картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Monstrum horrendum...


Monstrum horrendum...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

MONSTRUM HORRENDUM...


Закрытый


https://pp.userapi.com/c852036/v852036390/11df6c/vc9aT0JeRAY.jpg

Участники: Анита и Итан МакГонагаллы, эпизодически - Минерва

Дата и время: 15 марта 1979 г

Место: комнаты Минервы МакГонагалл в Хогвартсе

Сюжет: Письмо от старой подруги Джилл сначала вводит Аниту в недоумение, а потом сподвигает к решительным действиям.

Отредактировано Anita McGonagall (2019-05-19 23:27:04)

+1

2

Прежде Аните казалось, что случись беда, это невозможно будет не заметить. Это как колокол над поселком, как звук трубы из-за гор. Это случится – и вся жизнь вмиг переменится. Как? Кто-то умрет. Кто-то предаст. Кто-то станет героем, а кто-то лидером. Аните очень не хотелось, чтоб что-то случалось, вот все это: горны, колокола, смерти… На самом деле, ей очень хотелось, чтоб взрослые все решили политическим путем и желательно за ближайшие полтора-два года. Чтоб преступников нашли и поймали, чтоб сомневающихся переубедили, и чтоб снова стало спокойно и мирно, как когда-то раньше. Раньше – это когда она и не помнила, слишком мала была, когда все началось. Но все-таки… Если что-то случится, ей очень важно было оказаться готовой.
Она сделала для этого все. Каждое утро она начинала с зарядки, а чтоб девчонки не потешались над ней, сказала им, что кажется, у неё на талии появились складочки. У некоторых тут же тоже нашлись такие же. Кто-то даже присоединился к ней в её утренних упражнениях – что же,  Анитке не жалко, даже если энтузиазма соседок хватало не надолго. Она находила случаи лишний раз побегать, поиграть в любую командную игру, чему-то научиться у мадам Хуч. Закаливание – магловская фантазия, но какому волшебнику повредит контрастный душ? Анита хорошо ела, хорошо спала и хорошо училась. Все – чтоб быть готовой, ну, если что.
А когда «если что» случилось, она даже не сразу поняла. Ни горна, ни колокола, ни музыки, как в фильмах. Вокруг растерянные товарищи и не менее растерянные учителя. Головокружительные новости, в которых еще предстояло разобраться – и как же медленно доходит, что вот это «если что» только что с ними произошло. И – ничего. Ни смертей, ни драмы, ни тайной мобилизации. Новое утро опять началось с зарядки…

Раскололся не мир, раскололась она. Снаружи – скальная порода покоя: уроки, перемены, часы в библиотеке, отбой. Внутри – испуганный вулканчик, полужидкое, аморфное. Оно смотрит на мир, как неопытный актер из-за кулис – пора выходить? Не рано? Вглядывается в глаза друзей, прислушивается к разговорам. Ждет, вдруг появится лидер, скажет, что им делать, поведет за собой.
Поначалу подумала: Итан – он мог бы? И сама перепугалась до ужаса. Нет-нет! Не нужно! Пусть кто-то другой. Потом подумала: а я – могла бы? И честно себе ответила – нет, не могла бы. Кишка тонка и жидка. Так и жила расколотая, ненавидя себя и мысленно подбирая оправдания, почему она опять сегодня не умерла за правое дело.

Когда почтовая сова положила перед ней письмо, Анита машинально сунула ей монетку и разорвала конверт. И только увидев незнакомый почерк, снова посмотрела на штемпель. Уик. Но не та почта, что в конце их улицы, куда они с Джилл бегали, какое-то другое отделение. Анита приложила листок к лицу. Её подруга обожала духи с цветочными ароматами, и на листке часто оставался слабый, но узнаваемый аромат то розы, то ландышей. Это письмо не пахло Джилл. Письмо было не от неё!
А вот от кого – это Анита поняла почти сразу, только не сразу поверила. Перечитала пару раз, чувствуя, что улыбается. Радостно, искренне. Весточка оттуда, снаружи! Весточка от Саважа, потрясающе! Вот это ум, вот это силища! И вот это – храбрость! Сложить вместе такие осколочки информации – и не побояться ими воспользоваться!
- Милая, милая Джилл! – прошептала Анита, представляя себе совсем не подругу и имея в виду скорее «умница», чем что-то еще, и сложила письмо в кармашек. Маленький вулканчик внутри неё зашевелился – пора.
Да, пора, - сказала себе Анита. – Давно пора.
Надо было о многом подумать, прежде, чем садится писать ответ. Как именно подписать, чтоб дошло именно нужному волшебнику, куда отправить. Что сообщить, а что не важно, и как все это сформулировать. Но еще нужно было что-то сделать с этим жгучим аморфным провокатором внутри себя. Усмирить – или выпустить.
Анита вышла из зала с подругами, а потом отстала от них, чтоб дождаться брата. Она выглядела совершенно счастливой, хоть и не улыбалась слишком широко.
- Я получила письмо из Уика. Нам нужно поговорить. Ты можешь сделать так, чтоб наша Профессор оставила тебя на отработку? Сегодня – сможешь?

Отредактировано Anita McGonagall (2019-05-22 00:59:05)

+3

3

Итан мог бы поспорить на золотой дракл, что сейчас в Хогвардсе время любви. Не потому что весна, а потому, что всем не по себе от произошедшего. И всем нужен друг или подруга, а лучше кто-то куда ближе и теплее, чтобы стоять в стылых коридорах в обнимочку и прятаться в теплых объятиях. И поскольку ему разрешили "гулять" с высочайшего соизволения Амори, он это делал. Нет, свои руки он почтительно держал не дальше талии, и утешал искренне, ну заодно и выслушивал. Так получалось вдвойне выгодно, и девушку пообнимал и узнал что-то новое, сплетни обсудил и отношения выяснил. Да, конечно пользоваться положением было бы крайне неудобно, будь он с Гриффиндора, но Слизеринцу все это очень даже было можно. Ну и Амору подразнить было не грех, хотя бы для того, чтобы поднять ее дух.  После разговора с мисс Мальсибер, у него возникло смутное подозрение и он даже справился, сколько в семье Мальсиберов половозрелых неженатых и даже немного укрепился в подозрениях. Впрочем, ревновать не стал. Не к лицу это все, лучше что-нибудь полезное сделать. Вот позаниматься, девочек с Пуфендуя потискать, поучится управлять эмоциями, почитать книги по развитию своего предчувствования, освоить новое заклинание, попрактиковаться в дуэли... Словом, Итан изображал из себя примерного парня, вел дневник и собирал информацию.
Анита похоже переживала это время куда сложнее. Тут не надо быть телепатом, надо просто знать свою сестру-близнеца, чтобы понимать что с ней происходит. Переживает, смотрит и не видит, где-то в своих мыслях живет. Зная, характер Грифиндорцев, он опасался что она выкинет что-то опасное, или пойдет на поводу у провокаторов, но нет. Все же они оба были больше чем брат и сестра. Наверное, осталось еще та самая связь, что позволяла раньше общаться без слов, взглядами.  Поэтому и хватало, кивка и мысленного "держись".
А сегодня вот прилетела сова и принесла письмо. И Итан через два стола почувствовал, что что-то важное произошло. Сестра заволновалась, засветилась так, что Итан сам ее счастье почувствовал. Подумал было, что это письмо от Барти, но потом понял, что нет. Письма от Барти не пахнут. Значит это кто-то другой. Важный. Долгожданный?
Анита вышла, Итан задержался, не желая идти следом сразу, хотя вряд ли кто-то его в чем-то подозревал. Но выдержать долгую паузу не смог, вышел следом спустя всего пару минут. Может это родители, дядя Роберт, крестный?? Или ... Да кто мог написать Аните, чтобы она так обрадовалась?
- Из Уика? Судя по всему новости хорошие... - Итан кивнул Аните, улыбнувшись. Светится прямо. Что-то очень важное и нужное. - Хорошо. Буду.
Итан и в самом деле нашел повод остаться на отработку, устроив небольшой саботаж и удостоившись гневного "Мистер МакГонагалл, минус пять очков! Останетесь на отработку и заодно отмоете кабинет от этого безобразия!".

Отредактировано Itan McGonagall (2019-05-27 21:41:00)

+4

4

Анита ждала его уже в классе. Правда, на привычный класс это место сейчас походило мало, больше на какую-то пустынную бальную залу. Анита уменьшила все парты и собрала их на преподавательском столе, и они стояли теперь рядами, как обстановка кукольного домика. То, что Итан оставил на стенах и потолке на занятии, все осталось, и даже стало еще хуже – нарочно, чтоб если кто поинтересуется, что это МакГонагаллы тут делают. Да стены же отмывают, чего непонятного!
Анита сидела на учительском столе, потому что больше сидеть было не на чем. Не на учительском же стуле, он был совершенно неприкосновенен, как священная корова. Когда Итан вошел, Анита спрыгнула на пол и махнула брату рукой – иди сюда.
До сих пор она почти не отставала от него в росте, но в последние месяцы вдруг как-то стала меньше рядом с ним. Чуть ниже, чуть хрупче и заметно слабее – это Анитка-то! И она это все яснее ощущала.  А сегодня и вовсе почувствовала себя очень уязвимой. Еще бы – сегодня решится очень многое. И это даже хорошо, что Итан сильнее, что бы она делала, будь он слабее её?
- Заходи скорее. Профессор отлучилась ненадолго, скоро придет.
Появление Итана вселило в неё уверенности. Мерлин! Как же она перепугалась сегодня, когда он вдруг надерзил тетушке, будто бы не сама попросила его о чем-то подобном. Как будто был другой способ огрести наказание! Как будто она не попросила сама тетю Мин перед уроком, чтоб она тоже нашла повод оставить братца на отработку. Все вышло так натурально – совершенно наглая выходка Итана, холодный голос Профессора, строгий взгляд – мурашки по коже. В какой-то момент Анита даже решила, что ничего из её затеи не выйдет, все пропало! И только полуминутой позже сообразила – все нормально, все идет как надо, как ты просила.
Она нащупала в кармане листочек с письмом, но не достала его. Нет, у неё не возникло даже мысли усомниться в брате, конечно же, он не может быть на другой стороне. Просто немного разумной осторожности – не вываливать сходу все сразу.
- Пока её нет, я что-то скажу тебе, а потом уже спрошу, как у тебя дела. И все-все объясню.
Умолкла на мгновение. Нет, не колеблясь, не сомневаясь. Просто трудно говорить такое брату, глядя ему в глаза.
- Если сегодня со мной что-то случится, такое, что я не смогу сама… отправь, пожалуйста, в Уик вот это письмо. Можешь прочитать его. Можешь внести правки, если захочешь. Можешь показать его тете. Только отправь, его будут ждать. Получатель – хороший человек, аврор. Нам надо установить связь в любом случае. Но если все будет хорошо… а все будет хорошо, я думаю… ты отдашь его мне обратно, и я напишу новое, только и всего. Хорошо?

+4

5

В кабинет на "отработку" Итан пришел с видом "победителя по жизни". Ну как и положено приходить хулигану и дерзкому типу, что не щадит даже родных, когда враждует с системой. Романтический имидж, помноженный на заслуженную славу "плохого парня", "драчуна", "хорошиста" - идеальный способ кадрить девочек и прятать свое настоящее нутро. Хотя было ли что прятать? Ведь он и правда все это делал именно потому, что хотел. Вообще с "маской" которую он на себя успешно натянул и не снимал практически никогда в Школе он сроднился. Так что и притворяться почти не надо.
Оглянувшись в пустом пространстве чуть удивленно, почти не узнав место, он заметил сестру и подмигнул и приобнял, ненадолго, совсем не так как милых девочек, нуждающихся в его внимании.
- Ну, Колючка, здравствуй, наконец! - странно, но сейчас рядом увидел, что она стала меньше. Или вырос он. В общем, что-то точно изменилось... И кстати, больше она точно не Колючка. Надо перестать ее так называть,  - Давно ждешь? Прости! Никак не мог отвязаться от Линдис.
Анита торопилась и волновалась. Интересно, кто ей таки написал?
Ответ не заставил себя ждать. Ну почти ответ.
- Эй, что ты задумала? Я не ... - он заткнулся, слушая и хмурясь немного. - Давай так, сначала ты мне объяснишь, что собираешься делать. Потом я тебя подстрахую, а потом все остальное с письмом и отправителем.
Ох как же ему это не нравилось, все в том числе адресат. Учитывая, что ни в ком сейчас нельзя было быть уверенным. Учитывая, что он не позволил бы никому, тронуть его семью и ради своих, готов был на любые действия. А вот позволять им делать свои глупости был не готов. Особенно в своем присутствии.

+3

6

Анита примолкла, прикусила губу. Внезапная хмурость брата – это тревога за неё или что-то другое? Нет, нет, будь «то самое», он бы обрадовался. Будь он приверженцем пожирателей, он бы ухватился за это. И не то, чтоб она правда усомнилась в нем – нет. Просто проверила гармонию алгеброй, включила параноика. Хотя режим параноика у неё в общем-то почти и не выключался в последнее время. Что бы она ни делала, с кем бы ни говорила, алгебра паранойи всегда была тут же, рядом, параллельно словам, действиям, чувствам.
- Обязательно, - Анита кивнула и, защипнув рукав брата, повела его к профессорскому столу. Снова взгромоздилась на него так, чтоб видеть дверь. Похлопала рядом с собой, предлагая и Итану совершить аналогичное святотатство.
- Знаешь такое чувство, когда надо что-то сделать, а ты тянешь, тянешь… Будто ждешь чего-то. И делать надо вроде не срочно. И никто не гонит. Просто – почему бы не сейчас. А ты все равно будто ждешь чего. Или будто совсем не надо. Знакомо? А потом вдруг в какой-то момент подрываешься – и делаешь. Без причины, без знака, вдруг. Потому что просто вот сейчас – то самое время.
Она недолго помолчала. Хотя она и готовилась к тому, что сейчас случится, но слов не продумывала. Для неё все было просто и очевидно, и казалось, что и слова  легко найдутся.
- Помнишь, мы говорили с тобой об анимагии? Не в последний раз, а чуть раньше. Помнишь, вот это, про зверя внутри нас. Что на самом деле, он живет в каждом из нас, просто у каждого сидит на разной глубине. У кого-то спит, у кого-то дремлет. И мы тогда еще немного смеялись про спящего хорька, и про спящую улитку, и как она просыпается. – Она улыбнулась, снова возвращаясь в памяти в тот день и тот разговор. – И я тогда еще сказала про спящего носорога. Так вот, я совсем не шутила. Мой зверь просыпается, и я это чувствую. Чувствую, что проснулся, -добавила шепотом. – И я не знаю, как это объяснить. Сны, мысли… Беспокойство такое. Неловкость, что ли. Все время чувствую себя вот такой – сидящей на попе и выжидающей неизвестно чего, когда уже пора, еще вчера пора. Вот, прямо сейчас… И я уже боюсь, что это может случиться помимо воли в любой момент – он вырвется на свободу на уроке, на перемене, за завтраком. Представь себе – огромный носорог в главной зале чавкает пирожки. Так вот, это я. Вот будет позорище.
Она усмехнулась, опустила голову, на короткое время спрятала лицо за прядями волос.
- Ты ведь сможешь остановить дурного на всю голову носорога? Ну… или лошадь. Или корову. Не знаю, что там внутри. Подозреваю, что-то такое же нелепое, как я вся. Утконос. Краб. Мерлин, надеюсь, что не кит.
Анита поежилась. Если бы она могла отодвинуть это на потом, если бы могла сказать – «Ладно, забудь, есть дела поважнее», - она бы так и сделала. Предпочла бы отодвинуть подальше роковую встречу со своим зверем.
- На самом деле, я подумала, что меня, если что, подстрахует Наша Профессор. Но при мысли, что она окажется один на один с перепуганным безмозглым носорогом…  В общем, тебе придется присмотреть за нами обеими.
Снова спрыгнула со стола, собрала волосы в пучок, завернула их, но не закрепила, а спрятала за воротник. Какая разница, что у тебя с волосами, если через пару минут ты превратишься в животное.
- А письмо… Это на тот случай, если я вдруг сдуру разобью себе башку и загремлю на полгода в больничное крыло. Ну или… Ты знаешь статистику. Она оптимистична, но кто-то же ухитрился застрять на полпути. Просто отправь его, если что. А я обещаю быть умницей и не делать ошибок.

+1

7

Сидеть на столе Профессора было... приятно. Безнаказанность такого действия делала ситуацию весьма и весьма привлекательной. Надо как-то повторить, подумал про себя Итан, умащивая свою задницу на темном от времени дереве.
Спонтанность Аниты ему была очень хорошо знакома. Он был не такой, обычно подготовка занимала время, планы строились и время для действия всегда было планируемым. Не то, чтобы он не умел перестраивать планы, но внезапные изменения обычно злили и требовали перенастройки. Он кивнул, слушая внимательно и не перебивая, улыбнулся насмешливо вспомнив разговор о звере-сущности. Вспомнил, как думал каким зверем обернется сам. Волком? Жеребцом? Змеей? Он тогда подначивал сестру и охотно посмеялся с ней над возможными метаморфозами, но ни на секунду не верил, что она будет носорогом. Нет, Анита по характеру скорее кошка. Не домашняя, скорее какая-нибудь вольная, но не слишком крупная. Ну или орлица. Но никак не носорог.
- Я не думаю, что это что-то нелепое. Ты зря настраиваешься, на это. Я бы предположил... пони? - он засмеялся, но тут же оборвал себя. Понял, нет, сейчас она не сможет настроится на смех и шутки. Волнуется, переживает сильно и шутки сейчас неуместны. Обнял снова за плечо, прижал ненадолго, испытывая и нежность и неловкость. Ну слишком они уже взрослые для таких нежностей. Слишком. Но ничто так не поддерживает девушек, как вот такие "телячьи нежности". Они ведь хотят чувствовать защиту. Хотят, чтобы был кто-то надежный рядом.
- Можешь на меня рассчитывать всегда. Я буду рядом и не дам ни тебе, ни тете Мин пострадать. Можешь не сомневаться. И письмо твое отправлю. - Итан прислушался к себе, к своим ощущениям. Нет, тревоги нет, беспокойством не перехватывает горло, значит ничего опасного. Все будет хорошо.
Все будет хорошо. Я прослежу. Делай то, что нужно.
Он остался сидеть, только палочку вытащил.

Отредактировано Itan McGonagall (2019-08-19 16:33:29)

+3

8

Телячья нежность и правда была очень кстати. Передав письмо, Анита наклонила голову и на мгновение коснулась лбом плеча Итана. Это ощутилось как «в последний раз». Не потому, что Анита ожидала смерти или ссоры. Потому что чувствовала, что уже вот-вот на свет родится совсем другая Анита МакГонагалл, и неизвестно еще, что это будет за Анита. И еще было немного сомнения – после того, как Итан увидит, во что она превратилась, захочет ли снова обнять её и скажет ли снова «Все будет хорошо».
Ткнулась лбом и распрямилась. И почувствовала, как остатки сомнений и тревог стали не важны. Сердце забилось ровно, хотя и сильнее обычного, дыхание выровнялось, из взгляда исчезла безуминка и отчаяние. Сейчас! Только чуть-чуть дождаться тетю Мин, она должна была подняться по лестнице в глубине кабинета и выйти к ним. Ожидая её, Анита, оглянулась и вдруг поняла, что ей не хватает воздуха, остро не хватает, давно. Взмахом палочки отперла окно, открыла его, вдохнула холодный свежий воздух. Шаги от задней двери – это могла быть только Профессор. С каждым её тихим шагом Анита чувствовала только радость – все, уже скоро, уже совсем скоро, теперь! Наверное, очень разумно было спуститься на пол, чтоб не оказаться носорогом, отломившим кусок стола или смешно сучащим ногами, но – нет, все её существо восстало против этого.
Вынув палочку, она прижала её к груди, напротив сердца, и прошептала заклинание. И в первое мгновение показалось – ничего не произошло. Не увидела ни вспышек, ни в глазах не потемнело, даже голова не закружилась. Даже показалось – не получилось. Не судьба. А потом – классная комната сначала показалась ей очень большой, и рука Итана – тоже какой-то очень-очень большой, а потом рука осталась прежней, а комната стала маленькой, тесной. Анита переступила перепончатыми лапками, огляделась, задрала вверх белую немного приплюснутую с боков головку и внимательно посмотрела на брата.
«Со мной все в порядке, видишь?» - хотела сказать она, но когда раскрыла клюв, раздались странные звуки, хорошо хоть, не слишком пронзительные. Анита решила, что лучше заткнуться и молча потянулась к Итану одной головой, без страха глядя на него светло-серыми, в цвет крыльев, глазами-бусинками. Аккуратно прикусила его протянутую руку – и тут же отпустила: «Я все понимаю, я та же, просто птица».
Осторожно расправила крылья. Вот это было зря. Сразу захотелось полететь. А лететь-то тут было и некуда. Пара-тройка взмахов крыльями – и придется закладывать крутой вираж, чтоб не вписаться в противоположную стену. А насчет виражей Анита была пока совершенно не уверена.
Возвращаться вот так сразу в прежний облик очень не хотелось, но было нужно. Все равно некуда лететь, зачем тогда крылья? Анита очень-очень захотела стать снова собой – и стала, и с минуту просто сидела на краю стола, выравнивая дыхание и успокаивая сердцебиение, а еще озадаченно рассматривая свои непривычно розовые руки, которые только что были сильными крыльями.
Все вдруг встал на свои места. Конечно, как она сразу не собрала все вместе? Она и не могла быть никем иным, как птицей. Вся эта её любовь к высоте и виражам на метле. И сидеть на столах, подоконниках и ветках деревьев. И вечно взбираться повыше, смотреть с обрыва на море или на город внизу. Да если бы она не была такой безмозглой дурой, она бы знала это все про себя сразу!
- Не говори никому об этом, - попросила она Итана, когда достаточно пришла в себя. – Совсем никому. И не называй меня этим словом. Я пройду регистрацию позже, когда все вернется, как было.

Письмо, переданное Итану:

Джилл Дункан, до востребования
Почтовое отделение 377, Уик.

Милая моя Джил!
Пожалуйста, присмотрись к Итану. Если он когда-то тебя обижал, то лишь потому, что не знал, как проявить себя. Он совсем не такой скверный, каким хочет казаться. В глубине души он очень добрый и милый, и бесконечно тебя обожает.
Март в этом году ужасен, я чувствую себя подавленной. Быть может, беседа с преподобным Робертом утешила бы меня, но сейчас я не могу с ним повидаться. Передай ему от меня привет и сердечно обними.
Пожалуйста, будь счастлива, не грусти и береги себя, хорошо?
Твоя Анита.

+3

9

Итан ждал, выключив посторонние мысли и сосредоточившись на том, что происходило здесь. Он обещал, и намеревался проследить до конца преображение Аниты. Когда внезапно она стала уменьшаться, обрастая перьями, а вместо носа вдруг вытянулся крохотный желтый клювик он задрал бровь. Потом подставил руку, чтобы не упала, поймал на предплечье серую чайку со смешными перепончатыми лапками с крохотными коготками. Она уцепилась за свитер, старательно балансируя, покачнулась, расправила крылья и устояла.
Взгляд Итана встретился со взглядом серой морской чайки, из тех что часто встречались в Уйке,  будили жителей своими криками по утрам, шлепали по крышам и кружили над рыбацкими лодками возвращающимися с уловом. Маленькая. И сильная птичка.
От вопля чайки-Аниты он невольно прыснул, но тут же заткнулся. Погладил успокаивающе и утешающе одним пальцем по голове и серо-белой грудке. Фыркнул снова, когда она прихватила его палец.
Милая и маленькая. И совершенно не носорог.
Внутри всколыхнулась и задавлено пискнула зависть. Нет, своей сестре он не завидует. Он рад. Все получилось. Когда-нибудь возможно придет и его черед узнать какой он зверь. Но сегодня, случилось очень важное. У них в семье есть еще один анимаг. И это птица. Возможности... куча возможностей...
Он едва не пропустил момент когда Анита вернулась в человеческое тело, еле успел убрать руку, а то было бы им обоим неловко.
- Поздравляю. Очень кстати симпатичная птичка. Ча.... - он собирался продолжить, но это была Анита и знала она его характер на "отлично", поэтому сразу предупредила. Пришлось проглотить последующий комментарий и иронию. Нет, он ей все же завидовал, но это была не черная зависть, а скорее даже сожаление, что ли. Что ему так не суждено. Что возможно, у него никогда не будет крыльев. Разумеется, я никому не скажу. Незачем это... А вот для нас в нынешнем положении очень полезно.
Он помолчал, думая над сказанным, а потом сообщил.
"Знаешь, мне не нравится находится в неведении. И в стороне от всего этого.  Все эти замены, беспочвенные обвинения в адрес наших родных... Пожалуй, мне стоит начать проводить встречи с отработкой особых навыков, м?"
Он не спрашивал, вообще-то  вот сейчас у себя в уме, он уже обдумывал, то что почти решил. Бездействия больше не будет. Надо готовить людей к правде. Надо учится защищать себя и семью по взрослому.

Отредактировано Itan McGonagall (2019-08-26 18:19:56)

+2

10

Позади них послышался тихий шорох, Анита обернулась через плечо, и увидела, что тетя Минерва прячет волшебную палочку в рукав. Рядом с ними образовалось ведро с мыльной водой и тряпкой на длинной палке.
-Развейте это, когда закончите, - проговорила Профессор перед тем, как снова скрыться в проеме задней двери.*

Анита заметила, что та не уточнила, что именно они должны закончить. Закончить отмывать грязный след на потолке – да они же и не начинали! Значит, закончить разговаривать. Анита почувствовала острую благодарность. Это было очень важно – получить возможность спокойно поговорить с братом. Не посреди толпы сокурсников, не шепотом, подсаживаясь за обеденный стол Слизерина и ожидая в любой момент перепалки, не в библиотеке, оглядываясь и прячась за горой книг. Просто побыть рядом и сказать все, что было не договорено, придумано на пустом месте, выросло из слепой веры или слепого же страха.
Анита вдруг заметила, что очень ожидала, что тетя сделает им замечание насчет сидения попами на учительском столе. Минерва МакГонагалл могла парой едких слов или одним только взглядом отбить желание вообще на чем-либо сидеть в ближайшее время, и это без порки. Но та будто бы не заметила, будто бы даже одобрила – сидите, дети. Это было неожиданно.
Но и брат тоже удивил её, причем, сразу несколько раз, так что она даже не сразу и сообразила, что обманулась в ожиданиях.
Он не уточнил, отчего она не сделала исключение для Барти. Не то чтоб волшебным образом влез в её мысли и все понял, да она сама еще толком ничего не понимала – надо ли ей его так беречь, или это глупость, о которой она еще пожалеет. Итан не спросил её, доверяя её желанию – никому, значит, никому.
Он не пошутил насчет её страхов. Ни про носорога, ни про лошадь. Вряд ли забыл, просто не стал, в очередной раз оказавшись лучшим в мире братом.
И еще – он так прямо высказал ей свои мысли. Не то, чтоб он обманывал её когда-либо, скрывал что-то, но все-таки раньше больше доносил готовое решение, советовался или расспрашивал, что она думает, подводя её к разговору. А теперь – вот прямо приоткрыл сердце. Анита взяла его за руку – я с тобой. И на этот раз не поддержала его, не сказала – да, конечно, давайте все соберемся, всему научимся, все сделаем… Перед глазами встало лицо «Дорогой Джилл», и с Джилл МакГрегор это лицо не имело ничего общего.
- Наша задача – не победить, а выжить, - сказала тихо. – Выжить всем. Не досадить им. Не разозлить их. Не доказать им что-то. А постараться сделать так, чтоб все ученики, даже их дети… - это «их» и «им» она проговорила особенным голосом, чуть тише и чуть значимее. - …чтоб все вернулись домой к родителям живыми. Это будет трудно, если мы начнем активное сопротивление. Но самое главное. Мы пока не знаем, смогут ли нас поддержать они… - Снова выделила интонацией, проговорив почти шепотом и кивнув в сторону окна: «те, на воле». – Что они могут. Чего именно от нас ждут. Я… постараюсь это узнать. До тех пор, прошу тебя, не подбивай никого на отчаянные действия. Отговаривай тех, кто это делает. Успокаивай тревожных, отвлекай, вселяй надежду. Сейчас это гораздо важнее. Ты согласен?

*Совместно с Минервой МакГонагалл

Отредактировано Anita McGonagall (2019-09-17 21:13:11)

+1

11

Тетя Мин всегда вызывала у Итана уважение. Чтобы не происходило, как бы не суров был ее приговор или наказание. Она была той женщиной, в которой воплотилась для Итана сама мудрость. Наверное маме бывало обидно, ведь с ней он часто спорил, даже с отцом, но стоило тете Мин изложить свое мнение, как Итан замолкал, обдумывал, иногда уточнял, и соглашался. Правда последний месяц в него словно бес противоречия вселился. Скорее всего причиной был Снейп. Точнее то, что он узнал о нем. И что заставило Итана сомневаться в том, что он знает людей. Но не семью. Если сомневаться в них, то кому тогда вообще верить?
Он глянул на дверь за которой скрылась профессор МакГонагалл. Как же она рискует... рискует каждый день и возможно ночь. Ходит под ударом, потому что должна быть на виду и не должна показать слабости. И еще есть племянники. И в любой момент могут ударить по ним. Они слабое место семьи и слабое место друг-друга.
Итан МакГонагалл, если ты не хочешь быть слабаком стоит уроить усилия, перестать тратить время зря и заняться делом. Ты должен защищать свою семью и не должен быть слаб, когда придут. Не "если", а "когда".
Анита говорила совершенно противоположное. Выжить - значит прятаться. Сидеть тихо и ждать, пока их возьмут за горло, придушат одного за другим. Или запугают. Да, как это обычно происходит.
- Я не могу так, понимаешь? Я могу позволить им думать, что все в порядке и все испуганы. Но я не буду бездействовать. Я буду искать пути спасения и сторонников. Прости, я не согласен. Мы не можем позволить себе бездействие. Нам нужно найти способ выбраться из Школы. И тренироваться... и тренировать всех, кто захочет. Ну не могу я взвалить все на твои и ее плечи. Я мужчина, понимаешь?

Отредактировано Itan McGonagall (2019-09-26 20:04:02)

+2

12

Анита медленно качнула головой, хотя ответила не сразу, а немного подумав.
- Не надо что-то делать только потому, что ты мужчина. Вот все остальное - мы на одной стороне, я тоже говорю тебе о союзниках. Вполне конкретных. И очень прошу тебя включить их в свои планы. Уверена, они тоже этого хотят. Иначе… иначе просто не о чем было бы говорить. Скажи, у тебя есть план?
Она хмурилась и покусывала губу.
- Вот нашел ты способ выбраться из школы. Допустим, один. И куда ты пойдешь? Домой? А дальше? Что будет здесь? Что станут делать родители? Чему ты поможешь? Тогда допустим, ты нашел способ вывести из школы всех учащихся. И что? Куда их всех? В леса, партизанить? Где размещать, пока мы доставим домой всех мелких? Чем кормить? Как защищать? И что делать им дома? А родителям? А если среди старших курсов кто-то - из этих? Или среди мелких кто-то такой? И что тогда? В плане “выбраться из школы” слишком много слабых мест и ни одного сильного. Я против, Итан.
Она сползла со стола и остановилась перед братом. Взяла его руки в свои - я с тобой. Я против твоего плана, но не против тебя.
- Теперь об организованном сопротивлении. Допустим, завтра во время завтрака или обеда, случится землетрясение и ощутимо закачаются стены. И ты скомандуешь - все под стол. Как по-твоему, сколько человек полезет под стол без вопросов, просто потому что это разумно? По-хорошему, меньше половины. Если бы даже скомандовал директор Дамблдор - сколько? Хорошо, две трети, хотя я думаю, что меньше. Даже Эван, не самый бестолковый из мелких, и то сначала убедится, что Томас и Крис тоже полезли, а Мадлен не смотрит. И это ясная ситуация, одна команда и она простая. Чтоб превратить всю школу от первого до седьмого курса во что-то готовое к организованному сопротивлению, нам придется взять на себя управление этой школой - не меньше. А это невозможно, признай. И поздно. Прошу тебя, просто признай, что большая часть учащихся Хогвартса - это даже не нонкомбатанты, а мирные жители, которых надо оберегать, как яйца… куриные… в корзине…
Анита смущенно улыбнулась. Про яйца вышло как-то неловко.
- Послушай мой план. Даже еще не план, а о чем думаю. Надеюсь, получится. Я думаю, надо помочь им проникнуть сюда и вышибить отсюда всех этих новых-решительных. - “Им” было сказано шепотом. - И мне все равно, поубивают они их, арестуют или превратят в горгульи. Вернуть нашего директора. Стать оплотом сопротивления, если это сочтут возможным, или хотя бы  - просто снова школой, самым безопасным местом в Британии.

Отредактировано Anita McGonagall (2019-10-20 08:11:00)

0


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Monstrum horrendum...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC