картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Буря после бури


Буря после бури

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Буря после бури


Закрытый эпизод


http://images.wikia.com/harrypotter/images/8/8f/Infirmerie.jpg

Участники:
Альбус Дамблдор, Кайлан Грант

Дата и время:
23 декабря, 1961 год

Место:
Больничное крыло, Хогвартс

Сюжет:
После Уроки морали. Мистера Гранта отправили приходить в себя на больничную койку -  но вскоре к нему пришел посетитель с целью выяснить некоторые детали.

0

2

После того как дети ушли, Альбус долго сидел и смотрел на сломанную палочку Гранта. На своем насесте тихо курлыкал Фоукс, целенаправленно объедая виноград, и поглядывал на своего человеческого фамилиара с явным и заметным осуждением.
- Я знаю, я знаю, можешь не начинать, - Альбус свел перед собой кончики пальцев, опираясь на столешницу локтями. – Кайлан совершенно не виноват в том, что случилось. Да, безусловно, ему стоило бы думать прежде, чем хвататься за палочку, но разве в юности такое упомнишь – думать?
Фоукс издал скептический звук и снова занялся виноградом.
- Да, я знаю. И я хочу помочь мальчику, ему совершенно не стоит… получать лишнее наказание из-за того, что произошло. Сломанная палочка сама по себе – достаточное наказание, Фоукс, - Дамблдор махнул рукой на феникса и снова свел пальцы перед собой. Он теперь смотрел на обломки палочки и размышлял.
Эта дума была тягостной, но необходимой.
Кайлан не заслужил таких проблем – он был хорошим мальчиком. Да, вспыльчивым, но… Это слишком жестокий урок на взгляд Альбуса. Достаточно было разговора и наказания за драку, но то, что случилось… В конце концов, Альбус знал, что мальчик не сам за себя в эту несчастную драку полез.
Дело был в его сестре, Мюррен. Сестре, которую Кайлан защищал – и Дамблдор не мог сказать, что он был не прав. Не защищать своего родственника – куда более дурная практика, нежели лезть за него в такие неприятности. Опять же, Грант был опора для сестры, защита. Ребята были близки и нужны друг другу.
И Альбус не мог судить их за это. Семья была тем единственным, что на самом деле имело значение.
И… он должен был помочь. Обязан был.
Он взял свою палочку в руки.
Она слушалась его беспрекословно – словно была родной от и до. Но он ни на миг не забывал, что это за палочка на самом деле. Хотя иногда, наверное, забывал – до того отзывчива и покорна она была.
Их тандем был удивительно гармоничен – может быть потому, что с ее помощью Альбус не хотел власти над миром… Или что он вообще не хотел власти над миром. Эта палочка для него помнилась необычной – но использовал он ее как обычную, как свою собственную палочку, которая осталась где-то в футляре в недрах его кабинета. Не использовать эту он не мог – но и использовать для какой-то особенной магии… Он не воспринимал ее палочкой, способной на настоящие чудеса – но она могла их делать.
Ведь могла же?
Палочка не могла починить другую палочку – мог мастер, но редко кто за это брался. Артефакт нельзя было починить как разбитую кружку. И не все в принципе можно починить. Это был какой-то основополагающий факт – такие магические вещи нельзя было просто взять и привести в первоначальное состояние.
Но эта палочка – Старшая – она ведь должна была ломать границы возможного?
Альбус с сомнением посмотрел на нее.
Палочка, естественно, не ответила и никак не отреагировала – ни на сомнение, ни на его взгляд.
Ее прошлый хозяин не говорил про нее практически ничего – трепетно оберегал, нежно относился – но Геллерт вообще был помешан на Дарах. А палочка была Даром.
Но палочка ли творит невозможное? Палочка, а не волшебник?
Геллерт говорил о том, что эта Судьбоносная палочка не может попасть к кому попало – и, пожалуй, это было единственным неоспоримым фактом, которым он о ней поделился.
Альбус знал, что некоторое время Гриндевальд сомневался – он творит великое или палочка. А потом, возможно, он нашел ответ на этот вопрос.
И… Альбус не был уверен, что этот ответ в палочке.
- Reparo, - проговорил он тихо, коснувшись кончиком своей палочки осколков чужой. И...
Альбус был, наверное, готов ко всему – но до последнего он сомневался в том, что удастся. Это ведь не просто сделать заклинание гораздо сильнее, это… изменить саму его суть, нарушить базовые законы.
И они остались незыблемыми.
Альбус не понимал, что он чувствует, собирая не изменившиеся обломки палочки Кайлана – то ли облегчение, то ли разочарование. Наверное, все же… облегчение?
Нет, он действительно хотел помочь мальчику, ему жаль, что не вышло.
Откуда здесь облегчение, словно он и не хотел, чтобы Старшая починила его палочку? Нет – он хотел этого, точно.
В любом случае, он просто поможет иначе.
- Мистер Грант, - несколькими минутами позднее зашел он в медотсек и положил на столик у кровати Кайлана мешочек с обломками его палочки. – Как ваше самочувствие? – он скользнул взглядом к палочке. – Мне очень жаль, правда. Вы не против небольшой беседы, Кайлан?

+2

3

Когда Кайлан доплелся до больничного крыла, его уже поджидала мадам Помфри. Она напоминала суетливый заботливый ураган, всякий раз, когда он тут появлялся. Да, конечно, женщина ворчала и сетовала, но все равно была добросердечной.
Гриффиндорец на автомате поздоровался и пошел за ней к приготовленной для него койке. В любой другой дунь, Кай попробовал бы попроситься ночевать в башне. Даже зная, что колдомедик его не отпустит. В этот раз он и попытаться не стал.
Адреналин сошел на «нет» полностью. Усталость и ноющая боль во всем теле давали о себе знать.
Кайлану просто хотелось выпить лекарства, забраться под одеяло и проспать всю оставшуюся жизнь. Интересно у него получится впасть в такую долгую спячку? Может к тому моменту все забудут о том, что случилось? Или может даже никто не узнает? Да, начались долгожданные Рождественские каникулы, но слухами земля полниться, а в Хогсмиде у них с Малфредом собралась не плохая кучка зрителей.
Виски давило. Веки казались свинцовыми и горели, и их становилось все сложнее удержать поднятыми.
Мадам Помфри заставила Кайлана с горем пополам стянуть с себя свитер и футболку. И это было адски больно. Так больно ему ещё никогда не было. Даже когда в детстве он кубарем скатился с высоченной лестницы Торни гроув, испугавшись появившегося из ниоткуда домовика. Грант не вслушивался в охи и восклицания школьного целителя. Только тихо шипел себе под нос, когда та, явно с осторожностью, смазывала гематому пахучим прохладным средством. Если бы не прикосновения, то это было бы даже приятно. Все-так же бездумно, Кайлан принял подсунутые ему зелья. Если мадам Помфри и говорила, отчего они и для чего, то Грант её не слушал.
Подушка манила к себе.
- Я зайду к вам ещё ночью. Часа в три, чтобы дать лекарство. А сейчас одевайте пижаму и ложитесь спать, юноша, - и мадам Поппи Помфри вышла из кабинки, плотно задвинув за собой шторки. Кайлан так и поступил. Влез в пижамные штаны, поразмышлял разумно ли одевать рубашку, но все таки надел, даже застегнув пуговицы и забрался под одеяло, улегшись на живот.
Очень долгий день.
Последнее о чем он подумал было: «Как там Мюр?» Но не до конца ясным иным чувством ощутил, что все с ней хорошо. После этого он провалился в сон.

Ему точно ничего не снилось. Да и вообще как оказалось, он толком и не спал. Потому что стоило только чуть повернуть во сне голову, как его выкидывало обратно и он с хриплым стоном, пытался устроиться на койке поудобнее.
Довольно действенное наказание на скромное мнение Гранта.
Наверное, сейчас спроси у него профессор Дамблдор - повторил ли бы он весь тот набор боевых заклинаний, Кайлан поклялся бы, что нет. И все-таки… это не из-за его заклинания его впечатало в стену.
Вздохнув, Кайлан повернулся на бок. Замер и прислушался к своим ощущениям. Вроде бы сносно. Сон больше не шел. Ему хотелось потянуться к одной из скляночек, стоявших на прикроватной тумбочке, но не стал искушать судьбу. Не так и сильно он хотел узнать, что написано на этикетке.
- Мистер Грант, - в первый момент Кайлан подорвался пошустрее сесть, но сразу же понял что это его величайшая в жизни ошибка. Зато сразу был дан однозначный ответ на вопрос пришедшего посетителя.
- Мадам Помфри сказала, что я буду как новенький к завтрашнему вечеру, - верилось в это с трудом, особенно, когда юноша медленно, обдумывая каждое движение, садился.
Он посмотрел на мешочек. Криво и совсем не весело улыбнулся:
- Спасибо, профессор Дамблдор, - ему тоже жаль и на самом деле куда сильнее чем профессору, ведь тот ни в чем не был виноват. Впрочем, никто кроме Кайлана и не был виноват. По крайне мере в том, что было внутри мешочка, к которому гриффиндорец протягивал руку и в итоге переложил к себе на колени. Хотя открывать не стал. – Я знаю, что её нельзя починить, но выкидывать или потерять не хочу.
«Будет мне напоминанием, что я безответственный кретин».
Да и… как можно выкинуть волшебную палочку? Пусть, она и была у него всего пять лет. Но как можно ответить пренебрежением за верность? Ведь это она помогала ему делать все эти удивительные вещи на занятиях…
- Нет, сэр, я не против.
Покорно. Он выслушает, обдумает и запомнит этот разговор.
Вот только будет ли он следовать мудрости, которую попробует да него донести волшебник? Сложно поступать правильно и здраво, когда ты точно знаешь о больных мозолях.
Или слабостях.
Кайлан очень любил Мюр. И почему-то подсознательно боялся, что может потерять её в любой момент.[AVA]http://s5.uploads.ru/xW82f.png[/AVA] [SGN]http://sa.uploads.ru/ThMt6.gif[/SGN]

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Буря после бури