картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Заросло васильками небо...


Заросло васильками небо...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ЗАРОСЛО ВАСИЛЬКАМИ НЕБО...


Закрытый


http://s7.uploads.ru/t/UGLim.jpg

Участники: Мэри МакДональд, Григорий Долохов

Дата и время: 24 января 1979 г.

Место: Больница св. Мунго

Сюжет: Несколько дней назад маленькая бродяжка, выступив из темной подворотни, рухнула на снег в двух шагах от Григория. Теперь он зашел навестить ту, к кому вызвал лекарей. Должно быть, мы все-таки в ответе за тех, кого однажды спасли...

0

2

Мэри следовало бы подумать, как ей жить дальше. Чем заниматься, как отдать огромнейший долг тем людям, что все это время спасали её, дуреху, из тех неприятностей в которые она так талантливо влезала.  Но всем этим людям, волшебникам и волшебницам, её благодарность была до одного места. Сколько ни бродила она по больнице, предлагая свою помощь, все вежливо слали её в палату. Дафна даже слушать не стала. А женщину, что спасла её… нет, умом она понимала, что это не может быть мама… но кто бы ни был так на неё похож, как найдешь её?
Получив в очередной раз исчерпывающие инструкции, куда ей следует пойти и чем заняться, Мэри именно туда и пошла – в палату. Сидеть ровно, думать и ждать, что решит Дафна. Да, и неплохо было бы подумать, кто она и что теперь. Потому что раньше она была уличной певичкой. Воровкой, бродягой, нищенкой. Но все-таки, если спросить, чем ты занимаешься, она могла ответить – я пою. Но теперь, когда в её жизни снова есть Дафна, волшебная палочка и теплая постель – что она теперь?
Мэри села на кровать и подогнула под себя ноги. Вынула из новой сумки принесенный Дафной альбом, карандаши. Стала рисовать.
Ей следовало бы подумать о будущем. Но она снова вернулась мыслями к тому, что с ней произошло в тот злополучный вечер в книжной лавке. Вспомнила свой страх, вспомнила пронзительные синие глаза оборотня. И не ощутила нового страха. Ощутила злость. Она была беспомощна без палочки, но теперь она не боится. Теперь она смогла бы постоять за себя. Наверное. Если подучится.
На белой бумаге появился изящный фантастический цветок. Это было красиво и помогало думать. От нечего делать в задумчивости Мэри продолжила  рисовать  – цветок за цветком.

+2

3

По природе своей Григорий не видел причин относиться к кому-либо из волшебников хуже, чем к болотным тварям. Бедных и побитых животных забирали домой, обогревали и лечили. Чем люди хуже?
Впрочем, не то что бы он кидался помогать каждому бедняку – жизнь тоже бывает не справедлива «помочь всем» не было частью его философии. Но пройти мимо девушки, что уже куда больше была похожа на льдышку, чем на человека (да и то что это девушка он определил не сразу) было где-то за границей человеческого.
Отвести ее в больницу – не сложно. Он даже оставил свои контакты, что бы связались с ним если что-то надо. И решился наведаться спустя несколько дней.
Долохов не хотел благодарности, не хотел от девушки ничего. Он просто нашел на углу в косом переулки лавку с транфигурированными цветами и выбрал маленькую охапку васильков – они самому Грише напомнили о весне. А этой девушке явно не хватало тепла.
Васильки, немного волшебных сладостей и теплый какао в термосе – к такому набору гостинцев медперсонал отнесся одобрительно и юношу проводили до палаты. Молодую медсестру смешил его акцент. Григорий делал вид что не замечает.
Он, пожалуй, здесь частый гость.
Слишком частый гость.
- Привет, - Долохов улыбнулся, постучав об косяк двери. – Можно я войду?
Он не хотел тревожить этот момент волшебства. Григорий знал, что при девушке не было палочки, когда он нашел ее и теперь, обретя новую, она светилась как бывало с совсем юными волшебницами.

+3

4

Мэри обернулась. У неё осталось очень мало знакомых, кто мог бы её навестить, даже если бы и узнал о том, что она здесь. Ну, может быть, Лили. Если бы узнала, а узнать ей было неоткуда. Так что гостей Мэри не ждала, только Дафну или другого доктора, ну еще медсестры могли заглянуть. И никому из них наверняка бы не понравились её художества на стенах. Ей вообще-то сестрица альбом принесла, чтоб черкаться. Так что Мэри поспешила скрыть следы своего нечаянного хулиганства и тогда только посмотрела, кто заговорил с ней.
Васильки… Нет, парня этого она не знала. Хотя если бы увидела хоть раз, наверняка бы запомнила. …зимой… Хорошее лицо, добрые глаза. И одет очень так… ничего. К кому он? …вот это – волшебство… Мэри представила себе соседей слева и справа, по коридору в обе стороны. Почему-то подумалось – к красивой девушке, но ведь вовсе же не обязательно. Люди навещают родителей, знакомых, учителей, и кому угодно могли быть предназначены эти цветы. Даже тому старику через две двери от неё, что все ругался на врачей и обзывал стажерок «вертихвостками». На неё тоже попытался ворчать, но узнав, что она тоже пациент, сменил гнев на милость и удостоил коротким, но очень любезным, разговором о погоде за искусственным окном. 
Она немного, совсем чуть, помедлила отвечать, любуясь случайным гостем и запоминая его, чтоб потом нарисовать его и придумать ему счастливую историю. Чтоб тем, кому предназначены цветы, оказалась девушка. Непременно красивая, высокая, стройная, синеглазая, с волосами бледного золота. И обязательно добрая. И чтоб у них все было хорошо. Как знать, быть может, однажды и из этой случайной встречи возникнет песня.
- Заходите, пожалуйста, - Мэри поднялась с кровати и безотчетно разгладила подол длинного прямого покроя платья. Из всей одежды, что принесла ей Дафна из дому, только это платье не норовило с неё свалиться, в отличие от штанов и юбок, которые как сговорились, честное слово. – Только вы, должно быть, ошиблись, тут никого нет, кроме меня. Скажите, к кому вы пришли, я помогу вам найти. Я знаю не всех пациентов на этом этаже, но вдруг вам повезет.

+2

5

Так она была вполне милой – все еще похожа на дикого потерянного котенка, но уже с прислуживающимися чертами волшебницы.  Вряд ли старше него самого.
- Мэри, верно? – Медсестры сказали ему имя, однако Григорий побаивался перепутать или, например, предположить более привычное звучание родственного имени. Впрочем, хорошо что это не было что-нибудь особо специфично-Британское. Какая-нибудь Элизабет была бы сложнее, а уж если вспомнить мадам-аврора Эшлинг и вовсе можно чутка попутать пару букв. – Нет, ошибки, если мои глаза точны, нет. Я к вам.  Я пришел проведать вас и убедится, что о вам хорошо позаботились.
Григорий вошел в палату и, слегка смутившись неловкости, поставил на тумбочку пакет со сладостями и термос. Вазу в палате тоже удалось найти – медсестра почти сразу же ее принесла. Гриша поблагодарил ее в угоду хихикающей даме по-французскии.
- Приятно видеть, что вам стало легче. Угощайтесь, надеюсь сладкое поможет вам оправится еще быстрее.
Григорий вручил девушке цветы.
- Мне захотелось напомнить вам о весеннем цветении.. О скором тепле, когда подобных несчастий с вами не случится... О, je suis désolé*, забыл представиться. Григорий.

Перевод

* Приношу свои извинения

+3

6

Это было похоже на сказку. На явление принца, правда, без белого коня, но зато с хрустальной туфелькой. Мэри ахнула, протянула руки, взяла цветы. Понюхала, заулыбалась, покраснела.
- Благодарю, вы очень любезны, - проговорила она тихо по-французски. Одна из очень ограниченного количества фраз, известных ей по книжкам или песням. И произношение было так себе. И Мэри, понимая это, покраснела еще больше, но смутиться еще больше все равно было невозможно. – Они очень красивые. – Это сказала уже по-английски. Она же ничем не заслужила не то что цветов или подарков, а даже просто визита такого замечательного незнакомца.
И она его совсем не помнит! Откуда он её знает? Она бы не забыла такое лицо и тем более не забыла бы голос и выговор. Хотя… она же забыла целый вечер, пришлось потратить столько времени и сил специалистам, чтоб она все вспомнила. Только вот этого парня там не было, точно. И вряд ли она обкрадывала его, потому что воровала только у маглов. И вряд ли он был её тайным поклонником, потому что какие там тайные поклонники у бродяги, даже если она бренчит на гитаре и поет. Значит, оставался еще один момент, когда она плохо помнила себя, а вот её запомнить могли – когда она, уже вся больная, потеряла сознание на улочке среди волшебников.
- Должно быть, это вы были тем, кто помог мне, когда я упала. Я рада, что теперь знаю вас. Пожалуйста, садитесь сюда, тут удобно. То, что вы принесли, давайте выпьем это вместе, хотите?
Поставила вазу с цветами на тумбочку. Они выглядела невероятно! Фантастически! Дух захватывало от одного взгляда. И стало тепло-тепло на душе, будто и правда лето.
- Так вы иностранец? Давно в Лондоне? Надеюсь, я не оказалась вашим первым впечатлением о нашем городе? Было бы очень неловко.
Мэри бросила короткий взгляд на альбом, лежащий на кровати. Хорошо было бы попросить разрешения нарисовать его. Это лучше, чем потом по памяти, можно что-то упустить. А упускать черты лиц и характеров Мэри не любила, люди так красивы в своей цельности.

+3

7

Если бы его первое знакомство с магической Британии было бы таким – это было бы не худшим что происходило в его первые дни в  этой стране. Стоит только вспомнить четвёртое число, оставившее крайне неприятный отпечаток в воспоминаниях.
Впрочем, всегда могло быть хуже. Он мог встретится с отцом. И это точно не кончилось бы хорошо теперь.  Теперь уже точно.
- Что вы, вам не из-за чего переживать. Были у меня и до впечатления о Британии, да и вы нисколько их не могли бы омрачить. – Григорию нравилось то с каким весельем она взялась за все. Значит холод действительно отпустил и окажется здесь без сказочных сюжетов про льдинки.
Взглянув по линии ее взгляда – на блокнот – он улыбнулся девушке сново с теплом.
- Вы рисуете? – Григорий никогда не слышал что бы волшебники оказывались в столь бедствующем положении как она, но он был совершенно уверен что речь идёт о волшебнице. Впрочем мог ли он похвастаться знанием улиц? Может быть было бы проще, если бы отец оставил их ни с чем? Во всяком случае, к Британской войне он был бы готов.
- Можно ли помочь вам чем-то ещё? В конце-концов, не могу оставить вас не будучи уверенным что вы не окажетесь снова в беде, Мэри.

+3

8

Мэри стало… нет, это не было смущение или неловкость, ей стало как-то непривычно. И совсем чуть неловко, да. Будто её перепутали с кем-то другим, лучше неё, с кем-то заслуживающим такой доброты. Но – Мэри оглянулась на цветы, снова поглядела в лицо Григория – это все-таки было для неё. Оставался последний вариант, что сейчас она просто проснется – и все встанет на свои места.
- Вы говорите так же, как моя сестра. Она доктор. И она считает, что должна помогать пациенту до конца, во всем. Будто заключила контракт с Судьбой. Будто встает между человеком и его бедой – и принимает на себя все. Мы иногда с ней спорили об этом. Теперь вы говорите так же. Вам мало было выручить меня один раз, вы… О, вы тоже доктор?
Это объясняло бы для Мэри все.
- Пожалуйста, не волнуйтесь обо мне. В тот момент я была в тяжелом положении, и я возвращалась домой. Теперь я дома, и обо мне есть кому позаботиться. Теперь все будет хорошо. Но раз вы спросили…
Она улыбнулась и умоляюще сложила ручки.
- Позвольте мне нарисовать вас. Это совсем недолго, я быстро рисую. Я подарю вам ваш портрет, и это будет знак моей благодарности. Вы не против?
Она потянулась за альбомом, взяла карандаш.
- Вы можете шевелиться и говорить, мне это не мешает. Наоборот, даже лучше, когда говорят. Вы из Франции? Откуда именно? Были в Париже? Я знаю, Франция большая, не только Париж. Мне говорили, это город музыкантов и художников. Будто бы вечерами там поют или играют на каждой улице, а по утрам по дворам ходят маленькие дети и пением зарабатывают мелочь на мороженое. Будто бы полиция их не прогоняет. И еще, что ночами по всему городу зажигаются разноцветные фонарики, чтоб жителям было приятно гулять, и чтоб привлекать туристов. Только рассказывал мне это человек, никогда не покидавший Англии. Это правда? Хоть на половину? М?

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Заросло васильками небо...