картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Тот, кто предал, тот вновь предаст.


Тот, кто предал, тот вновь предаст.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Тот, кто предал, тот вновь предаст.


Открытый(если вы доктор, но все равно стучитесь)


http://s001.radikal.ru/i193/1612/92/8412a3335bc9.gif
http://s3.uploads.ru/e6Z5N.gif
http://s020.radikal.ru/i710/1612/84/19f6c2a349e8.gif

Кайлан Грант, Дункан Саваж, Гавейн Робардс.

19 декабря 1978, 13.35.

Мунго

Раздадутся во тьме шаги...
Кто за дверью? Друзья? Враги?
Подозрениям нет числа –
Мир за гранью добра и зла.
И случится – в недобрый час –
Тот, кто предал, тот вновь предаст.
Безрассудно сожжёт мосты
Кто угодно, но... пусть не ты! (с)

0

2

Паршиво.
На душе было настолько гадко, что Грант ощущал на своих плечах далеко не приятную тяжесть бремени. Они с сестрой сделали выбор, в момент, когда они забирали ее воспоминания о себе каждый был полностью убежден, что это единственно верный поступок. Кайлан верил, по крайне мере очень старался себя в этом убедить, Руби теперь сможет сделать все-то, о чем мечтала. Не будет страдать, не будет беспокоиться, не будет жаждать об «обычном мире без магии», а станет его частью. Ни Кайлан, ни Мюррен не высказали вслух принятой в подобных случаях шаблонной фразы – у нас не было иного выбора. И теперь из-за возложенного бремени он страдал и мучился.
Сегодня Кайлан запомнил как свой конец света.
Оставались последние штрихи. Оповестить жителей Нэрна табличкой о том, что бар и гостиница отныне закрыты и повернуть ключ в замке. Это должно было стать жирной точкой. Дом их детства и юности вскорости должен был превратиться в такое же забытое, покинутое и отданное на растерзание безжалостному времени. В любом случае аврор не был несколько в ином состоянии, спасшим его от меланхолии. Грант был зол. На Пожирателей, считая их нападения личным оскорблением, на весь окружающий мир, как бывало, когда сам себя уничтожаешь. Не прошло и минуты как дядя забрал Руби, а они с Мюррен так толком с ней не попрощались, как значок, извечно приколотый к поясу брюк, подал голос, не двусмысленно объясняя кто, где и почему.
- Справишься одна? – хмуро спросил Кайлан у сестры, вытаскивая из кармана портключ. Круглый, похожий на медальон артефакт был теплым на ощупь. Он открыл крышку, нажал на кнопку и… вот он уже в приемном покое Мунго.
Огляделся, пытаясь разглядеть в ярком свете хотя бы одну свободную медсестру и кивнул, когда к нему подбежала волшебница. Пришлось наскоро ее заверить, что с ним все нормально, по меньшей мере физически нормально и что помощь что помощь нужна кому-либо другому:
- В какой палате Гавейн Робардс? – Кайлан был из той категории людей, которые прямо смотрели собеседникам в глаза. Одних обычно это раздражало, а других, видимо, заставляло считать - подобное ко многому обязывает. Он же выжидал, когда ему предоставят интересующую его информацию. Могли даже не провожать, в Мунго авроры бывали чаще, чем ужинали дома.
Врад ли Грант должен был выдавать на гора свое беспокойство. Не в первый и не последний раз он стремительно передвигается по больничным коридорам, разглядывал номера палат и заглядывал в открытые двери. Как бы это не звучало, не в первый и не в последний (верилось) раз он навещал здесь кого-либо из коллег. Другое дело, что сегодняшний день в пятерку лидеров «дней, которых Кайлан не хотел вспоминать». Никогда. Лучше бы они никогда не случались. И к болотному черту все философские рассуждения о том, что чтобы не делалось все к лучшему!
Поэтому усталость, волнение, озабоченность и с десяток других, ранее скрываемых и не отображаемых на лице эмоций, сейчас крайне успешно вырывались наружу. Нет, естественно вины Кайлана в случившемся не было. Но нет, нет, да в голове пробегала тихая, тонкая мысль – что если бы он остался на ночное дежурство и ничего бы не случилось…? Но право, чем он мог помочь, если бы пренебрег правилами и просидел еще одну смену? Схлопотал бы выговор и принудительный отдых? За время своего далеко не маленького стажа, Грант понял одну важную вещь - всегда есть два пути. Первый в данном случае: считать себя виноватым каждый раз, когда что-то пошло не так. Второй путь: понимать, что в жизни всё зависело не только от него и от его желания помочь, но и от множества других факторов.
Невозможно спасти всех. Невозможно уследить за всем. Невозможно…
…предотвратить нападение, когда твои отношения с прорицанием, мягко говоря, безнадежны.
Первой пронзившей его мыслью в старенькой гостинице в Нэрне, прежде чем активировать портключ, была, что он не против сам устроить шефу выговор. Почему? Объяснений была масса, но самое честное оказывалось и самым долгим.  Гавейн был не столько наставником и учителем, когда Кайлан только пришел в аврорат, делившимся знаниями, отчитывал и бывал строг за дело. Он  стал другом, от которого немыслимо было хранить секреты и пытаться обманывать. Был частью семьи, которую ни при каких обстоятельствах не хотел терять, даже если бы тот не дал навязать свою помощь. Один из очень немногих кто вызывал доверие, и к кому хотелось прислушиваться. В любой другой день Грант реагировал бы менее категорично, вот только одна травма следовала за другой. Достаточно было первого потрясения.
- Дан, - окликнул он живописно подпирающего стену друга, в последний момент избежав столкновение с несшей на подносе ряды склянок с лечебными зельями волшебницей. Никаких вежливых приветствий, отстранённых чисто английских разговорах о погоде, подобным можно было развлекаться за завтраком, а не когда именно Дункан с пять минут назад отправил Кайлану сообщение: - Что произошло? Что слышно? 
Больше того что хотелось знать кто напал на Робардса, Гранту хотелось непременно выплеснуть на кого-либо кипевшее внутри раздражение. Не на Саважа, который похоже тоже был далеко не в курсе подробностей, то на колдомедика, требуя от того историю болезни. И получив заветный свиток, мрачно пробежался по тому взглядом.
- «Поступил: общее состояние неудовлетворительное. Без сознания…», - Кайлан прокашлялся, хмурясь еще сильнее: - «Обнаружены повреждения от заклинаний…» И после этого он припоминает мне…
«Иммобулус», - не успел продолжить вслух, взглянув на открывшуюся дверь и выходящего из палаты Скримджера. Сегодня все были еще более не в духе, чем обычно. В прочем им с Дунканом разрешили войти.

+2

3

- Полегче, Кайлан, полегче, - "названного брата" Дункан заметил, еще когда тот несся по коридору, но оторвался от попыток расслышать, что говорится за дверями палаты, только когда старший из питомцев Робардса едва не лишил пол-этажа дневного приема лекарств. - Простите моего коллегу, мисс Ривер, он не нарочно, просто переволновался за друга. - Улыбнуться, чуть виновато развести руками, и девушка, явно готовая высказать все, что она думает о способностях некоторых авроров замечать окружающих, сдержалась, только фыркнула неодобрительно и двинулась дальше, покрепче перехватив поднос.
- Ничего пока не знаю кроме того, что писал тебе ночью. - Саваж чуть пожал плечами и улыбнулся уголком губ, - Робардс пришел в себя недавно, и его общество монополизировал командор, - короткий кивок в сторону закрытой двери, - судя по тому, как долго он там, дело двинется с мертвой точки под названием "что за хрень вообще произошла". - На самом деле он знал чуть больше чем "на Гавейна напали сегодня, он жив, в Мунго", но это были пока "пустые" детали, отдельные оборванные кусочки мозаики, как ни верти их в руках - не складываются в картину, не дают ответов на два главных вопроса: "кто" и "как это случилось", их слишком мало. Даже контуров не выстроить. Робардс ушел из отдела где-то к концу вечерней смены, когда точно - никто не помнит, не ясно даже - портключом домой, как обычно, или изменил этому обыкновению и отправился куда-то еще, - никто не знает. Тем же вечером, уже раненым, через значок вызвал О'Флаэрти на одну из лондонских улиц неподалеку от Министерства, и Эшлинг доставила его в госпиталь, затем сообщила Скримджеру и своему аналитику. К имеющимся уликам, то есть к вещам Гавейна, Скримджер запретил прикасаться кому бы то ни было из авроров кроме назначенного следователя, значит определенно подозревал в причастности кого-то из "своих". В принципе Дункан конечно имел шансы получить к ним доступ неофициально, но предпочел даже не пытаться: на месте "леонида" он бы сам себя заподозрил среди первых, значит ни к чему давать к этому дополнительные основания. Улицу, координаты которой О'Флаэрти запомнила, он осмотрел, но ни на месте, ни поблизости не было следов боя, значит туда Робардс скорее всего аппарировал, откуда - тоже неизвестно. Медицинская карта с перечнем полученных ранений, проведенных врачебных манипуляций и назначенных лекарств случившееся прояснить тоже не слишком помогала, но мешать Каю обрести немного кажущегося контроля над ситуацией и заодно немного спустить пар на неудачно попавшего под руку дежурного колдомедика Дан не стал - пусть восстановит душевное равновесие как может, и лучше не об товарищей по службе. - Будет он жить, будет, даже работать отпустят через неделю где-то, если записи верны. Сэр. - Перед появившимся наконец в коридоре Скримджером Саваж вытянулся по стойке смирно и приложил руку к плечу в военном приветствии. - Нам можно войти?
Вообще-то он не исключал и того, что командор запретит, так что разрешение было со всех сторон хорошим признаком: оно означало во-первых что Гавейн в состоянии с ними поговорить хотя бы недолго, а во-вторых, что окончательно оба его стажера доверия высшего командования все же не утратили. Хоть что-то обнадеживающее. Вид наставника тоже обнадеживал: бледен, слаб, устал, что после беседы с "леонидом" не удивительно, но умирать определенно не собирается. - Сенсей, ну нельзя же так, - Дункан с шутливой укоризной покачал головой, выложив на столик у кровати пакет с грушами и две упаковки фруктового йогурта, добытого в знакомом фермерском магазинчике, и бутылку сока, - весь отдел на ушах стоит. Что произошло? - К утру новость уже разошлась, и аврорат гудел, как растревоженный осиный улей: версии, варианты действий, грядущие перспективы исполнителей покушения, как только их найдут... "Амазонок" Дан отдельно попросил внимательно слушать, кто и что говорит, и присматриваться, кто будет нервничать больше остальных, и особые надежды в плане наблюдений возлагал на Джонс.

+3

4

Кратким пересказом посещения Руфуса можно было считать сакраментальное: "Если умрёшь, учти: откопаю, некромантирую и заставлю работать". Гавейн слушал и задумчиво вкушал принесённое шефом тыквенное печенье.
Его малость знобило, голова начинала кружиться, стоило оторвать её от подушки, но Робардс был жив, относительно цел, и можно даже сказать, орёл.
Разговор вышел все равно не из приятных. Пусть вины Руфуса в том не было. Искать предателя занятие нужное, важное. И очень не приятное. Ведь им по определению может быть только близкий. Дантэ не зря поместил их в девятый круг.
Кайлан и Дункан входят. Гавейн не вольно вспоминает суховатое: "Тебе прекрасно известно, кому проще всего было бы это сделать. Мне." Скримджер размышлял самым простым путем: ищи среди тех, кому позволяешь зайти за спину, чьё присутствие для тебя привычно и знакомо. На кого даже не придёт в голову подумать.
Проверить этих двоих, да Адама самое очевидное. Но Гавейну до зубовного скрежета не хотелось даже предполагать, что Кай или Дан мог хладнокровно отправить его на верную смерть. Не профессионально.
Но очень по-человечески.
Пусть их проверит Руфус, а Гавейн не готов вбивать между ними и собой клин не доверия. Особенно в это непростое время.
- День добрый, - оторвать голову от подушки он все ещё не рискует. И улыбается, припомнив саркастичный тон Руфуса : "Подушка тебе идет."
В их глазах Робардс видит не притворное беспокойство.
- Спасибо, - Гавейн чувствует себя внуком, у которого вдруг обнаружилась толпа жаждущих кормить его бабушек, но этого он не говорит, - И к слову угощайтесь. Я этого не говорил, но печенье от Руфуса, - он чуть поворачивает голову, и едва уловимо морщится от кольнувшей висок боли, - Не буду ходить вокруг да около. То что я вам сейчас скажу должны знать: Скримджер, я, Доусон, вы двое и О'Флаэрти. Мой личный порт ключ был подменен.
Гавейн даёт им обоим немного времени осознать полученную информацию. Сделать выводы.
Он не позвал сюда третьего не потому, что не доверяет ему. Адам не был так дружен с Кайланом и Дунканом, как эти двое между собой. Может быть потому, что был младше. А может слизеринство давало себя знать. Ранее Робардс никогда об этом не задумывался.
Да и сейчас это не имело особого значения. Он выбрал Саважа и Гранта, потому что оба могли сделать что-то полезное с этой информацией. Младшему из его стажеров она только помешает.
Руфус с ним согласился, и потому в своём решении Гай был уверен.

+2

5

Определенно хотелось закатить глаза.
«Переволновался за друга»…
Конечно, Кайлан не говорил Дункану, что собирался сделать прошлой ночью. Возможно, собирался сказать, как пошатнулась почва под ногами, устои, с рождения заложенные в голову волшебника рушились, скрежетали и накренялись. Все имело статус незыблемого, вечного и ценного меркло с каждой секундой.
Грант отвратительно спал. Даже через тревожный чуткий сон, обняв сестру за плечи, в голове роились дурные мысли. И они только сгустились, когда посреди ночной тьмы на значок пришло сообщение. Все рвалось к действию: найти, узнать, наказать по заслугам. Нет. Отомстить. Личные переживания сплетались одним шипящим змеиным клубком и Кайлан понимал, что он ничуть не лучше проклятия, что не начинало действовать сразу, а постепенно накапливало силы и ждало…будто обладая разумом.
«Переволновался за друга!»
- Прошу прощения, мисс, - все же выдавил из себя аврор. Даже улыбнулся, но улыбка вышла блеклой, не дошла до уставших глаз и растворилась слишком быстро, ввергая Кайлана в привычное видимое безразличие. Волшебница фыркнула, тихо отчитала того себе под нос и убедившись что все баночки с зельями в целости, тем же быстрым шагом пошла по коридору.
С секунду он смотрел ей вслед. Прежде чем полностью потерять интерес к чему либо кроме Саважа, истории болезни и подозрительной тишине за закрытой дверью. Палата была зачарована. И тет-а-тет со Скримджером тоже наводил несколько противоречивых линий развития сюжета.
Взгляд вновь пробежался по истории болезни. Можно было сколь угодно долго строить догадки что, кто и как. Для собственного успокоения, но теории и факты вещи разные.
Кайлан машинально, не задумываясь, синхронно с Дунканом вытянулся и подобрался, когда дверь палаты открылась, и оттуда вышел Скримджер. С точностью он не знал, что делал бы скажи начальник, что запрещает им войти к Гавейну. Попытался бы возразить? Возможно, тем самым вызывая в Руфусе, мягко говоря, недовольство. Но все обошлось и поблагодарив, скользнул в палату.
Работники Аврората слишком частые гости в стенах Мунго. Портключ в приемный покой. Знакомые палаты. Больница представлялась вторым домом, причем родные стены спален – стояли только на третьем месте. Грант плотно закрыл дверь. Занять позицию, чтобы видеть дверь и при необходимости либо зачаровать, либо встретить достаточно радушно любого кто решит войти. И все же Грант нахмурился при виде шефа. Были вещи, которые не вязались в его голове, в его представлении, не вписывались в общую картину. И пусть Гавейн всего на три года старше, но Кайлан совершенно не допускал мысли, что его можно застать врасплох. Уважение, любовь, почтение, восхищение – вот что он испытывал по отношению к Хэмишу, это же раз от раза имело место быть по отношению к наставнику. И видеть его на кровати было…
На лице ничего не отразилось.
Кроме что ухмылки на замечание о печенье. Но от предложения Кайлан отказался. Он вспомнил, как оставил Мюррен, разбираться с оставшимися пустыми пабом и гостиницей, как кусок в горло не лез за завтраком. И обливиейт. Нет уж.
- Мой личный порт ключ был подменен.
Брови сошлись к переносице. Иногда было заманчива возможность свершения справедливости, или как ее называли – кармы. Что всякий предатель будет однажды предан сам. Всякий грабитель будет сам ограблен и убит. Это был бы отличный закон самоуничтожения зла. Гранта подмывало взглянуть на Саважа с безмолвным вопросом «какая сволочь это сделала?», но он удержался.
Ответ был более чем очевиден. Свой. Исключительно свой.
Тот, кто имел доступ в его кабинет. Тот, кто точно знал, как выглядит личный портключ Робардса.
И большая часть людей знающих это уже были названы.
- Расследование будет вести Доусон или О`Флаэрти? – не то чтобы это сильно меняло дело. Не то чтобы Кайлан начал качать права, спрашивая, почему не они с Дунканом. Но Гавейн так же как и они оба знал, что бывшие стажеры даже получив четкий приказ не вмешиваться, так или иначе, вмешаются. Особенно если дело пахло крысой в аврорате. – Спрашивать о том будут ли нас проверять не стану, – в этот раз улыбка вышла более реальной. Конечно, проверят. Кого как не их двоих. – Но может есть подозрения?
Следовал и еще ряд вопросов – запомнил ли Гавейн нападавших? Видел ли лица? Куда его забросил подмененный портключ? И действовать на нервы пострадавшему не хотелось, зная, что до них Скримджер задавал все то же самое.

+1

6

С Кайланом определенно не все в порядке: мрачен сверх обычного, как будто подавлен, спал определенно плохо или мало, от еды, причем не просто какой-нибудь еды, а от приготовленного Веной Скримджер печенья, молча отказался. Едва не удавшееся покушение на заместителя главы аврората подействовало так, как и должно было - внесло тревогу и смятение в ряды подчиненных. Учитывая, что Робардс был и оставался до сих пор их наставником и практически вторым отцом - подействовало вдвойне, вот только Дункана, в отличие от старшего, случившееся в первую очередь злило, а злость подгоняла работать. Думать. А значит привычно отодвигать эмоции в сторону насколько возможно, тем более те, к которым его так топорно подталкивали.
Список доверенных лиц Саваж просто отметил согласным кивком, отдельно обратив внимание на вошедшее в него имя непосредственного командира: О'Флаэрти, будучи задетой за живое способная на резкие и импульсивные действия, не слишком вписывалась в этот стройный ряд, возможно Скримджер рассчитывал на ее чутье, упрямую дотошность и боевые навыки, включая ее в группу. Что ж, неплохо, не придется ничего скрывать от Эшлинг, можно спокойно работать в паре как обычно. Не посвящать остальной отряд в некоторые детали работы им не впервой. Следующая фраза уже заставила задуматься, Дункан молчал почти две минуты, машинально вертя в пальцах надкушенное печенье, - выстраивал новую картину произошедшего, гораздо более ясную, чем была у него сегодня утром. О самом существовании портключа, насколько Дану было известно, знали немногие: Скримджер, Грант, Талмедж и, собственно, он, - неприлично узкий круг подозреваемых. Кто и каким образом мог узнать от кого-то из них? Ключ был официально зарегистрирован, - кто и на каких основаниях мог предположить, что он существует, и искать информацию в архивах транспортного отдела? Ключ был подменен накануне в течение рабочего дня, - кто входил в кабинет Робардса и провел там достаточно времени без достаточного внимания к своей персоне, чтобы его отыскать и подменить? Кто знал, где он вообще хранится? Отличался талантами карманника и имел возможность их применить, если портал был у Гавейна, а не в оставленных без присмотра вещах? Беспечностью Робардс никогда не страдал, эти круги тоже должны быть узкими. Кто имел возможность достать подходящую для дубликата монету? Порталом Гавейну служила британская крона достоинством в пять, а не в обычные шесть, шиллингов, выпущенная в тысяча девятьсот шестидесятом году и изъятая из обращения после денежной реформы семьдесят первого, - такая далеко не в любом кошельке мага найдется. Надо отправить запрос в Гринготтс, выяснить, не менял ли кто-то в последнее время деньги на коллекционные маггловские. И остальное тоже выяснить. Как только у них будут хотя бы относительно точные ответы на эти вопросы, задачу станет возможно решить.
- Доусон, - уверенно бросил Саваж в ответ на вопрос, заданный вообще не ему, - будь это О'Флаэрти, я бы знал. - Более того, он бы сейчас был не здесь, а в кабинете Скримджера, работал над делом. Или здесь, но по поручению Эшлинг, а не собственному почину. Проверять их разумеется будут, глава аврората лично, и удивительно только, что уже не вызвал на проверку, перспектива прохождения которой отдавалась неприятным ноющим холодком в затылке. Скрывать Дункану было нечего, но собственный разум он привык считать своей суверенной территорией и пускать туда кого-то еще не любил. Даже выпавший благодаря протекции и щедрости Гавейна шанс перед этим поесть тыквенных печенек миссис Скримджер не очень-то эту перспективу скрашивал. - Где вчера находился портключ? И где поддельный сейчас? - Его неплохо бы исследовать, это тоже может дать какие-то полезные результаты.

+2

7

Руфус прав, как это не неприятно. Его заму необходимо посмотреть на своих экс-стажеров свежим взглядом. Взглядом: "У вас была возможность это сделать".
Гавейн долго моргает, и решает, что будет делать это потом. Слабость? Да, он не спорит, но сейчас собирается себе это позволить. Потому что это парни, которых он выбрал из числа поступавших стажеров, как своих; которых водил на магловские фильмы; чьи стаканы с виски иногда соприкасались краями с его - в его кабинете...
Слишком много вместе пережитого их связывало, чтобы он мог просто взять и начать их подозревать.
"Пока я Мунго беру на себя смелость об этом не думать. Пусть Руфус думает: буду пользоваться преимуществами жизни болезного и раненного." - мысленно решил Гай, едва уловимо улыбаясь, когда Дункан ответил на вопрос Кайлана.
- Верно. Доусон, - он медленно моргнул, вопрос о порт-ключе сегодня уже звучал, и задумаваться не пришлось, - Он был у меня в столе, - Гавейн чуть нахмурился, - Когда я аппарировал, он был при мне. Значит должен оставаться в вещественных.
"Вместе с драным свитером и еще парочкой мелочей" - Гавейн протягивает руку за грушей, на мгновение его посещает дурацкая мысль: "Интересно, а их проверяли на всякую ерунду. Хотя парней это не должно было обидеть. Стандарная процедура."
- Конкретных подозрений у меня нет. Каждый день через мой кабинет проходят толпы людей, - Гавейн легко надкусил фрукт: "Благославенна будь цивилизация, которая позволила нам вкушать эти дивные плоды в декабре." - Я льщу себе, полагая, что людей, которые могут так просто подойти, открыть мой стол, вытащить порт-ключ и положить другой, не так много. А тех, кто знал, как он выглядит и того меньше. С другой стороны, он был официально зарегистрирован. Это значит, что любой, кто имеет доступ к архиву документов департамента транспорта, мог это узнать.
"А еще я могу допустить мысль, что их было несколько, а еще мне просто стерли память о факте подмены. Казалось бы: если они имели в доступ в кабинет - к чему таки сложности. Но одно дело убить зама в кабинете, выйти оттуда и посветить лицом, и совсем другое, сделать ловушку. Если меня вообще хотели именно убить. О эти "если бы", "Может быть" и игры в тройной блеф "А если они предусмотрели, что я предусмотрел, что они..."

+2

8

Кайлан едва заметно кивнул, давая понять, что согласен с решением. Вернее не так. Согласен он не был, но понимал выбор.
Им одновременно связывали руки и давали больше возможностей. Особенно после того, как покопаются в их воспоминаниях. Скрывать ему было нечего. У него никогда не появлялось даже тени сделать что-то, что принесет вред человеку, которому он обязан очень многим. Нужно было только приложить усилия, чтобы не закрываться окклюменцией, выдавая все на-гора. Вытерпеть силу чужого разума, копошащегося в закромах бессвязных мыслей, воспоминаний и образов. И Кайлан определенно точно не хотел, чтобы кто-либо (тем более Скримджер) увидел вчерашний вечер и утренний инцидент. Необходимо было перестать мыслями возвращаться к потерям и расставаниям. Собраться. Хотя бы укрыться за привычные маски. Вот Дункан уже начал косо поглядывать.
«Не сейчас. Есть дела важнее. Она в безопасности».
Грант был почти уверен, если дело приобретет должный резонанс, проверят всех. И просто так предатель не покажется. Постарается не попасться на первой же волне проверки. У крысы всегда была вероятность временно стереть воспоминания.
«Мы не можем предать то, чему не были преданы», - пронеслось в голове. Грант кинул тяжелый, но все же утративший львиную долю прежней возбужденной обеспокоенности на наставника. Кажется, удалось нахмуриться. Он видел его таким лишь несколько раз, и никогда подобное состояние здоровья не вязалось с представлениями Гранта. Не эта болезненная бледность, не эта искусственная беспомощность.
Хотелось подскочить и поправить Гавейну подушку. И напомнить о первой заповеди врачей: больной считается излечимым до тех пор, пока он в состоянии попасть себе в рот таблеткой.
«Обратиться в архив транспортного, узнать, не посещал ли их кто из авроров в последний месяц. Они должны были бы оставить заметку».
Иголка в стоге сена. Кайлан мог с ходу выдать, кто был вчера в штаб-квартире, кого не было, кто ушел до того как свой кабинет покинул старший аврор, а кто остался. Грант провел на работе две смены подряд, задержавшись еще на два часа, прежде чем понял, что мозг, мечтающий о сне не лучший помощник в эту минуту.
- В любом случае это только наш отдел. И кто-то кто был вчера на смене. Нужно будет поднять записи дежурств, - губы сжались в плотную линию. Грант чуть наклонил голову, с задумчивостью разглядывая уныло-серый пол больничной палаты. Это могла быть разыгравшаяся мания преследования, что усилилась с эмоциональным скачком. Но нужно было исключить любые варианты.
Дилемма. Проблемы выбора всегда начинали вставать на пути, когда дело касалось друзей. Одна часть сознания говорило о том, что это беспочвенные не имеющие к нападению подозрения, другая – что являлась наследственной способностью Грантов к недоверию ко всему что двигалось, дышало и говорило – что нужно сказать. Доверие может убить, а недоверие лишь только ранить. Гавейн должен знать. Дункан должен понять, что замеченные за ним странности должны чем-то объясняться.
– Дункан, - Кайлан решительно поднял на него взгляд: - В последние пару месяцев я заметил за тобой нетипичное поведение.
Подозревать сейчас, когда нужно было сплотиться. Нужно было действовать сообща, а не это…

+3

9

- Не только записи. - Печеньку Саваж догрыз и достал из-за ворота значок - раз Эшлинг в курсе ситуации, ее уже можно попросить заняться проверкой документов, чтобы не терять времени, которого и так упущено достаточно.  Предупреждать жестом о том, что собирается взяться за палочку, Дункан не стал, - здесь все настолько свои, что в этом нет необходимости. "Можешь слушать?" Проступавшие на металле сообщения не звучали на самом деле, но эта неточная формулировка как-то прижилась. "Списки дежурств" - не только сами списки, разумеется, но и ненавязчивый опрос, кто был вчера в отделе, а кто -нет, записи тут с фактами совпадали не всегда: авроры объявлялись на работе в выходные, отсутствовали по срочным делам в рабочие дни, подменяли друг друга по необходимости, и все это не всегда своевременно отражалось в бумагах. К тому же бумаги можно было и подчистить. "Запросы в транспортном" - и не только записи о запросах и о выданном допуске к архивам, которые сотрудники отдела обязаны были вести, но и опрос работников архива лично. Даже на предмет странных провалов в памяти - это тоже нужно учитывать. "Гринготтс, британская крона шестьдесят первого, в пять шиллингов, кто получал" - Эшлинг знает о портключе, его вид больше не тайна, скрывать незачем, проверить - стоит. Значок она носит не первый день, поймет, что в полной мере означают короткие фразы, и как нужно действовать. Официально делом конечно занимается Доусон, но командование ведь не ожидало, что они будут тихо сидеть, сложив ручки? Продублировать действия коллег, подстраховать на всякий случай, присмотреть, чтобы ничего не упустили, лишним не будет.
"Нетипичное поведение"? Дункан вернул палочку в ножны, недоуменно приподнял бровь, чуть нахмурившись, и внимательно воззрился на Гранта. Это он сейчас о чем? Даже если внимательно перебрать мелкие нюансы, что из них может вызвать такую ремарку? Уж точно не иначе прожаренный бекон к яичнице, не перемена вкусов на виски, не относительно новая привычка читать в гостиной. И даже то, что он начал записывать некоторые заключения, размышления и наметки в блокнот, который всегда надежно запирал, - вряд ли. Что еще? Откуда взяться явно сквозившей в словах друга неприятной подозрительности? Грантовская паранойя взыграла некстати? - Кай, я подобную реплику подобным тоном последний раз слышал полгода назад, и то идея в ней была предельно четкой: "сын, когда у нас появится невестка и внуки?" Ты мог бы не изображать сцену "дорогой, нам нужно серьезно поговорить" с долгими вступлениями и трагическими лицами, а выразиться как-то... - Саваж покрутил ладонью в воздухе, - яснее и к сути?

+3

10

Гавейн разглядывает их обоих – единственных кого он бы мог назвать своими детьми. Своими сыновьями. И не собирается ни на секунду верить, что кто-то из них в этом замешан. Он кивает на слова Кайлана, снова  медленно моргает, собираясь с мыслями. Чуть знобит, голова кружится. И комната начинает плыть.
   Гавейн мысленно считает до трех, до боли сжимает кулак под одеялом, чтобы ногти впились в ладонь. Картинка проясняется.
Да, – голос вроде не дрожит, да и парня слишком заняты своими мыслями, что бы присматриваться и он надеется – прислушиваться, – ты прав, Кай.
   Они оба чертовски внимательные мальчишки. Всегда были. Он их за это и отобрал из числа других. Дункана даже отказав себе в возможности взять очень талантливого артефактолога, который потом ушел Отдел Тайн. Жаль. Но сейчас у них сложная задача. А Гавейн терпеть не может быть слабым.
    И еще он использовал сомнительной светлости и нейтральности артефакт. Это вряд ли вскроется для широкой публики, так и оставшись между ним и Руфусом, потому что газетчикам об этом точно знать нельзя. Спасибо куполу пожирателей. Журналистам как обычно плевать, для чего ты использовал что. Им только дай возможность громкого заголовка.
    Кай говорит, и несколько мгновений Гавейн смотрит на него недоумевающе. Думает что ослышался. Они всегда были не разлей вода. Два брата. Даже живут вместе. И если Кайлан подозревает, Дункана... это значит.
  «Нет, пожалуйста…» – стонет кто-то внутри него, почти жалобно. Омерзительно жалобно.
   «Раз, два, три. Вздох. Выдох.»
   Дункан успевает среагировать раньше.
Так, парни, – устало произносит Гавейн, – Никаких голосовных обвинений. Ммы все еще знаем, что такое империус, и так же что у них есть легиллименты уровня Ру... Скримджера и выше. Как минимум трое-четверо. А может гораздо больше. Кайлан, объяснись, пожалуйста, в чем это выражалось.
    Гавейн не знает кого из троих подозревать – хуже. Старшего, самого первого, самого доверенного, почти брата. Среднего – самого умного, изобретательного, насмешливого. Младшего, которому вообще всего этого не стоит знать. Который забегал утром, смотрел огромными испуганными глазами. Да, он привык считать своего наставника непобедимым. А тут на тебе. Мунго, кровать, разорванный бок, переломанные ребра… что там еще было, как сказали врачи.
   И почему голова так кружится. Не вовремя.

+4

11

- Я не обвиняю, - поторопился объяснить ситуацию. Как можно обвинять человека, который никогда не лгал? В том, что Дункан не предатель, что он так же как и сам Грант ни за что не подверг бы опасности из наставника, не сомневался ни на мгновение.
Да, он помнил что такое империус.
И надеялся что его опасения лишь плод воспаленной фантазии, на фоне эмоциональных переживаний. Именно поэтому было так важно скорее смириться, взять себя в руки и вернуться к прежнему состоянию. Все внешнее должно вновь отскакивать от него, наткнувшись на его уравновешенность и рассудочность. Но все же Грант покосился на Саважа, который старательно посылал кому-то сообщения через значок.
- И хвала Мерлину, что я не твоя мать, Дункан, - он прыснул, понимая что примерно эту же тему… Нет, не сейчас. Мужчина подобрался, вытянувшись на стуле и отбросил шутки в сторону: - Я хочу только разобраться в происходящем, - они жили под одной крышей с первого года стажировки Саважа у Гавейна. Так что вопреки всяким желаниям рано или поздно ты начинаешь запоминать привычки, фразы, распорядок, интересы и огромную кучу прочих мелких деталей своего соседа. Оставалось расставить точки над «i», как говорится. – Хорошо, тогда начну с последнего. Случай три месяца назад, со смены мы вышли вместе, но была очередь Дункана идти в магазин. Обычно, это Waitrose, он неподалеку от нашей квартиры. Продукты он действительно принес, но задержался сильнее обычного. Другой случай, 11 декабря, мы собирались сходить на премьеру «Супермена», но в итоге Дункан не успел к началу, - если бы не пробивная серьезность в голосе и отчужденность на лице, смело можно было бы обвинять Гранта в обиде на друга. Но они взрослые люди, на такие мелочи не хватало времени: - Я не стал бы заострять на этом свое внимание. Но дело в том, что во всех случаях я посылал ему на значки сообщения, а ответ приходил… со слишком большими временными интервалами.
Он мог бы продолжить. На свою память Грант не жаловался никогда, хотя порой хотелось, чтобы в ней случались редкие, но меткие провалы. Без чужих вмешательств, а просто, потому что люди не запоминают всего. И по последним исследованиям нормальные люди используют только 10% своих умственных способностей.
- Гай… нужно вызвать тебе колдомедика, - голос дрогнул, пришлось откашляться. Лучше было оставить его на попечение и заботу врачей, а не скидывать на голову еще больше проблем от своей паранойи.

+4

12

- Вот уж точно, - Саваж усмехнулся в ответ, представив себе такую чудную фантастическую возможность. Шуточки на тему "кто кому приходится родителем" мелькали иногда, в случаях когда друг о друге должен был позаботиться, но до вопросов продолжения рода не доходили, слава Дану. Значок оживает коротким ответом - принято, Рыжая проверит, можно спокойно разбираться в происходящем. Насколько это вообще возможно. Претензии, или как это точнее назвать, Кайлана выглядели странно. Дункан честно припомнил оба случая: ничего в них не было особенного. Да, кажется действительно задержался в магазине - не нашел чего-то нужного, молока что ли, или хлеба, который привык брать, зашел еще в один, оба раза проторчал в очередях. А в кинотеатр опоздал, потому что заходил после смены в налоговый к отцу и застрял там - нашлось что-то любопытное в документах, возможно связанное с тем делом о контрабанде из Гебридского заповедника, которое хит-визарды наполовину все-таки спихнули аврорату под предлогом того, что драконья кровь используется для темных зелий. Занятно, что сейчас это будет выглядеть оправданиями,  попыткой отвертеться, отговоркой уровня "что ты придираешься". Мордредовы подштанники, на одиннадцатое число у него даже свидетель есть, вот только в буквальном смысле кровно заинтересованный и достаточно влиятельный, чтобы его помощник подтвердил присутствие в их отделе младшего Саважа. Еще раз, спокойнее, внимательнее разобрать подозрения Кайлана на составляющие и детали. Среди них только одна важная, общая на оба случая - значок. Он оба раза, по словам Кая, не ответил на сообщение вовремя, как только получил, хотя это, как и отправить предупреждение, что задерживаешься, давно уже было негласным правилом. Почему? Забыл? Не бывало такого. Обстоятельства не позволяли? Позволяли без каких-либо проблем. Не заметил? Дункан несколько лет как носил значок на цепочке на шее, не заметить способный едва не след на коже оставить жар от металла затруднительно. Память подсказывала, что он ответил сразу. Разуму свойственно достраивать цельную непротиворечивую картину и выдавать ее потом за настоящие воспоминания, этим пользуются обливиаторы поопытнее - вкладывают объекту вместо цельного эпизода на замену "пунктир" из ярких образов, так работы меньше. Можно ли допустить, что ошибается, слово "лжет" употреблять не хотелось даже мысленно, Кайлан? Он тоже, к слову, прошедшей ночью был неизвестно где на самом деле, и на сообщение ответил не мгновенно. Можно, особенно если включить в уравнение легиллимента уровня Скримджера, разум - материя пластичная. Посеять зерна взаимных подозрений среди людей, близких к Робардсу, внушив ему эту мысль и чуть поправив воспоминания - идея плодотворная, особенно в сочетании с покушением, когда предателя и так ищут среди по-настоящему своих.
- Я помню, что ответил сразу, Кай. - Дункан мрачно покачал головой. Парировать альтернативной трактовкой и подкармливать внутреннюю паранойю на радость "смертоедам" - дурное дело во всех отношениях. Тем более сейчас и здесь. - Твое слово против моего, и "леонид" нам обоим мозги наизнанку вывернет и препарирует, ты его знаешь, прости. - "Выключив" обоих из расследования и из числа доверенных заодно. Поганая перспектива. Она и так-то не лучшей была, пока светила только проверка одного дня, максимум нескольких, а теперь превращалась в со всех сторон отвратительную. С условно-добровольным согласием, потому что отказ сделает его подозреваемым просто автоматически, а пока будут просто "разбираться". Эта мысль Дана заняла настолько, что на состояние Гавейна он внимания, видимо, обращал меньше, чем Кайлан. Стыдно должно быть, действительно нашли время и место выяснять, с кем какие странности происходят. Впрочем, не было похоже, чтобы наставнику требовалась помощь медика, скорее просто отдых. Да и отслеживающие его состояние заклятья среагировали бы на что-то серьезное, "желтые" бы уже примчались. - Сенсей... позвать?

+3

13

Если положить не осторожно поднятую голову на подушку, то думать, дышать и действовать становится легче. Гавейн переводит взгляд с одного на другого, пытаясь оценить, разобраться, понять подоплеку. То, о чем говорит Кайлан выглядит в общем невинно: в выходной, закрутился, не сразу заметил сигнал… если бы это был не Дункан, который не может заметить его не сразу. Могли ли сообщению сразу прийти помешать какие-то чары. Гавейн не помнит таких случаев.
    Может ли быть что подобная идея внушена из вне. Били по нему – вне всяких сомнений. А любой достаточно сообразительный предатель, достаточно близкий, чтобы подменить порт-ключ должен доказываться, через кого проще всего достать до Робардса.
    Обеспокоенный вопрос Кайлана застает его врасплох посреди не сформировавшейся догадки или версии.
Что? – коротко, растерянно спрашивает Гавейн, приподняв брови, мысленно повторяет про себя последнюю прозвучавшую в комнате фразу, сопоставляет ее с вопросом Дункана и приходит к выводу, – О нет, только не целители. Кружится голова, знобит, при моих повреждениях – это нормально, Кай. Абсолютно нормально, – он прикрывает глаза, – Будете бегать вокруг как курицы наседки и беспокоиться о моем здравии, я первый встану, чтобы вас придушить, – вкрадчиво обещает он, – Итого: задержался, не сразу ответил на сообщение, хотя уверен, что сразу. Так или иначе: с кем-то из вас двоих работал легиллимент: подменяя воспоминания либо внушая их. Прости, Дункан, но скорей всего с тобой. Потому что с тобой проще.
«Потому что ты младше. А любой дурак знает, что младшие уязвимей, и о них заботятся больше. О черт, Адам!»
Присмотритесь к Талмеджу. Если у Пожирателей вдруг действительно возникло желание покопаться во мне и моих стажерах, то под ударом каждый из вас троих. А пока то, что вы говорите, очень похоже на то… - он подносит руку к виску и трет его, - О каких-то еще странностях, даже самых безобидных на первый взгляд, говорите сразу. Возможно, тот кто нас предал не так близок, как я думал сначала – но очень хороший легиллимент и превосходно владеет империусом.
    Эту версию Руфус обязательно рассмотрит.
- Какие еще есть соображения? Если никаких, то я бы предпочел к вечеру дня разобраться с тем, кто из вас и какому воздействию подвергся. И рассчитываю, что до Скримджера вы дойдете сами, и, если он вдруг будет занят, скажите, что это меня.
Больше всего ему хочется, чтобы это просто оказалось  мнительностью и ошибкой. «Если кто-то из них тронул моих стажеров…» Гавейн медленно сжимает пальцы в кулак. Он свернул на своем веку ни одну шею и свернет еще.

+3

14

«Пусть выворачивает, главное, чтобы мы докопались до правды».
Кайлан вовсе не радовался перспективе рыскающего в его мозгах Скримджера. В этом мире были вещи, которые должны были принадлежать только и исключительно своему владельцу – воспоминания входили в это число. Природная расположенность к сокрытию своих мыслей только усиливало обложить себя бетонной стеной и не высовываться, пока все не утихнет. Но лигиллименция - самый короткий пусть показать, что Кайлан не причастен, что Дункан тоже не имеет к этому отношения и все сказанное ранее лишь необоснованные домыслы, в которых нет опасных мотивов.
Грант рассчитывал на встречный вопрос о том, где она сам был во время нападения. Не спросили. Кайлан же не пошел на опережение, сходу признаваясь в том, что он сам в это время ложился спать в доме его детства, сняв так неосмотрительно аврорский значок и уложив на прикроватную тумбочку. Странно, замышляя против воли матери стереть той память, он провалился в сон без сновидений. Вряд ли Гранта похвалят за проявленную инициативу в защите собственной семьи, но верилось (очень хотелось), что его не арестуют, не уволят или попросту не отстранят от работы.
Дальнейшие слова возымели отрезвляющее действие. Кайлан нахмурился.
- К Адаму? - Обаятельность имела расположенность притуплять любые другие качества характера, предрассудки и мании. Из всех ребят в своей группе Кайлан слабо представлял, как Талмедж может оказаться в центре нападения на их наставника. Доброжелателен и тактичен. Отдушина для окружающих его коллег.
«Он вчера был. И наверняка заходил к Гаю».
Зло бы с радостью увлекло Адама за собой. 
- Конечно, я за ним присмотрю. И тоже отправлю на сеанс лигиллименции.
Кайлан присматривал за всеми своими аврорами. Правда отчего-то знал, что творится в голове только у Торндайка. Вся его группа пройдет разговор с самим Грантом, Доусоном и, если потребуется со Скримджером. Но прежде с Кайлан снимет все защиты и отдаст свои воспоминания на растерзание. Меньшее, что он мог сделать для успокоения. Для Гая.
- И прежде чем вставать и нас душить – наберись сил, - наверное он сказал бы точно так же, отказываясь от целителей. Хотя это не значило, что Кайлан поменял мнение. Лучше, чтобы Гавейна скорее поставили на ноги, иначе он уйдет из Мунго сам таким же бледным словно полотно. Теперь он понимал колдомедиков, которые ругались на пациентов из аврората, говоря, что готовы привязывать тех к кроватям ремнями. - Будем держать тебя в курсе. Моя смена с четырех, могу, если хочешь, поседеть с тобой еще или мы с Дунканом прямо сейчас направимся в штаб.

+3

15

Талмедж? Неловко как-то признаваться, но Дункан об Адаме, младшем из учеников Гавейна, не подумал вовсе. Точнее о том, что он может быть в списке подозреваемых - подумал, а о том, что с тем же успехом парень может оказаться и мишенью - нет. Саважа вообще третий "питомец" Гая заботил меньше, может потому что между ними так толком и не сложилось более-менее близких отношений, в отличие от Кайлана, который "младшего" забрал к себе в группу и опекал как собственного стажера, как и самого Дана несколько лет назад. Но проверять его в любом случае одним из первых, сразу следом за двумя старшими, а то и вперед обоих, предположение Робардса не меняет ситуации в целом.
- Кайлан лучше меня владеет окклюменцией, это понятно. - И в какой-то мере обидно, хотя на кого обижаться за отсутствие врожденных способностей? Из имеющихся Саваж выжал все возможное, и это возможное - на один зуб грамотному легиллименту. Чтобы это выяснить, даже не нужно залезать в полное досье, достаточно одной проверки, о которой он естественно не будет помнить. - Из нас двоих сейчас никто не под империо, я знаю как это заклятье ощущается изнутри и как выглядит со стороны. - Отследить его наблюдателю обычно сложно, но на яркие отрицательные эмоции жертва не способна, и даже вряд ли способна их достоверно изобразить, так что Грант свободен. За себя Дункан тоже мог поручиться, правда уже без доказательств, даже таких ненадежных, как стороннее впечатление, "я не чувствую чар" - в данном случае не аргумент. - Нет, Кай, к Скримджеру мы пойдем сейчас, не дожидаясь вечера. И лучше бы конечно - вызвав сюда кого-нибудь из наших, лучше двоих, Доусона и О'Флаэрти например, и для надежности сдав им палочки, в качестве демонстрации доброй воли и во избежание каких-нибудь внезапных инцидентов. Но можно рискнуть и положиться  на доверие, в конце концов пока никто ничего не сделал вредоносного, хотя имел возможность. Идем, незачем откладывать.

+3

16

Самоё сложное в работе с любыми детьми, даже если "дети" три здоровых лба, которых ты знаешь с их семнадцати лет - научиться признавать, что они уже не беспомощные младенцы и вполне способны, что соображают и способны за себя постоять. Ещё тяжелее с этим смириться. Гавейн рассматривает их, задумчиво улыбается, и честно признает, что ему было бы спокойнее, если бы Кайлан остался. "Видимо так чувствуют себя в возрасте, когда некому подать стакан воды?" Робардс усмехнулся собственным мыслям.
- Я был бы рад, если бы ты остался, Кайлан, - он решил от греха подальше не поднимать голову от подушки Гавейн, - но лучше дойди до Скримджера, и разберитесь с этим. А там возвращайся, поговорим.
    Дункан, как обычно умница, обо всем подумал.
- Дункан прав, это может быть очень важно. И стоить ещё кому-то жизни, - кивнул ему экс-наставник, - Давайте, парни. Не стоит играть с Пожирателями в "это не важные мелочи"- сами понимаете,  - он протянул руку каждому по очереди и проводил их взглядом до дверей. Ему предстояло мысленно перебрать в уме весь день, и не один раз, в мельчайших подробностях. Кто ударил, и когда решит ударить снова.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Тот, кто предал, тот вновь предаст.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC