картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » В юности мы вовсе не думаем о будущем


В юности мы вовсе не думаем о будущем

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

В ЮНОСТИ МЫ ВОВСЕ НЕ ДУМАЕМ О БУДУЩЕМ


Закрытый (по согласованию)


http://s5.uploads.ru/t/5rLPF.gif  http://s5.uploads.ru/t/lFh8Z.gif

http://s4.uploads.ru/t/elPsc.gif   http://s7.uploads.ru/t/buTvO.gif


Участники: Гарольд Минчум, Ровена Мальсибер

Дата и время: август 1974 г.

Место: Пригород Лондона

Сюжет: Предвыборная кампания обещает быть интересной, поэтому светский раут в поддержку Фонда Гарольда Минчум привлекает всё больше представителей высшего общества. В этот раз вечер посетила Ровена Мальсибер - та, которую будущий Министр знал уже давно.

Отредактировано Harold Minchum (2018-02-27 19:13:41)

+2

2

Это был уже третий светский раут, который Гарольд и его штаб организовывают. Тем не менее это было очень важным событием политического года. Он даже не думал, что Фонд наберет такую популярность. Изначально он готовил этот проект только как имиджевый для улучшения своих позиций в качестве кандидата в главное кресло магического мира власти.

Он стоял у главного входа на площадку и обводил взглядом результат. Белые шатры были ровно выставлены на территории образовывая целый зал с приватными комнатами для бесед. Главный шатер стоял в центре и был самым большим из других. В этом шатре уже заканчивали накрывать фуршетную линию с изысканными угощениями. Аккуратными рядами стояли блестящие бокалы для шампанского. Шипучая жидкость уже лилась рекой, заполняя фужеры. Льда было заготовлено достаточно для дам, пожелавших охладить шампанское, и для джентельменов, предпочитающих чистый виски.

Официанты сновали туда и сюда, успевая делать последние приготовления. Члены штаба и помощники Минчума проверяли работу и накладывали заклинания на приватные шатры, где Гарольд планировал вести свои агитационные беседы. Это было самой важной частью вечера. Сам Гарольд Минчум был полукровкой, и при других обстоятельствах чистокровные волшебники не стали с ним даже разговаривать. Сейчас же Фонд их почти обязывал вступать в коммуникации с ним. Они не скрывали своё предвзятое отношение к нему, но Гарольд готов был проглотить это. Всё ради главной цели.

На нем был надет костюм двойка. Благородный темно-синий цвет прекрасно подходил Гарольду и отлично сидел по его фигуре. Белый шелковый шарфик выглядывал из кармана пиджака. Несмотря на уговоры помощников одеть бабочку, Гарольд надел галстук в тон к костюму. Хотя первая мысль была вообще устроить вечер без галстуков, но штаб не поддержал такое организационное решение. Обычно он с легкостью шел наперекор советникам и принимал решение сам, но это был не тот случай. Это была такая мелочь, что спорить даже не было смысла.

Первые гости уже появлялись рядом с шатрами. Ловкий официант забрал бокал с начатым виски из рук Гарольда, чтобы чиновник мог встречать гостей. Он приветливо улыбнулся и даже похлопал по плечу смышленого парня. В мгновение ока интеллигентная улыбка появилась на лице Гарольда. Он тепло приветствовал тех, с кем уже знаком, крепко сжал руки джентельменов, элегантно приветствовал дам.

В какую-то паузу он на мгновение прикрыл глаза. Казалось, что он делал вдох и выдох целую вечность. Гарольд на эту доли вечности и секунды почувствовал глубокое чувство омерзение к самому себе, что он как цирковой клоун на арене скачет и развлекает чопорных снобов. И всё ради чего?

Наваждение исчезло также быстро, как и появилось. Улыбка снова плясала на его губах. Прибыло достаточное количество гостей, чтобы он мог проводить новоприбывшую чету лично в шатер и уже остаться там. Гарольд обвел придирчивым взглядом помещение. Гости весело общались друг другом, выпивали и пробовали закуски.

Мистер Минчум умело лавировал между гостями, стараясь не задерживаться подолгу у каждого гостя, но уделяя достаточно времени для вежливой беседы. У Гарольда в голове был составлен план, когда и кого он должен увести для приватной беседы, но всегда был место форс-мажору, в случае если раут посетить кто-то из тех, кого он не ждал…

+3

3

Очередной светский раут, на который чета Мальсибер прибыла в положенные дату и время, ничем не отличался от остальных: огромное количество гостей, одни и те же лица, неестественные улыбки, скупые приветствия и множество самых разнообразных взглядов, сверлящих в спину.
Ничего необычного – все как всегда.
Не менялось ничего, кроме предметов гардероба и поводов, по которым благородные и не очень дамы и господа время от времени собирались под одной крышей. Но как же хорошо, что сегодня они обосновались на свежем воздухе, который позволит излишним запахам дорогого парфюма выветриться, оставляя после себя лишь шлейф аромата.
Взгляд серо-голубых глаз ненавязчиво блуждает от одного к другому волшебнику совершенно разных кругов, но дольше чем нужно, не задерживается. Сама же Ровена продолжает удерживать дорогого супруга под руку. Женщина знала главную цель Эдварда на подобных мероприятиях и свою роль в ключевых моментах, удерживаясь в стороне ровно до тех пор, пока не придет время ее выхода для отвода глаз. Если, конечно, это понадобится.
Сегодня Ровена не изменяет себе: приталенное платье в пол из легкой ткани, насыщенного изумрудного цвета, как и полагает бывшей студентке змеиного факультета. Оно прекрасно подчеркивает фигуру женщины, демонстрируя достоинства и скрывая недостатки. И, конечно, открытые точеные плечи, которыми всегда можно кокетливо повести. Светлые волосы собраны кверху, а несколько нарочито оставленные локоны приятно щекочут стройную шею. Легкий макияж подчеркивает красоту черт лица, а широкая улыбка смело дополняет прекрасно продуманный образ.
Вечер будет длинным… Не очень-то весело предположила ведьма, подавая руку очередному магу, дабы на тыльной стороне ладони оставили едва ощутимый поцелуй, как того требовал этикет.
Уже не говоря о том,  что в этот раз чета Мальсибер пришла на званый вечер не просто к кому-то, а в честь Фонда, в котором фигурировало имя Гарольда Минчума.
Ровена усмехнулась. Этого мужчину она знала еще юношей со школьных времен. И ей отчего-то не верилось, что этот невоспитанный молодой человек (да-да, именно таковым Минчума помнила урожденная Лестрейндж), стремиться к тому, чтобы занять столь высокий пост. Вот только прошло достаточно много времени, чтобы делать скоропостижные выводы.
Интересно, помнит ли он меня такой же задирой? Ровена улыбнулась своим мыслям.
Юность, прекрасная юность. Это пора безрассудных поступков и глубоких заблуждений.
Каковым Гарольда помнил Эдвард – спрашивать было бесполезно. Как-никак, но они, наверняка, не единожды пересекались в рабочей обстановке. И мнение его с тех пор могло измениться. Может быть. Но это волновало госпожу Мальсибер далеко не в первую очередь.
Мальсиберы прошли к главному шатру. Эдвард подал супруге бокал с шипучим напитком, а сам взял стакан с виски, разбавив его содержимое несколькими кубиками льда. Гостей было предостаточно. Кто-то еще прибывал, кто-то – уже успел рассредоточиться по группам, заводя интересные беседы. Эдди же искал тех, с кем ему предстояло встретиться, а сама Ровена уже с куда большим, нежели ранее, интересом рассматривала незнакомых ей прежде  волшебников. 
Поприветствовав коллег мужа, Ровена предусмотрительно оставила его, шепнув на ухо, что будет неподалеку в случае чего. А сама медленно двинулась в сторону столиков с закусками. На ходу она пригубила шампанское, продолжая удерживать тонкую ножку фужера двумя пальцами. Сделала еще глоток, рассматривая волшебников, и время от времени кивая в знак приветствия тем, с кем еще не успела пересечься. Задумавшись, Роу не заметила, как подходит к мужчине, облаченному в темно-синий костюм. Еще несколько шагов и она сталкивается со статной спиной мага, но вовремя удерживает тонкими пальцами фужер, дабы не расплескать игристую жидкость прямо на спину незнакомца.
– Примите извинения, – негромко произносит Ровена, неторопливо поднимая взгляд. Только прикладывает свободную ладонь к груди, словно извиняясь за невнимательность.

+3

4

От пристального взгляда Гарольда не могли укрыться появление значимых гостей. Он внимательно следил за главным входом в шатер, чтобы не пропустить. Всё же он допустил ошибку. Он никак не мог отойти от Эйвери, да и стоял он не очень удобно - вход напрочь скрылся из виду из-за прически дамы, что стояла рядом. Высовываться и извиваться было не в правилах Гарольда - он не мог позволить себе выглядеть как клоун. Поэтому он довел беседу до логического конца и только после этого смог вернуть себе позицию гостеприимного хозяина.

Он понял, что пропустил приход четы Мальсибер. Это конечно, было досадным промахом. Минчум немного нахмурился, но решил, что ситуацию можно исправить. Эдвард уже успел погрузиться в беседы, и отвлекать его сейчас было по меньшей мере нетактично. Гарольд подозвал одного из помощников.

- Эдвард Мальсибер нужен мне для приватного разговора, ближе к концу вечера, - чиновник говорил всё это с привычной улыбкой на лице, но помощник быстро уловил, что начальник чем-то недоволен, поэтому поспешил ретироваться и следить за Эдвардом.

Гарольд выдохнул и позволил взять себе бокал с виски. Он кинул четыре кусочка льда и сделал глоток. Сливочное тело напитка наполнено вкусом специй с нотками корицей и ванилью в послевкусие. Вместе с первым глотком он почувствовал, как тело поддается магии солода и начинает немного расслабляться.

В этот момент Минчум заметил её. Она отошла поодаль от Эдварда, и Гарольд мог рассмотреть Ровену Маньсибер. Он помнил её ещё как Лестрейндж, когда она портила и без того сложную жизнь Минчума. Изумрудное платье сразу напомнило цвета дома Слизерин, и Гарольд усмехнулся. Они очень давно не виделись, но он безусловно слышал, что она стала женой Эдварда Мальсибера, что в принципе было неудивительно. Если в магической Англии так мало чистокровных семей, довольно легко делать прогнозы о замужестве. Годы принесли в красоту миссис Мальсибер только самое лучше: прекрасная фигура, идеально подобранный фасон и силуэт платья, элегантная прическа и макияж. С одной стороны, лицо Роу осталось тем же, но что-то заставляло Гарольда рассматривать её снова и снова. Мудрость, которой научила её жизнь, наложила свой отпечаток на светскую даму, и Минчуму захотелось узнать, что стала с той задирой, что сворачивала ему кровь в юности.

Когда он вынырнул из омут воспоминаний, Гарольд понял, что Ровена исчезла из поля зрения. Легкая досада даже не успела проявить себя, как маг, стоявший рядом сделал шаг назад и чуть не наступил на Минчума. Гарольд постарался удержать его от падения одной рукой и в целом справился с этим, но немного виски он всё же пролил на бедолагу. Виновницей события оказалась именно Ровена. Её мягкий голос приносил извинения за неудобства. Когда же пострадавший ретировался в поля боя, Гарольд сделал шаг к Роу.

- Миссис Мальсибер, моё почтение, - он приветливо улыбнулся и слегка склонил голову в знак приветствия.

Он взял её руку и галантно поцеловал. Улыбка не сходила с его лица. Если бы кто-то сказал ему, забитому студенту, что он будет целовать руку и распинаться перед Ровной Лестрейндж, Гарольд бы просто не поверил. В голове упорно возникал образ наглой девицы, которую Минчум немного побаивался. Сейчас же они оба здесь, и правила игры уже совсем другие.

+3

5

Что-то странно похожее на ностальгию на секунды пронзает сознание леди Мальсибер, стоит поднять глаза и увидеть того, к кому еще каких-то несколько минут назад женщина мысленно возвращалась. Ностальгия по редким, но таким счастливым моментам. Ностальгия по беззаботной жизни, которая осталась в утраченной юности.
– Гарольд Минчум собственной персоной! – от неожиданности приветствие вышло несколько громче, чем хотелось. Мягкие губы снова расплылись в широкой, на этот раз более искренней, нежели ранее, улыбке. Она с любопытством рассматривала мужчину, задерживая взгляд чуть дольше положенного. Совсем немного. 
Да-да, это был Гарольд Минчум. Только загвоздка была в том, что это уже не тот необразованный болван, которого юная мисс Лестрейндж не упускала возможности подразнить.
Какая-то часть Ровены, в которой еще жила та девочка-подросток, даже пожалела, что не позволила шампанскому пролиться на ткань дорогого костюма. Но в таком случае ей пришлось бы постараться, дабы изобразить удивление и досаду, округлив и без того большие глаза.
А еще Гарольд был уверен в себе, что так же было немаловажно.   
Это был привлекательный мужчина. Высокий и статный. Он совершенно не был похож на того забитого студента, каким был когда-то давно. Костюм темно-синего цвета идеально сидел на мужских плечах, что заметно стали шире. Черты лица стали более выразительными, притягивая взгляд, а редкие серебряные нити предавали Минчуму солидности.
Но взгляд. Взгляд серо-голубых глаз мужчины остался таким же, выдавая истинные эмоции, спрятанные за широкой улыбкой и напускными комплиментами. Если бы они встретились впервые – Ровена бы не заметила этого. Но знакомы они были очень давно. И этого, пожалуй, не скрыть.   
– Время пошло вам на пользу, мистер Минчум, – она убирает руку из его на удивление теплой ладони, подкрепляя свои слова не менее теплой улыбкой. Рассыпаться в комплиментах – больше по мужской части. К тому же, еще несколько приятных слов без сомнения польстили бы Гарольду. А сейчас это было бы лишним.
Миссис Мальсибер снова делает глоток шампанского, ощущая, как лопаются пузырьки на языке, и разворачивается полубоком к мужчине. Ровена украдкой взглянула в сторону оживленно беседовавшего супруга, что говорило о том, что все проходит отлично. Что ж, она так проведет это время в приятной компании и, возможно, даже с пользой.
Третий глоток шипучего напитка заставляет леди ощутить легкость. Ровена расслабляется, почти не ощущая былого напряжения.
Благородная дама вернула лукавый взгляд на старого знакомого. Она не была уверена, что у кандидата будет достаточно времени и, главное, желания уделить время той, которая собственноручно отталкивала от себя своим же поведением еще в далекой юности. Но любопытной по своей натуре Роу было интересно, насколько внешние изменения соответствуют внутренним? 
– Какая жалость, что снова придется коротать время в компании ароматных напитков и изысканных вкусностей, – с более чем наигранным сожалением сообщает Ровена, чуть наклонившись к мужчине лишь на мгновение, дабы просто не привлекать внимание мимо проходящих гостей.
На самом деле, подобное времяпрепровождение было очень даже приятно. Но еще лучше – совмещать приятное с полезным. Или приятное с приятным... Уж как получится.
Леди Мальсибер аккуратно, совсем ненавязчиво берет Минчума под руку и медленно, даже лениво, направляется куда-то вперед, огибая других посетителей светского раута. Не для того, чтобы увести куда-то, нет. Просто, чтобы понять, будет ли он сопротивляться попытке побеседовать или же предпочтет ее компанию.
К удивлению Роу, Гарольд никак не выказывал возражения. И это приятно удивило ее.
– Прошло достаточно времени с тех пор, как мы виделись последний раз, – сколько – не уточняет. Ровена ощутила бы себя не комфортно, произнеся эту круглую цифру вслух. – И наслышана о вас предостаточно. – А еще ей нравилось обращаться к Гарольду на «вы» – будто впервые видишь кого-то и пытаешься завязать с ним знакомство. – Но понятия не имею, что из этого правда, а что – ложь, – она поворачивает голову в сторону, и чуть приподнимает ее кверху (Гарольд был довольно высоким), поймав на себе взгляд серо-голубых глаз. – И с удовольствием бы узнала, если бы нашлась... минутка для моей скромной персоны.
Ровена улыбается и снова отводит взгляд, по-прежнему удерживая мужчину под руку так, что при желании он мог легко отпустить даму и вернуться к гостям.

+4

6

Ровена мягко и ненавязчиво взяла его под руку и отвела немного в сторону от стола с закусками. Гарольд улыбнулся ей и положил свою ладонь поверх руки. Его встречи и разговоры были запланированы и даже расписаны по времени, но какой толк быть хозяином вечера, если не можешь позволить себе нечто большее.

Помощник, увидев, как чиновник идет под руку с леди Мальсибер, удивленно проводил их взглядом. Видимо, он пытался в памяти воспроизвести все поручения мистера Минчума и вспомнить упоминание о беседе с Ровеной. Не найдя таковой информации, он рискнул подойти сбоку к Гарольду и уточнить один вопрос.

- Я не могу отказать себе в удовольствие пообщаться с потенциальными избирателями, - Гарольд весело засмеялся и обратил внимание на помощника. - Какой из шатров свободен?

Помощник замялся на секунду, посчитав своей оплошностью, упущенную в графике миссис Мальсибер.

- Изумрудный, сэр, - он побежал вперед, чтобы убедиться в правоте своих слов.

Гарольд же повел Ровену по направлению к одному из приватных шатров, где они смогли бы спокойно побеседовать. Он плохо знал Эдварда, чтобы делать выводы об их взаимоотношениях с женой, но был готов рискнуть. Ровена Лестрейндж (так ему было сподручнее думать о ней) была во врем их знакомства не очень тактичной по отношению к нему. Конечно, вряд ли Роу начнет задирать его при всех, но что-то подсказывало Гарольду, что лучше перестраховаться. А если мистер Мальсибер окажется ревнив, он как-нибудь выкрутится. Как всегда.

Он пропустил Ровену вперед небольшого шатра с парой серебристых кресел с витиеватым узором. По бокам рядом с креслами стояли небольшие столики, на которые гости могли поставить бокалы. Официант тут же вошел следом и поставил на столик Ровнее новый бокал шампанского и закуски, а на столик Гарольда его излюбленный виски с большим количеством льда. Закончив приготовления, он покинул кабинет, оставив леди Мальсибер и кандидата в Министры магии Минчума наедине.

 - Никогда бы не подумал, что услышу слово «скромная персона» и «Ровена Лестрейндж» в одном предложении, - веселая улыбка не сходила с его лица. Сейчас у него был шанс слегка уколоть Ровену. Пусть это и по-детски, но каждый мужчина на самом деле ребенок.

Помимо кресел в кабинете стоял небольшой комод, в котором можно было найти сигары для любителей покурить. Интерьер украшали высокие вазы с белоснежными розами без лишних элементов декора. Всё коротко и лаконично. Он указала Ровене на одно из кресел. Сам Гарольд прошел к комоду и достал резной хьюмидор.

- И что же говорят про меня в обществе? - он тщательно выбирал сигару. Когда выбор был сделан, он занял своё место на кресле рядом с Роу.

Кресла не разделяли столики - это было сделано специально, чтобы гости могли и пошептаться при желании. Гарольд провел сигарой под носом, вдыхая её аромат, но пока отложил на столик рядом с бокалом виски.

Ему действительно было очень интересно, что говорят в высших слизериновских кругах о его персоне в целом и как о кандидате в частности. В прошлый раз они гурьбой поддерживали Тома Риддла, но его участь стала незавидной. У него был хороший шанс завоевать их голоса правдой, лестью, а может и обманом..

+3

7

Гарольд отдает дань вежливости, как и полагается человеку его положения, будучи кандидатом в Министры Магии и хозяином сегодняшнего вечера. Особенно, когда совмещаешь все и сразу. Нелегкая задача, с которой мужчина, пока что, успешно справляется. И за то недолгое время, что прошло с начала приема, наверняка, успел уделить внимание большей части гостей. Казалось, даже улыбка ни на секунды не сходила с его лица, будто бы той было определено сиять на лице Минчума определенный промежуток времени, располагая к себе. С точностью до секунды, чтобы ни у кого не осталось сомнений в искренности Гарольда.   
Долго ли так продержится? – задается вопросом Ровена, позволяя увести себя к дальнему шатру. – Ведь, мышцы лица вскоре устанут, – не без ехидства подумала женщина. 
Что-что, а держался Минчум отлично. И тут-то Роу поняла, что некогда блестящий выпускник факультета Рейвенкло приобрел те качества, которые более всего ценятся на факультете, который когда-то сама закончила мисс Лестрейндж. Даже отрицать не стоит.
Уголки губ миссис Мальсибер уже опустились, давая отдохнуть мышцам лица – она еще успеет улыбнуться каждому тогда, когда это действительно будет нужно. Или когда искренне этого захочется.
Ровена заходит в шатер, и бегло отводит взглядом его убранство, в который раз восхищаясь прелестью магии.
– Ваш помощник всегда наготове, мистер Минчум? – не удержалась мадам, когда тот уже второй раз за несколько минут успевает промелькнуть перед их глазами и испариться из виду. И не громко уточнила: – Не бывало такого, что он появлялся тогда, когда его присутствие было бы... нежелательно?
Женщина не могла не спросить, потому что была уверена, что он стоит где-то неподалеку и готов в любой момент ворваться в шатер, стоит только Гарольду щелкнуть пальцами. И тем самым несколько раздражал леди Мальсибер, напоминая послушного домового эльфа.
Кто он, а кто эльф...
Ровена прошлась вдоль помещения и ловким движением пальцев рук вытягивает белоснежную розу из вазы, вертя толстый стебель цветка между пальцами свободной руки так, чтобы не поранить тонкую кожу об острые шипы.
– Верно, – Ровена тихо засмеялась, услышав точное замечание Гарольда. И даже не собиралась отрицать очевидное. – Только я уже давно не Лестрейндж. Хотя, это еще ни о чем не говорит. – Она осушила бокал несколькими продолжительными глотками. – А вы? Как вам удалось добиться этого. – Женщина обводит взглядом место, в котором они остались наедине. Но имеет в виду совсем не декорации, а сам статус, который сейчас носит мужчина. 
Верно, смена фамилии еще ни о чем не говорила. И Роу не сомневалась, что Гарольду об этом прекрасно известно. Если и способно что-то изменить каждого из нас, так это лишь время, а не такие формальности. А со времени их последней встречи, его утекло предостаточно. И теперь Гарольд сам может сказать, осталась ли она той же задирой Лестрейндж или стала занудой, которых сама в юности искренне не понимала и в какой-то степени даже презирала. И показать себя во всей красе. Или вовсе предпочтет не снимать маску.
Ровена опустилась в указанное Минчумом кресло, отставив пустой бокал на столик сбоку, который официант тут же заменил новым. Сам же Гарольд не изменял себе и излюбленному виски, в стакане с которым льда было значительно больше, чем самого напитка. Верно, ему полагается оставаться в здравом рассудке в отличие от своих гостей, как, например, Ровена.
– Я не разношу сплетен, Гарольд, – она наклоняет голову в его сторону, когда Минчум присаживается в кресло рядом, наблюдая за его манипуляцией с сигарой. – Но кое-что бывает весьма и весьма полезно. И тогда я принимаю это к сведению.
Мальсибер кладет розу на колени, после чего аккуратно тянется к столику, что был сбоку от мужчины и выпрямляется, схватив пальцами сигару, которую Минчум предусмотрительно отложил к стакану с виски. Роу наклоняется вперед и, чуть приподнимая подол платья, достает плотно удерживающуюся у ног волшебную палочку, резко опуская ткань. Она выпрямилась и легким движением древка с безобидным режущим заклинанием женщина аккуратно обрезает запечатанный край сигары, дабы не испортить, после чего подносит кончик палочки с заклинанием другого назначения, прикуривая ее. И, подавив кашель, передает ее мужчине.
– Говорят, женщины бегут от тебя, Гарольд, – продолжила она, ненароком отстраняясь от разговоров об обществе и сплетен в нем, которые, в большинстве своем, невероятно близки к правде. Отложила свою палочку на край столика, что находился сбоку от нее, и положила ногу на ногу, снова удерживая благоухающую розу пальцами. Свободную руку положила на подлокотник кресла. – Это правда или ложь? – Ровена посмотрела на Гарольда, чуть приподняв светлые брови в ожидании.

+3

8

Реплика о помощнике вызвала усмешку на лице. Он махнул рукой официанту, чтобы тот вышел из шатра. Гарольд взял в руки бутылку шампанского из высокого ведра и наполнил бокал Ровены.

- Было, конечно, но он свои уроки хорошо учит, - Гарольд снова занял своё место в кресле. - Теперь Вы леди Мальсибер. А я по-прежнему простой Гарольд Минчум. Всего лишь много работал, чтобы идти к своей цели, но она ещё не достигнута.

Гарольд позволил себе подмигнуть Роу. Он сделал глоток виски и хотел потянуться к сигаре, но Ровена его опередила. Она достала волшебную палочку из-под подола юбки, ловким движением подняв и опустив ткань. Тем не менее Гарольд успел оценить тонкую и изящную линию ножек миссис Мальсибер, пусть и осталось довольствоваться только щиколотками. Она умело подожгла сигару и передала ему, немного покашливая от дыма. Минчум кивнул в знак благодарности. Он сделал медленную и неглубокую затяжку, но её вполне хватило, чтобы дым быстро окутал их обоих. Он вдохнул остатки дыма, чтобы прочувствовать весь аромат от табака.

Слова о женщинах больно укололи Гарольда. Это был его скелет в шкафу. Жена, которая в один день ушла от него. Он прекрасно понимал, что слухи и плетни будут ещё долго жить в кругу злопыхателей, несмотря на все усилия по созданию Фонда и его реальной работе. Минчум тихо вздохнул и сделал ещё одну слабую затяжку, чтобы дым снова окутал его и скрыл его уязвленное самолюбие. Когда же дым рассеялся, он снова улыбался.

- Женщины словно кошки, могут гулять там, где им вздумается, - он слегка опустил глаза, разглядывая тающие кусочки льда в бокале. - Я никого не привязывал к себе никогда и насильно удерживать не могу.

Он потянулся к пепельнице, чтобы стряхнуть пепел с сигары. Гарольд грустно улыбался. Он надеялся, что Ровена не станет его допытывать, тем более ничего нового он ей не скажет. История куда скучнее, чем её рисовали в кулуарных сплетнях. Минчуму очень тяжело давалось понимание, что этот факт серьезный и его нужно учитывать. Он промедлил со своей реакцией на уход супруги, думая, что это не важно. Он недооценил этот факт и теперь делает всё возможное, чтобы это исправить. Именно благодаря его бывшей жене этот Фонд вообще появился…

- А как живется леди Мальсибер? - Гарольд снова весело улыбнулся.

Всё же она очень напоминала ему ту, школьную Роу. Сейчас её уколы стали изящными и хитрыми, но от этого не менее больнючими, чем в юности. Она выглядела прекрасно, но раньше Гарольд не смотрел на девушек в принципе, поэтому по этому показателю сделать сравнение было тяжело. Он просто не помнил, какой она ему казалась. Просто надменной и жестокой, хитрой и назойливой, но внешность осталась за рамками учебников, книг и занятий.

- Мне кажется, что ты всё та же Роу Лестрейндж, - он поднял бокал с виски, будто салютовал Ровене. Гарольд потряс немного лед, чтоб он утрамбовался, и сделал глоток.

+3

9

– Просто Гарольд Минчум? – Ровена не могла остаться равнодушной к подобному заявлению мужчины и заливисто рассмеялась, едва не перебив собеседника. Она приложила пальцы к губам, якобы извиняясь за излишнее проявление эмоций. Ну да, она же Леди – ей не положено. – Не скромничай, Минчум, – проговорила Роу более-менее успокоившись. – Если бы остался таким же простым Гарольдом, – она указала пальцем куда-то вверх, имея в виду школьные годы, – ты ни за что бы не претендовал в главное кресло магического мира. – Леди Мальсибер положила руку на мягкую обивку кресла, коротко проведя подушечками пальцев по ткани и становилась в нескольких дюймах от покоившейся руки собеседника. – В чем твой секрет помимо усердной работы? Неужто даже не намекнешь? – она подняла взгляд на Гарольда, особо не надеявшись, что бывший рейвенкловец, как и любой другой разумный волшебник, выдаст своего секрета. Это было бы глупо. Верно, мистер Минчум? А вот внести смуту – это в самый раз.
Ровена усмехнулась, прервав зрительный контакт, и рассеянно перевела взгляд куда-то перед собой. 
Она откидывается на спинку кресла и кладет ногу на ногу. Несколько раз вдыхает полной грудью, чтобы ощутить весь букет аромата, окружающего волшебников вместе с полупрозрачным облаком дыма, скрывающего лица в те моменты, когда это действительно нужно. И никакой магии.
Женщина расслабляется, совершенно не ощущая напряжения в беседе с Гарольдом. Все так легко и непринужденно, что в  первый момент даже верится с трудом.
– Верно, – миссис Мальсибер кивает, соглашаясь с Минчумом. – Но женщины гуляют лишь в том случае, если им это позволяют. – Поспешила заметить Ровена. Она не хотела развивать эту тему лишь по той причине, что в первую очередь это, так или иначе, будет касаться их обоих. То есть личную жизнь каждого. Собственный опыт, мысли и мнения будут фигурировать в первую очередь, а уж потом – все остальное. Но уточнить все же считает нужным: – Никто не станет говорить супругу или супруге в лицо о том, что он позволяет искать утешение на стороне – этот жест может быть воспринят, как показательное равнодушие... да как кому удобней. – Она махает рукой, показывая, что об этом можно говорить очень и очень долго.
От женского взгляда не утаилась и печальная улыбка, скользнувшая по его губам. И тут госпожа Мальсибер понимает, что нашла одну из не самых приятных тем для обсуждения, если это не что-то напускное. В любом случае, подобное поведение порождает еще больший интерес любопытной натуры и побуждает закончить тему одновременно. Что ж, они всегда смогут вернуться к вопросу в менее формальной обстановке, если понадобится. А сейчас – ни к чему.
– Брак – это искусство, в котором нужно совершенствоваться обоим супругам. – Волшебница пытается внимательней посмотреть на собеседника, чтобы понять, в том ли направлении развивает тему или нет. – В любом случае, всегда нужно стремиться к чему-то большему, даже если кажется, что у тебя все есть и большего не нужно. – Ровена прикладывает ладонь ко лбу, будто ощутила подступающую мигрень. Нет, она просто услышала себя со стороны. – Мерлина ради, Гарольд, если я еще раз начну рассуждения о жизни – разрешаю подойти ко мне, взять за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы я не начинала это занудство. – Ровена улыбается и качает головой, осознавая, как дотошно выглядела в момент длинного серьезного диалога. – Это все твое воздействие, Минчум, – она шутливо помахала пальчиком, выдавая хорошее настроение. А, может, всего лишь воздействие игристого напитка.     
Леди Мальсибер делает несколько глотков шампанского, заставляя ненужные мысли покинуть ее сознание и подносит розу к лицу, вдыхая ее сладковатый аромат. 
– Ммм, а что тебя конкретно интересует? – мягким бутоном она задумчиво водит вдоль свободной руки, оставляя невидимые узоры на светлой коже, где местами виднеются тонкие голубоватые вены. – Ведь ты, наверняка, что-то да слышал обо мне. Не берусь утверждать, что это правда, – она пожала открытыми плечами и перевела лукавый взгляд на Гарольда. И шепотом добавила. – Но о себе со стороны с удовольствием послушала бы. – Затем голос ее вновь стал нормальным. – А ты? Как коротает будние дни Гарольд Минчум?
Волшебница оставляет бокал с шампанским на столик с ее стороны и приподнимает светлые брови от удивления. Будучи еще «мисс»  урожденная Лестрейндж никогда не слышала, чтобы рейвенкловец Минчум называл ее по имени. И, тем более, сокращал его. По крайней мере, так он никогда ранее не обращался к Роу.
– Значит, по-твоему, я до сих пор могу сделать так? – свободной рукой леди Мальсибер аккуратно, но ловко забирает стакан, на дне которого еще плещется янтарный напиток из рук Минчума и резко встает с кресла. – Или так? – Ровена легко потрясла стакан, как зазвенели подтаявшие кусочки льда, соприкоснувшись со стеклом. Она улыбнулась и сделала несколько плавных коротких шагов ко входу в шатер, но тут же остановилась и протянула стакан в сторону Гарольда, чтобы мужчина забрал его. – Да вряд ли... 

+3

10

- Может быть, ты просто никогда не знала простого Гарольда Минчума? Я отличался от того, кем ты меня считала, - он улыбнулся и сделал глоток виски.

Улыбка была на его губах, но вот горечь от сказанного неожиданно вспыхнула внутри. Захотелось сказать что-нибудь язвительное в адрес Ровены или её мужа, или других членов её семьи. Это была давняя, детская обида, которая казалось уже давным давно умерла, но нет. Самолюбие Гарольда всегда будет напоминать о тех издевках, которые он терпел. Он немного сильнее, чем следовало сжал бокал с виски. Гарольд сделал очередную затяжку и почувствовал, как сочетание виски и сигары успокаивает его и возвращает в прежнее русло.

- Усердная работа дала мне всё, что у меня есть, - он снова улыбается своей мягкой улыбкой. - И мне повезло - меня не отвлекали красивые женщины, как прекрасная Ровена Мальсибер или Лестрейндж. Для красоты фамилия не имеет значение.

Он мягко рассмеялся, поднося бокал с виски к её бокалу с шампанским, чтобы чокнуться. После глотка он посмотрел на пустеющий бокал и решил, что необходимо сбавить обороты. Гарольд встал с кресла и немного плеснул виски в бокал, щедро сдобрив порцию льдом. Сигара дымилась в его зубах. Ровена решила играть в кошки-мышки на самой неприятной территории для Минчума. Правда, он уже осознал весь масштаб трагедии, связанный с уходом его супруги. Столько шума из-за ничего…

- Вас, женщин, очень сложно понять, потому что зачастую вы сами не знаете, чего хотите от мужчин и от жизни в целом, - Гарольд усмехнулся. - Например, можешь ли ты с уверенностью сказать, что знаешь, чего хочет Ровена Мальсибер?

Он с интересом посмотрел на неё. Ответ Роу возможно сможет дать ему какую-то наводку на подходы к Эдварду. Вообще беседа с Ровеной может стать куда более продуктивной, чем ему казалось на первый взгляд. К тому же Эдварду Мальсиберу вряд ли он сможет подойти с чем-то большим, чем общие беседы и беседы о благотворительности. Вот Ровена может ненароком и выдать какой-нибудь секрет.

Минчум снова взял бутылку шампанского и подлил в бокал Роу, который уже был наполовину пуст. Затем он взял ведерко со льдом и аккуратно положил один кубик. Услышав вопрос Ровены о слухах, Гарольд снова засмеялся.

- О, миссис Мальсибер! Боюсь, что я не могу позволить себе распускать слухи. Тем более стараюсь их по большей части избегать. Всё же те, кто плетет свои интриги с помощью слухов, обычно перевирают с ног на голову, и нет смысла тратить время на глупую информацию.

Ровена забрала бокал с виски прямо из рук Минчума. Он на мгновение опешил и в памяти снова всплыли школьные годы, но в этот раз он очень быстро взял себя в руки. Удивление сменилось игривой ухмылкой. Палочка быстро оказалась в руках Гарольда.

- Accio бокал, - виски резко вырывается из рук Роу и плавно, но быстро летит прямо в руки Минчуму. Он сделал глоток виски и с удовлетворением поставил его обратно на свой столик.

- Определенно можешь. Ты могла бы поведать большей части гостей в том большом зале о том, что я не прав, но мы же оба знаем, что это будет ложью. По большей части.

Гарольд встал с кресла и взял бокал Ровены. Он подошел к ней и протянул шампанское, в котором кубик льда уже начал таять. Его улыбка стала немного загадочнее, как будто он узнал какой-то секрет, связанный с собеседницей, и раскрывать его не собирался…

+2

11

– Я знала Гарольда Минчума настолько, насколько он позволял, – интонацией Ровена делает акцент на этом слове, – узнать себя, – спокойно произносит госпожа Мальсибер, но холодные нотки все равно проскальзывают в ее голосе. Она делает несколько коротких шагов к Минчуму, не поднимая взгляда на лицо собеседника. – Ты всегда мог дать понять задире Лестрейндж, каков на самом деле. – Было одновременно и смешно, и странно говорить о себе в третьем лице. – Но не предпринял ни единой попытки. – Ведьма снова сделала глоток, взяв небольшую паузу. При желании можно было услышать что-то похожее на разочарование в произнесенных женщиной словах.
Она знала, что скромный юноша полукровного происхождения не осмелился бы не то, что сказать – сделать что-то против Ровены Лестрейндж, на стороне которой всегда будет старший брат, как бы она не была неосторожна в своих поступках и словах. И время не сотрет из памяти сложных взаимоотношений бывших студентов школы чародейства и волшебства Хогвартс. Но, будь юноша чуточку смелее, вполне возможно, что их встреча в настоящем состоялась бы намного раньше и при других обстоятельствах. Впрочем, они взрослые состоявшиеся волшебники высшего общества. И именно в эту минуту ни у кого из них не было даже самого малейшего желания что-то изменить – лишь прекрасное настроение, хорошая выпивка и, главное, веселая компания. Ну и настойчивое желание узнать что-то личное. Одному из них это выгодно, другой – просто интересно. То, что можно было бы использовать в личных интересах.
Изысканный комплимент прозвучал подобно усладе и волшебница многозначительно улыбнулась.
А что? Ей, как и всякой женщине, нравилось, когда окружающие делали акцент на ее внешности, не смотря на полное осознание, что далеко не все из них не были искренними – можно сосчитать по пальцам одной руки.
– Мне кажется, если бы красивые женщины мозолили вам глаза чаще, – она подняла лукавый взгляд на лицо собеседника, – это принесло бы еще большую пользу. – Сомнительное утверждение, которое смело можно оспорить. Станет ли делать это господин Минчум? Ммм? – Хотя того, чего вы достигли на сегодняшний день, Гарольд, вполне впечатляет. – Ровена поднесла бокал ближе, чтобы чокнуться и опустошить его содержимое. Затем немного наклоняется к собеседнику, будто рядом есть кто-то, кто мог бы услышать их скромную беседу. – Или я ошибаюсь? – Ровена удивленно приподнимает светлые брови и даже не сдерживает рвущийся наружу веселый смех.
И на несколько секунд прикрывает глаза, пытаясь отогнать от себя внезапно нагрянувшее веселье, что принес с собой игристый напиток. И легкость, которая идет лишь на пользу на мероприятиях подобного плана. Затем открывает веки и уже внимательней смотрит на Гарольда.
– А зря! – едва не перебив Минчума, проговорила миссис Мальсибер, наблюдая за тем, как опустевший бокал в руках благородной мадам наполняется золотистым напитком с одним единственным кубиком льда. – Зря, Гарольд, вы избегаете сплетен. Как известно, нет дыма без огня. А потому многие из них могут оказаться весьма полезными, если извлечь из них самое верное. 
Кубик льда медленно тает. Похоже, Гарольд решил ее чуточку подпоить. Но Ровена-то свою меру знает.  А потому держит язык под контролем. Пока что. Но Гарольд, сам того не зная, задел что-то в этой леди, отчего та резко поменялась в лице.
– Я знаю, чего хочет Ровена Мальсибер! – в серо-голубых глазах загорается огонек, который часто вспыхивал при малейшем упоминании о личных предпочтениях госпожи Мальсибер. – И с уверенностью могу об этом сказать. Но, боюсь, это слишком личное. – И то, что не предназначено знать посторонним – только близким ей людям. Только ее семье. А больше никому ничего знать и не надо. – Но если речь идет про мимолетные «хочу», то их предостаточно. – Она приподнимает взгляд кверху, будто пытается выбрать одно из многочисленных. – Попытаетесь угадать сами? Или мне все перечислить списком? Это было бы слишком просто и неинтересно...  – она легко качает головой, но улыбка не сходит с женского лица.
Роу делает шаг назад, шаг вперед и снова шаг назад и шаг вперед, как в танце, аккуратно удерживая бокал с шампанским, чтобы не расплескать напиток. Настроение у женщины, и вправду, прекрасное, не смотря на упоминание о юности, в которой каждый из них стоял на своей ступени. 
– Зачем мне это делать? – Ровена легко пожимает плечами. – Это бессмысленно. Я пришла сюда не для того, чтобы кому-то что-то говорить или доказывать. Я пришла сюда за компанию с мужем. Увидеть Гарольда Минчума, – свободной рукой Ровена поправляет прекрасно гармонирующий с костюмом галстук, немного сбившийся влево. – А правда и ложь – понятия относительные. Так же, как и красота. То, что для меня правда – для тебя может оказаться ложью. И наоборот. – Она рвано опускает руку и кривит окрашенные губы в легкой усмешке. – К тому же, я ничего о тебе не знаю, а то, что знала когда-то, наверняка, стало неправдой. Если только сам кандидат в главное кресло магического мира не расскажет что-нибудь интересное. Или не намекнет…

+2

12

Слова Ровены показались Гарольду настоящей усмешкой. А собственно, чего он ожидал от  Лестрейндж? Только сейчас она спокойна и прекрасно держит себя в руках, холодна и расчетлива. Нотки шампанского всё же заставляют холодок проявиться чуть ярче, чем следовало бы, но Минчум пропустил это. Зато очень ярко почувствовал разочарование в её голосе, а это заставило его улыбнуться.

- Хорошо рассуждать об этом сейчас, - Гарольд провел рукой по подбородку, - тогда мудрости нам не доставало. Нам обоим.

Он примирительно коснулся свободной руки Роу и подвел её обратно к креслу. Сам же Гарольд подошел к выходу из шатра и выглянул на секунду. Этого было достаточно, чтобы помощник, дежуривший рядом, сразу же подскочил к нему за поручениями.

- Принеси нам немного закусок, - помощник кивнул и хотел ещё что-то сказать, но Гарольд жестом оборвал его, указав направление исполнения поручения.

Минчум вернулся в кресло рядом и взял свой бокал в руки, чокнувшись с Мальсибер. Она опустошила свой бокал, а Пароль, улыбнувшись, сделал маленький глоток. Сигара медленно тлела на краю пепельницы, и Гарольд взял её и сделал пару затяжек, выпуская красивые кольца дыма.

- Как правило, красивые женщины не выносят моих сигар, - он легко и непринужденно рассмеялся.

Помощник быстро вошел и поставил блюдо с разными закусками на столик Ровены. Также быстро он покинул зал, стараясь даже не поднимать глаз, будто мог увидеть что-то постыдное. Он бы давно уже забрал Гарольда в большой зал, чтобы провести запланированные встречи. Но Минчум неплохо знал свою адъютанта и понимал, что время у него ещё есть.

- Если бы я знал, чего хотят женщины, то точно уже был бы Министром магии, - он лукаво улыбнулся. - Разве ты не достигла всего, чего желала? Муж, дети, богатство? Когда такие важные пункты выполнены, остается только получать те самые мимолетные «хочу», как ты изящно выразилась.

Гарольд сделал ещё один глоток. Виски начал теплеть, и Минчум встал, чтобы положить новый кубик льда. Мимоходом он подлил шампанское в бокал Роу и взял одну из канапе с ростбифом. Вкус мяса отлично сочетался с виски, ещё и охлажденного новым льдом.

- Дорогая Ровена, если ты хочешь меня о чем-либо спросить, ты можешь это сделать. Моя жизнь сосредоточена вокруг служению общества, и вряд ли в ней есть что-то настолько любопытное, что сможет удовлетворить твой интерес. Сплетни слишком сильно преувеличивают мою жизнь.

Он взял ещё одно канапе и вернулся в кресло. Гарольд расслаблено устроился в кресле, снова вернувшись к сигаре. Он с интересом наблюдал за Роу. Она была в прекрасном расположении духа. Игристый напиток добавлял веселья благородной леди.

- Кстати, о служении общества, - он сделал затяжку. - Не хотела бы миссис Мальсибер присоединиться к мероприятиям Фонда и принять в них более активное участие? У нас огромное количество планов, и есть маневр для новых инициатив. Так что…

Гарольд поднес бокал, чтобы чокнуться с бокалом Ровены. Он делал это предложение с огромным удовольствием. Идея пришла к нему давно - подключить благородных дам к деятельности Фонда. Это поможет притянуть мужей, которые не слишком лояльны к кандидату Минчуму, но им будет сложно вступать в конфронтацию, если дорогие супруги будут увлечены деятельностью в Фонде. Поэтому он готов был разрешить некоторые вольности..

+2

13

Что-что, а располагать к себе Минчум научился прекрасно. Вот так и не скажешь, что этот уверенный с виду в себе мужчина в юности был нелюдим. Но действительно изменился ли сам Гарольд? Или, оставаясь наедине с собой, в нем продолжает жить все тот же забитый студент? А все, что окружает их обоих сейчас, напускное?
– Рассуждать сейчас об этом хорошо, но бессмысленно, – заметила она. – Что касается мудрости, то в юности ее недостает нам всем – увы и ах, но она приходит с годами, –и лукаво сощурила глазки, – хотя, в некоторых моментах ее не хватает и сейчас.
Леди Мальсибер покорно опускается в кресло, к которому ее подвел Гарольд и провожает мага взглядом, пока он направляется к выходу из шатра. И думает о том, что еще некоторое время назад она была уверена, что Минчум изменился. А вот в эту самую минуту начинает сомневаться в этом. Да только он правду-то сейчас и не скажет, какие бы усилия она не прикладывала – юность оставила на них обоих четкий отпечаток недоверия. И не только по отношению друг к другу. Вот это и было интересно урожденной Лестрейндж. Возможно, не сейчас, а немного позже, скажем,  при менее официальной встрече она сможет утолить свое любопытство. А он будет чуточку естественней.
Задумавшись, леди Мальсибер не сразу замечает, как Минчум вернулся к ней – только звон соприкоснувшихся бокалов заставляет ведьму поднять взгляд на собеседника. Она опустошает немногое содержимое бокала несколькими глотками, чуть слизнув кончиком языка несколько капель игристой жидкости. И внимательно слушает мужчину, наблюдая за тем, как он выпускает несколько колец дыма. И, выслушав Гарольда, Ровена рассмеялась вслед за ним – так же легко и непринужденно.
– Значит я – исключение из правил, – Мальсибер подыгрывает собеседнику, наблюдая за тем, как ловко и быстро помощник кандидата раскладывает закуски на столик рядом с ней. И так же ловко и быстро покидает их компанию. Выдрессировал! Почти так же, как сама Ровена – своих домовых эльфов. Он делал очередную попытку увести кандидата для дальнейших встреч. Но Минчум, похоже, не торопился. Оно и хорошо. И Роу, несомненно, льстило, что ей уделяют чуточку больше времени, нежели остальным. Даже если ради какой-то цели, как она была уверена. И задумчиво добавляет, – либо же, что куда проще, тебе попадались «неправильные» женщины. Либо я недостаточно красива.
Она улыбается. Вот с последним предположением миссис Мальсибер откровенно слукавила. Эта леди всегда ухаживала за собой. И прекрасно знает, как выглядит. Ровена считала себя красивой женщиной. Ага, сама скромность! Но у каждого свои вкусы. И это было тем самым «но».
Урожденная Лестрейндж знала о предпочтениях своего супруга. О нынешнем Минчуме не знала ровным счетом ничего. Но была уверена, что услышит возражения на сей счет – так надо. Того требует их положение.
– Я достигла того, чего от меня ждали, – поправила Гарольда Роу. – И того, чего я хотела, конечно же. – Она отставила пустой бокал на столик рядом и откинулась на спинку кресла, опустив руки на мягкие подлокотники. И на несколько секунд прикрыла веки, наслаждаясь тишиной. Открыла их в тот момент, когда Минчум вновь наполнял ее бокал. И губы Ровены изогнулись в усмешке. Но дама никак не прокомментировала этого. – По молодости этого желает каждая женщина, независимо от ее положения в обществе. – Ну, это и так понятно. – И, как только достигает этого, тут же стремиться к мимолетным желаниям. Пока вновь не захочет чего-то значительного. Того, к чему придется стремиться и стремиться…  –Роу замолкает, понимая, что медленно пришла к тому, что на данный момент было с ней. Вот уже несколько лет она стремилась к самому элементарному, но… не получалось. – А к чему стремишься ты, помимо того, чтобы занять главное кресло, Гарольд?
Ведьма снова усмехнулась, перекинув ногу на ногу, чуть покачивая ножкой. На этот раз – с собственных мыслей. И, недолго думая, последовала примеру Гарольда, взяв канапе с креветкой. Вкусно. Затем еще один.
– Дорогой Гарольд, – а что? Она подыгрывает Минчуму, – поверь, за столько времени у меня накопилось немало вопросов разного характера. Если ты пообещаешь, что твой помощник не будет каждый раз заглядывать сюда, – взглядом она указала на вход в шатер, в который, казалось, вновь вот-вот ворвется молодой помощник Гарольда, – ожидая, когда же можно будет увести тебя подальше от любопытной дамы, то я с удовольствием помучаю тебя вопросами.
Леди Мальсибер рассмеялась – наверняка ему сейчас не до глупых шуточек белокурой избалованной дамочки. Но, почему бы и не попытаться? Прежде наблюдая за выражением лица Гарольда, она отметила, что оно меняется буквально за долю секунды. Пожалуй, именно в такие редкие моменты можно увидеть его настоящего.
– Предложение заманчиво, Гарольд. – Еще бы – это какое-никакое разнообразие.– И я обязательно подумаю над ним. Если в этом нет срочности. – Она взяла свой бокал, что прежде стоял на столике в окружении вкусностей, и чокнулась с бокалом Минчума. Она-то не против. Но без согласия Эдварда окончательных ответов она, обычно, не давала. – Можешь рассказать мне чуточку больше о деятельности Фонда?

+1

14

После просьбы о закусках помощник стал настойчиво заглядывать в шатер. Минчум то и дело бросал взгляды в стороны входа, давая ему знак, что пока он не готов покинуть дорогую гостью. Гарольд задерживался с Ровеной не только ради удовольствия от общения с прекрасной женщиной. Он отчетливо понимал, что в целом работа фонда налажена хорошо, и многие гости в любом случае сделают пожертвования. Поэтому у него немного было времени для общения. В конце концов леди Лестрейндж - это совсем отдельная история…

- Недостаточно красива? - Минчум даже поперхнулся дымом и первый раз за длительное время закашлялся от сигары. - Кажется, Ваше сознание, миссис Мальсибер, помутилось от шампанского, и я вынужден забрать у Вас бокал.

Гарольд рассмеялся своим легким и будто мелодичным смехом, который почти сразу заполнил комнату. Помощник удивленно и довольно нагло заглянул в шатер. Мгновенная реакция Минчума заставила сотрудника так же быстро спрятаться от посуровевшего взгляда.

Министр взял аккуратно и шутливо бокал из рук Ровены и поставил на свой столик, предлагая закуски снова. Улыбка не сходила с лица Гарольда. Вопрос, который задала Роу следом, был довольно серьезный, но мужчина легко справился с этим. Он точно знал, чего хочет. Семейная жизнь и идиллия, которой живут многие достопочтенные волшебный семьи, ему не была необходима ни для себя лично, ни для статуса. Уход супруги показал, что наличие верной жены рядом совсем необязательно. Пока он с этим справляется. Сейчас он хотел только одного, и до цели было близко.

- Я предпочитаю решать проблемы по мере их поступления. Не буду лукавить - кресло Министра для меня очень желанна. Я это очень хочу, и это не секрет. Иначе этого мероприятия может и не было.

Он опустил глаза, задумываясь на секунду. Деятельность фонда, конечно, была полезна для общества, но в первую очередь это был политический ход, важный и нужный для восстановления утраченного доверия разных слоев общества. У него давно были подозрения, что среди представителей чистокровных семей наверняка есть те, кто поддерживают действия радикально настроенных Пожирателей. Кто-то пассивно, в кулуарах и приватных гостиных, кто-то точно активно участвует в деятельности… А Фонд. Фонд помогал им реабилитироваться в глазах общества и Министерства.

Во время реплики о помощнике он снова показался среди штор входа. Теперь Гарольд был вынужден подойти. Он нервно зашептал о необходимости уделить время одному гостю, который скоро готовился покинуть прием. Тогда Минчум вернулся к Ровене и наклонился поближе, затем он взял её руку и легко поцеловал.

- Прошу меня простить, но я просто обязан покинуть тебя буквально на 5-7 минут. Фонд обсудим, как только я вернусь. Грей не даст тебе скучать, - жестом он позвал навязчивого помощника.

Таким образом он обеспечил себе уверенность, что Роу никуда не уйдет, и, конечно, отомстил молодому человеку за назойливость. Тот слегка побледнел, явно застигнутый врасплох подобным поручением, но деваться уже некуда было. Он указал руководителю направление, где он смог найти важного визави и остался в шатре.

Сам же Минчум быстро шагом вышел из шатра и последовал к гостю. По пути он широко улыбался, блистая улыбкой, иногда останавливаясь на мгновение для более почтительного кивка. Многие провожали его заинтересованным взглядом, наблюдая за кандидатом. Быстро настигнув цель, он привычно ловко начал беседу, подключив удачно спутников волшебника. Их общение продлилось минут десять, но Гарольд периодически бросал беглый взгляд на шатер, где он оставил Ровену, надеясь, что его план сработал и она не обиделась на его демарш. Тем не менее это было действительно необходимо. Получив то, что хотел, Гарольд также быстро проследовал обратно. У входа в шатер он затормозил и аккуратно заглянул вовнутрь, с интересом наблюдая, что Роу сделала с его адъютантом…

Отредактировано Harold Minchum (2018-05-05 20:56:45)

+1

15

Лицо Ровены пошло пятнами, когда Гарольд, быстро и ловко удалился из шатра, обещав вскоре вернуться. Она не успела ни слова сказать, как уже провожала взглядом кандидата в главное кресло магической Британии. Ну не нахал, а? Еще большей неожиданностью стало то, что он весьма и весьма предусмотрительно оставил вместе себя назойливого помощника, который, судя по выражению лица, и сам был ошарашен выходкой Минчума. Но, приняв это как должное, покорно прошел в шатер и встал где-то чуть сбоку от кресла, в котором восседала леди Мальсибер. Ее только-только посетила мысль, что было бы лучше уйти к гостям, не продолжая более беседу с Гарольдом. Ему давно пора заговаривать зубы иным представителям общества – Ровена Мальсибер немного иных правил. Но губы женщины внезапно растянулись в ехидной улыбочке. Зачем уходить, если появилась такая незначительная возможность узнать о Гарольде из других уст? Правда, если эти уста все-таки соизволят сказать благородной мадам что-то действительно стоящее.
Выражение лица мистера Грея (кажется, именно так бегло представил своего помощника) изменилось, стоило только приблизиться к даме, став предельно внимательным. Только мышцы лица не были напряжены. Упорные годы тренировки? Возможно. Зато Ровена, кажется, не была настроена серьезно – удачно сложившаяся ситуация веселила миссис Мальсибер. Хотя и без шампанского тут не обошлось.
Мальсибер смотрит на Грея, сцепив руки перед собой в замок. За отобранным бокалом шампанского так же не торопится. Зато бегло изучает взглядом мужчину перед ней, даже не удосужившись предложить присесть. Нарочито, надо признаться.
Типичный британец!
Делает вывод Ровена, потянувшись за аппетитными закусками – не пить же все время.
Она только хочет задать несколько вопросов о Минчуме его помощнику, надеясь, что именно он чуть приоткроет занавес и расскажет что-то интересное о Гарольте (в силу неопытности, скажем). Но отчетливо видит вопрос в глазах Грея, который, судя по взгляду, не терпится задать. Быть может, даже получить ответ.
– Я вас слушаю, – спокойно произносит леди Мальсибер, вновь отправив в рот чудесное канапе с вкуснейшей креветкой.
О чем Вы, мадам, так долго беседовали с мистером Минчумом, если мне позволено узнать? – не заставляет себя ждать собеседник, которого, кажется, ничего не смущало.
А вот Ровена нахмурилась, услышав вопрос, который был далек от тех, которых она ожидала услышать. Женщина отправила в рот еще один маленький бутерброд с креветкой и внимательно посмотрела на мистера Грея. 
– А как вы думаете? – отвечать вопросом на вопрос – не вежливо. Однако этот момент Ровена Мальсибер опускает, наслаждаясь вкусом прекрасной закуски. А собеседник по-прежнему молчит, будто бы проглотил язык. – Наверняка о том, о чем беседуют другие женщины с Гарольдом, – предположила Ровена, не вдаваясь в подробности ее с Минчумом беседы – ни к чему помощнику знать о таких вещах. 
Леди Мальсибер всегда умела поддержать любую беседу (если такова была интересна мадам), независимо от того, кто перед ней был. И, тем самым, значительно отличалась (как она была уверена) от иных представительниц женского пола.
А помощник Гарольда продолжал отмалчиваться, и это заставило Ровену насторожиться. Она равнодушно посмотрела на тянувшего  с ответом Грея, не понимая, не желает ли он из вредности отвечать ей или ему просто нечего ответить. 
– Он что, редко общается с женщинами? – вопрос против воли сорвался с губ Мальсибер. Она усмехнулась с себя же – только она могла такое ляпнуть. Да только молчание Грея стало порядком раздражать. Ведьма подняла недоуменный взгляд на этого помощника, который, судя по выражению лица, ничего не хотел говорить Ровене. И понял ее вопрос по-своему.
Думаю, на подобные темы вам лучше побеседовать с самим мистером Минчумом, – коротко отрезал помощник. И, коротко махнув головой, поспешил покинуть шатер.
Тут уже замолчала леди Мальсибер, фантазия которой поскакала галопом уже намного дальше. Похоже, она поняла, что мог подумать помощник Гарольда. Да только не совсем это она имела в виду.
Миссис Мальсибер громко рассмеялась. Нет, это, действительно, прекрасный вечер!
Она вновь встала с кресла, дожидаясь Гарольда на месте, чтобы задать ему ненароком возникший вопрос, ответ на который уж очень заинтересовал мадам...

+1

16

Гарольд мельком увидел, как пунцовый помощник вылетает из шатра и спешно оглядывается по сторонам в поисках начальника. Когда взгляд их встретился, Грей был непреклонен и явно давал понять, что больше не намерен находиться более с миссис Мальсибер в одном помещении. Минчум усмехнулся про себя, удивляясь, чем же так возмутила верного адъютанта Министра. Хотя забияка Лестрейндж может довести любого до белого каления…

Он вежливо улыбнулся и раскланялся с важными снобами и с ехидной улыбкой направился в шатер. Грей стоял рядом, но был настолько возмущен, что едва мог выдохнуть и объяснить что-то внятное. Гарольд не смог сдержаться и усмехнулся вслух. Он отечески похлопал его по плечу, призывая успокоиться и смириться.

Когда он вошел в шатер, Ровена прогуливалась по небольшому пространству с загадочной улыбкой на лице. Она явно была довольна проведенной беседой с помощником и уже готовилась нанести удар самому Министру, но Минчум был готов к любым нападкам женщины.

Сигара мягко тлела в глубокой пепельнице, смиренно дожидаясь хозяина. Гарольд взял в руку сигару и сделал небольшую затяжку. Он повернулся к Роу, разглядывая её выражение лица, пытаясь угадать, что она задумала.

- Судя по выражению лица Саймона, тебе было весело, - он взял бокал в руку и подхватил шампанское для Роу.

Гарольд подошел к Ровене и вложил в руку бокал с игристым. Вернувшись к столику, он взял в руку сигару и вернулся к собеседнице. Он поднял бокал.

- Хочу поднять бокал за тебя, - мягкая улыбка появилась на его лице, - за очаровательную и удивительную женщину. Надеюсь, что в скором времени ты примешь моё предложение по сотрудничеству с Фондом, и мы продолжим наше сотрудничество более тесно.

Минчум коснулся своим бокалом с её и сделал большой глоток.

+2

17

На какое-то мгновение Ровена даже пожалела, что позволила себе разнообразить этот скучный до скрежета на зубах прием подобным образом. В конце концов, помощник Гарольта слоняется туда-сюда, потому что это его работа, которая, как кажется миссис Мальсибер, ему даже нравится. А вот первое впечатление очень важно. И, кажется, о себе она его изрядно подпортила своими мыслями и предположениями. А, ведь, это был вопрос без какого-то подтекста. И все. Ох уж эти фантазии…
Ровена развлекалась. По сути, ей не было дела до кого-то – она просто ждала, когда Эдвард побеседует с необходимыми ему магами. На какие-то секунды она забыла и о мистере Грее, и о самом Гарольде, который все еще где-то пребывал, и даже о вопросе, который так и норовил слететь с острого языка благородной мадам.
Леди Мальсибер немного развернулась, принявшись медленно ходить вдоль шатра, и вновь возвращаясь к мыслям о том, как бы обойти всевозможные острые углы, задав мистеру Минчуму простой житейский вопрос, который, вероятно, ему попросту не понравится и вызовет негативные эмоции. Женщина фыркает. Она-то задаст в любом случае – вот тут-то утолит любопытство. Но что из этого выйдет? Честного ответа Роу от Гарольда в любом случае не дождется. Или все же дождется, дабы опровергнуть подобного рода мысли? Наткнется на его недовольный взгляд? В лучшем случае так и будет. В худшем... развернется и покинет ее общество? А что? В юности он так и поступил бы. Он не опустится до оскорблений – это не выгодно ни ему, ни ей. А сейчас она только и может, что предполагать.
– Очень весело! – довольная собой дама отвечает явившемуся точно по расписанию Гарольду. Интересно, он всегда является так неожиданно? Затем шепотом и с загадочной улыбкой на губах добавила: – ты даже не представляешь насколько.
Минчум не заставил себя ждать, и на ухоженном лице Мальсибер тут же появилась гадкая усмешка, пока она еще раздумывала: поинтересоваться или все же промолчать?
– Хватит пытаться споить меня, Минчум! – серьезно заявляет Роу, принимая бокал, а в глазах – лукавые искорки. Сейчас она все же обратила внимание на этот факт, несмотря на то, что норму свою она все же немного перешагнула. Плюс, определенные вопросы лучше обсуждать на трезвую голову. Например, насчет Фонда.– Наше сотрудничество будет зависеть исключительно от тебя, Гарольд. Надеюсь, ты окажешься сообразительным и заинтересуешь меня. За меня! – леди Мальсибер делает несколько глотков игристой жидкости из своего бокала, который по настоянию собеседника вновь в женских руках.
Она долго смотрит на мага – он большой мальчик, все схватывает налету, как было в юности. И прекрасно осознает, что получить поддержку Мальсиберов – хороший ход. Иначе не стал бы крутиться вокруг госпожи Мальсибер, которая, еще будучи молодой девушкой, оставила не самые приятные воспоминания. Верно, Гарольд?
– Саймон воспринял мой вопрос двояко. И его это возмутило, а меня – позабавило, – быстро ответила Ровена, пожимая тонкими плечами – нет, она не смогла промолчать. – И это навело меня на одну мысль... – Она нарочито не закончила предложение, чтобы Гарольд сосредоточил внимание чуточку больше. Прикладывает прохладный бокал к пылающей щеке. И не смотрит на Минчума, полагая, что не выдержит своего вопроса и рассмеется – широкая улыбка выдавала женщину. – Твой помощник, Гарольд, поинтересовался, о чем мы с тобой, – указательным пальцем свободной руки Ровена указала на самого Минчума, – так долго беседовали. Я ответила, что о том, о чем, обычно ты говоришь с другими женщинами. И тут Саймон очень долго молчал... – Ведьма замолчала. Гарольд так же не произнес ни слова. И Ровена медленно развернулась, став к собеседнику полубоком. – Не обращай внимания, – она легко махнула рукой – мол, пустяк это, а сама же была невероятно довольна собой. Еще бы, озадачить Гарольда Минчума дело неплохое.        

+1

18

План Гарольда сработал в целом вполне, как он того и хотел. Ровена была более благосклонна к нему, чем можно было ожидать в начале вечера, да и мысль о Фонде уже не так была категорично воспринята, как это было в начале. Министр улыбнулся, довольный собой.

Правда, радость от маленькой победы довольно резко сменилась удивлением. Причем удивлением, граничащим с потрясением. Эти эмоции трудно было скрывать на лицо, ведь миссис Мальсибер крайне неприкрыто пыталась уличить самого Министра Магии в нетрадиционных отношениях.

Теперь стало очевидным, что так возмутило Саймона и почему он не стеснялся в мимике, когда выбегал из шатра. Первой реакцией было, конечно, рассмеяться, что Минчум весело и сделал. Вдоволь нахохотавшись над Роу и её умозаключениями, Гарольд утер невидимую слезу и поставил свой бокал на стол.

- Давно я так не смеялся, спасибо тебе, Ровена, - он поправил воротничок и быстрым шагом сократил расстояние между ним и леди Мальсибер.

Ловко обвив сильной рукой тонкую талию Роу, он второй рукой взял бокал из рук дамы. Одним глотком он осушил остаток шампанского и бросил пустой бокал в угол шатра. Затем также ловко закружил Роу, и она оказалась в его объятиях, а локоны свисали вниз, чуть не задевая землю. Минчум бегло, но довольно уверенно поцеловал Ровену. Губы её были сладкие и очень мягкие, но Министр больше хотел похулиганить, чем почувствовать глубокую страсть.

Вернув леди в исходное положение, он весело улыбался.

- Надеюсь, что хот ь немного развеял твои сомнения, хотя зная тебя, Лестрейндж, это вряд ли, - Гарольд снова засмеялся. - Уверен, что ты ещё уколешь меня пару раз. Но как только это… А впрочем неважно. К сожалению, мне уже нужно откланяться. Скоро нужно произнести заключительную речь. Надеюсь, что ты всерьез обдумаешь моё предложение по поводу Фонда. Ты бы стала потрясающим украшением его.

Гарольд взял руку Роу и галантно поцеловал, сделав заключительный кивок головы в знак прощания. Он быстро вышел из шатра, а Саймон радостно засеменил за ним, быстро на ходу рассказывая о дальнейших планах Министра. Гарольд слушал вполуха. На губах он всё еще чувствовал вкус сахарных губ Ровены. Какое-то странное чувство зашевелилось внутри. Это были не чувства, которые вспыхнули спустя несколько лет. Нет. Это скорее было тревожное ощущение. Подобные чувства стали периодически беспокоить его. Только смущало, почему это чувство возникло после приятного поцелуя со старой знакомой.

Минчум тряхнул головой, приводя мысли в подарок. Официант уже ждал Министра с бокалом шампанского у небольшой сцены. Мужчина легко взошел на сцену, держа бокал в руках. Он обратился к гостям, когда музыка учтиво затихла.

- В первую очередь, хочу сказать всем собравшимся спасибо. Огромное спасибо за то, что каждый из Вас делает для работы нашего Фонда. Я говорю именно Нашего. Это то немногое, что на сегодняшний день мы можем сделать, чтобы помочь тем, кто незаслуженно и несправедливо пострадал, когда мы не могли действовать. Ваш вклад в Фонд в очередной доказывает, что каждый из нас сам принимает решения, что делать и как жить в этом мире. И я безмерно радже что мы идем одной дорогой. За Вас и за наше общее дело!

Он поднял бокал, обводя зал с широкой улыбкой, пытаясь каждому мельком посмотреть в глаза. Публика благосклонно приняла его речь и вместе с ним подняли бокалы.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » В юности мы вовсе не думаем о будущем