картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Цыганочка с выходом


Цыганочка с выходом

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ЦЫГАНОЧКА С ВЫХОДОМ


закрытый эпизод


я не нашел подходящую картинку, зато Тони будет приятно

http://s4.uploads.ru/t/e3oaC.jpg

Участники:Антонин Долохов и Эзра Эйвери

Дата и время:20.01.79, события до и в процессе эпизода «Цитадель»

Место: поместье Эйвери ==> какая-то Богом забытая харчевня при портовых складах Лондона

Сюжет: ..я пришёл к тебе с приветом, с утюгом и пистолетом(с)

Отредактировано Ezra Avery (2018-03-29 23:19:51)

+2

2

События в доме поместья Эйвери, предшествующие эпизоду Цитадель

Ezra Avery
Виски или ром?
Пожалуй, второе: Эзра смотрит на луну, отчетливо бьющую тусклым светом в высокое окно старого дома - и никакого льда. Гробить напиток талой водой... на такое способны только магглы да безусые юнцы. Взяв бутылку и звякнув о стекло бортиком тяжелого стакана, мужчина направляется в свой кабинет, где уже давно под оплавленными свечами бронзового подсвечника томится очередной научный труд о временным разломах.
- Чертов порог! - негромко и раздраженно бросает Эйвери, едва не спотыкаясь о деревянную планку на входе. Старый родительский дом не вызывает в нем тёплых чувств, хоть и славен изысканными и богатыми интерьерами в лучших традициях викторианской Англии: резная сандаловая мебель из Вест-Индии, покрытые самшитовыми панелями стены, отличные Карты и даже один из оригинальных глобусов самого Веспуччи, брат-близнец которого до сей поры является жемчужиной Флорентийского дворца Уффици. Тем не менее, особняк, давший кров и уют его собственным детям, вряд ли можно назвать домом Эзры, предпочитающего кочевой образ жизни, - права была Шанталь - сжечь это дерьмо драконье - и дело с концом.
Побрюзжав, он, все же, делан глоток рома и, вздохнув, опускается в глубокое кресло с шитьем, погружаясь в чтение машинного текста старой книги.

Antonin Yu. Dolohov
Как бы сильно Долохов не торопился, на пороге он тормозит, не желая влезать в частную жизнь вот так вот, с ноги - ищет некоторое время звонок, или что-то подобное, а потом решительно подбирает с дороги камень - он достаточно хорош в метании, чтоб не попасть в окно, но попасть в дверь. Ну, это если камень будет пропущен разными  хитроумными барьерами, отталкивающими контурами и прочей защитной фигнёй, дающей иллюзию защищенности. Главное здесь не то, что Долохов ожидает защитных чар, просто дело его такое, как раз больше подходит для идеи камушки кидать и под окнами подпрыгивать.

Ezra Avery
Как и ожидалось, знай Эзра о предстоящей авантюре некогда подельника, камень со свистом пролетает акурат промеж резных кустов, уверенным стуком вбиваясь четко в дверь, заставляя чуть звякнуть тяжелое металлическое кольцо и оставляя на обработанном дереве ощутимый рубец.
Кабинет Эзры находится вовсе не у входа, но в достаточной близости, чтобы звуковая волна достигла ушей хозяина хотя бы в виде сухого стука, заставляя замереть и нахмурится, сведя брови у переносицы. Не то, чтобы Эйвери был напуган, скорее, удивлён: гости в поместье случались нечасто, а дети, хоть и наспех, но предупреждали о своих визитах отца. Поэтому мужчина неспеша поднимается со своего места, сжимая в руке палочку, но предварительно убирая со стола ценную книгу: так ему кажется правильнее.
- Кого черт принёс? - громко вопрошает он, беря в руку ром и делая очередной глоток, выжидательно глядя на дверь с порога кабинета. Ярдов 30 до входной двери, не меньше.

Antonin Yu. Dolohov
Долохов следит за камнем взглядом - ну, без звука разлетевшегося на кусочки стекла - и то хорошо. Удача при нём, а расстояние он преодолевает не по годам резво. Правила приличия заставляют в дверь всё же постучаться, прежде, чем попытаться ее открыть: сперва на себя, потом от себя, потом вынув палочку.
- Ну тук тук тук, чорт возьми же. Ну!
Что там происходит внутри, Антонин не знает, - дверь на то и дверь, что сквозь нее не видно, да и слышно не особо.

Ezra Avery
- Баранки об варягу гну, - в том названному гостю отвечает Эзра, не узнав искаженного толстым деревом голоса, и тут же обмирая на пороге как и был: со стаканом в руке и палочкой между пальцами, - мерлинова борода.... - оцепенение длится с мгновение, после чего Эйвери, неловко передернув плечами, видимо, решая про себя, имеет ли право на подобное, спустя столько лет, сгребает в охапку ночного гостя, размашисто хлопая того по спине и открыто улыбаясь, - черт старый! - добавляет он, отстраняясь от Долохова и кивая внутрь дома, - заходи, чай не в гостях!
И нет в этой встрече ничего, кроме действительно неожиданного и приятного сюрприза, перед которым Эйвери наверняка успевает сделать только одно: накрепко запереть свой разум, оставляя на виду лишь безобидную информацию обычного человека.

Antonin Yu. Dolohov
- .. и все его подштанники, - Антонин отвечает хозяину примерно тем же, помнит, что Эзра большой любитель похлопать, пощщупать и потыркать, а ещё потрепаться. И это неизлечимо и Томми, если он их иногда всё ещё любит, любит их не за это. Перипетии закрытых и открытых разумов надёжно проходят мимо Долохова - он не заметит разницы, даже если будет приглядываться - а считывать мысли окружающих Антнин не хотел вообще никогда, даже когда страстно желал подвигов и белого пегаса под золотистым седлом (прошло, уже к пяти годам прошло, а значит - не считается).
- Дальше порога не пойду - я по делу.
Антонин плотно затворяет за собою дверь и улыбается жизнерадостно, во всю пасть. На то, чтб проверить, что в доме больше никого нет, он тратит ровно одно заклинание.:
- Один мой юный друг неосторожно поделился кровью с теми, кто будет его неистово искать. И у меня полча... а, уже двадцать пять минут на то, чтобы вывести его из зоны, пригодной для поиска по образцу крови. Сможешь?

Ezra Avery
Эйвери дважды повторять не нужно, более того, он довольно хорошо знает Долохова, и если тот о чём-то просит - вопрос действительно важен.
- Сможешь, - кивает он, серьёзная, - если хватку не потерял и если твой протеже не станет отсвечивать по всей Британии как некогда один мой друг, - Эзра по-кошачьи изящно вкладывает стакан в руку Антонина, протягивая освободившуюся ладонь к гостю, - ты знаешь правила: мне нужна еще хотя бы капля, - он торопливо шевелит пальцами, - я не смогу снять поиска - это попросту невозможно - но скрыть место пребывания - это можно, - и Эйвери улыбается уголком губ, хмыкнув и глядя на Долохова.

Antonin Yu. Dolohov
- Мой протеже будет сидеть, прикованный к батарее, и осознавать некоторые фундаментальные основы мироздания. Или нечто вроде того.
Долохов нюхает стакан, хмыкает (а хорош, да... но не судьба), и пристраивает его на горизонтальную поверхность.
- Тебе нужно и место тоже, верно? Или достаточно одной только капли?
Выражение его лица говорит о том, что да, всё важно, но важно сейчас, а потом это можно будет обсудить с родственниками того, что не допито и томится в стакане.

Ezra Avery
- Если ты не шутишь о батарее, а ты не шутишь - то это отлично: локализация объекта нам очень на руку, - Эйвери качает головой, восстанавливая в памяти знакомый до боли ритуал. Даже, скорее, не восстанавливая, а просчитывая все тонкости, мысленно достигая наибольшей эффективности путём меньших затрат, - что у нас с хронологией? Двух часов хватит для твоих дьявольских планов?

Antonin Yu. Dolohov
- Двадцать минут, потом мне придётся уйти - получать оплеухи от нашего Лорда. Но я смогу перед уходом как следует закрыть и тебя и место, повесить сигналку. Если захочешь - приставить охрану.  Но тогда, пока я "развлекаюсь", тебе придётся подождать меня внутри. Там довольно уныло, выпивки нет, камина нет, даже карт нет... - развлечения придётся взять с собою.

Ezra Avery
- Как знал, что вечер не пройдёт спокойно, - вздыхает Эзра, более требовательно протягивая руку к Антонину, - кровь и координаты, - его глаза буравят цыгана, но ничего, кроме старого дружеского задора, смешанного с живым любопытством, в них нет - Эйвери и в Африке Эйвери, - у меня есть рука и живая фантазия - буду развивать мелкую моторику, магам полезно.

Antonin Yu. Dolohov
- Какие координаты? Сам донесу, практически как невинную деву - в целомудренных объятьях. И кровь там же - полный человек крови, - не больше полулитра вылилось. Сейчас оглушу и дои на здоровье...
Долохов ухватывает Эзру за протянутую конечность, шагает ближе, вкладывая в ладонь Рыцаря свежеизготовленный портключ. Вкладывая, но сам его не выпуская - ничего, трудовая лошадка уволочёт обоих.

+4

3

В этот раз Антонин не тормозит на пороге - он вреде бы и не торопится, но повторять трюк с изысканными манерами явно не готов, пусть даже дверь с ноги не отпирает. Не защищённое особенно жилище Эйвери привлекает его своей темнотой, тишиной, наличием бара и тем, что искать его здесь будут в предпоследнюю очередь. Разве что аврорат, но тоже не прямо вот сейчас и вряд ли по всей форме и с полной выкладкой -- антиаппарационных нет и на том, как говорится, спасибо.
Двери за собою Тони не прикрывает, создавая честно и открыто эффект своего присутствия, чтобы рачительный хозяин, если его всё же домой занесёт, о госте узнал до того, как ногою наступит. Собственную паранойю Долохов не кормит, сил нет -- вместо этого устраивается в кресле и даже, показатель усталости, не покушается на хозяйский бар. Время ожидания тянется неспешно и Пожиратель использует его с толком: дремлет. Спать, похоже, в ближайшее время не придётся. А придётся ему, наверное, очень быстро перемещаться по карте, словно хомячок в беговом колесе - бегу бегу, а с места не сойду. Сквозь дремту и звуки пустого дома проивается идея и Долохов неторопливо обдумывает её, прокручивая то с одного бока, то с другого. Времени на новые эксперименты с миром вещей у него скорее нет, но идея заманчивая и забыть её Антонин не хочет, вот и крутит, оценивая то так, то эдак.
За детальками, видимо, придётся обращаться к Эдварду, - за деталями и запчастями, редкими породами дерева и действительно нетривиальными драгоценными камнями. А может быть даже не к Эдварду, а к Косимо, итальянец и член Семьи имеет шансы обернуться быстрее, пожалуй...
В этих размышлениях Тони тонет, как иные тонут во сне - разрядка для головы, транс, который снабдит его некоторым количеством ответов на вопросы, - когда Долохов "проснётся", конечно.
То есть когда Эйвери вернётся домой и аккуратно наброшеная "сигналка" деликатно покрякает Антонину в ухо резиновой уточкой, водружённой на прикресельный столик.

+3

4

Сегодняшняя ночь, по сути, даёт фору всем тем бессонным гулянкам на французском побережье, которыми они наслаждались с Малфоем в присутствии юных прелестниц. Разве что очаровательных девушек сменили разной степени потёртости мужики. На всё воля Лорда, - с усталой усмешкой думает Эйвери, приближаясь к отчему дому неспешным шагом, и, на мгновение замирая у приоткрытой входной двери, все же, заходит внутрь. Природная осторожность на уровне инстинкта спит мертвым сном, но Эзра, привыкший к поговорке «доверяй, но проверяй», все же корчит скорбно-удивленную мину, одинаково подходящую как для своих: «ребята, такое случилось!.. давайте выпьем», так и для гостей незваных - «ребята, а что случилось? Давайте выпьем..». Внезапной проверки собственного дома он не боится от слова «совсем», потому как найти в этом самом доме хоть что-то отдаленно наводящее на мысли о сложной Темной Магии просто невозможно (разве что Том Риддл или Антонин Долохов спрячутся в шкафу или уснут на кушетке - тогда пиши пропало): он с детства приучен не путать игровую комнату со спальней, а потому все свои «игрушки» держит подальше от места, предназначенного для отдыха. Да и так ведь гораздо спокойнее - можно хоть самого главу аврората с визитом позвать без последствий. Нынешний же гость вышеупомянутым главой не является, чему хозяин дома несказанно рад.
-Ты один? - вопрошает Эзра, появляясь на пороге гостиной и поглядывая на вместительный шкаф слева, содержащий фамильный сервиз прабабки по отцовской линии. Мысль о предметах Темной Магии сама по себе наводит улыбку, и Эйвери пару раз вопросительно ударяет костяшками пальцев по сандаловой дверце. Мало ли? - Давай выпьем.

+6

5

- Я один, - соглашается Антонина, про себя невесело размышляя, что для двоих тут было бы тесновато. Тут, это на Острове в целом, разумеется, а не просто в квартире кровного побратима.
- Ты предпочёл бы двоих меня, или чтобы я кого-то притащил на хвосте?
Тони поднимается, потряхивая головой, в которой всё ещё покрякивает. "Нужно будет звук сменить" - думает он, но тянется мыслями уже не к своим дурным идеям, а к хозяину дома и выпивке. Выпить, за невозможностью немедленного спанья, и впрямь было бы неплохо.
- Наливай и составь компанию. Надеюсь, твоя ночь была получше моей.
Потому что пока что эта ночь в списке "лучших" у Долохова не значится. Хотя и похуже, чего уж, бывало, и не так редко. Просто стремиться же имеет смысл только к лучшему - в данном случае - к налитому бокалу.
- Даже не знаю, просить ли за неё прощения... Или ты доволен внезапно свалившейся на тебя информацией и не пропустил бы это веселье так и так.

+2

6

- Брось, пустое.. - отмахивается Эзра, впрочем, тут же направляясь к бару и берясь за исписанную кириллическими символами бутыль, - ты же знаешь - в любое время, - две мелких и высоких стопки перекочевывают на серебряный поднос на столике для напитков, что расположен по правую руку от той самой кушетки, - но пара вопросов у меня организовалась. Камамбер? - вопрос, скорее, риторический - Эзра уже вовсю орудует ножом, раскладывая тонкие слайсы сыра на фамильный фарфор. Неплохо было бы покормить явно утомленного гостя, да и сам хозяин после ночных событий пожевал бы чего-то более существенного, однако, кулинарных навыков пожирателя хватает только на сыр с плесенью и балканскую водку. Завершив приготовления, Эйвери возвращается к Долохову и, ногой подвинув стул для себя поближе к Антонину, садится рядом, разливая по стопкам практически прозрачную ракию, разносящую плотный аромат винограда по помещению. Сыр он ставит рядом:
- Но прежде чем начнёшь рассказ.. - глаза пожирателя пристально оглядывают друга, - ты в порядке? Мне твой протеже всю лабораторию заблевал, хотелось бы избежать повтора. Тебе сильно досталось?

+3

7

- Лучше просто кусок хлеба.
Хотя, конечно, чистокровный в гостях у чистокровного, придётся давиться камамбером. Первую стопку Антонин опрокидывает почти что не глядя, чуть виновато кривится, - да, это не по дружески, но ему действительно было надо, - затем пододвигает опустевшую посудину, намекая на то, что недурно бы долить снова.
Раплескавшийся в воздухе аромат успокаивает лучше всяких зелий.
- Ты знаешь, я уже не тот, что в юности - заблевать тебе здесь всё мне здоровья не хватит. Да и не досталось особо. Так, по мелочам, - ногу вот стер, похоже, пока скакал весь вечер от дома к дому.
Сквозь усталость взгляда пробивается насмешка - всё в порядке, в порядке всё, просто с ранья на ногах, просто притомился.
- Высплюсь - буду вообще огурцом. Правда это случится не сегодня.
Долохов все же подцепляет с фамильных раритетов рода Эйвери кусок сыра, складывает в несколько раз и только потом кусает. Эдакая демонстрация полного отсутствия манер. Признак нервозности для тех, кто давно его знает и в курсе, на что смотреть.
Антонин не то, чтобы нервничает, похоже он скорее нервничал в недавнем прошлом и отпустило его не до конца - холодным яростным напором не отпустило, когда впиваешься в удила понесших кобылиц собственной судьбы и правишь ими, пока мышцы не порвёшь.
- Но спать, не переживай, у тебя не останусь. Есть новости, которые я пропустил? Что там... про Рикарда говорят?

+3

8

- С хлебом в этом доме напряжёнка, - Эзра и в самом деле не помнит, когда в поместье крайний раз устраивался приём ну или хотя бы скромный, по меркам местной аристократии, обед: сам хозяин дома к подобным мероприятиям никакой любви не испытывал, а дочь, коей по праву рождения положено тяготеть к фамильным сервизам, рюшам и прочим женским радостям, давным-давно превратилась в самостоятельную умницу и слиняла куда подальше из-под отцовского недоконтроля, - ..зато плесень на сыре взаправдашняя, - добавляет он, обновляя дозу ракии в опустевших стопках. - Рикард? Спроси чего попроще, Тони: тебе вряд ли будет интересно слушать министерские сплетни про методы работы господина Лестрейнджа, а из интересного нам с тобою сказать и нечего. Ну, разве что.. - Эйвери ставит бутылку рядом с Долоховым, жестом давая тому понять, что спиртное в его полном распоряжении, - ..а ты, часом, не в курсе, где может быть наш маленький друг? - в совпадения Эзра верит, даже когда они приключаются с такими людьми, как Антонин Долохов. С другой стороны, что странного в простом вопросе? Тем более, вдруг Тони и в самом деле каким-то образом знает некоторые подробности исчезновения Рикарда? В любом случае, он предпочел бы услышать их от старого друга, нежели вычитать самостоятельно на прогнивших страницах «Пророка». - Ушёл из дома, записки не оставил, чемодан не взял... моя сестрица вся извелась, не знает как быть: толи носить траур и нового мужа искать, толи хранить очаг и готовить пудинг.

+3

9

- Чем ты жив только? Надеюсь, не плесенью единой... - Тони, конечно, в курсе, что тут не салон и что дорогой товарищ Эйвери открытый дом не держит, вот как только смог перестать, не плюя на приличия слишком уж явно, так сразу и перестал. Но одно дело приёмы, совсем другое - дом, в котором корки черствого хлеба нет. Здесь Антонин был непреклонен и, одновременно, предсказуем - в каждой его лежке хоть сухари, а прикопаны были. Вроде бы Тони нельзя было причислить к тому поколению, что голодало всерьез - в семье было, что есть и до и во время и после, пусть и без роскоши, но было, однако "военный сдвиг" его все же не миновал и без запасенного куска Антонин чувствовал себя неуютно. Хорошо ещё, что до боггарта, отбирающего пищу и сжирающего самостоятельно, дело не дошло, а то лежать ему в мунго, рядом с Лестрейнджем. Кстати.
- Думаю, что уже в Мунго, прямо как есть, без чемодана, так что очаг и пудинг придётся разогревать. Хотя ты меня даже заинтересовал... Интересно, кого это она собралась искать в новые мужья.

Эзра, конечно, в своем духе, говорит много, а Тони со времён "порток Лавинии" привык делить это по крайней мере на десять, но... Мало ли. Раз уж кровные братья не хватились Рикарда, до сих пор, зная, что он пропал, значит и про поиск нового мужа всё может оказаться не так очевидно.
- Странно, что ты не в курсе - будь дело чуть более серьезным, Лестрейндж был бы уже мёртв, а ты даже не хватился.

0


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Цыганочка с выходом