картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как будто ты меня помнишь, пока не любишь, но ждёшь.


Как будто ты меня помнишь, пока не любишь, но ждёшь.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Как будто ты меня помнишь, пока не любишь, но ждёшь.


Закрытый эпизод


http://sg.uploads.ru/zoIrf.gif

Косимо Коррадо, Примроуз Де ла Круа

начало 1973 года

Париж

на просьбу игоря остаться
оксана просит уточнить
остаться в девках или в дурах
друзьями или до утра (с)

+1

2

Зимний Париж ни чем не отличается от большинства других городов переполненных снежной кащецей, через которую с трудом передвигают ногами люди. Февраль ослепляет непривычным после декабря голубым небом и солнцем, от которого хочется чихать. Косимо стоит у пресловутого Собора  Парижской Богоматери и ждет заказчицу. Он еще ни разу ее не видел, но их связной, зная привычки Коррадо – ха, он правда думал, что знает их – предупредил его о двух вещах: дама редкая красотка, и у нее недавно умер муж.
   Дам в трауре у собора хватает, но вот от них отделяется одна фигурка: она теребит в руках платок. И идет по кашеобразному снегу на тротуаре на редкость легко и ловко. И его не обманули, грустная и слишком юная и свежая для вдовства девушка очень красива.
   В другой ситуации определив своего клиента, он бы поторопился как можно скорее избавиться от скучной обязанности: артефакт отдал, денег получил – или не получил, так как за все было уплачено заранее. Но сейчас, он просто стоял и смотрел на молодую женщину, думая, что пожалуй с нее можно было бы написать Мадонну. Он-то наивно полагал, что в своей жизни видел только одно столько гармоничное и правильное лицо, кроме своего собственного. Но судьба была к Косимо исключительно великодушно, старательно отсекая весь его нарциссизм.
    В любом случае, клиент с каждым шагом становилась все ближе, и тут понял, что уже видел ее в светской хронике. Ее муж проигрался и покончил с собой. Он и тогда на черно-белой колдо-фото отметил, как хороша новоявленная вдова. Но все-равно в реальности женщина производила куда более потрясающее впечатление, чем на колдо.
    Он вежливо наклонил голову, а когда дама прошла мимо, окликнул ее, как и договаривались, предварительно подняв из снежной кашицы платок.
- Сударыня, вы обронили.
    Вместе с платком она должна была взять из его руки и мешочек со своим заказом.

+4

3

Примроуз стала вдовой чуть больше месяца назад, и носила траур, прекрасно зная, как идет ей черный цвет. Упокоившийся на дне Сены на днях Людвиг больше ее не беспокоил. И она хотела подарить брату что-то особенное, с одной стороны подходящее его возрасту, с другой что-то, что он не сочтет таковым. А значит не решит, что сестра считает, что он все-же еще мальчишка.
Она любила Габриэля и не хотел его обижать, как и вручать в его руки что-то опасное.
   В конце концов, выбор нашел: достаточно не законный, чтобы порадовать его, но и не достаточно страшный, чтобы погубить.
   С поставщиком товара она связалась через посредника, и только сейчас должна была увидеть впервые. Но мужчины в этот раз не подвели.
   Смуглый для этой холодной и промозглой зимы, с небрежно разметавшимися от ветра темными волосами, в которых уже появились первые снежинки, он стоял ровно там где должен был и во время. Де Ла Круа откинула вуаль, которая скрывала верхнюю половину ее лица в храме, но по такой погоде превращала передвижение в издевательство, и двинулась в его сторону. Хотя, любой кто смотрел бы на нее стороны, уверенно утверждал бы, что рассматривала она вывеску за спиной, чуть правее незнакомца,  Примроуз успела искоса оценить черты лица незнакомца и его фигуру. Он был словно вырезан из угля, но черты лица еще бережно сглаживала мальчишеская молодость. Безусловно, он мог считаться привлекательным. Но вокруг девушки крутилось слишком много привлекательных мужчин, чтобы придавать этому значение.
   Условный сигнал прозвучал, стоило ей оставит его за своим плечом на шаг. Де ла Круа обернулась, улыбнулась.
- Благодарю вас, мсье, - она забрала из его руки свой платок и заказ, и они тут же исчезли среди темного кружева и оборок . На этом инцидент можно было считать исчерпанным.
Заказ выполнен. Пока-пока.
  Однако парой дней спустя, когда Прим тихо-мирно предавалась поеданию салата и попиванию апельсинового сока в магловском (как это не вульгарно) кафе, на ее столик легла чужая тень.
Молодая женщина подняла лицо и коротко улыбнулась.
- Мсье? Вы меня преследуете? – она не видела смысла знакомиться заново.

+4

4

На деле косимо вовсе не собирался преследовать прелестную леди. Но впечатление она на него произвела, а статья в газете – найденной случайно у его коллеги по ремеслу на столе – повествующая о том, что это красавица еще и не замужем… вдохновила. В конце концов, свежеиспеченная вдова – значит не замужем.
   В общем, он лениво вспоминал прелестный носик и цвет пухлых губ, не говоря  уж о талии, чей изгиб выгодно подчеркивало темной вдовье платье.
   И тут увидел ее: в большом стеклянном окне магловской кофейни. «Мимолетное виденье, гений чистой красоты?» - сейчас Косимо не смог бы точно сказать от кого именно – может быть и от отца – слушал эти строчки. Он остановился, моргнул, думая, что для совпадения слишком уж удачно, но нет…  Леди продолжала сидеть у окна, лениво смотрела в меню и что-то вкушала.   
  Коррадо отдавал себе отчет, что при таком случае его рассуждения едва ли можно назвать трезвыми, но в кафе вошел и уединение прекрасно вдовушки нарушил. 
Когда она поднимает лицо, у Косимо на мгновений перехватывает дыхание. Сейчас без черного вдовьего платка, она выглядит менее… картинкой. Более живой, настоящей, и ее красота… плод правильных и пропорциональных черт лица выглядит… такой знакомой.
    «Хорошо, что глаза не синие, иначе я решил бы, что опускаюсь на самое дно». Благословение на самом деле не в этом. А в том, что выражение этого лица говорит не о доброжелательной невинности, но о лукавом и кокетливом интересе, может легкой настороженности. Эта прелестница знала себе цену.
- Если я скажу нет, сеньора, вы мне поверите? Если сочтете, что все разговоры о случайности и судьбе, что свели нас тут всего лишь способ произвести на вас впечатление и увлечь? – он улыбнулся белозубо и самоуверенно, - Я присяду?
   Что-то подсказывало, что если бы он присел за столик по-хозяйски и без спроса, то может быть… она бы стерпела, может быть, она даже позволила бы ему увидеть лодыжку, но вряд ли ее мнение о нем оторвалось бы от плинтуса.
- Я Валентин, - один из его рабочих псевдонимов, под которым его знал и посредник, продавший ей артефакт, - Как я могу обращаться к вам, сеньора?
   Чистокровная леди, дочь британца из двадцати восьми, сестра его наследника, вдова француза из знатных… «Сколько ты стоишь? Ты ведь, наверняка, привыкла быть товаром. Как все леди из таких же семей. Ходят слухи, что твой муж проигрался… и покончил с собой, не вынеся позора…»
   Он представил себе, как красотка Примроуз Де ла Круа – разумеется из газет он знал ее имя – в щегольской шубке (в воображении Косимо белой), возвращается домой, и там ей сообщают кошмарные новости. Она закричала? Остолбенела? Испытала горе? Позволила ли ему исказить свое лицо или грамотно сыграла свою роль, плача, не подпортила макияжа, использовав печаль как повод стать еще более… прекрасной. Черный ей шел. Наверняка, все остальные цвета тоже. Все зависит лишь от образа, который она хотела создать.

+3

5

Пожалуй, он был даже очарователен в своей наглости… Примроуз улыбнулась, кокетливо прищурилась. Ей редко льстило внимание мужчин. Лет эдак с восемнадцати. Точнее внимание далеко не каждого мужчины почиталось за таковое. Этот… она пока не решила, но все-таки его небрежное насмешливое внимание было ей приятн
- Пожалуй, не поверю. Во всяком случае не захочу поверить. Ведь, это так романтично, - с не проницаемым лицом, чтобы не было понятно серьезно она или шутит, протянула девушка, - Следить за прекрасной незнакомой в черном до места, где она вдруг покажется более доступной для беседы. И уже перестанет быть незнакомкой.
   «Валентин, значит». Красивое имя и подходит итальянцу. А он без сомнения был выходцем именно этой знойной страны. Хотя в его лице было еще что-то острое, от угля.
- Примроуз, - улыбнулась молодая женщина, уверенная, что он и так знает ее имя. Ей не хотелось бы, чтобы их сейчас видели. Не хватало еще заголовков с «Безутешная вдова поймана в компании другого мужчины» с фотографией. С другой стороны, здесь шанс застать пронырливый папараци не большой, но забывать об их талантах не стоит. Так что через какое-то время стоит отойти в дамскую комнату и воспользоваться парой охранных чар.
- Так что вы хотели, Валентин? Работа или все же симпатия заставили вас нарушить мое уединение? – мягко улыбнулась Де ла Круа.

+4

6

Примроуз легко подхватила его игру: полу-откровенность, полу-флирт, полу-шутка, и ответила вполне достойно. Косимо подумал, что, пожалуй, с нее стоило бы написать какую-ниюудь очередную мадонну, повесить на стену и любоваться с этой стены. Магически портер передал бы и чудесную мимику, и мягкий голос, но в раме на стене эта женщина явно была бы более безопасной лично для него.
   Вряд ли бы она смогла бы залечить когда-то нанесенную рану, напротив, наверняка, поигралась бы и бросила. Таких женщин можно удержать на привязи только тем сортом отношений «страсть и война», что так любят описывать в романах, как идеал знойных взаимоотношений. Но Косимо такого на постоянной основе для себя совсем не хотел. Скорее напротив. Потому да: просто маленькое приключение. Ничего более.
- И правда, романтично… - смеется Коррадо, жмурясь довольным котом, - О нет-нет, ни каких скучных дел, только та самая заинтересованность, хотя, наверняка, для столь привлекательной леди как вы – она до скучного прозаична. Мужчины часто досаждают вам, Примроуз? – с участливостью достойной нравственной матроны вопрошает он и улыбается, протягивая руку и касаясь кончиками пальцев тыльной стороны ее ладони. Нежная как у младенца. Наверняка, на эти ручки был убит не один косметический крем, а в чарах помогающих леди сохранять себя в надлежащем виде. Он почти сразу убрал руку.
- Вы уверены в своем британском происхождении? Мне кажется для этих промозглых, - он театрально ежится, передернув плечами, - … влажных краев вы выглядите слишком знойно. Надеюсь вы не сочтете этот эпитет двусмысленно непристойным?
   «Если бы и не сочла раньше, теперь точно должна счесть» - на что и был расчет. Коррадо откинулся на спинку стула, и пожалел, что он не в Риме. Хотя… нет, это к лучшему. Во многие дорогие ему места там он не стал бы ее водить, потому что… не правильно это быть с другой там где сердце было счастливо иному. Да и Париж он успел узнать не хуже.

+4

7

Ее новый собеседник насмешлив, но беззлобно. В его шутливом тоне хватает лукавства и флирта, но нет и грамма сатиры, которая как известно больше идет под руку с желанием высмеять, чем посмеяться.
    И в девичестве Эйвери – всегда Эйвери – улыбнулась ему.
- Бывает, - мягко отвечает она, - с мужчинами бывает по-разному. То уже устанешь глазки строить, а вы – как бревно слепо-глухо-немое, и намек «поднимите мой веер» выглядит как «получите моим веером по лицу». Бывает и наоборот, приходит утопить насмерть мужчину в Сене, чтобы он понял, что твои «нет» - это «нет», а не «да, но попозже». Щучу, разумеется.
   Опасная шуточка, но почему-то Примроуз показалось, что перед ней сидит отнюдь не чистоплюй. И дело не в том, что ей известно о его работе в контрабанде. Нет, этот парень убивал своими красивыми, холеными руками музыканта. И не из ненависти или по злобе, а потому что приказали. Ничего личного, детка, только бизнес.
   От него, как от хищника, пахло и опасностью и чем-то еще… горячим, мускусным.
Примроуз коротким движением прикусила нижнюю губу. Хотя это даже не столько был укус, сколько быстрое, мелкое прикосновение.
- Моя матушка была из Франции, а как известно Париж привлекает в город многих любителей романтики, и моя бабушка с ее стороны была как раз из ваших краев. Хотя мне кажется, я все равно больше похожа на батюшку, чем на матушку, - она улыбнулась, - Нет, обидным и как вы там выразились… вот тем самым ваши слова, я не сочту…
   Она наклонила голову, зная что густая темная волна волос локонами сейчас перетечет на плечо, и следя за ним взглядом. Каждый находил в ее внешности что-то свое. Взгляд мужчин цеплялся то за полные губы и сразу становился липким и скользким от этой липкости, то сразу шел ниже оценивая груди объем, изгиб талии, длину ног и прочие вещи. А кто-то смотрел на глаза или на волосы… В целом каждый мог найти в Де Ла Круа что-то по душе.

+1

8

Косимо ощутил легкое непривычное чувство в области солнечного сплетения. Зрачки чуть расширились, рот самую капельку приоткрылся.  Чувство по истине не знакомое.
   Кажется, над ним измывались. Нет, эта британка – наследница Морганы, Игрейны, Вивианы и Нимуэ – определенно измывалась над ним, посмеиваясь своим пухлым, не британским ртом. Хотя в скулах что-то британское, безусловно было.
  Обычно женщины вели себя не так. Они часто намекали: «Я никогда не буду твоей», но стоило проявить чуть больше настойчивости – и так легко сдавались. Не эта. Эта посмеивалась над ним, наблюдая словно за мушкой в паутине. Она допустила ровно одно ошибку: не учла – он смог понять, что Примроуз не воспринимает его хищником. Только добычей.
   И тем любопытнее.
- Могу я предложить миледи, пройтись. Уверен, вы никогда не видели ни здешних катакомб, не слушали музыку в кабаре «Aux Trois Mailletz», ни гуляли в Венсенском лесу – охотничьих угодьях самого короля, а так же в программу могут быть включены китайская пагода и музей Карнавале, конца прошлого века, который рассказывает о том, как выглядел город в прошлом. Или быть может самое старое дерево в городе? – Коррадо нежно улыбнулся молодой женщине. Но самом деле он не был так уж уверен, что ее молодой супруг не показал ей что-то, не из тез мест, куда так часто водят туристов. Хотя… Интересно, когда покойный возил ее по сене, подносил бокал шампанского, или делал кофе в постель: она смотрела так же? С легкой иронией.
   Косимо прикрыл глаза. Все же ее лицо было слишком правильным, чтобы не вспоминать каждый раз другое лицо, столь же идеальное. Столь же прекрасное. Наверное, только по этому он заметил не свойственное тому, другому – лукавство. «Слава… Макиавелли глаза не голубые»,

+2

9

Каким бы не был мужчина – пусть даже самым ограниченным – ухаживания всегда имеют некоторую прелесть для женщины. Даже отбиваясь от самых настойчивых и при этом нелепых ухаживаний, перед раздражением следует секундная мысль «И все же я хороша».
   Примроуз уже преодолела этот уровень женской неуверенности. Ее уверенность в собственной неотразимости перешла в фазу: «Я достаточна хороша, чтобы требовать от воздыхателей ухаживания определенного качества как в изобретательности, так и финансовом эквиваленте. Можно или и или, а лучше и совместить».
   Валентин  явно был из тех старомодных, но вполне успешных мужчин, что знаю – успешно выбранное место для свидания дает несколько преимуществ: тема разговора (всегда можно рассказать о том, что же здесь так примечательно и послушать, восторженные вздохи), заинтересованность (красивое место может настроить женщину на куда более благосклонный к мужчине лад), да и прочие приятные бонусы.
- Какой список… Глаза разбегаются, - задумчиво прищурилась вдова, - Полагаюсь на ваш выбор, друг мой. Я видела музей, но не прочь побывать там еще раз, а вот все остальное для меня – неизведанные новые края, так что, будьте моим проводником.
   Оплатив свой счет – Примроуз почти никогда не позволяла мужчинам платить за себя в первую встречу: обычно они сразу начинали думать, что им что-то должны – молодая женщина поднялась, и позволила спутнику помочь себе накинуть легкую верхнюю накидку.
- Что же, вы определились? И мы идем, но, - она коротко коснулась кончиками пальцев его губ, - Ничего не говорите о том, что придумали, пусть это будет сюрприз. Люблю сюрпризы.
И это была чистая правда. Она и правда любила, когда мужчины могли ее удивить.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Как будто ты меня помнишь, пока не любишь, но ждёшь.