картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Любовь и голуби


Любовь и голуби

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ЛЮБОВЬ И ГОЛУБИ


Закрытый эпизод (ну мало ли)


http://se.uploads.ru/t/JKNcE.gif

Участники: Том Риддл, Эзра Эйвери

Дата и время: декабрь 1946, предрождественская мишура, улыбки, счастье на лицах

Место: Хогвартс в воспоминаниях, Лютный переулок в активе

Сюжет: Сможет ли лоббирование с верхов смирить старперскую предвзятость и неоправданную жестокость? Старое доброе классовое неравенство и внезапная интеграция, драки, философия, пост-модерн. На донышке.

+2

2

1938ой, декабрь
Первое правило Клуба - не говорить о Клубе(с)

Воспитание выродков - дело благородное: меньше слов, больше дела - приютские задницы именно к такому режиму приучены. Удар - и сопляк Риддл сползает по стене туалета, по той самой, к которой отлетел от раковины. Вот только вид у пацана вовсе не затравленный жертвы, а, скорее, готовящегося ужалить скорпиона: весь напряженный и собранный, как готовая распрямиться пружина. Мгновение, другое - ничего не происходит, и Эзра негромко усмехается, сплевывая на пол, под ноги Тому, глядя на того с фирменным презрением. Он забирает с подоконника предварительно оставленную там сумку с книгами и спокойно направляется на обед - нельзя опаздывать в Большой Зал. А спину ему практически физически буравят два горящих глаза оставшегося у стены мальчика. Унижение окупится слихвой. И испачканный кровью галстук войдёт в стоимость.

1940ой, январь
Пустынной улицей вдвоём с тобой куда-то мы идём: я курю, а ты конфетки ешь..(с)

Может быть и перелом, - успевает подумать Эзра, выдувая носом кровавые пузыри, ровно за секунду до того, как в него врезается новый бланджер, сбивая с метлы и отправляя в десятиметровый полет на песчаный питч под ногами. Удар, забвение.
Он приходит в себя какое-то время спустя, лёжа в Больничном крыле, покрытый бинтами и прикованный к панцирной койке. Рядом никого. Он с трудом поворачивает голову, тут же отзывающуюся набатом по вискам, но успевает заметить на тумбочке чертов слизеринский галстук. Игроки не надевают их на матч, это вещь форменная, не его. Непросто соскрести с гладкой поверхности кусок ткани забинтованной в пух и прах рукой, но у Эйвери получается: он держит перед глазами узкий атрибут формы, украшенный засохшими, некогда бурыми разводами крови.. ..и разбитые губы расплываются в ухмылке. Вот же кусок драконьего дерьма!

1942ой, февраль
Ты говоришь, из-за тебя там кто-то получил синяк.. Многозначительно молчу, и дальше мы идём гулять (с)

Как так вышло? Что же случилось? Рука сжимает палочку, чуть дрожа, когда он смотрит на пару сидящих в углу гостиной семикурсников. С каких пор он являет собой длань карающую? Прошло всего несколько лет - ничтожно малый срок для того, чтобы ненависть к приёмышу превратилась в идолопоклонство. Тем не менее, факт остаётся фактом, и свидетелем тому может быть добрая половина школы, а в данном конкретном случае - вот эти два неудачника, руководствовавшиеся чем угодно, только не здравым смыслом: иначе как в их головы могла прийти идея исписать унизительными стишками оставленный Риддлом пергамент с эссе? Пусть даже этот пергамент и лежал на столе в общей гостиной - не просто же так он там валялся. Эйвери не станет уточнять место, куда обоим семикурсникам это эссе засунет, но извинения Тому он передаст. Вместе с их искренним раскаянием и скорбным скулежом.

