картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » И все б сбылось!… Но зазвонил будильник.


И все б сбылось!… Но зазвонил будильник.

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

И все б сбылось!… Но зазвонил будильник.


закрытый эпизод


http://s019.radikal.ru/i635/1703/46/b7508c1a21dc.gif

Селина Браун, Марцелл Мальсибер

октябрь 1978

Хогвартс, гостиная Рейвенкло, там посмотрим

Народное развлечение гриффиндорцев: поспорь на что-нибудь, вляпайся в неприятности, вовлеки в них еще кого-нибудь. Например старосту факультета Рейвенкло

+3

2

Многие люди говорили, что маггловские замашки обязательно погубят Селину. Но разве она слушала всю эту полемику? Разве еще утром волшебница могла предположить, что одно неверно брошенное слово, один косой взгляд повлекут весь этот сыр-бор?
Мерлин, ведь все начиналось так хорошо, до того момента, когда одна через чур чистокровная Рейвенкловка, курса пятого, не старше, посмела не просто облить полукровку Браун порцией гадостей и чуши, но и... не будем вспоминать плохое. Достаточно того, что группа Гриффиндорцев отмечающих назначение Селины ловцом  (уже второй месяц без видимого конца) не могла оставить это просто так. Брошенная кем-то из команды угроза «развесить портки по статуям» была столь заманчива, что не покидала чертогов разума одной особы, обрастая все новыми деталями и прикидками. И зачем студентка и почти отличница согласилась на этот дуратский спор?
Конечно, прекрасный шанс ткнуть носом этих зазнаек, получить пару очков профита и почти не загадить карту: для того, что бы раздобыть требуемое нужно либо отловить жертву либо проникнуть в гостиную, что является невыполнимым условием.
Хотя, когда одного конкретного анимага волновало слово «нет»? Ведь сама Минерва говорила, что нужно больше практики, верно? А что может быть лучше чем тренировка в полевых условиях? Да и детальное изучение реестра Министерства не входило в обязательную программу, да и сам документ был один на весь Хогвартс, и изучался вроде как на втором-третьем курсе...
Примерно так подбадривала себя волшебница, сидящая в засаде у входа в логово врага. Хорошо, проследить за каким-то первокурсником и подняться за ним по пятам по винтовой лестнице, усиленно строя на и без того придурковатой морде, глупое выражение, было легко, особых талантов не требовалось. Благородный шпион даже заскучала, но не тут то было!
Разве опыт студентки-гриффиндорки сравним с великой МакГонагал? Селина отстала от проводника, врезавшись в деревянное полотно с изображенной птицей.
Наверное орел. Что же, я на верном пути... Но где здесь картина, которой нужно назвать пароль? Тот студент сказал «Лестница».
Собственно уже минут пятнадцать Селина усиленно втыкала в в возникшую проблему, пытаясь найти подвох и принять решение: волшебница едва ли не обнюхала дверное полотно, но не нашла ни ручки, ни замочной скважины, даже птица не пожелала общаться с анимагом. Это наводило на определенные мысли — либо лыжи не едут, как в известном маггловском произведении, либо Браун не понимает принцип пароля и Шляпа была права, отправив её именно к красно-золотым.
Возможно полукровка просидела бы в этом чудном месте еще пару часов, безуспешно гипнотизируя дверь, пока не истечет положенный срок и не придется не солоно, не хлебавши топать в свою спальню, придумывая новый план, если бы одна жалостливая душа с последнего года обучения, не равнодушная к братьям меньшим и пушистым, проклинающая первокурсников, теряющих своих котов, которые потом теряются по школе. Примерно так Браун и поняла из пространственной речи. И свежий реестр она явно не просматривала. Жить можно. А сейчас морду по тупее и вперед.
И вы думали, что три четверти дела сделано? Осталось малое и можно снимать сливки? Как бы не так: стоило доброй душе усадить кота в какое-то подобие ниши и в полной темноте проследовать к женским спальням, как до Селины дошел один неприятный факт: полукровка просто не знает, где находится та фифа, а времени на поиски очень и очень мало, не говоря о том, что рыскающий кот... Подозрительно... Стоп... Здесь была дверь обратно! Да нет! здесь была дверь, чтобы уйти обратно!
Шерсть поднялась дыбом, а уши прижались к макушке. В сознании рефреном скользила мысль о замкнутом пространстве, позорного страха детства, который не то что бы мешал, но жизнь отравлял изрядно. Пикантность ситуации доставлял тот факт, что волшебница прекрасно понимала, что анимагическое время стремительно истекает, а дверь того... тю-тю и курлык.
Холодный пот прошиб загривок.
Да. Браун не смотря на все свои таланты в трансфигурации пока и рядом не стояла с Минервой: стоило переволноваться, как анимагия дала сбой и растаяла как романтичный флер в первое брачное утро, возвращая к неприкрытой действительности: ночь, башня, Селина в пижаме, все те же проблемы только в профиль. После обратного оборота немного побаливают ребра, пока не привыкшие к новому положению. Как говорила профессор, через пару месяцев это пройдет. Первую минуту не хватает воздуха, в голове стоит гул — волшебница не смогла удержаться на ногах. Это только с виду и на первом уроке превращение выглядит замечательно. А на практике первое мгновение ты не можешь сопоставить размеры. А еще не видишь в темноте, цепляя предметы. Так и полукровка потеряла равновесие и с размаху плюхнувшись на свой зад и ударившись затылком о столик, оказавшийся не в том месте. Будучи кошкой Браун как-то проигнорировала наличие дивана и вазы на подставке, что сейчас радостно летела на многострадальную макушку. Впрочем, Селина не была бы ловцом, если бы не подхватила фарфор за несколько сантиметров до ковра.
Квест начинается, часы тикают.
А сидеть на холодном полу, с раскинутыми ногами и сжимая ценную деталь обстановки, не удобно.

+3

3

До славного момента назначения одного младшего сына чистокровного семейства старостой факультета, тот всегда предпочитал в гостиной то кресло или тот диван, что стоял в самом углу. Развернуть спинкой к окружающим, открыть книгу и никто тебя не трогает. Это же не гриффиндор, все воспитанники леди Ровены имели представление о чужом личном пространстве и знали значение слова "деликатность".
    Год назад все изменилось, и теперь следовало напротив выбирать место, где ты видел всех, а все видели тебя: никогда не знаешь, когда может понадобитья помощь старосты. Следи во все глаза, успей вмешаться до того, как произойдет что-то фатальное. "И снова мое сочувствие старостам Гриффиндора". Но любовь к тому, чтобы почитать в условной уединении никуда не делась, и Марцелл предпочитал использовать для этого короткое время после того, как все начали расходится по комнатам, но до отбоя. В такие моменты он даже мечтал стать старостой школы - все остально время эта перспектива внушала суеверный ужас, ведь тогда первокурники-львы будут и его проблемой - так как староста школы получал среди прочих привелегий отдельную комнату. А к отдельным комнатам сын не бедствующего аристократа привык.
    В день когда судьба занесла в гостиную кошку, которой там быть не должно, Мальсибер снова задержался в опустевшей комнате, на диване у камина. Пользуясь одиночеством он забрался на тот с ногами, долго читал, и сам не заметил как уснул. Хотя книга Ангуса Бьюкенена "Моя жизнь в качестве сквиба" - была что говорить, очень позновательной. Но вряд ли вызвала бы одобрение отца. Последнее время Марцелл вприцнипе интересовался знаниями и литературой, которые не понравились бы ни его родителю ни брату. Но студент Рейвенкло привыкший обо всем составлять собственное мнение и руководствоваться своей головой в принятии решений, останавливаться не собирался.
    Спинка дивана и плед успешно скрывали во мраке от глаз окружающих спящего старосту до того, момента, как его не разбудили два последовавших один за другим звука. Падения и удара о стол.
    Юноша встрепенулся, подняв голову, уронил книгу с груди на пол, и заморгал, пытаясь понять где он и что происходит.
- Люмос, - в отличии от большинства студентов чистокровный мог прозволить себе пользоваться магией и вне школы - в стенах дома, и многим заклятия был обучен братом еще до Хогвартса, так что эта реакция была почти машинальной.
   Ровный свет озарил пространство рядом со старостой, но большая часть гостиной оставалась погруженной во мрак. Юноше показалось, что он слышит чье-то дыхание, и на столике поблизости еще покачивалась на блюдце маленькая чашечка: последствия столкновения.
- Кто здесь?
"Кто-то из первокурсников решил нарушить правила и после отбоя пройтись по коридорам, это очень плохая и... Селина?!"
   Это кудри выхваченные их полумрака белым пятном света, он узнал бы и в толпе голов. Марцелл моргнул: может быть он еще спит. Что студентка гриффиндора делает в гостиной его факультета, ночью, в пижаме.
   Стоп. В ПИЖАМЕ?
"Что делать, куда бежать, что происходит?"
- Селина, если держа эту вазу ты пытаешься выдать себя за новый журнальный стол, то у тебя не очень получается, - Мальсибер протянул девушке руку, - Что ты здесь делаешь?
  "Ведь если тебя поймают, ты оставишь свой факультет без пары десятков баллов, а твой декан подожмет губы и отправит тебя на отработку". По мнению Марцелла совсем не заманчивая перспектива. Но попадание на отработку казалось еще одной любимой традицией гриффиндорцев: не нарвался на нагоняй - неделя прожита зря, поколения других студентов смотрят на тебя осуждающее из тьмы веков, а сам Годрик Гриффиндор пеняет шляпе за то, что посмела определить такое примерное сокровище на его факультет сорвиголов.
   "Еще и пижама, за что мне это наказание?" - Марцелл поднял свою мантию, которая все еще лежала на диване и протянул девушке, стараясь лишний раз не наблюдать то, что молодому человеку в его возрасте разглядывать было бы неприлично.

+3

4

Фортуна явно обожала Селину, а потому стремилась отсыпать как можно больше событий из своего рога изобилия. Неведомые силы повернулись своим наверняка целлюлитным задом, иначе как объяснить, что в пустой комнате оказался кто-то еще, прикорнувший на диванчике? А еще чашка, которая не к месту завибрировала, намекая на пикантное превращение в осколки.
-Люмос,- вспышка на кончике палочки дезориентирует и Браун не успевает избавиться от вазы и заныкаться куда-нибудь под стол, позабыв о габаритах. В просторечье называется — прикинуться ветошью и молить безжалостных богов, чтобы её сочли за живописную кучку хлама и рухляди, разумеется с претензией на образец авангардного искусства.
Боги жестоки или у них закончились сериалы. Краем мозга Селина надеялась, что было слишком темно, чтобы заметить экстравагантное превращение кота в человека.
Кто   здесь? - всего два слова, а волшебница уже не знает, прыгать ли от радости или же все таки утечь рыбкой под мебель. Слух и память не подвели, даже в этом сонно-хриплом голосе полукровка опознала своего лучшего друга. Староста Рейвенкло собственной персоной. Да она с начала года не могла нормально с ним поговорить, все дела, дела. Что называется, скатывались на уровень «привет-пока-привет». Вот так...Да...Хотя...Это логично, я же на территории его факультета. Сейчас будет, мама не горюй... Эм... А старосты имеют право списывать баллы? Воодушевление от встречи — на максимуме. Приветливая улыбка натянута до ушей. И да, заметьте, Браун вовсе не прикрывалась древней вазой, словно волшебницы тут нет и все прочее есть глюк, а едва ли не от всего сердца демонстрировала Мальсиберу ценный образец культуры... Хотя... Выглядело как первый вариант.
-Это не Селина, это дементор под оборотным зельем. Я пришла нести возмездие и поесть. А еще у вас слишком холодный пол, - на одном дыхании произнесла волшебница, с явной неохотой расставаясь с ценной вещью и подумывая, а не стоит ли унести ее с собой, чтобы хранить там конфеты?
Использовав руку помощи по назначению, полукровка потянулась, разминая затекшие мышцы шеи и спины,  поправила съехавшие на лицо волосы и уже машинально готова была потереть ушибленный копчик, как столкнулась взглядом с ничего не понимающим Марцеллом, по-джентельменски протягивающим свою мантию.
Язык ее хуже помела.
-Ну что ты смотришь на меня, словно я пришла развращать малолетних? Раз у вас нечего поесть, придется забирать мантию. Спасибо, хоть какое-то утешение и сувенир - Селина фыркнула и примирительно подняла руки, мол безоружна и безопасна, даже немного покрутилась, забыв о том, что отсутствие палочки может навести юношу на ненужные вопросы о методе проникновения. - Мерлин, это только начало года, а ты уже выглядишь как зануда. Марцелл, расслабься, - последняя фраза вышла слегка приглушенной, ведь анимаг запуталась в мантии, решив натянуть ее через голову.
Кажется, Рейвенкловец сказал что-то в ответ, но девушка ненадолго выпала из реальности, невольно засмотревшись на сонного друга, что даже в такой ситуации не показывал признаков волнения — если их застукают, то будет звездец. Но нет, Мальсибер дышал тихо и ровно, может даже флегматично, — стоящая на расстоянии руки Селина, явно не уважавшая личное пространство, ощущала это едва ли не интуитивно. Девушка даже не заметила, как подошла слишком близко. Такая привычная напряженная складка между бровей была почти не видна в тусклом свете магического огонька.  Сонное лицо и жуткая прическа, если сравнивать с обычным «благородным» видом. Эта картина действовала как умиротворяющий наркотик.
-Стоп, ты кажется подрос за лето? А я все гадала, что с тобой не так! - полукровка придвинулась вплотную к другу и провела ладонью от своей макушке к его. Недовольно облизала губы, скуксилась, что-то мысленно высчитывая. - Так и есть. Это не честно! - Сейчас игриво надувшаяся волшебница походила на хомяка осенью. А еще она заметила, что черты этого лица стали немножко...взрослее? Кости теперь шире? Кажется или есть едва видимая щетина, которую захотелось потрогать, чтобы убедиться лично, даже если придется подпрыгнуть?
Лишь только в полете Селина подавила сиюминутное желание провести по возможно гладкой щеке пальцами, в последний момент толкнув Мальсибера на многострадальный диван. Для бывшего охотника это ничуть не сложнее, чем пробить квоффл через кольцо. Даже если девушка предводитель племени хоббитов. И, разумеется, полукровка тут же оказалась рядом, усевшись там, где должны были оказаться ноги Марцелла. Хотелось бы, как в прошлом году, с разбега запрыгнуть на юношескую спину, но сторона не та. А еще приходится угнетать настойчивое желание задрать рубашку и самолично, на ощупь, убедиться, что этот тип за лето еще успел подкачать пресс и Браун обречена на веки вечные выглядеть рядом с ним гномом. Хотелось, но не понятно, какие рыцарские тараканы бродят в этой чистокровной голове. Раз и на всегда травмировать друга, возможно привив ему ужас перед женским полом, не хотелось.
-А вообще-то я заблудилась. Так то так. — откинула голову на спинку дивана, выражая своим видом вселенскую скорбь и раскаяние. Типа того. На самом деле анимаг ушла блуждать в своих мыслях, слушая в пол уха — Браун еще не забыла о первоначальной цели мероприятия, пусть оно и выглядит как полуночное свидание. А еще эта поганая мысль самолично удостоверится в наличии или отсутствии кубиков пресса. Была у Селины шальная  идея, что где-та существует особая магическая «качалка» только для крайне чистокровных, иначе как объяснить, что более половины юношей вернулись такими, что ими можно стены прошибать и бладжеры уже не помеха. Чай не в экологии дело.

+3

5

Селина всегда ухитрялась заполнять собой все окружающее пространство. Существовать в единственном лице и единственноv числе одновременно повсюду, словно разделившись на кучу маленьких Браун. Этого Марцелл ей, правда, никогда не говорил. С нее станется счесть это неудачной шуткой про рост.
- О нет, я так не думаю, - начал он, пока девушка натягивала его мантию: и он действительно не думал, что она намеривалась кого-то соблазнять в голубенькой пижаме с играющимся с летучей мышью котенком на груди. Для соблазнения следовало бы надеть комбинацию с кружавчиками, как на мамином вечернем платье. Во всяком случае, семикурсники были уверены, что у женской ипостаси старосты школы таковая есть. И в опять же мамином романе, который попался Мальсиберу летом - когда почти все, что было можно читать, в отцовской библиотке закончилось - женщины поступали именно так. Правда, Марцелл не дочитал: на пятнадцатой странице даже его голодание по чтению сломалось об бессмысленный слог и глупость поведения персонажей, - Вовсе совсем не думаю, - повторился молодой человек, невольно выдавая свое сметение и недоумение.
   Смутили его не слова Селины: в конце концов, в их возрасте уже нормально начать рассматривать друг друга не как приятелей, но как представителя противоположного пола. Переходный возраст, созревание и так далее. Об этом он тоже читал. А скорей сама ситуация. И необходимость выбираться из нее.
   "Ищут ли Селину? если да, то наша гостиная последнее место, где будут. Но как доставить ее в собственную, и не попасться по дороге туда, а так же возвращаясь обратно." Удачная мысль пришла сразу, главное чтобы в башне Гриффиндора спали не все, и можно было открыть окно. Завхоз и преподователи могут проверять школьные коридоры, но никто из них никогда не патрулирует воздух вокруг Хогварста, и вряд ли заметит в темноте метлу с двумя студентами.
    "Стоп? я серьезно рассматриваю вариант нарушить школьные правила, доставить ее до ее спальни на метле и вернуться?"
- Я думал, я всегда выгляжу как зануда, - он улыбается и приподнимает брови: мысль о том, что он будет лететь, а Селина обнимать его со спины почему-то очень приятна. С другой стороны, он слишком хорошо ее знает, чтобы поверить, что она так легко согласится уступить место ведущего даже если это будет его метла.
   Мальсибер действительно существенно вытянулся за лето, и сейчас глядя не нее сверху вниз, и думая, что рост пожалуй хороший аргумент в вопросе кто же все-таки поведет метлу - полностью это осознал.
- Точно, только заметила? и очень даже честно, я же парень, - он отвечает довольно односложно все еще обдумывая плюсы и минусы плана, и пропускает момент пинания, не удержавшись приземляется обратно на диван, а отважная пижамная охотница, уже седлает его ноги.
- Да, разумеется: так заблудилась, что ухитрилась незамеченной пройти в гостиную нашего факультета: хотя ваш в другой башне, не вешай мне лапшу на уши, Сел, я еще не знаю, как ты это делаешь, но я тебя вычислю, - он прищуривается, и обнимает девушку за плечо: "Это сугубо дружеский жест!" - Ты с кем-то поспорила? Или решила подсмотреть домашнее задание по чарам?
   "Или ты пришла увидеть меня? Нет, слишком уж хороший вариант, почти не правдоподобный".

