил в маленьких шалашиках, закрывали разведенный огонь. Так ночь медленно опускалась на деревню, аккуратно укутывая всех обитателей деревушки.

Оборотень же спать не собирался. У него были большие планы. Он взял подготовленный сверток и закинул себе на плечо. Фенрир вышел из дома, озираясь по сторонам и загадочно улыбаясь. Легкой поступью он шел в сторону леса, иногда поправляя свой сверток на плече.

Когда он подошел к кромке леса, Грейбэк позволил себе начать насвистывать какую-то мелодию. Приятные мысли витали в голове. Он ощущал ночную свежесть и спокойствие лесных обитателей, и эта расслабленная нега передавалась и ему. Ветки мягко шуршали под ногами.

Грейб дошел до нужного ему места и снял сверток с плеча, аккуратно положив у дерева. Он оказался на небольшой полянке посреди леса. Времени у него ещё было достаточно. Он комфортно разместился на земле у дерева, прислонившись своей крупной спиной к нему. Оборотень задумчиво посмотрел на небо, разглядывая появляющиеся звезды на черной глади небосвода.

Он продолжил то насвистывать, то напевать какую-то мелодию, двигая в такт пальцами ног в ботинках. Легкий шелест раздавался то тут, то там, но волк смиренно отдыхал, позволяя ночным обитателям леса заниматься своими делами. Он был на своей земле, пусть и на границе, но точно мог позволить себе расслабиться.

Предвкушение момента заставляло немного трепетать. Он чувствовал, что уже скоро, совсем скоро он получит награду за это ожидание. Хотя раньше он бы в нетерпении метался бы от дерева к дереву, оставляя рванные следы от своих когтей. Топтал сухие ветки. Может быть бы даже зарычал, срываясь от нетерпения. Но она научила его ждать. Научила, что ожидание обычно вознаграждается. Конечно, не каждое ожидание волка вознаграждалось, поэтому для себя он сделал разграничения, когда ждать можно, а когда нет.

Сейчас Сивый ждал. Её всегда стоило ждать. Он улыбнулся своим мыслям, когда её образ возник в сознании. Ему даже не нужно было закрывать глаза, темнота вокруг была отличным холстом для рисунков фантазии…

+3

3

В леса безлюдной стороны
И чуждой шумному веселью
Меня порой уносят сны
В твою приветливую келью... (с)
Афанасий Фет

Этого вечера Ровена ждала последние несколько лет. Вечера, который обещал ей быть щедрым на события и эмоции. Вечера, когда откроется та часть Его жизни, о которой она лишь строила предположения, а фантазия всякий раз услужливо дорисовывала яркими красками самые особо интересные моменты. Вечера, который обещал стать поистине необычным.
Женщина ступает по земле, держит перед собой волшебную палочку, освещая неблизкий путь. Под ногами с каждым шагом раздается треск сухих веток, позади – остается шум жителей леса, где-то над головой – беспокойное уханье сов. Это ночь опустилась на лес и заботливо укрыла покрывалом его обитателей. А еще под покровом ночи проходят встречи, надежно укрытые от посторонних глаз. 
Ровена остановилась на минуту и с наслаждением вдохнула полной грудью свежий бодрящий воздух, прикрыв глаза от предвкушения. Она и не заметила, как близко оказалась к месту встречи. Еще немного, и она снова увидит того, кто частенько тревожил ее сон, сам того не подозревая. Непроизвольная улыбка образовалась на женских губах об одном лишь упоминании. И Мальсибер распахивает глаза, когда голос Грейбэка доносится до нее с очередным потоком ветра. Улыбка становится шире. Что ж, она в самый раз.
Фенрир сидел у дерева, все еще напевая неизвестную доселе мелодию, и задумчиво смотрел в звездное небо. И Роу ловит себя на мысли, что далеко не каждый застает Фенрира Грейбэка в таком расслабленном состоянии. Стоит признать, это довольно необычное зрелище. В какой-то степени завораживающее.
– Я успела соскучиться, – не без доли упрека сообщает Ровена, будто бы в этом не было ее вины. Нет, никто из них не виноват – лишь обстоятельства.   
Она подходит ближе и останавливается, оказавшись рядом. И улыбается, глядя на оборотня сверху вниз. Затем опускается рядом с ним, ощущая под коленями легкую прохладу земли. Ровена тянется к свободолюбивому Фенриру и целует его, в подтверждение своих слов. Вот она – сладость момента.
Затем чуть отстраняется, положив ладонь на его щеку . 
– У меня один вопрос: зачем ты взял с собой этот внушительного размера сверток?
Она сразу обратила внимание на него. И, как ни странно, догадывалась о возможном ответе. А потому отрицательно покачала головой. Он же не станет этого делать. Верно?

+3

4

Когда Ровена показалась на поляне, Фенрир улыбнулся. Она была прекрасна, как всегда. Элегантное темное платье в пол, темная мантия с капюшоном, чтобы скрыть узнаваемое лицо в случае необходимости и волнистые волосы, свободно лежащие на её плечах. Он с удовольствием рассматривал её, пока она подходила к нему.

Её сладкий поцелуй стал отличной наградой за ожидание, а главная награда ждала его впереди. Она с интересом указала на сверток. Фенрир только рассмеялся и притянул её к себе так, что почти уложил её к себе на колени.

- Я тоже соскучился, - оборотень наклонился над Ровеной, чтобы подарить ей страстный поцелуй. Он не хотел отпускать её карамельные губы и готов был продолжить ласки прямо здесь на прохладной земле под звездным небом.

Пришлось оторваться от неё, чтобы исполнить своё обещание. Он помнил одну из первых встреч, когда он пообещал экскурсию в деревню оборотней для леди Мальсибер. Сивый оттягивал этот момент как можно дольше. Он был не уверен, что это хорошая затея не только потому что появление аристократки из благородной семьи в глуши для оборотней вызовет массу вопросов у стаи. Вожак боялся, что Ровена увидит не то, что рисует ей воображение, пусть смелое и довольно авантюрное, но реальная жизнь волков отличается от образа. Она куда более грязная, неприглядная и просто жестокая..

Фенрир не то чтобы боялся показывать реальную жизнь оборотней, но просто не горел желанием. Хотя нет. Это лишь отговорки. Он боялся, что она разочаруется и отвернется от него. Слишком Сивый привык к этой сказке, что создавала рядом с ним Ровена.

- Я доставлю тебя в целости и сохранности, - он скользнул рукой под спину Роу и продолжил опускаться ниже, отмечая все изгибы тела. - Считай, что это эксклюзивный кортеж для очень важных гостей.

Он очень долго готовился к этому вечеру, продумывая и оценивая, как он проведет её в деревню, как сохранит всё в тайне. Задачка была непростой, но он нашел решение. Сверток лежал рядом в ожидании своего времени. Оборотень приподнял голову Роу, чтобы встать, и подошел к свертку. Он взял его в руки и немного отошел, чтобы развернуть его. Это оказалась огромная шкура бурого медведя с полноценной головой, лапами и когтями. Как будто медведь распластался на краю поляны отдыхая с открытом ртом и распахнутыми глазами.

Сивый перевернул шкуру мехом на землю и расправил её руками. Он вернулся к Ровене и без уговоров и споров подхватил её на руки, затем аккуратно опустил прямо на шкуру и ехидно улыбнулся.

- Ты - мой трофей, - он снова начал целовать её, наваливаясь своим телом на неё и прижимая к шкуре.

Он опять потонул в её аромате, позволяя рукам вольное путешествие по телу Роу…

+2

5

В последнее время это происходило именно так: как только Ровена продумывала что-то вплоть мелочи, ярко представляя себе это, всегда являлся Фенрир и с легкой руки рушил грандиозные планы вышеупомянутой мадам одним лишь словом, фразой или цепким взглядом. Стоит признать, это у него выходило чертовски хорошо. Потому что каждый раз Ровена оставалась довольна результатом. По крайней мере, пока что.   
Будет ли миссис Мальсибер довольна решением Грейбэка в этот раз – она не знала. В конце концов, Роу планировала прибыть в деревню на своих двоих и уж точно не на плече Фенрира, будучи закутанной в шкуру медведя с головы до пят. Это было довольно… необычно. А потому расслабилась, доверяя себя сильным рукам вожака стаи, прекрасно понимая, для чего он все это делает. За время их связи, Ровена научилась доверять Фенриру. А еще уверенности ей придавали сладкие поцелуи и откровенные ласки, которыми волк умело отвлекал женщину, попутно закутывая ее ножки – Фенрир знает, что делает.
Верно, дорогой? 
– И кого же ты сразил, чтобы заполучить меня? – Ровена откровенно веселилась, пытаясь пошевелиться под тяжестью массивного тела. Ничего не вышло. Да и она не очень-то сопротивлялась. – За это, – женщина мельком кивнула в сторону медвежьей шкуры, на которой они уютно расположились, – мне полагается что-то приятное. – Роу потянулась к нему за сладостным поцелуем, но тут же передумала. И цапнула кожу на вытянутой шее передними зубами, в шутливой форме выражая недовольство тем, что он до сих пор не поделился своим планом. С удовольствием откинула руки в стороны, почти параллельно медвежьим лапам. Она провела ладонями по мягкой поверхности шкуры, глядя на Фенрира снизу-вверх, будто завлекая, но не забывая о главном. – А теперь расскажи, мой дорогой, что у тебя на уме? – Ровена снова тянется за поцелуем, никак не насытившись им. – Ты же не будешь тягать меня на плече да еще и в этом, – она расширила глаза, тыкая указательным пальцем на шкуру медведя, – по деревне? Я буду сопротивляться...

+2

6

Ровена веселилась. Она была такой веселой и открытой, такой, которую он любил больше всего. От предвкушении задумок Фенрир расплылся в ещё большей улыбке. Руки его активно блуждали по её телу, то и дело останавливаясь на особо излюбленных местах. От неё так вкусно пахло…

- Немного усмирил своего волка, - он прошептал тихо ей на ухо, аккуратно покусывая. - Но только немного.

В его глазах плясали искорки хитрости и дикого желания, всё же они давно не виделись. Теперь затея предаться утехам прямо на шкуре не казалось такой уже глупой, но он заставил себя остановиться. Шкура Ровене не очень понравилась. Оборотень рассмеялся.

- Вся ночь для Вас, леди Мальсибер, будет приятной, - он снова поцеловал её, игнорируя все остальные расспросы.

Сивый аккуратно и нежно положил руки Роу вдоль тела, не давай ей сопротивляться весом своего тела. Не прерывая поцелуя, он взял начал заворачивать Роу в шкуру. В итоге манипуляций она должна превратиться в полноценного медведя. Предрекая все сопротивления, Фенрир оторвался от поцелуя и сказал:

- Будет весело, я обещаю.

Грейбэк резко встал на ноги и схватил свой драгоценный груз - Ровену в медвежьей шкуре, закинул себе на плечо. Он сильно шлепнул её по попе, чтобы через толстую шкуру она смогла почувствовать его действия. Оборотень захохотал. Роу будет в бешенстве…

От этой мысли он улыбнулся ещё шире. Он принялся насвистывать мелодию, чтобы переждать гневное возмущение Ровены, и двинулся в сторону деревни. Когда по его мнению, она была готова к разговору, Сивый положил ладонь на её попу, аккуратно поглаживая.

- Не каждый день благородную леди тащит волк куда-то в чащу леса, - он тихонько засмеялся. Ровена не могла ему ответить, точнее он бы её не услышал из недр шкуры. Ты же хотела новых необычно ощущений?

Вожак не удержался и шлепнул её ещё раз, тихонько хихикая. Он шел быстрыми шагами, чтобы быстрее дойти до границы деревни, ведь Роу вряд ли было очень удобно в шкуре, но затея стоила того. Когда они были близко, он остановился.

- Мы заходим в деревню, так что бузи потише, - Фенрир медленно переступил границу, аккуратно оглядываясь. Деревня спала безмятежным сном, позволяя вожаку делать всё, что ему угодно. Также тихонько он продолжил идти к своему дому, то и дело озираясь. Наверняка, это было бы смешно наблюдать со стороны, как грозный Фенрир Сивый крадется по деревне оборотней с медведем на плече. Незапланированных встреч лучше избегать.

Когда они вошли в дом, Грейбэк аккуратно положил шкуру на пол и раскрыл дорогую Ровену, готовый к её гневу.

+2

7

В том, что будет весело, Ровена даже не сомневалась. И вопроса кому именно из них, тоже не возникало – Фенрир уже хохотал и с удовольствием  пользовался ситуацией, когда женщина была скручена по рукам и ногам в прямом смысле этого слова и, не упуская момента, шлепал ее по ягодицам. Она пыталась двигаться, пыталась выказать несогласие, но все попытки оказались тщетны. А гневные монологи Грейбэк не слышал. Хвала Мерлину, ибо он непременно поинтересовался, откуда такая дама знает такие неприличные словечки. Да и злилась женщина, не потому что в данной ситуации оказалась беспомощна, а по той простой причине, что он снова полностью оказалась в его руках. Во всех смыслах. Да, еще он пытался установить контакт с ее пятой точкой.
Что ж, контакт состоялся. 
От лишних движений становилось куда жарче, и тогда Ровена оставила попытки достучаться. Вот тут Фенрир был прав: она хотела необычных ощущений. Она же их и получает.
И лишь тогда, когда Роу вновь ощутила твердую поверхность под своей спиной, она облегченно выдохнула. И глубоко вдохнула свежий воздух, как только волк раскрыл ее. Светлые волосы были растрепаны, а щеки покрылись здоровым  румянцем от жары. Она не торопилась вставать, наслаждаясь легкой прохладой, окутывавшей ее разгоряченное тело.
– Придумывай что хочешь, милый, – сообщает Роу, а взгляд против воли блуждает по едва освещенной комнате, в котором она оказалась. Грудь ее размеренно поднимается и опускается от глубокого дыхания, – но возвращаться обратно в шкуре белого медведя я не собираюсь. – И останавливается  на оборотне. – Если, конечно, у меня останутся силы сопротивляться твоему порыву, – добавляет Роу с неизменной ухмылочкой на губах, припоминая его обещания.
Что ж, ради такого стоило потерпеть – они и вправду не виделись дольше обычного.  По этой причине тело бодро отзывалось на любовные ласки еще там в лесу. Но пока что...
Ровена протягивает к Фенриру руки, чтобы он помог ей подняться. И с довольной улыбкой на губах принимает его помощь – на Грейбэка невозможно долго злиться, пока он сам не захочет обратного.   
– Позволишь мне осмотреться?
Леди Мальсибер откидывает волосы за спину, расправляет длинную юбку платья и делает несколько коротких шагов в сторону, но не отходит от Грейбэка далеко. И немного разворачивается, медленно обводя взглядом все ту же просторную комнату. Все-таки Ровена несколько по-другому представляла себе жилище Вожака стаи – на первый взгляд оно оказалось значительно проще, чем изначально предполагала женщина.   
– Это твой дом? – по-прежнему улыбаясь, уточняет леди Мальсибер, удерживая себя от желания пройтись к каждому уголку его обители.

+3

8

Ровена на шкуре медведя - это очень органично. Правда, Фенрир предпочел бы, чтобы она была раздета, и он мог приступить к самой приятной части их тайного рандеву. Только он прекрасно понимал, как ей было любопытно. Нужно было дать время осмотреться. Она так хотела этого, что будет жестоко лишать дорогую леди этого удовольствия. Он помог ей встать - она была словно пушинка.

- Конечно, - он подошла к ней сзади, кладя руки на её талию. - Этой ночью ты здесь хозяйка. Дом, конечно, скромный - не подстать твоему поместью, но зато всё моё до последнего гвоздя.

Он улыбнулся, отпуская Роу, чтобы она могла посмотреть всё, что захочет. Хотя смотреть особо и не на что было. Большая комната служила своеобразным не то тронным залом Фенрира, не то общественной приемной волков. Для уединения у него была вторая комната - спальня. В доме была ещё одна небольшая комната, в которой стояла ванна. Этот атрибут он завел после очередной встречи с Роу. Конечно, водопровода в деревне не было - не настолько прогрессивным правителем он был. Обычно ванную заполняли вручную, а сливалась вода через отверстие в полу - этим механическим приемом Фенрир очень гордился. По этой же причине он не злоупотреблял возможностью полежать в ванной, предпочитая близлежащее речку для всех необходимых процедур.

Вожак спокойно прошел к своему креслу-трону и вальяжно сел, давая Ровене волю в своих действиях. Ему абсолютно нечего было скрывать от неё. Правда, было немного страшно. Он переживал, что ей может что-то не понравится, что она разочаруется в нем.

Она была такой красивой в своем длинном платье и распущенными локонами. Она с любопытством оглядывала всё, что было в доме. Было-то всего ничего - тут удивить её оборотню было нечем. Он отдавал себе отчет в том, то она не ищет с ним богатства и роскоши, то манит и влечет её совсем другое. Но как мужчину его иногда больно кололо шпилькой ощущение, что он никогда бы не дал ей всего, то она хочет или заслуживает.

Каждый раз, когда она появлялась в его жизни, мимолетно и ненадолго в силу обстоятельств, она была как свет. Как волшебный мираж, который достаточно было коснуться, чтобы он исчез навсегда.

Он разглядывал её, мысленно уже раздевая и по памяти выстраивая её шаги, движения рук и жесты тела. Это было как хмельной дурман в голове. Он только улыбался широко и был так спокоен и расслаблен, что для настороженного волка было почти невозможно. Но только не рядом с ней.

+4

9

До последнего гвоздя. Повторила Ровена про себя, проведя ладонью по гладкой поверхности стены. И углубилась в мысли. 
Ей, изнеженной чистокровной даме, с пеленок привыкшей к роскоши и не державшей на руках ничего и никого тяжелее грудных сыновей, было тяжело представить все это. Вот так. Без помощи магии. Собственными руками не день и не два, воздвигая крепкие стены, укладывать грубые половицы, вытирая проступившую испарину со лба, стремясь к естественному желанию выжить в этом мире. 
А она так далека от всего этого...
Женщина прошла мимо высокого окна, задумчиво выглянув из него сквозь тонкие стекла. Было довольно темно, но света молодой луны, освещающей крыши деревянных домов, было достаточно, чтобы представить, сколько пар рук, сил и терпения понадобилось, чтобы построить каждый дом. Да еще и до наступления холодов.
Тогда и несложно представить, сколько сил пробуждается в оборотнях в самые опасные для жизни моменты.
Ровена отошла от окна, неторопливо направляясь к двери, что вела к комнате рядом. И остановилась у проема, ведущего в менее просторную комнату по сравнению с той, в которой они с Грейбэком сейчас находились. Но дальше не заходит – что бы она ни говорила, что бы ни внушала сама себе, но в первую очередь Ровена пришла к Фенриру за вниманием и лаской. Все остальное – лишь повод.   
Спальня... – быстро определяет миссис Мальсибер, бегло окинув взглядом немногочисленные предметы мебели.
Она посмотрела на комод, содержащий в себе предметы одежды, на гладкой поверхности которого была аккуратно сложена маленькая стопка. Роу немного поворачивает голову вбок, заметив несколько светлых лоскутов, и невзначай ловя себя на мысли, что никогда не видела Грейбэка в светлых тканях, которые он, по определению, отрицает. И, как и всякая женщина, сразу думает только об одном.
Ровена прищуривается, ощущая напряжение и давно позабытую горечь, разливающуюся ядом в груди. В какой-то момент ей хочется съязвить, потому что именно так она защищает себя. Нападая. Но вместо этого лишь коротко усмехается – это не ее дело. Да и портить едва начавшуюся ночь леди Мальсибер не собирается – ни к чему. Слишком долго она ждала этой встречи. И этого момента.
И усмешка сменяется широкой улыбкой, как только взгляд ее цепляется за широкую кровать.   
Мягкая или твердая? – взглядом она снова возвращается к своему мужчине. – Будет ли болеть спина от непривычки или нет?
Ровена прикрывает дверь спальни и разворачивается к Фенриру. Она улыбается, а взгляд серо-голубых глаз устремлен к его неестественно голубым глазам волка. Она легко разворачивается корпусом и, не отрывая откровенного взгляда, неторопливо направляется к Грейбэку, вальяжно расположившемуся в кресле, которое больше напоминает трон. 
Все остальное потом. Сейчас – только он.
Леди идет, мягко выскальзывая из туфель, и ощущает под ступнями легкую прохладу твердого дерева. Проходит мимо злосчастной шкуры медведя, даже не окинув ее взглядом. И подходят к креслу.
– Тебе идет, – она играет тонкими бровями и обходит трон Вожака, останавливаясь у Грейбэка за спиной, как когда-то сделал он во время первой встречи. – Надеюсь, нас не потревожат, – не удержалась Мальсибер, прикусывая кончик языка, и ласково погладила Фенрира по серым волосам, мысленно ругая себя за излишнюю эмоциональность. И убирает ладони.
Ровена снова обходит кресло и останавливается напротив волка.
Все остальное потом. Сейчас – только он. Снова повторяет про себя Роу.
Она берет его за руки, помогая подняться из кресла, и легко тянет волка к себе. Теплые женские ладони быстро скользнули под легкую ткань темной рубашки, поглаживая покрытую волосами широкую грудь, а сама приподнимается на носочках и тянется к своему мужчине за поцелуем, медленно направляясь спиной к спальне.
– И не смей разрывать платье, – коротко смеется женщина сквозь поцелуй, а сама пальцами крепко взялась за края рубашки и резко развела их в стороны так, что несколько нижних пуговиц упали на пол.

+5

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-02-14 17:22:46)

+1

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

14

От некоторых людей много проблем. От хороших, наверное, людей иногда чудовищно много проблем.
Когда Алек  только пришел в стаю Тебби его было откровенно жаль, она хорошо понимала, что творилось у него на душе. После того, что произошло на Рождество парень  заразился и потерял буквально все, и, как и многие такие же бедолаги, пришел к ним. Тут и начались настоящие проблемы, причем не только у него, но и у значительной части их сообщества. Жизнь в стае его категорически не устраивала, причем, похоже больше всего его не устраивало его собственное положение. Объяснить, что он, как не печально, в стае не самый умный, и лавры великого реформатора его здесь не ждут,  не удалось. Не помогали ни угрозы, ни спокойные беседы, даже побои как-будто только убеждали его в собственной правоте, а что хуже, к нему, кажется,  начинали прислушиваться другие. Единственным, и то, сомнительным, результатом, оказалось то, что попытки Тебби поговорить с ним по-хорошему кажется, убедили его в том, что он приобрел в ее лице еще одну единомышленницу. Разубеждать его девушка не стала, предпочтя тихо наблюдать со стороны. Она еще верила, что ситуация может как-то уладится, что паренек смирится, но...
Она  уже почти заснула, уложив малышню, с которой провозилась весь день. На ночь она тоже собиралась остаться с детьми, кто-то из женщин ночевал с ними почти всегда, присматривая и следя, чтобы никому не взбрело в голову отправиться за взрослыми на охоту или, что было бы совсем нехорошо, сбежать.
С чего началась свара девушка сказать не могла. К тому моменту, когда она, растрепанная и босая, цыкнув на детей, выскочила на улицу, пламенная речь, которую пытался произнести Алек, сменилась руганью и дракой.
Но, общий смысл ее и без того был понятен - они скоты и преступники, и место им в Азкабане. Песня старая, известная... И, судя по настрою Алека, нескоро ему надоест.
Рваться разнимать мужчин было бесполезно. Ее никто даже слушать не станет. А, если драка зайдет слишком далеко, то, чего доброго дойдет до самосуда или пожара. Или, что хуже,   Алек выполнит свою угрозу и притащит к ним ищеек из Министерства.
Значит, нужно звать того, кого все-таки придется выслушать.
Естественно, почетная обязанность звать вожака досталась ей. Мужчины, кажется, были слишком заняты сварой, даже те кто не участвовал в драке, а женщины... Ну, собственно в их взглядах явственно читалось недоумение, почему она медлит, большинство же предпочло убраться от скандала. Спасибо, Сара, добрая душа, вместо того, чтобы зевать вместе со всеми, ушла успокоить детей, одной головной болью меньше.
Было странно, почему Фенрира все еще нет. О своих делах он, конечно, ни перед кем не отчитывался, так что его могло и вовсе не быть, что очень осложнило бы ситуацию. Спит? Спал он обычно чутко, разве что...
Да какая разница!
Когда она добежала до дома вожака, то быстро поняла, самого худшего, его отсутствия можно было не опасаться. В спешке она даже не подумала прислушаться к доносившимся из спальни звукам, ее куда больше беспокоило происходящее на улице.
- Фенрир, там драка. Опять Алек, - хорошо, что говорить она начала до того, как толкнула дверь в спальню. Потому, что от открывшейся картины девушка на пару ударов сердца застыла как соляной столп. Что-то подсказывало ей, что  от вмешательства в такой момент Сивый явно не придет в восторг. А значит, теперь еще и стратегически важно натравить его на кого угодно, кроме нее.  На женщину, составлявшую компанию Грейбеку девушка даже не соизволила пристально посмотреть, отметив про себя только то, что та была ей незнакома.
- Сами не уймутся. Он угрожает пойти в Министерство  и донести на нас, -  девушка беспокойно скрестила руки на груди, заранее защищаясь от недовольства вожака, но все-таки не собираясь уходить. Шум на улице становился все громче, подтверждая ее правоту.

+3

15

Уже дольше невозможно было игнорировать, что на улице что-то происходило. Что-то грозилось испортить Фенриру вечер, который он так давно ждал. Разгоряченное тело Роу уже не могло заставить его сосредоточиться только на ней. Он злобно фыркнул.Рядом уже слышались какие-то голоса, а сквозь прочие он услышал и Тебби. Черт возьми, почему сейчас? Грейбэк хотел было подойти ко окну, но Ровена мягко удержала его за руку. Её выражение лица дало ему четко понять, что леди слегка напугана.

Он вернулся в её объятия и нежно поцеловал. Он хотел успокоить её своим поцелуем, но чувствовал, что самому не хватает уверенности, что всё в порядке. Грейбэк понимал, что необходимо выйти и разобраться. Стоило ему только оторваться от Ровены, как он услышал стремительные шаги Тебби. Он успел только встать с кровати, но волчица всё равно застала пару в довольно пикантном моменте.

Лицо Фенрира не выражало ничего хорошего. Хотя Тебби и сама это прекрасно понимала. Вожак хмуро выслушал её, и грозно зарычал.

- Выйди вон, - рявкнул оборотень. - Я сейчас выйду и разберусь с этой шавкой.

Когда Тебби всё же прикрыла дверь, Фенрир виновато посмотрел на Роу. Он хотел потянуться за поцелуем, но передумал. Настрой был уже воинственным. Вожак был зол.

- Прости, я сейчас всё решу, - он всё же коснулся её щеки и провел рукой по бархатной коже любимой леди.

Фенрир не стал утруждать себя и надевать рубашку. Вожак вышел в одних брюках. Торс был обнаженным и ноги босые, но это не помешало выйти в прохладную ночь. Его лицо исказил гнев, когда он увидел непонятную кашу из тел оборотней недалеко от его дома. Крики, угрозы, кто-то уже запалил факела. Грейбэк шел тяжелой поступью к разбушевавшимся волкам. Подойдя достаточно близко, он зарычал так, что волна от рыка прокатилась по всей деревне. На мгновение толпа стихла и обернулась на шум.

- Алек, будь ты проклят, мерзкая шавка, - заорал он во весь голос. - выйди сюда немедленно!

У него не было ни времени, ни желания обернуться и посмотреть, здесь ли Тебби. Он только обернулся на окно спальни, но точка невозврата была уже пройдена. Наступали такие моменты, когда волк внутри Фенрира брал контроль. Зачастую они существовали в симбиозе, дополняя друг друга и балансируя. Сейчас зверь внутри вырывался наружу, рвался взять контроль и показать всё, на что способен вожак. Сейчас он даже не мог думать, что подумает Ровена… А следовало бы…

Толпа расступилась, к вожаку вышел потрепанный после драки Алек. Молодой волк, недавно по мерка Фенрира обращенный. Он ухмылялся и пытался бравировать перед волками стаи, но вид разгневанного вожака явно его напряг. Кулаки вожака то сжимались, то разжимались. Грудь вздымалась от дыхания. Он готов был ринуться в бой без разговора, но так нельзя. Этот юнец пытался поставить под сомнение власть самого Фенрира Сивого, а такие вещи бесследно не проходят. Он фыркнул, но всё же сделал несколько шагов вперед.

- Ты решил за моей спиной устроить бунт? - голос его рычал на всю деревню, - Если бы ты был настоящим волком, а не чертовой шавкой ты бы бросил мне вызов в лицо, а не посылал бы девчонку за мной.

Волки одобрительно завыли. Вряд ли кто-то из них всерьез думал, что Алек сможет сместить Фенрира. Сейчас они бы ни за что не признали, что были согласны хоть на йоту со смутьяном. Алек испугался еще больше, но всё еще делал вид, что так и было задумано.

Фенрир подошел ближе и наотмашь ударил волка, будто дал ему оплеуху. Сила удара была достаточной для того, чтобы ноги Алека подкосились и он упал на колени. Волки снова дружно завыли, подбадривая вожака.

- Место таких шавок, как ты на коленях, - продолжал Фенрир. Алек попытался встать и нанести ответный удар, но Сивый опередил его, нанеся удар ногой ему в живот.

Ярость и гнев переполняли вожака и требовали выйти наружу. Он последний раз бросил украдкой взгляд на окно спальни и уже не поворачивался.

+3

16

Могла ли Ровена представить, что так прекрасно начавшийся вечер, плавно перетекающий в глубокую ночь, окончательно испортится с приходом какой-то девчонки? Которая, ко всему прочему, и не собиралась покидать спальню, пока Фенрир не рявкнул на нее.
Нахалка!
Подобное поведение сразу породило в женском мозгу естественную мысль о том, что ей отчего-то дозволяется больше, нежели остальным, раз уж она позволяет себя так вести. Губы ведьмы все же сжались в тонкую полоску, и Ровена проводила девушку недовольным взглядом, после чего вернулась к взбудораженному разозленному Фенриру.
– Но... – Роу не успела договорить, как мужчина скрылся за дверью, оставив свою даму в полом непонимании. Все произошло так быстро, что Роу не успела ничего ни спросить, ни попросить, ни просто сказать. Вообще ничего.
Ровена подтянула ноги к груди и обхватила их руками.
Драка между представителями волками – дело обычное. А вот донесение в Министерство – совершенно иное. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем это грозит всей стае. И без вожака здесь не обойтись.
Но почему именно сейчас?
Рассеянный взгляд блуждал по спальне, и мысли, наконец, укладывались, выстраивая полноценную картину. Вот только теперь ведьма сильно сомневалась, что Фенрир быстро разберется со всем. Особенно в таком состоянии. Не потому что сомневалась в нем, нет. По той простой причине, что их уединению сегодня кто-то или что-то постоянно мешало.
– Черт! – она стукнула плотно сжатым кулаком о мягкий матрас, не в силах унять раздражение. И поджала губы, ощущала раздосадованность.   
Ровена провела ладонью по щеке, как недавно сделал сам Фенрир, и перевела взгляд на дверь, ведущую из спальни. Выходить из дома вожака было опасно, а оставаться здесь, пребывая в неведении – невыносимо мучительно. Но пусть лучше так.
Леди Мальсибер опустила ноги, ощутив босыми ступнями шероховатость пола. Она потянула тонкое одеяло, и несколько раз обернула вокруг себя, дабы прикрыть наготу. И, придерживая ткань у груди, дабы та не упала к стройным ногами волшебницы, двинулась к дверному проему.
Ровена аккуратно переступила собственное платье, тряпкой лежавшее на полу, после чего направилась к окну, за которым ясно отражался свет факелов, как в этот самый момент раздался властный голос Фенрира. Край одеяла волочился за женщиной, пока она не остановилась у окна, через тонкое стекло которого женщина всматривалась за пределы дома. И почти сразу вперилась взглядом в крупную фигуру Грейбэка, которую было слишком легко определить среди прочих.
Таким леди Мальсибер еще не видела никогда оборотня. Крепкие пальцы были сжаты в крупные кулаки, широкая грудь будто бы увеличивалась в несколько при каждом вдохе. А взгляд, которого Ровена не видела и даже не могла себе представить, направлен к молодому оборотню, что выглядел менее уверено в отличие от вожака.
Со мной Фенрир всегда мягок...
Новая волна рыка прокатилась по деревне, и женское сердце будто бы пропустило несколько ударов. Она на секунду опустила взгляд, после чего снова вернула к Грейбэку. На этот раз это были его удары. Внезапные. Мощные. Молодой волк упал, и тонкие пальцы Ровены еще сильнее сжали одеяло, все еще удерживая ткань у тела. Женщина слушала Фенрира. И отчетливо слышала ярость и гнев, сочившуюся в каждом слове, проявляющуюся в каждом ударе. Ей даже хотелось отойти в сторону в тот момент, когда Фенрир посмотрел в сторону окна. Роу показалось, что мужчина заметил ее, будто бы знал, что его дама будет у окна. Но ведьма не сдвинулась с места, продолжая наблюдать за тем, как вожак наказывает провинившегося волка. Она ощутила, как тело ноет от напряжения.
Ровена откинула светлые волосы за спину, не отрывая взгляда серо-голубых глаз от развернувшейся сцены за окном, но краем глаза уловила какое-то движение со стороны двери. И повернула голову. У порога стояла та самая девчонка, которая и застала их с Грейбэком совсем недавно. И взгляд благородной мадам тут же потемнел.
– Кто ты такая? – холодно с присущим ей высокомерием поинтересовалась Ровена, вернув взгляд к Фенриру. – И что тебе здесь нужно? 
Похоже, сегодня она и впрямь ощущала себя хозяйкой в обители вожака стаи. Прямо, как Грейбэк и говорил.
Вот только все ли согласны с этим?.. 
– Уходи! 

+4

17

Когда вожак заорал на нее, девушка послушно закрыла дверь и вышла из дома, чтобы не встретиться с Грейбеком лишний раз. 
На улице между тем стая жадно ожидала расправы.
Тебби не любила подобных сцен. Конечно, в произошедшем Алек был виноват только сам, но неприятный осадочек  все-таки остался. Если бы она не заставила вожака оторваться от подружки и унять это безобразие, то у смутьяна был бы шанс убраться подобру-поздорову. Но, чего бы это стоило остальным? Ей?
Смотреть на то, что произойдет дальше у нее не было никакого желания, а еще она поняла, что даже если  уложит детей, то заснуть самой ей не светит.
А если есть свободное время, то почему  бы не почитать?
Проблема была только в том, что книги остались в доме. Но, пока Фенрир был слишком занят, избивая Алека, это не было проблемой.
В спальне, ожидаемо, все еще прохлаждалась та самая женщина, из-за которой Сивый не соизволил выйти на шум без отдельного приглашения.
Вот это взгляд. Мне бежать в ужасе?
Женщина явно чувствовала себя хозяйкой положения. Но откуда она тут взялась?
- Я Тебби. От тебя - ничего, - ответ прозвучал беззлобно, но  с явной насмешкой. - И, кто ты такая, кстати?
При ближайшем рассмотрении пришлось признать, что пришелица была красива. Пока красива, с некоторой мстительностью отметила для себя девушка - возраст угадывался, и какой холеной не была бы эта женщина, начинал брать свое. И, совершенно явно, она не была одной из них. А это значило, что надолго здесь та не задержится. Даже забавно, но эта мысль подействовала на Тебби успокаивающе.
Не тратя лишнее время на разговоры, девушка вытащила из-за комода потрепанную сумку, в которой болталось несколько недочитанных книг.  Собственно, за этим она и пришла.
- Уйду, не беспокойся. 
Собственно, она и собиралась уйти. Но тут увидела лежащую на полу рубашку, и несколько пуговиц отдельно от рубашки. Чертыхнувшись, оборотница отправила рубашку в сумку, и принялась собирать пуговицы.
Белобрысая, все равно скорее всего не откажет себе в удовольствии возмутиться по поводу ее повторного визита.

+3

18

Буря и ярость. Гнев, злость. Всё это смешалось в диком животном котле по имени Фенрир Грейбэк. Он яростно наносил удары, не жалея кулаков и саму жертву. Волки выли в экстазе, переполняясь силой своего вожака.

От Алека уже почти ничего не осталось. Его тело уже не могло сопротивляться силе, которая втаптывала его и физически, и морально в землю. Фенрир не мог позволить никому сомневаться в его абсолютной власти, в его праве править волками этой стаи. Он лежал без чувств, едва дышал. Сивый мог бы оставить его, тогда сердобольные члены стаи могли бы выходить его, и он смог выжить. Только не сегодня.

Оборотень схватил смутьяна за волосы и оторвал от земли всё его тело. Он даже не немного потряс его ради смеха волков-зрителей. Фенрир медленно обвел глазами собравшихся.

- Вот что будет с теми, кто посмеет бросить вызов мне и благополучию нашей стаи! - толпа одобрительно взревела.

Сивый чувствовал себя настоящим королем, на вершине своего величия. Он стоял полуобнаженный словно бог для его волков, чьи действия и слова нельзя ставить под сомнения ни на минуту. Иначе жизнь твоя будет под угрозой.

Алек жил в небольшой лачуге, которую даже не сам он строил. Она досталась ему от молодой пары волков, которые построили себе новый дом. Маленький покосившийся домик словно принял ту же участь, что и его хозяин. Алек совсем не ухаживал за домом - больше был занят нытьем и мученичеством.

- Мы дали тебе всё! Кров, еду, безопасность, семью! А ты наплевал на всё это, бросив мне вызов!

Фенрир подошел к дому, волоча за собой виновника. У здания было небольшое крыльцо и покосившаяся крыша. Вожак поднялся по ступеням и повесил Алека на край крыши. Ноги немного не доставали крыльца, но с учетом состояния Алека это было достаточно, чтобы продолжать делать с ним всё, что угодно.

Один из стаи подошел к Фенриру и протянул кожаные ножны, в котором лежал охотничий нож с широкими блестящим лезвием. Грейбэк вынул оружие. Сталь ярко блеснула в руках вожака. Он улыбался. Без лишних слов он повернулся к Алеку. Фенрир хотел произнести торжественную речь, чтобы вдохновить ещё больше волков, но решил, что это будет излишним.

Резким и точным движением он вонзил лезвие прямо в сердце молодого волка и повернул рукоять, чтобы разорвать мышцу и остановить жизнь моментально. Нож аккурат прошел между ребер, и жизнь покинула Алека за секунду. Кровь тягучей жидкостью вышла из раны, заливая разорванную одежду, стекая вниз. Дерево быстро приняло остатки жизни..

Волки выли от радости, кричали в восторге. Грейбэк улыбался, он вскинул руки вверх, и толпа снова взревела. Он посмотрел каждому в глаза, как настоящий лидер. Руки были в крови, в ссадинах от сильных ударов по телу Алека. Пятна крови были везде. Фенрир молча с гордо поднятой головой, расправив плечи, ушел к своему дому.

Тебби была всё еще в спальне и сжимала в руках рубашку и книги. Ровена, обернутая в белую ткань, стояла у окна. Она всё видела… Эта мысль разорвала его сознание, и он даже испугался. Он представил, как выглядит со стороны: грязный, потный, весь в крови, жестокий и ужасный. Собственно тот, кем он всегда и был.

Он повернул голову в сторону Тебби.

- Отправь кого-нибудь принести воды для ванны, - он поджал губы и подошел к ней ближе. Он хотел, чтобы следующие слова услышала только она.  - Расскажешь кому-нибудь о моей гостьей, придется тебя наказать…

После этого он зашел в спальню и прикрыл дверь. Взгляд его был растерянным. Он не знал, что ей сказать, что она сейчас подумает…

- Прости… - только и смог произнести Грейбэк.

Отредактировано Fenrir Greyback (2018-02-24 00:09:08)

+3

19

Неужели Тебби и вправду полагала, что Ровена представится? Произнести свое имя равносильно возникновению проблем. А это не то, что нужно женщине ее положения. Не сейчас – так значительно позже.
– Тебе это ни о чем не скажет, – равнодушно ответила Ровена, не удостоив девицу вниманием. Она по-прежнему наблюдала за Фенриром, холодный разум которого окончательно капитулировал, позволяя охотничьему инстинкту окончательно взять верх. И женщина будто оцепенела, не в силах отвести взгляда от того ужаса, что творился снаружи. То, с каким удовольствием Грейбэк схватил за волосы молодого бессознательного волка, который теперь больше напоминал безвольную куклу. Как демонстративно потряс его, ощущая превосходство.
Ровена закрыла глаза, желая только не думать об увиденном.     
– Ты живешь здесь с Фенриром? – мысли все-таки перескочили к девчонке, и Роу на мгновение перевела взгляд на Тебби, на плече которой уже висела потрепанная сумка. На обратном пути та подхватила рубашку и собрала несколько пуговиц, которые Ровена по неосторожности рванула во время страсти. Не укрылось от леди Мальсибер и то, как спокойно и непринужденно вела себя девушка в доме вожака. И смело предположила, что светлые вещи, которые выделялись среди других в стопке на комоде, наверняка, принадлежали ей.
Взгляд Ровены потемнел. И она вновь ощутила горечь, ядом разливающуюся в груди. Женщина отвернулась от Тэбби, возвращаясь к происходящему за окном. Но теперь отчетливо ощущала какое-то настигнувшее в мгновение ока разочарование.
Ведьма растерянно всматривалась за тонкое стекло, поняв, что потеряла Грейбэка из виду. Волки по-прежнему стояли на месте, а вот вожак двинулся дальше. Ровена прислонила лицо к стеклу, наблюдая. И увидела его массивную фигуру у какого-то ветхого небольшого дома. Фенрир ходил из стороны в сторону, иногда скрываясь из виду. Заметила и подвешенную фигуру Алека. Женщина не понимала, что произошло. Не слышала голоса вожака стаи, но заметила блеск металла в его руках. И напряглась, осознавая, что живым молодого волка Грейбэк не оставит. Роу не было жалко молодого мужчину. Особенно после того, к чему он сам стремился. Но все это было слишком жестоко.
Ровена отвернулась от окна, не желая больше наблюдать за этим. И раздавшейся среди стаи рев, и довольные возгласы символизировали конец. Она молчала, не желая продолжать беседу с вынужденной собеседницей. Молчала, даже не прислушиваясь к тому, что творилось за окном. Пока их с Грейбэком взгляды не пересеклись, стоило тому вернуться в собственный дом. 
Ровена никогда не была слабонервной. Напротив – еще в юности ей пришлось столкнуться с суровой реальностью, которая отобрала у нее отца. Потеря, которая навсегда оставила глубокую дыру в ее сердце. А после Роу уже не пугала ни жестокость, ни предательство, ни подбадривающий вожака вой волков, от которого кровь стыла в жилах, ни вид самой крови... до этого момента. Крепкие нервы дали сбой, стоило лицезреть истинную сущность Фенрира, увидеть его в нескольких шагах от себя. И выглядел вожак так, будто только что освежевал дичь. Только это была вовсе не дичь.
Ровена пришла в себя только после его слов о воде для ванны. И незамедлительно вернулась в спальню.
Она остановилась в центре комнаты, слыша, как Фенрир идет за ней, как закрывает за ними дверь. И судорожно выдыхает, понимая, что ей страшно оставаться с Грейбэком наедине. Страшно, потому что одним неосторожным словом, движением может пробудить живущее внутри мужчины чудовище. Да, именно чудовище, роль которого Фенрир идеально исполнил еще какие-то минуты назад. И не может заставить себя обернуться – только сильнее сжимает ткань напряженными пальцами.
Ровена делает глубокий вдох и медленно разворачивается, не поднимая взгляда на Фенрира, чтобы что-то ответить. Она хочет что-то сказать, дабы не спровоцировать вспышку гнева, но, как назло, спам сдавил горло, не позволяя ни единому звуку вырваться и глотки. А тело словно оцепенело, стоило пробежаться взглядом по торсу мужчины, измазанного чужой кровью. Картинки произошедшего против воли замелькали перед глазами, и Роу закрывает веки, чтобы прогнать их. И паника охватывает женщину, когда та осознает, что ко всему прочему и волшебная палочка осталась в кармане платья. Она делает несколько шагов назад и останавливается, как только упирается ягодицами о комод. И распахивает веки, когда Фенрир в несколько шагов преодолел разделяющее и расстояние, заставляя сердце испугано выскакивать из груди...

+3

20

Наверное, со стороны они забавно смотрелись - растрепанная и босая девушка-оборотень в обрезанных до колена старых джинсах и выцветшей белой майке, оставлявшей навиду худые крепкие руки, и эта женщина, умудрявшаяся выглядеть изящно, даже замотав себя в простыню. Изящно отвечать ей, правда, явно было недосуг, или та посчитала ее персону слишком скромной для разговора.
Нельзя сказать, что Тебби было дело до ее имени, но отказ представиться тут же дал пищу для размышлений.
Не иначе мы боимся огласки? Очаровательно!
На высокомерный ответ женщины девушка только насмешливо фыркнула, показывая свое отношение к ней самой и всей этой ситуации.
- А тебе-то какое дело? - прозвучалов унисон отказу назваться. Если той так интересно, пусть сама спросит у Сивого как и с кем и как он живет.
Девушка не засмеялась  лицо собеседницы только потому, что из-за происходящего на улице ей было не до смеха. Но эта женщина определенно запомнится ей надолго - судя по нежеланию раскрывать свое имя, мадам боялась огласки, и самым очевидным вариантом тут был ревнивый муж. Но в то же время, ее взбесило, что любовник не хранил верность ее светлому образу, ведь в ее тоне явно чувствовалось что-то от ревности.
Просто умилительно. Заспиртовать и в банку, как дивный образчик лицемерия.
В том, что ей самой было не слишком приятно увидеть подобную сцену Тебби не спешила признаться даже себе. Она была недостаточно глупа, чтобы ждать от вожака хоть какой-то верности и достаточно разумна, чтобы с быть благодарной за то равнодушие, которое он выказывал к ее личной жизни. Но, все-таки, если привыкаешь считать какую-то постель своей, то внезапно обнаружив в ней постороннюю женщину испытываешь совсем не чувство гостеприимства.
Любые размышления о том, стоит ли еще немного побесить  чужачку растаяли из-за шума за окном. Она могла игнорировать звуки драки, но когда Сивый заговорил, поневоле посмотрела в окно.
От дурачка Алека уже мало что осталось, Фенрир явно не собирался его проучить или вбить почтение к своей персоне. Он просто убивал, и это было понятно еще до того, как в ход пошел нож.
Девушка смотрела на эту сцену как завороженная. Несколько минут назад, если бы у парня оставался хоть какой-то шанс, она точно стала бы одной из первых, кто кинулся бы приводить Алека в чувство, но сейчас ожидала развязки вместе со всеми. Она сама не заметила, как жадно облизнула пересохшие губы, когда пролилась кровь.
Такие как она любили кровавые представления. Интересно, это досталось им это от людей или от зверей?
Тело Алека, подвешенное, словно туша приковывало к себе взгляд даже неподвижное. Где-то в глубине души Тебби грызла вина, за то, что произошло. Возможно он был и прав, и его смерть это только доказала, хоть он и мало годился на роль мученика. Возможно, они и правда просто бешеные животные, место которым в клетках.
Когда Сивый появился в дверях, она попыталась незаметно ускользнуть, испугавшись, что тот будет недоволен ее присутствием, но он остановил ее.
- Я все сделаю сама. Не о чем беспокоиться, -  ответ был один на оба приказа. Злить вожака лишний раз было совсем не в интересах девушки, и она прекрасно отдавала себе в этом отчет. Тем более, когда он был такой.  Пожалуй, теперь Тебби даже испытывала к белобрысой чужачке что-то вроде пусть не симпатии, но  благодарности.
Грейбек не любил лишней магии, но попасться ему на глаза еще раз или позвать кого-та на подмогу она сочла большим риском, чем пара простеньких чар наложенных за его спиной и когда ему явно было не до того, так что с ванной она разобралась быстро. Положив на угол ванной кусок хорошего мыла (плохое она воровала редко) она наконец закрыла за собой дверь.
На улице ей словно жгли спину мертвые глаза Алека. Да уж - сегодня спать не удасться, лучше и не пытаться. Да и детей к этой части деревни лучше не подпускать, пока мертвечину не уберут. А еще, нужно залезть в дом, как можно быстрее и посмотреть, что осталось из вещей, если ее еще не опередили. Как минимум, узнать, что стало с палочкой. На всякий случай.

+3

21

Она боялась его. Испугалась впервые за всё то время, что они провели вместе. Пока она стояла спиной к нему, Ровена не могла заметить испуг на его лице. Страх давно не посещал то, что осталось от души Фенрира Грейбэка. Это чувство было таким забытым, что в первые доли секунды он ошарашено пытался понять, что с ним происходит. Когда же понимание пришло, глаза его распахнулись от удивления, сердце пропустило несколько ударов и комок застрял в горле.

Фенрир встряхнул головой, пытаясь взять себя в руки. Но что делать ему сейчас, он очень плохо представлял.. Деликатные ситуации и моменты - это вообще не стезя волка, поэтому он решил сделают то, что посчитал нужным - подойти к ней. Когда Роу повернулась к нему, он снова увидел её испуг. Она настолько погрузилась в свои мысли, что не услышала, как Сивый подошел к ней.

Грейбэк хотел было прикоснуться или поцеловать её, но не решился.. Он сделал несколько шагов назад и опустил голову. Её взгляд говорил больше, чем любые слова, а он не знал, что сказать. Даже если бы оборотень открыл рот, смог бы только что-то промямлить или промычать. Фенрир бросил взгляд на свои руки, на живот, и понял, что он весь перепачкан кровью несостоявшегося бунтаря. Сивый сжал кулаки и со всей силы ударил в дверной косяк, разбив руку и дерево.

Встряхнув кистью он вышел из комнаты. Грейбэк был таким, каким есть. Жестоким волком, животным по своей сути больше, чем волшебником. Только для леди Мальсибер эта сторона почти всегда оставалась в тени, далеко запрятана, подальше от хрупкой женщины. Рано или поздно это должно было случиться.

- Если хочешь, я отведу тебя обратно на опушку, и ты вернешься домой, - после мучительной паузы произнес Фенрир.

Ванна уже была наполнена теплой водой, и оборотень решил смыть следы битвы, прежде чем подойти к Роу снова. Он снял с себя брюки и бросил их в угол. Сначала он опустил кисть, которую только что разбил. Свежие раны неприятны защипали, и Фенрир поморщился. Когда жжение отступило, он погрузил в воду сначала одну ногу, потом вторую. Вода была теплой и приятной.

Оборотень опустился в воду и на мгновение затаил дыхание. Он закрыл глаза и опустился под воду, чтобы смыть кровь хотя бы с лица. Под водой всё было так тихо и спокойно. В ушах немного шумело, но это лишь из-за его движений. Фенрир хотел, чтобы эта тишина длилась дольше, но запасы дыхания были ограничены.

Он медленно вынырнул из-под воды, вытирая глаза своими ладонями. Грейбэк снова посмотрел на руки. Вода стекала с пальцев, смешиваясь с алой кровью. Сивый шумно выдохнул и запрокинул голову назад, разглядывая потолок и собираясь с мыслями…

+2

22

Ни единого звука не сорвалось с мягких подрагивающих от волнения губ. Лишь холодные серо-голубые глаза неотрывно следили за каждым действием жесткого, но мудрого вожака, иную сторону которого волшебнице не доводилось видеть прежде. Женщина стояла, как вкопанная, не в силах сдвинуться с места. Один неверный шаг и она пропала. И речь вовсе не о передвижении по комнате. Только вздрогнула от тяжелого удара о дверной косяк, на котором остались алые капли крови. В этот раз – именно Фенрира. И Ровена опустила взгляд к полу, ощущая, что еще не готова заглянуть ему в  глаза. 
Страх тяжелой цепью сковал горло, не позволяя не проронить ни слова в ответ, несмотря на заманчивое предложение, которого она ждала и опасалась одновременно. Ответ, который болезненно сжимал немолодое сердце об одной лишь мысли. Ответ, который служил ответом на вопросы, что она не желала озвучить.
Роу опускается на пол, поджимая под себя ноги и ощущая нарастающий озноб. 
Это ее вина. Волшебница так сильно хотела увидеть обитель Фенрира Грейбэка, совершенно не думая о каких-то «НО». Не предвидела такого поворота событий. Да что там – вообще подумать не могла о чем-то подобном. А сейчас... Сейчас Ровене хотелось остаться рядом с этим мужчиной. Просто побыть вместе еще какое-то время, прежде чем она покинет Грейбэка неизвестно на сколько времени. Но и не меньше хотелось убраться из этого места. И от тех, кого она тут повстречала. Ей вообще не следовало быть здесь, не следовало наблюдать за жутким зрелищем и задавать каких-либо вопросов. Не следовало строить иллюзий, каким бы приятными они ни были.
Ровена поправила светлую прядь волос, упавшую на лицо и заложила ее за ухо. Нужно было как-то действовать, пока Грейбэк отправился в ванную. Или остаться в деревне до рассвета, как они и планировали, закрыв на все глаза. Или же вернуться домой. Прямо в спальню и лежать, глядя на тяжелый балдахин кровати, зная, что после такого зрелища еще не скоро удастся погрузиться в царство Морфея. И от неприятного чувства, которое никак не связано с кровавым зрелищем.
Миссис Мальсибер поднимает взгляд на дверь, деревянная поверхность которого повреждена. А еще на ней осталась кровь Фенрира.
Женщина встает на ноги и медленно направляется к оборотню. По пути ей попадается платье, по-прежнему лежавшее у порога спальни. Леди Мальсибер наклоняется к нему, но не для того, чтобы надеть – достать волшебную палочку. И, крепко обхватив древко изящными пальцами, пришла к Грейбэку.
Роу более-менее взяла себя в руки, остановилась у порога и внимательно окинула взглядом его расслабленную фигуру. Фенрир лежал, откинув голову назад, но глаза его были открыты. И мягко улыбнулась, как только их взгляды пересеклись. Волшебница не хотела мешать уединению волка. Но и оставаться наедине с нехорошими мыслями тоже не могла.
– Все хорошо! – заверила она мужчину, как только он задержал блуждающий взгляд на палочке, что удерживали тонкие пальцы.
Мадам переступила его брюки, лежавшие на полу, подошла к ванной и села на ее край, поправив тонкое одеяло на груди. На торсе и руках Фенрира не было кровавых пятен. Зато вода окрасилась алым оттенком. А, может, Ровене просто почудилось.
Мановение волшебной палочкой над ванной и вода сливается через отверстие в полу. Второй взмах – и ванная вновь наполняется теплой чистой водой. И Мальсибер аккуратно кладет древко на пол.
– Как хочешь,– наконец, отвечает Ровена после продолжительной паузы, оставляя право выбора за Фенриром. Она готова уйти, как только волк примет ванную. С такой же готовностью готова и остаться, даже если они просто будут лежать обнявшись. – Я могу уйти, чтобы не занимать чужие мысли, – Ровена поморщилась, будто выпила горькое зелье, и почти сразу добавила, – и кровать. – Все-таки не смогла промолчать женщина, вспомнив наглую девицу. Не Ровене об этом говорить, когда она сама делит ложе с мужем. Но думать об этом, как оказалось, все равно было неприятно. Гораздо неприятнее, чем казалось раньше. – А могу остаться, – она мягко улыбнулась, соизволив обратить взор к Фенриру и, немного опустив руку в теплую воду, потянулась к куску мыла, что лежал в самом углу. – В любом случае, сегодня мне не уснуть. – Свободная ладонь тянется к щеке оборотня, а большой палец успокаивающе поглаживает скулы. – В этом не было твоей вины... 

+2

23

Он услышал, как она встала с кровати и пошла. Сердце остановилось, он подумал, что она уходит. Сама. Одна. Ничего ему не сказав. Фенрир закрыл глаза. Но она зашла в ванную и остановилась на пороге, будто размышляя стоит ли ей переступать его. Он посмотрел на палочку в её нежных руках, и на секунду подумал, что Роу использует её против волка. Правда, он очень быстро откинул эту мысль, понимая, что она так не поступит с ним. По крайней мере, он на это надеялся.

Ровена села на край ванны рядом с ним, и внутри стало спокойно. Хотя бы не сбежала при первой возможности… Может просто понимает, что ей без меня не уйти?… Он посмотрел на неё. Она была прекрасна, даже напуганная им самим, завернутая в грубую ткань простыни, словно в мешок. Быстрых взмах палочки, и вода испаряется из ванны. Фенрир оглядел своё голое тело и немного нахмурился, удивленно глядя на Роу. Ещё одно движение, и вода возвращается на свое законное место.

Грейбэк аккуратно коснулся её руки. Он хотел проверить, одернет ли она руку или же даст прикоснуться. Миссис Мальсибер руку не убрала, наоборот, прикоснулась к его щеке. Кожа была такой мягкой и нежной. Оборотень чувствовал странное ощущение внутри, которому он не мог найти объяснения.

На самом же деле он испугался. Вот так просто испугался, что она покинет его. Эту мысль он отгонял всеми возможными способами, но себе не смог признаться, что это страх. Это было нечто новое и непонятное для волка, который давно отказался от подобного рода человеческих чувств, но эта женщина заставила его задуматься…

- Не уходи, - Фенрир крепко сжал её пальца в своих, убирая с щеки. Он перехватил мыло и вложил ей в ладонь. Вода была теплая и чистая.

- Ты меня обманываешь, - грустно, но спокойно произнес он. - В этом только я и виноват.

Он опустил голову вниз, и капли воды начали стекать по лбу. Сивый нагнулся всем телом вперед, чтобы Ровнее было удобнее использовать мыло на его теле. Где-то ещё оставались кровавые пятна, которые нужно было смыть. Он с тупым упрямством рассматривал капли, чтобы спадали с волос.

Только сейчас оборотень понял, что за горечь проскользнула в голосе леди при упоминании постели. Тебби… Фенрир не планировал, что Ровена и Тебби познакомятся, тем более при таких обстоятельствах. Их отношения с Тебби были довольно сложными, но он надеялся, что хотя бы она не будет испытывать чувство ревности. Вот Ровена явно не осталась довольна этим фактом. Правда, их отношения точно нельзя было назвать простыми, понятными и без противоречий. Все, что их связывало, было на грани и могло рухнуть в один момент, так всё было непросто… И этот вечер отчетливо показал это оборотню…

+3

24

Иногда молчание – это лучший ответ. А лучший поступок – бездействие. Но тогда все становится слишком сложно. Не услышав должного ответа, начинаешь придумывать никому не нужные оправдания, которые и без того могут усугубить даже самую безобидную ситуацию.
Тому, что сейчас произошло, рано или поздно суждено было случиться. Оставить неизгладимое впечатление для обоих. И сделать те выводы, которым не суждено быть озвученными. 
– Я не уйду, – тихо произносит Ровена, аккуратно сжав в ладони кусок мыла, что намеревался вы скользнуть. – Я не уйду, покуда нужна тебе. – Женщина немного наклоняется вперед и целует его плечо раз, второй. И продолжает уже тише, и даже не уточняя: – Ты нужен мне!
И прикусывает нижнюю губу – она не должна говорить этого. Да, Роу увидела то, что не предназначалось для ее глаз. Увидела, на что способен Фенрир Грейбэк. Хотя подсознательно давно все прекрасно понимала. Но Ровена дорожила этими сладостными встречами, что непроизвольно откладывались в памяти и грели сердце волшебницы. Ровена заигралась и это переросло в большее чувство, чем она предполагала. И сейчас сама же от этого мучилась. Но не собиралась портить то, что было между ними из-за отчаянного поступка какого-то неопытного молодого оборотня. Не хотела портить! Ей вообще тяжело было представить причину, по которой она будет игнорировать любовника до тех пор, пока Сивый сам не найдет ее для объяснений.
– Послушай, Фенрир! Это мне собственного мужа приходится обманывать. Но не тебя! – она ни в коем случай не упрекает волка - а констатирует факт. - Ты не виноват в том, что произошло!
Леди Мальсибер аккуратно водит куском мыла по слегка порозовевшей от тепла коже, затем отпускает его в воду и одной рукой упирается в бортик ванны, а другой – водит ладонью по  напряженным мышцам спины. Ткань простыни сползла к бедрам, но сейчас это волновало волшебницу меньше всего. Куда важнее было донести до Грейбэка то, что в действительности он не виноват в произошедшем – лишь случай.
– Если кто и виноват, то это тот бедолага, чувства которого завладели разумом. Он позволил себе лишнего. И поплатился за это. А ты... – леди Мальсибер тяжело вздыхает, резко останавливая намыленную ладонь, надеясь, что он именно услышит ее. И не попытается найти в словах какой-то потаенный смысл. – А ты сделал то, что должен был. То, что сделал бы настоящий вожак оборотней. То, чего от тебя ждали, Фенрир! Если бы ты так не поступил – все  было бы хуже. Эти выпады могли повториться. А самое ужасное то, что другие оборотни примут это как слабость. – Ровена нежно улыбается впервые за те минуты, после которых пребывала в ужасе. – Ты силен, Фенрир! И никому никогда не позволяй усомниться в себе!
Роу ощутила, как затрепыхалось ее сердце, как хотелось улыбнуться шире. И улыбнулась, потянувшись к мокрым волосам Грейбэка, и убрав их за спину, чтобы не мешали.
– Прямо как тогда, – волшебница немного наклонилась вперед, почти нависнув над ванной, и опустила руку под воду, пытаясь словить скользкое мыло. – Помнишь?
Отчего-то вспомнилась их встреча тогда, когда миссис Мальсибер сама решила найти деревню, но ее план потерпел фиаско. Но, тем не менее, всею последующую ночь она провела, ощущая неземное блаженство: горячая пенная ванна, бокал отличного красного вина и рядом страстный Грейбэк.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Красавица и чудовище