1946ой, декабрь
..let it snow, let it snow, let it snow(c)

- Грог! - поднятый вверх палец - и спустя минуту на деревянную столешницу перед Эйвери опускается тяжелая керамическая кружка с настоящей пинтой скандинавского грога. Пожалуй, лучший исход вечера в это суматошное время. Толпу и шум Эзра не любит, предпочитая тихое уединение горланящим весельчакам, а потому, наспех осушив кружку, стремительно выходит из паба, бросив на стол пару кнатов - грог, надо сказать, здесь отменный. Одинаковые улицы с пряничными домишками тянутся узкой линией по оба борта, тут и там утыканные гирляндами, огнями и кэролами, однако..ближе к угловому дому, ведущему в северную ветку городка, получившую название «Лютный переулок», вся эта какофония стихает, сменяясь сумрачной тишью. Слава Мерлину! Хруст свежего снега под ногами дарит покой, и Эйвери с наслаждением вдыхает полной грудью, окончательно скользнув в темноту и  теряясь под чёрными крышами близко стоящих домов, петляя по ломаным дорожкам безлюдных проходов, пока не замирает у пыльной витрины одного из магазинчиков первого этажа.
- Да ладно, - неверяще шепчет он вслух, глядя сквозь мутное стекло на кажущуюся знакомой фигуру внутри помещения. Эзра даже протер рукавом витрину, желая разглядеть получше.

Отредактировано Ezra Avery (2018-02-07 12:59:10)

+5

3

Тому не слишком нравился Эзра Эйвери. Впрочем, ошибкой было бы допустить, что Тому в принципе нравятся люди. Они нравились ему скорее так же, как человеку нравится определенный вид чернил или сорт перьев, да и то в отношении чернил и перьев староста Слизерина проявлял больше заинтересованности, чем в отношении людей как личностей.
    Тем не менее... тем не менее, однажды что-то произошло. Том не мог сказать, когда именно и что именно, но это произошло не только между ним и Эзрой, точно так же это произошло между ним и Риком, между ним и Эдди, Тео, Колином. Они не были друзьями ему с самого начала, он был лишним на змеином факультете. И все же, что-то произошло.
    Может быть дело было в его личном обаянии. Может быть, в статусе Наследника Слизерина, может быть, в его уме и прочих талантах, в невероятной силе, может быть, в том, что он без вопросов принял на себя командование факультетом ещё даже не будучи старостой, неожиданно став его центром. Любая из этих причин могла стать основополагающей, но все же, пожалуй, дело было в них во всех.
    И вне зависимости от того, что Том говорил и вне зависимости того, что он показывал прилюдно, он был привязан к тем, кого назвал Рыцарями не менее сильно, чем они были привязаны к нему - это было тесное сплетение вассальной преданности, уважения, дружбы... и условного равенства. Они не были равны Тому, но мало кто в этом мире был равен ему или, что важнее, его потенциалу, но, тем не менее, даже не стоя на одной с ним ступени, они были ближе всего к нему не только магически, но и ментально. Этого не следовало забывать.
    А ещё они были одарены. Конечно, это были не талантливые сиротки вроде Тома, в руках у которого спорилось любое дело и единственным вопросом успеха чаще всего становился его интерес да и только. Тем не менее, они были талантливы, в своем, но достаточно для того, чтобы Риддл видел их будущее не лишенным признания и статуса не только по праву крови, но и за дело.
    И все же, даже не смотря на то, что они были повязаны раз и навсегда общим убийством, общим укрывательством и общим, ещё совсем детским, шагом за границу закона, Эзру Эйвери Тому иногда хотелось удавить. Бить по лицу долго и вдумчиво, до тех пор, пока от него не останется неприятная розовая каша. Бить так, чтобы стереть с его лица эту вечную улыбку, чтобы выбить из горла и из головы всю эту тягу к похабным шуточкам...
    Том как раз мимоходом вспоминает какую-то очередную язвительность Эйвери в ответ на его слова, как дверной колокольчик, выполненный ввиде раззявившей пасть горгульи (говорили, на воров эта горгулья бросалась не хуже сторожевого пса) издает скрежещущий звук и Риддл, ещё не поднимая головы, здоровается самым вежливым тоном, чтобы замереть на полуслове и изогнуть приподнятую бровь каким-то таким, неповторимым, очень Риддловским движением.
    - Вспомнишь черта, вот и он, - относительно миролюбиво отзывается Том, окончательно выпрямившись над стойкой и положив на нее ладони. - Какими судьбами? Пьянствовал в местном баре и решил похвастаться перед дамами Рукой Славы? Скидку не дам.
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/dNqi6.gif[/AVA]
[SGN]

Спи, моя Британия
Скрытая, тайная

http://s5.uploads.ru/f1eEJ.gif

http://s9.uploads.ru/bzQJP.gif
Такт твоего дыхания -
Мой брегет.

[/SGN]

+4

4

- А я все думал, это ты здесь полезные знакомства заводишь или кто другой... - парирует с порога Эйвери, с широкой улыбкой заходя в торговое помещение и стряхивая на идеально чистый пол налипший на сапоги снег, - эльфы уберут. Есть они тут у вас? - очищающее слетает с губ машинально, несмотря на сказанные слова - некоторые моменты воспитания не выбьешь даже палкой, посему порог и полы лавчонки остаются идеально чистыми, каковыми и были до визита волшебника. Хотя, такой исход вряд ли имеет отношение к инстинктивно хорошим манерам, скорее, к ужасу от перспективы нагадить на крыльцо Тому Риддлу. Да ну к Гринлевальдовой бабушке.. Пара шагов к прилавку, и Эйвери протягивает руку Тому, обманно завершая манёвр и невесомо стряхивая с плеча Риддла невидимую пылинку. Лорд нетактилен - это известно со школьной скамьи - лёгкий кивок, и Эзра кротко склоняет голову в знак приветствия. Большего и не надо. Сколько они не виделись? Неделю? Да, пожалуй, что не меньше - школьные годы с ежедневными вылазками в тень остались за спиной. Однако, сколько бы времени ни прошло, будь то год или пара часов - мало что изменится в самом Томе, равно как и в отношениях между ними. Иначе говоря - ничего: презрительная снисходительность с одной стороны сочеталась с вынужденной уважительностью с другой, видимо, настолько гармонично, что их называли друзьями. Если, конечно, Том Риддл умел дружить. Тем не менее, он старался, а потому и Эзра временами да и осекал сам себя, хотя, ещё неизвестно, делал ли он это из некоего понимания и уважения к Тому, или же из обычного чувства вполне себе человеческого страха перед более сильной и жестокой особью. Животные инстинкты редко подводили Эйвери, вот и теперь он спокойно смотрит на Тома, кивком головы словно спрашивая разрешения на диалог и, отходя от прилавка, идёт вдоль заставленных всевозможным товаром полок магазинчика:
- Ты навёл здесь порядок, Милорд, - его голос негромок и вкрадчив, - нет, Рука Славы мне без надобности, - Эзра замирает, оборачиваясь к собеседнику, - но я не ожидал внезапной встречи. Как твоя жизнь, Том? Все ли складывается?

Отредактировано Ezra Avery (2018-02-28 10:26:14)

+4

5

В лавке Боргина домовых эльфов не было. Впрочем, в жизни Боргина единственными номинальными домовыми эльфами были те, которых он встречал в местном же толерантном баре, а единственным фактическим - сам Том, который этот свинарник и убирал.
Потому Эзра, если бы вовремя не одумался, имел все шансы вытирать пол самим собой.
Не то что бы Том был сильно зол конкретно на него, просто чем дальше, тем сильнее он был на взводе. Из-за своих поисков, что из-за небрежности отца Боргина в ведении отчётности, никак не могли увенчаться успехом. Из-за Рикарда с его, дьявол подери, свадьбой. Из-за Гарвана с его пьяными домогательствами и такими же пьяными слезами после.
Если бы можно было наложить на него Империо и продолжить поиски самостоятельно, Том бы продолжил, все равно Боргина толком никто не видел трезвым. Но это было рисковано, а рисковать из-за какого-то алкоголика Риддл хотел меньше всего.
И потому - терпел.
Он не говорил о своих поисках никому, кроме Рика, потому что никто другой попросту не имел права видеть его сомнения, его... душу, если так можно было сказать. Никто не должен был знать, с каким трудом он искал свое наследие, проданное, некогда, за несколько монет. Никто не должен был знать, что медальон Слизерина обменяли, буквально, на еду.
Том чуть заметно морщится, когда Эзра стряхивает с его плеча несуществующую пылинку. Он не любит близкий контакт и потому ненавязчиво отстраняется, разрывая его.
- Складывается, - он чуть заметно пожимает плечами и щурит глаза, пытаясь понять, шутит Эйвери или нет. - Если бы в нашу прошлую встречу ты слушал, а не разговаривал, может быть и запомнил, где я теперь работаю, - Том прислоняется к прилавку и смотрит внимательно. - Так какими судьбами?
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/dNqi6.gif[/AVA]
[SGN]

Спи, моя Британия
Скрытая, тайная

http://s5.uploads.ru/f1eEJ.gif

http://s9.uploads.ru/bzQJP.gif
Такт твоего дыхания -
Мой брегет.

[/SGN]

+3

6

- О, я слушал, - Эйвери улыбается, стоя по другую сторону прилавка и оглядывая замысловатый и пестрый ассортимент лавки Боргина. У него нет какого-либо интереса к выложенным на витрину товарам, скорее, некое любопытство к нем вещицам, что на полки не попали и хранятся подальше от глаз случайных посетителей. Но даже в этом случае, ничего конкретного Эзра не ищет. Зачем? Для личного пользования в исследовательских интересах лавка Боргина не является ключевым объектом. А для их общего дела... Что ж, Том находится здесь денно и нощно, блюдёт вахту без устали, а Лорд - человек крайне блюдущий, чтобы упустить нечто поистине достойное внимания. Иными словами, если что-то нужное подвернется - оно не ускользнет.
- Ты не в худшем положении здесь, Том, - он со знанием дела вздыхает, участливо кивая, - Рикард, вон, собирается поклясться в вечной любви и верности моей сестрице. И не то, чтобы я против развития его личных отношений, но согласие на брак с этой мамзель - сильная заявка.
Он вглядывается в полку с рукой славы, думая о своём и автоматически проводя пальцем по основанию подставки экспоната - ни пылинки на узкой выемке красного дерева. Усмешка. Том Риддл и в Африке Том Риддл - его практически маниакальная аккуратность и въевшаяся, наверное, с желанием смыть сиротскую вонь приюта, чистоплотность не покидают Лорда нигде.
Мысли о Рикарде и Лавинии приходят в голову сами собой - Эйвери помнит выражение лица Лорда, когда речь заходит о свадьбе Лестрейнджа: едва ли можно описать его как «спорное». Однако, Тому, наверняка, покоя не даёт сам факт женитьбы лепшего друга, сопряжённый с некоей утратой трепетного внимания к его персоне. Хотя, с точки зрения Эзры, переживать Лорду не о чем: будь невестой Рика хоть сама Королева, в приоритете его взглядов всегда будет стоять высокая худощавая фигура Тома.  Самого же Эйвери надвигающееся событие волнует лишь по одному вопросу: «какого гоблина лысого?» Конечно, родители ещё с пелёнок составили прекрасный дуэт в лице Лестрейнджа и Лавинии, но Рик - его друг. Его, а не ее. И вот это положение «меж двух огней», когда вопреки дружбе и мужской солидарности ты должен, вроде как, ещё и интересы родной по крови сестры не ущемить - это ни в какие ворота не лезет. Эзра высоких братских чувств к Лавинии отродясь не питает, но это совсем не отменяет того, что он убьет за нее. По умолчанию. Равно как и за Лестрейнджа. И вот как тут быть, спрашивается? Разве что взять с обоих слово не доводить свой брак до подобных ситуаций, а в случае оных - убить обоих.
- А ты что думаешь об этой романтической авантюре?

+4


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Любовь и голуби