Отредактировано Marcell Mulciber (2017-03-15 12:08:18)

+3

6

Итак, повторимся, у Селины была навязчивая идея, подтвердить или опровергнуть которую мог только чистокровный Слизеринец, хотя, по своей сути Марцелл, если взглянуть на его семью, подходил, но одного волшебника для статистики мало. На то, чтобы понять это ушло несколько минут непрерывных размышлений, в течение которых девушка тупо кивала во время особо длинных фраз, но особо не вникала в суть. Справедливо решила, что друг попытается отчитать, хотя бы для галочки и чувства выполненного долга.
-А вот ни разу не честно, - полукровка с легкостью позволяет себя обнять, ведь в этом нет ничего криминального, да и ворчит скорее от переизбытка эмоций и радости, что не дают принять анимагическую форму и драпать со всех ног. К сожалению, это не поможет, так как без посторонней помощи я не смогу выбраться из комнаты, вот такой изъян в плане. Интересно, а Мальсибер согласится поддать жару и поучаствовать в этой авантюре? - Ты вытянулся, а я осталась карликом. Хорошо, что теперь вышибать с метлы будут меньше. Меня как бы перевели в ловцы, а ты даже не поздравил, - едва ощутимый тычок  по ребрам Рейвенкловца, ненамного выше того места, куда пришелся роковой бладжер. - И знаешь, я была бы чертовски рада обыграть тебя, - на этом тема квиддича исчерпана, не хочется ворошить старое. Не умолять же Марцелла вернуться в команду?
В объятиях друга хорошо, тихо и спокойно. По домашнему уютно и прекрасно. Находясь рядом волшебница чувствовала себя как никогда уверенно, интуитивно ощущая, что один конкретный юноша защитит ее от всех бед и проблем, оградит от всех проблем скопом, а за его спиной можно будет почувствовать себя слабой и беззащитной кошечкой, которой не нужно никому и ничего доказывать в этом жестоком мире.
-Стоп-стоп. Помедленнее, я не догоняю, - Браун замотала головой, отгоняя странные  мысли. Наверное не стоило тогда брать в руки ту книженцию, что оставила новая помощница матери в магазине. Мерзостный любовный роман полный однотипных событий, плоских чувств, выдаваемых за порывы страсти, однобокого сюжета вращавшегося вокруг одной и той же темы.
-Ну что мы как малые дети! Не то что нужно было ухитрятся, просто нужно было желание. Мерлин, не делай вид, что я выбивала дверь тараном. Что толку скрывать, все равно ты узнаешь, не сегодня, так завтра.  Ну не то что бы поспорила, - жесты рук выдают истинное положение дел.  - Ну, самую малость. Кстати, ничего что мы тут сидим почти что посреди гостиной и болтаем? Знаешь, на твоем факультете есть волшебница. Рыжеватые волосы, рост примерно пять с половиной футов, курс пятый, не старше. Не всегда большой ум означает хорошую соображалку.  За то что она наехала на мою команду, висеть ее панталонам на шпиле большой башни или на статуе. Не советую лезть, это чисто женские разборки. - немного странно было вот так уже полулежать на диване по среди вражеской территории и рассказывать весь свой план, в котором гениальности кот наплакал.
 Прошло уже три года с момента их знакомства, а Селина все продолжает открывать в этом юноше новые стороны, ввязывая в различные авантюры. Согласится ли он или нет, а может Марцелл уже подумывает, как бы в тихую депортировать ее обратно? Но не это сейчас было в мыслях полукровки, что просто наслаждалась моментом и спокойствием, которого в последнее время было не так много.  Слишком много дел, слишком мало времени. Слишком мало времени, чтобы просто побыть в его компании. Ревнует друга к значку старосты?
Из-за чего она с начала года постоянно думает о нем? Почему она позволяет заполонить ее голову мыслями о нем? Почему она, в конце концов, чувствуют себя безумно виноватой из-за того, что скрывает от него анимагию? Это не стоит того, - говорит логика. Но ты врешь другу, - утверждает совесть. Готова ли ты так близком впустить его в жизнь, - а это еще кто?
«Неужели меня приложило бладжером на тренировке или маман подливала мне вместо укрепляющего отвара настойку мухоморов? Я теряю  рассудок и в полном замешательстве! Скоро начну видеть сборную Слизерина в балетных пачках.
А еще Селина с того самого момента, как летом зарегистрировалась Министерстве, плохо спит по ночам — вечно видится какая-то чушь, за которую магговские режиссеры отвалили бы кучу золота. А еще Марцелл, не несмотря ни на что — чертовски приятная подушка, на которой не грех прикорнуть усталой девушке. Начхать, что это гостиная чужого факультета и проблемы будут у обоих. Браун, которая до занятий успела пропахать почти все тренировочное поле, а после уроков отсидела положенное время на дополнительных пытках у профессора Трансфигурации, а затем писала эссе по кулинарным чарам, высасывая материал из пальца, плевать хотела на все с самой высокой башни. Ей просто нужно выспаться. А то, что рядом Мальсибер...
-Черт, кажется я забыла написать доклад для профессора МакГонагал. Ты же будешь приносить мне цветы на могилу?

+4

7

Если забыть, что уже давно прошло время отбоя, то совместное восседание на диване, ни к чему не обязывающая болтовня и - чего скрывать - объятия, полностью устраивают Марцелла. Завтра - слава Мерлину - суббота, нет уроков, есть Хогсмид, но правда, старосте все равно вставать рано и поднимать младшекурсников на завтрак. Иногда он сам себе напоминает мамочку: без шуток.
- И вовсе ты не карлик, что за глупости, - правда говорить про самый чудесный рост в мире явно лишнее, хотя бы потому, что для Марцелла в Селине слишком много самого-самого для специалиста, - Для ловца так и вообще лучший: ты маневрнее большинства и в тебя труднее попасть. Я разве не поздравил? - он не шутку тушуется, и тут вспоминает, что да, все так: не поздравил. Подарок приготовил, но дойти так и не собрался, - Нет мне прощения, - но выдавать ей истинную глубину своего самобичевания Мальсибер не собирался, - Чтобы загладить свою вину могу угостить тебя чем-нибудь завтра в "Трех метлах"? Есть ли у меня шанс заслужить прощение? И к слову, у тебя очень даже есть возможность оставить меня в дураках. Брат подарил мне снитч для тренировок, как обычно, очень во время, но это не помешает нам им воспользоваться, когда захотим.
    По хорошему стоило бы притормозить: при упоминании брата, Мальсибер живо представил себе реакцию его и отца на новости, что их младший родственник гуляет по Хогсмиду под ручку с дочкой предателя крови. А с учетом их "маскарадных выступлений": как насмешиво обозвал несколько совершенных им преступлений брат, все становилось совсем сложно. В этот момент Марцеллу стало даже обидно: какого цербера их правила регламентируют с кем он имеет право ходить по Хогсмиду, и кого имеет право хотеть обнять. Если бы... если бы мужчина, который подкидывал его в детстве к потолку, и парень, который учил его летать - не были бы убийцами, он мог наплевать на все. Но брат вполне мог внести в свой список неподобающую, по его мнению, компанию младшего. А рисковать Селиной... Об этом Марцелл не хотел даже думать. Его пугало то, что надумывалось...
    "И что делать? Знаешь, Сел, я передумал с тобой дружить потому, что у меня есть родственники - пожиратели, и они тебя убьют." - на деле Марцелл только придвинулся ближе еще на пару миллиметров и решил: "Пусть только попробуют!" Быть храбрым в гостиной факультета, на диване, рядом с девушкой, которая ему нравилась - проще простого.
- Очень даже чего, конечно, но идти и болтать по коридору куда опаснее. Завхоз не дремлет, а сюда заходить он не может, - негромко ворчит Мальсибер, пытаясь отвлечься от вопроса, который еще предстоит решить, но только не сегодня. Истинная причина прибывания Селины в гостиной прекрасный отвлекающий маневр. Первые несколько мгновений Марцелл взирает на подругу с суеверным ужасом: "Она действительно пришла сюда выкрасть предмет нижнего белья другой девочки, с целью продемострировать его широкой общественности?! Воистину, только гриффиндорский разум мог порадить этот безумный план!"
- Даже не собираюсь вмешиваться: и вообще ничего не хочу знать о ваших коварных дамских вендеттах. Панталоны, Селина, о Мерлин, мне же теперь жить с этим знанием! - Марцелл свободной рукой накрыл глаза, изображая жест глубочайшего сомнения в разумности братьев своих меньших, сиречь львов. Когда он отнимает руку от лица, взгляд у старосты подозрительный: - Я не буду помогать тебе их доставать и подсказывать,  где ее спальня тоже не буду, даже не проси.
    Марцелл, если говорить начистоту, и не помнил где именно была спальня той чистокровной девицы: его никогда не интересовал вопрос расположения спален женского крыла факультета, и он прекрасно жил без этой информации. Можно было, конечно, поднапрячь память, продумать по аналогии с расположением спален мальчиков - девчачьи их, наверняка, зеркалили - вспомнить кто куда уходил, и угадать. Но Мальсибер не собирался участвовать в краже чужих панталон: детский сад, видит Мерлин.
У тебя есть еще целые выходные: и вместо цветов могу помочь с написанием. Мне все равно надо подтягивать себя в трасфигурации к Ж.А.Б.А, - он улыбнулся,- Но сперва нам стоит решить, как вернуть тебя в вашу гостиную, пока никто не обнаружил пропажи. Скажи: кто-нибудь в твоей спальне или твоей гостиной может открыть окно, если их предупредить совой? В ваши окна вприцнипе может пролезть человек?

+2

8

И пусть по уровню продвижения чуши в массы бесспорно лидирует именно полукровка, болтовня Мальсибера успокаивает и наводит на домашнюю обстановку. Волшебница так бы и вообще обнаглела, целиком и полностью откинувшись на диван, забравшись с ногами, если бы неприятная и несвоевременная мысль о забытом задании, что подействовала как ушат холодной воды. Пусть завтра и суббота, но Рейвенкловец просто не знает, что для волшебницы означают слова «доклад для МакГонагал». Подбитая ужасной перспективой просидеть все дни , закопавшись в макулатуре Селина даже не опускает колкость на «своевременные» поздравления. К черту извинения, она даже не обижалась на Марцелла.
Сходить в Хогсмид будет прикольно. Но сначала дело, потом доклад. И только тогда Хогсмид. Моргана, он так и не научился нормально шутить? И как после этого отпускать его в нормальный мир одного? - польщенная таким вниманием Браун смешно фыркает и стукает своим затылком по его плечу,  стараясь передать свой настрой. Буйная фантаазия уже между тем подкидывает возможные картинки их совместного похода, от которых бросает в дрожь и хочется валяться по полу.
Но вот когда Марцелл придвигается еще ближе, глаза Селины заметно округляются, благо она сейчас смотрит в другую сторону, так что юноше может быть видеть лишь ее профиль и жуткие кудряшки. Одна часть тупо хихикает от того, что теперь уже Рейвенкловец проявляет инициативу, не прошло и года, другая же немного напрягается.
-О, классно придумал, я как раз замерзла. Телесный контакт крутая штука, - не продуманные слова срываются с языка и бьют по больному. Девушка поворачивается и выразительно смотрит на товарища. И, предвкушая возможные заявления, добавляет. - Не парься, мы же друзья, друзьям это дозволено.
Пусть им уже и не двенадцать лет, чтобы считать такие посиделки абсолютно нормальными.
Волшебница отмахивается от хрен пойми каких мыслей и возвращается к главной проблеме — создается впечатление, что староста не намерен помогать. Кажется, он специально забалтывает Селину, причем делает ЭТО каждый раз, как полукровка собирается начать воплощать свой план в реальность. И эмоциональную девушку начинает подбешивать. От разговора по душам с нанесением тяжких телесных пока спасает лишь то, что помеха — не рандомный Рейвенкловец, а Марцелл, родная душа. А устраивать разборки самой себе — попахивает путевкой в Мунго.
Браун еще до конца не разобралась, но ей кажется, что чем ближе заветный выпуск и взрослая жизнь, тем чаще в  Рейвенкловце проскакивают нотки типичного  Слизеринца.  Это раздражает и бесит — Селина прекрасно знает про его чистоту крови, отца и брата и кучу других родственников, окончивших факультет змей, о них друг обмолвился пару раз, но тему больше не поднимали. Знает и не понимает, в чем весь сыр бор. Если раньше перемены в Мальсибере списывались на нагрузку перед экзаменами и матчами, то теперь, заметив как староста напрягся при упоминании родственника и снитча, хорошо что хоть машинально не сжал Селину, как подушку... Все встало на свои места. Левая бровь виртуозно взлетела вверх, а кулаки зачесались от желания пару раз хорошенько стукнуть друга по голове — выбить этот засевший идиотизм.
Демоны, я уже чего только не понадумывала, а тут все просто!
-Да ты не волнуйся, у меня все схвачено. Неужели ты думал, что не подготовилась? - разводит руками и пожимает плечами, беззаботным видом показывая что все нормально. Одно доброе приведение, любящее Гриффиндор, обещало подстраховать и предупредить, когда  завхоз будет близко. А еще есть почти что целый час анимагии, чтобы добраться до гостиной, где ее будут ждать свои. В конце концов есть укромное место, каморка в астрономической башне, заставленной мусором и хламом, откуда так замечательно смотреть на звездное небо, мечтать и спать. Теперь, судя по намекам Мальсибера, открывается еще возможность полетать на метле. В октябре в пижаме и чужой мантии, которая будет живописно развиваться по ветру.
-  Кстати,  раз мы вспомнили про Ж.А.Б.А, у тебя случайно нет при себе Справочника чистокровных волшебников? -  Селина переводит разговор в другое русло, но сузившиеся как у кошки глаза, едва ли не стреляющие непростительными заклятьями должны явно показать — сейчас что-то начнется. Будь хвост — он бы метался из стороны в сторону. - Сейчас я медленно, по одной страничке, заставлю тебя сожрать его, чтобы раз на всегда выбить дурь. Мерлин, вовремя я так удачно поспорила. Дай угадаю, ты так напрягся при упоминании брата из-за того, что нас могут увидеть вместе? - девушка вскакивает и отходит к окну, сложив руки на груди. И не знает, хочется ли ударить друга или безумно захохотать.
-Знаешь, Марцелл, я никогда не говорила,что ты красивый, но ты больше, чем красивый, - полукровка села на подоконник и по-мужски закинула ногу на ногу, не парясь о том, что мантия задралась. - Повторюсь. Ты больше чем красивый. Ты по настоящему совершенный. Идиот, - хлопает ладонью по своему лицу. Да ей хочется смеяться от курьеза ситуации. Аргументов нет, делать ответный ход нечем, разве что ткнуть другу под нос письма-приглашения в сборные и свидетельство о регистрации в министерстве, чтобы потом спросить, а много ли чистокровных волшебников в свои шестнадцать могут так. В самом деле, пора выбираться из песочницы предрассудков. - Мне плевать, какой у тебя или у меня статус крови. Это вообще отсталое понятие. Открою великую тайну: близкородственные браки способствуют вырождению, да и к концу века чистокровок останется так мало, что статус крови уже не станет никого волновать. Может мой отец и «предатель крови» - девушка изображает кавычки пальцами, - Но он не идиот.
Смешно то как. Бедный Марцелл. Ему явно нужно расслабиться, чтобы всякая дурь не лезла в голову. Я не смогу называть себя его другом, если позволю и дальше гнить в этом болоте. Это наши последние два года беззаботного детства. Была-не была.
Приняв трудное решение девушка вновь подходит к старосте нависая над ним с видом боевого хомячка, что забавно, учитывая их разницу в росте.
- Поднимай свое тельце и пошли со мной.  Раз не дашь украсть мне панталоны, то обойдемся мантией. Тоже сойдет, мы же с первого курса нашиваем бирки с именами. Обещаю, если поможешь, я тебя поцелую и, возможно, прокачу на метле, - задумавшись, девушка опять понесла чушь, перепутав два обещания местами. Но интуиция не кричала о вопиющем недоразумении, словно все шло по плану и было донельзя логичным — так Селина и не заметила интригующую оговорку и уверенно продолжала уговаривать Марцелла. - Только поведу все равно я, после того бладжера я боюсь подпускать тебя к управлению. Если хочешь... А может того...Поможешь в моем деле, а потом мы слетаем в Башню Гриффиндора, я возьму учебник и посидим где-нибудь? Да не делай такое лицо, сегодня почти никого нет в коридорах, так донесла разведка. Профессора сидят в своих кабинетах, по округе только завхоз носится. А Хогвартс большой, просто нужно знать место. Ну так что? Мальсибер — тянет фамилию, - Ну что ты делаешь такое лицо? Снова зануда? Да ты вообще целовался с девчонками?-подозрительно ухмыльнулась, закидывая удочку.

