картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Лучшее время - это сейчас


Лучшее время - это сейчас

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ЛУЧШЕЕ ВРЕМЯ - ЭТО СЕЙЧАС


Закрытый


http://s8.uploads.ru/t/4fvle.jpg http://metropotam.ro/mediaserver/w/y/sam.jpg http://s5.uploads.ru/esHab.jpg


Участники: Гарольд Минчум, Минерва МакГонагалл

Дата и время: август 1978 г

Место: Южная Шотландия

Сюжет: Представленные друг другу уже давно, они прежде ограничивались короткими вежливыми фразами. Подробно же и  обстоятельно обменяться мнениями и мыслями у них не было ни повода, ни случая. И то, и другое представилось во время международной педагогической  конференции под Эдинбургом.

+3

2

Поездка предстояла не очень увлекательной. Гарольд до последнего не хотел ехать на международную магическую педагогическую конференцию, что проходила недалеко от Эдинбурга. Слово «международный» в этой сложно аббревиатуре заставляло протокол бесконечно включать это мероприятия в план Министра. Он также усердно его вычеркивал,  мотивируя тем, что у них есть более серьезные проблемы, чем образование юных волшебников. Тем более умников там хватает, он там не нужен. Встречаться сейчас с Альбусом Дамблдором он тоже не хотел.

Всё же помощники нашли аргумент, против которого было сложно что-либо противопоставить. На конференцию приедут представители других государств. Они итак «озабочены» проблемой Пожирателей в Англии, если министра не будет на мероприятии, у них появится ещё один повод упрекнуть власти в несостоятельности в борьбе с этой угрозой. Минчум поворчал, несколько раз повздыхал про себя, но согласился оставить конференцию в графике.

В назначенный день он появился на мероприятии. Гарольд Минчум выполнил обязанности говорящей головы и торжественно открыл конференцию. После он вышел к прессе, которая задавала до ужаса нудные и одинаковые вопросы. Министр с улыбкой на лице отвечал в сотый раз на одни и те же вопросы о Пожирателях. Несколько вопросов промелькнуло и про образования, правда опять не в том направлении, что Гарольду хотелось. Пронырливые журналисты интересовались мнением Минчума об Альбус Дамблдоре.

- Великолепный волшебник и учитель, что тут ещё добавить? На этом, пожалуй, закончим, - он улыбнулся журналистам напоследок, чтобы они сделали несколько снимков министра.

Впереди его ждал приём в честь начала конференции. После окончания торжественной части Минчум планировал сбежать обратно в Лондон, поэтому с нетерпением ждал этого момента. Строгий вечер подразумевал строгий дресс-код, к тому же мероприятие имело международное значение. Министр выглядел как всегда отлично. Парадная мантия сидела отлично на нем, широкие плечи, прямая осанка - всё это добавляло шарма его внешности. Политик всегда должен выглядеть хорошо, а министр так вообще с иголочки - любил повторять Минчум своему помощнику.

Он спустился в зал как раз во время. Большая часть гостей уже собрались, но и не слишком долго его ждали. Гарольд приветливо улыбался и жал руки уважаемым гостям. Он задержался у представителей зарубежных школ, обсуждая с ними впечатление от первого дня конференции. Министр то и дело обводил гостей взглядом, как будто кого-то искал. Точнее он надеялся, что его здесь не будет. Спустя полчаса Гарольд убедился, что Дамблдора здесь нет. А вот его верная заместительница присутствовала.

Минерва МакГонагалл. Министр стал перебирать в памяти факты, которые знал о ней. Он помнил, что она стала самым молодым преподавателям Хогвартса. Минчум не помнил точно, сколько ей было, но однозначно очень юна для педагога. Декан Гриффиндора и заместителя директора. Минерва стояла поодаль от всех и изредка перекидывалась несколькими фразами со знакомыми волшебниками. Почему бы и нет? За одним попробую узнать, где прохлаждается Дамблдор… Гарольд направился прямиком к ней.

- Минерва МакГонагалл? Моё почтение, - он взял её руку, чтобы поцеловать, но передумал, и легко пожал ей руку. Наверянка, она не оценит такой жест с его стороны, а начинать беседу с отрицания ему не хотелось. - Как Вам конференция?

+4

3

Лучший отдых – это смена деятельности, так говорил отец. Если это правда, то сегодня Минерва, определенно, должна была хорошо отдохнуть. Конференции в её жизни случались не по разу в год, но в этот раз она была представителем принимающей стороны, что было уже далеко не так часто, активно участвовала в организации мероприятия, взяв на себя все то, чего ожидали от Хогвартса вообще и от его администрации в частности.
Что же, по крайней мере, она не устала и не вымоталась, работая рука об руку с сотрудниками министерства и школьными коллегами. И подготовка, и начало мероприятия прошли просто на одном дыхании, практически без накладок. Только бы так было и дальше! Кажется, сейчас было самое время успокоиться, поверить в успех и перевести дух.
Все-таки то, что зовется светской жизнью – совсем не её конек. Балы, приемы, званые вечера, если не были частью какого-то мероприятия, совершенно её не привлекали. В противном же случае, как сейчас, она с ними смирялась, охотно признавая, что такой вид общения тоже может кому-то нравиться и быть полезным. Сама она предпочитала неторопливые беседы за чашкой чая в узком кругу либо уж формат широкой дискуссии. В первом случае можно было как следует углубиться в вопрос, во втором – в полной мере очертить его границы. Но что же, прием так прием, так нужно – пусть так и будет. Благо этот прием не требовал от неё, чтоб она казалась лучше, чем есть. Не было необходимости в открытых плечах, блеске каменьев, перьях и перчатках, достаточно было одеться чуть менее формально, чем обычно.

Она как раз успела сделать несколько глотков из высокого бокала и собраться с мыслями и силами, чтоб возобновить общение, и как раз оглянулась посмотреть, не заскучал ли кто-то из гостей, не остался ли в одиночестве. Но повсюду, куда бы не падал её взгляд, она видела, что как будто все в порядке. Волшебники улыбались, общались, спорили, пожимали друг другу руки, обнимались, кто деликатно, а кто демонстративно. Одним словом, ситуация вмешательства не требовала, разве что улыбнуться и кивнуть кому-нибудь знакомому, встретившись взглядами. Она сделала небольшой круг, перебросилась приветствиями, короткими фразами, подтвердила уже назначенные встречи. Вернувшись на то место, с которого она начала оглядывать зал, Минерва обнаружила, что к ней направляется сам господин министр Магической Британии. Вероятно, с каким-то рабочим вопросом? Минерва торопливо прикинула, что могло бы быть этим вопросом – и не нашла навскидку ничего, что могла бы упустить ранее. Да и вид мистера Минчума обещал скорее «разговор», «беседу», чем «проблемы» и «как вы могли об этом забыть». Она неярко, но приветливо, улыбнулась, встретившись с ним взглядом, а минутой позднее очень искренно ответила на рукопожатие.
- Рада видеть вас, мистер Минчум. Полагаю, уже можно сказать, что начало было безупречным. Мне очень понравилась ваша речь. Вы не упустили ничего из того, что ждет от вас наше сообщество, и не сказали ничего лишнего. И хотя выражение «словесная эквилибристика» совсем не похоже на комплимент, я все-таки пару раз не могла не сравнить вас с канатоходцем.

+3

4

Минчум слушал комплименты Минервы с яркой улыбкой на лице и в конце склонил голову в знак почтения. В руках у неё был бокал шампанского. Гарольд быстро подманил официанта и взял с подноса бокал с шипучим напитком. Он вновь обратился к собеседнице.

- Тогда выпьем за успешное начало конференции, - Гарольд соприкоснулся с бокалом Минервы и слегка приподнял его в знак салюта. - Хотя Ваши комплименты излишне. Здесь я всего лишь говорящая голова, которой поручено дать старт могучему кораблю науки. Всё остальное - в Ваших руках.

Он сделал глоток шампанского и немного сморщился от пузырьков, что ударили в нос. Всё же он предпочитал более крепкие напитки, но на таких приемах всегда ограничивался пару бокалами шампанского. Да и сигару покурить здесь негде, так что нет смысла портить изысканный вкус янтарного напитка, если невозможно насладиться им в полной мере.

Быстрым взглядом он оглядел зал. Это была старая привычка ещё с юности, следить, кто находится в зале, если вдруг понадобится сменить собеседника на более выгодного. Сейчас же Минерва МакГонагалл была лучшим его выбором.

- Директор Дамблдор не почтит нас своим присутствием? - он делает ещё быстрый один глоток. - Не подумайте, у меня не было желания усомниться в Ваших способностях, но всё же мероприятие протокольное, и многие ждали Альбуса здесь.

Гарольд ободряюще улыбнулся. Он не соврал ни на йоту. Многие действительно надеялись увидеть директора школы здесь, но он не порадовал публику своим присутствием. Правда, Гарольд Минчум не относился к их числу. Он-то как раз был счастлив, что Дамблдора здесь нет. Общество заместителя директора нравилось ему куда больше. В плане хороших манер она точно даст ему сто очков вперед.

- Позвольте один нескромный вопрос? - в глазах заиграли искорки. Этот вопрос был больше его личным любопытством, чем необходимым стратегическим знанием. - Как же Вы смогли так быстро и умело стать преподавателем? Если память мне не изменяет, Вы стали одним из самых молодых педагогов? В чем же Ваш секрет?

Беспощадный карьерист внутри министра магии очень хотел знать ответ на это вопрос, ведь это было ему очень близко по духу. Стать самым молодым Министром ему не удалось и не все планы были его осуществлены, но в целом своей участью он был доволен. Так почему бы и не узнать секреты других?

+4

5

Вот! Вот почему профессор МакГонагалл так не любила приемы и светские беседы. Это как шаги по тонкому льду, как танец между клинками. Пока разговор касается погоды или хотя бы теоретических вопросов магии – все отлично, и лед не так тонок, и лезвия не так остры. Но как только речь заходит о конкретных людях, поступках, оценках, Минерва прямо явственно слышит предательское «хрусть» под ногой. Ладно, если она просто сморозит глупость, а если кого-то подведет?
Не мастер она уловок, отмазок, многозначностей. В самом деле – непростой вопрос, почему на мероприятии нет директора Дамблдора. Его тут и правда ожидали. Он был бы тут весьма уместен. Но так уж вышло, что именно сегодня он оказался гораздо более нужен в другом месте. И никто тут не должен знать, где и почему. Именно поэтому ответ заготовлен заранее, а её задача произнести его так, чтоб он прозвучал как можно правдивее.
- Очень надеюсь, что директор появится чуть позже, к началу работы секций. – Мягкая улыбка, лукавство в уголках губ. – Он ни за что не пропустит это мероприятие, будьте уверены. Если вы задержитесь до завтра, то сможете послушать его доклад.
Это было немного лукавством. Доклад они писали вместе, не считая, кто сколько труда вложил, где чей кусочек идеи, и по чьей милости основная тема обросла таким количеством мыслей, что хватит еще на пару лет исследований, экспериментов в лабораториях школы и сорок тем для школьных сочинений. Так что, в крайнем случае, доклад могла запросто озвучить и Минерва. Если что-то пойдет не так, то ей придется делать много больше, чем просто чуть-чуть лукавить за бокалом шампанского, ей придется сохранять хорошую мину снаружи, полную безмятежность внутри – и при этом продолжать вести заседании секции, не слишком часто и не слишком явно поглядывая на часы. Но сегодня тревожиться рано.
Если она и отвлеклась, то, может, всего на миг, поискать глазами в толпе знакомую фигуру в балахоне со звездами – вдруг все позади уже сейчас? И потому чуть напряглась от предупреждения о нескромном вопросе, будто ожидала какой-то запредельной нескромности. Но – нет, всего-то…
- О, тут нет никакого моего секрета, и слово «умело» тоже не подходит. Просто счастливый случай. Я как раз искала новую работу, а новая работа искала меня. Профессор Дамблдор сам учил меня предмету и был уверен, что я справлюсь. Мой возраст он счел малозначительным недостатком, к тому же быстро проходящим. А вам, мистер Минчум, никогда не приходилось немного поступаться формальностями, чтоб достичь оптимального результата? Если нет, то тогда ваша очередь делиться секретом, как вам это удалось.

+4

6

Теплая улыбка Минчума застыла на губах в ответ на реплику Минервы. Надеюсь, что Мерлин убережет меня от необходимости оставаться на этом мероприятии до завтра… Он обвел взглядом публику. Всё же ему тяжело было в беседах с академическим корпусом магического мира. Они были не такие, как он. Сильно отличались их взгляды на жизнь и политику. Гарольд жил политическими идеями и устремлениями. Они же жили совсем другими категориями. Наука, просвещение, воспитание. Это всё имело место и в его сознании, но до первенства было очень далеко. Минерве он же ответил совсем не то, что думал.

- К сожалению, завтра я уже должен быть в Лондоне, - он сделал небольшой глоток виски, - Порой мы вынуждены пренебрегать действительно интересными событиями ради политеса. Поэтому я Вам искренне завидую.

От Гарольда не укрылось блуждание её взгляда по залу. Не так она уверена в своем директоре, как хотелось бы… Внутреннее я Министра ухмыльнулось. Дамблдор поступал необдуманно даже с верными людьми, но мисс МакГонагалл явно еще не тревожилась так сильно, чтобы выдать себя. Просто легкое беспокойство. И то наверняка от присутствия в ситуации, которая ей не комфортна. Профессор была привлекательной женщиной, но явно была далека от светских приемов и раутов. Куда вольготнее она бы чувствовала себе в в другой, более привычной обстановке.

Объяснения профессора показались Гарольду немного странными. Он надеялся услышать какую-нибудь речь об упорном труде и любви к знаниям, но Минерва ограничилась прямолинейным ответом. Бровь Министра невольно изогнулась. Она будто призналась вслух, что обязана своим местом Дамблдору. И опять их различия во взглядах: она не видит в этом ничего зазорного, что наставник выделил её и уверен в её знаниях. Только вот Гарольд сразу видит в этом утверждении протекционизм и возможно даже кумовство. Только Мерлину известно о том, какие между ними отношения….

- Спешу Вас разочаровать, секрет моего успеха в поддержке общества. Это главный залог успеха моей работы. Давайте выпьем за волшебников, которые служат своей профессии верно и слепо, - он чокнулся бокалом с бокалом МакГонагалл.

Минчум хотел этим тостом спровоцировать профессора. Он хотел посмотреть на её реакцию. Для Министра академики были сложным пластом, требующим дополнительных и детальных изысканий, иначе взаимодействовать с ними бесполезно. Сейчас же шанс был потрясающим: доверенное лицо самого Альбус Дамблдора, ни о чем не подозревающее…

+3

7

Минерва приняла тост и пригубила шампанское. Но ответ Минчума её совершенно не удовлетворил, и это можно было даже заметить: её взгляд остался изучающим, любопытным, даже требовательным, хотя на губах и мелькнула вежливая улыбка. Шампанское позволило ей взять небольшую паузу, подумать, взвесить риски. Нет, предугадать все невозможно, трудно предсказать, чем закончится даже простая светская беседа, даже если не сходить с накатанной колеи дежурных фраз. А она сейчас собиралась с неё сойти.
Нет, она не рассчитывала на искренность политика, не было у неё такого кредита, но немного смести лоск стоило рискнуть. Иначе какой смысл в их встрече и в том, что оба они неглупые взрослые люди.
Опять же короткая пауза позволила безболезненно сменить тему разговора, и Минерва этим воспользовалась.
- У меня есть одно свойство, которое должно вам понравиться, мистер Минчум. – Она проговорила это чуть тише и совершенно непарадным тоном. – Видите ли, то, о чем со мной говорят, никогда не появляется в газетах. Все остается вот здесь, - она постучала тонким длинным пальцем по своему лбу. – И находит свое лучшее применение. Если вы находите это приятным бонусом, то позвольте мне задать вам вопрос и рассчитывать на ответ, если уж не честный, то хотя бы не банальный. А вы в свою очередь сможете получить от меня такой же ответ на интересующий вас вопрос. Если, конечно, пожелаете.
Она посмотрела на собеседника прямо, но в её взгляде, тоне, улыбке не было вызова, одно спокойное любопытство.
- Вот мой вопрос. Если сравнить магическое сообщество с паровозом, а вас с машинистом, то видите ли вы путь далеко впереди, за пределами вашей избирательно программы? Знаете ли, куда стремится состав? Мир, покой, процветание – это понятно, но что дальше? Мне всегда хотелось спросить об этом вас, но не на публику, а вот так, по-человечески.
Она усмехнулась, давая возможность при желании перевести вопрос в шутку, но взгляда от собеседника не отвела. Пусть даже он не ответит. Уход от ответа – тоже ответ. И еще ответ – то, что мелькнет в его глазах: страх или азарт? Подозрение или удивление? Это будет уже половиной ответа.

+2

8

А мисс МакГонагалл оказалась совсем не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Речь её заставила на малую доли секунду расширить глаза от удивления, но Гарольд моментально взял себя в руки и слушал с неподдельным интересом.

Его даже завораживало то, как она произносила слова. Без тени кокетства, намека на какую-то интригу. Ровно и спокойно. Обычно женщины использовали весь свой арсенал, если хотели что-то выведать у него. Минерва тоже хотела узнать. Только он не мог ещё понять, искреннее это любопытство или тонкий расчет с целью порадовать любимого руководителя.

В глазах появились редкие искры азарты, которые почти ни когда не загорались на подобных скучных мероприятиях. Сейчас он ничуть не жалел о том, что проводит время здесь. Чем бы не закончилась эта беседа.

- Вы редкий алмаз, мисс МакГонагалл, - он не сдерживал улыбку. - В очередной раз поражаюсь, какой счастливчик Дамблдор. Хотя Вы станете истинным бриллиантом и без него.

Последнюю фразу он сказал больше в свой бокал, делая глоток. Не было смысла сильно скрывать, что отношения между ними натянутые. И Минерва об этом знала точно. Так к чему не нужная фальш?

- Наш мир - это локомотив. Он стремительно несется вперед, управляемый машинистом и его командой в лице Вашего покорного слуги и Министерства, - он слегка склонил голову в шутливом поклоне, но тут же лицо его стало серьезно. - Разумеется, у нас есть план нашего маршрута далеко вперед, намного дальше линии горизонта. Только глупцы и позеры хвастаются ими во всеуслышание. Моя программа - это краткосрочный план действия, который как нельзя подходит сложившейся ситуации вокруг «маршрута» поезда. Когда мы минуем грозовой перевал, программа будет скорректирована. Я стал у руля, когда поворачивать из бури было уже поздно, и нам остается только двигаться вперед.

Он сделал ещё один глоток, наблюдая за её реакцией. Его пленила надежда, что он получит искренний ответ на свой вопрос. Хотя особо и не верил в соблюдение правил предложенной игры. Он судил по себе и был бы рад ошибиться.

- Я смог удовлетворить Ваше любопытсво?

+1

9

- Отчасти, - откликнулась Минерва после короткой, в пару ударов сердца, паузы. Её улыбка стала немного смущенной, как у ученицы, перепутавшей строки в хрестоматийном стихотворении. – Но в этом не ваша вина, а моя. Я некорректно задала вопрос.
Она заглянула в бокал, но не отпила. Качнула его, полюбовалась бликами. Как минимум половину ответа она все-таки получила. И не столько в словах, сколько в мимике, как, собственно, и ожидала. Ответ ей понравился.
За эти мгновения ей удалось справиться со смущением, и она снова взглянула на собеседника прямо, притушив, впрочем, прямой взгляд легкой улыбкой.
- Я имела в виду немного иное. Генеральный план. После того, как ситуация нормализуется, порядок будет наведен и все успокоятся. Жизнь после… Что станет самым главным в жизни нашего сообщества? Вряд ли покорение межпланетного пространства, как грезят некоторые юные дарования. К этому мы пока совершенно не готовы.  Но, быть может, детальное изучение и использование океанов? Развитие промышленности и сельского хозяйства? Полная автономия от магглов или, напротив, курс на сближение? Реформа образования? Я хотела услышать что-то такое, но не сумела сформулировать. Но, по крайней мере, из вашего ответа я поняла, что ваше понимание ситуации близко к моему.
Она улыбнулась – и в какой-то миг неуловимо изменилась. Чуть больше выпрямила спину, и так идеально прямую. Будто бы посерьезнела, хотя улыбка никуда не делась ни из глаз, ни из уголков тонких губ, даже руки, держащие бокал, стали будто бы как у прилежной студентки. Она немного откашлялась, прежде чем предложила:
- Что же, теперь ваша очередь задавать вопрос, мистер Минчум. Только, прошу вас, если вас не затруднит, я предпочитаю обращение «профессор», а не «мисс». В моем возрасте оно звучит несколько нелестно. Если же вы находите обращение «профессор» слишком официальным, то можете называть меня по имени. При любом раскладе, если это и нарушение этикета, то совсем незначительное, и весьма приятное.

+2

10

Всё-таки Дамблдор - невероятный везунчик! Эта мысль была единственным логичным объяснением, почему Минерва МакГонагалл находится «при нем». Её поведение сложно было назвать типичным женским, к которому привык Минчум. Обычно рядом с ним оказывались чопорные дамы разных возрастов, которые были настолько богаты, что сначала появлялось их богатство, затем семья, а уж только потом можно было разглядеть человека. Либо это были сотрудницы Министерства, в которых сложно разглядеть женщин при всем желании. В границах здания они были всего лишь винтиками мощного локомотива, который в любой момент может упасть с обрыва…

Профессор же была совсем другой. Не из его мира, как и он был невероятно далек от её. Комментарии к вопросу и ремарка о возрасте заставила Гарольда как следует рассмеяться. Его смех был звонким и чистым, и таким искренним, что Министр сам удивился этому звуку. Так давно он его не слышал.

- Вашего возраста? - едва сдерживаясь повторил он. -  Вы меня насмешили, в хорошем смысле этого слова. Я буду называть Вас Минерва, если Вы не против. Тогда в ответ попрошу Вас называть меня не иначе как Гарольд. Иначе договоренность будет нечестной.

Рассуждения профессора о будущем были такими нереальными, что Минчум даже не решился продолжать эту тему. Это были слишком долгосрочные и возможно даже несбыточные планы о будущем. В периоды кризиса Гарольд никогда не мог думать о хорошем. Сейчас тем более. Мы возможно находимся на самом краю магического баланса, а она интересуется реформой образования… Это.. Даже в мыслях он не смог сформулировать, что это в его понимании. Странно…

Блеск в глазах вернулся, когда Минерва сама вернула разговор к его вопросу. Он катал на языке вопросы, выбирая, какой он бы задал. В нем будто бы проснулся веселый озорной ребенок, которым он никогда по сути и не был. Он пытался выбрать, какая информация будет ему полезнее, но мысли напрочь вытесняли размышления о чем-то отстраненном от занозы Дамблдора. Не успев прийти к консенсусу с самим собой, он произнес:

- Что заставляет Вас следовать за идеей? Я вижу в Ваших глазах, что Вы следуете, в отличие от многих волшебников. Можете не отвечать, что это за идея, но если считаете, что я заслужил ответа на два вопроса, буду очень признателен, - с широкой улыбкой он выполнил легкий полупоклон в знак того, что мяч на стороне профессора.

+1

11

Вопрос оказался неожиданным. Из всего круга вероятных вопросов её собеседник не выбрал ни одного, а предложил нечто совсем иное. Что же, в условиях игры и было заявлено слово «небанальный». Но как теперь быть с ответом, ведь у Минервы его не было. Несколько секунд она смотрела на Минчума с удивлением, потом в задумчивости опустила глаза.
- Вы, определенно, заслужили ответ на оба вопроса, но мне нужно немного подумать.
Она рассеянно покачала бокалом, он ей явно мешал, но чтоб отставить его, нужно было вспомнить о нем, сообразить, а мысли МакГонагалл сейчас были заняты совершенно иным.
Было так просто сказать – что вы, Гарольд, я ничем не отличаюсь от других волшебников, я просто преподаю трансфигурацию. Но – нет, это не так. Когда-то давно, больше двадцати лет назад она сменила одну замечательную работу на другую совсем не для того, чтоб просто преподавать трансфигурацию. Она хотела сделать этот мир лучше, теплее, добрее. Хотела, чтоб работы в Департаменте охраны правопорядка стало меньше – просто потому, что стало бы меньше преступлений. Справилась она или нет – время покажет, пусть сейчас и кажется, что нет. Но, определенно, она не просто учит детей махать палочкой и точно формулировать желания. Идея ли это? Пожалуй. Но явно не вся.
Или этот вопрос вытекал из её, о будущем магического сообщества? Или был попыткой разузнать, по которую сторону баррикад она находится? Нет, нет, по которую – совсем не тот вопрос, очевидно, что она никогда не поддержит несущих смерть. Быть может, это вопрос об открытом противодействии им? О том, чтоб объединить усилия? Понять, в одну ли сторону направлены вектора их сил?
- Не думаю, что это можно назвать идеей. Чем-то, что можно написать на штандарте, поднять над головой и позвать за собой. Женщины вообще редко следуют за идеей, обычно – за человеком. Но, кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, Гарольд. Поправьте меня, если я неверно вас поняла.
Если я провозглашу какую-то идею и начну ей следовать в этом меняющемся мире, я рискую оказаться за его бортом, одна. Но дело в том, что проблем в этом мире много, и выжить – не самая главная из них. Важно еще – для чего. И еще – какой ценой. Все то, что я перечисляла, поясняя мой вопрос, и многое другое – все это важно для меня. Нельзя сказать – я просто школьный учитель, меня это не касается. И на самом деле, я не одна такая. Вокруг очень много неравнодушных волшебников, «не просто артефактологов», «не просто хитов», «не просто клерков», которым есть что предложить этому миру. Просто не каждый может вот так встретиться с Министром Магии за бокалом шампанского и поговорить об этом.

Минерва вспомнила о бокале и с улыбкой приподняла его.
- Думаю, это был ответ на второй вопрос. А что заставляет… Видите ли, если в дороге у вас развалилась повозка, вы можете, конечно, пересесть на другую. А можете починить эту. Так и сейчас. Будет сложно, иногда опасно, иногда будет казаться, что это невозможно, будут опускаться руки. Но другого выхода у нас нет, нет другого мира, мы будем чинить этот. И если вам вдруг понадобится моя помощь, вы всегда можете на неё рассчитывать, ведь мы делаем одно дело.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Лучшее время - это сейчас