картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Быть хорошим — это так изнашивает человека!


Быть хорошим — это так изнашивает человека!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

БЫТЬ ХОРОШИМ - ЭТО ТАК ИЗНАШИВАЕТ ЧЕЛОВЕКА!


Открытый эпизод


http://bi.gazeta.pl/im/12/2b/ef/z15674130IE,Lea-Seydoux-i-Vincent-Cassel-jako--Piekna-i-Bestia.jpg

Участники:
Theodore Nott, Alien Bellefleur

Дата и время:
10 марта

Место:
Французское посольство

Сюжет:
Выдвинуть свою кандидатура на пост Министра Магии? А почему бы и да! - размышлял Теодор Нотт по дороге к Французкому посольству. Всего-то и надо правильно себя преподннести, поэтично позаливать в уши и пол-дела сделано. Великими становятся те, кто умеет краасиво врать или говорить не всю правду. Кто же знал, что одна встреча перевернет весь его безупречно выверенный мир.

Отредактировано Theodore Nott (2018-09-25 16:13:26)

+2

2

В Лондоне не бывает утра. Просто в какой-то момент электрический свет, освещающий ночные кварталы, уступает место промозглому туману, проникающему под самую кожу. Небо же приобретает разную глубину серого, и немного оживает движение на улицах. Иногда Нотту казалось, что где-то там, за плотной завесой тумана, восседает кукловод и дергает тонкие нити, заставляя всех подстраиваться под Его потребности и желания, дышать и жить по Его прихоти. Но, как известно, Туманный Альбион и не такие мысли по утру умеет навевать.
Глава департамента экономики сворачивает на знакомую улицу, ведущую к Французскому Посольству. Он плотнее кутается в темное пальто и поднимает высокий ворот, защищая лицо от колючего ветра. Весна значится только по календарю, на деле же зима еще не до конца покинула Британию, продолжая морозить северными ветрами. Нотт поднимается по лестнице, отмечая покатый камень ступеней, с которого без особых усилий можно навернуться. Одно неверное движение и…
Массивная и безвкусная дверь поддается без труда. Теплый воздух вкупе с запахом свеже-сваренного кофе щекочут нос, и мужчина невольно жмурится.
От чашки горячего кофе Нотт бы сейчас не отказался. Черного. Без сахара.
Он идет по длинному коридору к приемной, перебирая в голове детали предстоящего разговора с госпожой Послом, но все мысли буквально вышибает из головы всплеском удивления и глухим ударом. Рефлекторно отступая на пару шагов, аристократ озадачено моргает и только из чистого упрямства не оседает на пол. Перед потемневшим взглядом проносится вихрь пшеничных волос, а дальше следует тупая боль в переносице и запоздалая мысль, что открывающиеся наружу двери - не самая лучшая идея. Более того, тот, кто проектировал здание, оказывается, не только не обладает вкусом, но еще и клинический идиот.
«Убил бы кретина!»
     - Мерлин, - выдыхает он, пока его спасительница бесцеремонно хватает под локоть, пытаясь не то удержать, не то помочь навернуться. Безуспешно и то, и другое. «Спасительница» же, ойкнув, едва не заваливается вместе с мужчиной на стену и отскакивает в сторону, цокнув каблучками по мраморному полу.
     - Стоп! - негромко рявкнув, Нотт поднимает руку вверх, этим жестом прося девушку прекратить спасательную операцию и дать прийти в себя.
     - Я в порядке, - голос глухой и гнусавый. Теодор кривится и едва успевает остановить себя, чтобы не сплюнуть сгусток крови под ноги девушке. - Но, - Нотт осекается и наконец поднимает взгляд на виновницу происшествия, - я готов принять извинения за чашкой кофе, через, ммм, скажем, полчаса, - темные глаза смеются, не без интереса скользят по хрупкой фигурке волшебницы и возвращаются к красивому лицу. - Отказа я не приму, - выждав паузу, хмыкает: - Вы мне нос сломали, - шумно шмыгнув носом и достав палочку, не разрывая зрительного контакта, Тео четким движением колдует Эпискей на поврежденный нос, ощутив сильный жар и последующий за ним холод. И следом применяет очищающее заклинание, возвращая лицу и белоснежной рубашке подобающий вид.
Мужчина отталкивается от стены, к которой его все-таки припечатали, и склоняет голову к плечу, бесстыдно рассматривая блондинку: совершенно очаровательная россыпь веснушек по аккуратному носику, пухлые, сейчас плотно сжатые губы и синие глаза смотрят в упор.
«Переживает» - самонадеянно заключает он.
     - Через полчаса всьречаемся у главного входа, - улыбнувшись, убирая палочку, подмигивает волшебнице, - не опаздывайте, Веснушка. А пока - до встречи, меня ждет французкая Послица. Нехорошо заставлять ждать, знаете ли, даже если не по собственной вине.
Проходя мимо блондинки, Нотт невольно улыбнулся. На вид ей было лет 35-40 - девчонка для него, но интересная.
По скромному мнению Теодора, это утро оказалось не таким уж дерьмовым, как обычно.
В приемной его дожидался помощник Бельфлер. И Нотт без труда опознал в нем сына Долохова. Будучи сведущим во всем, что происходит вокруг, подобная встреча оказалась неожиданной.
«Они там все с ума посходили? Или белены объелись? Сын Антонина - помощник французского Посла?»
В одном Тео уверился твердо - той стране нужен новый Министр Магии. Который дружит с головой, а не использует ее только для выгула красивых шляпок.
      -Доброе утро. Я - Теодор Нотт. Меня ждут, - он снимает пальто и вешает на сгиб локтя, глядя на парня сверху вниз.
«Сыновья не платят за грехи отцов, да?» - хмыкнув и получив приглашение войти, дожидаться госпожу Посла, которая всенепременно подойдет с минуту на минуту, мужчина не заставил повторять дважды, проходя в просторный кабинет и устраиваясь в кресле. Мельком осматривая обстановку, готовый присвистнуть на царящий здесь идеальный порядок.
«Мадам Эйлин Бельфлер. И не таких обрабатывали», - откинувшись на спинку кресла и мерно перебирая пальцами по подлокотнику, Нотт стал дожидаться явления французского Посла.

Отредактировано Theodore Nott (2018-09-25 23:20:15)

+3

3

Черта лысого ему, а не моя подпись! - примерно с такими мыслями госпожа Посол покидала вторую приемную после долгой, обоюдно неприятной и совершенно безрезультатной беседы с представителями французского политического режима, приехавшими в самое сердце Британии с очередной пачкой нововведений, достаточно прозаичных для бюджета, но способных довольно больно ударить по карману каждого трудоустроенного в Англии гражданина Франции.
- Mon Dieu!* - она выскочила из-за двери, как черт из табакерки, от внезапного удара выронив из рук тонкую картонную папку, - Ça va bien, monsieur?** - согнувшийся перед ней мужчина что-то бубнил по-английски, зажимая руками лицо, -  Pardonnez-moi, je vous n'ai vu pas...*** - женщина попыталась помочь ему принять вертикальное положение, однако разница в массе и росте не позволила этого сделать - да и сам господин оказался довольно строптивым. Бельфлёр остановилась, растерянно сминая рукав собственной блузки, забыв о лежавшей под ногами папке с бумагами, - monsieur, votre nez!..Je l'ai cassé!!**** - ну все, теперь будет жалоба и куча неприятностей она смотрела на него в упор, наблюдая как встает на место поврежденная переносица, - вы... - Такое случалось нечасто, но Эйлиэн действительно не знала, как себя вести, - вы говорите по-французски? - единственный вопрос, пришедший ей в голову после его тирады и достаточно..Бельфлёр не знала, как охарактеризовать этот взгляд - наглый? Наверное. На её вопрос он лишь кивает, продолжая бесцеремонный монолог на английском. Ты сюда девочек клеить пришел, индюк? И лишь когда желание повторить аттракцион с дверью стало невыносимо сильным, женщина отвела глаза и склонилась за папкой, лежавшей у её ног.
- ...меня ждет французкая Послица. Нехорошо заставлять ждать, знаете ли, даже если не по собственной вине.
Ее взгляд остекленел прямо на уровне его колен. Quel salaud... ***** И он ушел. Просто так взял и ушел, оставив ее в согнутом положении посреди коридора у второй приемной. Отличный штрих в завершении утренней беседы с парижскими министрами, лучше не бывает!
- Кретина кусок, чтоб тебя дверью в Гринготтсе задавило, - Эйлиен досадливо покачала головой, весьма сожалея, что этот франт, попавший к ней на личный прием, вряд ли окажется простой грушей для битья, скорее - наоборот: высокопоставленная шишка, желающая заручиться поддержкой французской стороны, - ну гад, ты у меня попляшешь.
- Грегори! - на французский манер - плохой знак - она пулей влетела в приемную собственного рабочего места, нависнув над ошалевшим от неожиданности помощником, - кто сейчас зашел ко мне? - Долохов ждать себя не заставил, сдав некоего Теодора Кантанкеруса Нотта, ожидающего госпожу Посла в её кабинете. 
Теодор, да? Сейчас тебе будет, Теодор, - Эйлиэн лишь облизнула сухие губы, положив папку с документами на край стола помощника, - будь добр, обработай во входящую документацию. Спасибо, Григорий.
На этот раз дверь в её кабинет открывается медленно: выводить ситуацию на конфликт Бельфлёр не хочет совсем - она сломает нос Нотту вне рабочее время и с превеликим удовольствием.
- Доброе утро, мистер Нотт, - безупречный тон и дежурная улыбка, - прошу прощения, что заставила себя ждать - в коридорах нынче много грязи, сложно бывает пройти, - сев в свое кресло, Эйлиэн оправила ворот блузки и с деловым интересом посмотрела на посетителя, - я вся внимание.

фр.-русс.

* - боже мой!
** - вы в порядке?
*** - простите, я вас не видела
**** - ваш нос! я его сломала!
***** - каков мерзавец

Отредактировано Alien Bellefleur (2018-09-25 23:47:00)

+2

4

Вы можете получить все, что вам нужно, если только это вам и вправду нужно.(с)

  - Нетерпеливая какая, а ведь даже десяти минут не прошло, - едва не всплеснув руками, Нотт смотрит через плечо, встречаясь с вошедшей девушкой глазами и улыбаясь открыто и непринужденно, встает с места.
Сказать что-то еще он не успевает, застигнутый ощущением удивления, смотрит, как недавняя знакомая запирает за собой дверь и уверенным шагом идет к столу, занимая кресло напротив и оправляя ворот белоснежной блузки.
«Дела», - мысленно улыбнувшись и не теряя уверенности в себе, мужчина садится, не спуская с блондинки глаз.
     - Доброе утро, мадам Бельфлер. Открытый взгляд и растерянность без налета официоза идет Вам куда больше, но в сторону лирику, - вновь откинувшись на спинку кресла и не прекращая мерно постукивать по подлокотнику пальцами, волшебник невольно отмечает, насколько сильно обстановка, должность и неписаные правила поведения могут изменить человека за считанные секунды. Девушка, так бесцеремонно хватавшая его в коридоре, лепеча извинения на безупречном французском, в одно мгновение превратилась в одну из тех высокопоставленных особ, знающих себе цену и привыкших держать все под контролем. Включая себя.
Вежливое обращение и дежурная улыбка на красивом личике - так привычно в подобных ситуациях, но отчего-то в данный момент кажется ему совершенно неправильным. Захотелось взять девчонку за плечи и хорошенько встряхнуть, стирая улыбку с ярких губ. Нахмурившись и рефлекторно коснувшись пальцами недавно сломанной переносицы, Нотт выдыхает и склоняет голову к плечу, задевая щекой ворот пиджака.
     - Уверен, Вы знаете о причине моего визита, мадам. Но, раз уж ждете от меня подробностей, то буду признателен, если угостите кофе или чем покрепче. Утро выдалось богатым на неожиданности, а всякого рода сюрпризы немного выбивают из колеи, - он говорит вполголоса, перебирая пальцами по темному дереву.
Тук-тук-тук-тук.
Француженка смотрит не без интереса, и он готов поспорить - утренний инцидент не прошел мимо. Ей было, что сказать заносчивому англичанину, но должность и воспитание не позволяют.
«Какая жаль!»
Тук-тук-тук.
     - Как минимум, Вы мне все еще должны, - губы кривятся в самодовольной улыбке, а в темных глазах пляшут такие черти, что в пору начать беспокоиться.
Тук.
Мужчина выпрямляется и перекладывает пальто на колени. Он немного наклоняется вперед, продолжая все с тем же спокойствием вести беседу, разве что улыбаться перестает.
Тук-тук.
     - К делу. Я выдвигаю свою кандидатуру на пост Министра Магии, но это ни для кого не новость. И, как Вы уже догадались, пришел заручиться Вашей поддержкой, - его прерывает стук в дверь, и в кабинет с извинениями заглядывает помощник Бельфлер. Получив короткое распоряжение, он бесшумно исчезает, оставляя их вновь наедине. - Вы умная женщина, мадам. Вы знаете больше, чем хотите показать, и не мне распинаться и доказывать, что этой стране нужно новое руководство. Необходим новый взгляд и решения. Новые связи не только здесь, но и за пределами страны, - Нотт замолкает, выдерживая паузу. Пальцы замирают в воздухе, так и не коснувшись подлокотника. - Времена меняются, и власть так же должна смениться. Если топтаться на одном месте, не пробуя чего-то нового, не рискуя, рано или поздно мы попросту останемся позади, если не потерпим полный крах вообще. Увы, не все это понимают или не хотят понять, ведь выходить из зоны комфорта всегда болезненно. Но сейчас это необходимо, - волшебник выдыхает и на мгновение прикрывает глаза. Он хмурится так, что становятся видны морщины, залегшие между бровей. - Уверен, что сделаю гораздо больше для страны на посту Министра, чем просиживая со своими знаниями, навыками и связями в департаменте экономики, - Нотт больше не улыбается, и темные, почти черные глаза смотрят сквозь Эйлиэн. - Я готов ответить на любые Ваши вопросы, но считаю, что исчерпывающе озвучил свою позицию.
За дверью слышится щебет и смех каких-то девиц, сейчас напоминающий Теодору звук бьющегося стекла. Правая щека нервно дергается, но более ничем Нотт не выдает своего раздражения. Однако волшебницы, заглянувшие в приемную "обсудить недавнюю игру Холихедских гарпий", конечно же, а не пофлиртовать с помощником Посла, были явно отважены и спроважены - их щебет прерывается, и дальше слышится только цокот удаляющихся каблуков.
В кабинете  вновь повисает звенящая тишина.
     - Ваш помощник, похоже, неплохо справляется со своими обязанностями, - Нотт усмехается и устраивается поудобней в кресле с самым расслабленным видом, точно не он минуту назад сидел перед Бельфлер, представляя собой образец серьезности и сдержанности.

Отредактировано Theodore Nott (2018-09-27 18:10:27)

+3

5

-Здесь каждый на своём месте, мистер Нотт, - ее тон беспрекословен и жёсток, словно перед кандидатом в Министры расположилась отполированная доска французской сосны, снабжённая парой ног и рук, - и мой помощник - не исключение.
Эйлиэн в самом деле не знала, как себя вести с этим, с позволения сказать, джентльменом: Нотт решительно не вписывался ни в какие рамки - субпродукт из отсутствия этикета и каких-либо норм субординации, но с какой-то своей, совершенно непередаваемой... эстетикой? Да, пожалуй, это можно было назвать так. Не красота (куда уж в дамки с такой-то наружностью ), не шарм (им в полной мере владел, скорее, Грегори, чем этот длинный сноб), но определённый флёр вседозволенности на грани невоспитанности - это вызывало совершенно противоположную реакцию здесь, в посольских пенатах: желание выставить прочь нахального посетителя казалось едва ли таким же сильным как намерение продолжить беседу. Даже, наверное, монолог: слушать Нотта было, пожалуй, безопаснее, чем вступать с ним в полемику. А потому, постепенно раскладывая по полочкам всё услышанное, Бельфлёр лишь задумчиво приподняла бровку, протянув руку по бархатному сукну стола, аккурат к небольшой шкатулке из самшита, в которой хранились письменные принадлежности, а рядом с ней аккуратно примостилось перо.
- Кофе, к сожалению, предложить не могу, - тонкие пальчики взялись за перо, осторожно и неторопливо перебирая упругие бородки, - друзья из аврората горюют об этом каждый раз, приходя сюда, - ее взгляд встретился с глазами мужчины, и она чуть прищурилась. Эйлиэн не любила подобных приёмов в ходе беседы и предпочитала избегать их, если позволяла ситуация. Однако, что она знала о господине напротив, кроме его крутого нрава, который можно списать на простое невежество? Пожалуй, ничего. Ровным счётом. Даже туфли описать не сможет, случись ему сгинуть в политической гонке за право служить этой_стране. Бельфлёр едва не фыркнула, но вовремя скрыла эмоции за очаровательной улыбкой: она слегка качнула головой и поднесла уже согретое теплом рук перо к губам, продолжая смотреть на собеседника большими смеющимися глазами.
- Вы приходите в мой кабинет, мистер Нотт, хамите мне, - рука с пером отточенным жестом поднялась всего на пару дюймов, жестом не давая ему возможности возразить, - нет-нет, эти ваши улыбочки и «остроты» - хамство чистой воды, - она продолжила, сложив руки на столешницу, и теперь выговаривала, словно перед нею был школьник, не иначе, - знаете, вот эти ваши «ребячества» - я бы закрыла на них глаза, предъяви вы мне хоть какие-то обоснования собственных слов: будь то предвыборная программа или конкретный план работ по.. - Эйлиэн прищурилась, делано напрягая память, - как вы там сказали?.. по выводу из зоны комфорта с последующей, как я понимаю, мотивацией к мирному урегулированию, м? - ее бровка вновь ушла вверх, и женщина откинулась на спинку стула, сложив на груди руки и постукивая пальчиком по серебряной крышечке наручных часов на запястье, - ..но вам нечего дать мне, кроме громких слов и вашего раздутого эго. Мерлин знает, как мы все поместились за этим столом.
Проходит мгновение, прежде чем она отводит глаза, поглядывая на часы и вновь возвращаясь взглядом к мужчине.
- Что-то ещё?

+3

6

Let beauty come out of ashes (c)
    - Все дело в восприятии, мадам, - голос спокойный и уверенный, но взгляд выдает, более не прикрытый вежливостью, интерес. Его губы насмешливо кривятся на каждое слово, брошенное метко «в его огород». А с каждым ударом пальца по деревянному столу, чудесная картинка с не менее чудесным именем «Бельфлер», обретает цвет и свой особенный вкус.
 «А цветочек-то оказался с шипами. Прелесть какая»
 Брюнет наблюдает с минуту, перебирая мысли, точно бисер, то и дело рассыпая маленькие разноцветные бусинки по воображаемому полу сознания. Хаотичное движение мыслей, как бисеринки, скачущие одна за другой, приобретают смысл, отгадать который ему еще предстоит. Однако, даже не думает вставить хоть слово, пока белокурая волшебница, как пить дать, толи отчитывает, толи поучает его, словно глупого мальчишку. Нотт наслаждается происходящим и вдыхает всей грудью, пытаясь в полной мере понять – кто же сейчас перед ним? И пока успешно избегает вполне закономерного вопроса – зачем?
Бель. Флер. Эйлиэн.
 Цветы ему нравятся. Особенно дикие. А еще ему по душе люди, после общения с которыми остается послевкусие. Не та неприятная горечь на кончике языка, что отвращает, как самая поганая ложь, а пряность. После такого зажмуриться хочется и насладиться изысканным букетом эмоций, щедро струящихся по телу.
 Таким человеком оказалась Бельфлер. Не цветочек. Тот самый Букет.
 Не пустая. Бесячая и оттого до ломки любопытная.
      - Еще, - он проговаривает последнее на автомате, не определив вопроса, просто эхом повторил за ней. Теодор дает ей полсекунды на вдох, почти с наслаждением ловит растерянный взгляд, и немного приоткрытый в праведном гневе рот.
 «Еще и проницательная»
Он бы руками всплеснул в восхищении, но ладони ложатся на стол, и через мгновение Нотт нависает над блондинкой, услышав разве что рваный вздох, тут же прерванный долгим поцелуем. Пальцы сами впиваются в хрупкие плечи и сжимают почти до боли, не позволяя этой наглой не меньше него девчонке отстраниться. Волшебник склоняется ниже, вынуждая Бельфлер запрокинуть голову назад и, за несколько ударов сердца до того, как он так же неожиданно разорвет поцелуй, Нотт готов поставить на кон честь Эзры – она ответила.
     - В качестве демонстрации предвыборной компании сойдет? - обозначив краем губ улыбку, Нотт забирает с подлокотника пальто и, все же улыбнувшись волшебнице, продолжает, - Мое приглашение все еще в силе. Если не испугаетесь такого, как Вы меня назвали?.. ммм хама. Надеюсь, до скорой встречи, мадам.
Вежливый кивок и неизменно насмешливый взгляд. Он подходит к двери, расслышав всего пару слов на французском, но даже им Нотт улыбается. Позже, возможно, он подумает над тем, что только что сделал. У него имеется с десяток пояснений в запасе, начиная с того, что все это фарс чистой воды, который ему к черту не сдался. Все должно было пройти до тошного банально и скучно. Но, похоже, кое-кому сверху страсть как любопытно, что будет, если...
Покидая кабинет, Нотт уже не видит, как от хлопка массивной двери несчастная стопка визиток, которую он все это время двигал к краю, срывается со стола, нарушая и без того пошатнувшееся равновесие мадам Бельфлер. Благо, под горячую руку Теодор уже не попадет.

+1

7

Звонкая пощёчина разрезает тишину кабинета, и Бельфлёр с негодованием отталкивает от себя обнаглешнего до крайности волшебника, который и мужчиной-то в ее глазах назваться не имеет чести.
- Вон отсюда! - повысив голос в праведном гневе, госпожа посол вскакивает с места, подлетая к двери и распахивая ее перед Ноттом, - молите Мерлина, чтобы я была сдержана в выражениях в сообщении Министру!
Ох, как она распишет этого наглеца в письме Скримджеру! Ох, как ему влетит! Влетит.. Обязательно..

Туман вокруг рассеялся вместе с воображаемой пощёчиной и показательно раскрытой дверью, оставив госпожу посла наедине с господином Ноттом, который отметил свой триумф гораздо более ярким уходом, чем желала бы Эйлиэн в своём воображаемом сценарии. Стоя с раскрытым ртом посреди собственного кабинета и глянув на веер рассыпанных по восточному ковру визиток, француженка лишь сжала кулачки, с отчаянием смотря на закрывшуюся с той стороны дверь.
Серьезно?! Это мне сейчас не приснилось?!
Ее возмущению не было предела, разве что к самому яркому чувству гнева прибавилось что-то ещё: едва заметное, но крайне отчетливое чувство... интерес?
Вот ещё!
Этот совершенно невероятный хам, целью визита которого было... Собственно, по какому поводу к ней сегодня явился Нотт?.. Бельфлёр вышла из-за стола и, подойдя к дверям, с грохотом захлопнула их, прикладываясь спиной к прохладном деревянным створкам. Это все напоминало ей какой-то сюрреалистичный спектакль в постановке неумелого сценариста: все чувства консолидировались в иррациональные поступки вписанных в канву персонажей. Эйлиэн терпеть не могла такой неопределенности событий: в ее формальном разуме каждая минута была расписана в чётком и последовательном графике, любое отступление от которого начинало свербеть неприятной занозой. Мистер Нотт являл собой такую занозу от макушки до самых туфель: стоило предположить, что знакомство, начавшееся с перелома лицевой части черепа, ничего хорошего не принесёт. Поделом. Бельфлёр фыркнула и вытерла губы рукавом блузки, словно решительно избавляясь от остатков ноттового душка, пропитанного самоуверенностью и ядовитым сарказмом.
...и строго-настрого запретить Долохову впускать этого подлеца в Посольство.
Жаловаться Министру - выставить саму себя в легкомысленном и неуважительном свете, более того, Скримджер вряд ли сможет что-то противопоставить такому наглому и заносчивому типу. Разве что поцелуй покрепче.
Эйлиэн поиграла бровями, довольно прогоняя мысль, мелькнувшую в шальной голове и, взяв палочку, легко взмахнула ей, возвращая на место сваленные на пол карточки, придавая им алфавитный порядок, как и было изначально.
- На сегодня хватит, Эйлиэн, пора домой, - шепнула она самой себе, уверенно принявшись убирать в ящики стола просмотренные за день бумаги.
Спустя несколько минут, она уже вышла из Посольства, на ходу запахивая пальто и стараясь укрыться под широким капюшоном от крупных дождевых капель - английская погода ничуть не пугала коренную парижанку, разве что температуры были немного ниже привычных. Серое небо превратилось в темное, готовое к вечерним огням Лондона, замерцавшим веселее с формальным приходом весны: ещё едва заметным, но, все же, состоявшимся.
- Лучший кофе в городе, мэм! - зазывал певучий женский голос с порога украшенной цветами кофейни - вечерний бульвар был усыпан подобными заведениями, как по команде открывшими свои яркие террасы, едва календарь перечеркнул февральские страницы. Эйлиэн замедлила шаг.
- Свежайшая выпечка! Французский бисквит с ягодами! - неслось по улице, и трое встречных прохожих крайне заманчиво свернули к гостеприимно открытым дверям. Бельфлёр заинтересованно вдохнула аромат, чувствуя яблоко и корицу с примесью чего-то алкогольного.. Ром?..
- Только сегодня! Говядина Веллингтон! Лучшие традиции Англии на вашей тарелке!
- Putain de merde! - обречённо прошептала француженка и, топнув ножкой, засеменила к заведению, глашатай которого любезно распахнул перед нею дверь.

Отредактировано Alien Bellefleur (2019-02-04 17:42:52)

+3

8

Но иногда то, чего ты никогда не ждал, становится для тебя самым дорогим...

Дождь сыпет бранью по стеклу, размывая огни вечернего Лондона за окном. Небрежно смазывает картинку и превращает спешащих домой горожан в серые пятна. Еще несколько часов, и густая ночь опустится на город, приминая под собой траву. Но это будет через пару часов. Улицы опустеют и наступит долгожданная тишина, разбавленная незаметным гудением электричества. Но все это только через пару часов.
Пальцы барабанят по лакированному столику, рассчитанному на двоих, и Нотт невольно ухмыляется. Точно так же он вел себя у нее в кабинете, наблюдая как представительница французского посольства прикладывала немало сил, чтобы сохранить холодную любезность и не выставить его за дверь сразу же, как только он оказался на ее пороге. Знала бы мадам Бельфлер заранее, чем закончится их познавательная, для него уж точно, беседа, голову готов дать на отсечение - сломанным носом не обошлось. 
-Чудесная, - усмешка кривит тонкие губы, и он отворачивается от окна.
-Простите?
Перед ним застыл пожилой мужчина, вопросительно подняв брови и сжимая в руках меню. Мистер Лэнгтон был старым и немного сгорбленным, и со своими очками в роговой оправе и галстуке-бабочке походил больше на преподавателя, чем на владельца этого уютного заведения.
-МистерНотт, я не расслышал, что Вы сказали, - он говорит с юго-восточным акцентом, скрадывающим “р”, и протягивает принесенное меню. В пятый за сегодня раз.
Стоит ли упоминать о том, что поставленные цели и задачи Нотт воздвигает в абсолют необходимости. В данном случае он намеревался пообедать или, теперь уже, поужинать с Бельфлер. Игнорируя явный отказ со стороны мадам посла составить компанию, он все это время действительно дожидался ее. Выпив с десяток чашек кофе и перекусив парой круасанов, он не сомневался - Эйлиен придет. Если не из симпатии, то из любопытства точно. А если и этот вариант - не ее история, то Нотт был почти уверен, что вот, прямо сейчас ее ножка в черной туфельке переступит порог кофейни.
- Ромовые круасаны с корицей и яблоком, две порции. Я жду мою спутницу. Она придет с минуты на минуту, - сдержанная улыбка.
Медный звонок над дверью мелодично звякнул, оповещая о новом посетителе, и он почувствовал - она здесь. Нотт медленно поднимается с места, отодвигая стул, и смотрит точно на нее, постукивая пальцем по своему бедру, впервые за весь день выдавая нетерпение. Он не двигается с места, наблюдает, как чертов коршун за своей добычей и, готов поклясться, от такого сравнения Эйв бы уже хохотал, указывая на нос и ссылаясь на определенное сходство. Время тянется сладкой патокой, а он не сводит с блондинки взгляда. 
Секунда.
Мистер Лэнгтон оказывается около нее с завидной прытью. И это в его-то возрасте! Оповещает о том, что мест нет, но какая же удача, что ее друг, мистер Нотт - жест в его сторону - здесь и уже давно ожидает ее.
Выдох.
Теодор отходит от стола и неспешно идет к ней. В каждом движении сквозит небрежный аристократизм. Уголок губ отмечает ухмылку, но глаза смотрят иначе, без колкой иронии и сарказма.
Соберись!
- Спасибо, мистер Лэнгтон, я сам сопровожу мадам Бельфлер к столику, - она, наконец, поворачивается в его сторону и смотрит на него синими брызгами, ко всем чертям выбивая землю из под ног. Открывает рот, но не успевает произнести и слова, когда он уже заходит ей за спину, помогая снять пальто и следом беря под локоток:
- Вы опоздали, Бельфлер. 
Она пахнет надвигающейся грозой и душистой корицей, от которой кружит голову. Не отводит взгляда и поджимает губы, щуря глаза, точно размышляя, принять ли вызов. Смешок, и невесомым шлепком по его руке -  высвобождает свой локоть. 
- Самостоятельная госпожа посол, -  констатирует Тео и кивает на столик у окна в самом углу. - Только после Вас, мадам. 

Отредактировано Theodore Nott (2019-07-19 07:35:43)

+4

9

- Наглости тебе не занимать, Нотт, - сказать, что Бельфлер была сражена наповал - ничего не сказать. Отвисшую челюсть спасал от падения жесткий воротничок блузки и антисанитария на паркете заведения, - полагаю, после сегодня, я имею полное право «тыкать». Вернее сказать, это минимум того, на что я имею право, - она решительно вырвала руку из его хватки, прошагав вперёд, и едва сдержалась, чтобы не топнуть ножкой совершенно по-девчачьи: все кафе было забито подзавязку - буквально яблоку негде упасть. Среди моря разномастных затылков виднелось лишь одно пустующее местечко - и оно, разумеется, располагалось у столика в приватной зоне, именно там, где и расселся кандидат на мандат, прости Мерлин. Бельфлер цокнула языком. Какого черта лысого ее вообще понесло в эту забегаловку? Неужели нельзя было пройти мимо?!
Нотт дышал в затылок. При иных обстоятельствах, она непременно покраснела бы, но теперь перед глазами стоял нерушимый образ его носатого профиля и цепкий взгляд чёрных глаз. Бездна. Интересно, кому в голову пришло продвигать его кандидатуру в политику? У него же на лице написано: «мафия». В одном глазу «Азка», в другом - «бан». Эйлиэн вздрогнула, вспомнив его прикосновение: жесткое, холодное, но... В нем был какой-то непонятный шарм, едва уловимый флёр опасности, чтоли. И выражалось это вовсе не в идеально ровных швах накрахмаленной рубашки или строгом галстуке, не в остром взгляде или легком аромате дорогого парфюма.. Этим чувством была пропитана вся атмосфера, которая наполняла собой окружающее его пространство: любой человек попадал под влияние этого мужчины, заставляющего съёживаться, словно в ожидании приказа. Бельфлер он заставил негромко икнуть.
- Избавь меня от твоего этикета, - она скривила губки, шустро направляясь за столик и, заняв место повыше, сознательно не обратила внимания на стоящую рядом недопитую чашку кофе: явно Нотт сам восседал в данном кресле - плевать. Мужчина следовал за ней тенью, остановившись лишь у столика, и теперь глядел на посла сверху-вниз, - ты ещё не министр, - блондинка комфортно откинулась на мягкую спинку кресла, посмотрев на Теодора, - так что по званию я - выше, - дипломатичная улыбка и вежливый жест руки на плетёный табурет без спинки, оставшийся у столика, - прошу, присаживайся.

Отредактировано Alien Bellefleur (2019-07-22 12:27:27)

+3

10

i was looking for a sign

Ему нравится их небольшое противостояние с привкусом общего интереса, замешенного на азарте. Немного приправленное желанием подразнить, с его стороны, и поставить наглеца на место - с ее.
- Не по мне оказываться у кого-то в долгу, - ухмыляется на ее слова и едва сдерживается, чтобы не поднять руки вверх, шутливо признавая поражение и убираясь с пути белокурой фурии в кружевных панталонах. Нет, Нотт с абсолютной уверенностью мог сказать, что мадам Бельфлер, с присущей ей скрупулезностью и вниманием к деталям, выбирает только лучшее белье, подобающее случаю. Но! Никто не мог помешать Тодору Нотту представлять именно кружевные панталоны на юной, для него, мадам Бельфлер. Ухмылка кривит тонкие губы, и он следует за ней, с неприкрытым любопытством наблюдая, как аккуратный носик Эйлиен морщится, отмечая всего один свободный стол, и поворачивается в сторону кресла. Его кресла. Синие глаза хитро и победно щурятся и, не будь здесь так шумно, он всенепременно бы услышал надменный стук каблучков направившейся на его место, Бельфлер, по старому деревянному полу.
«Прелесть какая» - восхищение пополам с удивлением. Разве что руками не всплеснул и не рассмеялся. На деле же Нотт не меняется в лице, сохраняя спокойствие и насмешку во взгляде. И лишь немногие могли заметить, что черные глаза не выпускают миниатюрную фигурку Бельфлер из поля зрения, ожидая, что еще выкинет юная мисс в следующий момент.
Ждать долго не приходится, и ожидания оправдываются. Будь слова материальны, он в ту же секунду почувствовал нечто среднее между пощечиной и похлопыванием по щеке. Так щенков поучают. Она говорит негромко, но с удовольствием, выпивая его реакцию и наслаждаясь этим. Он не предполагает. Он знает это наверняка.  И Нотт, Нотт позволяет ей подобную шалость, иначе и не назовешь. Молча принимает колкую реплику и улыбается девчонке, по сути, не чувствуя даже нечто близко схожее с желанием ответить. Точно они давние друзья или нечто большее, а подобные перепалки - обычное дело для них обоих. Да и после его выходки, пожалуй, она имеет право немного проучить его. Имеет?
Последняя мысль обескураживает и выбивает Нотта из привычного мира, расписанного по пунктам, с точным временем и датой. План в одночасье летит к чертям и разбивается вдребезги, осыпавшись ему под ноги.
Теодор поглубже вдыхает и, наимилейше улыбнувшись Бельфлер, кивком подзывает старика Лэнгтона. Пара слов и добродушная улыбка. Старик зеркально расплывается в такой же, и, через минуту, плетенный стул заменяют аналогичным креслом, а на столик приземляется небольшая вазочка с полевыми цветами.
- Вам подходят. Что-то более вычурное всегда выглядит фальшиво и ненадежно, - Нотт не извиняется за поступки словами, он приносит извинения действием. Мужчина не спешит садиться и, вопреки всему, качает головой, спроваживая коротким жестом приставленного официанта. Он склоняется над  столиком, нависая тенью и на несколько секунд скрывая Бельфлер от искусственного света, спрятав ото всех; Он разливает чай по небольшим фарфоровым чашкам с красивыми цветами на выпуклых боках. Бутоны дрожат и медленно распускаются, оживая от наполняющего чашку горячего янтаря. Нотт же, сосредоточенный и сдержанный, не меняется в лице, а все его внимание приковано к небольшому ритуалу. Делать все так, словно от этого зависят их жизни - привычка, привитая с детства, и от нее, увы, не избавиться. Будь то обычное чаепитие или создание сложнейшего заклинания.
- Правильно приготовленный чай еще необходимо и правильно подать. Надеюсь, Вам понравится, Эйлиен -  мужчина не переходит на «ты», принимая ее игру и негласно соглашаясь, что именно мадам посол здесь  и сейчас главная. Она же все прекрасно понимает и чуть недовольно поджимает пухлые губы, пока в белокурой голове поспевает не менее колкий ответ, потому что другого он не заслуживает. Это веселит. Нотт поднимает взгляд от ароматной чашки и смотрит на волшебницу в упор. Ее глаза блестят, как звезды на зимнем небе. Звезды он любил, зиму тоже. Ни тем, ни другим он не наслаждался уже очень давно. А сейчас от чего-то вспомнил, как это, чувствовать...
Последние умозаключения выбивают воздух из груди, и Нотт невольно хмурится, а взгляд черных глаз всего на несколько мгновений останавливается.  - Прошу, угощайтесь, Леа, - он проговаривает ее имя, улыбается, как ни в чем не бывало, и цокает языком, пробуя новое звучание - приходится по вкусу.
Выпрямившись и отставив чайник в сторону, Теодор пару мгновений рассматривает сидящую перед ним девушку, невольно замирая взглядом на ее губах и, ухмыльнувшись собственным мыслям, наконец, занимает место напротив. 
- Не такой наглый, как могло показаться, м? - он не касается собственной чашки, ждет, когда мадам первой попробует. В голове с десяток мыслей и вариаций их дальнейшей беседы и ее поведения, но к исходу второй минуты молчания со стороны Бельфлер, Нотт почти готов признать, что понятия не имеет, какой шаг будет предпринят следующим.
Дождь за окном льет сильнее. Капли отскакивают от тротуара и мощенных булыжником дорожек. Ветер вырывает из рук прохожих зонты и пускается вместе с ними в пляс.
Нотт наклоняется вперед и, прежде, чем успевает прервать затянувшееся молчание, резкий бестелесный проказник врывается в помещение, с грохотом распахивая дверь так, что дрожит стекло в раме, и устремляется к ним: ветер едва не сносит с их столика цветы,  но, приметив искомую жертву или избранницу, огибает вазочку и атакует француженку, взлохмачивает белоснежны волосы Бельфлер, разбивая идеальную прическу и распуская белый шелк по ее плечам.
В воздухе густо пахнет шалфеем и остролистом.
На несколько минут в кафе воцарилась тишина, а Нотт, как какой-то подросток смотрит на лохматую девушку с белой вуалью из волос на лице и улыбается открыто и искренне. Точно мальчишка, удачно напакостивший девочке, которая нравится. Пальцы сами тянутся к ней, и аккуратным движение он заправляет волосы ей за ухо.
- Ветер Вами очарован, Бельфлер.
«Как, впрочем, и я.»
Кафе вновь наполняется голосами и музыкой. Лэнгтон закрывает дверь и накладывает чары, дабы избежать подобного произвола вновь; молодая девчушка шустро сервирует их стол, расставляя угощения, а Нотт... Нотт отдыхает и наслаждается вечером.

+2

11

Госпожа Посол не спешила с выводами. Госпожа Посол предпочитала выждать. Господа Посол...понятия не имела, что происходит с этим Ноттом, и какого беса лысого он добивается. Дипломатическое воспитание прощало некую угловатость сенситивной мысли, а потому Бельфлер с искренним недоумением поглядывала на собеседника, перешедшего с язвительного тона «кто-кого» на вежливое и практически уважительное «я - джентльмен», едва ли не граничащее с ухаживанием. Эйлиен моргнула. Букетик полевых цветов радовал глаз незамысловатой простотой и легкостью: она вдруг вспомнила поля вверх по Луаре, покрытые ровным зелёным ковром, то тут, то там, вспоротым редкими стрелами дельфиниумов, торчащих цветным оперением в голубую высоту. Как давно это было! Небо с той поры затянул вечный туман Лондона, а поля законопатили брусчаткой.
- ...что-то более вычурное всегда выглядит фальшиво и ненадёжно, - голос Нотта вывел ее из забытья, и Бельфлер склонила голову набок, внимательно глядя на собеседника:
- Гротескные речи с первой полосы «Ежедневного Пророка», - она очаровательно улыбнулась, - как великолепная иллюстрация твоих слов, - Эйлиен чуть дрогнула, когда рядом внезапно возник официант, а резко поднявшийся на ноги Нотт практически навис над ней, разливая чай по волшебным чашкам. Цветы казались по-настоящему живыми, распускаясь на керамической лепке яркими бутонами.
- Эйлиэн, - она поправила его, зорко глянув на мужчину, позволившему себе некую фамильярность, но, все же, взяла в руки чашку, - интересно... - блондинка сделала  глоток, опустив ресницы, и кожей ощущая пристальный взгляд Теодора - этим ее не смутить: будучи человеком публичной должности, госпожа Посол привыкла к многочисленным критикам и соглядатаям каждой минуты ее рабочей жизни. Вернув чашечку на блюдце, блондинка сложила руки в замочек, - ..интересно, а если я сяду правее, у тебя разовьётся косоглазие на левом глазу или на правом?
Она вздрогнула от хлопка двери: порыв ветра, сильный настолько, что снес со столиков белоснежные салфетки, ворвался в зал, метнувшись по всем углам сразу и, опрокинув на пути пару высоких бокалов с вином, холодным полотном хлестнул по волосам госпожу Посла, растрепав напрочь аккуратно уложенную, локон к локону, причёску.
- Diable!
- Ветер Вами очарован, Бельфлер.
- Да неужели? - она сердито нахмурила бровки, наспех заправляя выпавшие пряди в копну волос, стараясь придать им былую форму, в какой-то момент даже полезла за палочкой, но вдруг остановилась. Цветы на ее чашке расцвели в полную силу, налившись яркой краской марсельского лета, отчего захотелось непременно улыбнуться и, закрыв глаза, оказаться на Лазурном Берегу, подальше от промозглого холода Англии. Эйлиэн тихо хмыкнула и вытащила заколку из волос, позволяя белым прядям тяжелым шелком рассыпаться по плечам.
- У тебя на пиджак что-то налипло, - она протянула руку, снимая с лацкана его пиджака прилетевшую в мужчину салфетку со следами чего-то, напоминающего слизистую жижу. Посольский нос брезгливо сморщился.
- Простите! - рядом с их столиком проскрипел старческий голос, и оба как по команде обернулись к сгорбленной миловидной старушке, заискивающе глядевшей на обоих, - простите, я всегда скармливаю ему немного бобов, когда сама захожу выпить чаю, тут отменный чай, знаете ли, - из нагрудного кармана бабули высунулась до боли знакомая мордашка с похожим на утконоса клювом и такими же глазками-бусинами, - только сначала пережёвываю бобы сама, знаете, - она с обожанием посмотрела на питомца, склонив голову, а затем вернувшись взглядом к Теодору Нотту и бобовым остаткам на его дорогом пиджаке, - он любит помягче. Простите, господин..
- Теодор Нотт, - с готовностью подсказала Эйлиэн, по-кошачьи довольно глянув на озадаченного брюнета, - будущий Министр Магии, если повезёт.
Старушка широко распахнула глаза, бусинки же ее питомца были намертво прикованы к золотым запонкам Нотта.

+3

12

Насовсем.
Бельфлер хитрой кошкой улыбается со своего места, и на бледных щеках появляются самые очаровательные ямочки, которы ему приходилось видеть. Она щурит глаза цвета самого синего неба и склоняет голову к острому плечику, скрытому плотной тканью светлого пиджака. Госпожа посол больше не та серьезная леди, встретившая его в своем кабинете за столом из благородного дерева, в даную минуту перед ним сидит самая настоящая девочка-подросток, совершившая пакость, за которой, конечно же, никто ее не поймал. Сидит, расслабленно облокотившись на высокую спинку некогда Его кресла, и ожидает реакции со стороны господина-будущего-если-повезет-Министра. А он... Что он? Нотт оставил попытки понять происходящее с ним с рокового момента их первой встречи утром. Их столкновения, если быть точным. Утро же - его персональная точка схода, когда выверенный до секунды мир Теодора Нотта перевернулся с ног на голову, радостно сообщив, что теперь ему придется с этим жить.
- Что ж, значит быть мне министром, Лин. Удача всегда была на моей стороне, - ее имя вновь терпит сокращение, а Нотт заговорщицки переходит на шепот и наклоняется к Бельфлер, - Уверен, я просто ей нравлюсь, - он все еще говорит про Леди Удачу, но с удовольствием отмечает тенью мелькнувшее смущение в глазах посла. Он замечает, но более не акцентирует на этом внимание, переводит взгляд на пожилую даму и со спокойной улыбкой, продолжает в той же манере, не меняя интонации. - Не переживайте из-за каши и пиджака. Это всего лишь вещь, которую легко очистить или заменить, - он уже собирается достать палочку и завершить их милую, но, по его мнению, затянувшуюся беседу, когда старушка неожиданно подходит ближе и заискивающе заглядывает в лицо Нотта, протягивая тому дрожащую, в крупных венах, руку.
- Министр Магии? - она с неприкрытым трепетом проговаривает слова, словно сказанное Эйлиен дошло до старческого сознания только сейчас. - Я… мое почтение, я слышала, но встретить Вас лично, - ее рука все еще висит в воздухе и он, кажется, целую вечность смотрит в раскрытую ладонь, словно старается прочесть ее будущее, или как будто она предлагает ему угощение. 
- Я, - Нотт осекается и терпеливо выдыхает, сминая салфетку.
Один. Два. Три. Выдох. 
Он не мог сказать наверняка, но что-то в поведении женщины вызывало непонятную тревогу. Неопасную, скорее из тех, что скользит ножом по стеклу, нервируя, но не больше. 
Три. Два. Один. Вдох.
Улыбка раздвигает плотно сжатые губы, и Теодор протягивает руку в ответ, тесня в темный угол заворчавшую и поднявшую острую морду паранойю.
- Еще не Министр, но непременно им стану. А при поддержке посла Франции, - он даже не смотрит в сторону белокурой представительницы страны вечно влюбленных, чтобы нарисовать в своем воображении ее  протестующе открывшийся ротик и сорвавшееся с пухлых губ очередное французское ругательство, - мне точно не придется бояться конкуренции, - на этот раз Теодор переводит смеющийся взгляд на Эйлиен, готовый получить заслуженный пинок под столом ножкой в лакированной туфельке. Удара не следует.
«Припомнит позже»,- весело заключает он и выдыхает.
- Что ж, рад был побеседовать, а сейчас, если вы не против, у нас важная встреча, - он с осторожностью пожимает ветхую на вид руку старушки и в удивлении вскидывает брови - рукопожатие даже близко не похоже на старушечье.
- Келвин! - зверек, не подававший виду все это время, прощаться и не намеревался: вдруг, с завидным проворством, он выскользнул из нагрудного кармашка и цепкими коготками вцепился в рукав мужчины, повиснув на манжете. Маленький нюхлер смешно кряхтел, посапывал и всячески ускользал от пальцев Нотта, безуспешно пытавшегося поймать наглеца.
- Мерлин милостивый, простите, - тем временем помесь утки и черт знает еще кого, с грохотом приземлилась на стол, упав на увесистый зад и пискнув, заковыляла в сторону Бельфлер. 
- Эйлиен, осторожней, он идет по Вашу душу, - зверек же, не сбавляя косолапого шага и сбивая на своем пути блестящую солонку, в один прыжок оказывается у девушки на плече и вдруг замирает.
- Так, - Теодор щурит темные глаза и медленно поднимается со своего места. Мужчина неловко ударяется коленями о низ столика и едва успевает поймать покачнувшуюся вазочку с цветами. 
Нюхлер, воспользовавшись заминкой и вторя движениям мужчины, так же поднимается на задние лапки и протопав ближе к лицу Бельфлер, обнимает ее за нижнюю челюсть, потеревшись умильной мордашкой и глядя черными глазами-бусинками на Нотта с явным вызовом. 
- Она со мной, так что убери свои лапы, - с ярко-выраженным упреком он проговаривает это без тени шутки, и перегнувшись через несчастный стол, протягивает руку к зверьку. Тот, в свою очередь, почувствовав благосклонность белокурой волшебницы, не предпринявшей попытки согнать  вторженца с плеча, отступает назад и прижимается на этот раз к ее уху, прячась за парой прядей волос. Однако не забывает грозно оттуда пошиплевать и кряхтеть.
- Ох. Простите меня, он порой, как маленький ребенок. Любит пошалить, - голос старушки звучит слева от Нотта, и тот понимает, что совершенно позабыл о третьей участнице небольшого спектакля. Благо остальные посетители, увлеченные собой и друг другом, даже голов не повернули в их сторону.
- Манерам его стоило бы поучить, - вполголоса проговаривает Нотт и ловит насмешливый взгляд Эйлиен с явным «Уж кто бы говорил!» Несомненно, происходящее ее веселило. Он вообще уверился в том, что когда Нотт попадает в нелепое положение, настроение Бельфлер заметно повышается. Но, вопреки всему, он так же наверняка знал -  Эйлиен ему, Теодору, симпатизировала, хотя и пыталась скрыть это за колкостью слов и деловым тоном. 
«Ведьма», - беззлобно думает Нотт и, вдруг улыбнувшись девушке, опускается на место.
- Келвин, идем домой! 
В этот раз зверек слушается беспрекословно. Он соскакивает с плеча волшебницы, цепляется коготками за рукав пиджака и съезжает вниз. Шустро преодолевает расстояние до хозяйки и возвращается в кармашек, скрывшись в нем с головой. Старушка еще несколько раз приносит извинения и как-то чересчур поспешно покидает кафе.
- Ну и денек, - Нотт качает головой и вдруг поддается вперед, пальцами касаясь светлой пряди Бельфлер, отводя легкий шелк в сторону, - готов поклясться, когда Вы пришли сюда, у Вас были серьги.
За секунды все становится а свои места, но вскакивать и бежать за воровкой, ловко одурачившей посла и будущего министра магии, было, по меньшей мере, унизительно.
- Вот же, - он откидывается назад и ведет рукой по своим волосам, привычным жестом зачесывая их назад.
- Да, запонки деда мне тоже нравились, - от неожиданности Нотт вздрагивает, но не оборачивается, чтобы посмотреть, кому принадлежит голос.
- Айзек, ты опоздал, - враз подобравшись, Теодор поворачивает голову к мальчишке и улыбается, глядя в такие же черные, как его собственные, глаза.
- Эйлиен, хочу представить Вам моего сына, Айзека, - молодой волшебник одного роста с Ноттом-старшим; черные, как вороное крыло волосы всегда растрепанны и торчат во все стороны, но видно, что с этой проблемой младший Нотт старательно борется. Черты лица острые, но, в отличие от Теодора, мальчишка действительно красив - в мать пошел. От отца, помимо глаз, разве что нос получил, который ему с завидным постоянством ломали. Однажды Теодор не на шутку задумался: а не проклятье ли это, случаем, в роду Ноттов? Но за суматохой и кучей дел, как-то отодвинул на второй план проверку нелепой догадки.  
Айзек несколько секунд не без интереса рассматривает девушку, ничуть не стесняясь, но, встретившись с ней взглядом, глаза все же отвел, склоняясь к отцу и передавая увесистую папку в руки с тихим «От Ксандера МакКуина». А выпрямившись, совершенно очаровательно и солнечно улыбается Бельфлер, коротко кивнув в знак приветствия.
- Рад знакомству, леди Бельфлер, - он вновь немного наклоняется к отцу и негромко, но достаточно, чтобы Эйлиен услышала, вопрошает с искренним любопытством, - Уже можно называть ее «матушкой» или у меня есть шанс обзавестись невестой? - нагло ухмыльнувшись, Айзек поспешно выпрямляется и, подмигнув блондинке, отходит на пару шагов от отца - Знаете, Эйлиен, он за последние лет двадцать, впервые кого-то на ужин приглашает, так что осторожней - он тот еще... - договорить брюнет не успевает, почувствовав тяжелый взгляд отца и брошенное исподтишка заклятье щекотки, вынудившее поспешно ретироваться из кафе, глупо хихикая, однако крайне довольного своей выходкой.
- Вот же щенок. И кто его воспитывал, - вздохнув, Тео посмотрел на тяжелую папку, немного поспешно переводя тему, пока белокурая ведьма набирает побольше воздуха в грудь. Сказать ей явно было что, - Если не против, давайте поужинаем, наконец, а после - немного поговорим о делах. Например, по пути к вашему дому, - отпивая из своей чашки, Нотт улыбнулся. - Вы же не думали, что я не пойду Вас провожать в такую темень, - вечер за окном уже сменился ночью, но из-за усилившего дождя не видно даже собственного носа. В этом Нотт уверен. Знает, можно сказать, по личному опыту.

+5

13

Нюхлер маленькой лаской прокрался по ее плечу, нырнув за волосы и что-то щекотно колдуя за посольским ухом, мягко потеребил когтистыми лапками воротничок ее блузки. Бельфлер расплылась в улыбке. Ей вдруг вспомнилось, что она всегда хотела иметь собаку. Или кошку. Или хотя бы птицу - кого угодно, лишь бы в пустом доме не было этой гнетущей тишины, которая сводила к нулю все старания по работе с интерьером: любоваться венецианскими витражами в одиночестве Эйлиэн не умела. Однако, все ее желания и порывы именно об одиночество и разбивались вдребезги: ее пустой дом вряд ли мог стать хорошим местом для компанейского и задорного существа типа собаки - служба обязывала госпожу Посла находиться на работе едва ли не сутками.
Каждому своё, - скользнуло в светлой голове, и Бельфлер мягко коснулась пушистой спинки зверька, когда он юркнул в карман хозяйки, и та поспешно удалилась.
- Что, простите? - потерявшись в собственных мыслях, она не сразу поняла, о чем толкует Нотт, но проследив за его взглядом, автоматически коснулась пальцами мочек ушей: пусто, - merdre.. - тихий французский шёпот сменился вполне отчетливым английским, - вот ведь дрянь.
Самого мужчину эта ситуация, скорее, обескуражила, нежели разозлила: Нотт пригладил уже знакомым ей жестом волосы, откидываясь на спинку кресла и своими чёрными глазами глядя на собеседницу. И Эйлиэн дрогнула. Не от пристального взгляда кандидата в министры, скорее, от внезапно раздавшегося рядом голоса.
- Здравствуйте.
Ещё один Нотт? Эта копия сидевшего перед ней Теодора была моложе и, пожалуй, красивее, насколько может быть красив обладатель, наверное, фамильного носа Ноттов. С первого взгляда, Айзек мало чем походил на отца - разве что глаза такие же чёрные и тон общения насмешливый да саркастичный. Однако, не стоило прикладывать больших усилий для того, чтобы понять: общего у них гораздо больше, чем кажется.
- Не переживайте, коль скоро мне придётся звать вас «сынок» - мы сможем договориться, - она очаровательно улыбнулась юноше, дождавшись, пока тот сделает пару шагов назад, и даже слегка удивлённо вскинула брови, когда Айзек вдруг неловко хохотнул и бочком, странно почесываясь, направился к выходу, - удивительный молодой человек.. - она обернулась к старшему Нотту, сложив руки в кулачок и поставив подбородок на них, - рос без матери? - Эйлиэн редко затрагивала подобные щепетильные темы, но сама личность ее собеседника так и подмывала то уколоть побольнее, то узнать побольше: Теодор Нотт вызывал любопытство. И это жутко бесило. Она прикрыла глаза, слушая его негромкий голос, а когда открыла их, чтобы согласно кивнуть, вдруг замерла, глянув на жёсткий кавер увесистой папки перед мужчиной.
- Ты ещё только кандидат, а работы уже непочатый край, - тонкая рука с красивым опаловым кольцом потянулась через стол, ловко перетаскивая талмуд на свою сторону, - чем ты занимался до того, как в твою голову пришла светлая идея пойти в политику?
Глаза Посла скользили по строчкам объёмного досье-резюме, этакого послужного списка, подкованного заманчивыми перспективами предвыборной программы: в лучших традициях Министерства.
Гений, миллиардер, филантроп..
Если верить некоему Ксандеру МакКуину, составителю краткой хвалебной рецензии в пару фунтов весом, Теодор Нотт приведёт Магическую Британию к процветанию, сделав ее снова Великой. Верилось с трудом. Бельфлер хмыкнула, и перевернула страничку, рассматривая колдографию, на которой сидевший перед ней мужчина, одетый в дорогое пальто, приветливо махал рукой со ступеней Министерства Магии.

+3

14

Вечерний туман был накидкой, которая распахнулась и приняла Айзека Нотта, стоило ему покинуть стены теплого кафе. О недавнем ливне напоминали многочисленные темные лужи, в полумраке казавшиеся бездонными ямами: сделай шаг - и сорвешься. Брюнет коротко хмыкнул, нервно дернувшись от щекотки, и одним движением палочки снял с себя заклятие отца, нагнавшее его на выходе. Он кинул в окно насмешливый взгляд, отчетливо различая по ту сторону силуэты старшего Нотта и белокурого посла Франции - Бельфлер. 
«Смотри-ка, настоящая красавица!» - первое впечатление, говорят, редко бывает ошибочным. И, пожалуй, он с этим согласен - Эйлиен действительно была красива: тонкое, бледное личико имело выражение серьезное, немного усталое, о чем свидетельствовали едва приметные мешки под глазами, - справедливости ради стоит отметить, что это ничуть ее не портило. Одета она была в белый деловой костюм, отлично подчеркивающий  ее женственность, и, Айзек готов поклясться, прическа до их встречи была иной. Скорее всего, волосы были подобраны вверх, а не падали кокетливыми волнами скрывая острые плечи. Словно отражение кривого зеркала в комнате смеха, напротив нее восседал старший Нотт в черном строгом костюме. Вопреки обыкновению, поза его была расслабленной, а пара пуговиц рубашки - расстегнуты сверху. Вроде, ничего из ряда вон выходящего, но кое-что выпадало из привычного мира младшего Нотта. Однако, размышлять о короткой встрече у него не было ни желания, ни времени. Айзек вообще отличался умением не тратить время впустую, считая его самым ценным, что есть у человечества. И, так как цель его внепланового визита была выполнена, дальше пусть уж старик сам разбирается в своих политических играх. Если характер его встречи с послом все еще имеет хоть малейшее отношение к предстоящим выборам. 
Айзек отвернулся от окна, запахивая полы пальто поплотнее и, оставляя пряные ароматы в купе со звонким смехом за спиной, неспешной походкой двинулся прочь. 
Он шел неторопливо, минуя с десяток кафешек и магазинчиков с цветными вывесками и зазывалами у входа. Подобные места Нотт не особо жаловал из-за постоянного сборища людей. Тишину он ценил куда больше. В тишине слышно мысли и можно сосредоточиться на важных вещах. Тишина для Айзека имела большое значение, как, впрочем, и время.
Волшебник свернул за угол, где туман в свете одинокого фонаря предстал перед ним тысячью мелких зерен воды, дрожащих в воздухе - слишком легкие, чтобы упасть, они витали вокруг в медленном танце. Вот такой вот дождь, который никак не начинался. Айзек протянул руку и вдруг замедлил шаг, глядя на приближавшийся к нему силуэт. Туман искажал и расширял очертания, но уже через несколько секунд Нотт смог рассмотреть ночного гостя. Левый уголок губ пополз вверх, кривя губы в насмешливой улыбке.
«Вот так удача» 
Он без труда узнал недавнюю «знакомую» обдурившую его отца и мадам Бельфлер, но несколько минут просто молчал, выжидая и не без интереса склоняя голову к плечу, пока старушка подходила ближе, что-то скрипя.
- И Вам доброго вечера, - от ухмылки не осталось и следа, уступая солнечной улыбке мальчишки. Подходя ближе, старуха улыбается в ответ, видимо, решив, что сегодня точно ее вечер, и очередная жертва для наживы буквально самой судьбой послана к ней в руки.
- Ох, старая совсем стала, заблудилась, - дрожащими руками она  потянулась к нему, и Айзек не стал спешить со срывами масок и криками «Не верю!». Стоило отдать ей должное - играла воровка отменно, но не достаточно хорошо, чтобы он не заметил подставы. 
«Еще одно доказательство тому, что отец был не в себе» - он не стал рассматривать эту мысль всерьез и расплылся в улыбка, беря старушку под локоть, незаметно для последней, уводя в темный переулок.
Оказавшись с ней наедине, Айзек почти брезгливо скинул с себя руку и мягко, по-кошачьи, отступил в сторону. 
Темный взгляд смотрит цепко и холодно.
- Запонки и серьги, - он протянул руку, раскрытой ладонью вверх и нетерпеливо закатил глаза, когда воровка, осознав, что попала, начала лепетать и пятиться, надеясь сбежать, - Плохая идея, - голос звучит глухо, но твердо. Глядя на младшего Нотта, ни у кого и мысли не возникло бы, что вечно улыбчивый, общительный Айзек, любитель хороших шуток и девочек, может быть таким. 
Но ни для кого не секрет, что каждый из нас носит маски. Носит их по разным причинам, добровольно или вынужденно. Оттого, зачастую, даже самые близкие люди никогда не знают, какой он, тот настоящий, кто находится рядом с ними.
Молчание затягивалось, и Нотт недовольно цокнул языком.
Время.
- У нас два варианта развития нашей милой беседы. Первый - Вы отдаете мне украденное... и его, - Айзек кивает на маленького зверька, вынырнувшего из кармашка воровки. Черные глаза-бусинки с любопытством смотрели на волшебника, выискивая что-нибудь блестящее, - Или я заберу это силой. Стоять! - рявкнул, как только старуха предприняла попытку достать палочку, испепеляя наглеца взглядом, - Поверьте на слово, Вы не хотите со мной связываться, - он ухмыльнулся, и через мгновение в его руке показался носовой платок, - Я тоже неплох в этом деле. Способности обязывают доставать вещи тех, кто перешел мне дорогу, - он с наслаждением наблюдал, как блеклые глаза расширяются, а рот беззвучно открывается и закрывается, точно у рыбы выброшенной на сушу.
- Малифик, - встревоженный взгляд воровки буквально прилип к пожелтевшему от времени платку в его руке. Выражением лица она напоминала человека, внезапно пораженного пугающей догадкой. Женщина отшатнулась и запнулась о бутылку, неприметно доселе валявшуюся под ногами, нарушив тишину звонким грохотом. - Хорошо.
- Мудрое решение, - он не улыбнулся, показывая превосходство, - ни к чему. Окинул старуху взглядом сверху-вниз, внимательно и сосредоточенно - от таких, как она, стоило ожидать удара исподтишка. Айзек был бы идиотом, если бы не проявлял осторожность даже в такой ситуации, когда все под контролем. Серьги с опалом и запонки деда упали на ладонь, и Нотт сжал руку в кулак, убирая украденное в карман.
- Платок верни, - скрипящий голос был полон такой ненависти, что юноша невольно хмыкнул, но как только кривые пальцы потянулись к нему, отвел руку в сторону.
- Нюхлер. Уверен, что его Вы тоже украли или добыли другим незаконным путем, - зверек, словно услышав, что заговорили о нем, выполз из кармана и сейчас тихо-мирно сидел на плече старухи, ожидая исхода.
- Но… он…. Я… как Вы.. - она говорила сбивчиво, словно читала текст роли, лежащей у нее перед глазами, а лист то и дело соскальзывал с коленей, не давая разобрать слова. 
Беседа начала утомлять, и Айзек глубоко вдохнул, уставший от бессмысленных торгов. 
Выдох.
- Черт с Вами, держите - этого хватит на ближайшее время, но... как Вы его назвали? Келвина я забираю, - в ладонь женщины упало несколько галлеонов вместе с платком и, не дожидаясь ответа, он ловко, но с осторожностью, забрал с ее плеча чудного зверька. 
- Нет.. я… этого недостаточно!
Он заставляет ее замолчать одним взглядом, делая всего полшага в ее сторону и нависая тенью.
- Жадность еще никогда не доводила до добра, а то, что я дал - больше, чем ты заслужила. Увижу еще раз и… - Айзек не договорил, отвлекшись на шмыгнувшего в его внутренний карман Келвина.
Нотт даже не обернулся, удаляясь прочь и размышляя над тем, насколько игры Фортуны бывают забавны и непредсказуемы. Сегодняшний день не предвещал ничего, кроме передачи документов его отцу. Обычное стечение обстоятельств - и вот он в каком-то чертовом переулке и с новым домашним питомцем в лице нюхлера в кармане.
- Ну и что ты делаешь, Айзек Нотт? - опустив руку в карман пальто, он сжал пару золотых сережек, которые пожалуй, пока не будет отдавать. Мало ли для чего пригодятся.

+3


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Быть хорошим — это так изнашивает человека!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC