картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Дремлет за горой мрачный замок мой


Дремлет за горой мрачный замок мой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дремлет за горой мрачный замок мой


Условно открытый (приходите, но с обоснуем, как вас занесло)


https://78.media.tumblr.com/1b42dd05b9cbac3ddc4c0dd9f0e0bd53/tumblr_ns0enkcCvR1ta52dfo1_500.gif

Участники: Геллерт Гриндевальд, Арн Скримджер, Ровена Мальсибер (ака служитель добра и справедливости). Минерва Макгоннагл (ака служитель добра и справедливости)

Дата и время:1921 год, 29 сентября, середина дня

Место: близ Будапешта, замок в горах

Сюжет:Дело революции требует денег и древних артефактов, вот и приходится небезызвестному темному магу заниматься походами в исторические руины. Близкому товарищу Арну Скримджеру отдан приказ не беспокоить без надобности.
Только ни сам Гриндевальд, ни связвшие его след представители правопорядка не догадывались, что именно хранилось в загашнике темного мага с поэтическим прозвищем "Кровавый"...

+1

2

«Не влезай – убьет» - такая надпись должна была красоваться над воротами этого замка. Возможно, она там и была, любовно выкованная в виде рун в сложной вязи высоких железных врат, но Геллерт не увидел бы ее в любом случае, потому как по антиаппортационному щиту его чуть не размазало метров на пятнадцать после этих самых ворот.
Не убили и не расщепило, конечно – но это скорее потому, что он тоже не кашу лаптем ест, как говаривал его любимый профессор в Дурмстранге.
- И что это за новые меры защиты исторических объектов? – недовольно пробурчал он, быстро выхватив палочку. Но, сканируя щит, заметно расслабился. Он был старый и весь в просевший от времени – крепкий, конечно, но не такой, чтобы доставить неприятности на самом деле. Впрочем, трогать его Гриндевальд не стал – от столкновения и последующего судорожного спасения итак было много фонового шума и хоть мало ли что в тех горах творится, но честь знать тоже нужно.
Потому, убрав палочку в кобуру, он пошел по старинной аллее. Под нос он мурлыкал прилипчивы мотивчик и в целом наслаждался весьма приятным осенним деньком. Со стороны – так чистый турист, решивший наведаться в старинный замок для саморазвития.
Туристом Геллерт, естественно, не был, но и саморазвитием не пренебрегал. И что ни говори, посмотреть тут было на что, хотя он что - замков не видел?
Этого, впрочем, действительно не видел, а если конкретно – подвальных помещений. Собственно, именно они его интересовали, а вот причудливая архитектура не очень-то трогала.
Замок в свое время принадлежал Феофилакту Кровавому, который как гласило его прозвище, в целом-то был славным парнем, только увлечения имел весьма интересные, а понятие о справедливости – крайне альтернативное. И все с тем Феофилактом было бы хорошо, и оставался бы он типичным темным магом того времени (мания величия в виде замка, жутковатое прозвище, смерть от рук падчерицы), если бы не прослыл он в источниках с низким индексом доверия весьма известным коллекционером заморских диковин.
Естественно, Геллерта подобные слухи не могли не привлечь – а что, дело революции штука не самая прибыльная, а артефакты на дороге не валялись. Да они в принципе не валялись, а были, скорее всего глубоко сокрыты в недрах этого чудного строения.
Собственно, то, что аппортация по фотографии имела печальный итог – его теперь еще и тошнило. Не удивительно – но с другой стороны, по воспоминанию его соглядатая у Геллерта было еще больше шансов по барьеру размазаться.
Эх, все-таки раньше строили на славу.
Или нет.
Стоило ему пройтись по холлу, то решилось – все-таки, нет.
Выглядело место все еще в лучших традициях обители большого и страшного темного мага, не хватало только каменного пола, залитого кровью девственниц (Кровавый же!). Впрочем, радовало и другое – найти проход в подвал будет той еще задачкой.
Впрочем, после получаса бессмысленных блужданий, Геллерта это уже не радовало совершенно. Ни капли. Ах да, полчаса.
Он же обещал сразу, как доберется…
Гриндевальд достал из дорожной сумки блокнот, перо и чернильницу и черканул Скримджеру, который находился в городе, пару строк. Прости, прощай, залетай на чай – то есть, если через два часа не вернусь, можешь зайти, составить компанию.
Ну, паранойя – она такая.
Впрочем, Арн все равно ничем полезным сейчас не занимался, а потому – пусть лучше полазит по местам не столь отдаленным.
Не говоря уже о том, что Геллерт, кажется, приметил рычаг, который открывал потайной спуск в подвал. Или это просто такая странная статуэтка?
Статуэтка оказалась ничем иным, как просто элементом странного декора, а вот подозрительно чистенький шкаф – как раз проходом. Диагностика стены выявила за ней полость, а вот как же в эту полость попасть – вопрос.
Хотя, конечно, оставался вариант шкаф просто пробить, да.
Первая попытка открыть оказалась тщетной, вторая и последующие – тоже. Но простенькое решение, которое подсказывал магический фон… О да, сработало.
- Кровавый, еще бы, - пробурчал Геллерт, поведя палочкой, чтобы зарастить рассеченную ладонь. О, эти варварские обычаи. Магия, конечно, есть магия – но.
Но зато проход за ним, конечно, не закрылся – видимо, силы крови было достаточно, чтобы долгое время держать его открытым. Прелести того, чтобы быть сильнейшим магом, и впрямь.
Руку еще фантомно саднило, когда Гриндевальд, наконец, спустился вниз и засветил палочку.
Комнат тут было порядком – и как-то это даже напоминало очень мрачный и узкий лабиринт. Длинный – и полный самых неприятных ответвлений. Геллерт, конечно, поставил по дороге пару крестов, а потом проверил поисковые чары. Те работали на отлично и не выдавали ничего неприятного, потому сделав еще несколько пометок, заниматься сиим бессмысленным делом он прекратил.
Лабиринт – иными словами назвать не получалось – неожиданно получил в конце себя лестницу – только не вниз, как думал Геллерт, а наверх. Такое было чувство, что у этого места были очень путанные чары расширения пространства – и как оказалось, Геллерт был прав.
Вообще, его интересовал описанный в книгах главный зал – вскользь описанный, но хоть как-то. Там у Феофилакта было великое колдунство – и оно-то было и нужно.
Да, именно так – лезть в плохо освещенный путанный лабиринт за колдунством – именно такая судьба у Темных Лордов. А то как же…
Впрочем, пока Геллерт шел, он развлекал себя заклинаниями, которые оживили бы тут свет – но замок упрямо не реагировал. То ли магия выветрилась, то ли ее изначально не было.
И, наконец, Гриндевальд зашел в зал – последний, но не такой уж просторных. Хотя каменные вепри и были опознавательным признаком, но он, признаться, ожидал чего-то… чего-то более.
На заметку – если он будет строить себе пафосный замок, обязательно сделать главный зал внушающим, а рабочий – практичным. Никак не наоборот.
Что же до зала, то сканирование как-то не дало ничего путного. Кроме…
О, а что это?
Геллерт подошел к коробке – сундуку, если точнее. Грубому и квадратному. Силой оттуда фонило изрядно, а вот остальное…
А вот остальное было интересно. Он присел на одно колено и занялся изучением. Так, это явно не проклятие, но очень тому сродни, скорее всего – мощная проклятая штука, а сундук – сдерживает. Так, хорошую защиту на себя любимого, перчатки надеть, а потом… а потом – можно и открыть.
В следующий момент произошло сразу три вещи – у Геллерта заложило уши от оглушающего звука, палочка куда-то вырвалась из рук… а, и да – им мощно так пробило пол.
Судя по тому, как сорвало щиты – ровно на этаж. Геллерт только и успел это подумать, как отрубился.
Он не знал, сколько провалялся без сознания – но когда очнулся, то у него болело все. Плечи, руки, шея – его словно несколько часов били без передышки, но судя по тому, что с потолка еще сыпались камни, времени прошло мучительно мало.
Или это был Эннервейт.
Почему же Эннервейт? Потому что первое, что Гриндевальд почувствовал помимо того, что им кто-то мощно поиграл в мяч были кандалы.
А еще – направленные на него палочки.
Глазами он отметил собственную – она лежала на камнях, и слава Хелль, была в полном порядке (собственно, Геллерт предполагал, что его палочку просто нельзя уничтожить, но он страшился самой мысли, что с ней что-то произойдет куда сильнее, чем того, что что-то произойдет с ним).
Под прицелами палочек Гриндевальд встал – голова была как чугунная – и хотел было что-то сказать, но…
Но тут он увидел это.
И это было…
Он, в принципе, не знал, что это было.
Оно выглядело как огромный сгусток шерсти, темноты и огромного количества глаз с вертикальным кошачьим зрачком. У этого было много глаз, по полу скребли когти – звук был похож, несло мокрой шерстью, а еще это… приближалось.
Первыми отмерли авроры – они, конечно, были молодцы, но от поливания заклятьями это словно увеличивалось в размерах. Коридор, явно не предназначенный для таких развлечений, тряхнуло, с пробитого потолка камни посыпались в количестве еще большем, чем до того.
Даже с гудящей головой Геллерт сориентировался только в одном:
- Бежать! – зычно скомандовал Гриндевальд, даже не заботясь от том, что он тут вообще-то пленник и авроров нужно не предупреждать о намерении бежать, а, собственно, бежать. С другой стороны, инстинкт правильно ему приказал – словить заклинание в спину было бы очень глупо.
Нет, эти незнакомцы, которые его заковали, могли не быть аврорами – просто любители острых ощущений и фетишисты, но это объяснение было куда менее вероятным, чем любое иное.
Ну или не авроры, а просто… светлые неравнодушные маги.
Или темные равнодушные…
Ой, да мало ли кто руководствуется принципом – увидел Гриндевальда – свяжи.
Тем не менее, Геллерт схватил ближайшего к себе и дернул следом за собой. И они, на удивление, побежали.
Правда, с направлением возникли сложности – тут пометки делать он, видимо прекратил. Что было весьма неприятно.
И продолжило бы быть также неприятно, пока они не влетели прямо в Скримджера.
Свою вечную «няньку» Геллерт мало когда был рад видеть настолько, насколько сейчас.
- Завалить этот проход, живо! - приказал он так, как будто имел право (вообще-то имел, это же он тварь выпустил). К слову, приказал он это весьма удачно, потому как буквально после этих слов, с громким мявом (серьезно, оно мяукает) в проход (уже благополучно заваленный) врезалось что-то огромное. И судя по скрежету когтей – весьма кровожадное.
Ах да. Кровавым мага просто так не назовут, да?

+2

3

[NIC]Joon Shizu[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/dnDks.png[/AVA]Геллерт Гриндельвальд – фигура довольна известная всей магической Европе. Маг, имя которого вызывает самую разнообразную реакцию. У кого-то трепетно бьется сердце, у кого-то – дикую ярость от одной лишь мысли, что этому магу кто-то смеет возражать  и никогда – откровенное равнодушие.
О нем шепчутся за широкими стенами домов. Боятся и восхищаются его статной фигурой одновременно. Достаточно одного взмаха широкой ладони, чтобы галдящая толпа умолкла, приковав взор к тому Единственному. И он будет в центре внимания. Так будем же честны, дамы и господа: выслеживать такую известную фигуру – большая честь для тех немногих представителей правопорядка, которые удостаиваются такой возможности. Отказаться? Да никогда!
Несколько дней назад старший аврор сообщил подчиненным, что предположительно вышеупомянутого мага несколько дней кряду замечали в пределах исторических мест, которые многие маги предусмотрительно обходят стороной. И определенным из них был отдан точный приказ: выследить и схватить. Появляться в одних и тех же местах Герр Гиндельвальд, как и любой преступник, не будет. А каких-то иных исторических объектов, вблизи которых темный маг ранее замечен не был, оставалось не так много. И шанс столкнуться с ним, соответственно, был куда выше.
Джуну и его напарнику Ярославу (которого Сидзу чаще всего просто называл Ясень) на сегодня предстояло патрулировать пределы одного замка в горах, ржавые ворота которого ясно давали понять блуждающим путешественникам, что вход строго-настрого запрещен. Если нет – вы сами и виноваты. А потому подходить ближе, чем надо, авроры не собирались.
За плечами у них ни один год совместной работы и, как следствие, столько же головной боли, совместных посиделок и историй. Представитель страны восходящего солнца и высокий любвеобильный русский – отличный дуэт. Абсолютно разные характеры, жизненные установки и одна цель. На сегодня и ближайшие несколько лет.
Битый час они ходят вокруг холодного замка, и с каждой минутой Джун убеждался, что удача не дойдет до них сегодня, как доносится фоновый шум, тут же убеждая авроров в обратном. Несясь, сломя палочки было опасно. А потому Сидзу и Орлов еще какое-то время выжидали и прокручивали в мыслях план, который намеревались воплотить в жизнь в случае со столкновением с «лицом номер один». И без лишних слов они неторопливо направились к обители Кровавого мага.
Никто не утверждал, что это был сам Герр Гриндельвальд. Да, на свете немало любителей острых ощущений. Но не настолько же, чтобы идти в саму обитель замка, хозяином которого в свое время был маг, которого нарекли прозвищем «Кровавый».   
Жутковато, да?
Главное – проход до замка и, собственно, в него оказался открыт.
Палочки были наготове.
Как ни странно, но на первый взгляд не было ничего необычного. Изнутри обитель темного волшебника была не менее впечатляющей, нежели снаружи – не более.  Разве что не хватало чего-то, что побуждало скорей унести ноги из этого места. И делать этого, конечно же, никто не собирался.
Было тихо. Очень тихо – слышно только дыхание светловолосого напарника, взгляд которого бегал по холлу.
Джун несколько раз взмахнул палочкой, дабы убедиться, что они одни. И они, действительно, оказались одни. А это значит, что нужно искать проход, в который махнул еще не встретившийся на пути маг.
Долго искать не пришлось – небольшой шкаф, дверца которого была измазана кровью, что уже начинала подсыхать и, как показалось темноволосому аврору, впитываться в дверцу?
Магия в действии!
– Нужно действовать быстрее, – заявил Сидзу Орлову на английском языке с едва слышным акцентом, от которого до сих пор не мог избавиться. – Иначе проход закроется вместе за нами.
Джун пошел первым, использовав Люмос на кончике волшебной палочки, освещая им путь. 
Лестница, ведущая наверх, и коридор, множество коридоров, образовывающих собой лабиринт. И магия, с каждым вдохом врывающая в легкие. С каждой минутой пребывания тут, хотелось одинаково и развернуться и наткнуться на что-то необычное, о чем бы потом увлеченно и, жестикулируя, рассказывал за чашечкой травяного чая своим внукам, если, конечно, они не застрянут тут до скончания веков. Чего очень не хотелось бы.
Они шли бесконечно долго, не зная, куда следовать дальше, как резкий звук оглушил напарников, заставив их уронить палочки, крепко зажать собственные уши и зажмурить глаза. Что-то произошло столь же внезапно, как внезапно и закончилось, оставив после себя много серой пыли в коротких волосах и на штатской форме, даже укрытой темными мантиями.
Теперь авроры знали куда следовать. И устремились именно туда.
– А вот и наш светловолосый красавец! – задумчиво проговорил Сидзу без каких-то задних мыслей и долей скептицизма, держа распластавшегося на полу мага под прицелом древка, что было лишним.
И все же мужчина отвел палочку и присел на корточки рядом с магом, перевернувшему с ног на голову часть замка.
Гриндельвальд был без сознания. Сильный удар. И, очевидно, не только головой. И надо было пользоваться моментом.
– Надо убираться отсюда, – Джун повернулся к Ярославу, вспомнив о крови, что стала ключом на пути вглубь замка. – Пока проход не закрылся. Найди его палочку, – попросил он напарника, пока он прикладывает пальцы к сонной артерии на шее Геллерта. 
Кровь застывает в жилах от одной только мысли, что тут замешана третья сила. Что в таком месте было бы... неудивительно.
– Эннервейт, – заклинанием Джун приводит Гриндельвальда в себя, не отводя кончика древка от темного мага. Орлов так же нацелил палочку на мужчину, приготовившись. 
Но стоило им выпрямиться, как нечто приблизилось к мужчинам. В этом «нечто» мужчина узнал Бакэнэко. Точнее, только предположил. И, пустив в Существо вместе с Ясенем по несколько заклинаний, которые оно не только поглотило, но и заметно увеличилось в размерах, только убедился в этом. На секунды он даже забыл и о напарнике, и о пленнике, рассматривая большой клубок мокрой шерсти, вертикальные зрачки. И не вспоминал до той секунды, пока не услышал приказ бежать.
Дважды наиболее низкому по росту и от этого более ловкому повторять не стоило – дёру дали все.
Несколько взмахов палочкой и проход завален – не было времени выяснять, кто есть кто и возникающие с обеих сторон обязанности. Вовремя, надо признаться, ибо Существо рвалось к их тушкам изо всех сил.
– Джун Сидзу и Ярослав Орлов, – представился аврор себя и напарника, продолжая удерживать Гриндельвальда под прицелом палочки. – Вы хоть представляете кого выпустили? – в том, что именно Геллерт выпустил Существо - сомнений не было. Да больше и некому. Ярослав, видимо, не знал – ни к чему было. – «Бакэнэко» – вам о чем-нибудь говорит? – он по-прежнему обращался к темному магу, внимательно смотря на него.

+2

4

До последнего Ярослав надеялся, что все эти разговоры о японской нечисти – просто домыслы и перестраховка. С того самого момента, как они с Джуном получили распоряжение отправиться в Восточную Европу под начало тамошнего аврората, как получили на руки скудные материалы и детально их обсудили, у него из головы не выходило одно короткое слово - «бред». Ну и что, что старый хозяин замка собирал заморские артефакты и водился с легендарным контрабандистом, ну и что, что страшные местные сказки повествуют о чудовищных вещах и отличаются от привычных европейских сказок. Что сильному японскому духу делать в этих забытых богом лесах?

Вслух он это сказал только Джуну. Начальству не сказал ничего, начальство его и не спрашивало. В их паре старшим был Джун, спрашивали его. Да и пригласили-то его, как сведущего в проблеме, а Яся - так, взяли, чтоб не разбивать сработанную пару. Ну и потому, что в этом незнакомом Сидзу месте и незнакомой обстановке он ориентировался как раз очень неплохо.

Он до последнего надеялся, что вот этим все и закончится: преступник удачно свалился им на головы, даже палочку отбирать не пришлось, бери тепленьким. Взяли, связали – что еще надо? Даже в чувство привели, чтоб мог своими ногами дойти до выхода. А потом удача закончилась и начался, собственно, бред.
Все потом в памяти сплелось в один узел, в один сгусток: как попытались остановить это привычными, слетающими с языка, заклятиями. Как потом бежали, а оно дышало в спину. Как он ударился оземь и оборотился птицей – не потому, чтоб у него был план, а просто потому, что иначе было нельзя, иначе бы оно настигло их всех.
Маленький орел сорвался с места, заложил крутой вираж, устремился навстречу хищнику. Раскинул крылья, вскинул когти, заклекотал. Не напугал противника – напугаешь такого! Удивил, ошеломил на пару секунду. Чудом ушел от удара лапой. Отвлек на себя – еще пара секунд. Джуну должно хватить этих драгоценных мгновений. Геройствовать Ясь не стал. При его весьма скромных размерах и тесноте коридора бой с Мяу-сан мог закончиться только победой пушистика, даже красивой смерти не получилось бы. Так что задержав мохнатое чудище всего на несколько ударов сердца, Ясень рванул вслед за товарищем. И чуть не попал под камнепад. Каменные глыбы рухнули позади него, но вот небольшие осколки доставили неудобство. Один чиркнул по голове, еще один ударил в крыло. Хорошо, что у птиц маленький мозг, стрясать нечего, а то бы стряс. Ясь взмахнул крыльями, гася скорость, коснулся ногами земли – и пришлось еще немного пробежать, чтоб не рухнуть. Потому текущую обстановку пришлось оценивать на бегу и с полоборота.

А обстановка была такой, что впервые за последнюю неделю Ясю снова захотелось взять товарища за шиворот и встряхнуть. С ним это иногда случалось. Правда, уже реже, чем в первые месяцы их совместной работы. Хотелось встряхнуть его и сказать: С какого дуба ты рухнул, японский твою дивизию городовой! Это – международный преступник, а ты твою королеву – аврор. А не учитель в сельской школе среди живописных рисовых полей.
Разумеется, словами этого Ярослав не сказал, просто вынул палочку, чтоб понадежнее упаковать пленника. И только через миг понял – нет, не выйдет просто упаковать. Рука, зашибленная камнем, двигалась с трудом. У пленника появилась внезапная поддержка в виде какого-то бородатого викинга, и силу придется разделить. А вот путей к отступлению у них резко уменьшилось до нуля – завалило их со всех сторон. Так что, может, церемонии и излишни, но чрезмерная ретивость точно неуместна. Орлов мысленно ругнулся, но промолчал, перекладывая палочку из правой руки в левую.

[ava]http://sd.uploads.ru/t/cDxOV.jpg[/ava]
[NIC]Ярослав Орлов[/NIC]

+4

5

совместно с Арном Скримджером

- Потом меня убьешь, - сначала отреагировал Геллерт на Арна, который возвышался над ним буквально воплощением неодобрения и всего прочего, что обещало на голову между прочим его прямого начальства страшные кары. Все же, Скримджер частенько воспринимал Геллерта как своего непутевого младшего братца. Ясно, что это у него забота была такая – но он был ненавязчив ровно до той поры, пока Гриндевальд не влезал по самые уши. Ну, вот как сейчас.
Авроров они оба вежливо проигронировали – Скримджер только подобрался весь, будучи все еще на поле боя, и без лишних напоминаний освободил Геллерту руки. Ну как освободил – перерубил цепь между наручниками, оставив Геллерта в браслетах.
Ладно, свобода движения, черт бы со всем остальным.
Геллерт же, обернувшись, внимательно выслушал японца и без всякого интереса посмотрел на русского анимага. Он даже не стал говорить про то, что птички в компании две – все же, у него в руках не было палочки, а в свою очередь, птички были хищные, а у Скримджера еще и рука была тяжелая.
Но японец четко характеризовал тварь, что Геллерт вытащил и посему авроры увидели нечто, чего Гриндевальд себе при их братии не позволял: он грязно выругался на немецком и закусил губу, задумчиво глядя на стену. Та подозрительно тряслась.
- Меня вы знаете, господа, - отстраненно заговорил он, - Этот благородный господин – Арн Скримджер. Нападать не советую… А, да. Палочку, - Геллерт безапелляционно протянул руку, словно ожидая, что каждый из твоих мужчин рванется вложить ему в ладонь свою. Авроры порыва явно не оценили, продолжая наставлять свои на него, но вот Скримджер свою отдал, а сам остался с посохом.
Геллерт на пробу взмахнул его палочкой.
Та была нравная особа, но сейчас слушалась как родная – она явно ощущала настрой своего владельца, а потому перенимала его. Геллерт знал, что он и эта палочка – несовместимы чуть более, чем полностью – и сейчас она подчиняется так легко лишь благодаря железной воле Скримджера.
Но ничего путного с ней не выйдет, естественно.
- Бакенэко… Я и не признал, - Геллерт подошел к завалу и потянул носом. И правда, пахло кошачьей шерстью. Паленой, между прочим. Все также задумчиво и тихо – и все также под прицелом двух аврорских палочек, Геллерт взмахнул палочкой Арна – и тут он явно рисковал нарваться на веер заклинаний, что в это тесной обстановке было бы губительно.
И тем не менее, он был уверен, что Скримджер прикроет его от всего – хоть щитом, хоть собой. Впрочем, это не было атакой со стороны Геллерта – и было слишком быстро, чтобы авроры успели среагировать.
Он просто исцелил руку этому… как его, Орлову. Да, не слишком приятно – должно было обжечь болью, но что делать. Медицина требует смирения.
Гриндевальд поднял палочку вверх, показывая, что более ничего не собирается делать, а сам также задумчиво замер на месте.
- Собственно, я не слишком помню классические книжные определения, уж простите. Японию я люблю не за тех тварей, которые там появляются. Однако, - внушительно поднял голос Геллерт, немного даже приобретя лекторского запала, - у нас, господа, есть два пути. Не физических – он обвел левой рукой комнату, в которой они оказались вследствие завала. – Но все же, это похоже на два плана. Итак. Я смогу снять антиаппартационный барьер отсюда. Он старый, довольно крепкий, но тем не менее, сил и дури мне хватит, чтобы его проломить. А если повезет – мне хватит искусства в целом его снять. Тут вы, господа, конечно окажетесь перед дилеммой, как и мы, в принципе. Я пришел сюда не просто эту, - Геллерт ткнул палочкой в завал, о который скреблись, - штуку найти. Ну и вы шли за мной, естественно. Ввиду того, что барьер падет, мы с вами разбежимся во все стороны, оставив котика тут. Вам придется снаряжать сюда экспедицию, мне… ну, насчет меня вам знать не обязательно, - Гриндевальд подмигнул. – Впрочем, я не уверен, смогу ли я его снять прямо отсюда и не завалит ли нас при этом. Есть риски – это ведь не моя палочка, в конце концов. Есть еще и второй вариант, он более… авантюрный. Изгнать или уничтожить эту тварь. Мне помнится, что можно найти ключ, источник этого существа – страдающую душу, мертвеца, иными словами – то, что породило этого бакенэко. Найти, отпустить с миром. Это некромантия и эти практики мне всецело знакомы. Правда, все осложняется тем, что я понятия не имею, откуда хозяин чудного замка приволок эту тварь. Надежда моя проста – он замучил японскую ведьму и останки ее где-то тут томятся. Как искать – не имею ни малейшего представления, но у нас тут есть самый настоящий японец, так что… Ну а уничтожить… Ну, я не знаю, как – но что-то можно придумать. Это самый глупый вариант, впрочем. Но будет весело, - Гриндевальд пожал плечами и инстинктивно вздрогнул, когда по камням за его спиной продрало когтями.
- Так или иначе – мне нужна моя палочка. С вами или без вас – я пойду за ней. Так что  - решайте, господа, - он поднял глаза на всех троих.
- Я с тобой, - Арн проговорил то, что не требовалось в проговаривании, но Геллерту было приятно и это. Как минимум потому, что тот… ну, явно понял, что Геллерт никуда без своей палочки уходить не собирается.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Дремлет за горой мрачный замок мой