Отредактировано Selina Brown (2017-03-18 19:24:40)

+2

9

Марцелл искренне надеется, что в темноте не заметно, как он покраснел. Правда, первый порыв смущенно отодвинуться задушен в зародыше. «Это и называется – женская непосредственность?»
     Ему уже не важно как, но эта девчонка точно создана, чтобы сводить его с ума, заставлять теряться и не знать, что ответить. И Марцелл действительно не знает что. Когда Селина поворачивается, и только собирается сказать последнею фразу – он в шаге от решимости податься вперед и поцеловать её, но не успевает. Роковое: «Мы же друзья, это нормально» - звучит, заставляя отложить все планы на будущее.
- Да, - «а» звучит чуть дольше, чем требуется, - Мы друзья, все хорошо.
   «Что за чушь ты несешь, Мальсибер?!» - говорит его внутренний голос, используя интонации Селины. Удар ниже пояса, между прочим. Нечестно.
    Все у нее схвачено, значит. Марцелл еще не уверен, что это значит: а вдруг то, что вся остальная команда Гриффиндора сейчас ныкается по темным коридором Хогварста, в нишах и ждет своего славного предводителя, что выйдет из гостиной Рейвенкло – сиречь логова врага – победно размахивая панталонами, ака белым флагом капитуляции. А потом эта сеть отважных гриффиндорцов перекрикиваясь по птичьи – хотя, не в школе крики птиц не самая разумная система сигналов – возвращается обратно в свою башню мужественно обходя врага в лице завхоза с флангов. «Мантикоры, какая чушь!» Хотя мысль о том, имитация каких звуков могла бы быть удачной заменой в условиях ночного Хогвартса наверняка будет хорошей задачкой для ума на ближайшие дня два. Первый и самый очевидный вариант – болтовня портретов – слишком сложен в исполнении.
    «Справочник? Список двадцати восьми есть в библиотеке. Но меня там – слава Мерлину – нет. Чистокровностью мы в «священные» не вышли пока. Хоть это утешает».
    Селина подскакивает словно он ее ужалил или таки высказал в слух крамольную мысль. Насколько она все-таки хорошо его знает, слишком хорошо. И Марцелл встает следом, машинально поправляя рубашку. Насколько все-таки магловские футболки, которые он видел у пары маглорожденных или полукровок первого поколения удобнее.
- Селина… - «Если бы дело  было только в том, что они чистокровные до невозможности... Если бы...» - Меня совершенно не волнует твой статус крови. Меня злит, что отец хочет диктовать мне с кем можно дружить, а с кем нельзя – но это мои трудности. И он все-таки мой отец.
   Если бы можно было ей сказать – видит Мерлин – Марцелл совсем не хочет врать или не договаривать. Только не с Селиной. Но он чертовски запутался. По закону ему следовало бы донести на родных в тот же аврорат, свидетельствовать против них в суде, по сути отправить их в азкабан. Мальсибер прекрасно осознает, как это будет выглядеть – все газетные заголовки, наверняка приставлена к нему охрана, «коллеги по масочному кружку по интересам»  пытающиеся до него добраться, как будет на него смотреть в  суде отец, а как брат.
    Может быть он трус и слабак, но он пока к такому не готов. И он все еще их любит.
    А еще он любит Селину. И надеется, что у него есть несколько недель или месяцев, чтобы разобраться во всем и что-то сделать со всей этой идиотской ситуацией.
- Я может быть и совершенный идиот, - еще один шаг на сокращение дистанции, - И мое не согласие с каким-то их мыслями и идеями не значит, что я должен в миг взять и разлюбить собственную семью. Но… - ему хочется на деле коснуться ее скулы пальцами, наклонится и все-таки… Но Мальсибер возвращается на диван обратно, - Короче, я не хочу сейчас об этом говорить. Я не собираюсь строить из себя чистокровного сноба, и возможно не пройдет и года, как и на меня повесят табличку «предатель крови», слишком сложно для часу ночи.
  «Ты мне очень нужна, Сел. Я, наверное, даже не осознаю насколько ты мне нужна,»
    И девушка сменяет гнев на милость, возвращается, нависает сверху.
- Как у тебя с чарами? Одно грамотное акцио, и тебе совершенно не обязательно искать нужную спальню и нужную мантию. Или это не спортивно для гриффиндора? – Марцелл снова встает, чувствуя себя не много детской куклой. Он уже собирается было оспорить право управление метлой: его же метла в конце концов, но Селина задает свой подлый вопрос: и юноша снова краснеет: - Нет, я ни с кем не целовался, - он прищуривается и идет в атаку сам, - Что за напористый интерес к моей личной жизни?
    Он даже не наследник и это прекрасно – потому что невестой его тоже пока не обеспечили.
- Хорошо, берем учебники и садимся за твой доклад... Хотя, знаешь, Сел, если однажды ты решишь стать анимагом – быть тебе совой, - в этом он почти уверен, - И насчет того, кто из нас кого повезет на моей, - намерено выделяя, - метле – разыграем. Можно даже так: кто первый притянет нужную мантию – тот и победил.
   «Нечестно: кто лучше в чарах студент Флитвика или Макгоногал – вполне ясный вопрос. Ну и что - что нечестно - спрашивать про поцелуи тоже было нечестно!».

+2

10

И сходу становится ясно, что тему чистоту крови лучше не поднимать. Селина, за три года ужасно сблизившаяся с потомком Мальсиберов, чувствует его эмоциональные изменения и уже жалеет, что подняла такой щекотливый вопрос. Но ведь почему он так реагирует? Я пришла с миром, талдычу ему о том, что меня не волнует его статус — приму любым. А он начинает нести бред лысеющего фестрала о том, что я его заставляю разлюбить семью. Кто-то однозначно перетрудился... Пора спасать.
А вот вопрос о чарах ставит в тупик — вот так с разбегу волшебница не понимает, к чему конкретно её склоняют, сходу выдает около пяти идей, ужасаясь и восхищаясь ими одновременно. Марцелл краснеет — вопрос попал в точку. Странное облегчение на душе не к месту. Ревнует не только к значку старосты, но и к рандомной волшебнице?
-Ну, должна же я быть уверена, что у тебя все хорошо, - Селина сначала неопределенно размахивает руками в странных жестах, словно разминая суставы, затем рисует в воздухе подобие силуэта. Противоречивых чувств и сильных эмоций было слишком много, накопившаяся энергия требовала найти выход и снести все вокруг себя. Стать первой жертвой не малая честь. Полукровка продолжает описывать человеческий силуэт по гипертрофированным и плавным изгибам которого можно понять, что волшебница пыталась изобразить женщину. Черезвычайно фигуристую женщину.
-Чары? Акцио? Извини, я еще не обучилась беспалочковой магии, так что вопрос о неспортивном поведении оставим на потом, - Браун закончила прикалываться над юношей, обрисовывая силуэт гипотетической девицы, и распахнула полы мантии, после чего потрясла ими и завернулась в импровизированный кокон вновь. - Палочку я оставила в комнате, чтобы не возбуждать подозрений. Смейся, я решила прикинуться лунатиком. На самом деле я пока с трудом превращаюсь, когда дело касается одежды, а менять облик и протаскивать с собой еще палочку, как делает это профессор МакГонагал, пока слишком сложно. В самом деле, не тащить же ее в зубах. Где вы видели кота, спокойно разгуливающего с тринадцатидюймовым куском древесины в пасти? А лунатизм не лечится, так что, если бы поймали, максимум, что бы было — курс успокоительных и сова к родителям. Лучше чем попасться на горячем с палочкой в руках и быть исключенной. Я подслушала в больничном крыле пару фраз о волшебнице, которая училась здесь этак... лет пятьдесят назад. На нее докси напали,  она начала по ночам блуждать по замку, истребляя их гнезда. - можно заметить, что идея притянута за уши, но Селине, толком не умеющей врать, все кажется понятным и логичным.
Кто-нибудь, срочно дайте хроноворот, чтобы отмотать историю у тому самому случаю на зельеварении, чтобы не познакомиться с этим Рейвенкловцем со всеми вытекающими последствиями. Им не двенадцать, возраст обязывает уметь вертеться, но обманывать друга кажется противоестественным и неправильным. Так нельзя, но приходится, не известно только кому хуже. Селине, оказавшейся в ловушке из опасного коктейля анимагии, статуса крови и неопределившихся чувств, или Марцеллу, который заставляет сильно волноваться.  Если бы он только знал, как иногда хочется признаться и, приняв второй облик, свернуться клубком и мурлыкать рядом. Побочные эффекты от занятий и превращений, скоро пройдут, но иной раз Браун ловила себя на мысли, что начинает вести себя подобно порядочной мартовской кошке. Хочется тепла и ласки, а твой кавалер заперт в замке и сидит в золотом ошейнике. Только остается, что мявкать из-за забора, напоминая о своем существовании.
- Так что сударь, вашей магии я могу противопоставить только эти самые руки и обаяние. А вот с анимагией ты не прав. Знал бы как. Я бы стала анакондой. Или дятлом. Точно дятлом. И как всякий порядочный дятел задалбывала бы окружающих. Профессор МакГонагал сказала, что у меня нет предрасположенности к этому типу магии и стоит поискать себе в жизни другое призвание. Да, говорила. Раз десять, когда отказывалась учить меня. Или пятнадцать? Что я слышу! Мой обожаемый зануда таки решил состязаться со МНОЙ в праве управлять СВОЕЙ метлой? - намеренно выделяет нужные слова, а глаза светятся от радости, в теле невиданная легкость — того гляди, долетит до гостиной своим ходом. Юноша прекратил быть занудой и почти готов к приключениям и развлечениям.- Или хочешь отдать мне свою палочку? Давай уравняем шансы, я всего лишь слабая и беззащитная девушка, а ты под шесть футов ростом.

Отредактировано Selina Brown (2017-03-18 18:54:01)

+2

11

Мальсибер смотрит на подругу с сомнением: ему самому и в голову не может прийти идея прогуливаться хоть по Хогвартсу, хоть где еще без палочки. Не смотря на то, что большую половину своей короткой жизни он худо бедно обходился без нее, в последние лет пять юноша практически не раставался с этим инструментом. И без него чуствовал себя неуютно, уязвимо, словно был ни на что не годен. Неприятное чувство. А вот Селина совсем не боялась разгуливать по школе с ее рандомно пердвигающимися лестницами без палочки. Временами Марцелл не мог отделаться от ощущения, что в Гриффиндор на самом деле берут тех, у кого зашкаливает удача. В противном случае он никак не мог объяснить себе, как большая часть этих ребят дожила до своих лет и еще не вылетела из школы. Вот возьмем эту же ситуацию с Селиной: а если бы она столкнулась в их гостиной не с расположенным к ней - чего скрывать - старостой, а с кем-то другим? Настроенным, например, враждебно по отношению к похитительнице чужих панталон и мантий? Кто бы спас ее от исключения? Нет, Браун везло, прямо таки очень.
    А может она просто красовалась перед ним: а на самом деле палочка была при ней? Зная эту девушку, такого нельзя было исключать.
- Я, конечно, могу отдать тебе свою, но она для тебя все равно бесполезна, - пожал плечами староста, - Я бы предложил тебе отложить коварную месть на другой раз: когда меня здесь не будет. Но сомневаюсь, что ты согласишься. Так что можешь продемонстрировать превосходство рук перед магией и похитить мантию старым магловским способом. Но я в этом безобразии не участвую, - в принципе то, что он позволит ей прокрасться в крыло девочек и порыскать по спальням, уже было уступкой внушительных масштабов для Марцелла, которому совсем не нравилась перспектива становиться соучастником нарушения школьных правил, - Но я все же надеюсь, что ты передумаешь, и позволишь мне отвезти тебя в твою гостиную?
    Он прищуривается всем своим видом давая понять: "Да, моя метла, и нет не и подумаю состязаться за свою собственность - просто не буду давать тебе возможность ею завладеть."
- Именно потому что я выше, гораздо удобнее будет если я тебя отвезу: кроме того, Сел, я тебя знаю - пустишь тебя за ведующее место, и вместо полета к гостиной Гриффиндора я получу серию виражей над Хогвартсом, сногшибательное предложение экскурсии на метле по запретному лесу, и окажусь в конце концов где-нибудь в Африке совершенно неожиданным образом, - он складывает руки на груди. Когда девушка говорит о трансфигурации, ему чудится сожаление в ее тоне или выражении лица. Марцелл никогда не может быть в себе уверен, когда дело касается Селины, хотя, казалось бы, он действительно не плохо ее знает. Но сейчас его объяснение выглядит вполне логичным: Браун не может не печалить, что профессор не ценит ее успехи в трансфигурации.
- Странно, я полагал по этому предмету ты входишь в группу лучших на курсе. И, право, анимагия просто рисковая и опасная вещь: многие волшебники навсегда теряли разум, потому вряд ли ей учат студентов, а так - уверен - Макгоногалл знает, что ты лучшая.
    Природу своих чувств к гриффиндорке, он начал осозновать еще летом, когда обнаружил как сильно ему ее не достает в течении каникул. Если бы он был совершеннолетним и владел аппарацией, то эту проблему было бы легко решить. А так оставалось только скучать, в какой-то момент понимая, что помимо необходимости слушать ее болтовню, видеть ее, появилась еще смутная потребность брать за руку, а желательно поцеловать.
- И раз ты так настаиваешь, что мой рост - это сплошные приемущества, то покажу тебе еще одно, - Марцелл знает этого от него "зануды" совсем не ждут. И нагло пользуется, когда поднимается, подхватывает Селину пониже бедер и поднимает вверх. В первое мгновение она кажется совсем легкой, но потом первый азарт необдуманного дейстия уходит, но Мальсибер все равно уверено стоит на ногах, хотя осознает, что романтичное обещание носить ее на руках целую вечность было бы наглой ложью, - Попалась, которая обзывалась: сдавайся и тогда я верну тебя на бренную землю.

+3

12

Что бы Мальсибер не говорил про возможный анимагический облик Селины, душу было не обмануть. Не дятлом, ой не дятлом она являлась. По своей натуре Браун и была той самой пресловутой вислоухой шотландкой с дворовыми привычками и типичным придурковатым взглядом. Себе на уме и непослушна. Вроде и несет себе половину крови более-менее чистокровной семьи, но с самого раннего детства привыкла выживать. И как всякие представители семейства мурчащих — стремится найти себе компаньона, чтобы потом не подходить близко и фыркать, изредка впуская на свою территорию, когда захочет поесть или погладиться. И поточить когти. А об отсутствующей палочке врет, как голодная кошка перед полной миской — артефакт пока еще чудом держится за тайную петлю в боковом шве штанов.  Однозначно удобнее, чем прятать в ночной рубашке.
Ну не хочется вот прям сейчас стать участницей реалити-шоу "Сопри мантию вместе с Марцеллом Мальсибером".
-Тем не менее, чувства и эмоции упрощаются и у анимага появляется много животных устремлений, например, питаться вместо человеческой еды тем, чего жаждет их животное тело, - волшебница процитировала строчку из одной известной книги, чтобы потом с многозначительным взглядом посмотреть прямо в глаза Марцеллу. На молоко и кошачий корм не тянуло, а вот, чтобы кто-то почесал за ухом — да. В идеале конечно, если это будет староста Рейвенкло. Печально, что иногда это происходило и в облике человека. Вот и сейчас Селина запуталась, кто она, человек или кошка. И уже не задавалась вопросом, почему в гостиной так тихо. - Я писала доклад на третьем курсе, мы тогда еще знакомы не были, долго валялась с этой фразы. Представь, что было бы если бы я вдруг решила подолбить дерево. С моей активностью в Шотландии не осталось бы не одной метлы!  А вот ты бы был замечательным вороном. Хотя нет, тебе бы подошел нетопырь! И не спрашивай, почему. Я так представляю: идешь в наипарадной мантии-плаще на заседание в Министерстве... Ну в такой где такие большие рукава, разводишь руки и вуаля! Ты уже не Марцелл Брюс Мальсибер, а человек-летучая мышь. Может изучишь эту магию? Ты же талантлив, черт тебя подери! - забавно размахивает руками, описывая превращение.
Тогда мне не будет смысла скрывать от тебя мою хвостатую проблему.
-Ну почему сразу запретный лес? Там скучно, темно и холодно. Я бы слетала в Хогсмид, но боюсь уже все заведения закрыты и скакать нам на ветру. Африка? Лучше слетаем после седьмого курса в Румынию, посмотрим на гонки на метлах, -делает мысленную заметку на то лето после выпуска, прикинув что времяпрепровождение будет классным. И можно даже будет попробовать выступить, только это секрет.
Не стоило равнять всех Рейвенкловцев под одну гребенку, считая их занудами, которые не способны ни на что кроме учебы. Селина вот вообще никак не ожидала от Марцелла такого рывка, а тут на товарища что-то нашло. Даже сказать, нахлынуло: сначала почти согласился участвовать в авантюре, ну или хотя бы не мешать, затем предлагает отвезти ее до башни Гриффиндора, препирается из-за метлы, а теперь и вовсе ведет себя как волшебник каменного века! Не хватало только еще получить заклинанием по голове и быть утащенной в пещеру!
Как всякая порядочная недо-кошка, Браун первое время сидит тихо, не втыкая в происходящее, затем негодует, что какой-то человечишка посмел взять королеву на руки. Даже с перепугу заваливается на Мальсибера, но не визжит, ведь все не так страшно, просто непривычно, не так часто полукровку носят на руках. Гриффиндор славится храбрецами с крепкими нервами.
Впрочем, скоро становится ясно, что староста еще не дорос для того, чтобы таскать свою подругу, как куклу, сутки напролет. Девушка чувствует, как напряжены мышцы и, чтобы позорно не упасть, прижимается почти вплотную, обвив  свои руки вокруг шеи.
- А магглы говорят :"Которая кусалась", - полукровка пытается подробно изобразить словосочетание, по-вампирски примеряясь к шее, но попадает не туда и не тогда. Наугад тыкается носом, пытаясь принять более-менее комфортное положение,  и - окончательно зависла, выпав из реальности. Обалденно пахнет! Пользуется парфюмом или это мыло? Посмотрите, кто стал взрослым! Парень, ты кайф. Принюхалась, стараясь определить источник дивного аромата. Браун повела носом и невольно мурлыкнула. Что простите? Вздрогнула, ужасаясь своего поведения и того, как на это отреагирует Марцелл. Ведь не спишешь же такое на гормоны — маги слов таких не знают! Это же закольцованная Викторианская эпоха, проще закопаться самой под кустом чем объяснить чистокровному про эндорфины.
-Осень, время психических обострений, прости. Ну, не дуйся. Когда-нибудь и ты станцуешь для своей самки брачный танец. И обязательно сыграешь ей на волынке. — быстро выпалила она, хлопнув друга по плечу, и едва не согнулась в четыре погибели, беззвучно сотрясаясь от смеха. Ведь в то время, когда Мальсибер будет наворачивать пируэты вокруг дамы сердца, Селина явно начнет драть диван своего кавалера. Где-то в Хогсмиде верно сдохла стая мантикор. - Марцелл, не дуйся, я не над тобой смеюсь. Просто представила, чем в это время буду заниматься я, - улыбнулась и вытерла слезы.
Выглядело это необычно: стоит себе парень, тихо мирно, держит девушку на руках, а тут какая-то ненормальная находится прямо перед ним и обнюхивает. Явно от счастья крышу сорвало и ветром надуло.
Так, ну-ка стоп, дорогуша! Что-то меня совсем занесло. Хватит, пора отойти от ничего не подозревающего Марцелла, забрать мантию и уходить,пока не случилось чего-то еще. Черт, меня предупреждали, что первые несколько лет будет трудно, могут быть животные позывы, но как-то слишком. Что дальше? Глушить валерьянку бочками и орать в марте-месяце?
Увы, слишком поздно стало понятно, что внутренняя кошка уже выбрала себе человека, которого согласна пустить на свою территорию. И то, что это Марцелл, уже не отменить. Только смириться и жить дальше. Не давая шанса узнать, что симпатичная кошечка с отметиной на правой лапе, которую он мог пару раз видеть в коридорах замка, является его подругой.
-И совсем забыла предупредить, будешь в ванной старост — берегись Миртл, она наблюдает за вами. Но я тебе этого не говорила. -  пытается прошептать на ухо, но как-то не получается. Только смазано проводит кончиком носа где-то между щекой и шеей. И рывком выбирается из западни, тут же отходя подальше. Внешний вид так и говорит "не дышите на шедевр" и "без рук".
Что-то подсказывает, что, даже если план не удастся, возвращаться придется не совсем с пустыми руками — мантию Мальсибера волшебница твердо решила оставить себе. И, возможно, когда-нибудь отдать.
-Спальни девочек там? - вопрос чисто риторический и ответ уже не важен. Нужно сохранить лицо и рассудок. Двоим. Селина поворачивается к другу спиной. Шагает в выбранном наобум направлении. Даже если оно приведет не туда. В руках карт-бланш.
Вполне возможно, что староста сейчас находится в глубоком шоке, что не успевает последовать за Браун или намеренно дает ей фору. Или же стоят защитные заклинания, не пускающие мальчиков к девочкам? Хотя нет, просто кто-то слишком хорошо воспитан. Фортуна улыбается полукровке, искупая вину — в случайно выбранной комнате оказывается та самая студентка, ее мантия заботливо висит, дожидаясь своего часа, когда Гриффиндорка накинет ее на себя, превратившись в жалкое подобие африканского шамана. Только в комнате полной сопящих дамочек получается перевести дух и как-то успокоить себя — рядом нет одуряющего чужого влияния. 
Хорошо, конечно это не панталоны, но тоже сойдет. Дело сделано и, прежде чем вернуться к себе, думаю можно позволить провести один эксперимент и выяснить, в чем причина такого косяка. Да, время позволяет. Отосплюсь завтра. Полукровка вздыхает полной грудью, стараясь отогнать мысли, которые сейчас только мешают. Закуток, созданный из сундуков и ширм, живущих здесь девушек — идеальное место, чтобы обратиться без лишних глаз. Что до обитательниц комнаты — они бы не проснулись, даже если бы рядом пролетела сборная Гриффиндора в полном составе с оркестром. Видно судьба решила еще раз извиниться.
Двадцать минут. Только двадцать минут и я покину эту башню. Ведь правда, студентка, попавшая сюда впервые, врятли сможет так быстро найти необходимую комнату, а значит ждать возвращения будут чуть позже?
Волшебница прячется за перегородку, стремясь не отбрасывать тень. Слегка ослабляет застежку мантии Мальсибера, что мешает вдохнуть. Сосредотачивается. Выгибает спину кругом, поднимая плечи к шее и втягивая живот так, словно стремится срочно очистить желудок. Кончики пальцев аккуратно касаются палочки сквозь ткань пижамных штанов. Настраивается. Делает пару глубоких вздохов, стараясь не шуметь. Прикрывает глаза и всеми силами старается найти в своем сознании отправную точку для трансфигурации. Падает на пол, приземляясь на все конечности. Окружающий мир безбожно огромен и запахов больше.
Из комнаты Селина выходит уже с хвостом и ушами, ловно подцепив дверь лапой, вальяжной походкой направляясь к тому месту, где оставила друга. Во избежание подозрений даже сделала небольшой крюк, чтобы выйти чуть в стороне.  Буквально вываливаясь ему под ноги меховым клубком. Толстый пушистый зад перевешивает все тело, идиотизм в глазах зашкаливает. Сейчас проверим, какой такой амортенцией надушился этот герой-любовник и альфа-самец всего факультета. Надеюсь, у Марцелла нет аллергии на кошек — такого западло я не переживу.
Мяуканье звучит воинственно. Глаза сверкают. Поза говорит так и говорит« Чеши меня!Гладь меня!» Я узнаю все твои грязные тайны! Вдруг ты фанат Селистины Уорлок и скрываешь это! Уши прижаты к макушке. Животное пригибается и резко стартует, за какую-то долю минуты добегая до юноши и ловко взбираясь по брюкам и рубашке на его плечи, как порядочная домашняя кошка на любимые шторы хозяйки. Раз уж ему можно таскать её на руках, то почему бы не забраться туда самой?

Отредактировано Selina Brown (2017-03-21 22:04:28)

+3

13

Можно ли считать успехом, если девушка твоей мечты, полагает, что нетопырем ты был бы краше? Марцелл искренне в этом сомневается. Хотя может это продолжение шуточек о том, что от природы ему досталась истинно вампирская бледность лица и укладка волос. Черный плащ, и хоть сейчас на обложку какого-нибудь свеженького романа о неземной любви к пусканию свежей крови. Ну или трагичных страданиях: "Я не хочу убивать людей, потому я буду пить кровь мышей!"
    А вот Румыния - это уже интересно, жаль до выпуска почти два года. Но может к тому времени уже все разрешится как-нибудь и снимут военное положение в стране. Хотелось бы. На следующее лето у Марцелла тоже есть планы. Жаль только аппарацию ему пока изучать нельзя. Это сильно упростило возможность встреч и совместного времени препровождения. Жаль, правда, показать ей подвалы под поместьем точно никак не получится, а там совершенно роскошные "катакомбы". Селине бы они непременно пришлись по душе.
    Девушка обнимает его руками за шею и прижимается, Марцелл чувствует как кончик ее носа и скула скользят по его виску, вниз к шее вдоль уха, и очень надеется, что в темноте не видно, как кровь бросилась ему в лицо. И для Селины то, как вдруг бешено заколотилось его сердце вовсе не так очевидно, как для него. Юноше приходится мысленно повторить про себя ее фразу, чтобы полностью осознать смысл. Такое с Марцеллом происходило - ой как - не часто. Сейчас Мальсибер не был даже уверен в том, а не примерещилось ли ему тихое ласковое мурчание со стороны девушки. Наверняка, примерещилось. Такого никак быть не могло, просто по определению.
    Словоизлияния про сезонные психические - "что это?" - обострения и волынку прозвучали как китайская грамота. Совсем не похоже на запрашиваемую мольбу о пощаде. Марцелл недоуменно моргает и не знает что ответить. В который уж раз. В обществе Селины он как никогда проклинал то, что у него язык не так хорошо подвешен, и он не может со скоростью ста слов в полминуты выбрасывать остроумные реплики. Девочкам всегда нравятся парни, которые так умеют. И как правило, совсем не нравятся зануды. А потому: да здравствует, Марцелл Мальсибер, король звания "ты мой лучший друг".
- Чем ты будешь заниматься... пока я буду играть на волынке? - едва слышно вопросил юноша, не особенно в нуждаясь в ответе. "Какой-то самке?" А Селина уже ловко вывернулась из его объятий и поспешила ловить удачу в спальне девочек.
    А ехидный комментарий относительно вечно плачущей девочки приведения звучит настолько по-слизерински в голове - "И делилась подробностями с тобой?" - что Марцеллу сразу становится стыдно, и он безмерно рад, что не сболтнул лишнего.
- Да, там, - рассеянно отвечает Мальсибер, только потом сообразив, что в суде подобное расценили бы как помощь в преступном замысле. "Вы знали, что подсудимая замышляет кражу с целью опозорить жертву? или как там называет тот, кого обидели и обокрали? Впрочем, не важно: "Знал и ничего не предпринял, ваша честь." Виновен, виновен, виновен. По всем статьям."
    Марцелл грустно вернулся на диван, ожидать явления отважной "Благородной разбойницы." Как всегда бывает, когда ждешь кого-то в тишине и полумраке - минуты обращаются в года, и время бежит неимоверно медленно. Существовала, конечно, вероятность, что Селина решит сбежать, не попрощавшись, какими-то ведомыми только гриффиндорцам тайными тропами. Но Марцелл надеялся, что так подруга с ним не поступит. Когда и как из мрака вынырнула кошка, он не имел ни малейшего представления. Кажется, он такую где-то в коридорах Хогвартса уже видел. Котов у студентов было предостаточно и запомнить их всех вряд ли было возможно.
Привет, зверь, – почему-то шепотом здоровается староста, понятия не имея, какое имя счастливый обладатель или обладательница животного ему дала.
   Кошка самоуверенно и стремительно забирается на его плечи, и юноша перехватывает ее словно большой и очень пушистый снитч.
Эй, тебе туда нельзя, – он опускает ее на колени и успокаивающе чешет под подбородком, – мы тебя разбудили, или ты просто ночами не спишь? – указательный и средний палец осторожно начинают поглаживание между ушей, чтобы потом уже всей ладонью спуститься на спину, – а я вот жду Селину...
    На особый ответ рассчитывать не приходится, но само ее общество действует успокаивающе, и уже кажется, что с момента ухода Браун прошло не так и много времени.
Надеюсь она не заблудилась, а то мне туда нельзя, сама понимаешь... – делится с кошкой Марцелл соображением, – Вообще, конечно, я должен был выставить ее из нашей гостиной, а не пособничать в нарушении правил. Надеюсь, профессор Флитвик никогда не узнает, не хотелось бы его разочаровывать.
    Дальше по логике вещей должно следовать «но» и пояснение почему же староста Рейвенкло поступил так, а как не должен был. Но Селина может появиться в любой  момент, и юноша не рискует озвучивать причины.

Отредактировано Marcell Mulciber (2017-03-28 15:26:28)

+3

14

Волшебница тешит себя тем, что все муки, на которые пришлось пойти ради Марцелла, обязательно приплюсуется к карме. Однозначно, не стоило так резко прыгать и делать пируэты -после карабканья кружится голова и трясутся лапы. Все-таки, как жаль, что анимагов настолько мало – никто не потрудился оставить нормальные указания и предостережения. Как поступать в той или иной ситуации и чего бояться. Краткую инструкцию по поведению в месяцы психических обострений. Но ведь так просто жить не интересно, давайте напишем труды про оборотней, а тех, кто обращается по своей воле, обойдем стороной. И все. Ну не брать же за руководство к действиям мемуары примерено века пятнадцатого, может раньше, да и то, автор был чайкой. Не Минерву же доставать вопросами марта. Не вяжется образ мудрой преподавательницы с дурной кошкой.
Поэтому все приходится делать самой, например разбираться, появилась ли у Рейвенкловца гипотетическая дама, от того и приятный запах, или же у самой Селины на фоне ежедневных превращений поехала крыша и таки можно с чистой совестью пить валерьянку и орать под окнами. И от избытка чувств драть диван в гостиной чужого факультета.
Сейчас волшебница движима таким мощным человеколюбивым порывом помочь ближнему своему, что затея узнать, откуда у чистокровных за лето появляется такая мускулатура, смиренно отползла на задворки сознания. Абстрактные чистокровные – где-то там далеко, а Марцелл рядом, держит кошачью тушку на руках. Приятно. Но совсем не так, когда он держал меня на руках ранее. Сделаем заметку. Сознание ликует – аллергии нет, значит в этой жизни ни все еще потеряно. Шпиона не раскусят.  Хотя коррективы в планы вносит нежелание юноши носить на шее тяжелый породистый воротник – Браун как-то забыла, что в эту игру играют двое, каждая сторона вправе вносить свои поправки в сюжет и черта с два староста будет смиренно стоять столбом дожидаясь конца эксперимента! Не скрипка же она, чтобы вечно быть первой. Анимаг только успела мявкнуть, как оказалась схвачена. Можно даже сказать, с нежностью. Как древний квоффл набитый рыбьей требухой. Ну или так. Удобно только трепыхать лапками. И где-то в этот момент на волшебника напал приступ любви и ласки, раз он начал так активно наглаживать кошку. Браун была готово поклясться – с таким энтузиазмом он даже не натирал древко метлы полиролью. Точно появилась баба. Я узнаю, кто это. Только бы не та блондинка. Желтоватые глаза сверкнули потусторонним блеском. Ниже..Еще ниже.. Чувствую себя лампой Алладина. Прости Марц, но вместо джина придется довольствоваться мной.
Сидеть на коленях весьма удобно – толстый мохнатый зад не перевешивает, хвост не путается под ногами. А самое главное, когда еще предоставится такой прекрасный шанс оказаться на коленях привлекательного парня без каких-либо обязательств?  Или просто послушать поток слов, не относящихся к делу, без возможности совершенно случайно задавить монолог старосты своим бесвязным бредом? Просто дурачиться и наслаждаться звуками приятного голоса и движениями рук. Насколько кажется кошке - умелых.
Клянусь волосами банши, да он просто спец в этом деле. Неужели тренируется? У него есть кошка?
Вислоухая шотландка урчит от удовольствия, трется головой - Селине кажется, что именно так и должно реагировать животное. Даже если не так, все равно будет намного нормальнее, чем если анимаг раскинется пластом - уж очень хорошо. Так и контроль не долго потерять.  Параллельно пытается почувствовать запах на запястьях, но его нет. Кошка едва ли растекается по чужим брюкам шерстяной лужицей, чисто на автомате слушая Мальсибера. Кажется, даже кивает, выражая полное согласие всем его выражениям и умозаключениям. И мурчит как старый радиатор. От переизбытка кайфа кошка даже раскинула лапы и устроилась поудобнее как раз уложив голову так, чтобы она свисала с коленей.
Создается впечатление, что именно в этот момент Браун готова на все: и простить возможное фанатство Селестины Уорлок, игнор начала года, выйти замуж и переехать в родовое поместье на правах питомца, лишь бы ее продолжали гладить.   Анимаг изредка треплет ушами, когда ладонь отказывается на шее, а затем спускается обратно к лопаткам, аккуратно обрисовывает все позвонки гибкого тела, достигает копчика и едва касается хвоста, что выписывает непонятные фигуры. Волшебнице чертовски приятно вот так дурачится, не думая о последствиях. Словно с изменением облика пропали стеснительность и рамки поведения, не нужно было заботится об абстрактных вещах. Мир сузился до приятных искорок вслед за умелыми движениями руки, заставляющими мурчать с удвоенной силой.
Исполнение желаний может привести к весьма интересным последствиям. Это следовало бы помнить будущему великому анимагу, когда та в порыве чувств чисто машинально повернулась пузиком вверх. И если интерпритация поглаживаний в районе хвоста при мысленном переносе на тело человека еще была более-менее логичной и приятной, то от поглаживаний по брюшку, полному мягкого подшерстка,  и даже ниже, кошка рванула как от бультерьера. Глаза сверкнули подобно молниям, животное тут же свернулось в вооруженный клубок с плотно прижатыми ушами. Дикий и шипящий на юношу.
Но вот вопрос, кто шипел? Человек или зверь?Сознание проняло от шока за все те непотребства, что анимаг творила на коленках своему друга, едва не выпячивая зад. Ясно одно - поддавшись опьяняющему чувству, затмившему разум, Селина потеряла контроль и имела счастье вновь ощутить на себе прелести внезапной трансформации. Черт, только не здесь. Обратно пришлось стартовать резко, проехавшись когтями по колену, за долю секунды стремясь оказаться в первой попавшейся комнате. Еще в прыжке на пол волшебница почувствовала, что правая половина тела кошки неподвсластна приказам, да вообще не подчиняется, резко занося в другую сторону - за поворот к женским спальням животное влетело как бумеранг, стукнувшись головой об угол, но не успев добраться до цели - лапы подкосились и неведомая сила рывком выпнула в реальность пустоты этого закутка нормальное человеческое тело.
Черт. Забавно.
Даже подвешанный язык не мог подобрать нужные слова - в себя волшебница пришла находясь в пикантной позе - мордой в пол, на четвереньках с поднятым задом. Посреди темного коридора, не добравшись до какой-либо спальни пары метров. Были бы силы, Браун бы посмеялась, но трансфигурационный лимит потихоньку сжирал силы.  Сейчас ноги не желали стоять ровно, вечно стремились перекрестится - пришлось опираться об стену и медленно идти обратно к другу. Подолы двух длинных мантий путались под ногами, Селина сильно рисковала превратиться в мумию.
- Где эта чертова метла, - студентка Гриффиндора выглядела такой усталой, словно за ней по полю гонялась сборная Азкабана по квиддичу.   Кое как волшебница добралась до дивана и плюхнулась на него, предусмотрительно подальше от Марцелла, чтобы случайно не соприкоснуться - слишком хорошо помнила свою реакцию на поглаживания и опасалась повторения шоу. - Мерлин, я хочу это развидеть, - лицо стремительно пунцовело, возможно впервые чем за всю жизнь.
Эксперимент с треском провалился.

+2

15

Кошка мурчит, но в диалог не вступает. И это в целом предсказуемо: они же не в Нарнии - магловскую книжку про волшебную страну в шкафу в Хогвартс привез после прошлого Рождества один из сокурсников, и потом одолжил Марцеллу в больничном крыле, когда тому не разрешили напрягаться с учебной литературой. А потом этот же друг, совсем забыл привезти после каникул продолжение, так что любопытство о том, а что же было дальше Мальсибер сможет удовлетворить либо после следующего Рождества, либо однажды, когда тот вспомнит или Марцелл получит возможность зайти в магловский книжный магазин. "Кстати, может как раз на Рожденственских каникулах, удастся уговорить Селину встретиться в Хогсмиде и показать мне магловский Лондон? И их магазины? А еще скрыть все это от папеньки, но это не такая уж и проблема." Книжку юноше очень хотелось иметь дома, правда, чтобы домовики его не сдали придется отвезти ее в Хогвартс, но дальше он уже станет совершенно летним и сможет позволить себе маленькие причуды без внимательных отцовских глаз. А Браун точно должна разбираться в маглах хорошо: она слишком уж часто отпускает фразочки, которые могла почерпнуть только от них.
    Селина не торопится, но урчание легко сводит на нет его беспокойство и напоминает, что не так давно он был разбужен, и рано встал, и дел было невпроворот, и вообще спать, спать, спать, спать. Пусть этого и нет в заветах Великого Мерлина или основателей, но может кто-то просто плохо искал.
    Зверь переворачивается под его руками, доверчиво подставляя мягкий живот. Но не проходит и минуты, как Марцелл делает что-то не так. Разве что не издавая оскробленные вопли, но вполне компенсируя это рассерженным урчанием кошка бросается на утек, весьма существенно оцарапав его сквозь форменные брюки.
- Ой, - только и успевает сказать Марцелл, глядя ей в след: "Но, но что не так? У нее там ранка? или просто я сильно нажал?" Он было планирует закатать штанину и проверить уровень повреждений, но в этот момент из спальни девочек наконец появляется Селина: выглядит она так, что Мальсибер мгновенно забывает о собственных ранах. Девушка явно вымоталась и очень устала: еще бы, судя по времени, она успела облазить все девичьи спальни в поисках искомого. И - стоит признать - обрела.
- Не так далеко, как можно подумать, - гриффиндорцы ненавидят заботливые и беспокойные вопросы: это Марцелл уже успел выяснить на собственном опыте, - Акцио моя метла.
   Она вылетает из корпуса мальчишек - плавно и бесшумно - только поток воздуха заставил полы мантий взметнуться.
- Понятия не имею, где ты ее нашла, - "И почему девчонки хранят свои мантии в таких труднодоступных местах," - Но по-моему, ты явно не в том состоянии, чтобы управляться с метлой, - на сем Марцелл счел жирную точку на вопросе "кто на метле - главный" поставленной. Хотя с Селины еще станется, вставить собственные пять сиклей спора.
    Окинув ее еще одним быстрым взглядом, Марцелл отправляет с сторону спальни мальчиков с пару акцио: теплые носки и свитер. На улице далеко не май месяц, а привезти в Гриффиндорскую башню замершую и стучащую зубами Селину - не его выбор.
    Да уж, будь он старостой школы, то все было бы гораздо проще. Но до такой чести, он не то лицом, пока же курсом не вышел.
- Одевайся, и забирайся: и что там с окном в башне вашего факультета? Будем стучать пока не откроют в какое-то конкретное? - окна в гостиной Рейвенкло располагались выше человеческого роста, и открывать их Марцелл собирался уже с метлы, заклятием и в полете. В том, что они в них протиснуться, он был уверен. Знать это кому-либо было не обязательно, но староста уже использовал окна не по прямому назначению: когда опаздывал на тренировку в прошлом году. Слететь вниз всяко быстрее, чем бежать по путанным Хогвартским коридорам.

+2

16

Лишь на диване получается перевести дух. Давно Браун так не уставала, даже после индивидуальных занятий с Минервой была более-менее бодрая, а сейчас похожа на носок, который побрезгуешь дать даже домовику. На колдовские манипуляции друга смотрит с равной степенью интереса и пофигизма, подпирая щеку рукой.
Перед глазами все еще стоят те моменты, когда Мальсибер гладил кошку, которая как бы Селина, которая как бы анимаг, которая как бы в замешательстве и готова идти с повинной в Мунго, сдаваться целителям. С диагнозом: мне нравится, когда мой лучший друг чешет за ухом и гладит копчик. Волшебница сглатывает комок, выдыхает и собирается с мыслями.
Развидеть не получается. Да и наврятли вообще когда либо выйдет. У старосты явно талант доставлять удовольствие кошкам. Вне зависимости от социального положения, происхождения и степени породистости. Браун всерьез опасается, что однажды темным вечером Марцелл серьезно рискует не дойти до гостиной и быть зализанным и замурлыканным до смерти разношерстной мяукающей братией. О том, что вполне вероятно, вожаком ватаги будет именно Браун, волшебница тактично старается не думать — устала.
Неужели он так активизировался, так как хочет как можно скорее избавиться от меня, чтобы не маячила в гостиной? Моргана, сказал бы сразу. Какие мы вежливые. И все в шерсти. Черт.. Кажется это мое… Мало было марта в ноябре, а теперь линька. Самое время пить витамины. Задумчиво берет прядь своих волос, крутит ее перед глазами, стараясь отыскать смысл жизни, но только больше путает пальцы в кудрях — приходится вырвать пару волосков.
И только когда Марцелл прекращает свое колдунство и предстает перед немного отдохнувшей девушкой с метлой в одной руке и свитере в другой, предлагая переодеться, что логично, ведь не март месяц, Селина возвращается из мира абстрактных грез на грешную землю.
Черт, может, магглы правы, когда говорят, что хорошему коту и в ноябре март? Он вообще думал? Ах да...  Не смея обижать друга девушка берет одежду, но когда доходит до носок, то дергается от смеха, давя улыбку, что все равно расплывается на все лицо, стараясь заразить окружающих.
- Да ты моя хозяюшка! – даже усталость  не мешает Селине сдерживать смех. – Марц, конечно спасибо, это благородно и, безусловно, мне приятна такая забота, но … - волшебница немного дергается, стараясь не заржать в голос при виде подарка. -  Ты немного ошибся с размером.. – Ладно бы мужской свитер, что на низкой девушке сидит как мешок, еще можно пережить, но носки такого.. конкретного и типичного юношеского размаха…  Не дай Мерлин, они принадлежат именно Мальсеберу, который вымахал под два метра. Комизм ситуации веселит однозначно. – Погоди, я сейчас.
Браун запускает руку под пижамные штаны, в поисках спрятанной палочки, абсолютно не заботясь, как это выглядит со стороны. Пара заклинаний, что-то из трансфигурации, что-то из бытовых, явно подчерпнутых из журнала по магическому вязанию, и носки принимают более-менее подходящий размер. Да, все равно велики, но хотя бы не свалятся в полете.
- Марц, на будущее, когда ты будешь с девушкой и в самый ответственный момент к тебе ввалятся родители или стадо друзей.. Прежде чем героически пытаться наколдовать рубашку, чтобы прикрыть её голое тельце…Постарайся сначала узнать размер, - все, кошачьи мытарства отступили и Браун продолжает ухохатываться. Влезть в носки удается с примерно пятой попытки, держа палочку в зубах.  Во время второго захода волшебница едва не падает, словно и не игрок в квиддич, где требуется ловкость.
-Да мой генерал. Я готова к полету, - шутливо отдает честь и запихивает длинные подол мантии под свитер, получая на выходе беременное брюшко многодетной мамы-кошки. – Не парься. В моей спальне как всегда проветривают на ночь, а моя кровать у окна. Угадай, кто постоянно закрывает раму и кого сейчас нет в комнате? - делает многозначительную паузу и продолжает. - Бинго, вы угадали правильный ответ. Это я. И ваш грандиозный приз, так уже и быть, право управления метлой на один полет. - изображает овации. - Кстати, после того, как благополучно доставишь меня в башню Гриффиндора и лично убедишься, что ноги моей не будет в башне Рейвенкло Ага, лапы-лапы. Повторю на следующей неделе. Ты не прочь заглянуть в одну каморку в Астрономической башне и заняться написанием моей работы по трансфигурации?
Преодолев смущение, вызванное непристойным кошачьим поведением, девушка вплотную подошла к другу, скрестила руки на груди и выразительно посмотрела снизу вверх. Для убедительности даже попрыгала вверх-вниз.
— Хорошо, пошли, Гендальф, я твой Хоббит, которого надо провести в Мордор, то есть в спальню.— Селина вцепилась в Мальсибера и потащила в сторону окна, прикидывая, а сможет ли как-нибудь пробраться при помощи метлы. - А еще, Фродо хочет  узнать, кто она. И в каком кармане у тебя Кольцо Всевластия.

Отредактировано Selina Brown (2017-03-29 20:32:33)

+3

17

И палочка, разумеется, все же при ней. Но Мальсибер держит себя в руках и не комментирует действия Селины. Только закатывает глаза на замечание:
- Если, душа моя, ты хочешь остаться здесь до утра под предлогом: а теперь ищи во всех спальнях свитер, носки и куртку моего размера, то просто скажи, что скачала и хочешь спать у меня на плече на диване, - он сам поражается собственной наглости. Но Селина и не думает оставаться в долгу: Напротив весьма бойко ответсвует без труда вгоняя его в краску. Откуда только столько наглости и самоуверенности, да еще и буйной фантазии: он, дама с голеньким тельцем, друзья или родители. Впору пролепетать или - в лучшем случае - прошипеть укоризненно-осуждающее "Селина". А если она продолжит? Это ей легко фантазируется на заданную тему, а Марцеллу совсем не нравится, когда она воображает его себе с кем-то еще. Но сказать об этом... Скажешь тут, как-же: высмеют и убегут.
- Не думаю, что если родители выберут мне невесту, у меня может однажды возникнуть необходимость прекрывать ее от них, - "Или моих друзей." - Вряд ли кто-то будет врываться в мою спальню, - "Разве что аврорат, если художества отца вскроются. Но тогда у меня будут проблемы посущественее полуголой жены."
    Занудство универсальная защита от нахальства бесстыдной Браун: и не важно, что он уже решил - родители со своими невестами могут идти в сторону запретного леса. Конец двадцатого века на дворе, а он даже не старший сын. "но еще - ой не скоро - я решусь с отцом об этом поговорить. Но решусь. Однажды."
    Марцелл смотрит на сложившую руки на груди девушку, что не уставала подчеркивать их разницу в росте самыми разнообразными способами, и улыбается. Да - нахальная, да - ни стыда, ни совести (И вообще существование искомого, сиречь совести, у гриффиндорцев еще не доказано) - все равно самая лучшая.
- Сразу после башни Гриффиндора или все-таки с утра после завтрака? БОльше нарушенных правил или сделаем все по закону? - он вопросительно приподнимает брови, - Разумеется, я тебе помогу, мы же друзья. Вопрос в том ждет ли это до утра.
   "Гендальф? Хоббит? что?" - ошарашенный потоком не знакомых слов - "Это же не заклинания, нет? Я должен был бы их где-то слышать... Что-то магловское?"
- Стоп, Сел, притормози на секундочку. Во-первых, я не понял половины слов, во-вторых окно я открою, когда ты уже будешь на метле, - он перекидывает ногу через нетерпеливо подрегивающуюся в воздухе последнюю модель "чистомета", и притягивает к себе девушку, быстро и едва ощутимо касается губами ее скулы, - что за кольцо? Если обручальное, то я не старший сын, и торопится с невестой ни к чему. Или ты хочешь, чтобы я подарил тебе какое-то кольцо. А вообще, держись крепче, без фокусов, мы полетели.
    Как только руки Селины крепко обхватывают его со спины, Марцелл произносит заклятие, и метла в крутом пике взмывает вверх. "Это вовсе не попытка доказать, что не только львы летают быстро. Просто я люблю быстро и резко, правда."
   Он взмахивает палочкой, только одной рукой удерживая древко, и окно распахивается. Поток прохладного воздуха чуть шевелит страницы оставленной кем-то книги. Но это уже не важно: они легко проскальзывают между рамой, и повисают над спящей школой. Неподалеку мерцает огнями Хогсмид, серебрится озеро, давлеет запретный лес.
   Это зрелище стоит нарушения правил. Пусть сия крамольная мысль и не достойна старосты самого умного факультета.

+2

18

Он это серьезно? Ах да... Как же я могла забыть! Вот оно, издержки воспитания.
-Знаешь, я конечно как бы тоже волшебница, но у меня вообще сложилось впечатление, что в Магической Британии книги вымерли как жанр. Марц, только честно, что ты  читал в детстве? Барда Бидля? Ах нет... Угадаю.  "Моя жизнь в качестве сквиба"? Или сразу за учебники взялся? Меня всегда убивало отсутствие толковой художественной литературы. Единственная нормальная книга — Квиддич. Честное слово, умела бы писать, создала что-то интересное и полезное для подрастающего поколения. - волшебница продолжает болтать, наплевав, что ее могут и не слушать.
Впрочем это все слова, на деле же можно смело сказать, что если Браун попытается создать хоть одно произведение, его нужно будет срочно сжечь, чтобы  юные волшебники не претворили пару идей в реальность. Увы, Селина не получила ни писательский талант недооцененного отца, ни навыки зельеварения от матери. Ни капли, единственное, что девушке удается кроме учебы — анимагия и квиддич, который скорее всего станет ее профессией после школы.
-Мальсибер, о свет занудства озаривший мою темную жизнь, - слышите, ей нельзя писать книги! И общаться с людьми в приличном обществе тоже. - Вот теперь ты просто вынуждаешь меня совершить твое похищение из родового гнезда, чтобы посетить нормальный магазин, где литература не будет набрасываться на тебя, трепыхать страницами или усыпить. Хочешь или нет, я протащу тебя в маггловский мир на пару кружек чаю. Так что, готовься, рано или поздно я это сделаю.
Иначе не прощу себя, за то что ты сдохнешь от скуки в этом магическом мире. Решено. Я принимаю приглашение в сборную, после окончания Хогвартса тащу его в Румынию, а в промежутке затаскиваю его в самые злачные маггловские места Лондона. И переезжаю от родителей, чтобы не возникло вопросов. Я же им не рассказывала про Марца, иначе папуля  тут же бы начал свои эксперименты и изыскания для очередной статьи. Скорее бы совершеннолетие.
Звучит абсурдно, ведь кто в здравом уме сунется на штурм родового особняка чистокровной семьи. Здание наверняка полно защитных заклинаний и ловушек, но рядом с Браун ни в чем нельзя быть уверенным. Закроете дверь, так она украдет ключ или залетит на метле через чердачное окно.
-Какие-то у тебя странные родители. Я лично была уверенна, что они утром после брачной ночи проверят, не удрал ли ты куда-подальше от чистокровной женушки. Ладно, прости, я сейчас сказала что-то не то, да? - анимаг чертыхается, коря себя за то, что нужно следить за языком. В её то возрасте. Ведь зарекалась говорить на тему родителей и чистокровности, а так же поиска невесты, интуитивно чувствуя как напрягается друг. И вот, сорвалась. Только ни капли не смешно. - Ну не надо смотреть на меня так, словно после той самой брачной ночи предлагаю тебе сменить фамилию и сбежать в Штаты смотреть гонки на кельпи.
К сожалению, Марцеллу не повезло хотя бы по причине того, что в плане отношений Селина была на редкость тугодумной и пропускала явные знаки внимания мимо ушей, а то и вовсе, рассеяно интерпретировала их в совсем ином ключе. На добрую часть выходок реагировала с некоторой долей пофигизма, отправляя кавалера в проклятую область френдзоны. Воспитанному Мальсиберу явно не хватало ума и настойчивости объясниться так, что даже до Браун дошло послание. Чтобы у  девушки не было ни малейшего шанса отвертеться.
Вот и сейчас анимаг абсолютно ровно и спокойно, словно так и было задумано, реагировала на нежности со стороны друга, перешедшие за рамки детских отношений.  Подруг, в том понятии, которое вкладывают в это слово первокурсники, не целуют так, не притягивают к себе, как плюшевую игрушку. И сами подруги не подвисают от этого!
Впрочем, сама Селина тоже не прочь обниматься — по другому на метле, не предназначенной для семейных полетов, не удержишься. Приходится держаться за талию, ну или куда достают руки, болтать ногами, рискукуя потерять носки, с завидной регулярностью тыкаться носом и бурчать, что кто-то не умеет управлять метлой. Хотя, последние  делается по привычке, не легко смирится, что в этот раз ситуацию контролирует кто-то еще, оставляя анимагу роль благородной девицы. Браун часто видела, как такие приходят на тренировки команды по квиддичу, чтобы полетать с кем-то из мальчиков под прикрытием «научи меня летать».
Поколебавшись несколько секунд, Селина еще плотнее придвинулась к другу — за широкой спиной не так сильно чувствовались потоки ветра, да и руки уставали меньше, чем если сидеть на значительном расстоянии.  Волшебницу не смущало, что она буквально впечаталась в Марцелла, не воспринимая это как объятие. Она летит на одной метле с другом и точка.
Если не брать в расчет приятный запах, навевающий откровенно кошачьи мысли, путающие сознание, можно рассчитывать на приятную прогулку.
-Марц! Когда тебе в следующий раз приспичит полетать со мной на одной метле, я буду сидеть впереди, вне зависимости от того, кто будет управлять! - если бы не необходимость держаться, Браун бы жестом показала все, что думает о полете.
Ей не понять, что все это можно интерпретировать как приглашение на свидание: если Селина будет сидеть впереди, а Марцелл управлять метлой, то юноше придется непременно положить свои ладони на метлу сверху рук девушки, возможно даже нависнуть над ней. И в тот момент кубики пресса будут плотно прижиматься к её спине. Нна шестом курсе такое уже не расценишь, как дружеское приглашение. Браун не думает, просто не воспринимает ситуацию в таком ключе. В очередной раз тыкается в спину, когда метла попадает во встречный поток и начинает колыхаться, балдеет от запаха, дыша куда-то в зону лопаток. И дает надежду.
-Меня конечно часто роняли вниз головой с метлы, но я еще не растеряла мозги! Ты игнорируешь меня с начала года, а еще вылил на себя столько одеколона, что можно искупать стадо троллей! И ты думаешь, что после этого я поверю, что у тебя нет девушки или что ты не влюбился? - девушка пытается привстать, насколько возможно, но оказывается сбита потоком воздуха и утыкается носом в шею товарища.
Специфичный приятный запах больно отдает по рецепторам. Пружина эмоций резко выстреливает адреналином , прошибая до корней волос. Сердце бьется как заведенное, девушка пропускает вдох и со всей дури машинально вцепляется в друга, царапая ногтями — кажется это входит в привычку.
Немного нервно сквозь зубы цедит маггловское ругательство и дергается, как от удара током. А запах не исчезает. Да и вообще, Сейчас Селина вообще не уверена, что Марцел имеет хоть какой-то аромат. Что если это все иллюзии сознания, побочные эффекты анимагии, о которых туманно предупреждали? Девушка сползает обратно за спину и вздрагивает.  Где-то внутри кошка не может успокоится, ходит из стороны в сторону. Рвется на волю и царапается — хочет приблизится к Марцеллу.  Браун подозрительно копошится сзади, напрягаясь и замирая всем телом, стараясь пережить слишком приятные минуты.  Даром, что не стонет, как в момент оргазма - кажется упасть ниже просто невозможно.
- Черт, только сейчас не хватало, мне конец. Пипец котенку. МакГонагал меня убьет, - Браун не замечает, что говорит вслух. Единственным выходом, позволившим избежать несвоевременной трансформации оказалась прокушенная до крови губа — боль и металлический привкус во рту  отрезвили, ненасытное мартовское существо поджало хвост и спряталось где-то в голове.
Возможно, все начинающие анимаги на первых порах чувствуют такое, а может быть все это личная шизофрения Селины.
Лоб покрыт холодным потом. Бьет нервная дрожь.
Когда все это началось? Возможно именно после регистрации в Министерстве, в последние дни лета, когда девушка запиралась в комнате и, дав себе волю, меняла облик  и валялась на немногих письмах и одолженных конспектах, хранившим ЕГО запах. В Хогвартсе все продолжилось, но расстояние и игнорирование друг друга не позволяли понять размах трагедии. Притяжение легко списывалось на дружбу. И только сегодня,  учуяв запах обратившись в непосредственной близости, анимаг окончательно съехала с катушек.
-Мне нужна твоя помощь. Марц. Ты даже не представляешь, в какой я заднице. - тяжело и часто дышит, упершись лбом в спину. Считает за благо, что Мальсибер не может видеть пунцовое лицо. Твои чистокровные предки перевернулись бы в гробах, если бы узнали, что тобой одержима сумасшедшая девчонка-анимаг. Ты не поверишь, но мне кажется, нам нужно расстаться. Хотя бы до конца учебы. А может и на всю жизнь. Мне больно это говорить, ты всегда был для меня больше чем друг. Но буквально три минуты назад обстоятельства изменились капитально. Ты удивишься, но мне страшно. И в Румынию мы не поедем.
Ты не представляешь, как я боюсь, что однажды потеряю контроль и сделаю что-то ужасное и непоправимое. Например поймаю в темном углу и изнасилую, потому что у кошки начнется март!
- Кое-кто из нас, как оказалось, был недостаточно честным и эта неискренность вылилась в кентавр знает-что! Черт, я знаю, что находясь на высоте над территорией Хогвартса, говорить об этом не лучшая идея, но если мы не прекратим общение, то оба будем в опасности!
Браун говорила про анимагию. А о чем подумали бы вы?

Отредактировано Selina Brown (2017-04-02 22:19:22)

+2

19

Марцелл мог бы надуться и начать возникать, но это довольно глупое занятие, когда до ближайшей земли ярдов четыреста*. Вниз. Но он, разумеется, читал о Мерлине и его подопечном Артуре, и о разных великих волшебниках вроде основателей. А так же уже в Хогвартсе познакомился через однокурсников с рядом произведений магловской литературы. Но пояснять все это было бы долго, пришлось бы поворачиваться и отвлекаться от полета, что было черевато травмами различной степени тяжести. Ну и, разумеется, не скрываемым позором: "Вот, доверила тебе метлу повести и куда это нас завело?!"
- Отлично, - решил он ответить только на реплику про магазины, - Я как раз хотел просить тебя об этом. Я прочитал несколько магловских книг, и мне интересно будет ознакомится с другими.
   Холодный ветер ерошил короткие темные волосы, и заставлял глаза чуть слезиться. Но к этому Марцелл уже привык: здесь не было загоншиков с их убийственными бладжерами, а со всем остальным он привычно справится без особого труда. Марцелл легко повел древком, направляя метлу по воздушным потокам, так чтобы избавиться от мешающих смотреть ударов струй освежающего ночного воздуха в лицо.
   Селина крепко прижималась к нему со спины, и можно было даже вообразить ощущение ее дыхания между лопаток. И неважно, что на самом деле, вряд ли оно могло пробраться теплом сквозь рубашку и тонкий свитер. Кстати, он уже понял, что допустил стратегическую ошибку, когда позаботился об утеплении Селины, но полностью позабыл о себе. И сейчас грело его собственно объятие девушки и ничего более.
- Да, что-то не то, - спокойно согласился он, - Мы можем поговорить об этом позже.
  "Более серьезно, и когда я буду к сему славному действию морально готов".
   Хотелось, не взирая на холод пронестись над серебряшейся водой Озера, но Марцелл решил, что когда-нибудь обезательно. Но когда-нибудь потом. Сейчас он просто на минуту отнимает левую руку от древка метлы и кладет поверх тыльной стороны ладоней Селины. Он позволяет себе даже чуть выпрямиться и повернуть голову, чтобы увидеть ее макушку. Обезательно надо предложить ей полетать в ближайшие выходные после этих на перегонки над Озером и лесом. И зарание проследить, чтобы все домашнее задание было выполнено, а иначе все планы накроются медным тазом.
- Договорились, в следующий раз ты спереди! - он перекрикивает ветер: это Селина может вещать ему в уши, а его слова, наверняка, относит потоком воздуха как можно дальше, пряча их в темноте и не давая достигнуть цели. Это может быть шуткой Браун, но ему слишком хорошо от мысли, что она допускает возможность второго полета, да еще так легко и бездумно.
   Он направляет древко метлы вверх, к высоте гриффиндоской башни, второй вершине Хогвартса после Астрономической, и отгоняет мысль сделать лишнее кольцо вокруг нее. Хотя у него даже есть удобный предлог, всегда можно потом сказать: "А я ждал, пока ты подскажешь нужное окно." Но время уже позднее, здесь действительно холодно, а Браун еще завтра делать уроки. Марцелл замедляет полет, зависая рядом с башней. Сейчас, когда шум ветра в ушах утихает, и лишь ощущение высоты в животе добавляет неприятных ощущений, можно и спросить. Но Селина успевает первой, разом выбив из его головы все вопросы про местонахлждение искомого окна.
- Я вовсе не... - задыхается в первый момент Марцелл. Не... что? Не избегал ее? Да, совсем не избегал, разве что чуть-чуть собирался с мыслями, когда понял, что в его отношениях с Селиной все перешло из "Мой лучший друг" в более сложную эмоциально-чувственную среду. К слову подобные не понятные простым смертным словестные конструкции тоже признак попытки все упростить в голове одного конретного рейвенкловца. Просто способы упрощения у всех разные. Избегание же... он не планировал, честно. Так получилось.
   А одекалон: искомый у него был. Мамин подарок. Иногда Мальсибер его даже использовал по прямому назначению. И дозы там скорее были стрекозиные, а не тролльи. Но в одном случае, Браун метко попала в "центр мишени", практически "выбив почву у него из-под ног". Стой они в Хогвартском коридоре, он бы может и не нашел ответа лучше, чем просто поцеловать ее. Но они были на метле, гриффиндорка обнимала его за спину, и показывать чудеса эквилибристики с единственной целью - мзбежать слов - могло сильно сократить среднюю продолжительность жизни младших сыновей британских чистокровных семей. А значит придется искать способ объяснить все словами через рот.
   Пока Марцелл подбирал необходимые слова, Селина решила нанести второй упреждающий удар. И начала говорить такое, что Марцелл и думать забыл о том, что они находятся на высоте в четыреста ярдов над землей, над крышами и острыми шпилями башен Хогвартса. Только объятие девушки не позволило ему развернуться всем корпусом к ней.
- Селина... - ее слова задели, не смотря на то, что он сам в какой-то страшный момент рассматривал возможность подобного разговора, пусть и со своей подачи, - Подожди, не торопись. Ты права: это не лучший разговор для тех, кто висит в воздухе на высоте башни Хогвартса. Давай высадимся на крышу и все обсудим, - он направил метлу вверх, и через минуту с небольшим уже стоял на твердой черепице, - Сядем, - стоять было откроенно страшновато на такой высоте. И Марцелл сам первым опустился на холодную крышу, осторожно устраивая рядом метлу.
   Нужных слов, которые могли бы его спасти он и так и не нашел, а потому решил, что правда лучший вариант. Оставалось понять только одно: говоря о неискренности, что имела ввиду Селина. Она догадалась о его чувствах, или сделала правильные выводы о его отце. Второе точно могло стать причиной для нежелания больше общаться с ним. Мало кто захочет иметь дело с ребенком убийцы. Но догадаться о втором куда сложнее, чем о первом.
- Я, действительно, был с тобой не до конца искренен, - это как прыгать с обрыва в воду, - Я не равнодушен к одной девушке, и надеюсь ты поймешь причину моего молчания. Эта девушка - ты.

* порядка 350 м. Точно не считал

Отредактировано Marcell Mulciber (2017-04-04 14:38:14)

+2

20

Селина вообще не думает. Это же вредно, долго, скучно, необязательно. И не положено по статусу местного анимага-сумасшедшего. Но, как водится, необдуманные слова вырвались слишком рано, как говорят магглы «не отходя от кассы».  Принцип «делай, подумаешь потом» в очередной раз подвел и устроил ощутимую подножку, уложив на обе лопатки. Однозначно, выяснять отношения на высоте пары сотен метров над едва видимой из-за темноты территорией Хогвартса...
Да, Браун... Ты отличилась!
Желание треснуть себя так, чтобы выбить мозги, воспоминания и отмотать события назад было как никогда сильным. До почесухе в кулаках..
А толку злиться на себя? Мерлин!
-Марц, ты что, жуешь ушами и не понимаешь? - волшебница экспрессивно взмахнула руками, призывая невидимых собеседников в свидетели чьей-то недалекости. И покрутила у виска пальцев, не заботясь, что оценить жест некому. Правда для этого потребовалось сильно сжать древко метлы ногами, потому что дурные кошки не летают во встречных потоках воздуха.- Прошу прощения, что так поздно решила озадачить тебя вопросом, но как -то времени не было. Даже предоставляешь насколько, - выделила последнюю фразу, как бы намекая на долгие самоубийственные тренировки с Минервой, которая много давала, но и требовала не меньшую отдачу. Как же жаль, что ветер, вполне возможно, отнес слова не в то направление, гася звуки о стены замка и верхушки деревьев.
И стоило приземлиться на ближайшую крышу, как девушка продолжила накручивать себя, развивая неприятную тему. Слишком возбуждена и взбудоражена, с грустно-снисходительной улыбкой на лице, которая так и говорит «Я знаю, что ты сейчас мне скажешь и слушать это не хочу».  Увлекшись своими проблемами, терзаниями и стараясь составить список из тысячи и одной причины, почему им нужно прекратить общаться, Селина вообще пропустила признание мимо ушей, как комариный писк зимней ночью, продолжая упорно стоять на своей позиции. Сверкая глазами, с заметной претензией на испепеление. Руки скрещены под грудью, спина немного выгнута. Волосы от ветра шевелятся как клубок ядовитых змей на голове Медузы Горгоны, залетевшей на огонек.
-Я не могу сказать зачем, но нам нужно прекратить встречи! Пока не могу! Да почему же я веду себя как типичная второсортная маггла из дешевого бульварного романа? Черт, да лучше бы это была та хренова ликантропия, - весьма вероятно, что волшебница не очень страдала — весьма в бодром темпе нарезала вокруг Мальсибера круги, пересекая крохотный пятачок крыши по весьма занятной траектории.  Не следила за языком, неся бред и странные фразы. И ни сном, ни духом, что вообще слышала признание.  - Это Башня Гриффиндора? - Браун похожа на сжатую пружину, полную энергии, которую срочно нужно выплеснуть, иначе она разрушит хранилище до основания. Первым вариантом было подло и трусовато сбежать от Марцелла в спальню, получив фору в несколько дней — староста старостой, но доступ в женскую обитель закрыт. А там занятия, тренировки, можно мелкими перебежками добраться курса этак до седьмого, а там, глядишь, удастся совладать с прескверным кошкиным характером. Побег предполагался знатный, полный акробатических трюков и адреналина — волшебница уже легла на крышу, вцепившись в край руками и готовилась опуститься вниз — просто определить необходимое окно и варианты для побега.
Смирись, это гуманнее, чем оглушать его и тырить метлу. Потомки не простят, да и потом придется возвращать, а значит рано или поздно мы столкнемся и понесется. Аллилуйя, он стоит на расстоянии и запаха нет!
Нет, Браун не собиралась разводить трагедию на пустом месте, впадая в отчаянье или ерунду. Всего-то навсего приняла реальность  и осознала, что вела себя, как человек, попавший в сказку. Хотела интересную особенность — получите, распишитесь, чувствуйте себя героиней глупого произведения, осознавая, что мир может обойтись и без вас, а побочных эффектов будет куча. И разгребать эту ситуацию придется в одиночку. Да, но нужно быть максимально честной, иначе она не студент Гриффиндора.
Вот Марц бы придумал, как выбраться из этой откровенной задницы с наименьшими потерями.
-Хорошо, я сяду, - одним слитным движением, демонстрируя идеальную растяжку,  девушка приняла требуемую позу, наигранно расслабленную. Только по слабой дрожи в коленях можно было угадать — будет сигнал и Браун благополучно прыгнет в неизвестность. - Ты же хотел чтобы я села? - старается держаться на расстоянии. - Черт тебя, Марц, я не сошла с ума, хотя... Иногда мне кажется, что мне в суп подлили зелье и все происходящее — мой бред. Поверь, нам сейчас реально нужно расстаться, потому как находясь рядом со мной пару ближайших лет ты...Да, именно ты.. Рискуешь жизнью, здоровьем и рассудком а им в первую очередь, как никто другой — в знак серьезности намерений подняла указательный палец вверх, состроив до смешного серьезное выражение лица, чем-то напоминающее Минерву Макгонагал. - Нет-нет, ты не думай, что мне просто не с кем обсудить проблему. - против воли мысль была озвучена.
- Угадай, почему нас чуть больше четверти сотни? - Браун задумалась, прикинув и возможное количество нелегальных анимагов. -Почему нас ненавидят?  - улыбнулась, как бы нарочно обнажив зубы. - Согласен, капля в море всего магического населения.
Редкий дар, ценный дар. Хэй, теперь я понимаю, почему никто не твердит «Смотрите, я анимаг!»И не требует кресло министра магии. И вообще, почему есть проклятый реестр, но нет общества защиты анимагов? Ну там, вечера, петиции, сборы, пожертвования и новый хит Селестины  Уорлок, которая наверняка превращается в павлина.
- Кстати, я надеюсь не сильно тебя поцарапала? Крови нет? Слава богу, что не полнолуние, иначе бы я чокнулась совсем. Говорят, дурно влияет на мозги. Даже у нормальных крыша съезжает. Хочешь или не хочешь, но у меня март. Тебе придется его как-то пережить. Очень желательно на расстоянии от меня - кажется, все забыли, что для полукровки Браун непонятные абстракции - норма?

+2

21

Староста Рейвенкло окончательно перестал что-либо понимать. Ему бы стенографистку, чтобы записать несвязные речи Селины, проанализировать каждое слово, а потом придумать ответ. Записать его, проверить на ошибки, зазубрить, а лучше сдать прямо в письменном виде или зачитать с выражением.
   Увы, стенографисток для вспоможения совершившим признание молодым людям, чья зазноба с гриффиндора говорит о чем-то недоступном для понимания простых рейвенкловцев, на крышу башни не завезли. Придется обходиться собственными силами. А их, честно говоря, после решительного озвучивания своих чувств у Марцелла осталось чуточку.
    Реакции на его слова нет никакой, от слова совсем. Есть подозрение, что изучавшая тем временем пути отхода с крыши Селина просто его не услышала. А может дело в ветре, который здесь ничуть не меньше.
   "Сосредоточься и попробуй осознать. Что мы имеем: мне от Селины грозит некая опасность, "их всего четыре сотни", лучше бы это была ликантропия и царапина. Кажется. Или она сказала что-то еще важное?" - он перебрал все эти пункты в уме еще раз, перетасовал, попытался сложить в общую картинку. Догадка крутилась где-то поблизости, словно забытое слово на кончике языка. Вот-вот, сейчас он поймет, догадается, раскусит этот путанный ребус.
   Результата ноль. Мысли упорно возвращались к собственным словам и полному отсутствию какой-либо сознательной реакции Селины на них. Как-то даже обидно, как не крути.
   В конце концов Марцелл прибег к самому простому, понятному и элементарному методу: говорить словами, внятно и целенаправлено обозначить проблему, попытаться получить ответ. "С Селиной? Ну-ну, удачи". - рассмеялся внутри зловредный голос.
- Так, Браун, - начинать снова говорить с ней, сразу после признания было мучительно не ловко, но Марцелл справился с этой славной миссией, - Стоп, остановись на секундочку, - он крепко взял ее за плечи, встряхивать не стал, но заставил обратить на себя внимание, - Я не понял, вообще ничего. А переставать с тобой общаться потому, что у тебя зачесалась левая пятка и ты вдруг вообразила себе, что после одного совместного полета на метле, мне грозит страшная опасность - я не собираюсь, - в этот момент ему в голову пришла еще одна мысль, которая могла бы объяснить все эти пассажи, - Это же не розыгрыш? Ты ведь не устроила весь этот спектакль, чтобы запугать меня, а потом взять и посмеяться? Совсем не смешно, Селина. И что за царапина? Ты не могла меня оцарапать через... - и вот тут попытавшись представить себе когда именно ногти гриффиндорки могли представлять для него опасность, Марцеллу вспомнилась кошка одной из студенток, которая сегодня так вольготно возлежала на его коленях, - Не может быть... - мысль казалась абсурдной, из области диких фантазий, но в тоже время в ней что-то было, что многое объяснявшее, - Минутку... Ты хочешь сказать, что ты учишься анимагии без спросу и можешь остаться зверем навсегда?
   Это совсем не объясняло при чем тут он и их общение, но в остальные слова вроде бы укладывалось. Кажется.
   Самое разумное было бы, конечно, предложить ей сознаться во всем МакГоногалл сразу. С другой стороны за подобные выкрутасы и риск могли и отчислить. Хотя, если та кошка действительно Селина, то отчислять ее при таком таланте - варварство!
    Все мысли о собственных чувствах тут же вылетели из головы Марцелла. Его подруга - анимаг, это же... это же... потрясающий успех!
- Ты, действительно, анимаг, ты меня не разыгрываешь? - он все еще не отпускал плечи Браун, и глаза Мальсибера зажглись восторгом, - Это же чудесно! Ты настоящий талант! Совсем не понимаю, как маленькая кошка может угрожать моей жизни, честно. Так в чем собственно проблема? - прозвучало не совсем так как он хотел сказать. Точнее: совсем не так. Мальсибер намеривался выразить мысль о том, какая же Селина замечательная и особенная. Ей удалось то, о чем многие студенты не смели и грезить! На словах же это прозвучало примерно: "Да, здорово, что ты анимаг, молодец. Но в целом дело обычное".
   Дурацкое косноязычие в ее обществе снова нанесло свой подлый удар.

+2

22

Когда Браун сомневалась в разумности и гениальности Мальсибера? Да собственно никогда. Возможно, вселенная предназначила конкретно этому человеку тяжкий путь и призвание быть переводчиком для не слишком понятливых существ.
Понимала ли сейчас волшебница, что парой фраз, туманных намеков, сдала сама себя? Глупая тайна, вопрос только в том, сколько времени потребуется старосте, чтобы сопоставить факты и обстоятельства и принять гениальное в своей простоте решение. Вот он – истинный разум в своей красе. Случайно брошенная фраза, пара обрывков на пергаменте, затертая строчка в книге, странное поведение – Селина гордилась, что этот гений – ее друг.
Мерлин, как же я все-таки рада, что за лето его мозги не перетекли в мышцы. А иначе бы это был уже не мой Марц, а типичный юноша. Чужой! Полукровка сделала пальцами жест, словно отмечала время на секундомере. Не только физические изменения волновали в данный момент – обычно сдержанный староста сейчас себя вел через чур импульсивно, будто и не он вовсе. Создавалось впечатление, что малость двинутая студентка Гриффиндора таки довела чувствительного чистокровного и он сейчас свернет ей шею за издевательства. Ну, так по крайней мере можно было подумать, когда Мальсибер схватил девушку за плечи, едва не тряся как куль с мукой. От  того, как смотрится такое вероломное нападение со стороны, волшебница издала смешок и тут же прикусила язык, дав возможность кому-то выговориться.
- Нет, я призрак твоей бабушки! Хотя нет, я реинкарнация Морганы и сейчас тебя стукну по башке, чтобы не задавал глупых вопросов. Что-то ты быстро догадался, я ожидала, что  поломаешь голову недельку и благополучно забудешь. Конечно, еще не анимаг, только учусь.. - Волшебница задумчиво почесала макушку, прикидывая, открыть ли всю правду или же тактично умолчать о подробностях. Думаю, не стоит ему знать, что я уже официально признана министерством. Полукровка убрала руки за спину и скрестила пальцы, мол ложь не считается. -Думаю, ты догадался, как я проникла к вам. Можно считать, что первый выход в свет прошел успешно, - натянутая улыбка, волшебница вспоминает о чем-то не приятном. В голове проскальзывает мысль о том, что Мальсибер может банально решить, что его разыгрывают. Такое было вполне в характере Селины, прикалываться над лучшим другом. А значит, староста может потребовать демонстрацию. И разумеется, она не заладится по той причине, что Браун слишком взволнована.-Только не заставляй меня показывать КАК ИМЕННО. – Демонстративно выделяет последние слова и делает тяжелый вздох. – Наука в моем лице никак не может объяснить обществу в виде родителей, в какую иную реальность я трансфигурировала те три новые мантии. Хорошо, что это были не сапоги из драконьей кожи, иначе бы я была жестоко умерщвлена. – легкие движением руки, девушка убирает чужие загребущие конечности со своих плеч и отходит подальше, слегка хлопнув ладонью по пальцам юноши, показывая, что роль игрушки-обнимашки ей не по нутру. Да и во избежание кошачьего рецедива следует держаться на расстоянии. Ситуацию спасает ветер, что относит чужие запахи прочь. Доставучая сущность довольно спит на задворках сознания и пока не желает показываться.
Что ж… и такое бывало. Но можно ли считать, что признание прошло удачно или жестокая реальность приготовила новый удар, а сейчас наблюдает из-за угла. Выжидает свой звездный час, когда Селине придется принять жесткие меры, чтобы оградить друга от своего общества.
Не верю, что придется ТАК ему объяснить. Лучше бы я еще раз раз двадцать сдала экзамен по зельям. Волшебница крайне выразительно посмотрела на Марцелла. Это можно было назвать чем-то средним между взглядом магглы, решающей сообщить своему бойфренду о залете, и взором африканского колдуна-людоеда впервые увидевшего кентавра. Нет, объяснить всяко проще чем экзамены. Ну все, Марц, можешь начать меня ненавидеть. Сам напросился!
- Я не хотела говорить, но буду кратка.. – Волшебнице пришлось сделать пару глубоких вдохов, подставляя пылающее лицо прохладному ветру, потом немножко потоптаться на месте. Именно сейчас колкой и острой на язык полукровке хочется провалиться сквозь крышу, только бы не произносить спонтанную речь. Горящий взгляд плавно стекает в категорию похоронного. Марцелл ждет, черепица не думает исчезать. Браун ломается еще минут пять, как маггла перед свиданием, и начинает свой монолог.
- Я не хотела говорить, но у тебя чертовски шикарные руки... Да-да, не стесняйся, я оценила. Теперь врятли развижу и забуду как страшный сон. И  офигенный запах.  Короче, что тут рассказывать? У моей второй сущности март, она выбрала тебя, не пойму кем. И если ты не хочешь, чтобы однажды тебя поймали в темном углу и совершили ряд жестоких, циничных и местами маггловских непотребств, пока я буду разбираться, что мне от тебя все же надо.... Вообщем, держись от меня подальше, - волшебница то бледнеет, то краснеет, а то и вовсе изображает светофор. Под конец издает пару смешков. Загадочное выражение лица, как бы намекает, что душевное равновесие одного конкретного старосты, сильно пострадает.
-И да, ни слова никому про анимагию. Мои чистокровные родичи только-только осознали, что великого зельевара из меня не выйдет, и прекратили свои попытки сосватать меня куда-то в боковую ветвь или каким-то партнерам. Словом, у меня полный карт-бланш и свобода выбора. Не дай Мерлин, они пронюхают, что у меня не просто «П» по трансфигурации, мне не жить. Ну, превосходно на экзамене есть не у всех, но у многих.  А анимагия, как выяснилось, вообще эксклюзивный и не изученный продукт. Я тогда окончательно окошачусь и перееду жить к тебе. Из принципа, мой дорогой рыцарь. Надеюсь, никто из твоих родственников в приступе задумчивости не швыряется обнаруживающими заклинаниями? – конечно, Браун шутила. За шуточками скрывалась нервозность и тупиковость ситуации.

Отредактировано Selina Brown (2017-04-13 20:19:07)

+4

23

Завести стенографистку на постоянную работу все еще казалось не самым дурным вариантом. Ну или хотя бы быть может по мимо маятников времени существовал какой-нибудь артефакт, который давал бы своему владельцу на минуту-две больше времени на обдумывание ответа. Марцеллу вполне хватило бы и лишних тридцати секунд: но и этого судьба не собиралась ему предоставлять. Селина уперлась рогом - хотя в ее случае, скорей вздернутым кошачьим хвостом.
- Обязательно заставлю, но, разумеется, не на крыше, и когда ты будешь в более-менее здравом уме, трезвой памяти и здоровом рассудке, - снова вырвалось прежде, чем он успел подумать, - Ты анимаг и хочешь, чтобы я отказался это увидеть. Сейчас. Тем более, я ведь тебя уже видел в кошачьем облике и, наверное, даже не один раз, но просто не знал, что это ты.
    Но этим своим не обдуманным пассажем Мальсибер остается даже доволен. А вот дальше… дальше, ему действительно срочно необходим остановитель времени. Ему надо походить по крыше, подышать холодным воздухом, собрать мысли во что-то более упорядоченное, чем кучка.
    «Неужели за все это время такой никто не изобрел?!» Увы – изобрести его на крыше за пару секунд задача не разрешимая даже для гения, так что приходится отложить несбыточные мечты и попытаться справится за то время, какое есть. Пока Селина продолжает говорить.
   Он заливается краской быстро от подбородка до скул, и - видит Мерлин - какое колоссальное усилие воли уходит на то, чтобы не вскинуть руки к лицу, закрывая ладонями нос и рот, и смотреть и слушать так.
   Словно это может его защитить.
   Нет, конечно.
   Как реагировать на комплименты рукам и – что еще там Селина решила наградить теплыми словами он прослушал – он еще мог себе представить. Но заявление «у моей кошки март, и она выбрала тебя не пойму кем» - он не настолько разбился в анимагах, кошках, марте, девушках в принципе, чтобы выдавить из себя чуть больше, чем растерянное моргание и смущение. Это совсем не походило на все, что он читал о свиданиях и признаниях. И даже на все, что прогнозировал и представлял себе. А представлял он многое, так как хорошо знал насколько непредсказуемой может быть Селина.
   Марцелл все-таки отпустил ее плечи, поднес пальцы ко рту, обхватил подбородок классическим жестом глубокой задумчивости. Главным образом его эгоистично волновал вопрос: "А можно ли считать это аналогичным признанию в чувствах или наоборот Селине совсем не нравится, что я нравлюсь ее кошке. То есть ее кошачьей части. О, мантикоры, как это вообще правильно называется?!"
- Ты наверняка сейчас захочешь скинуть меня с крыши, но я все равно не понял из-за чего собственно вся трагедия, - наконец выдает он, выдерживает паузу, понятия не имея, что собирается говорить дальше, но потом все-таки кое-как конструирует из массы разрозненных мыслей членораздельную фразу, - Итак. Ты анимаг, твоя форма кошка, ты испытываешь сложности с совладением со своей звериной сущностью, которая питает ко моим рукам и запаху симпатию, - звучит ужасно, как-то даже неприлично, но Марцеллу удается не покраснеть снова, наверное сухой канцеляризм  собственной речи действует подобно спасительному кругу, - И ты боишься, что причинишь не вред. Ну если бы твоя кошка была тигром, львицей или на худой конец рысью, то мне, пожалуй, действительно грозила бы опасность. Но ты считаешь меня настолько беспомощным, что предполагаешь, что в кошачьей форме можешь представлять для меня опасность? Я не сомневаюсь в остроте твоих когтей, но кошка питает ко мне симпатию, а не гнев, значит выцарапывания глаз или расцарапывания лица я могу не боятся, а уж оккупированные коленей или вопли под окнами башни - поверь переживу. Более того, мне тоже очень понравилась твоя кошачья сущность. - он успел благополучно проглотить чуть было не вырвавшееся: "Она мурлычит, и не пытается вогнать меня в краску и недоумение. ", - Или ты боишься, что она возьмет над тобой власть в человеческом облике, и ты, будучи человеком будешь вести себя как кошка? Залезать ко мне на колени и требовать чесать тебя за ушком?
     «Так вот – я совсем не возражаю против такого исхода вещей, честно-честно. Я даже очень за. И как теперь тебе об этом сказать?» Марцелл был уверен: его сочтут извращенцем и точно сбегут с крыши.
- Селина, мы конечно можем сделать маленькую паузу: например, день или два, чтобы бы ты перестала беспокоиться, обдумала мои слова и пришла к выводу, что все не так страшно и чудовищно. А потом мы это все обсудим, но не там, где будет так холодно, не в три часа ночи. Как ты смотришь на это?

Отредактировано Marcell Mulciber (2017-04-19 22:14:15)

+1

24

Браун была готова тот час похлопать ушами, чтобы удостовериться, что до Марцелла наконец-то дошли мучительные посылы о том, что друзьям следует пока держаться пораньше. Но, по видимому все без исключения Мальсиберы страдали тяжелой формой семейного упрямства.
- Если ты считаешь кошек милыми и беззащитными существами, то я скажу, что у тебя просто никогда ее не было! - Селина сутулится и готова стонать от разочарования. Он не понял. - Ну-ну, попробуй меня заставить! Ты догони сначала! - немного устало улыбается, своим тоном намекая на то, что если Мальсибер действительно захочет увидеть, как девушка превращается в животное, то ему придется подсуетиться. Светить такими подробностями личной жизни перед близким человеком Браун не намерена. - Попроси профессора Макгонагал. Она и покажет, и расскажет и накажет. Считай, полный пансион!
А дальнейшие фразы наводят на интересные мысли, подливая масла в огонь.
-Ну, я бы не говорила собственно о симпатии, - волшебница задумчиво накручивает свои волосы на палец, щурясь и пытаясь подобрать более-менее подходящее слово, описывающее всю жестокость и беспощадность получившейся ситуации. - Однозначно не симпатия... Я бы сказала, что немножко посложнее, от меня не особо зависит. Но вот в полнолуние башню конкретно так подрывает. - девушка на пару мгновений застыла, вспоминая все то, что чувствовала в животном облике, пыталась перенести все в контекст человеческого понимания, да только запуталась и скривилась, как от уксуса. - Может, обожание? Не знаю. Но на чувство к матери не похоже — затыкается, понятия не имея, что говорить дальше. Селина так и могла бы стоять столбом еще очень долго, ради приличия шаркая ногой по площадке, как бы показывая, что еще жива и в сознании, а могла бы и коварно захватить метлу и улететь в неведомые дали, подальше от проблем, Марцелла и доклада по трансфигурации. Последний вариант устроил бы всех, особенно преподавателя по зельеварению, который был бы раз избавиться от Браун раз и навсегда.
Но, как водится, реальность не соглашается с планами и наносит ответный удар. Все-таки зря Мальсибер поднял тему анимагии и того, что испытывает Селина. Может девушка и не была ни гением, как друг, ни профессором магии,как МакГонагал, но была достаточно разумна, догадлива и склонна к авантюрам. Навязчивое желание провести эксперимент, поставив все точки над буквами, определиться со своими кошачьими чувствами, выяснить их природу и уничтожить, не давало покоя.
Впрочем, упрямство Марцелла сродни любопытству, которое, как известно, сгубило не одну кошку.
-Да, как ты угадал, что я боюсь именно этого? - сарказм не удался - Марц, конечно это не так страшно, как летающая зубастая выпечка, но сойти с ума, окошачившись,  и навредить тебе — один из моих кошмаров. Если бы дело заключалось только в «почесать за ушком», я бы не волновалась... Так сильно.
Мерлин, что я делаю? Какой стыд? Но во имя магической науки, потомков и просто для того, чтобы разобраться в этой ситуации я должна провести эксперимент. Похоже, не зря я ворчала об отсутствии пособий с советами начинающим анимагам. А раз нет, то придется взять все в свои руки и написать. Ну чего я боюсь? Папа же рассказывал  про магглов-ученых, заражающих себя, чтобы найти лекарство и пихнуть науку?  Ну, это нечно не то самое... Но ведь Марц черт подери, гений, если я перейду границу, просто отмашется палочкой и отправит видеть сны. Врятли кошачья сущность сообразит обездвижить его. Прости товарищ, но ты должен послужить во благо науки.
Браун вздыхает полной грудью, собираясь с мыслями. Прикрытые глаза распахиваются и горят нездоровым блеском.  Девушка бодрой походкой подбирается к другу  и бросает небрежное : «Это ради науки и моего спокойного сна!». Еще один вдох. Задерживает дыхание, словно готовясь нырять. Слегка наклоняется, скрывая стыдливое выражение лица исследователя-самоучки за волосами. Мгновение и Селина с силой обнимает друга, стараясь притянуть к себе, пусть это и не очень то удается из-за разницы в силах и в росте.  Подобравшись максимально близко и убедившись в прочности захвата, собравшись с мыслями , делает вдох. Теперь нет спасительного дуновения воздуха, уносящего львиную долю запахов прочь.
- Мур, любопытный эффект. Ты точно не обливался валерьянкой? - на лице шальное выражение, свойственное изрядно подвыпившей девушке Ноги подкашиваются, то ли от усталости, то ли от ощущений. И Браун не находит ничего лучше, чем мурлыкать и плавно сползать вниз, прижимаясь к ногам и что-то несвязно бормоча, припоминая какую-то шизофрению и март. Придурковатый взгляд направлен вверх, прямо в глаза Марцелла. Сидя на холодной площадке в обнимку с ногами друга, волшебница в который раз прокляла все. Ну серьезно, когда я так успела нагрешить в этой жизни?
- Если говорить научным языком, то и на чувства к партнеру не похожи. Проблема в том, что я не знаю как должны выглядеть призывы к партнеру., поэтому это может быть оно. Но соль в том, что ты не кот и не партнер. И я запуталась. Все шикарно. Просто какой-то цвет поросячьей невинности. Интересно, а анимаги-змеи шипят, мур?
Кое-как отцепив одну руку, студентка схватилась за голову. Для одной ночи было многовато приключений. А еще предстояло вывесить мантию на рыцарские латы.

Отредактировано Selina Brown (2017-04-23 20:26:37)

+2

25

Холодный воздух не спасает его, не отрезвляет и вообще никак не помогает. Если бы они не сидели на крыше, Мальсибер наверняка уже серьезно рассматривал вероятность побега. Обдумать все нужно было не только Селине.
- Если я пойду советоваться с профессором МакГоногалл, то выдам твой секрет, - вступает в беседу внутренний зануда, прежде, чем Марцелл успевает его остановить. Стоит отдать ему должное, эта его часть хотя бы не говорит двусмысленных глупостей. Но ничего Селина справляется за них обоих, окончательно лишая несчастного старосту дара речи. Теперь он тоже очень хочется обучится анимагии. Это прямо жизненно необходимый навык. И обращаться, например, в страуса: раз убрал голову в землю, и никаких тебе проблем. Или еще во что-то маленькое и незаметное. Превратился себе в муху и улетел. Свобода. Ну или хотя тоже в кота. Тогда бы он смог понять хоть не много из ее слов. И вообще объяснить себе поведение Селины.
   Он радуется только тому, что во всяком случае способен не открывать и закрывать как рыба рот, пытаясь найти нужные  слова.
   И Селина абсолютно права: она обладает возможностью причинить не малый вред его моральному здоровью, слабым детским нервам и вообще способности соображать. Особенно если так безапелляционно и без предупреждения ринется его обнимать.
    Его не хватает даже на то, чтобы рефлекторно обнять гриффиндорку в ответ, Марцелл просто застывает, с расширенными глазами, не веря, что это происходит на самом деле. Селина мурлычет, сползает вниз, а потом…
    Он понимает, что описание симптомов ему знакомо. Разве  что он не может проверить приготвлением амортенции - нужный ли запах. Но в целом, за ислючением сугубо специфичных анимагических позывов - это определенно тоже самое.
    Мальсиберу наконец удается глубоко вздохнуть, досчитать мысленно до трех, и принять решение.
- Значит так, - он выпрямляется, прихватывает руку Селины, и уже сам притягивает ее к себе, обнимая за талию, - Валерьянка здесь не при чем, - его губы касаются ее виска, скользят к уху, - Потому что я прибываю в похожем состоянии с конца прошлого учебного года. Разве  что я не анимаг, потому все чуть проще, - он шепчет, но надеется, что будет услышан, - Потому, сейчас мы делаем так. Я довожу тебя до окна, ты мстишь той несчастной. Потом днем мы встречаемся в библиотеке и делаем уроки, а заодно обсуждаем наши сложности, договорились?
Он улыбается, и как бы подтверждая, что совсем уж окончательно расхрабрился и обнаглел, мягко целует Селину в уголок губ.

+2

26

 Ну, я не думаю, что профессор Макгонагал так удивится «секрету». Но, спасибо, что хотя бы поддержал. Привет, мой обожаемый зануда Марц! — полукровка решила в кои-то веки изобразить из себя примерную девочку и тактично промолчать, что этот случай анимагии в стенах Хогвартса для Минервы не является жуткой тайной. Для полноты картины не хватало только приличной мантии в цветочек, бантиков на голове и расшаркиваний ногой. Впрочем, интуиция подсказывала — минимум к концу года один староста узнает, что одна студентка Гриффиндора находится как минимум в сговоре с деканом.
- Ну да...Ты еще скажи, что кто-то в здравом уме читает реестр, - Браун сначала делает, потом думает. Непрошеные слова вырвались сами собой, намекая на любопытный факт того, что девушка уже не просто нелегальный новичок.... Упс.. Оставалось делать вид, что оговорка по Фрейду — норма.
Точно так же как и сидение на на крыше, вцепившись в одежду Мальсибера, что явно стоял лишь только благодаря чуду и не такому ураганному ветру с глупым, по мнению девушки, выражением лица, свойственному идиоту, а не привычному и драгоценному чистокровному гению-зануде. Поправка, влюбленному идиоту. И он еще хочет убедить меня, что у него нет никого на стороне? Ха. Ты решил зажать от меня собственную свадьбу? Не выйдет! Когда Марцелл схватил Браун за руку, мощным движением притягивая к себе и помещая руку на талию, "типа" оскорбленная Селина готовилась наградить товарища щелчком по носу и высказать все, что думает.
Сколько раз я говорила ему, что не люблю, когда меня таскают как медвежонка! Думает, раз вымахал под два метра, может пренебресь просьбой?  Но не смогла — когда губы коснулись виска, а дальше в уши донесся интригующий шепот, полукровка опешила и так застыла с поднятой рукой. Слова и мысли острой на язык девушки испарились сами собой — возможно Мальсиберу стоит запомнить этот прием успокоения буйной натуры Браун. А вдруг этот бесценный опыт пригодится для дрессировки гиппогрифов?
Да вот только отреагировала полукровка... На редкость неправильно. Казалось бы, что тебе нужно, для счастья? Интимная и романтичная обстановка на крыше, рядом умный, перспективный, чистокровный, а в добавок и довольно привлекательный юноша, который не прочь поцеловать и прокатить на метле... Спрашивается, чего ты хочешь? Да отреагируй на поцелуй, как полагается, а не зависай в иной реальности, чтобы выйти из нее с абсолютно стерильной памятью и не помнящей последние минуты три. Делай что угодно, хоть целуй в ответ, хоть воображай звуки марша Мендельсона, лишь не стой столбом с вопросительным выражением лица. Ну, пожалуйста, отреагируй, а не делай вид, словно этот поцелуй между двумя друзьями нечто обычное. Может быть в иной реальности, но не в чопорном магическом мире.
Нет, для того, чтобы до Селины дошла вся суть претензий, нужно что-то более эффективное. Как ядерная боеголовка для уничтожения мухи. Но это все маггловские штучки.
-Подожди... Я что-то не догоняю полет твоей мысли, Марц! Ты тоже ЭТО чувствовал? - у Браун округлились глаза как у собаки из сказки Андерсона. Девушка вздрогнула, как ошпаренная кипятком, подавшись вперед. Замотала головой, взглянула снизу вверх. Разница в росте добавляла проблем, но находиться в объятиях было приятно и, самое главное, тепло. - Да ты что? Мерлиновы панталоны, да неужели, все то, что мне говорили про твою семью — правда? - оставила бесплодные попытки подняться, плюнув на это,и неверующим взглядом уставилась на друга с таким видом, словно это не Мальсибер безуспешно пытается признаться в симпатии недогоняющей Селине, а неведомая зверушка по доброте душевной подарила карту с местоположением винокурни имени Т.М.Реддла и просила никому не рассказывать, куда пропала бутыль огневиски. Особенно сотрудникам аврората.
-Черт, говорила мне матушка, не связываться с вами, чистокровными, зря не слушала! - волшебница потерла больную голову и невозмутимо задала абсурдный вопрос. - Так это правда, что твоя бабушка покуривает мандрагору и варит амортенцию в кухонном котле, пытаясь создать новый рецепт? А это я еще думала, что у меня очешуительные родственники. Фи, молодой человек! - всем своим видом волшебница показывала, что считает, что Марцелл намазался какой-то дрянью и никакой факт не убедит в обратном. - Так ты по этой причине решил меня поцеловать? Ты что, тестируешь новое зелье? Круто! Офигеть! И ты молчал? - маггловские словечки звучали неуместно. Но авантюрная натура ликовала, предвкушая приключения и эксперимент.
-Хорошо, я встречусь с тобой в библиотеке... После тренировки по квиддичу. Мне как раз нужно подготовится к ЗОТИ. Только пожалуйста, смой с себя эту дрянь! - голос звучал устало. Селина зевнула и погрозила другу кулаком, намекая на жестокую и кровожадную расправу в духе квиддичного матча Гриффиндор-Слизерин. - Ну там...Волосы, лицо, руки, побрейся там... и все в этом духе! Марц, еще раз замечу, что мой лучший друг пахнет этой дрянью, сам будешь объяснять родителям, откуда в котле взялся кошачий волос, - что бы прикрыть попытку зевнуть, пришлось все-же отлепиться от старосты. А еще говорят, что акробатические трюки на метле - сложно. А вот и нет. В целом можно было сказать одно — Браун жестко засыпала и несла всякую чушь, не замечая всей бредовости. - Хотя нет, еще раз замечу, придется варить для тебя зелье-смывку запаха. Разумеется по семейному рецепту, - зная о талантах девушки, звучало как угроза убийства и локальный экологический армагеддон.  Волшебница хотела изобразить какой-то жест руками, но слегка пошатнулась вперед, сумев вернуть контроль над телом лишь спустя пару секунд.
Ох, стадо пикси! Мне срочно нужно отлежаться. Живо в кровать! Вот интересно, я реально так вымоталась или это из-за того, что кошки спят почти весь день?
-Мда, я говорила, что такие вот транфигурационные фокусы жутко расходуют энергию? Ты все еще не против довезти меня до окна спальни?

+1

27

Не знай Марцелл Селину так хорошо, и не будь искренне уверен, что лгать – не ее конек, а вот нести сомнительной высокодуховности пургу – она мастер, он бы может и начал бы подозревать, что девушка над ним так жестоко и совсем не по гриффиндорски измывается. Словно уже все зная о его чувствах, но желая поддразнить.
    Но нет, Селина была совсем не про это – иначе бы он в нее не влюбился, а потому приходилось смиряться с тем, что она часто понимала его превратно, а Мальсибер и сам не всегда улавливал смысл чужих слов. Вот и сейчас он завис: «Реестр? Ты намекаешь, что ты зарегистрирована?» Браун могла и просто пошутить, потому возмущаться: «Как так, ты министерским работникам рассказала о том, что можешь раньше, чем мне?!» - Марцелл не стал. Сначала взять и проверить реестр. Потом скандалить. Или не скандалить. Он подумает.
Холодная крыша к думанью не располагала.
Тем более Селина уже пошла в наступление на его собственные слова, и как обычно узрела в них совсем не то, что там было. О слухах про свою семью Мальсибер слышал в первый раз, как-то раньше они счастливо обходили его стороной, разве что папа возмущался катарктой Кантакеруса Нотта, который не внес их в «священный» список.
- Я потом объясню, про зелье… - не уверено произнес он, думая, что если она и так дальше продолжит пропускать мимо ушей все его признания в чувствах, то раз на тысяче первый, он уже будет гораздо увереннее в себе. Тем более Браун не выспалась, наверняка, так же как и он, еще и взбудоражена своим крестовым походом. С  утра все станет яснее и понятнее для них обоих.
- Знаешь, мы явно тут до хорошего не договоримся, - в этот момент Селина еще и попыталась навернуться с крыши, и Мальсибер никак бы не успел ее поймать, не навернувшись сам, но к счастью девушка сама выпрямилась. «Душевное равновесие мое испытываешь, коварная женская особь» - поймав себя на этой мысли, Марцеллу оставалось только прийти к выводу, что Селинин способ изъяснять свои мысли на него дурно влияет.
- Да, вернуть тебя в спальню отличная мысль, - он поднял метлу, и жестом предложил девушке занять место позади него, - Ну, где нужное окно? Веди.
    Когда руки Селины снова обхватывают его со спины, Марцелл думает, что как бы превратно она его не понимала, оно того стоит. Он все еще надеется, что попытке на пятнадцатой рассказать ей – Браун наконец уловит суть. И отреагирует благосклонно.
   Слишком многое еще нужно было утрести в голове. Зато он ее поцеловал: почти невинно, но два раза. Мальсибер улыбнулся: сейчас в ночном небе над Хогвартсом ему вдруг стало абсолютно все равно, что там может думать отец по поводу его чувств. Селина стоит риска.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » И все б сбылось!… Но зазвонил будильник.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC