картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Кошки никогда не ошибаются в людях


Кошки никогда не ошибаются в людях

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Кошки никогда не ошибаются в людях


закрытый эпизод


https://cs8.pikabu.ru/images/big_size_comm_an/2018-03_7/1522483011116899712.gif

Участники:
Григорий Долохов, Минерва Макгоногалл

Дата и время:
2 Января 1979

Место:
Св. Мунго

Сюжет:
Простите, я принял вас за плед (с)

Отредактировано Gregory Dolohov (2018-08-08 10:43:14)

+1

2

«Привыкай, теперь ты здесь» - Григорий вышел из кабинета и прислонился спиной к стене.
Больница имени святого Мунго почти не отличается от Французского Магического госпиталя. Тот же ресепшен с крайне спокойным служащим, тот же указатель. Тот же запах в коридорах, навевающий мысли не только о чистоте, но и о смерти. Ничем, кроме людей. И речи.
Вокруг был не приятный привычный французский лепет, в котором не напрягаясь юноша мог разобраться любой смысл, а Английский. Язык, который если не задумываться звучал как треск мельничного колеса, скрип пера по бумаге, перелистывание страниц, дерганье на ветру пол фрака и удары тростью по полу. Язык не настолько знакомый, что бы разбирать его не прислушавшись, а потому скорее внешний шум.
Воздух словно дезинфицирующий. Дышать им не хочется, но надо. Надо куда-то деть полтора часа, что потребуются врачу на поиск необходимых бумаг в архиве. И пройтись.
К вопросу о собственном здоровье возвращаться не хотелось, но ведь именно это и привело Григория в Британию. Совсем не Отец, который вряд ли будет рад появлению сына в стране.
«Интересно, это болезнь тебя уничтожила? Даже не так. Это болезнь уничтожила в тебе Отца?» - Григорий побрел по коридору, выбирая между тем, что бы выйти на улицу и погулять по Лондону и тем, что бы договориться с собственным организмом и несмотря на головокружение все таки поесть.
Второе победило. Ведь разговор с мистером Блэквудом может затянуться не на один мучительный час. И слабость – верный симптом усталости, после которого сложно выспаться за ночь. Утром же надо быть в посольстве и порадовать Мадам тем, что хорошего врача все таки нашел и точно остается под ее крылышком.
«У Мадам на меня уже явно планы. После той истории с Делакур» - Григорий улыбнулся проходя в кафетерий и оглядывая пространство. Больничный запах сюда почти не проникал, но все же мешался с едой. С таким традиционно британским запахом яиц и овсянки. Почти как во франции – в кафетерия медицинских заведений лекарственный запах мешался с маслом и яицами. Тоже… не очень. Так что что-то внутреннее говорит – пойдем отсюда.
Например, в приемную. Где можно задремать на диване в ожидании и где логично его искать, если мистер Блеквуд раньше управится с бумагами.
Приемная, диванчики по углам. Григорий находит тот, что подальше от центра и внимания посетителей. И садится, почти сразу подбирая к себе ноги. Лежащий рядом клубок или комок в его голове прекрасно вписывается в образ толи подушки толи пледа. С учетом прохлады помещения, вероятно даже пледа.
Внутреннее чувство защищенности сейчас гораздо важнее внешнего образа. Да плевать что подумают – это больница. Ну свернулся какой-то пациент в углу – ну эка неведаль. И поинтереснее есть. Что-то очень теплое под боком наводило на мысли о странном.
Гриша смотрит на чашу несколько минут прежде чем опускает руку. Рассеяно гладит плед, обнаружив у него уши.
Уши. У пледа. Британцы все еще кажутся отчаянно странными – выдумают же.
Уши. У пледа. УШИ?
Гриша отдергивает руку и с удивлением смотрит на шерстяной клубок рядом с собой. Хорошо хоть не сел! Кошка. В больнице?
- М, интересно... Можно ли быть принятым за психа, если извиниться перед кошкой?

+2

3

Состояние пациента стабильно – Минерва слышала это уже не первую неделю. Поначалу это её очень обрадовало. Это означало, что Эл не умрет. Но с каждым днем тревоги становилась все больше, а радость не исчезала, нет, просто немного тускнела. Сколько еще он будет без сознания? Какие последствия будут от такого долгого беспамятства? Узнает ли он её? Вспомнит ли себя? Что ему снится? Ему не больно? Каждый день в разное время, как только отпускали текущие дела, Минерва приходила в госпиталь, передавала для доктора Мюррей небольшую плетеную корзиночку с бутербродами и термосом. Просто не могла не приносить, будто это было данью, жертвоприношением всесильным богам, договор с Мирозданием. Потом она оставалась. Как правило, сворачивалась клубочком под диваном в общем зале, но когда на полу лапкам становилось холодно, то перебиралась на диван.
Обычно её не трогали – ну лежит себе кошка, каких много, никому не мешает… Иногда брали на руки, пытались гладить, тискать – но не каждый день. Случалось ей вырываться, выцарапываться из чужих рук, чтоб тут же улизнуть, но если руки были детскими, или видно было, что волшебнику было горько и грустно, она не противилась. С неё не убудет, а кому-то утешение.
В этот раз она не встрепенулась – не было угрозы, только ухом чуть повела, когда почувствовала прикосновение руки. Но минутой позже приподняла голову и несколько мгновений немигающее смотрела на человека, вслушиваясь в звуки голоса. Как давно не приходилось ей говорить по-французски! Кажется, лет пять – точно, а может и больше.
Лицо было незнакомым, но скорее приятным. Пожалуй, усталым, хотя тут все были в разной степени нездоровыми, усталыми, тревожными и измученными, включая персонал. Место такое, что поделать.
Но вопрос заслуживал ответа, как незнакомец явно заслуживал некоторого доверия и внимания. Кошка поднялась, неспешно прошла к краю диванчика и мягко спрыгнула на пол, а спустя мгновение перед незнакомцем уже стояла волшебница в темно-зеленом длинном закрытом платье. Волосы уложены в строгую, немного старомодную, прическу.
- Некоторые извиняются перед кошками, хоть и очень редко. Но вы первый, кто попытался сделать это на языке Вольтера. В извинениях нет необходимости. – Она неярко, но приветливо, улыбнулась. По-французски она говорила почти без акцента, свободно. Протянула руку: - Минерва МакГонагалл, преподаватель школы Хогвартс.

+2

4

- В любом случае прости, не хотел тебя потревожить, - Сообщил юноша по-прежнему на французском удалявшейся кошке. Вот уж точно не хотелось прогнать. Коты под боком всегда залог душевного равновесия.
Наблюдая за грациозными движениями, юноша осознал до конца происходящее только когда дама протянула ему руку.
Не то что бы во Франции или в Дурмстранге Долохов не сталкивался с Анимагами, но все же это был далеко не каждый пятый знакомый волшебник. Навык настолько редки, что несмотря на всю теоретическую возможность – приходит на ум отнюдь не сразу. Не будешь ты в каждой встречной собаке подозревать агрессивно влюбленного в жизнь мага, а в каждой кошке – изящную волшебницу из числа тех, которые умеют вызвать расположение одним своим строгим взглядом.
- Оу, Мадам… Еще раз прошу прощения, - Григорий подскочил на ноги, рассеяно улыбаясь. – Обычно не склонен тревожить кошек, это случайно вышло. Я… Могу как-то искупить свою вину. Профессор? Например, угостить вас.. Чем принято в Британии? Чаем?
Долохов чуть смутился.
- Простите, Григорий… - «Пусть это не вызовет никакого осуждения у вас, ладно?» - Долохов, в Британии в составе посольства Франции.
Юноша очень осторожно пожал пальцы мадам, с уважением склонив голову.

+1

5

Имя нового знакомого вызвало легкое удивление и любопытство, но не испуг. Минерва вгляделась в лицо юноши, ища в них знакомые черты. Но – нет, ничего, совершенно ничего общего. Иные черты, иное выражение глаз, иное поведение. Интересно, был ли Антонин Долохов таким же милым, вежливым и предупредительным в свои – восемнадцать? Двадцать? Двадцать пять? Нет, много. Скорее, двадцать с небольшим. Этот паренек совсем не похож на того Долохова, с кем она была когда-то немного знакома. Будто иной скульптор резал и из другого материала. Да и помнит ли она хорошо лицо Антонина таким, каким оно было тогда, задолго до того, как его имя прокатилось зловещей славой по всей Британии? Теперь кажется, что нет. Больше вспоминается, какой тогда была Августа. Её дом, её окружение, её настроение…
- Очень приятно познакомиться. Григорий, - повторила она, запоминая, как незнакомое имя звучит, как артикулируется. По-русски она не говорила, понимала лишь несколько общих фраз и некоторый набор слов, но имела талант ухватывать звучание слов, запоминать их, как мелодию, и потому повторила иностранное имя вслух точно, без искажений. – Я охотно выпью с вами чаю. Здесь есть кафетерий, и чай в нем очень неплох.
- Когда-то давно я была знакома с Антонином Долоховым,
- сказала, когда они взяли по чашке чая и сели за столик у окна. Сказала – и спохватилась. Нашла, о чем говорить. О волшебнике, разыскиваемом за зверские убийства. И с кем – с сотрудником посольства! С человеком, для которого важна хорошая репутация. Лучше бы уж сидела в своей полосатой шкурке и не выпрыгивала! Совсем одичала, старушка.
- Пожалуйста, не сочтите это за вопрос. Магов с моей фамилией в Британии тоже больше одного. – Она виновато улыбнулась и пододвинула поближе к Григорию тарелочку с печеньем. Вот что-что, а женские уловки типа улыбочек, усмешечек и подмигиваний были не только не сильной её стороной, а вообще где-то с другой стороны от нуля. Но, кажется, сейчас сожаление достаточно крупно было написано на её лице, а акцентировать свою неловкость извинениями было бы нетактично, и Минерва просто продолжила. – Вы давно прибыли к нам? Я в последнее время мало читаю газеты и немного отстала от жизни.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Кошки никогда не ошибаются в людях