картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Нельзя пренебрегать исполнением долга из одного лишь страха умереть


Нельзя пренебрегать исполнением долга из одного лишь страха умереть

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Нельзя пренебрегать исполнением долга из одного лишь страха умереть


Закрытый эпизод


--http://sh.uploads.ru/t/wYc3U.jpg

Участники:
Chang Li Wei,
НПС-оборотень (Charles Davison).

Дата и время:
16 марта 1979

Место:
Лагерь оборотней и лес

Сюжет:
Описание будет по отыгранному.

Отредактировано Charles Davison (2019-07-23 22:45:17)

+2

2

Весенний лес дремал. Даже ветер проходил сквозь него, не очень-то тревожа обнаженные еще кроны. Даже приглушенные звуки и шорохи не бодрили его, а лишь оттеняли его внутреннюю тишину.
Идти через лес, даже не углубляясь в него, было здорово. Это было как будто выжигать из себя несвободу, проходя сквозь очищающий огонь, только через лес. Полная противоположность застенкам. Это было возвращением. Потому что просто покинуть тюрьму – это еще не стать свободным.
Лес всегда дарил ему свободу. Дарил все, что ему было нужно. Пищу, кров, новые мысли и ощущение счастья. Сейчас счастье было совсем не такое, как десять лет назад. Не яркими искрами вокруг теплого костра, а оживающими головешками под толстым слоем золы. Пусть даже больше никогда не будет искрами, ничего, так тоже хорошо. Лучше, чем тоскливая темнота.
Вэй остановился у кривого дерева, положил руку на его кору, прислушался. Его слух улавливал множество звуков. Живой гул деревни – едва-едва, ровно настолько, чтоб не забывать, что где-то в той стороне есть жилье. Далекий звук поезда – очень, очень далеко, дальше станции. Звук человека почти поблизости – не одного человека, одного он мог и не услышать. Но когда их собирается больше двух, а скорее трое или четверо, то они действуют смелее, меньше таятся, ходят, ступая на сучья, храбрее идут через лес, неся сухие ветки. Вот вроде и костром потянуло… Вэй вовсе не хотел к ним идти. Не сейчас. Он рассудил, что вряд ли там обычные волшебники, скорее всего, такие, как он, оборотни. Если выйти к ним, будут расспросы, разговоры, возможно, отыщется и Фенрир… Это лишнее сейчас. Сейчас его цель – найти какую-нибудь птаху-дуреху, пусть даже самую тощую, и положить её жизнь на алтарь примитивной кулинарии. Так что постояв и послушав звуки, понюхав воздух и поисследовав свою интуицию, Вэй повернул в другую сторону. Если надо, он аппарирует дальше в горы, но пока надеялся обойтись без этого.
Если бы не тихии стон, он мог бы и не заметить человека, пройти мимо – и не понять, что тут кто-то живой. Не о том думал, не на том держал фокус внимания, не ожидал, что темная кочка, едва заметная в сумерках, вдруг пошевелится. А когда взгляд зацепился, когда увидел, то забыл обо всем остальном. Даже в голову не пришло пройти мимо. Потому что здоровые и благополучные люди не валяются в одиночку по лесам, мимикрируя под элементы пейзажа.
Приблизившись, присел рядом, окликнул:
- Нужна помощь?
Он не рассчитывал получить утвердительный ответ. Ответа могло вообще не быть, это не важно. Важно было обозначить свои намерения – на случай, если человек пребывает в сознании, или окликом прояснить сознание незнакомца, если оно мутится. Если же сознание нет как факта, это тоже быстро выяснится. Зажег слабый «lumos» на кончике палочки, протянул руку, чтоб нащупать на шее пульс. Черты лица показались ему смутно знакомыми, но откуда, как – сейчас был не самый важный вопрос.

+2

3

Дилан Келли был веселым симпатичным парнем. Дилан Келли нравился девушкам, хоть не вышел ростом и был покрыт веснушками от макушки до пяток. Дилан Келли был успешным магозоологом и изучал оборотней.
Был. Из прежней жизни осталось только одно - возможность изучения оборотней. Хотя именно этим он сыт по самые уши.
Оборотень цапнул его пять лет назад. В какой-то момент у него появилось опасное обманчивое ощущение, что он нашел подход к этим тварям и знает как себя с ними вести после трансформации. Самоуверенность обошлась слишком дорого.
Потом было Мунго, увольнение с работы, постановка на учет в Министерстве. Кто-то из прежних знакомых перестал узнавать его на улице, кто-то наоборот старался поддержать, но Дилан видел в их глазах одновременно сочувствие и опаску и сам перестал ходить в гости и приглашать кого-либо к себе. В этот момент он порадовался, что не успел ни жениться, ни завести детей, а родители жили в маленькой ирландской деревушке, куда он продолжал слать письма о придуманной счастливой и успешной жизни.
Первое время он пытался заниматься наукой, вел наблюдения над собой. Но не хватило силы воли и твердости характера. Он забросил опыты и ведение ежедневного журнала, начал пить, а однажды решил, что оборотень Дилан Келли в отличие от мага никому не нужен, поэтому если он сдохнет, то никто и не заметит.
Но характера, чтобы покончить с собой, у него тоже не хватило. Промучившись пару месяцев, в одном из баров он наткнулся на Дэвисона, которого знал еще в той, прежней жизни, и в приступе пьяной откровенности рассказал ему все как есть. Более того, попросил, чтобы тот помог и убил его во время очередного превращения.
Именно Чарльз и предложил ему другой способ найти себя в жизни и вновь почувствовать свою нужность - стать осведомителем в стае Фенрира. И это подействовало. Дилан воспрял духом. Идея, что он может спасти кого-то от участи оборотня, что он не сдохнет в канаве, а возможно погибнет, как герой, на какое-то время вернула ему желание жить.
К блохастому интеллигенту в стае поначалу отнеслись настороженно, а потом Фенрир счел его неплохим исполнителем и стал держать при себе. Однако энтузиазма Дилана хватило ненадолго. В стае было еще хуже, чем среди людей. Здесь царили животные законы и ему казалось, что и он сам становится зверем. Поддерживали его лишь редкие встречи с Дэвисоном, на которых он передавал охотнику нужную информацию, а тот пополнял его запасы аконитового зелья. Дилан панически боялся вновь потерять над собой контроль, хотя моменты, когда он, сохраняя разум, наблюдал за дикими голодными тварями, в которых превращались оборотни, с каждым месяцем переносились им все тяжелее.
Сейчас он уже не мог бы точно сказать, почему подставился под заклинание волшебника, на которого напала стая. У него ведь была возможность увернуться... Но Дилан не стал. Он не погиб, но был тяжело ранен. А в стае с заболевшими поступали просто - практически оставляли на произвол судьбы. Хочешь жить - выкарабкаешься, нет - сдохнешь.
Участь Дилана была решена, когда соплеменники по приказу Фенрира перестали приносить ему пищу. Не можешь добывать ее сам, нечего объедать других. Он все же собрался с силами, чтобы отправиться на очередную встречу с Дэвисоном, которая должна была состояться в Запретном лесу. Не доверяя больше своей памяти, он занес последнюю информацию для передачи на бумагу и спрятал под одеждой. Но куда больше он желал получить новую порцию зелья. Ту, что у него оставалась, он выпил во время недавнего полнолуния. А вдруг он продержится до следующего? И что тогда? Умрет зверем? Нет, только не это. И Дилан сначала шел, потом все чаще начал отдыхать, потом полз, отключался и снова полз.
Последнее пробуждение он едва ли не счел сном. Над ним склонился оборотень. Своего Дилан почуял сразу. Так может он все же в лагере? И сном было это путешествие к месту встречи с Дэвисоном? Но оборотень был точно не из их стаи, хотя его лицо показалось Дилану знакомым. Похоже, у него уже начинаются галлюцинации. Или...
- Вей, это ты, да? Ты призрак? - еле слышно прошептал Дилан. - Я умер?

+2

4

Узнавание подступило, как холодная вода в дырявые башмаки – отрезвляюще и необратимо. И Чан был бы рад отдать что угодно, лишь бы это оказалось неправдой, ошибкой, галюцинацией – только бы не его старым другом-недругом. Дилан Келли, рыжий увалень, дурной на всю голову, взрывной и с огроменным самомнением! Ну, то есть, когда-то был таким. Глупости говорить он точно не разучился… Чан легонько, одними кончиками пальцев, щелкнул его по лбу, как делал и прежде, в школе, только много, много аккуратнее. Так, будто бы тот был даже не хрустальным, а из яичной скорлупы.
- Хуже, ты идиот, Келли, это не лечится, – проговорил совершенно так же, как говорил с ним когда-то давно, и вышло это совершенно само собой. – Что, по-твоему, ты с собой сотворил?
Двадцать лет назад Дилану Келли достаточно было опрокинуть его на землю и навалиться сверху, чтоб легким некуда стало вдыхать, а ребрам - трудно сохранять свою целостность. Одного удара его увесистого кулака было довольно, чтоб сознание Чана помутилось, а в глазах запрыгали яркие звездочки. К счастью для Чана до рукоприкладства у них доходило не так уж часто, и с каждым годом все реже. А какие идеи посещали рыжую голову Келли – это же уму непостижимо. Ли Вэй всегда подозревал, что у Дилана вместо крови циркулирует какой-нибудь там бренди или ром и периодически ударяет в голову. Теперь перед ним был худой, грязный, заросший доходяга, едва живой и балансирующий между жизнью и смертью с отчаянным перевесом к смерти.
Света с кончика палочки хватало, чтоб рассмотреть видимые повреждения. Под рваной, грязной, спекшейся от крови, одеждой – явно какая-то рана, достаточно старая, чтоб успеть воспалиться, но не настолько, чтоб убить его. Лоб в испарине, бледная холодная кожа, пульс при этом быстрый. Нет, использовать палочку как светильник в такой ситуации было расточительно. Она нужна была для лечения.
- Так. Никуда не уходи! – Строго приказал Чан, хотя совершенно очевидно было, что Дилан никуда и не cможет уйти. Разве что помереть. Но сказано же: «никуда» - значит, никуда. Даже туда. – Я буду рядом.
Ему и правда понадобилось не очень много времени, чтоб найти штук шесть палок с его руку длиной. Если для этого приходилось отламывать или отрезать от живого деревца, он без сомнения это делал. Вернувшись к раненому, он воткнул эти палки вокруг него, оторвал от рубашки недлинную ленту и связал верхние концы. Накинул на получившийся каркас свою куртку – вышло крохотное подобие шалашика, в котором пока помещался один Келли, и то не целиком. Вэй сосредоточился, ясно, до мелочей, представил себе устройство вигвама и – ferovertum! – над Диланом Келли встал крепкий вигвам, может быть, и не подходящий для длительного жилья, но вполне годный, чтоб развести в нем костер, не привлекая внимания, и сохранить тепло.
Менее чем через четверть часа Вэй уже вполне мог рассмотреть в свете костерка отлично выполненную рубленую рану, проходящую через верхнюю часть корпуса. Диагностическое заклинание добавило неприглядной картине объема. Одной только этой раны хватило бы, чтоб отправить на тот свет нормального мужика в самом расцвете сил. Но только не упрямца Келли. Ни рана, ни антисанитария, ни длительно практикуемые акты самоинтоксикации не доконали эту живучую заразу, Дилана Голова-Тут-Для-Красоты Келли.
- А теперь мы пойдем в больничку, дружок, - очень ласково, но не без должного сарказма проговорил Чан. – Заштопать я тебя смогу, но выходить – вряд ли.
Никакой радости от предстоящего визита в Мунго Чан не испытывал. Одно только отвращение перед ближайшим будущим. Он отвык от общества честных благополучных волшебников. Его просто скручивало от пяток до затылка от мысли о широких больничных коридорах, светлых, без единого затемненного угла, операционных, прямых и строгих взглядах медсестричек.  От мысли, что он там встретит бывших коллег, просто тошнило. Но только так был шанс спасти эту ускользающую между пальцев жизнь.

Отредактировано Chang Li Wei (2019-09-19 19:47:29)

+2

5

Некоторое время Дилану было просто все равно. Он уже находился на той грани, когда появление бывшего однокурсника, умершего двадцать лет назад, воспринимается совершенно естественно. Его трясло, голове было жарко, а рукам и ногам отчего-то холодно, поэтому когда рядом запылал огонь, он пригрелся и, кажется, даже задремал, оставив без внимания все манипуляции Чана. Лишь когда тот упомянул больницу, Дилан широко распахнул глаза.
Вернее, среагировал он на слово "пойдем", не до конца осознав куда именно.
- Нет! - приподнявшись, он с неожиданной силой схватил Вэя за руку, которой тот сжимал палочку, а потом рухнул назад, но не выпустил его запястья. - Мне нужно быть здесь. Не могу уйти. Встреча.
Каждое предложение требовало нового глубокого вдоха и отзывалось в груди пульсирующей тупой болью, поэтому он старался говорить коротко.
- В Мунго нельзя. Я оборотень. Вне закона. Азкабан. Лучше уж тут.
После встречи с Дэвисоном и перехода в стаю Фенрира он перестал отмечаться в Министерстве и его наверняка разыскивали. Дэвисон, правда, обещал его в случае чего как-то прикрыть, но сейчас Дилан ему не слишком верил. Дэвисон - не глава аврората и не министр магии, что он может...
На какое-то время он затих, собираясь с силами. Вэй живой - рука теплая и вполне материальная, он оборотень и у него есть палочка. Раз есть палочка, значит, до стаи Сивого он еще не дошел.
- К Фенриру не ходи. Он тут, рядом. Отберет, - он кивком указал на палочку и наконец отпустил запястье Чана, повторив, - В Мунго нельзя.
Интересно, который сейчас час? Они договорились, что Чарльз будет с двух до пяти находиться в Запретном лесу, а Дилан его найдет сам. Он вышел из лагеря утром, но потом потерял счет времени.
- Который час? - снова глянул он на Вэя. - В два тут будет человек. С зельем.
У него окончательно все помутилось в голове. Кажется, он не должен говорить о Чарльзе. Или только о том листке, который спрятал на груди? Теперь краешек его выглядывал из-под одежды после того как Чан обнажил рану. Для Дилана теперь самым важным казалось именно зелье. Когда было последнее полнолуние - два дня назад или две недели? Может оно уже завтра, а он пропустил встречу?
- Нужно забрать. Обязательно.

+3

6

Вэй даже спорить не собирался, хотел просто взять его в охапку и перенести в Мунго. Но вовремя сообразил, что аппарацию тот может и не выдержать. То еще развлечение для ослабленного организма! Вызвать медиков сюда – тоже не самое разумное решение. Получив вызов в глухие леса, как знать, скоро ли соберется дежурная бригада, кого с собой возьмет для подстраховки и сколько, в самом деле, придется с ними объясняться. А время дорого…
- Дурень! – пробормотал только, хмурясь. – Ты справишься с чем угодно, если будешь жив.
А дальше он уже только колдовал, некогда было спорить с этим упрямцем. Разве что пару раз пришлось шикнуть на него, чтоб лежал смирно, а не дергался. Мысли и руки действовали спокойно, уверенно, согласно, будто не было никакого многолетнего перерыва в практике. Будто только вчера обрабатывал в последний раз глубокие запущенные раны.
Убрать от раны все лишнее – одежду, мусор, грязь. Бумажка какая-то тоже отправилась в сторону. Когда Келли отпустил его руку, из подручного сора, из стебельков и хвоинок создал тонкие длинные иглы.
- Лежи спокойно, сейчас станет легче.
Иглы должны были сработать как обезболивающее и помочь хоть немного поддержать организм раненого. Исцелить его полностью прямо сейчас Вэй даже не надеялся. Слишком многого ему не хватало для этого. Ни зелий, ни пищи, ни времени, ни даже приличного освещения. Но воздействовать на некоторые точки тела, чтоб Дилан дожил до конца операции и полегче перенес лечение, он мог.
Волшебством очистил рану, свел края, залечил. Нашептывая заклинания, он не отвечал Дилану, даже не кивал, но слышал: тот говорит о каком-то человеке, что должен сюда прийти. Прийти и принести какое-то зелье. Быть может, этот человек не откажется помочь ему. Быть может, это друг, который сможет позаботиться о Келли лучше. Думая об этом краем сознания, все свое внимание Вэй все-таки отдавал тому, что делает. Перебинтовывал рану, извлекал иглы, в чашу, трансфигурированную из засохшего, зачерствевшего за зиму, дубового листа, наколдовал воды, согрел, дал напиться… Потом только ответил.
- Сейчас около полуночи. Заполночь. – Выглянул наружу. Точнее он бы не сказал. Двух, похоже, еще не было. – Поспи немного, я покараулю.

+2

7

Беда была в том, что Дилан не хотел справляться. Он малодушно мечтал о тишине. Чтобы не жгло и не пекло в груди, чтобы не наливалась расплавленным чугуном голова, чтобы оставил его в покое этот неожиданно воскресший засранец Чан. Всегда ведь был занозой. Он лежал почти как полено, пока старый знакомый его лечил и бинтовал. Но действительно куда-то ушла боль, стало легче голове, потянуло в сон.
- Ты это специально да? - все-таки проворчал он, приподнимаясь и жадно глотая воду. - Сдох, но все равно ожил, чтобы мне досадить. Чан - голова-кочан.
Он лег обратно и теперь уже более ясно и осмысленно глядел на Вея.
- Бесполезно караулить, он к тебе не подойдет. Должен быть я. Или знак... Ты как здесь оказался? Откуда? Сможешь сделать так, чтобы я встал? Около полуночи... Еще два часа, - он посмотрел наверх, в темную пустоту этой то ли палатки, то ли непонятно чего, сооруженного Веем. Наверняка высмотрел в какой-нибудь книжке, вечно сидел, уткнувшись в них носом. Келли поймал себя на том, что продолжает думать о Чане, как о старом школьном приятеле, будто они опять подростки и не прошло после школы почти двадцати лет. Тогда можно было утащить у него книжку и спрятать в подземельях, отлупить, попытаться заманить в лес... Только учителям сдать нельзя, ябедничать нельзя, предавать нельзя. А взрослым можно? - Слушай, признайся, ты все-таки галлюцинация, а?

+3

8

Чан коротко улыбнулся – только зубы сверкнули в густой тени отросших волос. А глаз и вовсе не видно было. Ему нужно было, чтоб костер освещал раненого, а о том, что видит Дилан, он вовсе не заботился.
- Тебя покараулю, дурак… - вздохнул. У них с Келли приоритеты явно отличались. Дилану нужно было встретиться с кем-то. И забрать какое-то зелье. И еще – вот прямо сейчас выяснить, как это он, Чан Ли Вэй, оказался жив, вернувшись после гибели в пламени, как птица-феникс. Как будто это правда было важно сейчас. А ему, Вэю, нужно, чтоб Дилан был жив. И здоров. Долго жив и крепко здоров. И хорошо бы, если бы еще и когда-нибудь счастлив. Потому что тогда все имело бы смысл. И его существование, и эта встреча, и вся эта борьба со смертью на пределе возможностей. И еще потому, что оказывается, это очень здорово, когда есть кого назвать идиотом, треснуть по башке, есть с кем поговорить по душам, вспомнить школу, выпить по стаканчику или по кружечке. А чертова смерть все это обнуляет, будто крошки смахивает со стола.
- Я могу… - Он на миг запнулся, в самом деле, усомнившись, а может ли он? Семь лет без солнца, на скудном питании, почти без движения, уже почти на грани безумия, которое тоже истощает, и всего лишь сутки он на свободе. Сколько там внутри него еще силенок-то? Не ощущал он внутри себя ни горячей пульсации огня, ни неостановимой энергетики водной стихии, ни тугого урагана – одну пустоту он внутри себя ощущал, звонкую пустоту. На упрямстве, на одном только надо и должен он был способен на многое. Но вот сил, чтоб поделиться с раненым, чтоб правда чудом поставить его на ноги – нет, не было. – Я могу помочь тебе выжить. И поставить на ноги. Но не за один день. И не за один взмах палочки. Если попытаюсь обмануть твою природу, мы с тобой тут вместе ляжем и рядышком умрем. Так что лежи смирно, восстанавливайся. Мне это время тоже нужно. Creare!
Второй раз за этот вечер он создавал одеяло. Оно правда было нужно Дилану. Большого костра тут не развести, очень тепло не станет. А Дилану тепло совсем не лишнее, вон руки какие холодные. Только это одеяло не было похоже на то, которое он сделал для Аннет. Это было простым, верблюжей шерсти, почти армейским. Очень похожим на то, под каким он сам спал дома. Укрыв Дилана до самого подбородка, он потянулся пощупать его пульс – и не отнял руки.
- Я не призрак, - проговорил он мягко, миролюбиво, подхватывая интонации Дилана и незаметно замедляя темп речи. Это должно было успокоить его и помочь погрузить в сон.
- Тот пожар, я сам устроил его, чтоб скрыть, что стал оборотнем. Это вышло так глупо. Я решил пройтись по лесу пешком, когда мог и камином, и аппарировать. Хотел подумать в тишине. Ну вот и подумал, идиот. – Он показал свою руку, чуть поддернув вверх рукав. Чуть ниже локтя – рваный шрам. По этому шраму случившееся прочитывалось, как по книге. Выставил вперед левую руку, защищая от укуса шею. Правой - воспользовался палочку. Все было бы отлично, будь это собака или обычный волк. - Это было в июне шестьдесят четвертого. Я сам себя вылечил, ничего, все скрыл. А в начале июля подложил к себе в кровать неопознанный труп из магловского морга и перевернул свечу. Нельзя было оставаться в живых, понимаешь? Брат хотел работать в Министерстве, сестренка подрастала – кто бы её замуж взял с братом-оборотнем? Так что живой я, не ссы. И ты, пожалуйста, тоже будь живым, хорошо?

+2

9

- В 64-м, - повторил за ним Дилан и попытался усмехнуться. - А я в 74-м. Может, это ты меня, а? Чтоб не скучно было одному?
Это не был Чан, Келли хорошо знал того оборотня, который его цапнул, но по старой, неистребимой, еще школьной привычке продолжал подкалывать.
- Вот на кой ляд мне выживать, а? Ты себя видел? Краше в гроб кладут. Худой, обросший... А мне теперь только в Азкабан. Не хочу, лучше сдохнуть.
Хотя такие мысли возникали только когда он думал о будущем. Нет, лучше не думать, потому что сейчас, в настоящем, было почти хорошо - тепло, не больно и почему-то спокойно. Может, потому что не было нигде на горизонте Сивого и его псов. А если закрыть глаза и слушать только голос Вэя, то и правда покажется, что не было этих лет и они в школьном лазарете, куда загремели оба из-за очередной шалости. Зачинщиком, конечно, был Келли, Чан, как вещая пифия, предрекал неудачу, но тоже шел вместе с ним... Явь потихоньку мешалась со сном. Он засыпал в палатке, а просыпался то в стенах Хогвартса, то в своей старой квартире, куда почему-то нагрянул в гости умерший Вэй.
Глаза Келли теперь оставались закрытыми все дольше, а когда он поднимал веки, то, хоть и смотрел на Чана, вроде бы не видел его. Дыхание, поначалу прерывистое и беспокойное, становилось все тише, но не глубже, а как будто реже. Где-то через час он вообще перестал просыпаться и двигаться, даже замерли зрачки, беспокойно ходившие под закрытыми веками, а потом рука, которую держал Вэй, начала холодеть.

***

Чарльз бродил в окрестностях Хогвартса уже около полутора часов. Сначала по территории школы, потом все дальше выходя за ее пределы.  Он так делал все время, пока был здесь, чтобы не внушать подозрений. Перешучивался с дежурными преподавателями про бессонницу и ненормированный министерский рабочий день, а сам чутко прислушивался к происходящему. За это время он успел наведаться и к водяному народу (без особой пользы), и к кентаврам. Так что формально его обязанности были выполнены. Но оставалась еще одна, которую он назначил себе сам - встреча с одним из связных, который жил в стае Фенрира Сивого. Дэвисон был очень осторожен, как может быть осторожен опытный охотник, имеющий дело с опасными хищниками. Связных на самом деле было двое, но только одному из них он доверял безоговорочно. Второй, более мягкий и слабовольный, о существовании напарника не знал. На каждой новой встрече Чарльз понимал, что Дилан Келли все ближе и ближе к опасной черте, но видеться с ним чаще, не вызывая подозрений, не мог.
На эту встречу он шел без особых предчувствий, однако прошло уже часа три после полуночи, а Дилан все не появлялся, хотя обычно приходил в самом начале назначенного срока. Пару раз, где-то на границе восприятия, Чарльз почувствовал оборотней, которые, видимо, патрулировали лес, но сразу же ушел в сторону - оборотни были чужими. Даже звери будто затихли и стали осторожнее.

+1

10

Час покоя, хотя бы час – вот что нужно было им обоим. Келли – чтоб организм пришел в себя после столь радикального вмешательства, Вэю – восстановить силы после колдовства. Вот уже который раз он никак не мог обойтись минимумом. Минимум того, что он должен был сделать, оказывался максимумом его возможностей. Прежде с ним такого не было, он колдовал, даже не задумываясь о том, сколько там сил еще у него осталось. А сейчас простая вроде как операция, а у него снова колотится сердце, будто он разгрузил вагон кирпичей. Ну а как? Если бы нужно было одно простое заклинание, типа «Будь здоров!» или «Встань и иди!» - это было бы просто замечательно. Но тут надо и диагностировать, и убрать одержу, и счистить грязь, и дезинфицировать, и воспаление снимать…
Дурень-Келли еще и добавил сверх того своей шуточкой. В другое время Вэй вообще не стал бы внимания обращать  или же отшутился бы. Сейчас же его просто накрыло смешанным чувством тошноты и гнева. Не настолько тошноты, чтоб правда стошнило, и не настолько гнева, чтоб захотеть снова дать в лоб. Но настолько, чтоб нужно было приложить усилие, чтоб справиться с этим.
- Рот закрой, доходяга. Нужен ты им там в Азкабане…
Отдохну и отнесу его к Аннет. И потом уже – за птахой… Аннет присмотрит за ним. Она не откажет, у неё доброе сердце...
Раненый успокаивался. Чуть потеплели его руки. Выровнялись дыхание и пульс. Кажется, можно было выдохнуть и закрыть глаза хоть на минуту. Вэй и правда был уверен, что всего на минуту. Но когда открыл их, звуки вокруг были другими, будто он пропустил не менее получаса, а то и все полтора, а рука Келли была холодна, и дыхание отсутствовало как факт.
Это было как мгновенное отрезвление, только выветрился не алкоголь, а усталость.
- Aerexta! Fibrillatium Sanguis! – По лицу умирающего прошла едва заметная дрожь, сердце под чуткой рукой чуть вздрогнуло – более чем достаточно, чтоб это еще была жизнь. Чтоб было что зафиксировать в стазисе. - Immutabilis!
Следующим заклинанием должна была стать аппарация в больницу. Но кровь стучала уже в ушах, мешая сосредоточиться, и пальцы едва удерживали волшебную палочку. Одно неверное движение, одна лишняя мысль – и оба они прибудут в Мунго по частям.
- Пять минут. И ты поедешь в больницу. Только попробуй до тех пор помереть, скотина!
В эту минуту Вэй отчаянно сожалел, что послушался Дилана и не отправил его в больницу сразу. Идиот, понадеялся на свои силы. Поверил, что все еще может спасать жизни. Что сможет спасти хотя бы одну – эту. Он взвыл бы от душевной боли, от отчаяния, от горя, но даже для этого нужны были силы.

Заклинания

Fibrillatium Sanguis Активизирует работу сердца, усиливает кровоток. Способно запустить остановившееся сердце.

Aerexta (лат. aero - "воздух" exta - "внутреннее" в медицинском значении)
Наполняет легкие пациента воздухом. Используется для проведения искусственного дыхания и для поддержания дыхания пациента, неспособного дышать самостоятельно. Входит в базовый курс подготовки сотрудников силовых структур.

Immutabilis - Заклинание стазиса. Накрывает пациента прозрачным опалесцирующим куполом. Позволяет выгадать время, чтобы успеть транспортировать пациента в тяжелом состоянии до больницы для оказания квалифицированной помощи.

+1

11

Час. Два часа. И ничего. Ни-че-го. Чарльз умел ждать, умел часами слушать то, что обычные люди называют тишиной, но что на самом деле наполнено тысячей звуков. Вот и теперь он сел у подножия высокой ели, где рыжие старые иглы образовали густой ковер, прислонился спиной к стволу, прикрыл глаза и замер.
Тихие лесные звуки Чарльз читал легко. Вот охотится сова. В стороне хрустнула ветка - прошел оборотень-наблюдатель, по счастью, Дэвисон сидел с подветренной стороны, и тот его не заметил. Пробежала лиса. Каркнула ворона. Дэвисон поднял голову, прислушиваясь. Каркнула еще раз, а потом зашлась в пронзительном крике - беспокойно, предупреждающе. Он поднялся и неторопливо, стараясь ступать бесшумно, углубился еще дальше в лес.
Он не мог бы сказать точно, что заметил первым - отсвет огня в чаще или ударившее по вискам отчаяние, почти истерику. Эмоции были настолько сильные, что почти глушили ощущение второго существа рядом.
Дэвисон особо не раздумывал, пошел вперед, но теперь тяжелыми шагами, вроде как даже запнулся и выругался, давая понять, что идет, не скрываясь. Огонь гаснувшего костерка был виден через небольшой проем в странном сооружении, отдаленно напоминающем палатку. Чарльз зажал в руке палочку и заглянул в отверстие.
- Эй, есть кто? Добрые люди, Хогвартс в какой стороне? А то я тут заблудился малость.
Вблизи он отчетливо понял, что рядом оборотни, оба и второй был ему знаком. В полумраке посверкивал отраженными отблесками перламутровый купол и Дэвисон насторожился.
- Случилось что?

+2

12

Звук шагов Чан услышал – идущий не таился. Возможно, был совершенно уверен в своих силах и не привык опасаться. Тогда это плохо. Возможно, просто дурак… Хотя это тоже не хорошо. И еще он вдруг вспомнил – Келли ждал кого-то в два часа после полуночи.
Чан сел между костерком и раненым, прикрывая его. Защитник он был сейчас так себе, еще хуже, чем лекарь. Но иначе все равно не мог.
Дурак… - подумалось ему, когда незнакомец спросил про Хогвартс. Вот кто ночами в лесу шатается в поисках Хогвартса? Кто вообще в здравом уме шляется сейчас ночами по лесам? Ну, кроме оборотней, конечно. Это настолько глупо, что не может быть правдой. Значит, все-таки последнее.
Это давало немного надежды. Потому что если он вел с Келли какие-то дела, то наверняка имеет к нему хотя бы шкурный интерес. Да и морда лица у него была вполне приличная, как у честных людей, а не у отъявленных негодяев.
- Остановка сердца. Еще можно спасти, если…
Если отправить в больницу, да. Пусть даже очевидно, что на этом проблемы Келли не закончатся, а начнутся. Но будут-то они у живого. Впрочем, - Чан горько усмехнулся, - проблемы начнутся и у того, кто доставит его в больницу. Вот ему, Чану, терять нечего. Ему вообще наплевать теперь очень на многое с высоченной Астрономической башни. Но этот Человек-С-Зельем-Которое-Надо-Забрать, ему-то точно есть что терять. Он даже не оборотень.
- Послушай. Ты можешь найти человека? Дафна Мюррей. Когда-то её звали так. Это лекарь из Мунго… - и не сказал «когда-то была». Если Дафна еще жива, если с ней все нормально, она по-прежнему лекарь. У неё может быть другая фамилия, может быть муж и куча детей, может быть она не похожа на саму себя, но если она жива, она может быть только медиком. – Она лекарь от бога. Она не выдаст. Не надо ставить на уши всю больницу, просто найди её. Она сможет его вылечить. Ты сможешь сделать это быстро? Найти её за двенадцать минут – можешь? Тогда забирай его и валите отсюда. У него мало времени.

+1

13

- Ну-ка пропусти, - Чарльз протиснулся внутрь, отодвигая плечом незнакомца, и люмосом осветил лицо больного. Все-таки Келли. Так...
- Ты его три минуты назад отправил в стазис? Медик, значит... Сам чего недолечил? Или в Мунго не спровадил?
Дэвисон вопросы задавал коротко и быстро, понимая, что времени и правда у них немного. Но слишком уж странной была ситуация. Перед ним оборотень, но с палочкой. От Дилана Дэвисон знал, что Фенрир старается палочки у членов своей стаи отбирать. Значит, одиночка? А кто тогда ранил Келли? Причем ранил недавно, ведь до места встречи он как-то добрался же? То есть дошел, на него кто-то напал, ранил, а потом в середине ночи чудесным образом появился тут этот то ли китаец, то ли кореец, Мерлин его разберет, и вместо того, чтобы сразу аппарировать в Мунго, начал спасать сам, понимая, что спасти не может... И медик ему, видите ли, нужен не любой, а беглый авроратский. Охотникам случалось бывать на вызовах вместе с домповцами, поэтому Мюррей Дэвисон знал. А еще его мучило то, что парня этого он тоже вроде как где-то видел. Вот только где?
- Только Мюррей тебе, да? Больше никто не подойдет? Я бы и рад, да не могу, - он развел руками, внимательно следя за выражением лица незнакомца. - Что ж ты, знаешь ее, а где она, понятия не имеешь? Мисс Мюррей - колдомедик в аврорате. Была. До недавнего времени. А сейчас в бегах, выкрала из аврората важные документы и сбежала с изменниками родины. Так что мне-то откуда знать, где она, я - человек законопослушный.
По-хорошему, нужно было отправлять Келли в Мунго, а этого китайца вырубить, связать, а потом допросить. Останавливало одно, отчаяние его и боль были неподдельными.
- Парень, а не ты часом его завалил, а?

+2

14

Вэй промолчал. Почему не долечил – не тот вопрос, который сейчас имеет значение. И почему не отправил в Мунго – тоже. Будет иметь значение, если Келли помрет и начнут разбирать, отчего помер и можно ли было спасти. Насколько он успел понять, благополучие оборотней в этом мире по-прежнему мало кого заботило, и вряд ли кто-то стал бы выяснять, отчего умер тот или другой оборотень. Но если бы стали, то тогда бы и спросили – почему, и он бы ответил. А теперь лишь чувство вины ощутил и отпустил. Не до этих чувств сейчас.
И даже не до теплых, которые тоже чуть вспыхнули и загасли до поры. Мисс Мюррей – выходит, не замужем. Колдомедик в аврорате – значит, все верно, он не ошибся в ней, мир не перевернулся. Мир перевернулся мгновением позже, и то не надолго. Чан озадаченно нахмурился – мисс Мюррей что-то выкрала и сбежала? Это что за дела должны были твориться, чтоб Дафна что-то выкрала и сбежала?
- Законопослушные люди сейчас по постелям лежат и десятый сон смотрят, а ты хрен с горы… - проворчал он себе под нос, не заботясь о том, чтоб поберечь слух и чувства незнакомца. – Ты оборотням какие-то зелья носишь и свиданки в интимное время назначаешь.
Но и это было не важно. Кто такой этот волшебник – не важно. Важно, чтоб он помог Келли. Что для этого сделать, Чан не знал. Попросить? Так он вроде как попробовал. Умолять? Угрожать? Попробовать сторговаться? Секунды бежали быстрее мыслей. Вот и десять минут у Келли осталось…
Вэй не успел ничего придумать, потому что – нет, он в самом деле это спросил? Ему не послышалось? Они с Келли что, родственники? Тут даже гнева не родилось, как в прошлый раз, когда так же спросил Дилан. Просто усталость навалилась на плечи, почти придавила к земле.
- Конечно, я, кто же еще? – проговорил тихо и устало. – Тут же больше некому на десять миль вокруг, сплошь спокойные места. Если от тебя нет толку, то иди-ка, законопослушный человек, в свой Хогвартс. Отсюда по прямой на юго-запад.
Он зря потратил время на пустой разговор. Аппарировать надо, сейчас. Ну оторвет ему конечность-другую, ну размажет между Лондоном и Хогсмидом, как джем по гренке – все лучше, чем просто отсчитывать тут минуты и пререкаться с незнакомцами.

Отредактировано Chang Li Wei (2019-10-07 01:44:42)

+2

15

Фраза про зелье и встречу с оборотнем решила дело.
- Вот жеж ревнивый какой, не переживай, я и тебе могу свидание назначить, я не жадный. Вот только с приятелем твоим разберусь, - и в Чана полетели невербальные Incarcerous и Silencio. - Ты меня тут подожди, а как вернусь - поговорим по душам, прежде чем я пойду... Куда там ты меня послал? По прямой на юго-запад?
Дэвисон удостоверился, что связанный находится достаточно далеко от затухающего костра и одежда на нем не загорится, спрятал его палочку во внутренний карман своей куртки, а затем взял Дилана за руку и аппарировал.

Дэвисона не было около получаса. Вернулся он хмурый и чем-то озабоченный, и первым делом обыскал Чана. Улов был не богат - магловский паспорт, давно просроченные водительские права, карандаш и газетный листок.
- Значит, Чан Ли Вэй. Маглорожденный, что ли? А читаешь ты что? - он развернул аккуратно сложенную страницу газеты с объявлениями и рекламой. - Работа... Потерялась собака... Познакомлюсь с симпатичной брюнеткой для серьезных отношений...  Не густо.
Дэвисон проверил чужую палочку - последние десять заклятий были лечебными или связанными с трансфигурацией. Что ж, вполне логично - вряд ли в этом лесу было одеяло, палатка и бинты.
Чарльз положил документы рядом с парнем, трансфигурировал из веточек пару складных табуретов и сел на один из них.
- Сейчас я тебе верну возможность говорить и двигаться. Только давай-ка без глупостей, твоя палочка пока останется у меня. Finita. Relashio. Ты кто такой и что тут делал?

Заклинания

*Incarcerous - P (лат. carcer – «тюрьма, темница»; получаем нечто вроде «опутанный, плененный»)
Создает полупрозрачные веревки "из тонкого воздуха" (толщина зависит от желания кастующего), связывающие жертву. Освободить жертву можно с помощью заклятий relashio или emancipare. Режущие заклятья не помогут.

*Silencio - P, F (лат. silentium – «безмолвие, молчание»; silens – «тихий, безмолвный»)
Лишает жертву голоса, предположительно - воздействуя на речевой / голосовой аппарат. Не позволяет издать ни звука. Последствия долгого нахождения под действием этого заклятья лечатся с помощью колдомедиков.

+2

16

Ярость! Вспышка первобытной, ничем не разбавленной ярости. Едва Вэй понял, что попался, что его просто взяли и спеленали как младенчика, да еще и рот заткнули, у него даже в глазах потемнело. И ведь нечего жаловаться, будто не сам был беспечен с незнакомцем. От этого злости совсем не уменьшилось, наоборот. Взглядом, которым он одарил противника, можно было резать на кусочки. Впрочем, злость отнимала силы и мешала сосредоточиться, Вэю пришлось усилием воли рассеять её, погасить, приручить. Все равно его участие в жизни Келли закончилось так же внезапно, как и началось. Он может злиться, плакать, может снова строить в голове воздушные замки, но он уже не может ничего изменить в том, что предначертано Дилану Келли. А значит, нужно просто отпустить это из сердца, как птицу в небо.
Оставшись один в тишине, Вэй очень попытался освободиться. Знал, что не получится, но должен был попытаться. Не получилось, конечно же. Лежать на мерзлой земле было холодно, а до настила, что он приготовил для Дилана, было дальше, чем от Лондона до Нью-Йорка. Вэй попытался сесть, но почувствовал, что запросто может задеть плечом или ногой жерди и уронить их – и оставил попытки. Оказаться погребенным под собственной курткой и заживо сгореть, на этот раз по-настоящему, было бы очень глупо. Он чуть повернулся, чтоб оказаться поближе к огню, а потом, согрев один бок, повернулся другим. Костер потихоньку прогорал, Чан соображал, что же ему делать, если незнакомец не вернется. Да он был совершенно уверен, что тот не вернется – зачем ему?
Но тот вернулся. Ярости в Чане уже не было. Было зудящее раздражение. Оно не стало ни больше, ни меньше, когда его скудные вещи подверглись бесцеремонному обыску. Оно не пропало, когда Чан снова смог двигаться и говорить. Он сел, расправил затекшие плечи. С брезгливостью коснулся своей рубашки, липкой и мокрой от прошлогодней сгнившей листвы, и убрал руку: отчищать там надо было все, включая кожу под рубашкой.
Он бы остался сидеть на земле, просто из протеста, из упрямства, из жалкой гордости, от которой и так остались одни обломки. Но холодно, как же холодно было на земле. Вэй поднялся, и старательно скрывая дрожь, сел на предложенный табурет. И ответил не сразу – голос все равно выдавал, как же он замерз, хотя и звучал слишком дерзко для такого-то оборванца.
- Ты знаешь мое имя, - он взглядом указал на свой паспорт. – Знаешь, кто я. Знаешь, что я здесь делал. Хочешь знать больше, верни палочку.
Спокойно взглянул в глаза. Ну и что, что зуб на зуб не попадает. Ну и что, что убить его – простая задачка даже для ребенка. Ну и что, что у него в волосах разложившиеся останки прошлогодней листвы, а грязь отваливается от рубашки комками. Все равно разговаривать он будет только на равных.

Отредактировано Chang Li Wei (2019-10-07 23:03:10)

+2

17

От восточных людей Чарльз не ждал ничего хорошего. Знавал он одного японца, который, выполняя задание своего нанимателя, не уложился в положенные три дня и вспорол себе живот. Ну не идиот ли, а? Где три дня, там и неделя. Вот и этот - гнев, гордыня, тут и до человекоубийвства недалеко. Нет уж, дырка ему от пончика, а не палочка.
- Палочку я тебе пока не отдам, но и своей у тебя перед носом махать не буду, - Дэвисон наложил на палатку заклинание, не позволяющее подслушать их снаружи и спрятал палочку за пазуху, а потом пошевелил остатки костерка и подкинул туда веток. - Я тебе объясню почему и ты согласишься, что так же поступил бы на моем месте. Знаю я о тебе не так уж много. Ты волшебник, имеющий навыки в колдомедицине и знающий мир маглов. Машину редко кто из нас умеет водить. Ты был заключенным, но вышел, - Чарльз кивком указал на запястья Чана. - А может сбежал. И вот такого парня я встречаю ночью в лесу рядом с тяжелораненым, которого я рассчитывал застать живым и здоровым, - Дэвисон говорил спокойно и размеренно, глядя своему собеседнику прямо в глаза. - Более того, оказывается он кое-что сказал тебе. Например, то, что он оборотень и что он ждет человека, который должен принести ему некое зелье. Что за приступ откровенности у него вдруг случился?

+1

18

Чан не возразил, не стал торговаться и требовать, но взгляд его не смягчился. Он все еще был очень зол, только злость эта вся была внутри него, грела и поддерживала не выплескиваясь наружу. Пару минут он всерьез раздумывал, имеет ли смысл садануть сейчас ногой по табуретке, на которой сидел этот мужик. Шансы опрокинуть его на землю и повалять как следует были довольно высоки, но что дальше? Убивать его все равно Чан не станет, не настолько он кровожаден, как о нем думают эти двое. Потратить силы ради сомнительно удовольствия еще разок поваляться в грязи и помять эту сытую чистую тушку – спасибо, не надо. Вероятность сломать палочку так же высока, как и отнять её. Мерлин с ним, пусть сидит себе, спрашивает. Получить по щам еще успеет.
Следуя за взглядом незнакомца, Вэй посмотрел на свои запястья и, поморщившись, одернул манжеты рубахи. Чтоб залечить эти шрамы, нужно гораздо больше сил, чем для оказания экстренной помощи. У него на это нет ни энергии, ни времени, ни особого желания. Но однажды заняться этим придется, иначе, он никогда не будет снова принят в общество волшебников. Ему самому противно на это смотреть.
- Его рана уже успела загноиться. Он был голоден и истощен. Он уже беседовал с призраками и обнимался с прабабушкой. Я лишь немного продлил его мучения. За это время он сказал много разных слов, я что-то мог и пропустить, извини, был занят. Он вообще всегда горазд был болтать всякие глупости. Но про зелье он повторил несколько раз. Вообще, мне все равно, чем ты их спаиваешь и для чего. Если ты посреди ночи пришел сюда, значит, он тебе зачем-то очень нужен – вот все, что важно. Ты смог его спасти? Он жив? Он в хороших руках? Просто ответь, отдай палочку и я пойду.
Но от костра было тепло, а земля была под ногами, а не под спиной – и это уже давало ощущение некоторого комфорта. Силы возвращались не быстро, но ощутимо. Если он сейчас встанет и пойдет, а особенно если вдруг получит обратно свою волшебную палочку, опять ведь придется накладывать одно заклинание за другим: отчистить всю одежду, разобрать вигвам, согреться, наконец… Так что вариант еще на какое-то время остаться тут был не самым худшим.

+1

19

- Когда я оставил его колдомедикам, он был еще жив, но очень плох. Они не уверены, что смогут его спасти, - не кривя душой ответил Дэвисон. - Как видишь, я с тобой честен. А ты юлишь. Слов много - толку чуть. Нет, так не пойдет, - он покачал головой. - Я понимаю, что беседы со мной в промозглом ночном лесу - это мечта любого. Но на тот случай, если у тебя другие идеи и ты хочешь поскорее вернуть себе палочку, предлагаю поговорить более конструктивно. Фраза "Он всегда был горазд болтать глупости" означает, что ты его знал, так? Откуда? Как давно?
Злость и раздражение были слишком понятны и неопределенны, на месте Вэя злился бы любой - и неважно, на чьей он был стороне. В какой-то момент Чарльзу вдруг захотелось вышибить из-под парня табурет. Поскольку Дэвисон особых отрицательных чувств по отношению к нему не испытывал, это, видимо, было отражением чувств самого Вэя. Вот нервная молодежь пошла. Подумаешь, полежал немного на земле, подумал о вечном... А вот о Дилан он горевал искренне. Может, все-таки приятель по стае Фенрира?
- Я - человек упорный, поэтому задавать одни и те же вопросы могу очень долго. Добавлю в копилку еще парочку. Почему тебе нужен был именно авроратский колдомедик и почему ты спросил о ней у меня. Ты знаешь меня? Кстати, и твое лицо мне знакомо, где я мог тебя видеть?

0

20

Чан с досадой отвел взгляд: до чего настырный парень, давно его ногами не били, видать. Как-то так же вели себя представители власти, что следователь из аврората, разбиравший его дело, что помощник инспектора, с которым ему порой приходилось сотрудничать в Кинлоке. Те тоже цеплялись к каким-то мелочам и начинали вокруг них танцы с бубнами. В результате как правило выходила объемная иллюстрация к поговорке «Увяз коготок – всей птичке пропасть».
Пропадать Чану было не впервой. Даже и интересно, что еще можно с него взять – теперь-то, когда даже волшебную палочку отняли. Келли – тот тоже явно увяз крепко, хотя и непонятно, в чем именно. Так что обоим терять уже было нечего. А вот Дафну еще можно спасти, знать бы только, от чего.
- Мы просто вместе учились. Все трое. Только и всего.
Ох, далеко не только. Но даже и захоти он рассказать кому-то все подробности их отношений с самого первого курса, не то, что ночи, трех дней не хватит.
- Келли спал от меня через проход, все семь лет. Если б пришлось остаться там еще и на восьмой, я бы застрелился.
Вэй поморщился. Да, точно, с инспекторами и следователями так не разговаривают, им подавай все в граммах и минутах. Конкретные слова, точные выражения и никаких переносных смыслов. Он повел плечами и сменил тон, заговорив с легким кинлокским акцентом:
- Пиши, начальник. Знаком с Диланом Келли двадцать пять лет. После выпуска не общались. Сегодня встретились случайно без предварительной договоренности. Обнаружил я его около двух часов назад, вот на этом самом месте…
Коротко, сжато, будто диктовал в историю болезни, описал состояние Келли. Не жилец, - подумал снова. - Скотина упрямая… И задавил раздражением горе.
- С мисс Мюррей знаком те же двадцать пять лет. После выпуска вместе стажировались в Мунго. После шестьдесят четвертого года не виделись ни разу, в переписке не состояли. Я понятия не имел, что она работает в аврорате. Мисс Мюррей не знает, что я жив. Я вспомнил о ней, потому что знаю её как толкового профессионала. И предположил, что она не навредила бы Келли по старой памяти. Оснований для уверенности у меня нет. Я ответил на все вопросы? Ах, да, лицо.
Он оперся локтями о колени и чуть наклонился вперед, уставившись на незнакомца и заодно давая себя получше рассмотреть в свете костра.
- Нет, я впервые тебя вижу. Хотя не уверен. У тебя довольно заурядная физиономия для этих мест. Но вот таких, как я, тут мало. Если ты знаешь мое имя и не можешь меня вспомнить, возможно, ты видел не меня.

Отредактировано Chang Li Wei (2019-10-08 23:59:24)

+1

21

Теперь правда. Это ни с чем не сравнимое ощущение. Особенно если собеседник до этого стремился истину скрыть. Облегчение, спокойствие  - даже если эта самая правда губительна - и опустошение. Однокурсники, значит. Вот так все просто и незамысловато. Бродили-бродили где-то двадцать лет, а потом встретились, причем именно сегодня. Ну что ж... Чего только не бывает на свете.
- Ты же не у хитов и не в аврорате, а я протокол не пишу, - негромко проговорил Чарльз.
В тоне Чана был тот еле заметный сарказм, который только и остается загнанному в угол человеку, если он не хочет уподобляться зверю и нападать. Чан не хотел. Это Дэвисон чувствовал определенно.  Желал бы, но разумом не хотел, тонкой и прочной сеткой самоконтроля скрепляя слишком сильные эмоции и агрессию. Да, он был оборотнем, их ни с кем не спутаешь, тем более на таком расстоянии. Но хотел оставаться человеком.
- Я тебе верю, - кивнул Дэвисон. - И теперь прошу, чтобы ты мне помог. Попробуй вспомнить, что сказал тебе Келли. Это важно.
Он продолжал всматриваться в лицо Чана и после короткой паузы медленно проговорил, будто с трудом вспоминая.
- Был такой случай в министерстве несколько лет назад - пришел и сдался незарегистрированный оборотень. Бродил сколько-то лет по магловским поселениям, а потом случайно кого-то убил. Про это много тогда говорили, я даже на суд пришел, - он все еще пристально смотрел на Вэя. - Вот только он вроде еще сидеть должен.

Отредактировано Charles Davison (2019-10-09 00:20:01)

+2

22

И снова можно было взбрыкнуть, поторговаться, отпустить пару едких комментариев - но зачем? Все это быстро промелькнуло в мыслях и тут же было забыто. В самом деле, что же он говорил? Не все же бредил. Вспомнить, выстроить в ряд, осмыслить… Возможно, это были последние слова Дилана Келли под этим небом. Чан чуть прикрыл глаза, снова в мыслях повторяя свои действия, чтоб вспомнить, что он в это время слышал.
- Говорил, ему нельзя в больницу, он вне закона. Говорил, не ходить к Фенриру, потому что тот отнимет палочку…
Аннет ведь тоже что-то такое говорила…
- Надо встретиться с человеком и забрать зелье. Это, выходит, про тебя? Про меня говорил тоже, ерунду всякую.
И было что-то ещё, он это упустил, помнит, что было что-то, но не помнит, что именно. Снова, с самого начала, от момента, когда уложил раненого на трансфигурированный из палой листвы и мха настил. Срезал обрывки рубахи… Вот! Там был какой-то листочек. Вэй оглянулся туда, где кучкой лежали лоскуты. Бумажка была под ними, немного испачкалась. Он потянулся за ней, чуть приподнявшись с табурета.
И тут - отзвук прошлого, что там отзвук - грохот колесницы времени. Чан медленно выпрямился. Все чувства, весь этот адский клубок змей, с которым он уже привык жить, вмиг оказались за высоченным непроницаемым забором - ничего, пустота, мертвенная тишина в груди. Слишком, неподъёмно много всего для одного короткого вечера. Встреча со старым другом - и то, как его жизнь ускользнула между его неловких пальцев, странные известия о Дафне, отнятая палочка… И вот теперь: его вспомнили, его узнали - сам нарвался, идиот, единственный и неповторимый, с так его незаурядным лицом, которое не забудешь
Что бы там ни полыхнуло внутри, гнев ли, страх ли, а может быть, горькое сожаление о собственной дурости - Чан даже не понял. Еще бы одно сильное чувство - и его бы просто разорвало бы, как переполненный вином старый бурдюк. Он только дыхание затаил и замер, пытаясь сообразить опасно ли это - даже не ему, тем, кого он так отчаянно пытался когда-то защитить. Что теперь? Его посадят на крючок, как Дилана на зелье? И чего потребуют?
Мгновения оцепенения прошли, сквозь стену стал просачиваться гнев. Но на лице он не отразился. Лицо было спокойно, с лёгкой улыбкой. Он медленно кивнул, не сводя глаз с собеседника.
- Его выгнали за плохое поведение. Такие, как он, нигде долго не задерживаются. - Он грубо сунул листочек в руки незнакомца. - У меня мало времени. Возвращай палочку - и разойдемся.

+2

23

Угадал. Попал в самую точку, причем в болевую. Особого удовлетворения это не принесло - страх, тоска, отчаяние, гнев - Мерлин знает, что еще было намешано в душе у этого оборотня. Ощущение было такое, будто китаец плеснул в него ушатом кипятка, даже дыхание перехватило. Дэвисон глубоко вздохнул, выравнивая дыхание.
- Спокойно, спокойно, парень, я не ловить тебя пришел.
Он встречал иногда бывших заключенных из Азкабана. По-хорошему, им бы всем реабилитацию нужно было устраивать. Годами их эмоциями питались дементоры: ты еще до дела не порадовался или не разозлился, а они уже слетелись, как пчелы на мед, и собрали все вкусное. Поэтому если они не сходили с ума еще в тюрьме. то нередко это случалось сразу по выходе в обычный мир, где почти невозможно было совладать с захлестывающими чувствами. Этот парень еще неплохо справлялся, видимо, потому что был в заключении недолго. Хотя... Когда был суд? Лет семь-восемь назад? В Азкабане, наверное, и год покажется вечностью.
- Сядь, - Дэвисон перехватил запястье Чана, сжал и потянул вниз. Этот телесный контакт был нужен, чтобы немного успокоить, в таком состоянии разговаривать с ним было почти невозможно. Возникало ощущение, что еще немного, и парень набросится на него, чтобы вернуть себе палочку и сбежать куда глаза глядят.
- Куда ты торопишься? К Фенриру? Так Дилан прав, дерьмовое место.  У Сивого одна задача, оскотинить любого оборотня, который попадает к нему в стаю. Заметь, не в деревню, не в поселение, а именно в стаю. Чтобы вообще забыли, что они люди, а оборотень - не вид и не раса, а болезнь, от которой рано или поздно найдут лекарство. Аконитовое зелье ведь изобрели. Ты думал какие я ему зелья носил? Наркотики, что ли? - Дэвисон усмехнулся. - Нет, именно аконит. Он же в министерстве давно уже не появлялся, а зелье полагается только тем, кто на учете стоит. Ты, надо полагать, тоже на вольных хлебах, а?
Бумажку он у Чана взял и сунул в карман, отвлекаться и терять концентрацию пока было нельзя.

Отредактировано Charles Davison (2019-10-13 15:39:40)

+2

24

В чем бы ни измерялось время, в минутах, во вдохах и выдохах или словах, оно вышло на финишную прямую. Еще чуть: секунда, чувство, слово - и он бы ударил. Скорее всего, ногой, потому что получил некоторое преимущество в положении. И уж точно бить-то пришлось бы насмерть, потому что не в том он был состоянии, чтоб давать противнику хоть малейший шанс. Тот был выше, крепче, здоровее, сыт и бодр, а у него пустота в голове звенела от усталости и голода и был безбожно сбит режим сна.
А тут касание к запястью - будто собаку за загривок поймали. А потом еще и погладили: не вид и не раса, а болезнь. То, что он годами в голове держал вопреки всему, то, что было его опорой. Он зверь лишь двенадцать ночей в году… Остальные триста пятьдесят три он человек.
Руку не вырвал, аккуратно высвободил. Медленно опустился обратно на табурет, повторяя про себя услышанное, чтоб убедиться - да, он это услышал, правда.
-Аконит… - проговорил растерянно. И сначала несмело, а потом широко и счастливо улыбнулся. Левой рукой сжал виски, пряча глаза за ладонью. Не потому что плакал, потому что мог заплакать. Не ощущал ничего сейчас, пустоту одну, но понимал, что где-то тут, где-то у него вокруг сердца снова расправляет крылья то самое осторожное, неяркое, под слоем пепла, теплое счастье. Оно согреет его чуть позже. - Значит, все-таки аконит…
Он же думал об этом, испытывал на себе! Сообразил, что если инфекция воздействует на нервную систему, то бить надо именно туда, отсекать болячку там. И аконит был в числе тех трав, что он использовал. Но если дозировка была мала, она не действовала, обнулялась при превращении. А стоило увеличить дозу настолько, чтоб организм оборотня подчинился её действию, как организм человека не выдерживал. Постояв на краю гибели пару раз, Чан отметил в дневнике неуспешность эксперимента и продолжил поиски. Да, он понимал, что магические ингредиенты могли бы сбалансировать действие яда, но их-то у него и не было.
Отняв руку от лица, посмотрел на собеседника посветлевшим взглядом. Ему очень хотелось попросить его - дай посмотреть! Что там? Что в составе? Да он бы душу продал и пару перерождений, только бы узнать это. И хрен с ним, с остальной его дурной жизнью. Но вместо того, чтоб попросить об этом, сказал другое:
-Кто ты такой? - и голос прозвучал уже вполне миролюбиво.

+1

25

Внутри отпустило, это означало, что собеседник если не начал ему доверять, то, по крайней мере, уже не хочет мчаться вот прямо сейчас куда глаза глядят.
- Надо ответить как ты. Назвать имя и все - сиди, счастливчик, думай, что делать с этим знанием. Дикий ты и пуганый. Меня зовут Чарльз Дэвисон. Я охотник. Только не подрывайся с места и не беги - палатку уронишь и мы полчаса будем из нее выпутываться. Если бы я за тобой шел, то уже бы доставил в Министерство в счастливом предвкушении премиальных.
Чарльз зевнул, а потом порылся в необъятных карманах и достал небольшой с виду термос и что-то завернутое в фольгу.
- Полночи тут из-за твоего помиранца блукаю. Спать хочу и есть. Будешь?
Не дожидаясь ответа на вопрос, Дэвисон вытащил из свертка два правильных охотничьих бутерброда - одновременно с маслом, сыром, ветчиной и зеленью - и один протянул Вэю. А потом наколдовал кружку и плеснул в нее из термоса. Из кружки потянулся вверх горячий пар и в палатке запахло крепким хорошо сваренным кофе.
- Держи. А ты, значит, про аконитовое зелье не знал? Его изобрели пару лет назад. Трансформацию оно не предотвращает, но позволяет полностью себя контролировать, сохраняет в волчьем облике человечьи мозги. Теперь твоя очередь. Что ты делал в этом лесу, если не состоишь в фенрировой стае?

+2

26

Пахнуло не просто едой - вкусной едой. Так, что под челюстью свело. Что сразу вспомнилось все лучшее в этом мире - домашние завтраки, перекусы в больнице, завернутые в вощеную бумагу сэндвичи, что давала ему с собой хозяйка дома в Кинлоке. А потом еще и кофе. Кофе он не пил, кажется, тысячу лет. Вдохнул аромат - с ума сойти!
Даже руки не протянул. Ни к бутерброду, ни к кофе. Качнул головой, сдержанно, без злости, без демонстративности, отказываясь. Не еду он возьмет из этих рук.
- Благодарю. Ты знаешь, что мне нужно, я в третий раз повторять не стану. - Короткая доброжелательная усмешка. Ни бить он этого охотника пока не станет, ни убегать от него. Но отношения у них сейчас - победитель и побежденный, это вполне допускает разговоры, но совместной трапезы - нет.
- Нет, я не знал про зелье. Меня лишь вчера выпустили… - бросил взгляд на выход из вигвама, за ним была все та же беспросветная ночь. - Позавчера вечером. Отправили в распоряжение Фенрира, я еще не успел до него дойти.
Вообще, судя по тому, что он успел услышать о Фенрире за эти сутки, ему надо просто сделать разворот и продолжить путь в любом направлении, отличном от указанного. Но подумать об этом он еще не успел. Сравнить риски, взвесить шансы. Он не знает, наложены ли на него следящие чары, не знает, ведется ли учет оборотней, направленных на усиление отряда. От слова “стая” его передергивало. Если он сможет вернуть себе волшебную палочку - это будет один расклад, если нет - совершенно другой. И если здесь в самом деле нужен лекарь, то отсюда он, пожалуй, не уйдет, хоть с палочкой, хоть без.
- Я не знаю, считаются ли такие хлеба вольными. Насколько я успел понять, Фенрир и его люди - скорее негласно поддерживаемые властями  бандиты, а не войска. Ни связи, ни снабжения, ни дисциплины. Я надеялся добраться до озера, поохотиться. На птицу, не на разумных. И мои планы пока еще не поменялись.
Ему вдруг подумалось - если он не вернется к утру, огорчится ли Аннет? Или даже не вспомнит о нем? Обрадуется, что не будет проблем? Огорчится, пожалуй...

+2

27

- Гордый, да? Сдохнешь с голодухи, но с высоко поднятой башкой? Эх, молодежь, - Дэвисон достал из внутреннего кармана куртки палочку и отдал оборотню. - Ешь, давай, суровый воин, и палочкой сгоряча не размахивай. Ты, конечно, можешь во мне сделать сквозную дырку, но тебе с нее никаких прибытков не будет, а будут злость и неудовлетворенность, потому как истинно гордый и благородный воин мстительным быть не может, - Дэвисон проговорил это с назидательно поднятым указательным пальцем, потом подмигнул и откусил большой кусок от бутерброда.
Кружку для Ли Вэя он поставил на камень, а рядом на фольге оставил бутерброд.
- Значит, говоришь, выпустили и направили к Фенриру? Что пообещали? Как я понимаю, срок тебе Визенгамот не скостил, что-то ничего про амнистию заключенным я не слышал.
Ну а что, неплохой вариант. Понавыпускать бандитов, разослать по всяким Фенрирам и им подобным, а после того как сделают грязную работу объявить о побеге. Ай-яй-яй, беда какая, сбежали, собаки полосатые, и ну всякие пакости учинять, а мы-то ни сном ни духом!
- Ну и как тебе перспективы? Что после охоты делать будешь - к Фенриру пойдешь или от своих работодателей подальше побежишь. Только в таких случаях без поводка и строгого ошейника обычно с цепи не спускают. Об этом подумать успел или еще лесным воздухом не надышался?

+1

28

Вэй только усмехнулся, получив палочку. Воин! Какой из него воин? Был бы он воином, как отец, дед и два десятка уважаемых предков, смог бы этот охотник его скрутить?
Палочкой он, конечно же, тут же воспользовался, но не ради мести, а чтоб вычистить и высушить одежду и убрать с рук грязь. Он, конечно, не нежная фиалковая царевна, но  от прилипающей к спине грязи никто счастливее не становится. Эффект был, конечно, не такой же, как после душа и прачечной, но магия свое дело сделала - на нем больше ничего не висело, под локтями не чавкало и перегноем не воняло.
Он спрятал палочку в рукав, просто сунув её за манжету. Никаких ножен, кармашков, застежек там не было. Поднял с земли документы, повертел в руках, да и отправил в костер, как мусор. Собственно, мусором они и были, если подумать.
-А что, выпуская из Азкабана, надо еще что-то обещать?
Взял было кружку - и медленно поставил обратно. Понимание подступало медленно, как тошнота, но несло с собой новую волну ярости. Вэй сцепил руки и припомнил все, что было с ним позавчера - забудешь такое. В самом деле, никакого еще одного суда не было. Никаких адвокатов, допросов, бесед. Он не видел ни решения суда, ни постановления об освобождении, даже не вспомнил о них, хотя когда-то слыхал, что должно быть, такой порядок. Он нигде не расписывался. Даже документы у него остались все те же, что были - поддельные магловские. Ничерта он не оправданный, мать-перемать, а дурень он пустоголовый, каких поискать еще под этим небом.
Но с другой стороны, сообрази он это все сразу - что было бы? Уперся бы он рогом остаться в заключении? Стал бы настаивать на соблюдении всех формальностей? Черта с два!
Гнев погасил еще в зародыше, едва почувствовал. Но до спокойствия еще было далеко, одна сосредоточенность. Что он будет делать? Он не знает. У него по-прежнему мало информации.
Хотя… Дафна что-то выкрала и сбежала. Оборотни патрулируют Хогвартс. Охотник тайком таскает зелья...
- Что за балаган у вас тут творится?

Отредактировано Chang Li Wei (2019-10-29 09:36:26)

+1

29

- Как минимум, нужно получить документы. Или ты на радостях об этом не подумал? Тебе ведь другой дороги, кроме как к Фенриру, не оставили. На работу не устроиться, да вообще в городе легально не объявиться.
Чарльз молча пил кофе, пережидая бурю, которую вызвали его слова в душе Чана. А парень хорошо держится, и в руки себя взял быстро. За свою жизнь Дэвисон научился ценить людей, которые не вываливали на собеседника всю силу своих эмоций, а старались взять их под контроль. Получалось, правда, не всегда. но и за искреннее намерение спасибо.
- Что творится? Есть у нас организация с красивым, но бессмысленным названием "Пожиратели смерти".  Я тебе кратко расскажу, что они понаделали за последние полтора года. На Рождество в Косой выпустили оборотней, там как раз полнолуние пришлось. Потом было нападение дементоров на Мунго. В этом году в начале января напали на хогвартский экспресс, а потом подняли мертвяков на хогсмитовском кладбище и пожгли несколько домов. А пару недель назад была попытка государственного переворота и захват заложников все в том же Хогвартсе. В общем, жизнь бьет ключом. И главное, все возле Хогвартса. Недаром тут по периметру оборотни ходят, так сказать, берегут наше молодое поколение. Надо полагать, тебе предлагается поучаствовать, - Дэвисон усмехнулся. - Самое во всем этом забавное, что никто не понимает, чем на самом деле этот переворот закончился и кого сейчас разыскивают - настоящих пожирателей смерти или тех, кто пытался их ловить. С учетом того, что из Азкабана начали негласно выпускать заключенных... - он не договорил и развел руками. - Скажи-ка, тебя одного выпустили или там еще кто-то был?
Говоря все это, Дэвисон шел на определенный риск, но в таких вещах он предпочитал довериться интуиции и своему дару. Этот китаец был эмоционален, даже агрессивен, но несмотря на это вызывал симпатию.

+1

30

-Не знаю, я никого не видел… - ответил как-то  рассеянно. Это было правдой, от того момента, как его вывели из камеры и до того, как он увидел небо, прошел едва ли час. Может больше. Или меньше. Время в Азкабане текло иначе, чем во всем остальном мире. С ним говорили, но он не сразу начал понимать, что ему говорят. А когда осознал, то будто умом тронулся, в голове будто бомбардой колданули. Ему уже было не до вопросов, не до придирок - да, это его вещи, нет, ничего больше нет. Куртка? Хорошо, спасибо. Чья куртка, зачем куртка? Даже какое сейчас время года не спросил. Был там кто-то еще или не было никого, даже под пытками не вспомнит. Вспомнит небо над головой - до мелочей помнит, что за облака по нему плыли. Вспомнит, чем пах ветер.  Помнит, как задыхался, захлебывался, как водой, свежим воздухом, как кружилась голова от каждого движения. Несколько часов он просто медленно шел вдоль стены, боясь отойти от неё хоть на шаг.  Да мимо него могли императорские войска пройти, с трубами и барабанами, не то что десяток-другой свежевыпущенных заключенных. - Извини, правда не знаю. Мне нужно подумать.
Он снова взял кружку. Согрел руки, сделал несколько глотков… Все, что случилось с ним в эту ночь, снова переменило окрас и обрело иной смысл. Ли Вэй долго молчал, размышляя, и вся его ярость, все нехорошее опадало как песок на дно. Встряхни чуть - и поднимется снова, закрутит. А нет - так и будет лежать пластами.
Помолчал, покрутил в голове услышанное, хмыкнул ехидно:
- Хах, кокетка! Непонятно ему, кто победил. Мне так все понятно. Кто шляпку спер, тот и тетку пришил…
Отставил кружку обратно на камень, сцепил руки перед собой, опираясь локтями о колени.
-Ты спросил, что я собираюсь делать. Я готов ответить. Никуда я не побегу. Схожу пообщаюсь с Фенриром по душам, погляжу, как хорошо он о кадрах заботится.  Подозреваю, там не один Келли боевые раны на ногах переносить пытался. Присмотрю за ними, что ли. А там поглядим. Вряд ли тебя интересуют мои долгосрочные планы, но если что - до конца жизни я бы хотел успеть найти управу на дементоров и разрушить Азкабан.  Задача трудная, я понимаю. Так что помирать в ближайшие лет пятьдесят не собираюсь. Хороший план?

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Нельзя пренебрегать исполнением долга из одного лишь страха умереть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC