картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Приемная » Примерка ролей


Примерка ролей

Сообщений 31 страница 60 из 85

1

http://s0.uploads.ru/BAOsK.gif

Господа и дамы, у нас на форуме действует предложение "примерки ролей" для акционных персонажей и известных канонов (Исключение*: лидеры групп).
   Суть: Вы регистрируетесь и скидываете в эту тему пример вашего игрового поста за данного персонажа - можно на свою тему, можно попросить тему у администрации или автора акции, если персонаж идет в нужных. Если согласие от администратора или заказчика получено, вы можете в течении месяца поиграть персонажем без анкеты или с частично заполненной анкетой. Понять насколько вам комфортно в этой роли, найти в отыгрышах события, которые вы бы хотели вписать в анкету.
   Все это время персонаж придерживается за вами (и никто его у вас не заберет). Но если у вас нет постов и игры в течении недели, без уважительной причины, то роль освобождается.
   По истечении месяца вы принимаете решение - остаетесь ли вы с нами и заполняете анкету или освобождаете роль.
   

Код:
[b]Имя Персонажа[/b]
[i]Должность Персонажа[/i]
[spoiler="Пост:"]Здесь указываете пост[/spoiler]

* Если персонаж не проходит по этому предложению, в акции это указано

0

31

Molly Weasley

Пост:

Декабрь, 1977 год

- Билл, мы опаздываем! – громогласно выкрикнула Молли, чтобы сын поторопился.
Она собирала маленькую дамскую сумочку, в которую следом за внушительным запасом лечебных зелий от ушибов, и порезов и прочих мальчиковых радостей (и не важно, что они собираются к колдомедику!) были спрятаны детская каша и немного пирожков. И умудрялась в полглаза приглядывать за методично собирающем пирамидку из разноцветных деревянных кружков Перси и Чарли делово собирающем в клетку-переноску фигурки магических существ. Мандрагора зло шипела, не желая соседствовать с фестралом, а уже сидевший в переноске дракон вовсе рычал и плевался огнем совершенно не согласный пускать кого-то на свою территорию.
- Милый, выбери кого-то одного. Мы не можем взять всех животных с собой!
- Но я люблю всех и хочу, чтобы все погуляли! – возмутился мальчик, насупившись, - Ты же говорила, что любишь всех нас. Я тоже люблю всех. Не хочу выбирать!
Молли бы умилилась, если бы они категорически не выбивались их графика, и желание поскорее собрать в кучу сыновей не пересиливало желание порадоваться такому чуду воспитания. Она действительно всегда старалась в равной степени уделять внимание детям, всегда показывать, что они дороги и важны для нее вне зависимости от первенства рождения или каких-то других факторов. А еще было желание плюнуть на все, оставить Билла за главного… но потом миссис Уизли вспоминала, что денег на новый дом у них нет.
- Выбери того, кто пойдет гулять с тобой, пока я буду на приеме, а остальные погуляют во дворе, когда мы вернемся!
Предложила вариант Молли, погладив мальчика по растрепанным волосам, и попыталась убрать вихор. Волосы у Чарли росли на удивление и на зависть девочкам быстро, и мальчик всегда жутко капризничал, когда их пытались остричь. Поджав губы, он сосредоточенно оглядел животных, вынося вердикт.
- Она плохо себя вела! – мантикора отправилась в корзинку с игрушками, следом за ней – фестрал и пальчик уверенно кивнул на дракона. – Он будет гулять с нами!
- Вот и отлично. – улыбнулась Молли, снова поднимая взгляд к потолку, - Уильям Артур Уизли, мы опаздываем!
- Сейчас… я иду.
Старший хлопнул дверью, но судя по шагам на лестнице – он наконец-то спускался. Билл с рюкзаком на плече, осмотрел комнату и разумно попытался забрать младшего из манежа, но тот наотрез не захотел отпускать игрушку, держа за верхнее кольцо пирамидку. Стержень с платформой выскользнул вниз, кольца посыпались следом, и мальчик захныкал, лишившись любимой игрушки.
- Мерлиновы подштанники! – охнула молодая женщина.
Одним взмахом она пролевитировала с камина деревянную дощечку к младшему, вернее «пока еще младшему», сыну. На дощечке появлялись и исчезали картинки простых предметов и животных и их названия – с ярко выделенными буквами, чтобы учить алфавит. С одного края она была сколота – Билл в свое время пытался заколачивать ей что-то вместо использования по назначению – но все еще работала и прекрасно отвлекала внимание Перси.
Женщина перехватила сына из рук старшего, удерживая одной рукой на боку, и невольно охнула, почувствовав движение в животе. Кое-кто был против такого соседства, но ничего не поделаешь – придется потерпеть.
- Билл, возьми брата за руку и не отпускай. – скомандовала Молли, торопясь встать в камин. – Второй рукой держись за меня, понял? Крепко держись!
- Да понял я!..
Летучий порох был зажат в руке, она внимательно посмотрела на сыновей, чтобы убедиться, что никто не окажется где-то не там после перемещения и громко произнесла:
- Кабинет миссис Арчибелд!
Миссис Арчибелд была колдомедиком, специализирующемся на ведении беременности и родах. Она принимала только у себя в кабинете – обустроенном на первом этаже собственного дома, рядом с уютной гостиной с каминной, которая служила приемной. Убеленная сединами дама не любила приходить к пациенткам – не считая крайних ситуаций, и что характерно не имела собственных детей. Главным ее преимуществом было безукоризненное знание всех аспектов беременности, не смотря на этот факт. И не высокие цены.
- О, миссис Уизли… - в качестве секретаря подрабатывала молодая соседка миссис Арчибелд, Грейс. – Вы как раз вовремя!
- Удивительно… - хмыкнула Молли, качая головой. – Дорогая, будь так добра, присмотри за Перси, пока я буду…
- Да-да, конечно! – с готовностью поднялась из-за стола девушка, подхватывая малыша. – А Билл и Чарли?..
- Они как-нибудь сами. Главное, чтобы не пропадали из поля зрения. – хмыкнула женщина, доставая из сумочки кашу в баночке и ложку. – Это если Перси вдруг захочет поесть, хотя у него еще полтора часа до обычного времени, но он сегодня мало спал…
- Миссис Уизли, не волнуйтесь, все будет отлично!
Молли с сомнением обвела взглядом детей. Билл уже выудил из рюкзака игрушечную палочку и предлагающуюся к ней книжку с инструкциями, вдохновленно вчитываясь и пробуя что-то сделать из того ограниченного набора заклинаний, которые позволяла детская палочка. Чарли с воодушевлением выгуливал своего игрушечного дракончика на каминной полке – зверь хищно рычал и пытался поджечь керамические фигурки пудельков. Самым спокойным был Перси – он все еще сосредоточенно рассматривал дощечку, на которой сейчас играл с клубком кот и сияла яркая подпись «К» - Кот!
Она вздохнула, улыбнувшись Грейс.
- Ну, предположим...

* * *

В «Норе» царил обычный бедрам, который ничуть не смущал Молли.
Билл кажется что-то поджег, испытывая палочку – по крайней мере со второго этажа шел странный запах, но Молли старалась не вмешиваться пока это не касается лично ее или здоровья других детей. Тем более что часы, висящие в госиной не показывали «в смертельной опасности» ни для кого из мальчиков. Зверята Чарли выбрались из не закрытой корзинки и устроили борьбу за территорию, выбрав своей зоной посудный шкаф, так что чашки и тарелки оттуда периодически пытались упасть и разбиться. Заклинание неразбиваеомости, как уже успела убедиться Молли, имеет свой предел, а вот ее сыновья и их забавы – нет. Но женщина успела изолировать мини-зверинец, и подхватить посуду палочкой, отправляя на места, одновременно отслеживая как тушится рагу, режется салат, закипает чайник и доходят в духовке пирожки с яблоками. К счастью, младшие уже спали, так что почти никто не мешал приготовить прекрасный ужин для мужа.
А он должен был быть хорош и куда лучше обычного ужина, потому что такие новости, как те, что преподнесла ей сегодня миссис Арчибелд, нужно было сообщать сытому и довольному мужчине, рот которого будет забит вкусной едой. Чтобы вместо радости о том, что осмотр прошел на отлично и она здорова, он не разразился ответной речью, когда узнает мааааленькую деталь беременности, которую этот самый осмотр выявил. Две детали, если быть точнее.

+5

32

Артур Уизли. В продолжение поста Молли.

пост

Быть рядовым клерком совсем не так уж скучно, как может показаться. На самом деле, Артур всегда очень даже любил свою работу, своих коллег и даже тех нерадивых магов, которые нарушали закон. К тому же, где еще увидишь столько интересных идей для зачарования магловских вещей как, не работая в отделе по борьбе с этим самым незаконным, но очень интересным, зачарованием?
Вот и просыпался Артур всякий раз в предвкушении очередного интересного дела, надеясь на бурную фантазию магов. Вкусный и ароматный завтрак дарил бодрость и силы для активного рабочего дня, а детский гомон и крики уверенность, что все это не только интересно, но и совсем не зря. Разве может быть зря любимая работа, которая еще и приносит деньги, чтобы содержать не малую, но самую лучшую семью на свете? Конечно же не может. А уж повторить для мальчишек те мелкие колдовства, за которые он давеча оштрафовал других магов, так и вовсе бесценно. Хотя вот с этим Молли не всегда так уж охотно соглашалась. Особенно, это касалось форда "Англия", который не так давно купил Артур. А ведь он всего лишь хотел показать Биллу, что летать совсем не страшно, а метлы под рукой не оказалось.
Поцеловав очаровательную жену перед уходом, Артур всегда направился прямиком на работу, уже предвкушая, что будет что-нибудь интересное. К сожалению, интересное было не всегда, а то и вовсе неприятное и опасное. Но разве ж это может помешать верить в лучшее? Надеяться на то, что вот именно сегодня будет хороший и интересный день. И Артур верил.
Добравшись до места, он как всегда открыл сводку происшествий, прикидывая куда же ему отправиться в первую очередь. Ничего экстренного и опасного, ну хоть так. Но все же выездов не мало. Артур вздохнул, в очередной раз радуясь, что не угас у магов интерес к магловским изобретениям и сокрушаясь, что не угасла и любовь к правонарушениям. Одно зачарованное радио, пара пылесосов и даже один секретер. Вот мебель - это дело не часто, куда активнее маги, особенно те, что не из чистокровных семей, интересуются новомодными изобретениями. Не так давно вот стали популярны микроволновые печи, так народ на них набросился, словно никогда ничего интереснее не было. А они ж своеобразные, последствия - просто кошмар. Даже пара смертей была, а все от того, что не думают, прежде, чем делать.
Прихватив удостоверение, Уизли направился по первому вызову. И ведь самое сложное даже не изъять, обычно. Не расколдовать. А объяснить магу, что делать так больше не надо. Даже штрафы не помогают. Чем только маги думают? И ладно бы только зачаровывали. Так нет ведь, проблема совсем не в этом. А в том, что не следят они потом за вещами.
Секретер оказался с выдумкой: он не просто сам сортировал почту, но еще и сам подбегал к владельцу, если тот слишком на долго отвлекся от работы. Заколдовал его маг-писатель, но так и не заслужив признания, он разорился и продал большую часть мебели. Вот только продавал он, совсем не думая кому. И попал секретер к маглу, который ни сном ни духом не подозревал о магии. А тут такое.
Конечно же, Артур подчистил за нерадивым магом все его оплошности.
С пылесосами было еще проще. Те просто сбежали от хозяев, решив, что они теперь вольные звери и могут делать то, что хотят. Такое бывает с магловской техникой, если плохо с ней обращаться. Поймали, скрутили и расколдовали.
А вот с радио было куда интереснее. Старушка, у которой оно обнаружилось, больше полугода слушала его, даже не подозревая о том, что оно заколдованно. А тут оно ответило ей на вопрос, вместо того, чтобы просто петь или рассказывать то, что обычно рассказывает радио. И она так просила не забирать его, не так много ей осталось, а тут интересный собеседник. Но закон, есть закон. И его тоже изъяли и расколдовали, ничего не поделаешь.
Всю дорогу в Министерство Артур думал, как же это грустно быть этой самой старушкой, одинокой и несчастной на столько, что даже с радио поговорить ей в радость. И его сердце еще больше радовалось и тянулось к любимой жене и шумным, но таким славным сыновьям.
- Любимая, я вернулся. - Отряхиваясь и вдыхая ароматный запах дома и жениной стряпни, возвести Артур. Возвращался он с работы, когда малышня еще спит и тишина дома не была давящей, она была уютной. - И очень проголодался.

+5

33

Molly Weasley, Arthur Weasley
Думаю мой сомастер не обидется, что я ее не дождался, вы прекрасны) приняты
Высылаю в личку инструкцию)

0

34

Наконец-то мне удалось дописать все задуманное в пробном посте на обговоренную тему, хотя мой невовремя проснувшийся внутренний перфекционист все равно не совсем доволен итогом, но сколько можно тянуть...
Так что надеюсь, что пост понравится и прошу прощения, что писал его так долго.

Пост

Начало августа 1973, где-то в горах Китая, и далее до апреля 1974, Китай, Америка.

Рабастан сидел на берегу горного озера и пытался успокоить свое сознание и душу - сегодня слишком важный день, чтобы испортить все волнением или даже малейшими сомнениями. Он не имеет права провалить этот экзамен, назначенный самому себе, ведь это то, к чему он целенаправленно шел последние два года, пока набирался опыта в своих путешествиях и впитывал знания, которыми соглашались делиться опытные некроманты и не только.
Очень быстро он понял, что его школьных познаний (хоть и весьма хороших) по ритуалистике, нумерологии, астрологии не хватает для  проведения всех необходимых расчетов. А еще не хватает практик работы с сознанием и собственной энергетикой, да и в целом более глубокого понимания, что представляет из себя душа в общем и своя собственная в частности. Лестрейндж считал большой удачей, что еще во времена учебы увлекся легендой о Кощее и перво-наперво после окончания Дурмстранга отправился выискивать информацию о его жизни и трудах. В этом-то самом первом путешествии он и определил для себя то, к чему будет стремиться в изучении некромантии. В конце концов, когда речь заходит о такой материи как душа, работать с собственной гораздо сложнее, чем с чужой, поэтому успешное создание хоркрукса - прекрасный показатель мастерства, незаменимый опыт и просто необходимая ступень в познании Смерти.
И вот, спустя два года поездок по России, Китаю, Японии и Индии с редкими заездами домой на праздники, Рабастан посчитал, что все необходимые знания получены, расчеты проведены и перепроверены несколько раз, все тщательно подготовлено к ритуалу и можно приступать, до благоприятного времени осталась пара часов, как раз хватит, чтобы отбросить все посторонние мысли и войти в нужное состояние. И еще раз мысленно перепроверить, все ли готово, ничего ли не забыто.
"Место проведения выбрано и подготовлено - горная долина в Китае. Тут же обустроена пещера, где можно будет прийти в себя после ритуала, с запасом еды, зелий и максимально возможным комфортом.
Выбрано время - ровно 21 год спустя от того момента, как моя душа пришла в этот мир. Высчитать его было, пожалуй, сложнее всего остального.
Рассчитаны все необходимые составляющие для ритуала и все расчерчено и расставлено по местам.
Выбран будущий сосуд для хоркрукса - раухтопаз, оформленный как кулон. Дымчатый камень смерти и духов, способный прекрасно принять в себя часть души и сохранить ее.
Выбрана жертва - маленький магглорожденный маг, недавно только проявивший свои способности к волшебству. Сейчас он спит под чарами в центре ритуального круга.
Дневник, в котором записано все, что я считаю самым важным для себя, все, что делает меня мной, лежит в шкатулке вместе с несколькими ключевыми воспоминаниями о близких мне людях. Это поможет мне понять, как я изменюсь после ритуала, а также не утратить важных частей себя.
Сам я тоже готов. Вдох. Выдох. Пора."

Рабастан поднялся с земли плавным движением и пошел к ритуальному кругу, двигаясь так, словно все еще находился в неком подобии медитативного транса. Немного не дойдя до места проведения ритуала, он остановился, окинул взглядом плато, проверив, что все расположено на правильных местах и рисунок нигде не нарушен. Затем вскинул палочку, снял сонные чары с жертвы и шагнул на свое место в круге. Катрены, Авада в жертву, своя кровь на вместилище... и боль - резкая, раздирающая, почти лишающая дыхания... Остатков самоконтроля и воли хватает, чтобы завершить ритуал, как полагается, а затем приходит темнота...
Рабастан очнулся резко, словно с него заклятие сняли, и сразу почувствовал, что тело затекло от лежания на камнях, а он сам замерз - предрассветный туман окутывал его зябкой дымкой. Сколько он пробыл без сознания - несколько часов или несколько дней? Не было никаких чувств, никаких эмоций, только осознание, что ритуал удался, и всепожирающее чувство пустоты. И он действовал так, словно выполнял приказы, заложенные Империусом: взять кулон с раухтопазом - связь с ним ощущается четко - и надеть на шею, поднять палочку, встать, добрести до пещеры, опрокинуть в себя укрепляющее зелье, укутаться в теплое одеяло, упасть на постель, уснуть.
Когда Рабастан проснулся, было уже темно. Ощущения были странные: пустота, которая заглушает даже сильный голод, ровные эмоции - ни радости,  ни страха, только тлеет где-то в глубине искорка удовлетворения от проделанной работы. Через силу ему пришлось заставить себя встать и заняться необходимым: поесть, прибрать следы ритуала. А потом Лестрейндж  окунулся в озеро, доплыл до середины, не чувствуя холода, лег на спину и смотрел на звезды, мерцающие над ним и отражающиеся вокруг. Он словно отрешился от всего, в голове не было никаких мыслей.  И лишь с рассветом в тело словно влилась энергия и жажда деятельности. Вернувшись в пещеру, он разжег костер и, устроившись поближе к теплу, принялся записывать наблюдения о собственном состоянии в специально заготовленный для этого журнал.
Так прошла неделя или чуть больше. Рабастан описывал итоги ритуала, много медитировал, часто застывал на месте, рассматривая небо или горные пейзажи, нередко забывал поесть, иногда не мог уснуть и просто лежал и смотрел... и постепенно становилось легче переносить пустоту внутри - то ли она становилась меньше, то ли он просто привыкал к ее присутствию. И только через неделю он вспомнил о заготовленном дневнике и воспоминаниях. Следующие пару недель он провел за чтением и сравнением собственных записей до и после. Пожалуй, он стал более рациональным, менее подверженным эмоциям, это... удобно.
И лишь где-то через месяц после ритуала он принялся за воспоминания. По одному возвращал их обратно в собственное сознание, заново переживал их, анализировал и пытался как можно глубже прочувствовать. Вот брат учит его летать на детской метле, приятно, что любимый старший брат рядом, заботится и играет с ним, ему 3 года. А вот матушка вечером у камина читает им книгу, это правила этикета, но тогда совершенно не важно было, что она читает, главное, что она рядом и можно слушать ее волшебный голос, ему 5 лет. Вот отец сам, лично, занимается с ним, и рядом с отцом спокойно и его присутствие ощущается и словно бы уверяет, что ты в безопасности, ему 8 лет. Вот он поступил в Дурмстранг, его приняла ветвь Локи, он горд, что подошел, что дошел до школы, отец и матушка обязательно его похвалят, а брат, может быть, будет завидовать, ему 10 лет. Вот у него получилось поднять первого инфери - теперь у него есть и проект для окончания года, и новый питомец-паук, немного досадно, что нельзя взять с собой на каникулы и показать брату, ну ничего, он сделает колдографии, ему 13 лет. Вот на каникулах крестный показывает им с братом новые интересные чары и у него даже получается их сотворить ненамного позже Руди, хоть он и младше, ему 15 лет. Вот отец представляет его Лорду, тот расспрашивает об учебе, наказывает как следует разобраться в некромантии, одобрительно относится к его идее после школы поездить по миру, поискать знаний у опытных темных магов, он восхищен силой и харизмой Лорда, горд, что на него обратили толику внимания и что отцу не приходится его стыдиться, ему 17 лет. Вот он стоит на крыше школы, сбежал сюда от шума выпускного бала, смотрит вдаль и ощущает, что перед ним открыт весь мир, все пути, его ждет еще столько всего непознанного, неизведанного, неиспытанного, ему 19 лет. Вот он закончил все расчеты к ритуалу, чувство удовлетворения и предвкушения захлестывает его, еще многое надо сделать, но он точно знает, что все получится, ему 20 лет. Все эти и многие другие воспоминания словно помогали ему что-то заново понять, выстроить, оценить... слепить нового себя. Теперь он знал, каким хочет видеть обновленного себя, ему нужно было нечто среднее между им нынешним и им прошлым, у него еще есть на это время.
Ближе к Самайну в горах стало совсем неуютно, да и все воспоминания были осмыслены, пришла пора спуститься вниз, к людям, пожалуй, даже пора поехать в Америку, как и планировал до ритуала - не тратить же время исключительно на восстановление, игнорируя возможность узнать что-то еще полезное. Заодно Рабастан решил написать отцу, ведь для него, для него прежнего, было несвойственно не подавать о себе вестей так долго. К тому же надо было сообщить, что ни на Самайн, ни на Йоль он дома не появится. Впрочем, к Бельтайну должен уже приехать и приехать окончательно. Отправка письма и покупка международного порт-ключа много времени не заняли. Дальше его ждала Америка и ее исконная магия.
К Йолю пришло осознание, что так равнодушно отнестись к тому, что долго не связывался с близкими людьми, - это не очень нормально. Несколько часов медитаций и просеивания собственных воспоминаний немного уравновесили этот недочет. Баст выбрался в поход по магическим кварталам и лавкам Америки, чтобы подобрать подарки для родных. Витающее предпраздничное настроение даже позволило ненадолго перестать ощущать пустоту. Наверное,  пустота теперь стала его постоянным спутником, если не навсегда, то надолго. Что-то подобное он, безусловно, предполагал, когда собрался сделать хоркрукс, но не ожидал, что это будет настолько... выматывающе и, пожалуй, неутолимо. Впрочем, это явно не было тем, что могло заставить его пожалеть о принятом решении или посчитать эксперимент неудачным. Ничего непреодолимого.
И действительно, в апреле он уже настолько привел себя в норму, что можно было возвращаться домой. Свой 21й день рождения он встретит в кругу семьи. И наконец-то отчитается Милорду об итогах своей учебы.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2017-06-01 02:23:18)

+5

35

Rabastan Lestrange
не переодеваюсь *твинк вашего папеньки*
Принят.
Инструкция в личку

0

36

Имя Персонажа: Arthur Vadász / Артур Вадаш

Как правильно красть чужих невест

Артур не думал что все будет так.
Так сложно… Сперва не один день решать как пробраться на выпускной бал, а затем попросту не успеть к нему, задержавшись по семейным обстоятельствам на целых два дня. Он корил себя за эту непозволительную медлительность все те несколько часов, которые провел в поисках настоящей цели своего визита во Францию. Последнего, в обозримом будущем. Будь он предусмотрительнее тогда, год назад, то навесил бы на девицу следящие чары, а не надеялся бы только на свои глаза и уши. Может они и протянули бы до этого дня, кто знает.
За время, потраченное на поиски дома семьи Кассель, Артур успел почувствовать себя и шпионом, и охотником, и черт знает кем еще. Пальцы горели, будто он натер их горчичным порошком, палочка в рукаве щекотала запястье. Улицы полнились слухами и он уже знал, что именно ждет его внутри, так что не обратил особого внимания ни на украшенную цветами и лентами дверь, ни на ступеньки лестницы, ни одна из которых не скрипнула под его ногами, ни на людей, оставшихся за приоткрытой дверью, так увлеченных обсуждением того, чему не суждено было случится, что даже не заметили незваного гостя.
Артур не слишком скрывался. У него не было времени и желания морочиться с оборотным зельем, а мантии-невидимки не падали с небес на всех желающих, так что на его стороне было только то, что никто не хотел и не ждал увидеть его здесь. У гостей, родителей невесты и жениха, да и самого жениха было столько дел и забот, столько увлекательных тем для беседы, что все они просто смотрели мимо.
Проходя мимо двери, он подхватил корзинку с цветами — не приходить же к леди с пустыми руками в такой знаменательный день — буквально на один миг пряча в них лицо и глубоко вдыхая.
В комнату невесты Артур зашел без стука. Дверь, мягко щелкнув замком, закрылась, оставляя их вдвоем.
Грит стояла у зеркала, расправляя фату за спиной. Через тонкую газовую ткань, он видел мелкие пуговицы на платье, спускающиеся вниз от ее шеи. "Слишком много пуговиц", — подумал он тогда, опуская корзину с цветами на пол.
Несколько неслышных шагов, палочка ложится в ладонь (там ей самое место) и невесомо касается белой шеи, как раз там, где от волнения бьется пульс.
Не он причина этого волнения. Во всяком случае — пока.
— Империо, — говорит Артур и его голос ничем не отличается от того, каким он читает вслух газеты, пока его опекун занят более важными вещами.
Подойдя ближе, он наконец ловит свое отражение в зеркале: черная тень за ее левым плечом. Грит тоже видит его и судя по тому как меняется ее лицо буквально за несколько секунд, она помнит. Или, по крайней мере, вспоминает. Пожалуй, это даже немного льстит.
— Ты пойдешь со мной, — продолжает он. — Но сначала, ты со всеми попрощаешься. Напиши им письмо. Ты ведь не хочешь, чтобы кому-то стало плохо из-за тебя?
Пока она пишет письмо, Артур нависает над ней как черная скала, опираясь свободной рукой о стол. Он прислушивается к разговорам, которые неясным шумом слышатся снизу, к скрипу пера о бумагу, к ее дыханию (частому и неровному от близких слез) и нетерпеливо постукивает пальцами по столу. Он не торопит ее, хотя терпение не относится к числу его добродетелей. Уверенность и спокойствие, вот что по настоящему заставляет людей подчиняться и над этими качествами ему еще придется упорно работать.
В один миг ему даже кажется, что она нарочно тянет время, надеясь, что кто-то придет и спасет ее. Но это неприятное чувство проходит, стоит ей отложить перо. Артур просматривает его на правах цензора  (хороший, в меру взволнованный слог и ничего лишнего), удовлетворенно складывает пополам, перед тем как положить на стол и придавить пудреницей, охраняя от сквозняков.
— Умница. А теперь, дай мне руку.
Он чувствует, что руки у нее дрожат, и коленки наверняка дрожат тоже, но это у него еще будет время проверить. Важно другое - она даже не пытается сопротивляться.
Дело остается за малым: последовательная сцепка из трех порт-ключей и вот они уже в Ирландии. Будь он большим параноиком и имей больше времени в запасе, ощутить бы Грит все прелести маггловского парома через Ла-Манш, но сейчас, пожалуй, такие предосторожности излишни.
Дверь его комнаты захлопывается за ними.
Он и не думал что все будет так просто: всего-то и нужно было прийти и взять то, что можешь взять. А хитростью ли, силой, не все ли равно?
От его спокойствия остаются одни только кости: Артур спешит, жадничает, как ребенок у которого могут отнять игрушку. Ему нужно успеть сделать все, заявить свои права на нее, пока не вернулся Антонин, пока не случилось еще что-то, что заставит его отступить, остановится.
Пуговиц на ее платье слишком много, они слишком мелкие и никак не хотят проходить через петли, так что он бросает "Диффиндо" и избавляется от них насовсем.

Отредактировано Arthur Vadász (2017-06-14 23:59:15)

+3

37

Имя Персонажа Griet Cassel / Грит Кассель

Пост:

«Я вырасту…» Франсуа довольно болтает ногами, удобно расположившись на самодельной качели, маленькие пухлые пальцы сжали пеньковые веревки; Грит аккуратно раскачивает его, слушая его детский смешной голосок. Мама суетливо переставляла глиняные вазы с полевыми цветами с места на место, в отчаянии заламывая руки, постоянно обращаясь к небесам, отец простой магией пытался зажечь гирлянду, заколдовывая по одной лампочке, «Я вырасту, сяду на метлу и улечу отсюда далеко-далеко!». Рыжеволосая девушка болезненно вздрагивает от этих слов, выходя из своего счастливого, мечтательного забытья, заключает своего маленького брата в объятья. Болезнь подтачивает эти хрупкие косточки, эти тонкие сосуды, лекарства магглов и зелья волшебников замедляют, но не помогают течение болезни – старшая Кассель встает каждую ночь, слепо идет в комнату брата, чтобы, остановившись на пороге, дождаться ощутимо звучащего вдоха во сне, и вернуться к себе. Руки гладят брата по голове, по мягким, будто шелковым медным волосам, Франсуа довольно и доверчиво утыкается носом Грит в ключицу.
«Нет, mon petit prince, не нужно далеко, пожалуйста. Как же я там тебя найду, в твоем бескрайнем далеко?»
Грит все-таки приходится идти переодеваться – мама кричит на нее, подгоняя легкими толчками в спину, так быстро произнося встревоженные упреки, что невеста почти не разбирает слов, она видит, как отец смеется, пряча свою улыбку, продолжая нарезать движениями волшебной палочки сыр. Соседи и друзья семьи заполняют их разросшийся сад, родители Алена сначала держаться чуть в стороне, а потом втягиваются в пеструю разноголосую толпу, гудящую от ожидания (Quand? Quand? Quand?), – магическая деревня в Франш-Конте, где каждый друг друга знает, принимает месье и мадам Годар, как старых знакомых.
Девушка прикрывает дверь, легкомысленно не закрыв замок, выбирается из вытертого временем и солнцем домашнего платья. Ее свадебное лежит на спинке стула белой тенью, ждет, когда сольется с бледной кожей рыжеволосой невесты – ткань очень тонкая, старая, маме пришлось перешивать платье для дочери из своего собственного, ночами перешивая швы и убирая устаревшие детали. Кассель оно очень нравилось – она убеждает в этом расстроенного отца и мать, долго вертится перед пятилетним строгим критиком Франсуа. Грит не без труда справляется с завязками на нижнем белье, долго сражается с выскальзывающими пуговками, с расшатанной застежкой на кипенно-белой фате. Прячет под ней свое лицо, распущенные волны волос, голые плечи, вдыхает слабый терпкий запах духов. Голоса доносятся сквозь толщу воды, очень далеко, очень счастливо – как эхо жизни, что ее ждет.
Новый выдох приходится задержать в груди; он свистяще покидает свою костяную клетку, горло сжимается, натыкаясь на древко палочки. Первые секунды Кассель убеждает себя – это только шутка, пожалуйста, только глупая шутка. Мучного цвета пелена перед глазами мешает рассмотреть лицо человека за ее спиной – он выглядит нечеткой вытянутой тенью. Голос совершенно незнаком, искажен слышимым акцентом – опасный, соскальзывающий, будто лезвие, прижатое к голой коже.
Из страха не за себя, а за всех собравшихся Грит слушается (ее ведет то ли животный ужас, то ли произнесенное просто Непростительное заклинание) – берет чистый пергамент, что-то пишет, плохо понимая, зачем незнакомцу со смутно знакомым лицом это нужно. Ей даже не приходит в голову кричать; она даже не думает о том, что может ее ждать. Дает темноволосому дрожащую в мерной мелкой дрожи ладонь, зажмуривает глаза. Франсуа так всегда делал, когда в его крошечной жизни происходило что-то плохое – старым способом стремясь прогнать кошмар. Зажмурился – и нет никого.
Но он есть.

Потом, когда Грит узнает его имя, узнает, зачем он это с ней сделал (почти ослепнув от обиды и пролитых слез), она просит Артура, за что он так обошелся с ней и с ее платьем. Оторванные пуговицы так и не удалось найти полностью, швы аккуратно сжить, пятна крови остались ржавчиной – оно раньше принадлежало ее матери.
В ту первую ночь рыжеволосая девушка долго плачет. Неясно только, то ли по себе, то ли по своему подвенечному платью.

+3

38

Arthur Vadász
Griet Cassel
приняты - инструкция в личку)

0

39

Имя Персонажа Leonard Rosier / Леонард Розье

обычное рабочее утро

Начинать рабочий день в офисах крупных новостных изданий считалось нормальным не позже шести часов утра, а кое-кто так и вовсе не ложился - обычно, журналисты. Остальные могли позволить себе разврат и явиться даже в семь, если позволяли обстоятельства и было такое желание.
У Леонарда его никогда не было. Встающий, как правило, неприлично рано для джентльмена, он завтракал на работе, и этот день исключением не стал: ровно в шесть утра он вышел из камина в приемной секретаря, поправляя манжеты и на ходу кивая мисс Хенсон, которая занимала свое место на полчаса раньше шефа и сейчас неспешно дирижировала палочкой над кофейником. Над ногтями другой ее руки трудилась маникюрная кисточка. Розье водрузил трость на подставку, не здороваясь - так исторически сложилось, что среди сотрудников вечерней газеты “Трисмегист” приветствия не были распространены: предполагалось, что никто и не прощался. Учитывая рабочее расписание многих, это было чистой правдой
- Шесть часов одна минута, - мелодичным голосом сообщило небесное создание, - корреспонденция на вашем столе, рассортирована. Я отложила личную переписку на левый край. Мистер Замойски просил о встрече. Кофе будет готов через две минуты, и есть новости о мистере Розье младшем.
Мисс Хенсон, безупречная с любой точки зрения, сдержанно улыбалась розовыми губками: говорят, что люди, почти не вхожие в этот кабинет, любили пошутить о том, произносит ли Аврора “мама”, если положить ее на спину, как положено любой фарфоровой куколке, но те, кто бывал здесь часто, такой тактической ошибки не допускали - как любой хороший (нет, идеальный!) секретарь, мисс Хенсон не только обладала великолепной памятью, но и не ленилась записывать. И потом, поговаривают, те, кого она записала, могли внезапно лишиться работы. А то и репутации.
Её наниматель о маленьких слабостях секретаря был прекрасно осведомлен... и очень их одобрял.
- Вы, как обычно, очаровательны, Аврора. Новости о мистере Розье младшем принесете вместе с кофе.
А до кофе - никаких рабочих писем, только личные.
В пять минут седьмого - ни минутой позже - Леонард поднял глаза. Аврора аккуратно опустила на стол поднос с чашкой кофе и салфеткой, затем отступила назад и сложила перед собой руки - ну вот надо же, и никто не дрессировал. Сама такая. С ума сойти.
- С вашего позволения я начну. Успели добавить в верстку новость о вчерашнем ужасном происшествии с оборотнями в Косом переулке, мистер Замойски и мисс Ламарр уже подготовили черновики статей, у мисс Ламарр аналитика, у мистера Замойски… как обычно, оба ждут вашего решения, что пойдет в вечерний номер сегодня. Что касается мсье Ивена…
Сделав несколько быстрых шагов вперед, секретарь наклонилась к уху Леонарда и быстро зашептала, на вкус старшего Розье несколько перебрав с эмоциями - впрочем, понять ее было несложно, хоть и ледяное, но сердце у Авроры было, а Ивен…
Чтож, в этом смысле отцу было, чем гордиться.
- Ужасно, - после первых двух фраз сказал Леонард. Затем поднял бровь, - простите, Ивен - что?
Хенсон повторила, утвердительно качнув копной локонов модного в этом сезоне и дарованного ей куда раньше природой цвета blonde aux fraises.
Леонард побарабанил пальцами по столу.
- А потом?
Аврора дополнила. Счастливый отец подумал, что, к сожалению - в силу некоторых семейных обстоятельств и одной трагедии  - пропустил период пожеванных перьев на своем столе, сломанных игрушек и перепачканных кашей галстуков, и теперь судьба наказывает его, заставляя сразу справляться с периодом оторванных голов, сломанных репутаций и украденной девичьей чести. Не то, чтобы он был против, но жизнь его к этому явно не готовила.
Впрочем, когда вообще жизнь к чему-то готовила любых представителей семейства Розье? С того момента, как супруга покинула этот мир, и Леонард остался один на один с плодом их союза, он вообще разучился ждать от судьбы милосердия в этом смысле: сын и наследник был зубодробительно предсказуем в том, что от него не стоит ждать ничего хорошего, но чертовски изобретателен в том, чего именно. И еще не дожил до возраста, в котором любой уважающий себя Розье превращался из безумного любителя осложнить жизнь всем причастным, непричастным и случайным свидетелям в добропорядочного джентльмена, снисходительно взирающего на мир сквозь бокал хорошего коньяка и умело прикрывающего внешним добродушием тот факт, что зубы с когтями никуда не делись.
- ...сразу двоих?.. Цепи и огневиски? А проиграл сколько?.. Ах, выиграл? - Леонард с облегчением рассмеялся, берясь за черновик статьи Замойски, - тогда о чем речь, Аврора? Все прекрасно, вы можете быть свободны.
Но кое-что его всё же озадачивало.

Ровно в семь бронзовая статуэтка на столе у мисс Хенсон опустила копье и заговорила голосом Леонарда.
- Аврора, дорогая, - осторожно поинтересовался артефакт, - мне неловко заставлять вас произносить это, я уважаю вашу юность и воспитание… и всё-таки, вы не могли бы пояснить мне, как он собирался использовать мантикору?

Отредактировано Leonard Rosier (2017-06-23 13:18:38)

+6

40

Leonard Rosier
Приняты, инструкция в личку)

0

41

Abraxas Malfoy

Сочинение на тему "Как я стал вдовцом"

«Виктория, о моя прекрасная Виктория…» Абраксас тепло улыбается супруге. Его прекрасной светловолосой нимфе, забравшейся с ногами в кресло по другую сторону стола, в тонком синем шелковом платье, так восхитительно оттеняющей синеву ее бездонных глаз.  Действительно красива. Хорошая кровь, и их сын получился именно таким, каким должен быть наследник семьи Малфоев – красивый, в мать. И умный, в отца. Получился, вырос, пошел в школу. Сегодня они вдвоем в этом замке. Он и она. И домовик, подливающий вино в бокалы. Абраксас едва касается своего губами – супруга же пьет жадными глотками.
«Виктория, о моя прекрасная Виктория…» Слишком глупа, что бы быть чем-то, кроме украшения. Слишком глупа, что бы стать преимуществом. Слишком глупа, что бы не путаться под ногами и не пытаться устраивать скандалы. Право же, разве он давал ей повод? Ну интрижки на стороне, да. Пару раз прилюдно унизил. Эти карты можно было бы разыграть – будь она умнее. Оскорбленная мужем-тираном супруга – и уставший от семейной жизни супруг. Завела бы втихую себе любовников – полезных любовников, или даже любовниц. О, с ее внешностью кто угодно пал бы к ее маленьким ножкам и бросил к ним же весь мир. Но вместо того, что бы распорядиться своими возможностями с умом – супруга додумалась устроить отвратительный скандал и, к тому же, совершенно открыто завести любовника. Зачем? Заставить его ревновать? Только убедила в своей глупости.
«Виктория, о моя прекрасная Виктория…» Теперь украшение стало помехой. Сложно действовать, когда тащишь на себе балласт, который лезет не в свое дело и ставит палки в колеса. И нет бы палки были изящные, полные того, что вызывает интерес к противнику. Нет, теперь она просто досадная помеха. А вот карта безутешного вдовца, которому любимая супруга прилюдно изменила, но он все равно скорбит… Это будет полезно. Развяжет руки. Что ж, последняя вещь, в которой Виктория может принести пользу.
«Виктория, о моя прекрасная Виктория…» Так ничего и не сказав, супруга подскакивает с места и, пошатываясь, идет к балкону. Абраксас встает и идет за ней. Прижимает спиной к резным перилам. Вкладывает в руку бутылку дорогого вина. Смотрит последний раз в прекрасные синие омуты, прижимает к себе, чувствуя тепло тела сквозь тонкий шелк ткани. Целует, долго и обстоятельно. Когда поцелуй заканчивается, в его глазах только холод и равнодушие. Он получил все, что хотел. Больше не нужно. А ненужные вещи принято выбрасывать – незачем копить груды хлама. Виктория, очевидно, не настолько глупа. Она понимает, что что-то не так, отшатывается… Абраксасу достаточно только подтолкнуть, совсем немного – и сломанная кукла летит вниз, на камни двора, короткий крик быстро обрывается. Даже в смерти она выглядит красиво. На белоснежных плитах синее и красное.
«Виктория, о моя прекрасная Виктория…»

+6

42

Abraxas Malfoy
Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

0

43

Millisent Bagnold. Глава Отдела магических происшествий и катастроф.

Пост

Больница святого Мунго наконец-то заснула после наполненного не самыми радостными событиями дня, не было слышно криков раненых, не ругались сквозь зубы колдомедики, склоняясь над очередным пострадавшим, не рыдали мамы, папы и прочие родственники тех авроров и хит-визардов, которым не повезло пережить нападение на клинику.
В коридорах были слышны лишь негромкие шаги патрулирующих коридоры врачей и... авроров. Последние появились в Мунго по настоянию Барти Крауча, и как бы Миллисент к нему не относилась, но вынуждена была признать, что авроры здесь отнюдь не лишние. Правда, было немного неуютно проходить рядом с людьми, которым на законных основаниях разрешили использовать Непростительную тройку.
- С вашей дочерью все будет хорошо, миссис Багнолд, - раздался голос идущего рядом колдомедика, - через две недели она уже сможет вернуться к работе.
- Лучше бы она туда не возвращалась, - тихо произнесла Миллисент. Ее дочь тоже была аврором, молодая, только в сентябре закончившая курсы стажировки и сменившая нашивку на рукаве на форменную мантию. И сейчас миссис Багнолд недоумевала, как она могла разрешить Кэтрин идти в аврорат? Как позволила рисковать собой? Чем была занята, когда девочка объявила о будущей профессии? Неужели забыла, что времени, когда слово "аврор" означало красивую форму и минимум риска, не существовало никогда? 
Наверное, забыла. Как иначе объяснить это ее разрешение?
Сходя вниз по ступенькам очередного этажа святого Мунго, Миллисент заметила среди проходящих колдомедиков сына Роджера. " Мир сошёл с ума, - пронеслась мысль в ее голове, - хрупкая девочка работает в аврорате, а ее старший брат в волшебной клинике".  Роджер отвернулся, едва завидя мать, а миссис Багнолд с грустью вспомнила последний разговор с сыном.
Поведение ее ребёнка в принципе было понятно. Он - колдомедик, на его плечи легла тяжесть работы с жертвами оборотней и некоторыми пострадавшими сегодняшнего дня. Роджер видел перекошенные муками лица, слышал раздирающие души стоны раненых, и, пожалуй, имел полное право ненавидеть оборотней, искалечивших столько людей. А собственная мать продолжала их защищать... Сразу же после Кровавого Рождества она дала интервью нескольким журналистам, везде говоря примерно одно и то же:"Нам надо дать оборотням возможность спокойно жить, учиться и работать. Пожирателям смерти не надо было обещать им многое, всего лишь  уважение, отношение такое же, как и к другим волшебникам, рабочие места. И я не уверена, что оборотни стали бы служить Темному Лорду, если бы имели у нас то, чего лишены."
Она пыталась объяснить свою точку зрения сыну, но Роджер кинул на нее презрительный взгляд и ушел.
"Помиримся ли",- подумала сейчас Миллисент, провожая взглядом спину сына. Хотелось, хотелось верить, но шансов было мало...
На выходе ее ждала собственный секретарь Мэри, затораторившая быстрее сороки:
- Миссис Багнолд, завтра мисс Саммерс из "Ежедневного пророка" хотела бы взять у вас интервью по поводу случившегося. И мистер Минчум прислал сову, пишет, что завтра утром экстренное заседание глав Отделов, и он ждет ответа вас отчета о действиях обливаторов...
Миллисент жестом ее остановила и, пообещав разобраться со всеми делами завтра, трансгрессировала домой. Сейчас ей нужна горячая ванна, чашка чая и теплая постель. Дела могут подождать и до утра...

Отредактировано Millisent Bagnold (2017-07-16 21:05:39)

+4

44

Millisent Bagnold
Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

0

45

Фернан Розье (старший)
Редактор и собственник крупной газеты рискну замахнуться на "Ежедневного пророка" :rofl:, бизнесмен.

Пост:

Из общего нейтрально-положительного ряда готовых к публикации материалов выбивался только один текст.
Заштатный писака Купер соизволил передать для утверждения целый трактат на пятидесяти листах убористым почерком. Парень тонко намекает на повышение жалования и внезапный рост профессионального уровня? Тактика интересная, но в случае с Фернаном бесполезная. Сомнительный дар графомании владелец газеты никогда не жаловал.
- Я буду крайне удивлен, если его вирши вдруг переродятся в сенсацию, - скептически подметил Розье, перебирая исписанные листы. Проблема еще и в том, что номер практически сдан в печать. Даже если Куперу удалось раскопать нечто любопытное, количество знаков придется урезать минимум вдвое. Колонка - это вершина успеха для упомянутой "кильки пера", и тенденции к улучшению навыков рыцарь не замечал. С другой стороны...
Сделав знак секретарю прекратить словоизлияние, т.к. мольбы услышаны, Розье внимательно вгляделся в первые строки.
"...представители культурно-досуговой отрасли магического Лас-Вегаса сообщают о небывалом размахе недавнего мероприятия..."
Какого еще мероприятия?
Последующие строки внесли некоторую ясность, и даже косноязычное изложение мыслей ее не затуманило.
"...руководство заведения не открыло имена высокопоставленных персон в целях сохранения анонимности..."
Боже, Купер, у какого дислексика ты учился писать?! Ладно, это поправит выпускающий редактор. Дальше...
"...представители казино сообщают о колоссальной прибыли в размере квартального оборота, а также девятизначной сумме выплаченного выигрыша одному из активных лидеров вечеринки..."
Рыцарь переменился в лице. И нет, причиной тому были вовсе не стилистические огрехи в работе журналиста.
Каким образом этот прохвост оказался в Лас-Вегасе именно в эту ночь?!
А главное, так, чтобы его не увидели? Ладно Нотт, но Фернан наперечет знает всех своих сотрудников начиная с самого низкого чина! И не просто на уровне шапочного знакомства, а вплоть до таких деталей биографии, о которых никакие официальные документы и справки даже намека не подадут. Каким же таким образом...?
Секретарь заподозрил неладное.
- Сэр?..
- Все в порядке, - поспешно отозвался Розье, делая вид, что скрупулезно вычитывает текст. - Я просто задумался. Вы ведь помните, что мистер Купер излишне фриволен в обращении с правилами английского языка, - это действительно правда, хотя в данном случае абстрактная. Будь у этой кильки чуть больше мастерства, шеф схлопотал бы сердечный приступ уже на первом абзаце.
"...из заказанных блюд и напитков стоит особо отметить... <перечисление>..."
Вздор! Та дивная смесь силоса со спиртом, которую именовали "коньяк", не соответствовала оригинальному напитку и на сотую долю процента! Я и моя головная боль помним это слишком хорошо! Отсюда и количество, хм, проб - поиск достойного напитка в алкогольной карте отнимает время!
Спустя первый десяток страниц описаний гостей, обстановки казино, блюд и присутствовавших женщин, лицо Розье наотрез отказалось повиноваться своему владельцу, демонстрируя разнокалиберные варианты шока.
"...на игорный стол в качестве ставки с грохотом опустилась многорожковая люстра стоимостью в несколько сотен тысяч галлеонов..."
Между прочим, наш выигрыш покрыл ее стоимость!..
"...жонглирование фишками и удивительные фокусы с извлечением предметов дамского белья, из карманов пиджака и брюк одного из участников действия. Отметим, что гость доселе вид имел вполне благообразный, а все фрагменты одеяний принадлежали присутствовавшим здесь же леди..."
Каких еще предметов?! Я достал только... ох!...
"...гвоздем ночной программы явилось блистательное исполнение танца с последовательным обнажением, в исполнении мужчины. Аккомпанировали ему несколько партнерш за игорным столом, которые в эстетических целях согласились увеличить разрезы и декольте платьев до антиморальных величин..."
...Что?
На этом месте Фернан поперхнулся и призвал на консультацию собственную память - восстановить хронологию и авторство некоторых эпизодов недавней вечеринки в казино Лас-Вегаса. Максимилиан всегда был полон обескураживающих идей, и, кажется, в этот раз они точно выйдут обоим участникам боком. Конкретнее - связкой малоприятного Круцио со всеми вытекающими. А еще до сих пор непонятно, кто из них двоих взгромоздился на этот проклятый стол, да еще в окружении экзальтированно настроенных женщин? Розье искренне убеждал себя, что это сделал Нотт, но уверенности не было, что весьма омрачало положение. Пускать материал в таком виде категорически нельзя! А лучше не отправлять в печать вообще, хотя...
Даже из этого щекотливого текста, пусть и без имен, можно извлечь пользу, и Фернан не являлся бы собой, не найди он такую возможность.
Взявшись за перо (хотя с большим желанием рыцарь сжал бы в ладонях бокал с чем-то высокоградусным), он принялся нещадно вычеркивать целые страницы, отправляя их в мусорную корзину под ошарашенный взгляд секретаря. - Свяжитесь с администрацией казино, - деловито изрек межчина, искореняя лишнее в словоблудии Купера. - Сообщите, что мы готовы предоставить им рекламную площадь, причем в печать уже завтра, 5 января. Для такой цели писанина, кхм, подойдет. Стоимость публикации установить в размере...

- ...Сэр, сэр?
Фернан моргнул - в его ладонях по-прежнему покоилась газета. Нетронутая чашечка кофе сиротливо дожидалась своего внимания на столике.
- Вам заменить, сэр? - вежливо поинтересовался официант, намекая на холодный уже напиток. Розье кивнул и мельком огляделся. Людей в кафе было немного, и рыцарь по привычке взглянул на часы. Двадцать три минуты первого, в это время здесь всегда малолюдно, а до встречи с Максом еще пара часов... СТОП.
- Молодой человек, напомните, пожалуйста, какое сегодня число?
- 3 января, - с готовностью отозвался тот, и направился к стойке. Рыцарь похолодел. Сегодня они с Максимилианом собирались в...
Черт.
Третье января. А разговор с секретарем свершился четвертого, то есть... это был сон? Вещий, предсказательный, какой угодно, но суть от того неизменна. Сон?
Чашка кофе развеяла сомнения в собственной адекватности, потому что никакие грезы не воспроизведут подлинное благоухание качественного напитка. Розье поднес чашку к губам, наслаждаясь первыми глотками.
Сухой закон. Сухой закон, Макс!

Отредактировано Fernand Rosier (2017-07-23 14:51:32)

+6

46

Fernand Rosier
Собственник "Пророка" - Министерство, а вот генеральным редактором - да )
И добро пожаловать.

Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

0

47

Fernand Rosier
Я могу посоветовать пару каноничных изданий чьим собственником можно быть (зачем один газета, брат?)

0

48

Ashling C. O'Flaherty
"Пророк" был выбран для наглядной масштабности, но я не откажусь побыть и его генеральным директором )

Rickard Lestrange
Если доступно несколько, то еще веселее и удобнее, но об этом вслух приличные мафиози не говорят ) готов выслушать рекомендации )
Благодарю за прием!

Отредактировано Fernand Rosier (2017-07-23 15:24:40)

0

49

Имя Персонажа
Северус Снейп
Должность Персонажа
Зельевар, аспирант на кафедре зельеварения школы Хогвартс

Пост:

Начало 90-х.
Думал ли Снейп о том, что сегодня заглянет в Лютный переулок? Нет, для него это было маловероятным, как и то, что аконитовое зелье, выпитое Люпиным не в срок, подействует.
Проще сказать, что Снейп не планировал посещения столь сомнительных мест ни сегодня, ни в ближайшее время. Ведь все необходимые ингредиенты, даже и пусть самые редкие, он всегда получал более надёжным способом, минуя сомнительные места их продаж таких как этот злачный кусок магического квартала.

Проснувшись утром, он планировал позавтракать, провести лекцию по зельям, а далее предаваться глухой агонии, проверяя домашние задания студентов.
Но судьба в лице Дамблдора распорядилась иначе:
- Северус, - тон директора Снейпу уже не понравился, слишком уж карамельным он был, - забери, пожалуйста, сундук, который мне передали из Шотландии, и отнеси его Корнелиусу. Будь добр, это очень важно, - добавил он так, словно в важность дела и впрям нужно было поверить. Но Снейп отчего-то не торопился делать таких выводов. О срочности и важности дела речь заходила лишь тогда, когда самому Альбусу не хотелось заниматься подобными бытовыми делами. И Снейпа это злило. Конечно же директор не намеревался злоупотреблять терпением профессора зельеварения, который в глубине души понимал, что раз Альбус поручил ему это дело, значит альтернатив не было.
Будто других забот не хватает, - возмущения нахлынули с новой волной, но он не высказывает их, а лишь оставляет удушающей тенью раздражения на собственном лице, - будто не нашлось другого курьера. В такие минуты Северус ненавидел директора и его школу с его учениками и правилами, испытывал злость к себе и отвращение к собственному положению. Тем не менее, подавленные чувства не мешали исполнять свой долг и Северус смиренно ( и так каждый раз) принимал любое задание от Дамблдора. Жалел ли он о своём выборе? Возможно. Но уж точно не жалел, что впоследствии этого выбора не оказался за решеткой Азкабана.

... А вот и посыльный - подумалось ему, как только он завернул за угол и обнаружил почти бездыханное тело.
- Вставай, - сухо произнес Снейп, оглядываясь по сторонам, подойдя ближе.
Плохо закреплённая вывеска, покачивалась на ветру, хоть и ветра- то самого здесь не было. Стены и дверь прилавка говорили о почетном возрасте здешних мест, а местные попрошайки, завидев жертву, как-то совсем ловко обступали забредших сюда. К счастью, случайных прохожих не было видно, да и попрошаек было всего несколько, они пока только наблюдали издалека.

Отредактировано Severus T. Snape (2017-07-31 01:10:17)

0

50

Severus T. Snape
Доброго вечера ).

От меня вопросов нет, подождите еще Рикарда ).
Северус может быть аспирантом Слагхорна, на кафедре зельеварения в Хогвартсе.

0

51

И вам доброго.

#p28911,Ashling C. O'Flaherty написал(а):

Северус может быть аспирантом Слагхорна, на кафедре зельеварения в Хогвартсе.

Хороший вариант. Мне нравится. Спасибо за идею.

Отредактировано Severus T. Snape (2017-07-31 01:10:56)

0

52

Severus T. SnapeДля успешного начала игры: Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик Выясните отношения. Найдите партнера для игры.[/align]

З.ы.касательно того, что обсуждали в личке с Гавейном.
Можете брать любую работу, не связанную со школой,

0

53

Спасибо всем за теплый прием. А по поводу профессии я тогда еще подумаю.

0

54

Рита Скитер
Корреспондент "Ежедневного Пророка"

Пост:

- Моя Дорогая, есть только один способ поспевать за всем, что твориться в нашем обществе – всегда быть на гребне сенсации. Писать много, быстро и так, что бы тебя помнили. Что же до обиженных и оскорбленных твоими статьями – забудь о них. – Рита посмотрела на замерший в ожидании кончик зеленого пера, задумчиво накрутила прядь волос на палец и возведя глаза к потолку развернулась на кресле.
- Зачеркнуть. Секреты совершенства выдавать… Ха! Дважды Ха даже родной матери. Напишем ка ей Нет, даже лучше с нового листа – Блокнот прилетел в руку волшебницы, открываясь на новой странице и перо послушно поставило точку. Ту, с которой начнется следующее предложение.
- Дорогая моя Британия. В этот тяжелый и траурный час я вынуждена обратить твое внимание на вопиющее безобразие. Стоило только крови несчастных тысяч разорванных в одно не забываемое рождество смыться под десятками сапог, как произошло то невероятно, потрясающе ужасное событие…
Рита бросила взгляд за окно. Там, над Лондонским пейзажем, открывающемся из окна ее квартиры, мирно парила птица. Ее полет был столь расслабленным, что Скитер отвлеклась от своей статьи в порыве легкой, иронической зависти. «Детка-детка, ты свободна, но жизнь твоя скучна и пресна. Ты не даришь миру то, что действительно важно – новости под соусом сенсации, конечно же».
- Подобно знамени врага небо Хогсмида разодрал ужасающий символ, что способен принадлежать только самым черным из волшебников. Этот символ олицетворение того, как далеко зашла бездарность амбициознейших борцов за контроль над нашими поступками. Как это порой бывает, они так заняты играми в пятнашки, что совсем не замечают…
Задумавшись еще на секунду, девушка потерла переносицу и недовольно откинула блокнот в сторону. Вскоре такими темпами придется носить очки – едва ли в вечерних сумерках она может читать то, что пишет сама.
- Пора бы завести кого-нибудь с амбициями.. Ну хоть поговорить будет с кем. – Рита усмехнулась и раскрутила кресло, оттолкнувшись кончиками пальцев ноги от подоконника.
- Сначала. Есть идея!
Подскочив на ноги в воодушевлении, девушка запрокинула голову, глядя на потолок.
- Создается впечатление, что неприятности Министерства Магии никак не закончатся. Конечно, подвергать критике  их бездарную организацию правопорядка или упорную неспособность объяснить некомпетентность следствия значит повторять уже пройденный материал в очередной, третий раз. Но сегодня, в день, когда наши дорогие дети должны были вернуться в школу и с новыми силами взяться за усердную учебу, произошло непредвиденное злодейство!

+3

55

Rita Skeeter
Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.[/align]

0

56

Lucius Malfoy
Таможенный отдел (по поводу непосредственной должности я бы обсудил)

Пост:

Рука еще горела после вызова, а взгляд Лорда в спину, казалось, выжигал там дыру, размером с его сердце. Когда-нибудь, это должно было произойти, так почему же не теперь? Он едва окончил школу, едва успел получить свой драгоценный аттестат и вот она, проверка на верность и готовность вступить во взрослый мир. Проверка куда более яркая, опасная и сложная, чем дурацкие выпускные экзамены Хогвартса.
Люциус расправил плечи, повел ими, прогоняя прочь жутковатое ощущение между лопаток, надменно вздернул подбородок. Он, Люциус Абраксас Малфой, сын древнего чистокровного аристократического рода не собирается бояться испытующего взгляда своего нового господина.Тем более, он не намерен бояться глупого испытания. И пусть, он не ждал его с таким алчным звериным нетерпением, как многие, не упивался чужими страданиями со страстью хищного зверя, но намеревался выполнить приказ в наилучшем виде.
Медленно опустив голову, он скучающе посмотрел на свою первую жертву, которую должен был не просто убить одним взмахом, но пытать, заставить кричать от боли, корчиться, молить о пощаде и жить... Жить, как можно дольше, каждое мгновение умирая от муки, но не в силах уйти за грань. Он много читал, вопреки мнению заучек, считавших его человеком, не склонным к учебе. Он очень много читал и среди прочитанных им трудов были сочинения средневековых инквизиторов, китайских палачей и римских пыточных мастеров. Правда, все они пользовались грубыми и дикими приспособлениями, ничего не смысля в истинном искусстве пыток. А пытки, с точки зрения юного аристократа, были великим искусством, а не грубым и жадным вырыванием кишок из жертвы.
Глубоко вздохнув, Люциус утонченным и небрежным движением вскинул руку с палочкой, подобно дирижеру перед огромным оркестром. Стряхнул кружево рукава с кисти, холодно, по-змеиному улыбнулся прикованному к стене доходяге - магглу, посмевшему чем-то неугодить Лорду. Его вина была неважна. Он был виновен уже потому, что посмел родиться. Уголки тонких губ изогнулись, напряжение отпускало и Малфой на выдохе, шелестящим порывом ветра, произнес первое заклинание, едва-едва провернув кисть в движении. Человек закричал, захлебываясь и выгибаясь дугой.
Волна напряжения всколыхнулась, прошлась по нервам ураганом и схлынула, оставляя после себя воздушную эйфорию, легкость, опьяняющий восторг сделанного через пропасть шага.
Сложно сделать только первый шаг.
Спустя полчаса, его жертва еще пыталась кричать, выворачивая с хрустом собственные суставы в попытках уйти от боли, вырваться или умереть. По изувеченному телу текли кровь и пот, кожа взбухала новыми ранами, нарывами, рубцами. Но маггл оставался жив и в сознании в угоду господину. Люциус же не чувствовал ничего. Это словно с него сорвали пластами кожу и вытянули по одному нервы, даже пальцы потеряли чувствительность, а слуха уже не касались чужие крики - в уши, будто, набили ваты. Он механически исполнял пасы, а во рту копился незнакомый привкус. Опомнившись, подобно аристократам прошлого, он  выудил свободной рукой надушенный шелковый платок из кармана и прикрыл им нос и рот, совсем, как это делали предки, выражая свое отношение к простолюдинам и магглам, буде такие оказывались в непосредственной близости. Нет, ни запах крови, ни вонь чужих страха и боли его не тревожили. Ему просто было все противнее от происходящего, от бессмысленности действа. Убить было бы проще. В маггле не было никакой ценности, от него не искали информации, все это было лишь на потеху. Совершенно противоречило кодексу чести высокородных магов.
Два часа спустя, Люциус покинул пыточную с ровной спиной и высоко поднятой головой. За его спиной осталась поломанная кукла, больше похожая на соломенное пугало, попавшее на рога фермерскому быку, чем на человека. Маггл умер лишь тогда, когда Лорд насытился и отвел взгляд от происходящего, когда перестало саднить между лопатками. Когда он, наследник древнего рода, официально получил от своего господина новую должность, от одного только звучания которой многие впали бы в экзальтированный восторг. Заведующий группой, отвечающей за пытки магглов. Многие, но не он. Впрочем, разве Лорд когда-нибудь спрашивал мнение своих последователей? Оценив способности своего выкормыша, он воздал ему по достоинству. И Люциус вовсе не собирался с этим спорить.

+4

57

Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

0

58

Максимиллиан Шафик
Старший драконоловец

Пост:

Был светлый день. Достаточно светлый рабочий кабинет в министерстве магии. Хозяином кабинета был Дориан Брейвус, доктор легилименции. Обычно доктор занимался допросом подозреваемых, но сегодня у него в кабинете не подозреваемый, а начинающий сотрудник министерства и драконоловец Максимилиан Шафик.  Макс просил доктора об одолжении и Брейвус не отказал в столь необычной просьбе. Дориан сидел за столом и заполнял некоторые рабочие бумаги и читая личное дело сотрудника. Его поражала постоянное упоминание  термина «дракон» в личном деле пациента, новиду не подавал. Доктор, закончив заполнять документы, протёр очки и взглянул на Максимилиана. Высокий темноволосый и крепкосложенный мужчина. Его взгляд был серьёзным и проникающим до глубины души. Брейвуса напрягал подобный взгляд, он профессионально подходил к любому пациенту и не рассматривал это как агрессию.  Макс сидел в кресле, который был ему слегка мал, в ожидании дальнейших указаний.
- Вы уверены, что вам это нужно, дорогой Максимилиан? Как я уже говорил, если у вас нет способностей к ментальной магии - то освоить окклюменцию будет очень трудно.
- Как я уже говорил, - спокойно ответил Макс, - Я должен попробовать, что бы понять – могу или нет.
- Хорошо. Таково ваше решение.
Доктор Брейвус встал из-за стола и подошел к испытуемому.
- Для начала я буду просматривать ваше прошлое. Как врач, я буду хранить в тайне все, что узнаю о вас. Однако ваша задача – не дать возможности считывать вас как книгу. Удерживайте сознание закрытым. Представьте образ, который бы никак не был связан с вашим прошлым.  И удерживайте его. Готовы?
- Да. – коротко ответил Шафик.
Драконоловец был спокоен. Его ничто не тревожило, он не переживал за результат эксперимента. Будь успех или провал – Максимилиан действовал бы дальше согласно ситуации. Покупка амулетов, разучивание заклинаний. Он умело прогнозировал любой исход. И вот, Доктор Дориан начал проникновение в память. Макс напрягся, вытянулся как струна на кресле. Его разум подвергся колоссальному давлению, которого он никогда не испытывал. Зубы скрежетали от боли, даже не физической, с такой силой, что казалось, вот-вот треснут. Он старался, как мог, но уже через несколько мгновений перед глазами поплыли картинки его воспоминаний. Изображения ритуала, который провалился. Юношеская заносчивость. Страх, ненависть, досада, отчаяние. Потеря дара, данного ему с рождения. Всё свалилось в тот момент на его голову. И тут же все пропало. Доктор Брейвус закончил
- Это было, - говорил слегка растянуто Дориан, - слегка неожиданно.
- Я не справился. – Констатировал Макс.
-О! Нет, нет, - принялся его успокаивать Дориан, - Всё прошло, как я планировал. Только я не ожидал такого сопротивления. И эти воспоминания, суровая доля. Это неплохой результат. Не хороший, но и не плохой. Ваше физическое состояние дает некоторые преимущества, но этого недостаточно. Я очень опытен в таких вопросах и могу с уверенностью сказать что некоторые задатки у вас всё же имеются.
- Что вы предлагаете?
- Ну, для начала отвечу на ваш вопрос поставленный мне вчера. Да, вы можете обучиться окклюменции! – Торжественно заявил доктор, поправляя очки.
- Спасибо доктор. Есть рекомендации для второй попытки? – Максимилиан так спокойно посмотрел на Брейвуса, как будто он только что во шёл в его кабинет, без страха и сомнений.
- Вы ещё и продолжить хотите? Это поразительная отвага и полное безрассудство. – Удивлённо воскликнул Дориан, не понимая настойчивости пациента.
Максимилиан сидел в кресле и смотрел на доктора Брейвуса, вызывая дискомфорт своим пронзительным взглядом.
- Ну так и быть. Попробуем ещё раз. – Недовольно проговорил Дориан. – Хотя я рекомендовал бы отдохнуть и прийти через пару дней.
Доктор вновь поправил очки, которые никуда не сползали. Глубоко вздохнул и медленно произнёс:
- Постарайтесь удерживать сознание за счёт ваших сил волевых, а не физических. Словно вы проигрываете партию с самим собой. Убедите себя в том, что  воспоминаний, которые  я ищу - не существует. Победите себя в собственном убеждении. Удержите сознание от вмешательства.
Макс кивнул и приготовился к повторному эксперименту. Боль в мозгу взорвалась, такая, словно через него пропускали ток. Тело было напряжено, скорее, по привычке, ибо для тела угрозы небыло. Драконоловец был поглощён поставленной задачей и сконцентрировался на мысли, что не может проиграть. И он не проиграл, сразу. В подсознание, словно штопором вкручивалось инородное сознание и вновь поплыли картинки. Индия, Аскезы, тренировки, испытания, тренировки, обеты, тренировки, боль и тренировки. Сеанс закончился. Доктор потёр лоб.
- Это было жутко, если хотите знать. Теперь я понимаю, откуда в вас такое упорство. – Сказал он слегка с отдышкой.
- Это всего лишь воспоминания, доктор. – Максимилиан был так же безмятежен, как и вовремя начала эксперимента.- Сейчас они для меня никакого значения не имеют. Скажите, каков результат эксперимента?
- Лучше, намного лучше, –довольно проговорил Дориан, поправляя очки, - Вы поняли меня и сделали как надо. Однако этого всё еще недостаточно. Я бы кое-что ещё предложил, но на сегодня хватит. Ваш мозг может пострадать. А этого допустить я не могу. Если хотите продолжать то приходите через неделю.
- Я приду завтра. – Немного холодно заявил Макс.
- Богарт вас подери, Вам, что совсем не иметься? Это очень опасная процедура. И…
- Так я приду завтра? – Перебил его Шафик, чуть более человечным голосом и, как показалось доктору, подобием улыбки.
- Приходите, – обречённо констатировал Дориан, - Но если что случится, я прекращу наши попытки раз и навсегда.
- Спасибо доктор Брейвус, – Это всё таки была улыбка на лице Макса, - Я буду следить за своим состояние и не стану причиной неудобства.
- Зачем вам вообще развивать эту способность? У вас такой послужной список, что мало кому захочется копаться в вашем прошлом.
- Потому что — я могу это. - Макс проговорил, это с таким тоном, словно он судья выносящий смертельный приговор.  Чем заставил доктора Дориана немного испугаться.
Немного погодя Максимилиан Шафик покинул кабинет, соблюдая этикет. Доктор Брейвус сел за рабочий стол и принялся записывать наблюдения в личном деле сотрудника. Потом украдкой улыбнулся и проговорил про себя:
- Похоже, термин «дракон» станет нарицательным в деле этого молодого человека.

+4

59

Maximilian Shafiq
Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

З.Ы. в оформлении профиля ссылку на анкету можно оставить пустой (мы потом вставим ссылку на анкету) либо создать в приемке пустую тему для будущей анкеты)

0

60

#p30169,Rickard Lestrange написал(а):

Maximilian Shafiq
Для успешного начала игры:

Оформите профиль, ссылки в список персонажей и занятые внешности и год выпуска. По желанию создайте почтовый ящик
Выясните отношения.  Найдите партнера для игры.

З.Ы. в оформлении профиля ссылку на анкету можно оставить пустой (мы потом вставим ссылку на анкету) либо создать в приемке пустую тему для будущей анкеты)

Создал анкету.

0


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Приемная » Примерка ролей