картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Новые порядки. Старые загадки


Новые порядки. Старые загадки

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Новые порядки. Старые загадки


закрытый эпизод

http://s3.uploads.ru/VdaMS.gif

http://sh.uploads.ru/eSDVR.png

http://sh.uploads.ru/kCOqi.png

http://s8.uploads.ru/chRe9.gif

Участники: Филиус Флитвик, Ровена Мальсибер, Минерва МакГонагалл

Дата и время: 13 марта 1979 года, ближе к полудню

Место: Хогвартс

Сюжет: новая метла метет по-новому. (с)

+1

2

Каждый шаг женщины глухим эхом отражается от высоких каменных стен пустого коридора школы. Узкая юбка в пол не позволяет сделать широкий шаг, и взгляд серо-голубых глаз невольно цепляется едва ли не за каждую несоответствующую глубинам памяти мелочь, явно разделяющую школу магии и волшебства на «до» и «после». Сейчас это не что-то важное – может и подождать. Но, если бы Ровене Мальсибер сказали, что в Хогвартс она, в котором проводила школьные годы, когда-нибудь вернется в качестве преподавателя, то женщина ни за что бы не поверила. Не верилось и в данную минуту, несмотря на атмосферу, которую ни с какой уж точно не перепутаешь, проведя тут некоторые годы своей юности, и пережив определенные, запавшие в душу моменты.
Каждый камень крепких стен пропитан неистощимой энергией юности, пропитан происходящими в его стенах событиями и теплотой ладоней, касавшихся их. Вот и сейчас теплая женская ладонь, едва касаясь, скользит по шероховатой поверхности стены, пока она направляется вперед. Поднимается по лестницам, меняющим свое направление, и снова шагает по узкому коридору, пока не натыкается на парочку студентов – девушку и молодого человека – видимо, нарочито пропустившие лекцию, сидели на скамье, держа друг друга за руки. И уголки губ леди Мальсибер чуть приподнялись – молодость... прекрасное время. Она отвела от них взгляд, продолжив свой путь, не заостряя на этом внимание и завернула за угол, в этот раз наткнувшись на стайку студентов, покидавших нужный ей кабинет. Кто-то приветственно кивал, узнав благородную мадам. Кто-то – недоуменно смотрел на женщину, чуть приподняв голову кверху. А кто-то просто проходил мимо, прижимая учебники к себе. Дама поправила строгий приталенный костюм черного цвета, по-привычке коснулась светлых волос, движением пальца поправив несколько выбившихся прядей, и, приподняв руку вверх, несколько раз постучала в приоткрытую дверь.
– Добрый день, Филиус, – Ровена пересекла порог кабинета, но дальше не заходила. И, как только профессор Флитвик повернул голову и увидел ее, поспешила добавить: – к вам можно или сейчас – не лучший момент?
Она знала  – он, как, впрочем, и многие, будет удивлен, увидев ее в стенах Хогвартса. И, судя по первой реакции на ее появление, не знал и того, зачем дама оказалась здесь.

+1

3

Прошедшие события изменили многое... Когда дети стали заложниками случившегося переворота Орден начал свою подпольную деятельность с того, что вывел из под удара около десятка студентов, чьи родители имели отношение к ключевым точкам сопротивления. Детей под тем или иным предлогом спровадили с уроков и вывели через тайные ход в Хогсмит. Карта Мародеров пригодилась тут как нельзя кстати, позволив практически безболезненно следить за тем, где находятся Пожиратели.
Альбус Дамблдор бежал, а вот Филиус и Минерва остались, чтобы защитить свои факультеты, своих детей, от свалившейся напасти. Теперь они виделись нечасто, особенно на людях, стараясь не выглядеть заговорщиками. Филиус стал курить чаще, прибегая к этой вредной привычке уже не столько для удовольствия, сколько для того чтобы унять беспокойство. Сейчас он тоже сидел у себя в кабинете, полном книг и любимых вещиц и попыхивал трубкой, пуская к потолку клубы пахнущего ванилью и корицей дыма. Вокруг были книги, на которых пытался сосредоточить свое внимание профессор Флитвик, но увы не получалось. Все мысли были о том, что в ближайшие месяцы ждет его воспитанников и может ли он сейчас вложить в их головы что-то, что спасет им жизни. Услышав голос, он обернулся и не смог скрыть удивления. Леди Ровена Мальсибер в темном строгом костюме... совершенно неожиданный персонаж, нежданный в Хогвардсе.
Он помолчал несколько секунд и отложил трубку, откашлялся и пригласил ее в кабинет.
- Добрый день, миссис Мальсибер. Не ожидал увидеть Вас. Простите, у меня тут немного накурено и не слишком убрано... Я не ждал гостей. - он поднял палочку и сделал ей легкое движение,. Порыв ветра тут же унес клубы дыма и навел беспорядок в бумагах и книгах, перелистнув все страницы и смешав листы с выписанными заклинаниями. - Какими Вы судьбами? Решили навестить сына?

Отредактировано Filius Flitwick (2019-04-08 14:11:50)

+3

4

Леди Мальсибер остановилась на несколько минут, не в силах сделать шага ни вперед, ни назад.
Открывшаяся взору картина внезапно заставляет испытать нежность. И дело вовсе не в самом Филиусе, как возможно было подумать, нет. Просто не далее, как месяц назад Ровена так же поднялась в кабинет Эдварда, когда тот пускал клубы дыма и так же быстро убрал их мановением волшебной палочки, завидев ее. Меж нахмуренных бровей залегла тонкая морщинка, что делала мужа еще более серьезным, пока тот сверлил взглядом какие-то бумаги.  Но вся задумчивость Эдди вмиг испарилась, стоило ему повернуть голову в ее сторону. Спокойный невероятно прекрасный вечер после произошедших за последнее время неприятных ситуаций. В тот день она поделилась с Эдди своей маленькой тайной, сидя у него на коленях.
А через несколько дней потеряла брата.
Сейчас Ровена не в поместье под Бристолем, а в школе чародейства и волшебства Хогвартс. А перед ней не супруг, а давний знакомый. И он, так же как и Эдди, прибывал в задумчивости до ее появления. Мешать не хотелось никому. Да только Филиус один из тех, к кому она смогла подойти сразу по прибытию в Хогвартс – к Минерве не решилась. Будет лучше, если она увидит ее сразу среди преподавательского состава, не задавая вопросов, на которые уже будет знать ответ.
– Не беспокойтесь, Филиус – это меньшее из того, на что я буду обращать внимание здесь и сейчас. – Кивнула леди Мальсибер, пройдя в кабинет.
Она достает волшебную палочку, делает взмах в сторону аудитории. И один из стульев оказывается в противоположной от Флитвика стороне. И Ровена присаживается, оказываясь лицом к профессору и полубоком – к двери. 
– Отчасти. – Она узнала о том, что произошло в Хогвартсе от Эдварда. Но сейчас, сидя напротив одного из участников этих событий, ей не было некомфортно за действие тех, кому лояльна ее семья. – Я еще не видела Марцелла. И не тороплюсь.
Она и вправду не торопилась встретиться с сыном после произошедших событий, уже представляя его реакцию после всего. Как он отнесется к ее решению, ко всему, что произошло. Пожалуй, больше всего она боялась того, что младший сын даже не посмотрит на мать.
Ровена сцепила пальцы между собой, глядя на обручальное кольцо на безымянном пальце.
– Никто не пострадал? – спросила Ровена, не поднимая взгляда. Уж профессор Флитвик честно ответит ей.  Вот Марцелл более всех сейчас занимал ее мысли. Реакцию сына она знала наперед. – Как вы? Минерва? Остальные профессора?

+3

5

Флитвик стал складывать разлетевшиеся бумаги. Конечно можно было сделать это с помощью магии, но сейчас это было куда нужнее и важнее, потому что мысли его также как и эти листы находились в полном смятении. Он еще раз бросил взгляд на Ровену, оценивая ее задумчивость, позу. Напряжена, пожалуй даже немного не уверена, печальна и безупречно прекрасна... А еще возможно опасна, ведь ее семья безусловно замешана в происходящем... возможно потому миссис Мальсибер не торопится увидеться с Марцеллом.
- Нет. Если не считать пары-тройки профессоров, все обошлось. Директор... ну вы знаете. - он замолчал, складывая собранное в единую стопку. - Профессор МакГонагалл в порядке, у нее сейчас урок... Некоторые родители забрали детей... Учебный процесс несколько нарушен, но я думаю, что посл всех замен все пойдет своим чередом... Чаю?
Чайник проплыл к столу вместе с подносом, на котором по мановению возникли лимонные кексы и маленькие, на один укус, пирожки.
Филиус снова занял свое кресло.
- А вы, леди Мальсибер? Как ваша семья приняла случившееся? Надеюсь вы не хотите забрать сына? Уверяю, это излишне. Сейчас в середине семестра это будет не... взвешенное решение.

+4

6

В последние дни беспокойство стало постоянным, фоновым чувством, как затянувшаяся головная боль, от которой уже ничего не помогает. Да и что тут может помочь? Если только вдруг, «как по волшебству» все встанет на свои места? Минерва слишком хорошо знала границы возможного для волшебства, чтоб хоть сколько-нибудь на это рассчитывать. Приходилось привыкать жить с этим чувством, делать хорошую мину и подавать детям пример. Держать себя в руках, продолжать жить и быть готовыми ко всему.
Но спокойствие было видимостью, каждая перемена, каждая новость, любое непредвиденное обстоятельство нарушали внутреннее равновесие. Да, даже такая мелочь, как переставленные уроки. Так бывает, расписание меняется, если, допустим, не хватает кого-то из учителей, требуются замены. В обычных обстоятельствах это даже не предмет обсуждения. Но когда все не как всегда, когда ты не знаешь, все ли в порядке с любимыми людьми, и понятия не имеешь, каких сюрпризов ожидать от нового начальства, даже такая ерунда провоцирует на дурацкие мысли.
Хотя почему дурацкие? Очень хорошие мысли… Опасные, не вполне законные, но очень даже разумные идеи. Надо было поделиться ими с Флитвиком.
Минерва прихватила с собой коробочку печенья, оставшегося еще «с прежних времен». Не то, чтоб это в самом деле было нужно, но если разговор предстоит долгий и непростой, то отчего бы и не печенья?
Она постучалась и вошла, услышав что-то вроде отклика.
- Как насчет рюмочки чая, Фил? И пары мыслей…
А войдя, поняла, что услышала отзвук беседы – Филиус был не один. Улыбка у Минервы была так себе сегодня, вежливая, не от сердца, от необходимости, но и та сползла с её лица при виде гостьи.
- Простите, я вам помешала, - проговорила почти без выражения. Если наружу выпустить хоть немного чувства, то совсем не хорошими были бы интонации, не приветливыми, не добрыми и совершенно не приличествующими настоящей леди. – Добрый день, Ровена. Так значит, мне не показалось, я в самом деле видела именно тебя утром на первом этаже. А я уже подумала было, что схожу с ума.
По мере того, как она говорила, голос немного оттаивал, но не до лета, до мартовских оттепелей. А вот выражение лица не потеплело ни капельки, не вернулась на лицо улыбка. Минерва села в кресло, некоторое время смотрела на Ровену, а потом перевела взгляд на Флитвика.
- Извини, что так внезапно ворвалась. Но уходить сейчас будет нелепее, чем оставаться. Можно мне тоже немного чая? – Она протянула старому другу жестяную коробочку с печеньем, и слабая улыбка на миг коснулась её глаз.

+3

7

Филиус всегда приветствовал тепло Ровену, где бы и при каких обстоятельствах они не пересекались.
Даже после того, что учинили Пожиратели в Министерстве Магии и Хогвартсе, догадываясь, что ее семья замешана во всем этом, он не терял себя и оставался все тем же джентльменом, которым каждый раз представал перед леди Мальсибер. Возможно, это и послужило причиной, которая побудила Роу явиться не к Минерве, которая на момент их последней встречи сильно изменилась после событий Хогвартс-Экспресса, толком не отойдя от них. И не к Марцеллу, который так же неизвестно, как отнесется к периодическому появлению матери в стенах школы. А к профессору Флитвику, о котором младший сынок всегда уважительно отзывался.     
– Вы как всегда приветливы, Филиус, – так же тепло в ответ проговаривает Ровена в ответ, когда заварничек проплывает мимо, а чашка наполняется ароматным напитком. – Я? – переспрашивает женщина, будто бы еще кто-то помимо них присутствует в кабинете. – Я в порядке, благодарю. 
Еще бы! Ей, супруге одного из приближенных Рыцарей и главы отдела Надзора по совместительству, ничего не угрожало как минимум в последний месяц. Было бы странно, если ситуация оказалась с точностью наоборот. Да только это вопрос из чистой вежливости – ответ все равно не имеет никакого значения. 
– Нет-нет, я не собираюсь забирать Марцелла, нарушая его обучение, – она мотнула головой. – К тому же, сейчас Хогвартс, несмотря на произошедшее, остаётся одним из самых безопасных мест. – Спорное утверждение, однозначно. – Это как о событиях четвёртого января, когда узнаешь не сразу, а лишь потом, когда все обошлось и воспринимаешь без должного волнения. – Леди пожимает плечами, не представляя, как иначе передать это чувство. – Собственно,  это одна из причин, по которой я сегодня оказалась здесь. И намерена появляться раз в какое-то время. Наверное, и то до конца учебного года, не знаю.    
Да, одна из причин, по которой она будет переступать порог Хогвартса.  Другая – лишь собственное спокойствие.
Профессор Флитвик, ведь, наверняка что-то да знает о причастности ее семьи – не могла Минерва не поделиться подозрениями со своим будущим мужем.
Леди Мальсибер берет тёплую чашку в руки, грея тонкие пальцы, расслабляясь. И тут же напрягается, услышав ненавязчивый стук в дверь, а  через несколько секунд – голос Минервы, который за секунды стал холодным, равнодушный, совершенно чужим, как ей кажется. 
– Добрый день, – она кивает в ответ на вынужденное приветствие Минервы, встречая ее взглядом. И выдерживая взгляд ее, когда она опускается в кресло напротив. – Я не заметила тебя утром. – Тогда ее мысли были заняты совсем другим – до окружения не было никакого дела.   
Ровена переводит рассеянный взгляд на профессора, а затем – просто в сторону, делая глоток вкусного чая. 
Да, она не ошиблась, предполагая, какова будет реакция на ее появление в стенах школы. Да только теперь Мальсибер уже все равно – слишком много событий произошло, после которых чувство страха, как казалось Роу, притупилось. И обострялось лишь тогда, когда дело касалось исключительно мужа и детей – не более.

+2

8

Чай, кексы... как беспечна была жизнь, которую успешно изображал Филиус. Уважение, лояльность, абсолютная отстраненность от политики и верность своему преподавательскому долгу, милые привычки, теплые участливые слова и красивые жесты - все это было и правдой и неправдой.
Привычные действия и слова, были дистанцией, которую держат фехтовальщики. Все отмерено, ритуалы соблюдены, щекочущий вкус опасности растворен в показном спокойствии.
- Ты ничему не могла помешать, Мин. - Филиус воспринял неловкость возникшую в кабинете, как личного врага, и решил заполнить ее тем, что отлично умел. Теплом и спокойствием. Паника - плохо. Напряжение - очень плохо. Особенно сейчас, когда в  Школе куча подлецов и убийц.  Он улыбнулся своей старой подруг и тронул ее руку, чуть пожимая пальцы, мол "держись, я с тобой" - Конечно, чаю и кекс.
Он наполнил чашку и распаковал печенье, делая это нарочито спокойно и так, словно здесь не сидела женщина, которая могла разрушить жизнь каждого из них.
Флитвик вздохнул, "события четвёртого января" и "причина, по которой я сегодня оказалась здесь" были очевидны... или нет? Ровена высказала намерение  появляться раз в какое-то время в Хогвардсе, но не ради Марцелла.  И до конца учебного года...  Так-так...
- Сейчас любой бы не отказался от безопасного места, но при чем тут учебный год? Или вы... хотите занять какой-то пост среди педагогического или административного состава? - он проследил взгляд своей нежданной гостьи и не увидев ничего вернулся к ее лицу. Грубо получилось, надо извиниться. - Простите, если я не слишком вежлив, но ваша оговорка вызывает мое искреннее любопытство. Вы будете преподавать .... ?
Эмоции были надежно скрыты, Филлиус знал, что новый директор будет ставить своих людей, но кого и куда? Впрочем, тут не так много вариантов, но пусть миссис Мальсибер скажет это сама. И главное не забыть удивиться, в меру, но обязательно с чувством.
Три человека, три энергии, три настроения, три чашки и темное будущее впереди. Сегодня пожалуй можно отлично гадать на чаинках.

Отредактировано Filius Flitwick (2019-05-17 22:02:07)

+3

9

Минерва приняла чашку с чаем и кивком поблагодарила Филиуса. Все это время она молчала и не смотрела на Ровену, сохраняя нейтрально-вежливое выражение лица. Скользила взглядом по знакомой обстановке – изгибы мебели, стопки книг, яркие пятна картин на стенах. Но когда чай был разлит, и прерванный её приходом разговор возобновился, она снова взглянула на подругу. Эти минуты в обществе Флитвика немного её успокоили, а несколько сказанных им слов дали толчок новым мыслям.
Ровена будет преподавать? Как забавно! Как невероятно интересно стало жить! Видимо, они как раз подошли к этому, но еще не успели обсудить, поняла Минерва. Жаль, вот было бы забавно: приходит она, а Фил такой – добрый день, Мин, познакомься с нашим новым преподавателем Магловедения… Ну да, Защита же уже занята.
Минерва почувствовала, как новая волна раздражения поднимается в ней.
И хорошо еще, если так. А может же оказаться, что смещают еще кого-то из профессоров. И хорошо, если просто увольняют и отпускают с миром…
Вдох и выдох. Осади, вояка. Минерва с трудом удержалась от того, чтоб задать Ровене прямой и безжалостный вопрос. Да потому что нет никакого геройства в том, чтоб прямо сейчас морально уничтожить Ровену Мальсибер. В этом нет никакой сложности. И смысла. Потому что при всех прочих условиях – да, она жена пожирателя, она мать пожирателя, она совершенно одобряет и поддерживает все, что мужчины её семьи делают, сама она при всем этом – ноль, пешка, кукла. Не Ровена её враг, ей- богу…
- Магловедения, я надеюсь? – проговорила Минерва с легкой усмешкой, очень стараясь, чтоб ни капли яда из мыслей не проникло в слова. – Правда, возможно, мы недооцениваем статус миссис Мальсибер, и она прислана сюда инспектором или ревизором от Попечительского совета. Это тоже весьма вероятно. Очень давно пора было проверить и пересмотреть наши методы преподавания. Бог весть, что творилось тут под руководством Пожирателей все эти годы! Но теперь, конечно, все встанет на свои места.
Минерва сделала глоток чая, чувствуя, что, пожалуй, вопреки намерениям, все-таки пролила на беднягу Ровену слишком много сарказма. Правда, тон свой она смогла удержать светским и приветливым, но вот взгляд контролю поддавался хуже – прямой взгляд, глаза в глаза. Она отпила чай – и поняла, что гораздо больше, чем чая, ей сейчас хочется закурить. Так бы она и сделала, будь они с Флитвиком одни.
Как ни странно, осознание этого чувства успокоило Минерву куда больше, чем голос разума.
-Так зачем ты здесь на самом деле, Ровена? – спросила она гораздо мягче и теплее, с почти прежней симпатией.

+3

10

Странно, но, слушая каждое  произнесенное слово, наблюдая за выражением на лице профессора и местами не искренними – совершенно непривычными от Флитвика – показными эмоциями, Ровена не ощущала ничего. Разве что, каплю сожаления в океане равнодушия. А потому остается лишь усмехнуться ситуации в ответ. И, сделав несколько коротких глотков, отложила чашку с чаем, сложив руки перед собой. 
– Ничего, Филиус – я предполагала, что реакция на меня будет… такой, – отвечает Ровена сухо, без каких-либо глубоких эмоций,  пожимая плечами – искренние эмоции мадам Мальсибер теперь проявлялись значительно реже. Они остались в тот роковой вечер, когда племянник переступил порог их с Эдди дома с печальной взглядом на лице. – Я пришла к вам за пониманием, – сейчас Ровена обращается именно к Флитвику. – Но здесь я его,  видимо, не найду.
Если уж на то пошло, ей все равно, кто и что будет думать о ней, увидев в стенах Хогвартса – иного теперь ожидать было бы наивно. И как же, оказывается, все предсказуемо.
Только реакция младшего сына сейчас ценней всего.
Леди Мальсибер только открыла рот, чтобы ответить Филиусу на вопрос, как все произнесенное Минервой, заставило ее замолчать. И сжать губы в плотную полоску, удерживаясь, чтобы не наговорить  лишнего в присутствии ее же будущего мужа.
– Какие смелые предположения,  Минерва! Какой полет фантазии! – Ровена усмехается, с лёгкостью представляя, что сейчас готова была сделать с ней бравая Гриффиндорка, которая сейчас более всего походила на студентку иного факультета. – Тебя не касается то, зачем я на самом деле оказалась здесь, Минерва – это только моё дело. – Беззлобно добавила Ровена, подыгрывая и не намереваясь ни с кем делиться. Все равно ей никто не поверит, пытаясь найти в ее словах или присутствии потаенный смысл. – И ничье больше. Или у тебя еще какие-то предположения? Не стесняйся – говори!
Все это больно ударило по профессору Трансфигурации. Вот она и изливает весь свой яд на Мальсибер, уже с точностью зная, что ее муж и старший сын играют далеко не последние роли во всей этой истории. Ну, как изливает. Старается скрыть, но получается плохо.
А кому приятно? Ни одной, ни другой. 
– Я понимаю,  что меня тяжело воспринять как педагога или кого-то из административного состава, – кивает – с этим миссис Мальсибер была вполне согласна , – и не вам одному. Тем не менее, я, действительно, какое-то время буду замещать профессора Маггловедения. – Она пожимает плечами. Флитвик догадывался? Вполне возможно. Хотел услышать именно от неё? Вероятнее всего. – Не беспокоитесь так,  Филиус, – она не смотрит на собеседников, поправляя складку длинной юбки, – как только найдут достойную замену – ноги моей здесь не будет. – Ровена поднимает взгляд на Минерву. – А пока придётся потерпеть меня пару месяцев. И то – не каждый день.

+3

11

Профессор Флитвик не любил свары и ссоры. В его семье вообще проявление чувств считалось чем-то неприличным и крайне предрассудительным. Те редкие вспышки, что у него бывали, он сам не любил и стыдился. Потерять лицо - так это называют японцы? Как может современный человек позволять себе лишнее, тем самым оскорбляя окружающих и принижая себя.
К несчастью, в этой комнате сейчас происходило то, что можно было бы назвать "потерей лица". Он не остановил двух женщин, позволил пролиться гневу и сарказму, не смог сохранить хотя бы видимость мира между двумя сторонами. Впрочем, что удивительного? На Минерву столько всего навалилось и она держалась из последних сил. А Ровена, пусть и не зная того, вторглась в единственное убежище, где они с профессором МакГонагалл могли перевести дух и подбодрить друг-друга. Нда... конфуз...
- Я полагаю, что всему есть объяснение. И не вижу причины, по которой нам стоит сейчас кидаться в друг-друга неприятными словами. - Флитвик  тронул руку Минервы, ту самую на которой красовалось кольцо. Вспомнил, и потрогал свое, припоминая тайну, которая заставила его поволноваться и забыть все манеры. Больше этого не произойдет. - Как насчет особенного чая, дамы? Раз уж мы собрались, я предлагаю использовать этот случай, чтобы попробовать чай, который любят в семье Флитвиков.
Он вызвал еще один чайничек поменьше, ошпарил его паром, бросил туда три ложки из коробочки для особых случаев и заварил кипятком. По комнате поплыл запах целого букета трав:чабрец, мелиса, лимонник, барбарис и что-то еще, такое же душистое. Что-то вызывающее умиротворение и успокаивающее.
- Прошу...

+3

12

Минерва молча, только с улыбкой, приняла перемену чая. Одарила Филиуса долгим и очень спокойным взглядом, желая сказать ему – не волнуйся, все будет хорошо, не подеремся. Однако же, ничего не сказала и даже глазом не подмигнула. Не то, чтоб ей стало неловко за свою вспышку или жалко Ровену. Нет, ни то, ни другое не дотянули ни до жалости, ни до неловкости – так, слабые пульсации чувств. Она не успокоилась, не перестала злиться, но фокус злости больше на Ровене не концентрировался.
- Ну, что ты, дорогая, какие фантазии, - Минерва потянула носом запах из чашки. – Это все официальная позиция Министерства. Ты с ней не согласна? Или не знакома? Каждый раз, просматривая передовицы, я вспоминаю, как близка была к провалу в тот вечер. Помнишь, когда мы пили чай на втором этаже Трех Метел и беседовали о политике.
Она тихо вздохнула и коротко взглянула на свою руку, где на безымянном пальце тускло поблескивало колечко. Даже не напоминание, она ни на минуту не забывала о том, кто его надел на этот палец – камень на сердце. Дорого она бы отдала, чтоб оказаться сейчас рядом с ним, и не важно, он бы оказался здесь или она там, у него. Но думать об этом Минерва себе не давала. Затоскует – сойдет с ума. Лучше злиться, чем тосковать.
- Как многое с тех пор переменилось! У меня все еще не укладывается в голове, что что-то в этой школе может меня не касаться. Я-то привыкла, что меня касается все.
…вопросы безопасности, изменения в расписании, личные проблемы учащихся, даже часть хозяйственных дел требовала как минимум того, чтоб Минерва о них хотя бы знала. Двадцать лет с лишним она была вплетена в ткань школьной жизни крепкой и надежной нитью. Её и теперь так просто не выдернуть. Зато отлично можно игнорировать и ставить на место, прекрасно зная, что ни возражать, ни настаивать профессор МакГонагалл не будет, опасаясь за жизнь школьников. Открыто возражать, разумеется.
Глухая ярость, копившаяся в груди, полыхнула, обожгла сердце, но наружу вырвалась в виде улыбки.
- Что же, во всем есть свои плюсы. Полагаю, теперь у меня появится больше свободного времени.
Только черта с два я буду отдыхать!
Минерва снова вдохнула успокаивающий аромат чая. Это было очень, очень кстати. Ей далеко не всегда хорошо давалось искусство лицемерия. Говорить не то, что она думает – это вообще не удавалось никогда. Даже сейчас все, что она может сделать – это лишь формулировать свои мысли так, чтоб к её словам трудно было придраться. Не потерять головы от ярости, не наделать глупостей.
- Пожалуйста, не волнуйся, Ровена, я только выпью немного чая и уйду. И ты вполне сможешь поискать понимания у Филиуса, если конечно, понимания не требуется незамедлительно. Если так, то только скажи, я сразу уйду. У меня с пониманием в последнее время большие проблемы, я очень многого не понимаю. Возможно, если у тебя есть время и терпения, ты могла бы мне объяснить происходящее.  Если, конечно, твоя версия чем-то отличается от того, что я уже слышала и читала.

+4

13

Ровена тихо засмеялась, на каких-то несколько секунд прикрыв веки, ощущая, что не в силах больше сдерживать сдавленный смешок, с каждой секунды так и наровившийся слететь с ее губ. Хотелось даже прикрыть лицо ладонью, но она не приподнимает руки.
Великий Мерлин! Насколько же смешной и невероятно глупой, но от этого  не менее напряжённой, оказалась ситуация.
Филиус, как и предполагала мадам, пытался сохранять спокойствие, изо всех сил и так и сяк поддерживая декана факультета Гриффиндор и невесту по совместительству. В какой-то степени от этого зрелища становилось тошно. Интересно, они с Эдвардом так же выглядят со стороны?
Минерва же явно считала Ровену центром всех бед и даже не скрывала этого, изливая накопившийся яд. Только забывая о том, что на давнюю студентку змеиного факультета это не подействует. Разве что оставит неприятное ощущение, которое и то выветрится столь быстро, как глоток игристого напитка из сознания.
– Вынуждена  отказаться от травяного чая, Филиус, – Ровена говорит это, не испытывая совершенно никаких эмоций. Заменять один чай другим… – просто не люблю смешивать напитки, какими бы они ни были. А в воздухе его аромата вполне достаточно.
О том, что в таких ситуациях фигурируют напитки покрепче, мадам предусмотрительно умалчивает. Только вздыхает аромат душистых трав и улыбается уголками губ – сам чай, должно быть, невероятно вкусный и полезный. Но выражение лица тут же становится серьёзным.
–Помню, конечно, – Мальсибер пристально смотрит на женщину напротив. – И уже тогда мы знали многое. Не так ли? – она вопросительно приподнимает тонкую светлую бровь. – А сейчас ты делаешь вид, будто для тебя это новость. Ничего с тех пор не переменилось. – Она замолкает на несколько мгновений. И уже тише добавляет: – почти.
Женщина делает второй глоток, третий.  Надкусывает лимонный кекс, не переставая слушать Минерву. На самом деле изменилось, действительно, многое. Насчёт Минервы она не знает. А вот в жизни самой леди Мальсибер – очень многое!
– Знаешь, Минни, – Филиус настолько тих, что Роу во время диалога с Минервой забывает о нем. – Пусть у тебя и появится больше свободного времени,  но я не верю,  что ты будешь сидеть сложа руки. – Будем же капельку откровенны в этом плане. – Ты в Хогвартс-экспрессе не сидела на месте. Что уже говорить про сейчас…
Миссис Мальсибер перевела взгляд на профессора Флитвика, даже не представляя, что он думает обо всем этом. Но, увы, ей правды не узнать.
И тут же отвлеклась на слова женщины. И на губы Ровены тут же легла усмешка – типичная реакция на подобные выпады.
Минерва, перестань! – Ровена не ощущает ожидаемого прилива злости. Но многое ее попросту раздражает. Взять хотя бы эти слова. Да плевать на понимание – она его все равно не ощутит в стенах этого кабинета. Да и не нужно оно – главное понимание и поддержка семьи. – Я уже своё отволновась! Я не собираюсь тебе ничего объяснять! И от Филиуса ничего подобного не жду!
Кажется, до всего этого она хотела узнать, где может находиться ее сын и как у него обстоят дела – они не виделись с похорон Рикарда. Одно письмо с несколькими скупыми словами – не в счет. Но теперь уже и не хочет знать на деле.
Где сейчас может находиться мой сын, мистер Флитвик? В гостиной или он на занятиях? – спокойно интересуется она, не глядя на Филиуса. – И как он вообще после того вечера*?

*речь о том, что в тот день декан отпустил Марцелла на похороны дяди. С игроком согласовано.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Новые порядки. Старые загадки