картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Bеlls & whiskey


Bеlls & whiskey

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Bеlls & whiskey


закрытый эпизод

http://s2.uploads.ru/c5VfF.gif

http://s3.uploads.ru/u0XvZ.gif

http://68.media.tumblr.com/88ec00cab6d6805e9d8b9b54e73d9d9e/tumblr_inline_n7q66944HQ1syo0jf.gif

http://s4.uploads.ru/drbhW.gif

http://s9.uploads.ru/i4Z2n.gif

Участники:
Murren Grant, Kaylan Grant, Duncan Savage

Дата и время:
25 декабря 1978.  Утро, а может и день, смотря кто во сколько лег и ложился ли.

Место:
Квартира Кайлана и Дункана, Лондон

Сюжет:
Может быть, у нас не будет идеального Рождества, но у нас может быть виски.

+1

2

-Старею, наверное,- эта мысль была самым цензурным воплощением двухчасового  похмелья, которое ее мучало.
Порт-ключ сработал привычно, и тем не менее, даже от легких манипуляций с ним Мюр зашатало. Она уже давно не была пьяна, но назвать женщину  трезвой было бы тоже большим преувеличением. Грант со стуком и раздражением скинула туфли, одну за одной, отшвыривая их едва ли не на середину коридора: глава хит-визардов на это рождество была в том самом состоянии, которое позволило ей наплевать даже на погоду за окном. Мантия с шорохом упала мимо вешалки,хотя спроси ее, то Мюррен поклялась бы, что повесила ее, а теперь алая груда ткани с фамильной брошью на отвороте лацкана валялась в углу парадной квартиры Кайлана, пугая случайного свидетеля интенсивностью цвета и угрюмостью формы.
Женщина привалилась к двери, мечтая снять узкое бархатное платье и одновременно не желая даже руки поднять ради лишнего движения. Руки, к слову то, у нее были заняты: в одной-волшебная палочка,  другой-початая уже квадратная бутылка виски. Видок был просто блеск, если добавить к нему выбившиеся из вечерней прически черные волосы, потрепанный в слякоти подол да чуть съехавшие фамильные побрякушки бабули Ви... В общем, попадись Мюр Грант кому из знакомых на глаза, вряд ли соответствовала  занимаемой должности.
Женщина открыла глаза, в полумраке коридора слыша знакомы голоса из гостиной: Дункан и Кай были дома. У них, судя по всему, праздник только начинался.
Она привыкла справлять рождество по-другому, они всегда были с матерью, за праздничным столом; Руби, не смотря на то, что была православной христианкой, с легкостью принимала и перенимала бытовые привычки и традиции шотландцев, имея возможность праздновать рождество аж два раза. Хэмиш же как-то незаметно привил детям любовь к католическому празднику куда как больше, чем рассчитывал сам. Но в этот год они не сумели быть семьей, в этот год они себя всего лиши осознанно. И Мюр не сумела справится с этим в одиночку. Интересно, тот мануфактурщик сочьтет разбитую люстру сопутствующим ущербом или попытается восстановить картину событий? Плевать,  пусть попробует преодолеть Обливейт.
- Театр полон, ложи блещут, Бэкон умер и можно безопасно красть у него цитаты?,- Грант остановилась в проеме, заглядывая в гостиную через косяк двери и лицезрея обернувшихся к ним авроров,- Ууу, у вас на лицах написано, чем вы занимались в Рождество. Убожество какое, Бог человеческий... А я то неслась, мчалась, опаздывала, думала, что не успеваю раздать вам подарки. А тут не стоило и помытой головы. Какие вы все ж таки...авроры. Почему Хэмиш не был таким? Верно, потому что у него была Руби. Бони и Клайд, Хэмиш и Руби...
Мюр прижалась щекой к прохладной краске на косяке двери и оперлась ногой о противоположный угол проема, демонстрируя всю некогда роскошную презентабельность вечернего платья, красноречивые серые разводы изукрасили складки на подоле больной мыслью пьяного дизайнера. Она потрясла маленькой сумочкой, на пару с волшебной палочкой, показывая, где там у нее Рождественские подарки, видимо, очень желая сойти за Санта-Клауса.

+1

3

Зевок.
Грант потер глаза. Даже не глядя в зеркало он понимал, что сосуды в них полопались и теперь он напоминает дальнего родственника грызуна-альбиноса. Взлохматив волосы, которые после пробуждения так пока и не встретились с расческой, Кайлан взглянул на вернувшегося с ночной смены друга. Дункан, хотелось верить, выглядел не в пример лучше. Вот только тот работал, а какое оправдание можно было придумать для него самого? Хронический недосып? Патологическая усталость? Неизлечимый трудоголизм? Или универсальное – бессонница?
- Как прошел допрос? – только поднявшись с кровати, толком не проснувшись, но поддаваясь внутреннему наставлению – «поднимайся и начинай день» - Кайлан тяжело рухнул в кресло, вытягивая ноги и пустым взглядом на минуту впериваясь на собственные босые ступни. Будто бы там был ответ на волнующий вопрос какого собственно хрена происходит с этим чертовым миром?
На самом деле Грант отлично знал что.
Рождество.
Православный христианин по рождению, агностик по убеждению, Кайлан тем не менее любил рождественскую атмосферу: нарядные витрины, шотландскую традицию выбирать большое бревно в лесу для рождественского костра, шотландское гостеприимство, с которым встречали практически каждого случайного гостя, запах рождественского хлеба и сладких запечённых яблок, семейные сборища, подарки, и даже по прошествии стольких лет предчувствие чудес. Было что-то сказочное в зиме, которая мерцала от разноцветных огоньков и пропахла хвоей.
Обычно, если позволяла служба, в сочельник они с Мюр спешили в Нэрн. Небольшой городок превращался в живую инсталляцию, припорошенную снегом и промозглую из-за шедшего с залива ветра. Но никого не смущала погода. В пабе никогда не было тихо, там всегда кипела жизнь и прежде чем садиться за семейный ужин – приходилось занять едой и выпивкой посетителей. От мимолетного воспоминания о матери кольнуло сердце. Хэмиш привил Руби желание отмечать католическое Рождество, не мудрено, что дети стали ожидать подарков и готовиться к празднику, с его смертью мало что изменилось, традиция настолько въелась в сознание Грантов, что они не могли уже не отдавать дань уважения. Из года в год. До этого проклятого декабря.
Кайлан нащупал в кармане пачку сигарет, чиркнул спичкой и затянулся. Мать явно была бы не в восторге от подобного. Курить до завтрака?
- Театр полон, ложи блещут…
Остаток явно риторического вопроса он не расслышал, на мгновение даже забыв о том, что самое время выдохнуть. И впервые за последние десять лет раскашлялся, подавившись сигаретным дымом. Темные густые брови вопросительно и удивленно изогнулись, что вскорости сменилось небрежным закатыванием глаз.
Праздник определенно задался у всех. А Мюррен похоже переросла тот возраст, когда могла пить, а после скрывать следы преступления.
- Отец ради матери старательно показывал, что все под контролем, - глухо отозвался Кайлан, разглядывая бутылку виски в руке сестры. Пить до завтрака Руби тоже несколько не одобряла. По крайне мере если не было весомого повода. После довольно оценивающий взгляд был брошен на крохотную сумочку. Заглянуть в нее желания не было, как показывала практика – осмотр женских сумок - это ловушка. В ней могут хранятся такие тайны, о которых противоположному полу лучше не знать. – Я заберу у тебя порт-ключ, - с напускной ворчливостью продолжил он, на само деле уже взмахнув палочкой, подталкивая к камину третье кресло. – Сочельник удался на славу? 
У него на лице отразилась улыбка. Язвительная и едкая, но Мюррен все-таки был рад видеть, даже несмотря на то, что выглядела она так, словно встретилась с гриндилоу.

+1

4

Утро всякой приличной совы начинается с будильника, и если везет на выходной, график смен или возможность удачно обговорить это график с командиром группы, - будильник звенит не раньше полудня. А лучше - на пару часов позже. Сегодня вот повезло, Дункану даже хватило времени почти выспаться после двух суток работы. Честно говоря он бы спал и дальше вместо того, чтобы готовить завтрак, но это означало бы, что придется попрощаться даже с тем подобием режима, которое как-то удалось установить.
- Допросы. - Поправил Дан, со смесью скепсиса и сочувствия взглянув на старшего товарища и поставив на журнальный столик тарелку с яичницей с беконом и пинту кофе, - себе, Кайлана все то же самое дожидалось на кухне. - Продуктивно, но без толку пока, нужный персонаж ушел от нас под утро несмотря на все старания. - Недалеко ушел, правда, дело не закрыто, часть полезной в будущем информации они все-таки получили, вытропить пожирательскую крысу у международников теперь - вопрос времени и техники. Еще бы О'Флаэрти хватало на это терпения и не падало забрало при слове "пожиратели" - было бы просто идеально. - Рекорд отдела поставили кажется вчера, по количеству протоколов за сутки. Ты где Рождество праздновал, что выглядишь как после стажерской гулянки?
Шум в коридоре не заставил бросить завтрак и схватиться за палочку только потому, что Саваж отлично знал, у кого, поименно, есть допуск в эту квартиру. И кто из этих людей мог вот так без предупреждения с утра к ним явиться. - Произведения Фрэнсиса Бэкона давно перешли в категорию публичного достояния, поэтому да, цитаты у него можно красть безнаказанно, мисс Грант, более того - это служит делу просвещения. Основоположник научного метода познания все-таки. Доброго утра. - Дункан не стал ни спрашивать, с чего вдруг сейчас всплыл Бэкон, ни интересоваться, не пришел ли кто к хит-визардам с заявлением о нарушении авторских прав на работы предка, - дразнить главу спецназа, когда она в таком состоянии может быть чревато занятными, но непредсказуемыми последствиями. Рождество, судя по всему, все отлично провели. И из троих присутствующих ему праздник еще легко дался. Выразительный взгляд "это твоя сестра - ты и разбирайся" Кайлан не то чтобы совсем проигнорировал, но разбираться тоже не стал, поэтому Дункан с едва заметным вздохом отставил кружку и поднялся с дивана. - Располагайтесь, мисс Грант, чувствуйте себя как дома, у нас можно снять туфли, здесь чисто. Кофе, ирландский кофе, завтрак? - На сковородке ждала всего одна порция яичницы, но Кай сам виноват - сам потом и будет себе готовить, раз во-первых не успел, а во-вторых решил, что позаботиться о даме будет лишним. Ее бы вообще стоило уложить спать после явно бурной ночи, но это уже точно не его забота, хватит и того, что хозяина изображать приходится Дункану.

+2

5

-Удался. На славу ли?Узнаем, когда вернусь на работу. Почему ты такой вредный всегда? Вся скорбь еврейского народа застыла в заспанных глазах,- сестра отлепилась от косяка и вплыла в комнату, хотя вернее было бы сказать- ввалилась. Тонкие руки обвили Гранта за шею, женщина поцеловала аврора в макушку и потерлась о нее  щекой. Как бы они не тыкали друг в друга шпильками, оттачивая теорию близкородственного хамства, Кай и Мюр всегда знали, что в любой момент один может подойти и обнять другого. Поддержать. Закрыть.
- О, месье Саваж, вы так любезны,- это почти не было издевкой,- Я бы сейчас убила за кофе. Вы можете спасти чью-то жизнь!
Она даже не разогнулась и не открыла глаз, чувствуя, как возраст, который далек от 17 лет и вторая бутылка виски делают свое дело и сознание буквально тает, как завиток масла на блине. Мюррен с трудом заставила себя двигаться,мазнула губами в помаде по щеке брата,  поставила сумочку на стол, подбирая бархатные полы платья.
Она не злилась на Дункана, нет. Она...она ревновала ко всем, кто мог быть с братом ближе, чем она. В ответ, так сказать. Саваж имел роскошь жить с Каем, в то время как она теперь лезла на стенку в пустой квартире. Она уже привыкла считать его неизменным другом семьи, почти ее частью. Но знать об этом лохматому аврору было совершенно необязательно.
-Я, с вашего позволения, приведу себя в порядок,- она качнулась, но устояла,- Кай, я изыму у тебя одну пижаму?,- не то чтобы это и впрямь было вопросом.
Холодная вода смыла остатки макияжа и освежила припухлую кожу на веках, эта же вода и верное заклинание помогли расчесать буйные кудри, что теперь можно было спасти лишь временем и парой хороших эликсиров. Мюр смотрела на свое враз поблекшее отражение в зеркале и отметила, что так она себе совсем не нравится, однако, именно сейчас ей лучше. Проклятая вечеринка, все силы из нее выпила!
Но ее снедало вовсе не это. Мюррен Грант не просто ввалилась в дом брата, чтобы протрезветь и поздравить их с другом с Рождеством, она пришла предложить им выход из положения, в которое эти трое попали. И очень боялась, что выход этот отвергнут. Кай, в первую очередь. Если это произойдет, она не сдержится, пожалуй. Хотя совершенно не хочет такого исхода.
- Черное, все то у него черное,- ворчала Мюр, запуская руку в полку , хватая наугад и натягивая черную мужскую рубашку в пару к белым пижамным штанам. Откуда у ее вечно замученного, небритого братца такая щегольская вещь, она не знала. Не иначе, как сама когда-то подарила. Застегнув все пуговицы, волшебница расправила складки на груди, повела плечами в приятной, дорогой ткани и удивленно хмыкнула: почему он ее не носит? Или носит?  Странный комплект, но необычайно стильный...
-Господа,- шлепая по полу босыми ногами, Мюррен чувствовала себя правильно. Не просто дома, а правильно. Подхватив обещанную кружку кофе, женщина сделала пару глотком, поморщилась от крепости и благодарно кивнула Дункану,- Во-первых,  я хотела отдать вам подарки, коль к утренней елке и пудингу не успела.
Грант запустила руку в сумочку по локоть, погрохотала там пару секунд и извлекла на свет божий тяжелую деревянную коробку  с золотым тиснением на выдвижной крышке и протянула ее Дункану. Бриаровая трубка и кубинский табак, производства тамошнего же умельца.
-Месье Саваж, позвольте разок  покормить ваши пагубные увлечения,- она подмигнула аврору, отдавая коробку и вернулась к поиску второго подарка.
Теперь шуму было гораздо больше. Мюр шурудила рукой в ,казалось, бездонной сумке, резко дернулась и отскочила, слизывая кровь с пальцев.
-Вот ведь тварь! Чтоб тебя,- ругнулась она и накинулась на несчастную сумочку с новыми стараниями, морщась от усилия.
На сей раз- это увенчалось успехом, Грант вытащила рыжий, шипящий, отбивающийся когтями комок и сложенный втрое длинный пергамент с печатью, с гордостью вручая Кайлану.
- Вот! Ты хотел его с шести лет! Забирай!
Рыжее чудовище утробно мяукнуло и подняло рысьи уши: низзл обвел комнату трагическим взглядом и выбрал меньшее из зол -Кайлана, к которому буквально прыгнул в руки.

+1

6

- Предатель, - довольно сухо отозвался Кайлан.
Стоило понимать, что когда вокруг творился полный бедлам, когда все в жизни авроро пошло наперекосяк он с головой ушел в то, что умел. Кайлан думал. Соотносил факты. Пытался понять КТО мог предать зама главы Аврората. Грант давно перерос идею «мы команда, мы семья» по отношению к коллегам. А в свете последних событий и том, что где угодно могли оказаться крысы, сподручные Пожирателей, вовсе решил плотнее забраться во врожденную подозрительность.
Глупо, но единственно кого он не рассматривал, как возможного предателя был Дункан. Хотя именно у них двоих было куда как больше шансов подставить Гавейна и завести того в ловушку. Больше чем у всех остальных. И все же с какой-то слепой уверенностью…
Кайлан поморщился и затушил все-таки сигарету. Не было настроения даже на то, чтобы выдыхать сизый дым.
- Нужно действовать иначе. Наши знают, как мы действуем. Полагаю, даже пытаются анализировать то, как мы думаем, - хотя вообще-то даже Грант не понимал, как устроен мозг его друга, проводя параллель с новым чудом инженерной маггловской мысли – портативным компьютером, - и предугадать действия.
Но подобный разговор следовало отложить. Не в Рождество. Не в присутствии Мюррен, которая, как хотелось верить, была совершенно не в курсе. Взгляд проехался по молчаливо осуждающему Саважу, но Грант совершенно не понимал в чем дело. Вот оно третье кресло у камина. Что еще? Мюррен была в их квартире достаточно частым гостем, чтобы не быть уже «гостем», а чувствовать себя здесь как дома. Мужчина в принципе не возражал, когда сестра прикладывала руку к ведению хозяйства, пусть и не всегда можно было отыскать то, что нужно без применения поисковых чар.
- Я спал от силы два часа. Лучше бы не ложился, - отмахнулся Кайлан, тем самым прося у нее прощения. Он бы извернулся и поцеловал сестру в щеку, но так уютно обнявшая его и положившая на него голову Мюр и без этого вызывала желание обнять, отчего сердце защемило от вины.
От потерь.
Кайлан ограничился тем, что сплел их пальцы, целуя сестре костяшки. 
- Бога ради, - с неохотой он ее выпустил и улыбнулся широко и не фальшиво. - Сама найдешь?
Посмотрел сестре вслед. Проводить экскурсию по не изменившейся квартире было лишним, как и рассказывать где лежат его вещи. Даже в ванной было ясно, где чей шкаф.
- Ты смотришь на меня так, словно я накосячил. Пойду, сделаю сэндвичи. А с тебя кофе.
С осторожностью Кай подвинул сумочку, освобождая на столе место, поставил тарелку со сделанным на скорую руку завтраком. Потянулся, забираясь в кресло по-мальчишески с ногами. И уставился в темные глубины кофе. Он не выспался ровно настолько, чтобы не хотеть даже думать о еде. И без задней мысли забыв, что в шкафу на третьей полке в его комнате Мюррен дожидался рождественский подарок. Его помогали выбрать, потому что знания в подобных вещах у волшебника приблизительно ровнялись нулю.
Так что он плотно сжал губы, разглядывая как вышедшая из ванной посвежевшая Мюррен копается в… недоразумении, что назвали сумкой.
Хотя, что там будет теряться рука до локтя он, в общем-то, подозревал.
И это наводило на мысли. Не то чтобы он верил, что сестра может сделать гадость, как в старые добрые школьные времена, но вероятность имела место быть. Настроенный на опасность мозг уже выдавал всяческие предположения – от артефактов до яйца василиска.
Но уж точно не рыжий шипящий комок шерсти.
Слово «удивился» не передавало всего того, что отразилось на лице мужчины. Кажется, он так до конца и не понял, пока кот не оказался у него на коленях, а пальцы машинально не стали перебирать огненно рыжую мягкую шерсть между огромных ушей.
- Низзл?!
Хвала Мерлину, что кроме них тут больше никого не было. Кай улыбнулся. На этот раз глупо и кажется, даже абсолютно осоловело от радости. Хотелось на самом деле отругать Мюррен, что сейчас не лучшее время, чтобы заводить котов и все же не стал, отставляя кружку и подхватывая того на руки.
- Не с шести, не ври, - попытался было оправдаться за детские мечты. Хэмиш говорил, что заводить чистого низзла в Нэрне опрометчиво. Слишком много магглов, а поддерживать каждый день иллюзию будет затруднительно, с его-то занятостью. Кай смирился, хотя в тайне надеялся, что хоть в поместье Грантов рано или поздно их заведут. Не завели, и потом появилась еще тысяча и одна причина, почему не…
Кайлан встал. Под недовольное шипение (по-видимому, в глубине души теперь намереваясь отыграться за годы лишений) все-таки подошел к сестре и поцеловал в щеку:
- Не стоило держать его в сумке… в такой по крайне мере, - он подмигнул, попросил подождать сразу после слов благодарности, на удивление лаконичной, потому что считал, если он начнет носиться с котом на руках по гостиной, то вызовет несколько странные разговоры и вышел из комнаты.
А вернулся уже с приличной коробкой в руках, упакованной по всем канонам и украшенной бантом.

+1

7

Дункан едва не спросил "что предатель?" - за Кайланом периодически водилась приятная привычка подумать целую фразу, а произнести из нее одно-два слова и считать при этом, что его прекрасно поймут. Причем водилась в периоды, когда он выматывался настолько, что начинал не жить, а функционировать, словно голем с вложенной в голову бумажкой, на которой записана определяющая его смысл и цель фраза. Впрочем, Грант вспомнил пояснить. Его самого эта мысль тоже... занимала, подталкивала тщательнее собирать обрывки фраз и жестов, интонации, взгляды, тщательнее подбирать слова в разговорах с коллегами, но Дану хватало сил отрешаться от нее по возможности и не позволять выедать изнутри, он еще до раскрытия Вогтейла привыкал "ступать осторожно, смотреть внимательно", а вот старшему, похоже, нет. Его настолько цепляло, что они едва не лишились наставника, или дело все же не только в Робардсе? Перемена совпадала не только с неудачным покушением, в ту же ночь Гранты были у родных, и вполне вероятно, что что-то произошло там. Что причиной этому визиту было не желание повидаться с семьей. Кайлан не рассказал, Саваж пока не расспрашивал и не пытался иными путями выяснять, уважая чужое право на тайны, но отмечал перемену, и перемена ему не нравилась. И между Грантами в этой братской нежности появилось что-то болезненно-объединяющее. Беспокоящее.
"Или мы ищем не там или не то" - этого он тоже не сказал, разговор этот сейчас не ко времени, да и не для ушей Мюррен, не стоит развивать тему, иначе они оба за нее зацепятся думать в две головы. - Естественно накосячил, - Дункан усмехнулся, потянувшись, чтобы разогнать остатки сна, и не стал развивать тему собственных представлений о гостеприимстве в предложенных обстоятельствах, раз уж все наладилось естественным образом, - спал два часа и имитируешь сейчас человека, к слову, не то чтобы достоверно выходило. - В этом, кстати, Гранты оба сегодня утром отличились. Раньше с Рождеством такого не происходило. - Мурена сожрала бы тебя с костями. Кофе так кофе. Будем спасать чью-то жизнь.
Кухонное шаманство помогало отрешиться от мыслей, позволить им улечься, чтобы всплыть потом выводами. Расплавить сахар до карамели, добавить кофе и залить водой, щепоть свежесмолотой корицы и бутон гвоздики - под конец, когда вода уже близка к кипению, и не передержать на огне, не позволить перекипеть. Это - для гостьи, Кайлана его кофе уже дожидался в кружке, под чарами, не дающими напитку остыть. В гостиную они вернулись как раз к тому моменту, когда Мюррен привела себя в порядок и выбралась из ванной. В его, Саважа, вещах, в которых походила на древнего самурая в парадном облачении: если верить маггловским книгам, гордым воинам Японии дворцовый этикет предписывал являться к правителю в штанах раза в полтора длиннее ног, чтобы в случае чего не так сподручно было размахивать оружием перед носом этого самого правителя. Пожалуй, он погорячился, мысленно не одобрив поначалу ее визит, присутствие Мюррен как будто налаживало что-то трудноуловимое, позднее утро уверенно превращалось во вполне приличное, а с подарками - и вовсе даже в рождественское. Дункан отвлекся на свой: отличную трубку и табак, и едва не упустил момент, когда Грант укусила ее собственная сумка. В целом ничего удивительного, женские сумочки периодически содержали в себе впечатляющие вещи, из царящего в них хаоса вполне могла даже зародиться жизнь. Но низзл вместе с родословной?? Надо же было додуматься засунуть туда животное, разумеется оно впечатлилось этим до того, что повисло на новом владельце, вцепившись в него как в единственное спасение. "Придется теперь кормить скотину..." Что новообретенный мохнатый член семейства именно скотина было совершенно очевидно, впрочем ни эта, ни предыдущая мысль не расстраивали, скорее радовали. Кайлан со своим подарком выглядели чудесно довольными друг другом. - Спасибо, мисс Грант. - Дункан с улыбкой салютовал Мюррен кружкой, благодаря сразу и за осчастливленного друга, и за собственное подкормленное увлечение. - Одну минуту, с вашего позволения. - Подарок для нее, резная заколка со шпилькой, из темного дерева, зачарованная так, чтобы скрепленные ей волосы не распадались, хранилась в комнате. Второй раз они с Каем тоже вернулись в гостиную одновременно, и рядом с первой коробкой на стол легла вторая, поменьше и без банта: упаковать свой подарок заблаговременно он не успел, а сейчас уже поздно было в спешке с этим возиться.

+2

8

Мюррен готовилась к Рождеству, не то чтобы заблаговременно, идеи подарков созрели еще до поездки в Нэрн, а уж после... Она не любила Саважа, если признаться, не любила из ревности. Грант признавала в нем профессионала, не дурного, в целом, человека и уважала, как друга брата, коих у Кайлана никогда много не водилось. Как все это совмещалось в одной-единственной маленькой женщине- удивительно, но Грант всегда была амбициозна и амбиции эти распространялись на все сферы ее жизни. Если детскую мечту Кая было угадать не сложно, то с Дунканом пришлось...повозиться. Вспомнить. Потеряться в сомнениях. И в конце концов- спросить у Кайлана, будет ли хорошей идеей подарить Саважу еще одну трубку, из бриара, поскольку до этого она видела и чуяла у него вишневый экземпляр. Бог человеческий, дабы не ударить в грязь лицом, пришлось несколько часов болтать со старичком-мастером, который продавал эту трубку, пусть и не своей работы. Мюр уже начало казаться, что ее саму непреодолимо тянет покурить, но женщина сдержалась. И не пожалела галеонов на табак с Кубы, крепкий, как и сами авроры.
Ей было приятно, ее самолюбие ликовало от того, что подарки пришлись ко двору. Она понимала, что низзл, как намек купленный брату, теперь составит ей большую проблему. Но Каю была необходима отдушина, особенно сейчас. А она переживет бесовую тварюку в доме. В доме...
Чтобы как-то успокоить колотящееся в преддверии разговора сердце, она взялась за чашку, пока оба заговорщика ушли из гостиной, оставив ее, с ногами забравшуюся на кресло, в зеркальной точности повторившую жест Кайлана, одну. Мюр отпила горячего напитка, зажмурилась и облизала губы. Она не думала, что кто-то в их семье умеет варить столь...годный напиток. При ее абсолютной бесталантности в области оценки кофе, то, что сделал Саваж было...отлично. То, что надо. Восхитительно. Но знать ему об этом, конечно же, не стоит. Не в таких эпитетах. Мужчин опасно перехваливать, портятся.
Волшебница  уставилась на коробки, точно под нос ей сунули живого дракона и недоверчиво прищурилась, переводя взгляд с брата на аврора и обратно. Нет, она знала, ожидала, но взаправду это оказалось куда волнительнее и скрыть дурацкое выражение на лице помогала только заученная на работе мина "я-тебе-не-верю". Грант отложила чашку, с неохотой расставаясь с ароматным напитком, чуть  трясущейся рукой коснулась большой коробки, и взяла в ладонь вторую, маленькую. Всегда лучше начинать  с маленьких гадостей, а то мало ли, не будет шанса дожить после большой?
-Оооо, месье Саваж,- соболиные брови взлетели изумленными птицами, когда шотландка увидела заколку. Простую, лаконичную, практичную и тем самым- красивую. Дункан сумел ей угодить в тон тому, как она сама порадовала его. И это равенство ей понравилось. Слишком для простого подарка на Рождество,- Мне стоит бояться вашей осведомленности о том, чего хочет женщина. Она стремится к абсолюту.
Грант улыбнулась, щуря черные глаза и вытащила шпильку, собирая влажные еще после ванной волосы, примериваясь и надевая подарок аврора. Прямо из коробки, не откладывая, отмечая заклинание, вплетенное в изгибы резного дерева. Практичность эта женщина ценила наравне с красотой и стилем.
И когда страх перед каверзой брата испарился на приятной ноте, Мюр открыла большую коробку, и несколько секунд смотрела в нее, точно увидела на дне целый новый мир в миниатюре и не могла понять своей роли: Бога или участника? А потом прижала ладонь ко рту и вскрикнула, запуская вторую руку в шуршащую  бумагу и извлекая черную как смоль сумку.
-Ах ты, пособник контрабанды!,- она едва не визжала от радости. Сумка, Бог человеческий, сумка из драконьей кожи! Где он ее взял, она знать не хотела. Как ее носить-тоже. Грант-старший умудрился довести ее до восторженных писков, враз сорвав выражение холодного ехидства и рабочей беспристрастности ко всему, что движется. Живые черные глаза горели, как начищенные галеоны, а тонкие пальцы с множеством колец гладили матово-блестящую кожу, будто сумка была живой,- И Как мне впаять тебе за это штраф?!Господи ты Боже, Калан Бенджамин Грант!
Она оставила подарок на столике и не взирая на истерично зашипевшего низзла, полезла к брату обниматься, сильно приложившись губами к его щеке и стиснув руками за шею. Щетина ее нисколько не смущала, как и присутствие Саважа. Сейчас мисс Грант, гроза хит-визардов и их же владычица, больше напоминала девчонку-подростка. Знал ли Дункан, свидетелем чего стал? Вряд ли.
-Я тебя люблю,- говорит она тихо-тихо, на ухо, пока есть такая возможность и сжимает его еще сильнее. На глаза, против воли, наворачивается горячая влага и приходится зажмуриться, чтобы не разреветься.
- Праздник, не поминки. Помни об этом, Мюр.
Она отпускает его, еще раз целуя, потом еще раз- в щеку и в лоб, вновь беря в руки заветную вещь, потом вспоминая про кофе и освобождая одну из рук для кружки. Сейчас- ей хорошо, сейчас все как надо. Она украдкой смотрит на мужчин, так же занятых в это рождественское утро своими, им одним ведомыми чувствами и вздыхает: пора. Откладывать разговор не получится. В конце концов, ей есть куда съехать. Не впервой жить в одиночку.
Она не специально, но так уж выходит, что она ловит этот момент идиллической тишины, момент, когда шуршит упаковочная бумага, щелкает замок шкатулки, рокочет низзл, обнюхивая своего нового человека, трещат дрова в небольшом камине. Она смотрит на них, на миг потерявших ее из виду и чувствует себя ни то предательницей, ни то революционеркой. Она пришла разрушить их устоявшийся мир, потому что ей так хочется, потому что теперь ей самой- до одури страшно. Стыдно, если быть до конца честной.
-Вторая причина, по которой я пришла к вам в это чудесное утро,- она оставляет подарок и  тянется за бутылкой виски. Ей все равно на неодобрение брата, ей нужно сбить эту сладость хотя бы в своих глазах. К ее чести, для банального опохмела она льет в кофе совсем немного, едва ли не меньше стандартной барной порции. Кофе это портит. Но ей становится лучше,- Это наш с тобой разговор.
Он знает, о чем она говорит. Тогда они поругались. Слегка. По меркам Грантов, "слегка" ограничивалось расшвырянными газетами и опрокинутым стулом, разумеется, инициатором столь экспрессивных действий была она, Кайлан стоял и приводил аргументы. Коронным из них был "я не готов разъехаться с Дунканом и подставлять его". Тогда она пришла от этого в ярость, расценив, как предательство. Ей понадобилось время, чтобы остыть, понять и переоценить некоторые вещи. Но уверенности по прежнему не было.
Он смотрит на нее и она это выдерживает, поднимаясь на ноги, на миг оставляя чашку зависнуть в воздухе невербальным и закатывая рукава излишне большой пижамы. Левый локоть болезненно дергает, на нем знатный лиловый синяк, отпечатки пальцев, которые она не сразу заметила с вечеринки у магглов и Грант морщится, смотря на это досадное недоразумение. Штаны ей велики по росту, но это совсем не мешает. Мюррен вздыхает, берет чашку обратно в руку и делает глоток, прокатывая жгучую терпкость по языку. Похмелье и тошнота отступают. Она делает пару шагов от кресел к камину, любуясь на огонь и отмеряя время для своей смелости. Смотрит на Дункана, точно у того есть полное право ее осуждать. Ей пидется признать : он для Кая- тоже семья. Ей придется сделать больше- принять это. Принять Саважа.
- Я сняла Торни Гроув с продажи,- она делает паузы между словами, заполняя их кофе,-  Месье Саваж, в прошлый раз мы с братом разговаривали на счет того, чтобы съехаться,- она повернулась к  нему после долгой переглядки с Кайланом, виновато дернув уголком губ,- У нас произошли некоторые события, которые заставили меня задуматься о таком шаге. Но брат мне отказал, аргументируя это тем, что не хочет подставлять вас с арендой, да и привык к вам. Теперь я это понимаю. А так как жить у вас, на диване, простите великодушно , это- моветон, то мне пришла в голову мысль о том, что у нас есть уже давно, но мы не воспринимали это всерьез,- она повернула подбородок к Каю, беря кружку в клетку пальцев,- Мне стоит извиниться за тот разговор. И перед тобой, и перед Дунканом, пусть он его и не слышал,- о, небывалое событие: Мюр грант приносит кому-либо извинения. Жаль, вездесущий "Пророк" не запечатлел это грандиозное событие,-  Но я все еще считаю это -верным решением. Министерство с каждым днем упускает ситуацию из рук все больше и больше, и идиоты те, кто утверждает обратное. Как там мистер Робардс?,- она задет этот вопрос не из желания удостовериться в добром здравии зама главы аврората, а шпилькой вонзает его в уже известные сомнения,- Я не желаю, чтобы ты оказался в Мунго, на собственной больничной койке или у койки, скажем, месье Саважа. Я до койки не дотяну, меня на месте добью, только кликни- очередь выстроится,- и она впрямь переживает. За всех. Даже за чужого ей Дункана, которому открывается новая сторона Грантов в эту минуту,- К тому же, я не просто так пришла к вам, похоже, что жить мне теперь и впрямь негде,- горькая усмешка, прикрытый свободной рукой, освобожденной от чашки, синяк,- Я уже прикинула фронт работ, обновление заклинаний предстоит крупномасштабное. Но там полно места, Дункан избавится от аренды, а ты будешь на сто процентов спокоен за свой дом. Дай мне неделю, и я все сделаю. Да. придется терпеть Брумкса. Да, портрет бабули Ви до сих пор висит в гостиной первого этажа. Но будь я проклята, если Торни Гроув -не самое безопасное для нас место после Хогвартса!
И куда ближе к Нэрну, чем Лондон,- но она не осмеливается говорить это вслух.
Грант стоит между ними, она почти похожа на Елену Троянскую, вот только здесь дело не в любви и не в яблоках. Не в той любви и не в тех яблоках. Женщина поворачивается к Саважу, черные подсыхающие пряди вьются, напоминая черные лозы того же терновника, который фигурирует в названии их фамильного особняка, они сливаются с пижамой, которая ей к лицу.
- Вы бы оказали нам большую честь, став...членом нашей семьи, Дункан. Мне не нравится "гостем", а поскольку вы Каю почти как брат, уж не знаю- старший или младший, думаю, я не далека от истины. Если он, конечно, захочет возвращаться в родовое гнездо. Но я туда вернусь в любом случае.

+1

9

- Значит, хвала всем святым, что Мурена не имеет доступа в нашу квартиру, - с усмешкой отозвался Кайлан, на вполне себе здравое предостережение. Те же самые святые, по-видимому, некогда спасли аврорат от того, чтобы в их ряды вступила и его сестра. Так было значительно спокойнее, по крайне мере первые годы, пока однажды Мюррен не объявила, что идет в хит-визарды. Грант попытался отмахнуться от воспоминаний, готовя незамысловатый завтрак, но лучше это удалось, когда они снова собрались в гостиной: посвежевшая после душа Мюррен казавшаяся еще миниатюрнее от одежды с чужого плеча, Дункан, единственный кто не изменял самому себе даже после непростого дежурства и не выспавшийся Грант, но старательно поддерживающий провальную по словам друга имитацию человека.
Не передать словами насколько все происходящее казалось диким в настоящих реалиях. Готовить завтрак, обмениваться подарками, словно бы это было очередное простое Рождество, в котором ничего не происходило кроме этих трех присутствующих людей. На самом деле Кайлан был благодарен появившейся без предупреждения сестре даже не за исполнение детской мечты, который рыжим теплым и урчащим клубком был прижат к его груди, а за эту нормальность, за эту короткую передышку, свободную от мрачных мыслей.
От вида недоверчиво изучающей коробки Мюррен теплело в душе. Он снова видел ее подростком, и он глядя на нее улыбался. Кажется больше никто не вызывал у него постоянного желания так демонстрировать эмоции. А больше ему нравилось, когда с ее лица пропадал этот житейский цинизм, вызванный службой, положением, постоянным контролем и черт знает чего еще. Хотя нет, все вокруг могли считать сомнения и трезвый взгляд на окружающее цинизмом и мрачным восприятием мира, кроме него. Однако сейчас они с Саважем застыли каждый на своем месте, в ожидании вердикта от вскрытых коробок с рождественскими подарками. Откровенно говоря, где-то под ложечкой сосало, отчего хотелось поторопить сестру и попросить при случае провести экзекуцию быстро и по-максимуму безболезненно. 
Или хотя бы не молчать так долго.
С приближением декабря многих охватывает паника – можно вот-вот опоздать с покупкой рождественских подарков. Каждый год люди пытаются делать покупки заранее, и мучаются от опасений о неправильном выборе, Кайлан в общем-то входил в категорию подобных людей. И подобное затишье со стороны единственного родного человека, оставшегося в его жизни, лишь все усугубляло. Он ошибся? Не правильно ее понял? Быть может он спутал «как же хочется» с «никогда бы не купила»? Следом понесся рад других вопросов, которых обычно в его голове не возникало за ненадобностью и абсурдностью.
Ища хоть какую-то поддержку Грант покосился на Саважа и, по-видимому, напрочь забыл о том, что стал счастливым хозяином живого детектора на зло настроенных людей, почувствовал как острые когти сжатого в руках низзла пока еще тактично впиваются в кожу.
- Ах ты, пособник контрабанды!
На самом деле он собирался убедить ее в обратном. Как представитель магического правопорядка, как старший аврор, который чтит букву законов, он вряд ли когда-либо подумал о том, чтобы способствовать процветанию контрабанды. Нет, сумка была куплена на законных основаниях, хотя все сохраненные чеки Грант спрятал. А бумагу подтверждающую подлинность и ограниченность экземпляров оставил на дне подарочной коробки. Его привязанности и любви к сестре было достаточно, чтобы не искать вариантов «подешевле».
- Это Гебридский чёрный дракон, - между делом поделился Кайлан. Это немногое из того что он понимал а) в женских сумках и б) в драконах. Ну и еще то, что когда-то владелец куска этой кожи жил на Гебридах под присмотром клана МакФисти. Дальше углубляться мужчина не считал нужным. Особенно сейчас, когда стало ясно, что подарок возымел должный результат.
Он высвободил одну руку, перехватывая сестру за талию, зажимая между ними животное. Целуя ее в макушку. Чувствуя, как по всему телу расходится тепло. Все было почти как прежде. Почти. Рядом не было матери, и по объятиям сестры он отчетливо это понимал.
- С Рождеством, Мюр, - он первый отстраняется. Отпускает недовольного безымянного кота. Нужно было еще отдать подарок Дункану, даже если тот решил, что на этом официальная часть праздничного утра окончена. – Я не изобретал велосипед, - проговорил Кайлан, предупреждая, что на этом можно закончить с восторженными благодарностями, кивнул на сверток, действительно купленный в последний момент. Или вернее доставленный на дом, пока Саваж был на смене: - Хотя возможно после этого все лавки Косого переулка будут для меня закрыты
Что ж в этом году Гранты по-своему потакали привычкам Дункана.
- Вторая причина, по которой я пришла к вам в это чудесное утро…
Вот оно.
Еще одна семейная черта – ощущать подвохи. Как бы сильно Кайлан не надеялся, но все хорошее когда-нибудь заканчивалось. Он напрягся, на лицо вернулась привычная хмурая тень, но он вполне был способен выслушать Мюррен, не пытаясь ее заткнуть. Разве только не…
Тот самый разговор.
Было не так много вещей, на которые у Грантов были разные, диаметрально разные, мнения. И все они крутились вокруг бабушки Вирсавии. Называть ее «Ви» или полным именем? Любила она их или мечтала, чтобы Хэмиш не оставил наследников (Кайлан будучи ребенком слышал, что та ядовито пеняла сыну о том, что он посмел влюбиться в магглу и оставить с ней потомство, которое перекрывала чистокровный род)? И самое главное – что делать с особняком бабушки Вирсавии после ее кончины? Кайлан настоял на его продаже. Да, это был дом отца, да там было множество вещей ему принадлежавших, но это мрачное старинное окутанное туманами, ветрами и запахом сырости здание никогда не было домом для него и Мюр. Даже в те моменты, когда двойняшки были там по-настоящему счастливы. По крайне мере так думал сам мужчина.
Так что не удивительно, что сейчас, когда сестра объявила о том, что единолично решила оставить дом за ними, Грант был в бешенстве. Руки сплелись на груди, губы плотно сжаты, темные глаза утратили всякие намеки на прежнее веселье. Неужели все его прежние аргументы разбились, о что..? О промахи Министерства?! Ему хочется сказать вслух, то, что вертится у него на языке – Мюррен не вернулась бы к этому разговору, если бы не обливиэйт, применённый к их матери. И он опять ощущал свою вину. Перед сестрой. Он напомнил ей что они, работая в одном Министерстве, живя в одном городе, оказались так отдалены друг от друга. Именно он убедил ее что убрать из их уравнения знак будет лучшим вариантом. Руби поддерживала невидимую до сих пор нить, которая не давала Грантам размякнуть.
Иначе как еще объяснить то, что его сестра решила попросить прощения? И следом отвесить пощечину, спрашивая как дела у Робардса. Жестоко. Довольно бесчестно. Но вполне весомо.
- Не мели чушь, Мюррен, - вообще-то она повторяла его собственные слова, сказанные на кухне в Нэрне, несколько иначе и откровеннее. Хотя он сомневался, что дела не обернутся наоборот – она окажется в Мунго, а он отправится на тот свет. Если такой был. И все же он решил уточнить: - Что случилось с твоей квартирой?
На самом деле он уже видит минимум один выход – увеличить их с Дунканом квартиру. Они вложили в нее немало своих сил, чтобы никто чужой тут не оказался, чтобы сделать тут неплохое убежище, защищенное и закрытое. Не уж-то мир сошелся клином на особняке Грантов? У них были средства – можно было купить другую квартиру, дом в пригороде Лондона… зачем перебираться в Инвернесс. Зачем привязывать себя к Торни гроув?
Как так вышло, что в Мюррен проснулась эта тяга?
Родовое гнездо. Они всегда были другими. Они не были чистокровными, чтобы занимать любимую вотчину их бабушки. Не были достаточно хороши для Торни гроув. Кайлан в принципе считал, что у особняка есть свой разум, свое видение мира, в котором не было места для них двоих и для Саважа. Грант едва не потянулся к казавшейся незнакомой Мюррен. Встряхнуть ее за плечи. Просить прекратить свою речь, не прибегать к запрещенным приемам. Она же знает, что Кайлан никогда не допустит, чтобы она оказалась в этом доме без него. Никогда не отпустит ее одну.
«Вы бы оказали нам большую честь, став членом нашей семьи…» - он повторил про себя ее слова, обдумывая их. Вряд ли за восемь лет жизни под одной крышей могли возникнуть сомнения что Саваж действительно воспринимался Грантом как друг, пожалуй, единственный, как брат, но сейчас даже Кайлан хотел услышать что ответит тот Мюррен. И все же на первом плане крутилось лишь: «Что ты несешь? Что на тебя нашло? Неужели они действительно тебя настолько пугают?» Если это действительно так… Тогда… Он дал обещание себе. Как когда-то пообещал отцу, не потому что хотел отвязаться от его «обещай… обещай мне, Кай», а потому что понимал как все серьезно и знал, что слово сдержит.
- Как давно ты сняла дом с продажи? Как давно ты прикидывала фронт работы?

+1

10

- Всегда рад угодить даме. - Добродушная и легкая усмешка, сопровождающая эти слова, превращает чопорную английскую вежливость почти в шутку, но Саваж действительно рад, что подарок Мюррен понравился, и отдельно - тому, что она сразу же примерила заколку. Жаль нельзя в полной мере ответить той же любезностью, новую трубку нужно еще обкуривать, подготавливать, но можно опробовать табак, набив старую. Если дым помешает их гостье, его легко убрать палочкой.
На встревоженный взгляд Кайлана он ответил чуть заметным успокаивающим кивком и легким жестом кистью, означавшим обычно что-то не стоящее внимания: все должно быть в порядке, настороженность Мюррен скорее привычная игра, чем правда, больше похоже на способ подразнить, подарок должен ей понравиться, она слишком женщина, чтобы равнодушно отнестись к красивой и статусной сумке. Кая новые наручные ножны для палочки дожидались на этом самом столике еще вчера вечером, Дункана больше волновала вероятность не успеть отдать подарок вовремя, чем желание увидеть реакцию друга.
- Чтобы эти дети гоблинов закрыли от нас лавки? - Дан усмехнулся, разворачивая упаковку, - скорее небо перевернется обратной стороной или О'Флаэрти откажется пить. - Вот ради второго собственного, первого издания "Нити Ариадны", редкого труда по легиллименции, и "Исследования симпатических связей" он бы в других обстоятельствах наплевал на гласные и негласные протоколы вежливости, извинился перед гостьей и засел с книгой до вечера, оставив Грантов наедине, но ситуация требовала внимания. Ровно с того момента, как Мюррен нервным и предвещающим желание приступить к серьезному делу жестом закатала рукава. Мелькнувший на секунду на виду след пальцев повыше локтя, явно мужских, у женщин практически не бывает таких крупных ладоней, разбудил короткое, но острое желание кому-то доходчиво поправить представление о границах допустимого. На самом деле, зная командира хит-визардов, стоило скорее пожалеть того идиота, который посмел эти границы пересечь, постоять за себя капитан Грант могла так, что мало бы никому не показалось. Комментарий в духе "когда меня нет, вы меня можете даже бить", Дункан опустил, не желая заострять внимание на том,  что сам того не зная умудрился оказаться втянутым в их семейные и жилищные споры, просто повторил на завуалированные извинения тот же жест "пренебречь", на этот раз - трубкой. Как и комментарий о качестве работы министерства в целом и Департамента в частности. И относившийся к их с Каем наставнику. И ремарку "шантаж - не лучший способ начинать переговоры". И вертевшийся на языке вопрос о том, что все-таки у Грантов произошло. К фамильному особняку, насколько Саваж знал, оба Гранта не питали особо теплых чувств, и чтобы счесть довольно неприятное, если судить по редким рассказам Кайлана, место - безопасным, нужно было влипнуть в обстоятельства куда серьезнее нынешних "штатных". Настолько, чтобы озвучить такое предложение, да еще так... Тон Мюррен, в котором за резкостью прятался испуг, ему не нравился.
На словах "стать членом нашей семьи" Дункан поперхнулся дымом так, что зашелся долгим глухим кашлем: ладно его повысили из лягушатников до человека с именем, но предложить кровное родство, серьезно? Или это всего лишь форма вежливости была, а кому-то меньше нужно читать научных магических трудов? - Мисс... Мюррен, я польщен вашим предложением, но мы с вашим братом идею кровного побратимства или усыновления не обсуждали. Поэтому я бы хотел услышать и его мнение по этому поводу. - Третий вариант вступления в семью Саваж даже озвучивать не стал, уж такого она точно не могла иметь в виду никак. И даже в шутку поданный намек на брачный союз оба Гранта вряд ли сейчас воспримут адекватно. - Раз уж вы лишились жилья, - продала скорее всего или расторгла договор аренды, сжигая мосты, чтобы некуда было отступать, - давайте рассмотрим возможные варианты. - Между Грантами проплыло, истаивая в воздухе, дымное кольцо, - другая квартира, побольше, в маггловском районе, частный дом или Торни Гроув. Чем вас не устраивают первые два? Вы уверены, что родовой особняк вас примет? - Вообще - должен, Кайлан глава рода, как бы он ни игнорировал этот факт, но старые магические дома со скверным характером Дункан недолюбливал. И работы там предстояло скорее всего в разы больше, чем с любой новой квартирой, пришлось бы не только устанавливать новую систему защиты, но и разбираться в старой, корректировать ее, всерьез копаться в истории дома, а сам дом наверняка еще и ремонтировать после стольких лет. А помощь домовика будет больше нервировать Кая, чем приносить пользы.

+2

11

Вот они, те самые два неудобных вопроса, на которые ей вовсе не хотелось отвечать. О квартире- потому что еще не время. О особняке- потому что это будет клином между Каем и ней самой. Но она будет говорить, потому что либо они Гранты, либо забиваются в дальний угол и скулят, как побитые щенки. Грант не возражала, когда ее называли сукой. Но говорить в ответ "гав-гав" - решительно не собиралась.
Мюр стояла между ними, в пол оборота к каждому,  меланхолично следя за кольцами дыма, которые выпускал Дункан, окутанная терпким, сшибающим с ног запахом крепчайшего табака и виски. На секунду, она даже почувствовала себя дома: отец тоже курил, когда мать была в добром расположении духа и не гоняла его их гостиной. Воспоминание о Хэмише привело ее в чувство, ведь старший аврор, в свое время, делал именно то, что должно. Рефлексировать время найдется, если сейчас они с Кайланом не переругаются в хлам. Ей бы очень этого не хотелось.
-Чуть больше двух лет назад,- о, она на него не смотрела, покачивая остывающий кофе в своей кружке и загипнотизированно наблюдая за черной лоснящейся жидкостью,- Как только начался весь этот бардак с Пожирателями. Просто представила, что дом Хэмиша выкупят какие-нибудь толстосумы в хламидах и масках и передернуло. К тому же, нам могут понадобится все средства, если дело обернется и впрямь плохо. Я не хотела говорить именно поэтому,- она развернулась к нему чуть больше, склонив голову к плечу, и отсалютовала кружкой,- Потому что ты взбесишься. Ты всегда бесился, когда дело доходило до фамильного особняка Грантов.
Она залпом допила уже остывший кофе и поморщилась от привкуса виски. Оставалось надеяться, что Саважа можно будет уболтать повторить на бис его шедевр. Как знать, улыбнись ей удача и она сможет пробовать его каждое утро?
Мюррен отставляет посуду на столик и тяжело падает обратно в кресло, по правую руку от брата, игнорируя его тяжелые мысли, которые ее почти физически душат. Ей нелегко дается эта наглая невозмутимость, на деле очень хочется оправдываться и извиняться, но делать это она, конечно же, не будет. Спасение можно найти в Дункане, пораженном не меньше и пребывающем в рукотворном облаке дыма. Табак и виски. Почему то хочется облечь запах- в цвет, а цвет- во вкус.
- Мою квартиру обнаружили посторонние.  Наткнулась на них как раз, когда выходила к вам, они тут же дали деру, я успела только ранить одного, пока тот уматывал. Там сейчас мои ребята разбираются. Мою, МОЮ квартиру, понимаешь?,- Грант заломила соболиную бровь и с досады хлопнула себя по коленям, левую руку тут же дернуло неприятной болью, но жить было можно, женщина только встряхнула кистью. С доверием у Мюррен всегда были проблемы, если не сказать :" ее паранойя расцвела буйным цветом и она потакала ей когда можно. И когда нельзя- тоже". По ее скромному мнению, это и должно было стать ответом на все глупые вопросы,- Никакая квартира в черте Лондона, дом, особняк, да хоть пентхаус отеля меня не устроит, Дункан. Нашли одну- найдут и вторую. И я не поручусь, что та же участь не постигнет вашу. Эти родовые чары - наш единственный козырь. Это мой дом, я им управляю, а не он-мной. Он примет нас и всех, кого мы пожелаем назвать семьей, гостем, другом,- кажется, это достаточно сильно ее задело, линии скул как-будто бы обострились, будь она кошкой, то  топорщила бы усы и раздраженно виляла бы хвостом. Но Грант не была кошкой и голос не повышала, даже интонации не поменяла, терпеливо объясняя свою позицию..Дункану. Как ни странно. Хотя чего тут странного, если Кайлан  общих чертах ее уже слышал?
Она с пол минуты смотрела ни то в стену, ни то в камин, барабаня тонкими пальцами по коленям. Они не должны поссориться, только не теперь, не при Саваже, который стал заложником этой семейки. Стоило бы повиниться хотя бы перед собой, что друг брата был жертвой заранее спланированной и  рассчитанной, хоть она и не желала  Дану ничего дурного. Нет, ну может быть пару подножек на лестнице, но не больше! В конце то концов, обвинить Кая в отсутствии чутья на людей, похлеще любого низзловского, было нельзя.
-Да, там нужен ремонт, да, надо обновить чары, да, полно боггартов и домовик. Но знаешь, прежде чем жаловаться, вспомни - ка: я полгода жила в Торни Гроув и ухаживала за бабушкой Ви, пока ты, доблестный стажер Робардса, хватал науку. Я слушала ее предсмертный старческий маразм, бред и желчь. Я , Бог человеческий, заказывала для нее гроб. Она была той еще стервой. Она была чистокровной и жила в своем мире, из которого у нее выдрали мужа, двоих сыновей, а потом Хэмиш женился на маме,- у не почти не дрогнул голос,- Я только с годами работы начала понимать, в каком беспросветном отчаянии она жила и как тут будешь другой?,- прощать Вирсавию она не просила. Но хотя бы сама ее поняла, пусть и отчасти,- К слову, если бы не бабушка- мы бы с тобой не помирились. Я бы не пошла в хит-визарды. Она так просила меня не быть дурой, не опускать руки,  не зацикливаться. Может мы никогда не были хороши для Торни Гроув, но времена меняются. И вот как раз Торни Гроув для нас достаточно хорош!
Мюррен, мисс М.А.Грант, сестра Кайлана, и куча прочих и прочих, цензурных и не очень, эпитетов, которыми нарекалась эта женщина, обычно всегда знающая, что делать, что сказать, как ступить на свой тяжелый каблук, волновалась. Да нет, она была в панике, не в состоянии усидеть на месте и не знающая, куда деть собственные руки, то опускающая, то вновь закатывающая рукава пижамы, к которой, кажется, прикипела всем сердцем.
-В стране война, господа,- она схватила чашку и прошла пол гостиной, по направлению к кухне,- И у нас должна быть своя крепость. Лучше быть живым параноиком, чем мертвым храбрецом.
Грант включила воду и сполоснула кружку, отставляя ни в чем неповинную посудину со стуком на мойку. Можно было бы и палочкой. Можно. Но не хотелось. В данный момент  Мюррен Айсли Грант хотелось схватить того ублюдка за шею так же сильно , как он ее за руку и несколько раз долбануть башкой о стену.
- Ну как, сегодня тебе страшно, Мюррен? Ты готова  боятся?...
Ее передернуло. Голос был смутно знаком, но что ж ей, помнить всех ублюдков, у которых плохо не только с чувством самосохранения, но и красотой речи? Она была не слишком трезва, но сумела откинуть от себя напавшего сзади, тот сбил собой острый канделябр в парадной и умчался быстрее, прежде чем она оправилась от первого шока. Она облажалась. Она облажалась и это ее бесило. Еще больше бесило то, что она не может сказать правду брату прямо сейчас : выложи она перед  Каем коробку, которую нападавший оставил на коврике возле ее двери, и весь вопрос о переезде отложится до неопределенных времен, а ее прикуют к этому дурацкому гостевому дивану. И Бог бы с ним , с диваном, но делить ванную напополам с двумя мужиками? Только через ее хладный труп!
Мюр пару раз глубоко вздохнула, похлопала себя по щекам и вернулась, подперев плечом косяк двери и прислонившись к прохладному дереву виском. Картина первая, действие второе - прозаическое.
- Вы так и питаетесь шедеврами эротической кухни моего братца?,- она заметила остатки завтрака на сковороде, но от одной мысли о яйцах ее начинало мутить,- Кусок мяса здесь, похоже, редкий гость.

+1

12

Он фыркнул. Громко, даже не пытаясь скрыть своего недовольства. В этом вся Мюррен – делать все в обход его мнения. Не считаться с ним, а потом ставить перед фактом. Сестра добавляла и без того невыносимой головной боли постоянные мигрени. В их семье не было железного правила о старшем мужчине, но, черт побери, он был именно им! Хэмиш постоянно с ним говорил на эту тему. «Наших женщин нужно оберегать, даже против их желания. Они всегда должны знать что ты их опора. Что ты их поддержишь в трудную минуту и никогда не допустишь чтобы что-то с ними случилось». А потом он стал единственным мужчиной семьи Грант. В один миг. И если он настаивал на том, что Торни гроув должен оставаться без их присутствия значит, в этом был смысл и были свои причины.
- Этот особняк сплошь пропах духами Вирсавии, - она была там хозяйкой даже сейчас. Он был уверен, что в каждой тени, в каждом углу, в каждом сантиметре обоев и драпировке штор присутствовала бабуля Ви. Это дом дышал ею. Он был ее вотчиной и алтарем, в котором пахло до тошноты приторным запахом… что преследовал Кайлана. – Не хотела его продавать? Значит, надо было его сжечь.
«Отличный бы вышел костер, зажарили бы барашка», - додумал он про себя.
Конечно, он взбесился. Взбесился из-за того, что позволил сестре заниматься продажей. Бесился, потому что за это время ни разу не проверил, как обстоят дела и не спросил, почему нет покупателей. Да, этот особняк с самого начала никому не сдался. Он готов был взвыть как раненый зверь. За что? За что ему досталась такая сестра? Почему в небесной канцелярии было решено сделать из нее такую отборную…
Нет, стоп! Переключиться. Хотя бы на минуту, иначе они вновь по сотому кругу начнут притираться о судьбе проклятого особняка. И не факт что очередной виток этой ссоры окажется не травмоопасном. Не стоило портить и без того загубленное Рождество.
Грант поглядел на друга. Оплот спокойствия и рациональности. Надежности, за которую можно было схватиться как за спасательный круг. Даже в этом беспробудном дурдоме, который вставал камнем между обычно действующими заодно родственниками.
- Если вам так необходимо услышать, - Кайлан повел плечом. – Дункан часть этой семьи. Мне казалось, что это очевидно и не требовало никаких подтверждений.
Было стыдно смотреть в глаза Саважу. Кайлан вовсе не хотел, чтобы подобные разговоры когда-либо поднимались в такой обстановке. Он доверял Дункану. Приглядывал за ним со времен стажировки. Иначе бы они не снимали вместе квартиру так долго, зная, что могут позволить себе жить в своих собственных. Пришлось быстро отвести взгляд на занявшую кресло Мюррен. Грант ощущал почти физически ее недовольство и… толику ревности. Пожалуй, он вел бы себя так же.
Внимательный взгляд зацепился за след на руке. Вначале показалось, что это тень, но присмотревшись, он понял. Синяк. Даже несколько, словно кто-то…
- … я успела только ранить одного…
… словно кто-то на нее напал и крепко вцепился, оставляя на бледной тонкой коже следы.
Такой будничный тон. В прочем это было действительно в порядке вещей. С их работой, с тем количеством людей, которым они насолили своими облавами и арестами. Но проследить до защищенной квартиры? Мюррен была параноиком, как и любой другой Грант. И здравый смысл был согласен с тем, что раз нашли одно убежище, могут найти и другое. Вот только Торни гроув это не спасение. Кайлан никогда не считал этот дом своим, никогда даже не думал, что он достанется им в наследство, хотя возможно, что Вирсавия попросту не успела отписать его более достойным волшебникам в порядке своего предсмертного бреда. Этот особняк был опасен для всех. В том числе и для Грантов.
- Но знаешь, прежде чем жаловаться, вспомни-ка: я полгода жила в Торни Гроув и ухаживала за бабушкой Ви, пока ты, доблестный стажер Робардса, хватал науку.
Это была пощёчина. Это было самым большим унижением, которое она себе, когда-либо позволяла высказать в его адрес. Кайлан попросту опешил. Замер, без каких-либо эмоций глядя в черные омуты глаз. Она должна была перерасти эту юношескую обиду. Не его вина в том, что Мюррен не прошла в аврорат, не его вина, что она вызвалась ухаживать за Вирсавией, когда можно было нанять кого-то. Разве он сидел без дела? За что он это заслужил? Или в ее представление пустой звук то, что он делал?
- Беспросветное отчаяние? – ему хотелось орать, хотелось сломать первую попавшуюся на глаза вещь. Но Кайлан с присущим холоднокровием держался. В Вирсавии Грант не было ни грамма человечности. Он никогда в это бы не поверил. Он был почти уверен, что она называла своего мужа «предателем крови». Но скучала ли она по сыновьям, раз так относилась к Хэмишу? Кайлан никогда не стал бы отзываться о ней хорошо, просто потому что не видел и не слышал от нее ничего кроме презрения. Испорченные, прокаженные, отпрыски магглы. Мюррен хоть представляла, сколько грязи она выливала на их юные головы? О, пусть это всего лишь детские обиды, но аврор даже не собирался прощать эту женщину. Пожалуй, сестра правда что была дурой, раз повелась на попытки умирающей бабушки раскаяться. – Я должен сказать, что она святая? Должен рассыпаться в благодарностях и на радостях нестись в «родовое гнездо» клеить новые обои? А зачем, Мюррен? Зачем там нужен я, если по твоим словам выходит, что я махнул на семью рукой, занимаясь никому не нужной карьерой?
Нет, он никогда не поднял бы на нее руку, но хотелось встряхнуть ее за плечи. Взглянуть, как мотнется ее голова. Другим вариантом было уйти. Перестать на нее смотреть какое-то время, взять перерыв и усмирить бурю в своей душе. Проклятье… он столько раз не одобрял ее поступков и столько раз гордился принятыми ею решениями, что чувствовал себя преданным. И как бы ни банально это звучало лишившимся части души.
Самые близкие люди всегда причиняют больше боли. 
«Уйди. Пожалуйста, Мюр, уйди», - и она словно прочла его мысли, скрылась в кухне. Он шумно выдохнул. Тайм-аут. Волшебник потянулся за сигаретами.
Он ненавидел их скандалы. Ненавидел Мюррен с ее тупой убежденностью в своей правоте. Ненавидел себя за то, что срывался. Ненавидел всю эту ситуацию, потому что они целенаправленно втянули Дункана. Ненавидел Пожирателей, из-за которых все это началось. И ненавидел тех, кто посмел напасть на его сестру рядом с ее квартирой.
Черт, да он бы утопил их в Темзе, знай, где они сейчас.
- Вы так и питаетесь шедеврами эротической кухни моего братца? – злость схлынула, вместе с последним клубом дыма. Кажется, удалось даже улыбнуться, хотя обвинения Гранта в плохой готовке было беспочвенным.
- Сегодня была очередь Дункана, - еще не уверенный что он простил сестру за особняк, за резкие слова и тыканье в то, что не было ничьей виной, мужчина медленно приблизился проходу. И взял ее за руку с синяком, едва касаясь отметин. - Больше никаких секретов. Никаких действий изподтяжка. Ты меня поняла?

+4

13

Развернувшуюся сцену Дункан наблюдал. Приглушая поднимающееся раздражение периодическими глубокими затяжками: если вдыхать дым в легкие, табак отдает в голову, возвращая спокойствие. Вспыхнуло бы не на личных вопросах, он бы вмешался, но если осадить или отвлечь Мюррен сейчас, это не устранит причину, они просто сцепятся в другое время, может быть - еще менее удачное. Миротворческую деятельность стоило отложить на крайний случай, если резьба у кого-нибудь начнет слетать, но до этого пока еще было далеко, с понятием и практикой самоконтроля Гранты, к счастью, оба были знакомы. Когда новообретенная "сестрица" вышла на кухню подышать и успокоиться, Дункан взглянул на Кая, усмехнувшись уголком рта и чуть пожав плечами, словно извинялся.
- Фактически, мисс Грант, яйца с магловской птицефабрики, неоплодотворенные, и потому эротической кухней считаться не могут, - педантичным, почти менторским тоном отметил Саваж, придавив табак в чашке трубки, - а мясные блюда считаются слишком тяжелыми для завтрака. - Будь у него анимагическая форма, она бы сейчас, вероятно, предупредительно подергивала хвостом. На сегодня достаточно любых нападок, мелких и серьезных, обоснованных и нет. - Раз уж у меня есть права члена семьи... - он выдохнул длинную струю дыма, "вы сами мне их дали", - я хочу, чтобы вы ко мне прислушались. В первую очередь вы, мисс Мюррен. В стране действительно идет война. Тем ценнее всякая возможность от нее отдохнуть и всякое место, где она не ведется. Поэтому разговоры о любом судьбоносном вопросе и о любых разногласиях следует вести, когда все предполагаемые участники как минимум сыты, выспались и не испытывают иного физического дискомфорта, это удивительно помогает смотреть на вещи более здраво и спокойно. Поэтому возможность использовать в качестве дома особняк Торни Гроув мы обсудим после того, как вы оба позавтракаете и отдохнете. - А еще за это время главу хит-визардов перестанет трясти от впечатлений. И вообще особняк подождет - здесь вполне безопасно, а у них есть более срочное дело: разобраться с нападением на нее. Да, абсолютно безопасных убежищ нет, обнаружить квартиру или дом мага в принципе возможно даже при тщательной конспирации. Между скрытностью и защищенностью большинство выбирали второе, окутывая жилище густой сетью охранных чар, и их магический фон можно было обнаружить. Просто вряд ли кому-то когда-либо приходило в голову в многомиллионном Лондоне шастать по подъездам с диагностическим кристаллом в поисках иголки в стоге сена. Как именно на ее квартиру могли выйти? Личное ли это дело, касающееся работы, или она просто случайная жертва - мисс Грант, хрупкая на вид женщина, со стороны и для человека неосведомленного не производила впечатления способной дать эффективный отпор. - У вас есть мелкие травмы, мисс Мюррен, вы прошли их медицинское освидетельствование в своем отделе? Если да, их нужно залечить. Кто из хит-визардов ведет дело о нападении? Вы уже давали показания? - Если да, - расспрашивать ее второй раз нет смысла, стоит оставить отдыхать и поговорить со следователем.

+3

14

У них и раньше случались безобразные ссоры, но это, пожалуй, переплюнуло их все. Начали за здравие, закончили за упокой. И виновата в этом была она, не сумевшая удержать в себе желчь, накопившуюся за ночь.
- Ну как, сегодня тебе страшно, Мюррен? Ты готова  боятся?...
Мюррен Грант была скорее готова была откусить себе язык, чем признаться в том, что ей страшно. Или обидеть близкого человека. Потом триста раз пожалеть и еще триста же раз раскаяться, но сказанного не вернешь. На самом деле, Мюр так не думала, на самом деле, она всегда восхищалась братом, который ради какой-то их с Хэмишем цели закопал карьеру превосходного игрока в квиддич и пошел в авроры. Просто осознавать это она начала не так давно, что уж поделать. А вопрос с Торни гроув для нее встрял столь остро, внезапно и принципиально, что она не постеснялась в методах.
-Бей своих, чтоб чужие боялись. Дожимай там, где больно.
Но только не Кайлан. Только не брат.
Она стала "капитаном Грант" больше, чем "Мюррен Грант" и не заметила этого. Назовите это профессиональной деградацией, но это было столь же непростительно, сколь и Империо, в ее глазах. А Кайлану было плевать на "капитана", ему нужна была сестра.
Мюррен молчала, позволяя брату осматривать синяки. Багровые, они уже наливались синевой и чернотой, обещая жуткий дискомфорт в будущем. ей было больно, но еще больше- стыдно. Цели своей она, кажется, достигла, но теперь почему то готова была удавиться. Хотя причина была очевидна: она укусила руку, которая ее кормит.
-Никаких,- повторила она за Кайланом, кивнув и шепча так, что сама едва слышала себя,- Прости меня, ты этого не заслужил. Ни единого слова. И я так не думаю, правда. Ты один был взрослым, когда нас всех накрыло горе, а у меня не хватило твердости быть той, кем должно. Прости меня, Кай. Больше никогда, слышишь...Никогда.  Я бессердечная стерва, я знаю.
Это было так глупо, извиняться на инфразвуке, быстро, чтобы Саваж, которого они едва ли не с фанфарами только что в семью приняли, не услышал. И даже этого было мало. Кажется, ей теперь до конца жизни будет мало, кажется, она теперь при каждой удобной возможности будет доказывать ему свою любовь, с тем же рвением, что доказывала независимость и превосходство. Хотя этих доказательств от нее никто не требовал и в помине.
Женщина выглянула , чтобы взглянуть на Дункана. Перед ним ей стыдно не было, может и зря, но ее эмоциональный фон был вычерпан до размеров чайной ложки и вступать в перепалку еще и с ним во-первых, не имело смысла, во-вторых, только бы все усложнило. Это она к ним пришла, а не наоборот. Не стоит повторять одну и ту же ошибку дважды за несколько минут.
-Ты на него глянь, Грант всего каких-то пять минут, а уже схватывает на лету,- Мюррен прищурилась, недобро так, как задумавшая пакость кошка, но ничего кроме кривой ухмылки не выдала, кивком головы и поднятыми ладонями показывая, что сдается на милость победителей и пойдет туда, куда ей скажут. Небывалая покорность от М.А.Грант,- Я же говорила, что вызвала группу немедленно, и все сопутствующие процедуры тоже. Почти все: я не дала им отправить меня в Мунго. Пока что дело взяли на контроль Геррин и Рид, к ним обратиться будет легче всего.
Синяки на руках, отбитый бок, пульсирующий затылок. На  сколько Мюр сама чувствовала, она отделалась ушибами и гематомами, штатный колдомедик, в перерывах между визгами о необходимости доставить капитана в Мунго, подтвердила, что жизни ничего не угрожает. И поспать было бы чертовски хорошей идеей, если бы ее не кололо иголками от гнева, стыда, паники, страха, злости... Но ведь Саважу об этом знать совершенно не обязательно.
-Если хотите меня расспросить сами- я не против. Может, сейчас показания выйдут менее сбивчивыми. Только я вас умоляю: еще вашего божественного кофе. И если кто-то даст мне грелку со льдом, я пообещаю быть паинькой целую неделю - голова раскалывается.

Отредактировано Murren Grant (2017-05-07 23:45:04)

+4

15

Перехватив взгляд друга, Кайлан зеркально пожал плечами. Было стыдно за поведение сестры, за развернувшуюся сцену и, кажется, за то что, не высказывая вслух, согласился на переезд в Торни гроув за них двоих.
Выкуренные на голодный желудок сигареты и пережитый эмоциональный скачок, сейчас отправляли волшебника в вату, но он упрямо стоял рядом с сестрой, разглядывая последствия нападения на нее. Интересно она видела на его лице отражение лихорадочных мысленных процессов? Она ведь понимала, что он не закроет на подобное глаза. Понимала, что не подвергнет ее опасности. Именно поэтому прибегла к подобному аргументу. И не рассказала всего. Не считала же она его полным кретином, чтобы выдать свою историю и не заполучить в ответ вагон сомнений?
- Я очень хочу тебе верить, Мюр, - таким же шепотом, который был предназначен только для нее, отозвался Кайлан. Он вздохнул, тяжело, пытаясь столь незамысловатым образом подавить привкус желчи и обиды. Решив что с них достаточно, мужчина поцеловал сестру в висок и выпустил ее руку.
Сделал шаг назад, с усмешкой реагируя на получившего права ими командовать Саважа. Грант вполне был настроен как прислушиваться, так и вести диалог. Но точно не собирался ложиться спать. Короткий бурный скандал взбодрил его не хуже контрастного душа или фризио.
- Мы расспросим тебя, когда ты выспишься, - в отличие от сестры он провел Рождество дома, спокойно, в глубоких рассуждениях. А ей… что ж раз уж она откровенно плохо после бессонной разбирается в том какие рубашки носит он, а какие Саваж… Да, ей определённо необходим отдых. – Кофе ты получишь тоже только после сна, - безапелляционно произнес Кайлан. Мюррен сама сказала о том, что отныне не будет никаких секретов и Мерлин ей в помощь, если вдруг она решит что-либо утаить от этих двоих. Поэтому предстоящий допрос обещал быть дотошным. Слишком много покушений на жизнь близких для Гранта людей: - Пойдем, на кухне у нас есть зелья, твои колдомедики, видимо, решили, что синяки делают из тебя матерого капитана.
Там он систематично перебрал баночки, пока не обнаружил нужную. Эссенция была ярко-желтой и приятно пахла, когда Кайлан закатав рукав рубашки выше, легко втирал зелье в синяки.
- Успокоительного или снотворного? - кажется, он впервые почувствовал, что сестра пышет жаром. И чувствовал мелкую дрожь. Следующее что он сделал - протянул стакан воды, в которую добавил пару капель успокоительного зелья. Старался не хмуриться, в догадках. Что могло твориться в ее голове? От продолжения его отвлекло мяуканье и последовавшее движение – низзл потерся рыжим боком о его ноги. - Моя спальня в твоем распоряжении. Простыни новые. Надеюсь, хоть двери ты не перепутаешь, - он улыбнулся, крайне широко и по-мальчишески, готовый вот-вот рассмеяться. Давясь смешками добавил: - Сильно голова болит? Поможет analgeo?

- Мне жаль, что ты стал свидетелем подобной сцены, - проговорил Кайлан, облокотившись о дверной косяк, убедившись, что Мюррен отправилась отдыхать, а заодно в кои-то веке натянув простую белую футболку. Хотя бы час она поспит и то будет польза. – Обычно мы не орем друг на друга, - «и не поминаем Вирсавию всуе», - да и хотел бы сказать, что сегодня откровений больше не будет.
Напряженно Грант запустил пальцы в отросшие волосы, пятерней зачесывая их назад. До этого момента не подворачивалось ни случая, ни времени, чтобы он объяснил перед другом свою нервозность.
- Пожалуй, самое время поделиться, - словно бы соглашаясь с принятым решением, сам себе покивал, сложил руки на груди и вздохнул. Он и не думал, что будет так сложно начать этот разговор. Нужно сказать все прямо. Четко и сразу. – Вечером восемнадцатого декабря, когда напали на Робардса, мы с Мюррен были в Нэрне. За несколько часов до того как ты прислал мне сообщение на звонок, мы вызвали подчиненного Мюррен и он помог нам стереть матери память. Все воспоминания, которые касаются нас с сестрой. Ее отвезли в аэропорт, убедились что Руби купила билет и покинула страну.
Сейчас она в безопасности. Далеко.

+3

16

- При головной боли, мисс Мюррен, рекомендуется сначала выяснить ее причину, потому что если она в высоком кровяном давлении, кофе будет вреден. - А еще он бодрит и действует как слабый энергетик, и прямо сейчас это лишнее, она и без того взвинчена. Их дом - их правила, бегать по стенам здесь не принято. - Позже, когда вы выспитесь, - Саваж кивком подтвердил согласие с другом. Колдомедики хит-визардов собирались отправить командира в Мунго, вот как? С первого взгляда не было похоже, что травмы у нее серьезные, а с мелочью вроде ушибов и ссадин соседи по этажу, как и авроры, предпочитали разбираться в родном отделе, не таскаясь лишний раз в госпиталь. Мюррен не далась, причем не далась похоже вообще, не позволив врачу ей заняться. Дункан собирался уже встать и осмотреть ее, и если не хватит его навыков, настоять на визите в больницу, но здоровьем сестры озаботился Кайлан, и необходимость вмешиваться исчезла. - Ваши колдомедики не соответствуют профессиональным требованиям, - отметил Саваж, когда Гранты вернулись в гостиную. Кроме собственно медицинских знаний и навыков врач должен уметь еще и справиться с пациентом, находящимся в неадекватном состоянии, и если сотрудникам Мунго это умение могло и не пригодиться, то для работы в Департаменте оно необходимо. Там каждый третий, если не второй, готов хоть с дырой в легком утверждать, что с ним все в порядке, и требовать оставить его как есть и дать вернуться к непосредственным обязанностям, а то и деятельно настаивать на этом. Мурене ведь удается строить весь отдел, хотя многим своим пациентам доктор Муррей дышит в солнечное сплетение и во владении боевыми чарами уступает на голову, - дело в характере. - Расспросим позже, пока хватит того, что уже известно вашим следователям. - Возможно они с Кайланом заглянут к Рид и Геррину в ближайшие пару часов, тогда после разговора станет ясно, какие детали стоит уточнить у капитана Грант. Хит-визарды обычно не любят, чтобы авроры без запроса о содействии вмешивались в их работу, но для брата пострадавшей наверняка сделают исключение.

Когда Мюррен удалилась в спальню, двери, к счастью, не перепутав, Дункан вздохнул спокойнее. - Всему свое время и время всякой вещи под небом, - он философски улыбнулся уголком губ и выбил прогоревший табак в пепельницу, - разбираться в подобных вопросах, если уж они есть, стоит чем раньше, тем лучше, и желательно в безопасной обстановке. - Саваж бы, правда, предпочел в это время оказаться где-нибудь в другом месте, но, если подумать, предпочел лишь отчасти, - о близких людях лучше иметь полное представление. - Забудь, не стоит извинений.
За утверждением, что откровений на сегодня больше не будет, последовало... откровение. Такое, что Дан отставил кружку с кофе, за которую только взялся, и взглянул на друга очень внимательно. Да, это многое объясняло в его состоянии в последние дни, хотя до сих пор нервозность Кайлана списывалась скорее на покушение на их наставника, обстановку в Британии и в отделе в целом и подспудное общее ожидание какой-нибудь очередной крупной дряни на годовщину Кровавого. - Эффективно... - и жестоко, но он не стал добавлять этого: Кай воспримет как осуждение, а на сегодня подобного уже действительно хватит. Если примерить на себя, смог бы он поступить таким образом с родными? Из желания защитить? С родителями - определенно нет, на нерушимом уважении к чужому праву выбирать за себя строились их отношения как таковые, и они выбрали остаться - с разговора год назад ничего не изменилось. Даже с Клэр, вернись она сейчас в Британию, любимой, младшей, опекаемой больше матери, - нет. "Прости, дорогая, я сделаю с тобой то же самое, что этот выродок, но это для твоего же блага"? Человек - это наполовину его прошлое: опыт, поступки, решения, отнять память - почти то же, что отнять жизнь и личность. Он до сих пор отчетливо помнил, как Клэр не узнавала его и родителей, как ходила по дому словно потерянная, как однажды решила, что ее украли у настоящей семьи, сбежала, и нашли девочку в магловском полицейском участке. Даже со стороны эта пустота на месте прошлого внушала жуткое тоскливое чувство. Насколько нужно бояться, чтобы пойти на такое? Насколько грызть себя потом?- Сочувствую, Кай. - Легиллимент из Сектора, разумеется, не в курсе, куда именно Гранты потом отправили его "пациентку", уточнять это незачем, они осторожны. Или ему тоже потом подтерли память о паре последних часов. - Вы позаботились о ее безопасности. С ней все будет в порядке, вам не придется тревожиться за ее жизнь. Сейчас ты мне об этом говоришь, чтобы мне были ясны причины и обстоятельства? - День семейных откровений, Салазарову мать.

Отредактировано Duncan L. Savage (2017-05-09 15:49:29)

+2

17

- Эффективно...
Грант предполагал подобное. Ожидал, но скорее другого слова, более окрашенного эмоционально. Но восемь лет бесследно не проходят – а может это были отголоски совести, что противно тянула его в размышления: « правильно ли они все же поступили». Кайлану хотелось верить, что осуждения все же не последует, пусть оно нависало где-то поблизости.
Было практически заметно, как признание подтолкнуло Саважа к воспоминаниям о случившемся с его сестрой. Один несчастный случай может все перечеркнуть в один миг. Невозможно остановиться, начав вспоминать что-то из своего прошлого. Пути назад уже нет и быть не может. Растревоженные воспоминания должны дойти до своего завершающего этапа. Тот же импульс, то же больное любопытство заставляет нас смотреть на несчастный случай, на канатоходца, упавшего с высоты...
- Мы вернем ей память, в том случае если в Великобритании все наладится или мы останемся живы, -  как боль, о которой можно поведать, уже наполовину уменьшается, так и признание дает вздохнуть свободно: - Хоть кто-то из нас.
«Оганес об этом позаботится».
Думать о том, как отреагирует мать в будущем, совсем не хотелось. Кайлан знал, что она будет злиться. Руби не выносила магии, но смирилась с тем, что ее дети никогда не смогут от нее отказаться. Вполне считалась с их желаниями и вопреки всему знала, где они работают и почему. Не говорила им, но гордилась принятыми ими решениями. Хотя до чертиков боялась, что потеряет и их как Хэмиша. И потеряла. Из-за магии. Из-за того, что волшебники умели отбирать чужую память. Руби нутром чуяла, что неожиданный приезд детей подозрителен, но позволила себе забыться во время ужина и после, когда ночью услышала как Мюррен украдкой, как казалось целую вечность назад, пробирается в спальню брата. И все было хорошо за завтраком, пока…
- Я говорю тебе об этом, потому что хочу объяснить свое поведение в Мунго и последние дни, почему я взвинчен и могу быть невнимательным. Говорю, потому что я тебе доверяю, потому что мне надо с кем-то поделиться, и ты должен это знать, - определенно точно хотелось выпить. Но лучше было бы затолкать в себя еду.
«Вот такое хреновое Рождество».
Грант прошел к креслу, но садиться не стал, задумчиво смотрел в коридор, где в полумраке почти нельзя было различить дверей.
- Думаю, Мюррен временно должна остаться у нас. Пока мы не решим ситуацию с нападением. В Торни гроув переезжать сейчас бессмысленно, - и дело не только в том, что за десять лет особняк наверно истрепался и пропах сыростью и плесенью, не только в витавшем духе Вирсавии Грант и старых обоях, не в древнем домовике и полчище боггартов, которые там скорей всего расплодились в темноте и спокойствии. Грант не был готов. К тому же если это действительно его дом, их с Мюррен наследство, тогда он собирался найти людей, который проведут туда электричество. – Надеюсь, ты не против?

+3

18

"И после этого вам точно конец обоим" Дункан не произносит вслух, только усмехается едва заметно. Грантам повезет, если их мать, эта достойная во всех отношениях женщина, просто разозлится, и многократных искренних извинений и попыток загладить сделанное хватит, чтобы ее умиротворить, а не выкинет детей из собственной жизни лет на несколько в качестве ответного жеста. И в Британии-то все наладится так или иначе, не их силами, так чьими-то еще, даже Пожиратели не уничтожить страну и население хотели, а прогнуть под себя, они тоже будут налаживать жизнь, если им все удастся. Каково в таком случае будет все вспомнить? Или даже в случае победы над "черепоголовыми", до которой не доживут ее дети, которые, окажется, были?
- Понятно. Я присмотрю. -  За Кайланом, чтобы нынешнее состояние не стало причиной каких-нибудь серьезных проблем, особенно на работе - там сейчас даже мелкая промашка может обойтись очень недешево. Трубку он вернул в футляр, потом можно почистить. А пока вернуться к кофе, которого еще полчашки, и сэндвичи жалко бросать в холодильнике до времен, когда кто-то из них соизволит что-нибудь все-таки съесть. - Что касается Мюррен - я не против, не вижу вариантов лучше: особняк пока нельзя считать подходящей альтернативой, и упускать ее из поля зрения нельзя. Но если это - ее обычный стиль общения, извини, последующие сцены я буду пресекать на подлете, и возможно не всегда гуманными методами, хотя с поправками на состояние. Нервотрепки нам и в отделе хватает, еще и здесь она точно будет лишней. - Итак, у них два новых жильца: глава Сектора Борьбы, сестра Кайлана по совместительству, и безымянный пока рыжий книззл, разлегшийся на диване, обоих нужно тут обустроить так, чтобы никто никому не мешал. Мюррен перевезти сюда необходимые вещи, выделить место в квартире и объяснить, что где находится, коту купить все необходимое: лежанку, лоток и наполнитель, подходящий корм, когтеточку, и что еще там посоветуют в магазине волшебных животных. - Отдохни, пока есть возможность, можешь устроиться у меня. Я прогуляюсь до "Волшебного зверинца", это максимум на час. - И может быть еще до книжного, если продавец не сможет достаточно подробно проконсультировать по уходу за книззлом, но в обозначенный срок все равно можно уложиться.

+2

19

Дом, семья - это место, которое надо очень беречь, весь внешний мир оставив за дверью. Кайлан с детства учился оберегать все, что было ценно. Уступки, компромиссы, поддавки, молчаливое согласие, ненавязчивое оспаривание и предложение иных методов – в ход шло все что угодно, лишь бы сплочение никуда не уходило. Прекрасно находил нужные моменты чтобы постоять за обеих женщин своей жизни. Знал, как сделать так, чтобы даже в его отсутствие особо ретивые завсегдатаи не доставляли Руби дополнительных хлопот, хотя сам Кайлан был за много миль от Нэрна. 
На самом деле он мечтал о воссоединении. Грант хотел, чтобы они все вместе поселились в доме с историей. Доме, в котором жило бы несколько поколений их семьи. Хотел, чтобы Мюррен всегда была рядом, а не казалась такой далекой сидя на одном этаже Минестерства. Хотел, чтобы разгуливающий сейчас по-холостятской гостиной рыжий низзл, по-свойски обнюхивал углы и устраивался в любимом кайлановском кресле. Хотел и дальше вести понимающие беседы с лучшим другом.
Кайлан мечтал о месте, где спокойствие обретёт все своим границы и вершины.
С поправкой, что прежде Мюррен не закатит очередной скандал с болезненным давлением на совесть. Хотя мужчина никогда не видел очевидной вины в принятых решениях: он никогда не горел желанием сидеть с бабушкой, для которой их кровь была недостаточно чистой, она же выбрала это сама, не пытаясь отвертеться. И уж точно Кайлан не представлял в итоге их «родовым гнездом» Торни гроув.
- Обычно она так не разговаривает, - с ним не разговаривает. Они давно провели негласную черту, за которую никогда не переходили. Казалось, они давно расставили все точки над i, а также составили список теп, которые не должны подниматься в разговорах. Они ценили мнения друг друга и личное пространство, хотя порой… ему не хватало её вторжений. Легких беспорядок и суетливость, колкие замечания и высказанные вслух мысли. – Много выпитого виски и нападение. Мюррен относится к охране своего дома так же, как и мы, - «грантовская мнительность» как называла эту особенность Руби. Дом - охраняемая крепость. Место где можно укрыться и о котором знает крайне ограниченный круг людей. Почему она не аппарировала прямо к двери? Почему и главное кто подстерегал ее там? Как ее отыскали? Кто настолько жаждал смерти, чтобы причинить его сестре вред? - Но, думаю, так официально введя тебя в семью ты имеешь теперь полное право одергивать её на виражах. Буду премного благодарен.
Отдохнуть? Предложение было неплохое. Отличное даже, с учетом того, что тело резко сковала усталость. Бессонная ночь, смены, эмоциональная опустошенность – все сказывалось как нельзя «вовремя». Вздремнуть несколько часов?
А завтра можно будет аппарировать в Торни гроув. Взглянуть на какой стадии находится разрушение особняка. Прикинуть объем работы. И вновь заняться далеко не официальным расследованием.
- Можем смело набросать список правил, с которыми ей придется считаться пока она живет в нашей квартире. Для начала, например, объяснив, чем отличаются мои домашние штаны от твоих, - с тихой усмешкой произнес Грант. Он подхватил один из сэндвичей. - Тебе бы тоже не помешало отдохнуть, а не идти в Рождество в «зверинец».

+2

20

Много выпитого виски и нападение... Саваж коротко усмехнулся, отставив пустую кружку, - так это как раз теперь и есть "обычно", добрая треть Департамента чем дальше, тем больше пьет как не в себя, а боевые столкновения еще не то чтобы ежедневная рутина, но дело гораздо более частое, чем еще пару лет назад. В характере Мюррен Грант, насколько Дункан знал, было срываться на подчиненных, и лучше бы этот удобный способ разрядки она на домашних не распространяла. Придется и за этим присмотреть и найти методы противодействия. Если душевное состояние хит-визардов его не волновало, то с Кайланом дело обстояло уже иначе.
- Как скажешь, - Дункан довольно оскалился и, потянувшись, поднялся на ноги, - всегда к твоим услугам, братец. Первым правилом будет не орать на хозяев квартиры, у нее и так полный отдел мальчиков, которых можно бить совершенно безнаказанно, я не собираюсь пополнять их ряды и тебя не желаю видеть в этой роли. А что до штанов - да все равно нет разницы, волочиться за ней на манер шлейфа будут любые, и мне не жалко поделиться. - Кай наконец обратил внимание на завтрак, снова способен на шутки, а потом может быть действительно отправится досыпать, и это радовало, служило признаком возвращения в относительную норму. А его по возвращении будут ждать книги и трубка, и отдохнуть перед завтрашней утренней сменой можно будет просто отправившись спать пораньше. - Может и не помешало бы, но есть один небольшой нюанс, - кивок в сторону рыжего лохматого "нюанса" точно указывал, о чем сейчас речь, - и ему не помешала бы лежанка, лоток, еда, и, подозреваю, еще с пару десятков разных необходимых для ухода и содержания вещей. А еще - имя, но это я оставлю тебе, как гордому владельцу. В жизни не держал животных, даже обычных, а тем более книззлов, и теперь мне необходимо восполнить пробелы в знаниях, чтобы потом ими делиться с тобой. Так что как бы ни хотелось, но отложить "зверинец" нельзя, надо идти и заботиться о подопечном. А не то вы скормите ему что найдете в холодильнике и поселите на моей кровати, первое может оказаться вредно ему, а второе - мне, она слишком мала для двоих.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Bеlls & whiskey


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC