картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Пилите, Шура, пилите


Пилите, Шура, пилите

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Пилите, Шура, пилите


Открытый (для тех, кто может вломиться к министру, когда тот занят)

Участники:
Герберт Крейн, Гарольд Минчум

Дата и время: 8 января, 1979 г.

Место: Министерство магии

Сюжет: Естественно, пресса не может обойтись без комментариев самого Министра по поводу нападения на Хогвартс-экспресс 4ого января.
Особенно Крейн, которого здесь итак не очень любят.

+3

2

Плотный дым наполнял весь кабинет. Гарольд не смаковал сигару, он пытался отравить себя тяжелыми испарениями, иначе как ещё объяснить такие быстрые и сильные затяжки, которые делал министр. Он сидел неподвижно в кресле за своим столом, наблюдая, как тлеет сигара. Пепел очень быстро спадал и не всегда в пепельницу. Голова гудеть не переставала, и Минчуму в голову не могло прийти, что сигара только ухудшает положение. Он нервно смотрел на часы. Он должен был привести себя и голову в порядок до прихода журналиста.

При мысли о нем Министр поморщился. Как же он не любил этих свободных писак, которые марали чернилами ни то, что пергамент, а порой и жалкий клочок бумажки. Всё, что угодно лишь бы их «свободному слову» дали высказаться. Им было всё равно, какое пагубное влияние они могли оказать на волшебников своими статейками. Гарольд помассировал висок. На мгновение боль ослабла, но стоило только убрать пальцы, как она усилилась.

Стрелки неумолимо отсчитывали минуты до встречи с Крейном. Герберт Крейн. И как только он согласился дать это интервью? Выбора у него особо и не было. Он должен был пообщаться с представителями свободного пера, чтобы показать свою уверенность в принимаемых законах о защите и безопасности волшебного мира, что они правильно оценивают угрозу и знают, как с ней бороться.

Только вот радости этот факт не добавлял Гарольду. Он затушил сигару, смахнул остатки пепла в пепельницу. Он зашел в туалетную комнату, которая примыкала к кабинету. Там висели несколько сменных мантий и другая одежда министра, а также туалетные принадлежности, чтобы оперативно приводить себя в порядок. Минчум помыл руки от пепла и посмотрел на себя в зеркало. Он выглядел уставшим, но непобежденным. Министр добавил свою улыбку, и отражение вполне удовлетворило его. Да, устал, да, вымотан решением проблем, но сильный и уверенный в победе. То, что надо.

Гарольд вернулся в кабинет и распахнул окно, чтобы проветрить кабинет перед приходом гостя. Оставалось совсем немного времени. Минчум пытался в уме построить разные варианты развития их разговора, прогнозируя, какие вопросы Герберт задаст в первую очередь, какие постарается обострить, как будет выводить в нужные ему темы. Вариантов было масса. Спланировать было сложно, этого министр не очень любил.

Он вздохнул, посмотрел на часы. Время пришло. С минуту на минуту зайдет помощник и возвестит о прибытии Герберта Крейна. Гарольд расправил плечи, сразу вытянулся и успокоился. Он был готов к встрече с акулой пера, чтобы ни произошло дальше.

Стрелка подошла к назначенному часу, но Гарольд не двинулся с места. Он дал указания помощнику подержать журналиста в приемной минут 10, сославшись, что Министр заканчивает неотложные дела. В принципе так оно и было. Ему нужно было ещё подумать. В отмеренное время помощник постучал в дверь и заглянул, втиснут свою голову в маленькую щель, будто опасаясь, что Крейн увидит что-то лишнее.

- Герберт Крейн, господин министр.

Министр кивнул, и журналиста пропустил в кабинет. Минчум подошел к Крейну и протянул руку для рукопожатия с уверенной улыбкой на лице.

- Рад встречи, мистер Крейн. Надеюсь, я не заставил Вас долго ждать?

Отредактировано Harold Minchum (2018-03-01 15:22:50)

+6

3

Сказать, что Крейн их министра не любил – это значило скромно промолчать, разглядывая вычурные картины в приемной оного министра.
Политика Минчума ему не нравилась с самого начала – точнее, не так. Поначалу он считал, что сменить дипломатичную Дженкинс в кресле министра на мага, который активно обещал решить проблемы было отличным и своевременным решением и, пожалуй, он даже сам был за него. Он был не прав – и получил от матери оплеуху, когда разговор зашел о политике. Точнее даже не оплеуху – он лишь развеселил миссис Лили Крейн, а потом получил в нос за то, что развесил уши и получил на них порцию лапши.
Матушка рассказала, что на своем веку повидала достаточно политиков, которые под соусом решения проблем подавали совсем иное блюдо – и она вовсе предполагала, что Гарольд ставленник тех самых Пожирателей. Но – нет, Лили Крейн тоже оказалась не права, но основное зерно в ее словах было, и было оно разумным.
Новая политика была введена исключительно для галочки и реального эффекта она практически не давала. Аврорат старался изо всех сил – но государство медленно и верно катилось прямиком к полицейскому строю, в котором борьба с внутренним врагом рождала собой заодно борьбу с правами и свободами граждан. Походя так.
И, естественно, Герберту этот процесс не нравился. Как не нравилась и политика Министерства в целом (как по отношению к оборотням, русалкам, кентаврам, нимфам и так далее, а также Статусу, запретам в магии и прочее, прочее – список бесконечен). По сути своей Министерство вместо того, чтобы занять позицию противоположную мнению Пожирателей (то есть, максимальном демократическую и либеральную) резко закрутило гайки со своей стороны, в целом сделав себя не протагонистом, а третьей стороной конфликта при вакантной второй.
Да и в принципе – слишком тяжелая бюрократическая машина радостно тонула сама в себе же на радость революционерам. Матушка выразилась, что лучшего министра в гражданскую войну и не найти – разве что Дженкинс была слишком трудна на подъем и брала не мерами «здесь и сейчас». Но некоторые моменты требовали срочных мер – например, введение обысков, упрощение получения ордера, формирование в аврорате нормальной сети соглядатаев, а не того, что называлось в ДОМП «Надзор», который помимо вычисления противника и сыскной работы занимался вообще в принципе всем, чтобы дать хитам или аврорам работать. А еще и за магическим фоном приглядывал и за Статусом следил.
Герберт матушку слушал и записывал, думая о том, что на самом деле хорошо может бороться тот, с кем плохо боролись в свое время – он видит минусы системы на раз-два. Жаль, что ее нельзя было порекомендовать аврорату как внештатного консультанта.
Собственно, после этих бесед, Герберт стал чуть лучше разбираться в том, что происходило в стане – это плюс. И он потерял доверие к нынешнему министру – это минус.
Нет, Крейн отлично понимал, что Минчум действует в меру своей испорченности – и такому банально никто не учит. Как воевать – вообще мало кто учит. В магическом мире не настолько часто случались гражданские войны, чтобы хоть кто-то был в курсе простого факта «а как же их избежать». Но Герберт говорил неоднократно – это не война, это террор.
И, увы, даже магглы с ним еще не научились эффективно бороться – кроме как попыток закрутить в своей стране гайки.
Хотя это был хороший повод для какого-нибудь Крауча стать министром. Интересно, Минчум об этом не думает?
Впрочем, конкретно сейчас – Герберт был уверен, что министр думает исключительно о том, как же отвязаться от него, Крейна, без репутационных потерь.
С ним Герберт общался… не часто.
Точнее, ему не рвались давать интервью, а он с министром, пообщавшись пару раз, более говорить не хотел.
И мнения был невысокого – уже как о человеке.
Лжец первостатейный – но удручало даже не то, что так прямо и не напишешь, а то, что писать-то особенно было не о чем.
Ну – лжец, а кто не. Ну ублюдок – а как будто есть другие политики. Ну подсидел Юджину и творит дерьмо – такова жизнь.
Впрочем, статьи, в которых Герберт проезжался по Министерству (огромное количество, да каждая) благодаря такому министру получались на диво сочные.
Но конкретно тут – тут не было особенных вариантов. Вся пресса уже взорвалась официальными комментариями много раз, официальные лица уже откомментировали – а Герберт все молчал.
Не то чтобы сказать было нечего – было, да все не слишком печатно.
Так что он хотел задать свои вопросы министру прямо лично – и посмотреть на реакцию. Может, этому материалу вообще не суждено увидеть свет.
Собственно, посыл-то укладывался в одну фразу: «шантаж – это очень грязный трюк, но мы, общество, поняли».
Крейн задумчиво посмотрел на помощника министра, который делал вид, что Минчум безумно занят. Да, конечно.
Особенно для Крейна.
Впрочем, если бы Герберту отказали в интервью… ну, они понимали, что он так бы не оставил. А тут – он уверен – Минчум пытался бы влиять.
Ну, удачи ему.
- Я тоже рад встрече, министр, - Герберт крепко пожал его руку и с интересом оглядел кабинет. Накурено, министр выглядит усталым. О, какой марафет-то, прямо картина «сложные дела такие сложные». – Вы выглядите измотанным, сэр, - Крейн активно играет участливого и заботливого избирателя, а сам внимательно отслеживает реакцию. – Последние несколько дней выдались для всех невероятно тяжелыми, - он сочувственно кивает сам своим словам и занимает кресло, чуть сдвинув его так, чтобы смотреть министру прямо в глаза. – Но я все же побеспокою вас своими вопросами. Мы можем начинать?

+3

4

Рукопожатие Крейна было крепким. Таким, что Минчум немного не ожидал. Обычно рукопожатие журналистов скользкие, словно они сами, всегда пытаются как можно быстрее высвободиться из плена и приступить к расспросам. Судя по всему воспитание Герберта было значительно лучше, чем у его коллег по цеху. Тем не менее плюсов это ему не прибавило.

- Присаживайтесь, - он указал на кресло перед своим письменном столом. Обычно их стояло два, но перед визитом журналиста Гарольд распорядился один убрать. Теперь они будут сидеть лицом к лицу, и разделять их будет стол. - Прошу меня простить, что не предлагаю расположиться на диване, но мне необходимо ещё досмотреть важные документы, если Вы не против. Нашей беседе это не помешает.

Гарольд улыбнулся, словно пропуская реплику о своем внешнем виде. Он итак прекрасно знал, что выглядит не лучшим образом. Лакировать действительность не было смысла. Ситуация была не проста. Решения её тоже непросты, это очевидно всем, в том числе и господину журналисту. Поэтому к чему устраивать лишний фарс и изображать то, что совсем уж далеко от реальности?

Министр расположился в кресле. Как по волшебству в кабинет заглянул помощник. Хотя волшебства тут не было совсем. Просто помощник очень внимательно слушал, что происходит. В приемной царила гробовая тишина, и ему не составило никакого труда услышать, как двигается кресло министра. Он принес чайник с любимым чаем Министра и две чайные пары. С комода он взял две вазочки с печеньем и цукатами, поставил на стол и оставил Крейна и Минчума вдвоем.

- Как насчет чаю? Вы правы, вид мой оставляет желать лучшего, - он устало улыбнулся. - Надеюсь, что крепкий Эрл Грей сотворит со мной чудеса.

Он разлил чай по чашкам. Сделал первый глоток обжигающего чая, чтобы взбодриться. Гарольд положил перед собой стопку с абсолютно рутинными документами, которые нужно было просто завизировать. Всё же это был страховка на тот случай, если после нервных дней Минчум не сможет совладать с собой. Тогда он отвлечется на ровный и спокойный росчерк пера, и будет пауза, чтобы собраться с мыслями.

- Я в Вашем распоряжении, мистер Крейн, - Министр сопроводил свои слова вытянутыми руками, демонстрирующие открытость и радушие и расположение к предстоящей беседе.

+3

5

- Вам стоит взять передышку, мистер Минчум, - Герберт участливо качает головой и думает о том, что поить чаем гостей – прерогатива директора Хогвартса, а никак не министра магии. Но ладно, чай так чай – что ни говори, министр знал толк в хорошей кухне, хорошей одежде и хороших женщинах.
И это не было минусом для него ни как для политика, ни в целом – просто Герберту этот лощенный подход не нравился. При том, что на самом деле, министр не решил ни одной проблемы, решение которых обещал. Наоборот, некоторые вещи он в разы усугубил.
Но ладно, что его в том обвинять – Крейн не политик вовсе, он решает вопросы в меру своей испорченности. Да и не его работа – что-то решать. Скорее, его работа обнажить проблему, ткнуть в оную носом, а потом уже… что-то решать, да.
- Что ж, я пришел побеседовать об ужасном событии, которое потрясло всю нашу общественность. Нападение на детей, нападение на Хогвартс-экспресс и Хогсмид. Я слышал официальные отчеты, говорил с некоторым жителями деревни. Аврорат сработал максимально четко, как мог. И все же, как вы думаете – нападения могли избежать? Мы знаем, что в экспрессе были авроры – много авроров на самом деле. И тем не менее, Пожиратели напали на детей там, похитили профессора – она ведь вела и у вас, верно? Профессор кинулась защищать детей и вступила в конфликт, а вот авроры – они подтянулись к делу только после, - Герберт задумчиво повертел перо в пальцах. – Почему учитель стал жертвой при полном поезде авроров? Мы платим налоги и содержим целый аврорат – и тем не менее, на защиту детей выходит преподаватель трансфигурации и друг Альбуса Дамблдора, а Пожирателей помогают отбивать профессора школы, - Герберт покачал головой еще раз. – Вы вынесете им благодарность за неравнодушие, мистер Минчум?
А также, читателям было бы интересно, какие меры планируются по защите Хогварста. Сейчас там все несовершеннолетние дети Британии, вы не думаете, что школа – это удобная мишень для Пожирателей? И раз уж они уже один раз напали… кстати, ваше мнение – зачем же они напали? Были ли там их собственные дети – или же нет? Общество часто подозревает чистокровные семьи в содействии террористам – но как вы объясните нападение на студентов? Насколько я знаю, недалеко от эпицентра событий были Регулус Блэк и Марцелл Мальсибер – они уж точно из чистокровных семей с весьма явными взглядами. И эти дети могли пострадать в ходе столкновения. Почему Пожиратели пошли на подобное? Они ведь могли потерять поддержку тех, кто молча одобряет их действия – мало кому из их идеологических сторонников понравилась бы резня среди школьников.

+3

6

Брови Министра магии сдвинулись почти в единую полосу - он внимательно слушал все вопросы, которые подготовил для этого интервью Крейн. Хотя, надо признать, что пока все вопросы были вполне ожидаемы, сюрпризов или ударов не было, но и это было лишь начало. Зная братию журналистов, Минчум был уверен, что основные подводные камни будут впереди.

Он сделал глоток чая. Горячая янтарная жидкость с приятным привкусом бергамота согревала его, успокаивая нервы. Хотя он и старался не подавать виду, но все же Гарольд нервничал. Всё-таки сама ситуация была серьезной, а тут ещё нужно было тратить время на общение с журналистом. Но выбора не было.

Когда поток вопрос иссяк, Гарольд поставил чашку и откинулся на мягкую спинку дивана.

- Нападения можно было бы избежать только при одном условии - уничтожить под корень эту группировку анархистов. К сожалению, работа по вычислению членов группы ведется медленно, но со всей тщательностью, чтобы под суд не попали честные волшебники, поэтому этот вопрос скорее из разряда мечтаний о светлом будущем и незапятнанном прошлом, - Минчум грустно улыбнулся, но всё же продолжил: - Пожиратели не имеют никакого кодекса чести. Для них не существует границ при совершении тех или иных действий. Они готовы убивать даже детей. Я не могу разглашать результаты следствия, пока оно ещё не завершено. Пока нет официального заявления - я не вправе кого бы то ни было обвинять.

Он сделал ещё один глоток чая и продолжил:

- Видите ли, мистер Крейн, в такое время важно, чтобы общество оставалось цивилизованным и демократическим. Они пытаются ввергнуть нас в пучину хаоса, нарушая все возможные правила и устои, но мы не поддадимся на эти провокации. Неуклонное следование букве закона позволит нам достойно и уверенно пройти все испытания. Что касается действий Аврората и преподавательского состава Хогвартса…

Невольно возникла пауза, когда он вспомнил лицо Дамблдора, когда они встретились в злополучную ночь.

- Сотрудники Хогвартса несут ответственность за детей с момента попадания их в поезд, поэтому инстинктивное желание встать на защиту учеников вполне логично. Авроры сработали отлично в сложившейся ситуации. Контроль безусловно будет усилен. Безопасность детей для Министерства превыше всего. Сейчас мы обсуждаем с директором Дамблдором возможные варианты, но поймите меня правильно, мистер Крейн, - Минчум ехидно улыбнулся - детали я раскрывать не вправе, ведь среди поклонников Вашего пера могут оказаться и сами Пожиратели, а я не намерен допустить повторения ситуации.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Пилите, Шура, пилите