картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Ты по слогам читала мою душу (с)


Ты по слогам читала мою душу (с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Ты по слогам читала мою душу (с)


Открытый эпизод для семейства Мальсибер


http://sd.uploads.ru/aLPvl.gif http://s7.uploads.ru/g3ZF7.gif

Участники: Рикард Лестрейндж, Ровена Мальсибер

Дата и время: 26 января 1979 года, около часа дня

Место: начинаем в поместье Мальсиберов

Сюжет: они не виделись почти месяц. Тем не менее, у них есть, о чем спросить друг друга, о чем рассказать... Особенно сейчас.

+1

2

Рикард в который раз пожалел, что в сутках всего двадцать четыре часа, когда получил письмо от Ровены. Приближался февраль, и до плана Милорда с новым крестражем -  этом Рик был уверен - осталось всего ничего дней. А это значило не только подготовку всей организации, отнимавшую много времени, но и нервотрепку. Не говоря уж о том, что после его прибывания в Мунго надо было разбираться с делами Отдела тайн.
Хотя все равно, Рикард предпочел бы встретиться с сестрой раньше. Ему было сложно уделять время семье, как он это делал обычно, в это критичное время.
  В свой обеденный перерыв – как всегда плавающий – он сказал секретарю, что вопреки обыкновению удалится из здания Министерства, и сказал, как связаться с ним если что-то пойдет не так. Отпустил свою охрану из авроров под свою ответственность и объяснение визита к сестре, который состоится в охраняемом поместье и где «конвой» ему не нужен, взял порт-ключ и появился в гостиной поместья Мальсиберов.
Первым кого он увидел – и вовсе не удивительно, был домовик.
- Сообщи хозяйке, что я пришел, - коротко приказал Рикард.
Для чего она могла его позвать – если бы он знал заранее. Они были близки с сестрой, но скорей всего не «Я скучала» и желание просто увидеть его, вынудили ее написать ему письмо в такое не простое для него время. Рикард мог только надеяться, что сумеет решить проблемы сестры.
Когда она появилась в гостиной – так быстро, словно ждала в соседних комнатах – он быстро привлек Ровену в объятие, коротко поцеловал в прохладную нежную щеку и улыбнулся.
- Добрый день, Роу, прости, если заставил ждать – выдалось напряженное утро, никак не мог уйти на перерыв. Рад тебя видеть.
  В его глазах читалось беспокойное: «Что-то случилось?»

+3

3

Написав и отправив Рикарду письмо еще вчера во второй половине дня, Ровена знала, что брат не заставит ее долго ждать и появится при первой же возможности – так всегда было, есть и будет. Но то, что он прибудет на следующий же день, да еще и в обеденное время – заставило женщину ощутить прилив нежности по отношению к близкому ей человеку и понять, как же она скучала без него. Вот только не понимала этого, пока не почувствовала, что он где-то рядом – иначе как объяснить, что она не могла и пяти минут высидеть на месте, блуждая по комнатам туда-сюда? 
Леди Мальсибер приказывает домовухе подать обед на них обоих и, не тратя время на пустую болтовню, направляется в сердце дома, где всегда тепло и никогда, даже суровой зимой не бывает холодно – в уютную, хорошо натопленную гостиную. 
Стоит Роу завидеть высокую фигуру Рика, стоящую в самом центре обширной комнаты, она сама не замечает, как быстро спускается по лестнице, путаясь в юбке  платья, и едва ли не бегом преодолевает разделяющее их расстояние. Но реакция Рикарда как всегда прекрасна, и он быстро привлекает  Ровену в свои теплые объятья, но ее руки как всегда холодны. И она только что и может обхватить шею брата руками и прижаться к нему так крепко, будто бы они не виделись целую вечность. Это намного красноречивее, нежели простое «я соскучилась». Но леди Мальсибер написала письмо брату не по этой причине – все гораздо сложней.   
Ровена невольно улыбается, ощутив легкий поцелуй в щеку – в детстве ее всегда дико смущал подобный жест брата, несмотря на всю нежность момента, в юности и зрелости она всегда воспринимала это с довольной, но чуточку смущенной улыбкой на лице. Сама же намного реже целовала брата в щеку, особенно, будучи в браке.
– Я тоже очень рада тебя видеть, – негромко произносит Ровена, будто бы их разговор мог кто-то подслушать. Она поглаживает ладонью по чуть жестковатым с проседью волосам, опускает ее на щеку. Улыбается, рассматривая лицо Рика, что было совсем рядом. Он выглядел несколько уставшим. Прямо, как Эдвард. Но виду не подавал. Прямо, как Эдвард. А в его серо-зеленых глазах отчетливо читался один вопрос, на который и был один ответ, что прятала она во взгляде, прикрывая его ресницами. 
– Мне нужно поговорить с тобой, Рик! – сердце ведьмы забилось чаще – она должна поговорить с братом, чтобы, наконец, понять, что же время от времени происходит с Эдвардом. Она хочет узнать, кто или что в Организации может причинить вред старшему сыну. Хочет спросить Рикарда о многом,  что-то рассказать или хотя бы намекнуть о своем. – Но для начала перекусим. – Она отстраняется от брата, берет его под руку и направляет в сторону столовой. – Ужасно проголодалась! – Тут не сложно понять, что пообедать Рикарду не удалось. А на пустой желудок вести серьезные разговоры (да и любые) крайне сложно.
Они подходят к столовой, как в нос тут же бьют ароматные запахи, исходящие от аппетитных блюд, что уже разложены на столе: с одной стороны сочный кусок мяса, разрезанный на аккуратные кусочки, с другой – запеченная рыба, приправленная ароматными специями и соком лимона, без которой миссис Мальсибер уже третий день кряду жизни не представляет. Гарнир. И соответствующие напитки.
Ровена присаживается на свое место – по правую руку от главы стола – кивает Рику, когда он придвигает к ней стул и берет столовые приборы в руки.
– Приятного аппетита! – она не отказывает себе в желании отправить несколько кусочков вкуснейшей рыбы в рот и пригубить белого вина, прежде чем потихоньку продолжить разговор. – Как ты себя чувствуешь после того случая? – Роу совершенно не хочется вспоминать, в каком состоянии доставили в Министерство Магии ее брата, но она не могла не спросить.

+2

4

Рикард рад увидеть сестру, не смотря на всю усталость и напряжение, которые он чувствует последние дни, когда откровенно говоря, хочется запереться в кабинете, курить сидя на подоконнике и прижимаясь пылающим лбом к холодному стеклу, смотреть заснеженный сад и ни с кем не говорить, никого не видеть, желательно не думать. Он уже испытывал подобные чувства. Много лет назад, в течении первых трех лет после свадьбы, но тогда он был моложе. И откровенно говоря, куда сильнее.
Он знает, то может положиться на Ровену, что она всегда будет на его стороне. Но сейчас для Рикарда все в мире слишком… тускло и сложно.
- Я все же хотел бы поговорить за едой. У меня всего час обеденного перерыва, а рядом с тобой, дорогая, время пролетает незаметно. Потому, поговорим прямо сейчас, хоть это и противоречит правилам этикета, если не возвращаешь. Моя должность иногда… очень утомительна.
Он аккуратно разрезает мясо, укалывает первый кусок себе в рот, и задумчиво смотрит на сестру.
- Как я себя чувствую… - повторяет он, вдумчиво прожевав, - Странно. Но колдомедицина на высоте. Скорей я не успеваю догнать эти несколько дней. То, что успело произойти. И измениться. Не волнуйся, в какой-то момент у меня случится отпуск и я отдохну, как следует, - Рикард пригубил гранатовый сок, сегодня он предпочитал его алкоголю, и прежде чем, снова приняться за еду повторил:
- Так о чем ты хотела со мной поговорить? Я весь внимание…
И он и правда был весь внимание, разговор с сестрой позволял отвлечься от того, что его беспокоило.

+1

5

Миссис Мальсибер не видела ничего плохого в том, чтобы немного отойти от этикета и совместить прием пищи и беседу с братом. Поэтому не выразила ни малейшего возражения на этот счет, взяв сочную дольку лимона и выдавив немного сока вдоль аппетитного запеченного рыбы.   
Ровена аккуратно отделяет мясо от костей, накалывая кусочек на узкие зубцы столового прибора, и отправляет его в рот, ощущая всю прелесть вкуса. Эти маленькие радости хоть и ненадолго, но привносят цвет в мир, который в последнее время стал серым и невзрачным. Роу улыбается – теперь-то у нее есть повод для радости. Тут просто не может быть плохо. Не может.     
Она снова переводит взгляд на  брата, не переставая его слушать.
Слушает Рикарда, медленно пережевывая пищу и ощущая, будто что-то не так, будто в мгновение что-то изменилось. Снова аккуратно отделяет филе от тонких косточек рыбы. Не перестает слушать брата, уже ощущая, как ускорилось биение ее сердца. И внезапно понимает, что рыба в момент стала какой-то безвкусной, а воздух – спертым.
– Есть много чего, о чем бы мне хотелось с тобой поговорить – по порядку, прошу. Не все сразу. – Ровена тяжело вдыхает, отводит взгляд, потому что ей вот так вот было тяжело начать сразу, когда дело касалось ее семьи. Она видела, как Рику плохо. Видела, как что-то тяготит его. Ощущала это. Но чем она может помочь, когда не знает причины?
Должность Главы Отдела Тайн всегда предусматривала много работы. Как и должность ее дорогого Эдварда. А вот что касается другой работы... она знала, что в Организации давно все не так гладко. И понять можно было, лишь взглянув хоть на одного из Рыцарей. Но в чем же дело? Неужели даже Рикард не откроется ей?    
– Должность очень утомительна... – тихо-тихо повторяет Ровена, устремив взгляд куда-то в пустоту. – У тебя какие-то проблемы в Организации? – Она вернула вопрошающий взгляд на брата. – А Эдвард? – Роу медленно переходила к вопросам, которые не давали ей спокойно спать последние несколько недель. – С ним что-то не так... – она качнула головой и убрала упавшие на лицо пряди светлых волос, что скрывали тень на лице. – Что-то незначительное, но вполне ощутимое. Я вижу это, чувствую.  
Она отложила вилку, понимая, что говорить об этом с родным братом несколько тяжелее, чем казалось. И взяв в руки бокал, пригубила белого вина, совсем немного, несмотря на то, что нельзя.   
– Вы ушли с ним вместе вечером в конце декабря, – указательным и средним пальцами свободной руки трет висок, припоминая, когда же стала замечать эти незначительные изменения. – Что там произошло? Не молчи, прошу тебя.  

+2

6

Рикард предпочитает рыбе стейк, и испытующе смотрит на сестру. Ему не нравится, что она пытается выведать у него что-то. Безусловно он всегда доверял Ровене все тайны, что касались его одного, но никогда те, что были тайной других. Это честно.
- Работы и правда много, к тому же похищение, навязчивость аврората, - он делает отмахивающийся жест, обозначающий «все эти мелочи», но думает о Томе. О безумии в глазах Тома. О чудовище. Это лишь косвенно касается рыцарей, постольку поскольку может им угрожать. Это касается Тони, потому что… Тони это Тони. Это точно не касается Ровены. Совсем нет. Потому что Том Риддл достоин тщательного, самого тщательного хранения своих тайн.
- Мы часто уходим вместе с Эдвардом, Роу, - мягко произносит Рикард, хотя есть в его тоне нечто предостерегающее. На самом деле он не уверен, что Ровена имеет ввиду ту самую встречу-ритуал. Они действительно довольно часто собираются вместе, и хотя последнее время все чаще по делам Пожирателей, но часто не равно всегда. 
- В организации сейчас все не так просто, дорогая сестра, - вздыхает он, - аврорат сжимает кольцо, мы не можем вечно прятаться. Можно сказать, что наши планы перешли в свою финальную стадию. К смене правящей власти. Особенно нервное время, - он трет переносицу, а потом подносит бокал к губам, - Но что именно в Эдди тебя беспокоит? Возможно, я не заметил что-то, так как мужчины зачастую куда более слепы к друзьям, чем женщины к супругам.
Связаны ли изменения, которая заметила в муже Роу с ценой, что потребовал Дамбалла. Возможно, да. Возможно, нет. Рикард не лезет в вопросы чужой цены, так же как его друзья не пытаются говорить с ним о том, как заплатил он сам. Не лезет потому, что не хочет говорить о своей, и благодарен за молчание. И в этой ситуации: только Эдди решать, что говорить в их семейном кругу, а что оставлять за дверью.

+2

7

И Эдварда и Рикарда всегда объединяло многое. Например, каждый из них всегда делился своими тайнами и мыслями с Ровеной, когда так позволяла ситуация – ведь они всегда получали ее поддержку или хороший совет.
Объединяло и то, что на протяжении всего времени, они и словом лишним не обмолвились относительно того, что происходило, происходит и, возможно, когда-нибудь еще будет происходить за стенами Ставки. На самом деле, это говорило о многом. С такими товарищами Тому можно идти долго и еще очень далеко. И как бы не пыталась Ровена выведать что-то серьезное, томясь в неведении, ни муж, ни брат не поддавались  убедительным женским словам – лишь что-то незначительное и обязательно обобщенное.
Ведьма нахмурилась, неосознанно крепче сжимая тонкими пальцами узкую ножку бокала. Несмотря на то, что Роу ожидала такого ответа, отчего-то ей все равно стало неприятно. Обидно? Отчего же? И женщина поежилась, явно ощущая себя лишней в столь серьезных делах. Но ни словом, ни жестом не возразила брату – все равно толку от этого больше не станет, а настроение этим может изрядно подпортить, если уже не сделала этого. Причем, не только Рику, но и себе.
Погруженная в себя, Ровена слышит лишь собственные мысли, не ощущая, как тонкая ножка бокала треснула под напряженными  пальцами. Но резкая боль быстро приводит ее в себя, на нежной коже уже проявляются небольшие алые подтеки, а само стекло давно разлетелось крупными осколками и лежит у ее ног.   
– Ты мог бы предупредить меня, что твое похищение – хорошо спланированная операция. – Проговаривает она несколько нервно от неприятных ощущений. Роу берет белоснежную  салфетку и прикладывает ее к ранкам, пока домовик с помощью своей магии за считанные секунды восстанавливает стеклянный сосуд. А подле наполненной тарелки женщины  волшебным образом образуется другой. Она отдает испачканную ткань эльфу, тот забирает и испаряется, оставляя после себя едва слышный щелчок. – Намеки намеками, но стало бы мне значительно спокойнее. – Может, тут леди Мальсибер была не права, попрекая Рикарда, но он прекрасно знал, как сестра отреагирует на подобное. Да еще и из газет. – Прости – нервы ни к черту. 
Ведьма мотает головой и откидывается на спинку стула, на секунды прикрывая глаза. Две. Три. Четыре... Прикрывает, чтобы потом вновь открыть их. И вновь наблюдает за братом.
– И кто же из нас, – Рикард знает, что Ровена имеет в виду достойных последователей Тома, – займет главное кресло? – интересуется Роу продолжая наблюдать за Риком. Кто-кто, а она прекрасно знает, в каком случае брат трет переносицу. Но молчит. До определенного момента.
– Я не могу сказать тебе что-то конкретное об Эдди – это тяжело описать, – слукавила леди Мальсибер, лениво встала со стула и медленно обошла его, остановившись у высокой спинки. И сложила руки на груди. Подробности их семейной жизни с Эдвардом, если и озвучивала, что бывало редко, то предпочитала описывать в общих чертах, избегая подробностей – это их с Эдди жизнь. И эта ситуация не является исключением.
– Двадцать седьмое, двадцать восьмое... где-то так. Я не помню точного числа, милый. Но прекрасно помню, что в тот день вы отправились с Эдвардом куда-то, а я – к Примроуз и Друэлле. – Ровена не сомневалась, что Рикард помнит встречу дам, которую лично организовал, чтобы узнать о лояльности отца красавицы Примроуз. – Хотя, может, ты тут совершенно не при чем.
Она сомневается. Но почему? Ровена так отчаянно пыталась понять причину, по которой ее дорогой Эдвард как-то изменился, что совершенно забыла о других факторах, которые могли повлиять на поведение мужа.
О, Мерлин, снова в эту блондинистую голову лезут самые дурные мысли, на которые она только способна. И почему именно сейчас? И почему она позволяет себе думать об этом, когда абсолютно нет причин для беспокойства? Волноваться. Кому делает хуже? Только себе.
Миссис Мальсибер потерла глаза подушечками пальцев свободной руки, возвращаясь на место за столом. Лишь мельком взглянув на незначительно пораненную кожу ладони. Ерунда – благо, хорошие настойки быстро справятся и с этим.
– Последние несколько дней меня мучает какое-то предчувствие, – Ровена вновь подняла взгляд на Рикарда. Это тоже одна из причин, по которой она написала брату. – Будто что-то должно произойти. И мне на днях снился отец, – леди Мальсибер прикусывает нижнюю губу, повернувшись к брату, прежде чем продолжить.– Именно таким, каким я видела его в Хогвартсе*. – Рик знает, что это означает. – Он редко снится мне. Но когда это происходит – всегда происходит что-то неприятное. Всякий раз Прокас будто  предупреждает меня о чем-то, – Роу опускает взгляд к полу, ощущая, как начинают слезиться глаза от страха за самых близких ей людей. – Всякий раз мне удавалось понять, о чем идет речь. Но не в этот раз. – Ровена замолкает, делая глубокий вдох, успокаивая себя. И только тогда возвращает взгляд на Рикарда. Она берет ладонь брата, сжимая в своей руке. – Я боюсь того, что может произойти с Эдди или Домиником.
Она знает, что не стоит грузить брата своими проблемами, но сейчас ей тяжело удержать то, что в любую секунду готово градом вылиться вместе со слезами с уголков светлых глаз ведьмы – лучше она расскажет ему. Так будет проще.
– Я боюсь, что может произойти что-то с тобой, – Ровена кладет не испачканную разводами ладонь на щеку брата, едва ощутимо поглаживая ее. – А мне... мне так хотелось бы, чтобы ты еще понянчил своих внуков, племянника или племянницу... – Мальсибер замолкает, пожимая тонкими плечами – она легко улыбается, решив для себя, что не станет говорить об этом прямо, пока Эдди еще не знает о беременности. – Я не знаю, чего мне стоит ожидать еще.

*воспоминание описано в дневнике Ровены Мальсибер

+3

8

Рикард дергается было, когда бокал с хрустом трескается в пальцах сестры, и ее пальцы окрашиваются алым. Но она не позволяет ему помочь, справляясь самостоятельно.
- Позволь, я залечу их, - негромко спрашивает Лестрейндж, - Я не колдомедик, но с подобными ранами справляться умею, - он предполагает, что ей обидно, то брат не делится с ней всем. Но он ни с кем не делится всем. Это слишком опасно сейчас, когда мир столь непредсказуем. В том числе опасно и для нее. «Мне жаль, что ты не хочешь этого понять, сестра.»
Рикард виновато улыбается и пожимает плечами:
- Не мог, мы все: я, ты, мои жена и сыновья должны были быть достаточно убедительны для любой проверки, в том числе и если бы аврорату захотелось нарушить закон и использовать леггилимента против вашей воли, - он поджал губы, - Они чем дальше, тем больше пытаются нарушить закон так, чтобы не попасться. Именно по этому нам следует поторопиться. Даже я сам не знал, что именно меня ждет, чтобы мои воспоминания не вызвали сомнения у аврората.
Видит Мерлин он не хочет ее обижать, но на вопрос о кресле лишь пожимает плечами:
- А это имеет значение? Скорей всего Теодор. Хотя Антонин все чаще намекает на мою кандидатуру. Но Тео справится лучше, - он качает бокал в руке и смотрит через него на свет, - Роу, если бы я мог тебе сказать о каких-то делах, я бы уже сказал, - он вздыхает и трет переносицу, - Не думай, что мне доставляет удовольствие играть с тобой в тайны, загадки, интриги и расследования, - Он едва ощутимо морщится, - Это не мои секреты, и не мне решать знать ли о них кому-то кроме посвященных. Я всегда думал, что ты это понимаешь. Сейчас же ты пытаешься выковырять из меня чужое. Не стоит. И ты права, если какие-то изменения и произошли с Эдди, то я тут совершенно не при чем. Он уже достаточно большой мальчик, чтобы самостоятельно отвечать за себя. Если бы что-то угрожало его жизни, здоровью и так далее, я бы вмешался.
«Если бы это конечно, не был бы оправданный риск. А таким наша жизнь сейчас полна».
Рикард ощущает смутное чувство вины, ведь именно он в свое время втянул своих друзей в опасную игру. Но в конце концов, у всех у них есть голова на плечах, и каждый мог выбрать сам. Каждый мог развернуться и уйти от Риддла. И каждый, как Эзра, мог отказаться участвовать в ритуале. Никто бы и слова не сказал. И даже не подумал бы дурного.
И Эд сам выбрал чем именно жертвовать. Счел такую жертву подходящей.
Он протягивает руку, и укладывает ее на кисть сестры:
- Я бы хотел пообещать тебе, что ничего не случится, - мягко говорит он, - Но момент и правда критический. Могу только сказать, что и я и Эдди очень осторожны. А твой старший  сын совсем не глуп, - он убирает руку и хмурится, - Ты говоришь о Марцелле? По-моему он уже вырос из необходимости его нянчить… Или? – взгляд Рикарда становится мягким, - В вашей семье стоит ожидать прибавления?

+3

9

Не так давно Ровена обожглась ладонью о горячую чашку с кофе. И Северус, спонтанно прибывший в поместье Мальсиберов, помог ей несколькими незначительными движениями древка над неприятно порозовевшей кожей ладони. Боль и неприятные ощущение ушли, не оставив и следа. Как и Северус, о задержании которого она узнала буквально на следующий же день, на допросе в аврорате под руководством этой рыжей девицы.   
Сейчас Ровена протягивает пораненную руку Рикарду, всецело доверяясь ему. И ни на секунды не сомневаясь, что магия, слетавшая с кончика палочки брата, исправит последствия ее невнимательности по отношению к себе. Признак излишней задумчивости и беспокойства по поводу и без него.   
Ей не больно.
Но кто же залечит душевные раны?
Роу внимательно наблюдает за братом, и думает о том, что никогда в жизни никого роднее Рикарда у нее не было и не будет. И, если его однажды не станет, она не представляет, что будет делать. Не знает, что будет с ее жизнью.   
С самого детства, он помогал своей сестренке во всем, в чем только мог. Утешал ее, когда та отчего-то грустила. И уступал, когда в этом была необходимость, а не нечто наподобие «я так хочу!».
Он помогал ей юности. Особенно это касается школьных годов, когда она переживала целый год расставания с братом. А после – постоянно был рядом, несмотря на тесную компанию, состоявшую из нынешних Рыцарей.  
Он поддерживал сестру, когда она выходила замуж за Эдварда, и переходила в другой род. И в те моменты – пока носила под сердцем сыновей.   
– Прости, Рик, – протягивает Ровена, сквозь охваченное цепями отчаяния горло, пока брат удерживал ее руку в своей. – Я все понимаю. – Она прикусывает нижнюю губу, думая, как бы объяснить ему причину ее настойчивости. – Понимаешь, – продолжает она не очень-то уверенно. – Не хочу однажды открыть газету и увидеть имя кого-то из вас под уничтожающим изнутри заголовком. – Стоп, она уже говорила это. Только иными словами.
Он все прекрасно понимает. Знает. Но что может сделать?!  
Мальсибер тяжело вздохнула, припоминая ту статью, из которой и узнала, в каком состоянии прибыл Рикард в Министерство Магии. Не самый худший вариант, согласна. Вот только дойти до Мунго, где после этого случая недолго обитал брат, решилась далеко не сразу.
– Прости, что не сразу нашла сил прийти к тебе, – добавляет она запоздало – эти слова нужно было сказать при предыдущей встрече, ибо сейчас они звучат нелепо. И отвлекается вопросом о главном кресле Магической Британии. – Ты справишься не хуже Тео!
– А еще, – добавила леди Мальсибер значительно тише, будто у стен проявились уши, – еще я боюсь, что если ко мне приставят легиллимента, то смогу не успеть спрятать самое важное. – Она прикладывает руку к груди, под мягкой ладонью ощущая безумно колотящееся о ребра сердце. Все самое важное Ровена помнит. – Эдди обещал, что позже займется со мной Окклюменцией. В этом лучшего учителя, чем Эдвард, мне не найти. Ты знаешь! Но что произойдет до этого момента – одной Моргане известно.  
Ведьма отворачивается, немного тряхнув головой, когда перед глазами возникает совершенно иной образ, который она прячет глубоко в подкорках памяти. И снова возвращает взгляд на Рикарда, когда до него доходит истинный смысл ее слов, о том, что кого-то когда-то ему или ей предстоит еще понянчить.
– Верно! – она мягко кивает брату, улыбаясь – это одна из самых прекрасных вестей за последнее время. Верно, Рик? – Так получилось. К тому же, он еще очень мал. Я сама не так давно узнала об этом. – Она замолкает, ощущая невероятную легкость от того, что сказала обо всем брату. Рикард – один из тех немногих, кто искренне будет рад за нее с Эдвардом. Только бы все было хорошо. Она должна выносить этого малыша. Выносить и родить. – Рик, – Роу мягко прикладывает указательный палец к губам брата, – не хочу, чтобы кто-то знал об этом раньше времени. – Ей тяжело удерживать широкую улыбку. Она и не собирается. – Эдди еще не в курсе. Нужно только подобрать момент… – Ровена скажет мужу, когда выдастся удачный момент. И уверена, что муж будет рад этому еще крохотному событию. А пока это ее маленький секрет, которым она поделилась с братом. Как когда-то в далеком детстве.
Но улыбка становится грустной, когда Рикард упоминает Марцелла.
Сынок, мой дорогой сынок, знал бы ты, как прошу я Мерлина, помочь тебе с правильными решениями в непростых ситуациях, с правильным выбором…
– Знаешь, Рик, – не может промолчать Ровена, ощущая, как начинают пощипывать глаза, – может, Марцелла и не нужно нянчить, – она немного облокачивается о высокую спинку стула, – но от материнской юбки ему еще рано отходить. Ты же помнишь, каково быть юношей шестнадцати лет. Ветер в голове. Девушки. И необдуманные поступки… – она сглатывает, припоминая ту самую встречу в канун Рождества. Затем – тянется к брату, чтобы ощутить родные объятия. – Что будет, если мой сын, однажды, примет иную сторону? Что тогда будет? – Ровена обнимает Рикарда за шею, не желая никуда отпускать. – Прости, Рик . Прости, что нагружаю проблемами. Это так непросто.    

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Ты по слогам читала мою душу (с)