картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Солнечный октябрь


Солнечный октябрь

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Солнечный октябрь


По договоренности,
но вообще закрытый эпизод


визуализация

http://s8.uploads.ru/xsOnk.jpg

Участники: Severus Snape, Lily Evans

Дата и время: октябрь, 1978

Место: случайное

Сюжет: Северус Снейп давно не получал вестей от той, кому было даровано его сердце, он потерял всякую надежду на ответ. Но однажды яркое и до одури ослепляющее солнце заглянуло и на его улицу.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-09 01:10:55)

+1

2

Лили часто навещала родителей, поэтому не являлась такой уж редкой гостьей в Кокворте. Так и сейчас, выйдя из родного дома, она свернула в проход между такими же безликими и будто омертвевшими домами. У неё было время передумать. Сонная пыльная улица. Глуховатый перестук каблуков, скрип новой сумки, шорох пальто. Фабрика с её выбросами (пришлось сунуть нос в шарф – и когда она успела отвыкнуть?). Здесь ещё теплилась жизнь, хотя часть домов в районе и пустовали, провожая её заколоченными – ослепшими – оконными проёмами. Кое-где в окнах она видела свет. Наверное, за ней наблюдают. Наверное, стоит быть осторожнее.
Впрочем, прятаться как? Куда? В длиннополом коричневом пальто при клетчатом шарфе и рыжих волосах она была редкостно ярким пятном. Ещё и в туфлях. В мастера скрытности не годилась точно.
Её целью был очень хорошо знакомый дом, самый последний в Паучьем тупике. Лили глянула в окна, ища между занавесками свет, признаки жизни, хоть что-то. Знак, может? Нет. Никаких знаков, Господь не несёт ответственности за её решение. Хотя Лили и сама не могла точно сказать, зачем сюда пришла. Возможно, расставить все точки над ё.
Сжала крепче в ладони ремень сумки и постучалась.

Отредактировано Lily Evans (2018-02-09 01:52:05)

+3

3

Стук в дверь без предупреждения. Он возвращает к реальности после прочтения. Северус оторвал свой длинный нос от книги.
Сегодня гостей он не ожидал. Доб был защищен от магглов. Кого принесла нелегкая?
Северус аккуратно выглянул из бокового окна, и сердце рухнуло куда-то вниз и замерло, перехватив дыхание.
Он мог увидеть кого угодно, даже не удивился бы, если бы это был Дамблдор.
Окно выходящее во двор играло красками осени, и в том, золоченом убранстве листвы, на пороге его дома стояла рыжая девушка.
Лили?
Северус как стоял, так на том месте и  окаменел, вцепившись худыми пальцами в старую, запыленную занавеску. Он выглянул в окно, как бы надеясь, что это возможно было видение и ему показалось, а значит через момент все развеется, и девушка исчезнет.
Но нет, она все еще была там, не исчезала, и вроде как уходить не собиралась.
Снейп осторожно подошел к двери и нерешительно взялся за дверную ручку, еще секунда нерешительности и он мрачно открывает дверь, окинув девушку взглядом сумрачного зверя. Вид у него, конечно был не лучший: синяки под глазами от постоянного недосыпа, бледная кожа, еще бледнее, чем в школе - похоже, что свое жилище Снейп давно не покидал, какие-то черные лохмотья, отдаленно напоминающие старый свитер и драные джинсы. Волосы, свисающие лохмотьями и придающие ему вид нечесаного вампира.
- Привет, - немного отстранено здоровается он, все еще не понимая, настоящая Лили стоит перед ним или "обманка". Опомнившись, он неловко отступает с порога и жестом приглашает войти в дом. Его взгляд меняется на болезненный, как только сталкивается с ее зелеными глазами, и чтобы подавить эту слабость, он суетливо прикрывает дверь, идет вглубь дома за чашками и чаем
- Что случилось? - в этом вопросе нет обиды или злобы, Снейп не стремится ранить, его тон нейтральный. Есть только одна причина, по которой Лили могла обратиться к нему, не отвечая, при этом, на письма - ей что-то нужно было от него. Наверняка, сварить какое-нибудь сложное зелье, а попросить об этом в письме было бы неловко. Вот потому она и здесь, - думал Снейп, заваривая травяной чай.
И он прекрасно знает себя - не откажет. Сделает все о чем Лили попросит. Он даже не будет пытаться отказать, утонув в омуте ее глаз, он просто согласится и сделает. Что угодно.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-09 15:41:03)

+5

4

Краем глаза Лили отметила движение и резко повернула голову. Занавеска колыхнулась, а значит, дом не пустовал. Ей повезло. Она поискала внутри волнение, но не нашла его. Мысли тоже куда-то делись. К лучшему. Воспоминания не отзывались болью, стало быть, время лечит.
- Привет, - эхом откликнулась Лили. Внешне – прежняя, ровно та же, что тогда, последний раз, на выпускном. Внутренне… предстояло узнать. Неуловимо изменился взгляд. Испытующий, ожидающий, внимательный.
Пока Северус рассматривал её, она рассматривала его. Поджала губы. Опустила взгляд, тот изумрудной змейкой скользнул вправо. Так и шагнула внутрь. Дом окутал теплом.
Что это, Лили? Сомнения?
Время течёт медленно, словно густой мёд. Кажется, встретившись, они вызвали резонанс и сама Природа сотворила для них отдельный временной поток. Лили позволила ему оторваться, снимала пальто, шарф, оставаясь в вязаном платье. Неслышно скользнула следом, ступая на носках. Хотя дом был настолько стар, что предательская половица могла скрипнуть под ногой.
Может, к лучшему.
- Ты хотел поговорить. - Она вынула его письма из сумки и положила рядом с ним. Я пришла, могла добавить она. Я слушаю, могла добавить она. Что с тобой случилось, Северус? Могла спросить она. Ничего сверх не прозвучало. Лили грызли... сомнения.

+3

5

Свой собственный почерк, вензеля Снейп, конечно же, узнает. Не потому он так долго в них всматривался, а затем, что надеется на то, что все происходящее - видение, дурной сон, который скоро закончится.
Мир вокруг потемнел и сузился к центру событий. Северус стоял посреди комнаты, застыв с чашкой в руках, не спуская глаз с собственных писем. Лицо не менялось. Зато внутри все перевернулось - сердце стучало так, что готово было вырваться наружу. Она пришла его послушать.
Незаметно дрожащей рукой, краем пальца он двигает верхний конверт, под ним точно такой же. Это не может быть обман или иллюзия. А может просто Северусу хочется поверить в эту действительность... Вот только...определенно поздно все это.
Он столько ждал, надеялся и успел потерять надежду - та закатилась в самые глубокие щели этого дома и достать ее оттуда не представлялось возможным.
- Ты бы могла просто вовремя на них ответить, -  холодно отозвался он поморщившись, одернув руку от письма, как от огня, - зачем же утруждать себя теперь? Я не собираюсь тебя ждать целую вечность, - он на нее не смотрит, разглядывает что-то сбоку от нее и врёт.
В первую очередь сам себе.

+2

6

Это был нечестный приём. Бесчеловечный. Сумка приткнулась у стола, Лили обняла себя за локти, зябко поднимая плечи. Температура в комнате не изменилась, впрочем, это и не было по-настоящему важно. Она принимала это условие. Теперь она стояла и смотрела, в голове теснились слова, роились мысли, безумно стучало, подкатив к горлу, сердце. И она молчала. Слушала его обиду, прорывающуюся с холодом, принимала её как должное.
- И тем не менее, - слова звучат будто не её, словно она нырнула в омут памяти и смотрит чужие воспоминания про себя, - ты впустил меня в свой дом.
Лили протянула руку к оставшейся на столе чашке и обвела кончиком указательного пальца по краю. Подцепила, поднесла к губам и сделала глоток. Её взгляд при этом был прикован к нему. Чашка вернулась на стол. Лили привалилась к столу бедром, лицо было задумчивым.
- Поздно, - она повторила, попробовала на вкус это слово. Она не уходила и как будто заполняла комнату собой, оставаясь на месте. Наполняла звуком своего голоса, запахом – мята с корицей – и яркостью. Ещё немного и бежать будет некуда. Ты обижен, ты оскорблен, тебе больно – как тогда, и как тогда ты пытаешься втиснуть эту боль в меня, могла бы сказать она. Но вместо этого сказала другое: - Рада видеть тебя живым и здоровым.
Она взяла чашку обеими руками, обняв, греясь ею. Улыбнулась ему искренне, тепло – как прежде. В её словах скользило невысказанное ”рада, что ошиблась„. Помолчать о чем-то как раньше тоже был выход. Лили стояла и смотрела на него, ей казалось, что он вот-вот бросится прочь, в угол, будет защищаться, атаковать, потому что чувствует в её визите угрозу. Была ли угроза? Нет, Лили видела его таким и отчего-то ощущала облегчение.
Как будто бы ничего не было.

Отредактировано Lily Evans (2018-02-09 17:14:02)

+3

7

В стенах резко стало тесно и душно. Захотелось уйти. Возможно так бы он и поступил ( о чем возможно и догадывалась сама Лили), но была загвоздка. Снейп не был способен сдвинуться с места, будто его кто приковал. Он медлил и размышлял.
- Да, впустил, - отстраненно выговорил он наконец-то, ну а что ему ещё было делать? Сказать "убирайся" так и сейчас может такое сказать, но зачем? Она пришла мириться, разве не видно.
Ах, да, она ведь ждёт повторных извинений. Но их не будет. Сколько можно, он и так унижался, страдал, разве что в ноги пока не бросался. Хотя, минуту назад он бы мог так сделать. Рухнул бы, хватая за край вязанного платья и умолял бы не уходить, остаться, за все простить, стоило ей только развернуться на его реплику и пойти к двери.
Но она не стала так делать, а вместо этого глотков чаю, улыбнулась, завела беседу, как прежде, как давно это было, словно в прошлой жизни, хоть и не так давно.
Он медленно поднял глаза, потом быстро опустил взгляд, не в силах задержаться так надолго. Лицо спряталось за волосами, только нос торчал, Снейп неуклюже обнял свою чашку, чуть не выпустив, пока подносил ко рту.
- Я тоже рад...что с тобой все в порядке, - беседа не складывалась, но обрывать ее совсем не хотелось.
Сказать-то было нечего. За эти месяцы ему пришлось пережить многое. Возможно, даже больше, чем за последние два курса школы. И он стал другим. Теперь он больше не был тем мальчишкой из тупика маггловских квартала, раскачивающиеся по ночам на тех качелях, что напротив. Он думал о том, что мог бы вычеркнуть ее из своей жизни, убить Поттера, а потом, стать частью лучшего мира, исключительного положения и мощи.
Вот только... Этот запах, предательски разлагающийся у него в ноздрях, разрушил стену, что он так усердно строил.
Давай, дурак, скажи, что не любишь, скажи прямо сейчас, проси прощения и признавайтесь, она ведь к тебе пришла, у вас с ней все ещё впереди, а вдруг поймет, примет таким как ты есть на самом деле. Вы оба обретёте шанс на это.
- Знаешь...- нерешительно начал он, - ты почти не изменилась...- но вдруг, пробежала догадка и он сменил направление, задав тот вопрос, который его мучил последние три месяца, - и что Поттер, вы больше с ним не встречаетесь?

+2

8

Этот вопрос заставил её внутренне подобраться. Будь она более жестокой, то, вероятно, расцвела бы в улыбке. Снова. Поставила бы чашку и достала из сумки приглашение на свадьбу. Хочу, мол, чтобы ты присутствовал. Чтобы видел мои взгляды, обращенные на него. Слышал свадебную клятву. Могла ли она причинить ему такую боль? Нет. Нет. Ни за что. Никогда. Но этот вопрос она и вправду ждала.
- С ним всё в порядке, спасибо, что спросил. Да, встречаемся до сих пор. – Её голос звучит спокойно, как будто немного монотонно. Как будто она пыталась пленить его, отвлечь, заставить забыться. Так поют сирены.
Что-то надломилось. Не в их отношениях – здесь всё было понятно давно. Ей казалось, будто что-то изменилось в нём самом, что её присутствие помешало. Заставило вспомнить – и не только её. Пугала ли её мысль, что она могла ошибиться, обмануться? Нет, не слишком. Она была готова принять последствия.
- О чём ты хотел поговорить? – напомнила о собственной цели. Поздно. Когда-то он слышал это слово, поймал, принял, теперь оно вернулось к ней. Стоит ли Лили научить его поговорке ”лучше поздно, чем никогда„? Она поставила чашку. Снова этот испытующий взгляд. Она ищет в нём что-то ещё. Кроме его облика, кроме ощущения затравленности, кроме балансирования на грани. – Ты ведь чего-то ждал, когда позволил войти.
На что-то надеялся. Рассчитывал. Вряд ли на то, что она с порога сказала бы ”я рассталась с Поттером„. Разве это не сделало бы ещё больнее? Разве не показало бы ему, что он оказался запасным вариантом? Они оба слишком хорошо знали, что в этом случае она бы не явилась.
- Моих извинений? За неурочный визит. За неотвеченные письма. За мой выбор. – Голос нарастал. За твой выбор, могла бы сказать она. Но не стала. Лили прикрыла глаза. Выдохнула: - Прости.
Улыбнулась. Ты прав, могла бы сказать она, уже действительно поздно. Эти слова невысказанными повисли между.

+1

9

Ну почему же? Снейп не отказался бы побыть и запасным вариантом. Он не настолько дорожит своей гордостью, чтобы отказываться от второго шанса. Но, увы, все сложилось иначе. Он позволил себе немного помечтать, что было бы, если бы Поттер вовремя закончился, где-нибудь на квиддичном матче и он бы не обозвал Эванс грязнокровкой.
Но она бы все-равно попыталась бы тебя изменить. Как Минерва, как Дамблдор, как все гриффиндорцы.
Эта мысль отрезвила. Пусть начнут с себя, для начала, или уйдут с дороги. Таким нехитрым выводом Снейп поставил точку, обыскал глазами полки на которых стояли зелья, нашел один пузырек, подошел, взял его тонкими пальцами и откупорил. По кухоньке разнесся аромат, для Снейпа он пах мятой и корицей, а еще рождественскими апельсиновыми корками.
- Знаешь, что это? - догадаться не сложно, интересно, чем пахнет Поттер? Еловыми шишками и иголками, или липкой и потной майкой с номерным знаком квиддичного игрока, он закупорил пузырек и протянул Эванс, - дарю, -  отгоняя от себя красочную картину целующейся с Поттером грязнокровки, Северус презрительно ухмыльнулся, - твой выбор - это твой выбор, а теперь уходи, - он нахмурился еще пуще прежнего, ухмылка пропала с его лица, сменяясь угрожающим блеском в глазах, медленным движением он вынул палочку,  и отстраненно, немного с расстановкой проговорил, - Убирайся. Эванс. Я больше не хочу тебя знать, - не повышая голоса, ровным тоном произнес он, стиснув палочку.
Глупо надеяться, что эта псевдо-дружба закончилась бы хорошо. Она настолько глупа, что не понимает насколько это больно и неприятно? Он должен все это терпеть, ради нее? Ей хорошо, у нее есть Поттер и можно в любой момент прийти к Северусу и упасть на плечо со словами "Сев, ты так дорог мне, ты такой милый и хороший, давай же дружить и быть вместе". А ведь и правда, на что он надеялся, когда впускал ее в дом?

Где-то за спиной жалостливо треснула чашка, развалившись на два грубых осколка. Наверное, он просто сильно ударил ее о стол, когда ставил.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-09 22:26:08)

+3

10

Да, догадаться о содержимом было просто: амортенция. Вызывает сильное влечение сродни любви. Странный выбор для подарка. Вероятно, его полагалось пить вместо яда, залпом, когда станет тошно от семейной жизни. Или?
Лили приняла подарок. Это ведь изысканный сорт издевательства над собой, когда впускаешь того, кем прежде дорожил, и позволяешь. Дышать, двигаться, говорить. Касаться. Есть в этой пытке что-то упоительно сладкое, верно, когда она едва ли смотрит на зелье, подставляя ладонь, и задевает пальцами пальцы. Впрочем, едва ли смотрит и на Северуса: кто угадает, что почудится ему в зелени глаз?
Она обратила внимание на чашку. Короткий острый взгляд – затем снова на Северуса. Что же, она наклонилась к сумке, забросила её на плечо уверенно и немного небрежно. Очень спокойно, хладнокровно. Она его не боялась. Хотя, видит Мерлин, пальцы похолодели.
Этими пальцами она взялась за нож. Скользнула по старой ручке, отполированной чужими руками, перехватила её уверенно и подняла на уровень горла. Белого, напряженного. Движение было резким, стремительным, она едва поморщилась.
В ладони лежала тёмно-рыжая прядь, свившаяся спиралью.
- Дарю, - очень спокойно, сократив расстояние между ними. Почему нельзя было просто уйти? Сейчас её можно ударить, она едва ли увернётся. И она… смотрит с вызовом?

Отредактировано Lily Evans (2018-02-28 05:45:23)

+1

11

Когда лезвие сверкнуло у горла, Снейп бросился, делая вслед за ней на один шаг вперед.
Какого черта?!
Вот только алых брызг ему здесь не хватало, красочно дополненных синеющим телом, распластавшимся у него на полу.
Нож чиркнул у самого края, минуя прозрачную кожу девушки, она повернулась и шагнула навстречу, протягивая прядь огненных волос.
- Дарю, - решительно произнесла она и обрушила свой взгляд на него так, словно под ним должна была земля разверзнуться.
Но не разверзлась. Снейп не ослеп и не провалился. Но этот вызов...
Она еще и издеваться изволит? Сам-то в своем глазу бревна не видит, конечно.
А может они просто друг на друга чем-то похожи и это им страшно мешает? И если раньше это помогло бы им объединиться, то сейчас только служит катализатором взрыва. Клубок нервов, намотанный так туго, что под натяжением эти нити рвутся.
Обезумев, Снейп хватает Лили за волосы. Не за те, что у нее в руке, а самым натуральным образом за голову и тянет к двери. Он же ясно выразился, что не хочет больше видеть ее, а она еще и дарит ему часть себя.

+2

12

На пол, распушась, упала прядь. Звякнул нож. Оружие она выпустила из рук инстинктивно, боясь причинить ему вред, нанести какую-то непоправимую рану. Впрочем, разве не это случилось сейчас, когда из глаз невольно брызнули слёзы от жёсткой хватки?
Она испугалась только в первые мгновения. Тонкий жалобный вскрик боли, она вцепилась в его запястье пальцами, путаясь в собственных ногах. Холодными, как у мертвеца, пальцами. Как всегда, когда страшно и больно, ему ли не знать?
Её волосы на ощупь шелковые и тёплые. Возможно, несколько рыжих нитей неизбежно останутся между пальцев, когда он вытолкнет её из дома. Возможно, окинув поле, смешно сказать, боя взглядом, остыв, он почувствует сожаление.
В какой-то момент она начала заваливаться, зацепившись каблуком.
Запрокинутая голова, плотно сжатые губы, широко раскрытые застывшие глаза. Слёзы в уголках. Беспорядочно упавшие на лицо пряди волос. Она знает, как вырваться. Она могла ударить его ножом. Могла прижаться – и ткнуть острым коленом в пах. Вывернуть пальцы. Вцепиться ногтями в его лицо. Ей доставало решимости сделать всё.
Но она не сделала. И кто бы ей объяснил – почему?

+2

13

Волос и правда на руке останется несколько. А еще отпечатается ее вскик, сгустится неприятным комком в памяти. Также, ее лицо с промелькнувшим на нем испугом. Нельзя поддаваться чувствам, это все слабость. А Снейп уже взрослый - таким он себя считает - для того, чтобы не обращать внимание на женскую ранимость.
Грязнокровка смеет им помыкать. Он этого не допустит. Она больше не завладеет его сердцем, никогда, и пусть знает, на что он способен.
Поворотов назад не бывает. Пусть катится к своему Поттеру, пусть ему сказки о добре и дружбе рассказывает, а ему и так хорошо. У него теперь есть свои друзья. Настоящие...
Он плотно сжал кулак, чтобы не вырвалась и выволок ее за порог дома.
- Я не могу тебя больше видеть, - он срывается на крик, - это ты сделала меня таким. Это все из-за тебя, - он злится. Искренне. На то, что она сюда пришла, на то, что он снова все испортил. И на то, что их дороги так быстро расходятся.
Бегло окидывает ее взглядом, осматривает весь двор - все, как и прежде, ничего не изменилось за последние 15-20 минут.
На его лице не читается никаких эмоций, он сдержан, выдают только слегка дрожащие руки и короткое движение палочкой, чтобы поразить обездвиживающим заклинанием.

+1

14

Лили отбросила волосы с лица, мотнув головой, выдохнула через нос резко. Сжала зубы до скрипа. Молчи, Лили. Его не волнует правда. Его ничего не волнует. Моя ошибка? Возможно, может быть, наверное, вероятно, скорее всего. Он хотел другого. Скорее всего того, что она не в состоянии дать, и, осознав правду, он разозлился. Моя ошибка? И да, и нет. Ей действительно не стоило приходить – она дала ему надежду. Ту, которая рухнула и от которой ему теперь так больно.
И, может, ему было больно от осознания, что она не будет ему принадлежать?
Она рванула его запястье, хрупкое и тонкое, изящнее её собственного, пытаясь вывернуть, отвести палочку от себя. Ее сил не хватило бы сломать ему руку да и не хотела. Только не позволить.
- Ты сам выбрал пойти их путем, - процедила она. Глаза её потемнели от злости. Кровь отхлынула от лица, в голосе клокотала сдерживаемая ярость. – Ещё до того, как… - она осеклась. Голос зазвучал разом глухо: - Это ты хотел поговорить. И я всё ещё готова тебя услышать. Если тебе нечего сказать, кроме обвинений, то я уйду. Сейчас. И ради всего, что тебе ещё дорого, Северус, не пиши мне больше.

+3

15

На миг, замешкавшись, Снейп отпускает, мягкий шелк ускользает из его ладони, оставляя на прощанье золотистого материалы для оборотки.
Она отводит палочку и разворачивается. Злится, как и он.
И пока Лили разгоняется, Снейп, в противофазу, холодеет.
Уйдет, конечно. Но не так, как ей этого хочется.
Перед глазами проплывают лица: Ник, срывающий маску, много других пожирателей, темный Лорд, ступающий еле слышно, наставник, подаривший книгу, и сколько событий... Так можно перечислять до бесконечности. Наверняка и умру с ними.  Абсолютно уверен.
Все они, в некотором роде, теперь его новая семья. А семья - это святое, ее нельзя обижать.
Путь пусть и проклят изначально, но Снейп полюбил его всею душою. Может, потому, что с ним вообще связаны самые сильные впечатления. Просто подлая память угодливо подсовывает какие похуже.
Именно сейчас можно было осознать, что то, что когда-то произошло в школе не так уж и трагично. Принять решение не трудно, если ты понимаешь зачем это делаешь. Обширный взгляд во двор, за забор на дорогу, проникнуться сознанием и тут же гнать мысль о том, что все происходящее - просто фарс. Чья-то шутка. Нельзя ничего изменить. Но можно повести себя по-другому, более неприлично и продолжить жить дальше. А она пусть как хочет.
Но обернуть все это в шутку не получится, Лили лишает выбора, проведя черту она заставляет сделать выбор здесь и сейчас. Как когда-то в школе...
Но тогда Снейп не знал, что ему делать, а сейчас - знает. Да и с выбором своим он давно определился.
Заклинание летит в ее сторону, она безоружна, а он в шаге от нее - прямое попадание.
Да, это он хотел поговорить, дурак, что отшвырнул этот шанс, разбив его на осколки, словно вазу о стену.
Снейп не смотрит в глаза, сосредоточенно  и отстранено делает то, что считает правильным в данной ситуации. Это такой подарок ей и ее драгоценному Поттеру.  Пусть живут долго и счастливо, а о нем забудут. Нет его больше ни в ее сердце, ни в этом доме, ни в этом мире. А может и не было вовсе до этого, кто знает...
Он возвращается в дом, чтобы подобрать с пола прядь упавших волос, возвращается, трансфигурирует обрез до нужной длинны, прядь кладет в карман. Отстранено поправляет ей на плече сумку, отходит, оставляя ее стоять на пороге.
- Да, я пошел вслед за ними... Ты ведь это хотела услышать, - без сожаления или угрызений совести бросает он, - но ты никогда не поймешь зачем я это сделал. Прощай, - отталкивает он ее поспешно, не зная, какими последствиями это может ему обернуться.
Он еще раз быстро окидывает ее взглядом, осматривает весь двор - все, как и прежде, ничего не изменилось за последние 15-20 минут.
На его лице не читается никаких эмоций.
- Обливэйт! - кончик палочки прощально смотрит в ее сторону, тоскливо затягивая в себя все то, что происходило отмотав до момента, пока Лили не постучалась в дверь. И даже если ей захочется посопротивляться - пусть. Он вырвет с корнем сегодняшнее воспоминание и самым ярким пятном в ее голове останется только то, что когда она ступала на его порог, на дворе была осень. Завершив круг чистки, Снейп стряхивает палочку, снимая оцепенение в момент закрытия двери. Все обрывается на хлопке двери. Он успевает возвести оглушающий барьер вокруг себя (Muffliato), чтобы скрыть тяжелое дыхание, слезы, и позорное шмыганье носом. Опускается на пол, замирает, прислонившись спиной к двери.

чары

*Immobulus - P, F - (лат. immobilis - "неподвижный")
Голубая вспышка. Обездвиживает жертву, парализуя скелетные мышцы. Может обездвижить как полностью, так и частично (в этом случае в формулу заклинания необходимо подставить латинское название части тела). Эффект длится от нескольких минут до часа, спадает сам. Может использоваться для отключения электронных устройств.
*Muffliato (англ. muffle - “приглушенный звук”)
Накладывается на небольшую территорию, делает невозможным подслушивание. Любой, кто попытается подслушать разговор магов, находящихся под этим щитом, услышит только неясное бормотание. Известно также Лили Эванс.
*Obliviate / Memory Charm - R (лат. Oblivio - «забвение, забывчивость»)
Удаляет воспоминания из памяти жертвы. Не владея легиллименцией невозможно избирательно стереть воспоминания, только полностью за ближайший период времени (от последних 5 минут до последних нескольких часов). Легиллимент сможет заместить стертые воспоминания сфабрикованными, маг, не владеющий легиллименцией - нет. Сильный легиллимент сможет действительно полностью стереть воспоминание, в иных случаях оно сохранится, просто будет заблокировано, и может быть обнаружено опытным и сильным легиллиментом. При неверном или неаккуратном исполнении заклинания может привести к повреждению рассудка объекта.

+3

16

Она всё понимает. В тот самый момент, когда тело отказывается ей подчиняться, она понимает всё. И – не понимает ничего.
Она бы хотела, наверное, что-то ещё сказать, но он заткнул ей рот. Лишил возможности действовать. Что же, ей остаётся только смириться. Возможно, встретить смерть, сделать это достойно.
Лили узнает заклинание раньше, чем оно звучит полностью. Это странно. Это – зачем? Чтобы она пыталась снова, он этого хочет?
Больше она не успевает, пожалуй, ничего. С неё спадает оцепенение. Она повторяет стук, обнаруживая, что забыла пальто и шарф. Торопилась к нему? Осенняя прохлада закрадывается под тонкое платье, вынуждая поднять плечи и натянуть рукава до кончиков пальцев.
Она оглянулась. Пусто. Не у кого спросить, брошен ли дом. Снимает с ресниц слёзы кончиками пальцев – от ужасных газов?
Снейп слышит скрип авторучки по бумаге. Шорох, когда она неловко просовывает записку между дверью и косяком. Звук шагов, когда она уходит.
Наверное, хорошо, что он забрал воспоминания. Ей не придётся прятать от самой себя память о том, чем пахла амортенция. Найдя которую вместо писем в сумке, она страшно удивится. Потом.

+3

17

Мальчишка плачет и стенает за дверью собственного дома, пока та, которую он любил сильнее собственной жизни, стучит каблуками по двору, покидая его.
Нужно было бы вскочить...добежать до калитки, вернуть...и снова попытаться все исправить.
Пальцы впились в пол и Северус взвыл, задохнувшись болью.
За что? Зачем ему это испытание? Как бы оторвать кусок души и выбросить в помойку, забыть навечно...

- Лили, - сорвавшийся тихий стон заглушило заклятие и Северус отрешенно всхлипнул в последний раз, перед тем как заставить себя подняться на ноги. Вставая, он задел рукой письмо, просунутое в щель, задержался на нем безжизненным взглядом. Серое лицо осунулось, глаза раскраснелись от слез, он устало поднял записку, и тут заметил брошенное неподалеку пальто и шарф.
Но он был так разбит, что поделать что-то с этим уже не был в состоянии. Лишь только взвыл повторно, обтирая ладонью в лицо  и побрел вглубь дома.
А потом, он стоял у камина с письмом, которое ему мешало думать. Время для него остановилось, он понимал, что нужно покормить пламя, даже не распечатывая - так бросить эту проклятую записку. Вдруг  там что-то такое, что заставит усомниться  в правильности принятого решения, пожалеть о содеянном...Хотя, пожалуй, он и так жалел.
Он долго так стоял, минут двадцать, почти не шевелясь, пока не затекли конечности и пока пламя, догорая, превратилось в угли.
Вот тогда он, словно под тяжестью свинца, поднял руку и раскрыл записку.

Когда глаза пробежались по строчкам, последних букв уже почти не было видно их затянуло слезной пеленой. Ему хватило первых слов, чтобы повторно начать реветь... а после этого...ну а что обычно после такого происходит у юнош, не достаточно слабых, чтобы лишиться чувств, но достаточно храбрых, чтобы не покинуть жизнь? Наступает ежедневное существование, разбавленное никчемностью бытия.

Отредактировано Severus Snape (2018-02-13 03:21:38)

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Солнечный октябрь