картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » И небо - в чашечке цветка


И небо - в чашечке цветка

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

И НЕБО - В ЧАШЕЧКЕ ЦВЕТКА


Закрытый


https://sun9-16.userapi.com/c856032/v856032654/1472ad/MvEd4BJHzYI.jpg

Участники: Ровена Мальсибер, Чан Ли Вэй

Дата и время: конец марта

Место: Хогсмид

Сюжет: Бывших докторов не бывает.

Отредактировано Chang Li Wei (2019-11-05 02:08:34)

+1

2

Сегодня выбор ведьмы пал на лавку зелий Пиппина. Не потому что где-то лучше или хуже, нет. Не потому что в доме Мальсиберов стали заканчиваться запасы, снова нет. Здесь на полках не стояли ингредиенты, издавая специфические ароматы – к резким или не очень приятным запахам в последнее время дама испытывала особую неприязнь. Не свисали корни сушеных трав, цепляющиеся лапками за края верхней мантии, как в соседних аптеках – все было разлито по флаконам, за тонким стеклом которых бликами мерцали зелья самых разнообразных цветов и применений. Леди Мальсибер не нужно было много – достаточно нескольких в малых флаконах, которые она непременно положит в сумочку и достанет в случае недомогания, что все еще настигает женщину вне стен дома, как, например, сейчас.
Сегодняшний вечер ничем не отличался от предыдущих. Завтра она вернется домой и будет отдыхать, пока не наступит день очередной лекций. Сегодня она намеревалась заглянуть и порадовать себя в Твилфитт и Таттинг, в кафе-мороженое Флориана Фортескью, понаблюдать за снующими туда-сюда волшебниками после относительно недавних событий. Не дошла – ароматные запахи из кондитерской побудили Ровену завернуть именно сюда. Но незначительное недомогание – еще не повод отменять прогулку по торговой улице, верно? 
Взгляд светлых глаз бегло скользит по спинам нескольких посетителей, кивает мистеру Пиппину за прилавком, и устремляется к полкам с зельями – Роу без труда подберет нужное и удалится. Множество названий на тонких бирках каждого флакона. Кто-то сбоку открывает флакон, принюхиваясь, медленно наполняя помещение ароматом. Второе. Третье. И ощущает подступающую к горлу тошноту, недовольно изогнув губы. Мальсибер пытается сосредоточиться, но продолжительно выдыхает, на этот раз ощутив учащенное биение сердца. Секунда, другая, и Ровена разворачивается на каблуке, покидая лавку. Волшебница делает несколько шагов вдоль вымощенной камнем улицы, но останавливается и прислоняется плечом о стену, вдыхая прохладный спасительный воздух. Она на несколько секунд прикрывает веки, чувствуя, как прохладный ветерок играет с кончиками заколотых волос. Пару минут и все пройдет. Еще пару минут. Пару минут.   

+4

3

Не привлекать лишнего внимания - это всегда получалось у Ли Вэя из рук вон плохо. Ты можешь быть сколько угодно сдержанным, неторопливым, скромным, ты можешь одеться так же, как все вокруг, но когда в твоих венах всего четверть британской крови, а остальные три четверти - с другой стороны планеты, само собой ты будешь привлекать внимание. Как минимум на тебя будут смотреть с любопытством. То есть, совершенно слиться с пейзажем у него бы и не получилось - чего уж. Но можно было вести себя ровно, приветливо, верно реагировать на взгляды и не делать ничего странного.
Чан Ли Вэй шел неспеша, как волшебник, у которого, конечно, есть дела, но ничего срочного. Иногда он кивал тем, с кем уже успел ранее познакомиться или хотя бы коротко переговорить, но в разговоры не вступал.
Ему нравилась эта деревенская суета. Нравилось видеть жизнь, наблюдать за ней, размышлять о ней. Семь последних лет он был лишен этого и думал, что навечно. Но - нет, вон она снова, река бытия, и он снова её часть. Теперь взгляд его скользил по людям: вот уважаемая мать семейства ведет за руку маленького мальчика, вот спешит по делам молодой парень - явно по поручению, столько ответственности на лице. Две милые девушки идут, держась за руки, о чем-то шепчутся. Увидели его, оглянулись. Он не мог отказать себе в удовольствии улыбнуться им. Смущение, озорной смешок, ускорили шаг.
Все это отзывалось в сердце пульсирующей теплотой. Это и называлось - быть живым.
Звякнул колокольчик в лавке Пиппина. Женщина торопливо спустилась с крыльца. Характерный изгиб спины - возможно, в положении. Остановилась у стены, будто задумалась. Будто вспомнила что-то - и сейчас сменит направление движения: вернется или поторопится. Но нет, она продолжала стоять, и Вэй уже понимал, почему. Даже если он ошибся насчет её положения, насчет легкого недомогания - нет. Вроде как - ерунда, нет причин тревожиться, просто что-то повело, сейчас пройдет. Иногда и правда проходит сразу, стоит отдышаться. Но может быть и первым звоночком чего-то серьезного.
Он перешел через улицу и остановился рядом с женщиной. С близкого расстояния можно было уже увидеть, бледна ли она, нет ли испарины, не подрагивают ли руки. Бледна. И дыхание затруднено.
-Прошу прощения, мадам. Тут рядом есть скамейка. Вы позволите вас проводить?
Осторожно коснулся предплечья женщины, привлекая внимание и указывая на скамейку перед соседним домом - тем самым, куда он, собственно, и шел. Сразу звать её в дом он и в более спокойные времена не стал бы. Как ни плохо она себя ощущает, правила безопасности и приличия никто не отменял. Но скамейка перед домом - вполне безопасно и очень прилично.

+3

4

Сейчас Ровена как никогда прежде ощущала дыхание ветра на лице, будто бы тот вдыхал саму жизнь. А липкий холод – и вовсе воспринимала, как спасение, которого не хватало, словно глотка воды в испепеляющую жару. 
Еще пару минут, пару минут... Слова все еще ясно отзывались в сознании, которое, кажется, обманывает женщину – по ощущениям прошла вечность. А время словно замерло вокруг, благородно позволяя волшебнице отдышаться, прежде чем она продолжит непростой путь.
Она даже не слышит, как кто-то подошел сбоку. Не понимает, что обращаются именно к ней, пока не ощущает прикосновение к плечу. И распахивает глаза, возвращаясь к реальности и не самым приятным ощущениям. Оборачивается. Невысокий молодой мужчина стоит совсем  рядом, коротко указывая на скамейку. Кажется, он ждет ответ. Но какой был вопрос? Она подняла голову в том направлении, в котором указал незнакомец. Наверняка полюбопытствовал о ее самочувствии – не просто так же он указал, где можно присесть.
Леди Мальсибер делает несколько глубоких вдохов. А, поколебавшись с несколько секунд, кивает ему в ответ, направившись к скамейке. Нет смысла возражать – самочувствие на лицо. Как так получается, что в последнее время малознакомые или вовсе не знакомые ей маги оказываются рядом? И все же она предпочла не думать, отчего так происходит, аккуратно опустившись на скамейку. И смотрит на того, кто предложил ей помощь.
– Мистер Чан? – негромко слетает с языка, прежде чем озвученное доходит до сознания. И запоздалого осознания того, что это не так.
Вот кого-кого, а Чжуна Чана миссис Мальсибер увидеть тут никак не рассчитывала. От слова совсем. На секунды дама даже задалась вопросом: а что здесь делает представитель одной из чистокровных семей страны восходящего солнца? Он ли это? Или, быть может, она попросту обозналась? Скорее всего, так и есть.   
– Я обозналась! – она коротко качает головой, тем самым безмолвно извиняясь. Но ей не стало неловко от осознания этого факта – самочувствие не позволяло ощутить этого в полной мере.

+3

5

Вот к этому он был готов. К тому, что кто-то его узнает. Обознается, перепутав с братом. Предположит родство, в конце концов, основываясь на характерном разрезе глаз. Пятнадцать лет назад еще вздрагивал, если видел на себе любопытный взгляд, даже если то был взгляд маггла. Но за годы достаотчно подготовил себя к тому, чтоб непринужденно врать, ничуть не краснея. Сдержанно улыбнулся, качнул головой.
- Очень лестно, мадам, но - нет. Доктор Ли.
Пока вел женщину эти несколько шагов до скамейки, одним движением палочки смахнул с сиденья грязь. Усадил её, сам сел рядом.
- Вы позволите? - он осторожно коснулся запястья женщины, некоторое время слушал ток крови под тонкой кожей. Нет, глаз его не обманул. пальцы ясно ощущали биение двух сердец. Он чуть помедлил вслушиваясь, чтоб не обмануться второпях.
- Ничего страшного, мадам, угрозы здоровью нет, но вы немного переутомились в последнее время и очень понервничали. Если позволите…
Просто вежливая формула. Самого разрешения он ждать не стал. Не пристает же он к женщине, а помощь оказывает. Поднялся со скамейки, присел перед ней, взял обе руки женщины в свои. Уверенным движением нашел точки у оснований больших пальцев, легонько надавил. Это должно было нормализовать кровоток, помочь сердцу справиться с нагрузкой. Несколько движений, и пальцы опускаются на дюйм ниже - успокоить. Это ей сейчас тоже очень важно, может быть, даже важнее, чем позаботиться о сердце и сосудах.
- Сейчас вам станет лучше. Чувствуете? Это приемы традиционной восточной медицины. Не опасно ни для вас, ни для малыша. Напротив, очень полезно. Делайте так, если почувствуете себя как сегодня.
Он снова заглянул на незнакомку, чтоб убедиться, что ей стало получше. Что на лицо вернулись краски, в глазах снова появилась осмысленность, а дыхание выровнялось.
-Так-то лучше… Не торопитесь никуда, посидите еще немного. Я принесу вам чай. Он вернет вам силы. Или, если пожелаете, заходите в дом.

+3

6

Когда беспокойное биение женского сердца приходит в норму, а неясная тревога лениво сменяется необходимым организму спокойствием, туман в сознании начинает рассеиваться, постепенно возвращая волшебницу в привычное русло. Ровена изумленно хлопает ресницами, глубоко вдохнув полной грудью морозный воздух. И поворачивает голову, провожая усталым взглядом мужчину, еще какое-то время бесстрастно глядя на дверь, за которой он скрылся. После чего переводит долгий взгляд на ладони, линии жизни на которых еще какую-то минуту назад невзначай касались мягкие пальцы. Лекаря ли?
Доктор Ли… мысленно повторяет леди Мальсибер, стараясь хоть отдаленно вспомнить, слышала ли где-то эту фамилию вкупе с медициной. Нет, не получалось от слова совсем. О Мерлин! Самым ужасным оказалось вовсе не то, что о докторе Ли Ровене слышать раньше не доводилось. А то, что после пережитого за последние несколько месяцев, сейчас в элементарной помощи дама теперь подсознательно ищет какой-то подвох. Нет, в том, что у этого мистера есть какое-никакое медицинское образование, сомневаться не приходилось. Как минимум знания восточной медицины помогли ему привести женщину в ясное сознание. Да, сейчас леди ощущала себя получше, чем пять минут назад. Вот только желания продолжить свою прогулку у нее пропало. Что было даже к лучшему. Роу опустила голову. Не будь у него соответствующего образования, он вряд ли бы определил, что она ждет ребенка – теплая ткань пальто надежно скрывала от посторонних взглядов чуть округлившийся животик. А знать заранее он никак не мог. Женщина удержалась от инстинктивного желания приложить ладонь, поглаживая. Она могла бы уйти, так и не поблагодарив за помощь. Могла уйти, так и не представившись. Могла. Но осталась – не хватало еще в обморок свалиться. Женщина приложила ладонь к горящей щеке. И не убирала, пока не услышала приближающиеся шаги.
– Благодарю, мистер Ли. Я – миссис Мальсибер. – Она принимает чашку, грея о нее тонкие пальцы. Да только отпивать не торопится, вдыхая приятный аромат. Интересоваться, чем она могла выдать себя, помимо общего недомогания, Ровена не стала. Вот что было интересно, так это, какой за прием он использовал. И чем это могло бы навредить не только ей, но и малышу. – Я не знакома с медициной. С восточной – тем более. Что это за точки у основания больших пальцев?

+2

7

Вернувшись, Вэй снова сел на скамейку рядом с женщиной, на приличествующем ситуации расстоянии. Он принес две чашки, себе и ей. Зачем им неловкость? Она пьет чай - и он выпьет, это прилично и вежливо.
- Тут нет никаких особых секретов, мадам. Когда вы взволнованы, вы и сами можете безотчетно потирать запястья, не владея никакими теоретическими знаниями. Когда устали или нужно сосредоточиться, вы сами верно находите точки над бровями, не обращаясь к специалисту. Если насморк, уверен, вы тоже знаете, куда надавить, чтоб перенести его полегче. Я просто знаю об этом чуть больше, чем вы.
Он отпил из своей чашки и заметил, что женщина медлит, будто сомневается. Что же, разумная предосторожность! Особенно в её положении. Вэй отставил свою чашку на скамейку, между ними, вынул волшебную палочку, создал небольшую пиалу, протянул миссис Мальсибер.
- Если сомневаетесь, плесните мне сюда из вашей чашки, я выпью при вас. Это просто зеленый чай, ничего более. У меня такой же. - Он мягко улыбнулся. - Знаете, я очень скучаю по тем временам, когда мог без оглядки просто выпить чаю с приятной незнакомкой. И не думать о том, что могу стать жертвой или выглядеть как злоумышленник. Теперь это выглядит глупо, правда?
Он и в самом деле так и не научился быть осторожным. Мир все еще сводил его с ума. Его все еще было слишком много. Слишком ярко, слишком громко, слишком резко. Его хватало на то, чтоб не подходить слишком близко к краю платформы, обходить стороной аврорские патрули и сдерживать сарказм в беседах с личностями с неустойчивой психикой и  развитой мускулатурой. Но на то, чтоб подозревать всех и каждого в нехорошем, на это у него просто не хватало фантазии.
Он молча пил чай, не навязывая женщине никаких тем и давая ей возможность перевести дух. Впрочем, взглянув на неё, он отметил, что приступ миновал, у неё и глазки заблестели поярче и краски на лице стали живее.
- Вам удалось купить то, что вы хотели? Вы выскочили из лавки очень поспешно. Если хотите, я куплю для вас все, что нужно, пока вы отдыхаете.

+1

8

Вещи, о которых говорил доктор Ли и впрямь были настолько обыденными, что, порой, только диву даешься, что сами мы не придаем им должного значения в повседневной жизни.
–  Да, только эти вещи мы делаем неосознанно. А вы сразу знаете, что к чему. Вот чего я не знала и даже – не подозревала, так это то, что подобным образом можно нанести вред. Предполагаю, незначительный? Верно?
Пожалуй, несказанно радовало то, что мистер Ли негласно соблюдал правила этикета, держался от дамы на положенном расстоянии и составил компанию для чаепития. Это придавало спокойствия, давало возможность слышать его, наблюдать за собеседником, его реакцией, которая бы в большинстве своем была правдивей озвученных слов.
Тяжелое сомнение, что охватило леди Мальсибер, было более чем очевидным – иначе не сотворил бы пиалу, наблюдая за реакцией. Но дама не испытывает каких-то сожалений или явных угрызений совести на сей счет, нет – считает, что сейчас подобные меры сейчас просто необходимы, учитывая, скольким перешла дорогу Организация. Даже если ты в ней – просто пешка. Да кому это только надо?!
– Дело не в вас, доктор Ли, – мягко качает головой  Ровена. – Это всего лишь мера предосторожности, которую я просто обязана соблюдать. Возможно, это, действительно, выглядит глупо. Но так я буду спокойна за себя и малыша. – В какой-то момент леди Мальсибер показалось, что подобные вещи мужчине чужды. Будто бы он живет где-то вдали  от Магической Британии. Что ж, счастливчик. – А вам доводилось становиться свидетелем чего-то из ряда вон выходящего, мистер Ли? В Косом, Лютном переулке или в других местах? За последние лет так пять, я дважды оказывалась в… непростой роли. Первый раз на одной из торговых улиц, когда меня перепутали с какой-то девицей. – Женщина качнула головой. – Второй раз – не так давно в маггловском парке. – Дама опустила тот момент, что как раз за пару недель до этого случая она узнала, что ждет ребенка. – И там и там мне помогла одна и та же женщина. Удивительно, правда?
Ровена аккуратно отливает немного чая в трансфигурированную пиалу, и сама делает глоток ароматного зеленого чая, ощущая, как он течет по глотке, согревая изнутри. Дама не ощущает ничего необычного, ничего лишнего. Лишь легкая, едва ощутимая на кончике языка терпкость чайных листьев. И молчит, отдыхая, приходя в сознание с каждым глотком. Это и вправду был просто правильно заваренный ароматный зеленый чай.
– Нет, я не успела – некоторые ароматы до сих пор вызывают неприятные ощущения, – женщина обобщила – не будет же она говорить о тошноте и прочих приятных спутниках ее положения. – Попозже. Вы хорошо разбираетесь в травах, их свежести? – Да, просто отличный вопрос, который она задает лекарю.

+1

9

Ли Вэй выпил чай из пиалы и развеял её, больше не нужна. Обхватил свою чашку пальцами. Удивленно повел бровью.
- Разве я говорил про вред, миссис Мальсибер? По-моему, я сказал нечто противоположное. - Впрочем, если подумать, в её вопросе был смысл. Но неужели дела в Магической Британии сейчас обстоят настолько плохо, что даже матери семейств в слове “безвредный” слышат лишь устрашающую часть слова? - Я сказал, что оно безвредно, потому что вашем положении надо быть очень осторожной с любыми воздействиями на организм. Массаж, прогревания, энергичные упражнения, даже некоторые привычные вам движения  могут быть неприятны и даже опасны. Вред можно нанести чем угодно, если уж на то пошло. Этот чай, например, если выпить его слишком много, вполне способен нанести вред. Прогулки полезны для  здоровья, но если вам придется ходить по улице слишком долго, вы устанете безо всякой пользы. Воздействие на определенные точки тела тоже может привести к негативным последствиям, но у вас не хватит ни знаний, ни фантазии, чтоб навредить себе таким экзотическим способом. Науке не известно ни одного такого случая.
Он подумал - что за дурацкое время наступило. Ладно, он дышит этим отравленным воздухом, когда многие поглядывают на ближнего своего с подозрением - не врет ли, не замышляет ли убить, не замешан ли в каком безобразии. Он не в восторге, но он справится, ничего. Но зачем это терпеть женщинам и нерожденным детям? Это злило его, но злость была безадресна и потому не разгоралась, тлела тихо в глубинах души.
-Чего-то из ряда вон? - переспросил с улыбкой. Если бы он решил отвечать честно, то, пожалуй, приход в банду Фенрира можно было бы посчитать за что-то из ряда вон выходящего. Но это из её ряда, не из его. Для него как раз все это было нормой - жить вдали от магов, каждый месяц превращаться в опасное чудовище… разорвать на куски неосторожную девушку и отправиться в заключение. Как бы ему хотелось, чтоб и для него это было чем-то необычным! - Боюсь, что нет, мадам. Но я долгое время прожил отшельником и лишь недавно вернулся в общество. Думаю, что меня это еще ожидает. Но если бы меня все время выручал один и тот же человек, я решил бы, что это знак судьбы. Это очень удобно - испытывать чувство признательности к одному человеку, а не к все время разным.
Он снова слегка улыбнулся, показывая, что он отчасти шутит, а вовсе не относится к этому с полной серьезностью. В этом мире сейчас и так много мрачности, страха и подозрительности.

+2

10

Ровена слушает доктора Ли, периодически кивая в знак согласия. И с удовольствием отпивает чая, ощущая, как теплая жидкость течет по глотке, согревая изнутри. А сама думает о том, могла ли каким образом навредить малышу, которого носит под сердцем. С тех пор, как стала нервничать после допроса Эшлинг? После гибели Рикарда? Или после встречи с Томом Риддлом в склепе, когда тот любезно показал любопытной даме правду касательно брата? После разбирательств авроров с семейством Мальсибер, когда те круглосуточно крутились вокруг Ровены, наблюдая и не позволяя сделать ни шага в сторону?
Нет, она даже думать об этом не хочет сейчас.
– Похоже, у вас довольно обширные знания в этой области, несмотря на возраст и пол, – спокойно рассуждает дама, теперь внимательней глядя на доктора серо-голубым взглядом. – Вам часто приходилось сталкиваться с дамами в подобных ситуациях или речь идет лишь о теоретических знаниях?
Образование образованием, но ей всегда казалось, что даме, уже бывавшей в положении, знаний будет точно не меньше, чем у молодого специалиста. 
Доктор Ли, конечно, уже не молодой специалист. Но, тем не менее, выглядел, если не ровесником Доминика, то ровесником Рудольфуса – точно. Впрочем, внешность, порой, обманчива.
– Благодарю, – Ровена ставит рядом с собой пустую чашку и складывает руки на коленях. – Если чувство признательности к одному и тому же человеку с каждым разом крепнет, несмотря на прошедшее время, то к разным людям оно, увы, мимолетно. – Она замолкает на несколько секунд. И добавляет, отведя взгляд: – По крайней мере, для меня. Хотя, возможно причина в том, что это все было лишь незначительно. А потому мое мнение не претерпевало изменений. Но я не утверждаю, что оно неизменно – все возможно.
Да, сейчас Леди Мальсибер действительно испытывает чувство благодарности к доктору Ли, который обратил свое внимание и подошел, а не прошел мимо. Он помог ей восстановить хорошее самочувствие, убедиться, лишь взглянув на лицо женщины, и продолжает приятную беседу, не ища каких-то отговорок. Но Ровена знает – пройдет совсем немного времени и это чувство испарится, оставив ей лишь хорошее расположение к этому магу и знания, которыми мистер Ли любезно поделился.
– Я думаю, можно немного пройтись. Составите мне копанию?
Мальсибер неторопливо встает, повернувшись к мужчине полубоком, пока он ловко управляется с чашками. И натягивает тонкие перчатки на руки, осматриваясь. Не ушло от внимания ее слова о том, что долгое время он прожил отшельником. Это хотя бы что-то да объясняет. О том, что ему лестно, что его спутали с мистером Чаном. Хотя, Ровена не исключала варианта, что во втором случае это мог быть сарказм. Да только это был вовсе не он – сарказм она узнала бы быстро, проучившись какое-то время с Риддлом.
– Вас давно не было в Магической Британии, доктор Ли? – интересуется Ровена, медленно, даже лениво, шагая вдоль торговой улицы, посматривая то на собеседника, то на окружающих. Она предположила, что его не было именно здесь – слишком беспечным, как ей кажется, он был. Может, что-то упустила? – Вам было лестно от того, что я  спутала вас с мистером Чаном. Отчего же? На самом деле, я не так уж хорошо знаю эту семью. – Говорила дама не громко, не привлекая внимания. Спокойно, переплетя между собой пальцы рук. – Но и не настолько плохо, чтобы какие-то события обошли меня стороной.

+2

11

-А что не так с моим полом и возрастом? - Вэй сначала удивился и лишь чуть позже ощутил, что еще и злится. Он все еще плохо управлялся с эмоциями. Последние годы он вообще ими не пользовался, надежно скрывая от охраняющих Азкабан дементоров. Впрочем, вполне возможно, что скрывал он не чувства, давно уже сожранные, а что-то вроде остатков разума, он не знал. Теперь - привычно скрывал и подавлял все, что хоть сколько-то приподнималось над озерной гладью спокойствия.
Да, пожалуй, это было раздражением. Ведь он ясно сказал этой леди, что он доктор. Было бы очень вежливо предположить, исходя из практической пользы, которую он все-таки принес, что некоторый опыт у него есть, и не удивляться так явно. Это было как “М, вы пекарь, наверное, и печь умеете”.
-Да, мне приходилось наблюдать дам в подобных ситуациях, вести их на протяжении всего срока, принимать роды и потом лечить детские болезни.
А так же сращивать переломы, зашивать раны, удалять аппендиксы. Чего только не приходилось делать сельскому доктору. Даже осматривать трупы и делать заключения для полиции. Но об этом он леди Мальсибер не стал говорить, она об этом не спрашивала. Улыбка погасла сама собой, остался неприятный осадок. Как же он стал болезненно-самолюбив… ерунда же, если подумать!
Он согласился пройтись с миссис Мальсибер, но не потому что в самом деле этого хотел, а чтоб убедиться, что ей и в самом деле стало лучше и помощь больше не понадобится. Вряд ли это потребует много времени.
- Да, так и есть, - ответил он сразу на оба вопроса. Да, его не было в Магической Британии, и об этом он просто не будет говорить, насколько это вообще возможно. Чем меньше приходится врать, тем меньше вероятность запутаться, завраться, ошибиться. Молчание - лучшая из тактик. Но можно перевести разговор на относительно безопасную тему. Да, ему лестно.  - Быть принятым за члена семьи Чан ничуть не обидно, это хорошая семья, часть большой истории. Когда-то их предки свергали и возводили на престол императоров. Очень высокого полета птицы, как и ваша семья, миссис Мальсибер, не чета таким, как я. Ваше заблуждение понятно. Я тоже иногда обманываюсь глядя на лица европейцев, правда, уже меньше, чем поначалу. Общие черты, характерные для всей расы, воспринимаются быстрее и ярче, чем индивидуальные.

+1

12

– Не злитесь, доктор Ли, – спокойно тянет леди Мальсибер, потирая запястье пальцами другой руки. Что-что, а она даже не предполагала, что ее пустые домыслы вызовут столь болезненно-неприятную реакцию у мужчины. Так не отреагировал бы Доминик. Так не отреагировал бы младшенький Марцелл. Так могла отреагировать сама леди Мальсибер, пока носит под сердцем ребенка. И то, сейчас она не ощущает даже раздражения. Разве что, неловкость. – Неужто вы и вправду полагаете, что под этими словами я подразумевала нечто-то неприятное вам? – Вопрос, скорее, риторический – ей и в голову не придет вести себя подобным образом с тем, кто оказал ей помощь и напоил вкусным полезным чаем. С другой стороны все может быть – они друг другу чужие. И даже понятия не имеют, кто чем дышит. – Как вы поняли, что я в положении? – поинтересовалась Ровена, даже не прикидывая особо. То, что глаз у доктора Ли наметан, так это точно понятно. Да и тема эта уже нейтральная и не должна вызвать подобной ранее реакции.
Ровена хмурит светлые брови и слегка махает рукой, тем самым давая понять, что все в порядке и можно просто перевести тему, дабы не зацикливаться. Дабы не напрягать собеседника и не волноваться по пустякам самой. Вот только почему в последнее время многие слышат в ее словах то, что хотят, а не тот смысл, который она вкладывала? Она явно не вызывает неприкрытое раздражение. Так что же  с ней не так? Неужели она стала настолько дотошной?
Леди Мальсибер внимательно слушает доктора Ли, наблюдает за реакцией. Ей кажется, что он воодушевился, говоря об этой семье. Словно что-то связывает. Быть может, не кровная связь, а нечто другое? Или она обманулась и это реакция исключительно после ее замечания.
– Вас что-то связывает с этой семьей? – пожалуй, тут она излишне любопытна, но это вовсе не означает, что он либо ответит, либо солжет. Могла  и обмануться, наблюдая за незнакомым ранее доктором. Быть может, на востоке это нормальное отношение к семье с таким прошлым – лично Роу с таким трепетом не относится ни к кому, кроме мужа и сыновей или тех, кто носит фамилию Лестрейндж, с которой ведьму связывают родственные отношения.

+1

13

Первые две реплики Вэй благоразумно пропустил мимо ушей, сделав вид, что очень увлечен расцветкой неба и приятным запахом свежей выпечки. Ни к чему это - обсуждать, что он подумал и тем более - почувствовал. Он давно заметил: проигнорированный вопрос просто становится мимолетным замечанием и отлетает с ветви разговора, как осенний лист. Но вот проигнорировать следующий за этим вопрос было уже крайне невежливо.
-По совокупности признаков, мадам. И по вашему пульсу. Еще до того, как у меня случилась возможность послушать ваш пульс я предположил беременность. Характерный легкий, пока едва заметный, изгиб позвоночника - ваш организм готовится к переменам. У вас нет лишнего веса, пропорциональное телосложение  и хорошая осанка, так что паталогию я сразу исключил. Ваше плохое самочувствие застало вас врасплох - второй признак в копилку. Если бы для вас это было в порядке вещей, вы позаботились бы о зелье или сопровождающем - значит, вы точно знаете, что не больны. У вас нет признаков, ясно выдающих сердечно-сосудистые проблемы или последствия алкогольного отравления. Как вы понимаете, на то, чтоб все это объяснить, у меня ушло куда больше времени, чем на то, чтоб понять. Ну и ваш пульс, он не оставил мне сомнений. - Вот уж это было правда, за восемь лет практики он наловчился почти точно угадывать, когда женщина в положении, тем более, что его пациентки редко готовы были честно рассказывать о своем состоянии, а уж тема беременности и всего, что связано с ней вообще была почти табуированной у маггловских поселянок. - Вы спрашиваете это, потому что хотели бы подольше скрывать свое состояние? Тогда вам можно не беспокоиться еще некоторое время. Для неискушенного взгляда все это неочевидно.
Он невольно улыбнулся, припомнив помимо воли случаи из практики. Когда, например, к ним привели хорошо так полненькую молоденькую девушку и требовали вылечить от заворота кишок. И чуть не прибили, когда он сказал, что этому завороту семь месяцев и есть шанс доносить его, если её не будут нагружать тяжелой работой. Или сорокалетнюю мать семи босоногих бесенят, пытавшуюся убедить их с доктором, что она просто съела что-то не то, а вовсе не восьмой бесененок. Она же знает, как это - вынашивать детей! К слову, девочка родилась ангелом, тихонькой, смирненькой, мамина радость. Пожалуй, вот за это он и любил свою работу. За те моменты, когда солнце истины разгоняло туман мракобесия - и все заканчивалось хорошо.
Но миссис Мальсибер снова сменила тему разговора, и Ли оставалось сделать то, к чему он здорово себя успел подготовить - снова качественно соврать:
- Нас связывает общая далекая родина, мадам, - ответил с легкой улыбкой. - Вам стало легче? Чувствуете себя бодрее?
Судя по проснувшемуся любопытству, ей определенно, стало лучше. Пора было завершать эту светскую прогулку, только не слишком быстро, чтоб семья Чанов не оказалась последней темой их милого разговора.

+1

14

Ровена внимательно слушала доктора Ли, время от времени легко кивая и чуть прищурив глаза. Все оказалось донельзя просто.
– Мой пульс.. – задумчиво повторила леди Мальсибер, приподняв руку, рассеянно глядя на тыльную сторону запястья. Как многое могут сказать о нас простые сигналы организма, протекающие изо дня в день еще в утробе матери. И как многое могут утаивать. Ровена делает глубокий вдох и медленно выдыхает. Что еще может сказать доктор с восточными знаниями медицины, о которых европейцу, вероятно, в достаточной степени узнать не удастся? Потому усмешка мимолетно касается женских губ, а следующий вопрос напрашивается сам собой: – может быть, вы знаете и пол моего малыша? – ну, как малыша  – еще совсем крохотного создания, которому всего двенадцать недель. Уже двенадцать недель, Ровена!
Она спрашивает об этом с лёгким трепетом сердца. Ровена ощущала любопытство и желание сохранить интригу одновременно, испытывая невероятную нежность. На деле же ее совсем не волновал пол того, кого носит под сердцем – леди будет рада, как еще одному сыну, так и дочери, о которой мечтала так давно, когда Доминик с Марцеллом еще подрастали.
А что будет потом?
От одной этой мысли сердце будто пропустило  удар, побуждая волшебницу ощутить лёгкую тревогу.
– Иногда о таких вещах нужно умалчивать как можно дольше – всему свое время! – сейчас в Магической Британии неспокойно, несмотря на то, что у Рыцарей все под контролем. Не то, чтобы она кому-то там будет нужна, нет. И использовать ее вряд ли кто-то будет. Просто это такое чудо, которое должно оставаться исключительно между ней и Эдди. И то, чем она успела поделиться с Рикардом, который унёс с собой маленький секрет сестры.
– Я чувствую себя намного лучше, спасибо, – женщина кивнула доктору Ли. Совсем как до того момента, когда она зашла в лавку, выбирая нужные ингредиенты. Да, на какие-то минуты Мальсибер позабыла о том, отчего ей стало дурно. – Я оказалась не готова к тому, что мне понадобится что-то помощь. Мне стало плохо лишь однажды: перенервничала, потеряла сознание. Но это было в многолюдном месте, когда сердце его только-только начало биться. – Как вспомнит эту встречу, так всякий раз и вздрогнет. Наверняка мисс О’Флаэрти того же мнения.
Ровена легко улыбнулась, но вовремя замолчала, понимая, что это вряд ли интересно восточному доктору – у него, наверняка, случаи куда интереснее были. 
– Мистер Ли, – женщина обращает взор к собеседнику, уже предполагая, каким будет ответ. И все же. – В начале апреля в Хогвартсе пройдет благотворительный бал. Я, как хозяйка приема, хотела бы пригласить вас. Не торопитесь говорить ответ сейчас – подумайте. Да, вам там и делать особо нечего. Но, если вас долгое время не было в Магической Британии, то это может быть неплохим шансом возобновить старые знакомства или просто отдохнуть. – Да, она, как всегда, прекрасно-внезапна. – Если надумаете, спросите Ровену Мальсибер – я подойду.

+2

15

Вопрос был совершенно логичным и ни капли не удивил Вэя. Ну конечно, даже странно было бы, если бы она не спросила. Вряд ли в Британии умеют определять пол ребенка на таком маленьком сроке, а женщины - народ любопытный…
Впрочем, вдруг подумалось ему, если бы у него все было бы хорошо, если бы была семья, и был бы ребенок - маленькое чудо, сокровенная тайна - мог бы он удержаться и не узнать, не послушать, то, что скажет ему женское тело? Ведь он умеет слушать - почему же нет? Он бы не удержался, узнал для себя, даже если бы его женщина не хотела знать.
Только потому он не послушался голоса разума и не соврал сразу: нет, конечно, миледи, разве это возможно? я не волшебник!
Это отлично прокатывало в Кинлоке. Он тогда несколько раз неосторожно проговорился  пациенткам о том, что услышал. Меньше чем через год по городку прокатился слух о чудо-докторе, который безошибочно предвидит пол нерожденного младенца. Вот только шумихи вокруг него ему и не хватало! Репортеров из столицы, толпы паломниц, завистливо-ехидных взглядов старших коллег, чьим мнением он очень дорожил. Уфф! Еле отбрехался тогда.
- Нет, сейчас я его не знаю, конечно. Не ставил такой задачи. Для оказания экстренной помощи такая информация излишня. Но если вы пожелаете узнать его, то вам придется принять мое приглашение, чтоб я мог в спокойной обстановке осмотреть вас и задать несколько вопросов. В качестве ответной любезности я только лишь попрошу вас никому об этом не рассказывать. Дело в том, что я  еще не возобновил мою лицензию на частную практику и пока не уверен, что хочу это делать. Будет очень неловко, если ко мне нагрянут хит-визарды с вопросами.
Он проговорил это легко и непринужденно, будто дело и правда было только в лицензии.
Покивал задумчиво словам женщины.
-Да, да, мадам. Это естественно. Волнения и переживания не проходят бесследно. К сожалению, мы бессильны защититься даже от мелких неприятностей, что уж говорить о серьезных тревогах. И даже если бы ваши близкие пожелали оградить вас от всех бед мира и попытались заключить вас  в башню из слоновой кости, эффект, скорее всего, был бы обратным.
Он без труда поддерживал беседу. Хорошо, что эта встреча случилась именно сейчас, когда он успел хоть немного адаптироваться, снова стал собой, а не тем мрачным замкнутым дикарем, с трудом вспоминавшим, как вообще с людьми-то разговаривают, как в первые дни после освобождения.
Благотворительный бал? Вэй, удивленно вскинул брови - на его памяти много что интересного проходило в Хогвартсе, но такого еще не было. Хотя была в его памяти большая и безнадежная прореха в пятнадцать лет, чего уж.
-Благодарю вас, это интересно, миссис Мальсибер! Обещаю как следует подумать.
А сам решил, что совершенно точно, безо всяких сомнений, ноги его не будет на этом балу. Да и в деревне в день бала - тоже.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » И небо - в чашечке цветка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC