картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Доска почета » Пост недели


Пост недели

Сообщений 61 страница 71 из 71

61

Пост недели 19-25.05.18

http://sg.uploads.ru/xb0Py.png

#p46878,Miranda Sparkle написал(а):

Несколько дней назад она отпраздновала годовщину собственной смерти. Ну как сказать "отпраздновала"? Прогулялась под удивленные взгляды поздних прохожих до места, где год назад оставила своё тело. И, если честно, Мире было трудно сформулировать свои чувства по отношению к тем, как казалось, далеким событиям. С одной стороны, что-то внутри неё сжималось, скручивалось в тугой узел страха, боли и отчаянья, не давая оставаться там долго. С другой же, ей было даже забавно, что теперь она может делать все, что угодно, но при этом не может совершенно нечего. Девочка старалась просто не думать о том, что смерти продолжаются, что погибло множество невинных волшебников и волшебниц.
И вот сегодня Спаркл точно так же смотрела на праздничные витрины, улыбалась игрушкам за стеклом, разглядывала красивые и яркие обложки книг, мысленно сочиняя их сюжеты. Приветливо здоровалась с булочником, который вежливо интересовался как дела у маленькой мисс. Она смеялась, рассказывая о выходках соседских мальчишек, а он улыбался и читал ей какую-нибудь сказку, пока подрумянивались первые буханки. Их связывала одна тонкая, но невероятно прочная нить - смерть. Именно этот человек год назад в тот же день хоронил своего сына, чуть старше самой Миранды. Ей было его жаль. По-человечески. По-детски, потому что ему было одиноко и призрачные объятия приносили хоть сколько-то утешений. Вдвоем им было лучше, чем по одиночке, но вот выпекались булочки, и маленькое приведение спешило затеряться среди оживающих крыш домов, чтобы не пугать прохожих и клиентов.
Часы пролетали быстро, отступая перед чудесными картинками просыпающегося Лондона, спешащих куда-то людей и веселых выдумок Спаркл, которая придумывала каждому прохожему историю. Вон тот мужчина в серой шляпе и пальто, наверное, спешит в банк, судя по толстенькому и аккуратному портфелю. А может и еще куда-нибудь, девочка не разбиралась в тонкостях офисных работников. Зато полицейских  отличала всегда и, усевшись на крыше одной из лавочек, с любопытством наблюдала за парой хит-визардов, которые, судя по всему, то ли шли на дежурство, то ли возвращались с него.
Взгляд голубых глаз скользил по лицам прохожим, когда с удивлением заметил улыбку совершенно незнакомого ей человека. И Мира улыбнулась в ответ. Просто ей так захотелось. Как и плавно спуститься на землю, чтобы оказаться рядом с весьма приятным симпатичным молодым мужчиной, выглядящим все равно чем-то опечаленным.
- Добрый день, - вежливо поздоровалась малышка, поправляя волосы и рукава платья, чтобы они скрыли уродливую сетку шрамов, - Вы заблудились? - глупый вопрос, но ведь другого она спросить и не могла. Просто хотела познакомиться, пообщаться, поговорить с живыми. Ей этого слишком не хватало в последний год.

+2

62

Пост недели 26.05 - 1.06

http://sf.uploads.ru/8BfAc.png

#p46994,Daphne Murray написал(а):

- Я на сон не жалуюсь, - проворчала Мюррей. - И я помню идеи у грюмовского дома. Я так не хочу. Как цепной пес в клетке. Наверное, безопасно, а по мне так лучше опасно, но по-человечески. Мне только за маглов беспокойно.
Дафна уже отнекивалась больше по привычке, что прекрасно понимала и она сама, и О`Флаэрти. Но услышав последние слова Эшлинг, Мюррей удивленно подняла брови.
- Нет, вы, ирландцы, все-таки сумасшедшие. Ну тебе-то куда давать мне такие советы, Эш? На твоей должности и с немым укором в виде Саважа за плечом. Если я с работы вылечу, то без дела не останусь. Даже если без палочки. А вот тебя я в другом месте не представляю. Так что спасибо, но сама разберусь и выход найду, - она вспомнила все того же Саважа и хмыкнула. - Не в первый раз.
Вообще, все это лучше было бы обсуждать в более спокойной обстановке. А они обе сейчас сидели как на иголках, дожидаясь, когда кто-нибудь принесет вести о этом неизвестном покалеченном ребенке. Поэтому ко входящей Элейн Дафна обернулась молниеносно.
- С вами, конечно. Куда я от вас денусь? Я работала в ортопедическом, и знакомые там остались. Изымать его оттуда официально - потребуется слишком много времени... И слишком многим память чистить. Эш, а кто у нас из легиллиментов сегодня дежурит? Давай убедим врача, что забираем ребенка в специализированное учреждение. Я ж всем бывшим коллегам вру, что в закрытом госпитале при министерстве обороны работаю. На черта им ребенок без пальца объяснить сложно, но по счастью, все, что касается обороны, особых объяснений и не требует. Сошлемся на секретность. Так что надавить минимально придется - только на главврача, чтобы бумаги на выдачу подписал, - Дафна вопросительно взглянула на Эшлинг. Это ей, как старшему аврору, придется брать на себя ответственность за такую самодеятельность.

+4

63

Пост недели 02 - 08.06

http://s7.uploads.ru/4fvo2.png

- К чему все эти вопросы? Что вам в этом человеке, с кем он общался? По мне, так ничего особенного. - Итан демонстративно устало вздохнул, - Я видел, что он что-то передал. Врядли это была карта подземелий Азбакана. Хотя... вам же лучше знать. У вас вещи Северуса и мои.
Он прикрыл глаза, позвлив себе взять паузу. Чем дальше, тем страннее. Зачем Дункан спрашивает его? Они же обшаривали улицу. Не нашли? Или проверяют на честность? Что было в мешочке? Круглое, гладкое.. скорее всего сфера. Воспоминания? Чьи? И не закопает ли это Северуса? Впрочем, это похоже вряд ли что-то изменит. Северус, Северус... как же так вышло? Неужели виноват этот дубина Поттер? Или Лили? Или ты действительно услышал нечто стоящее, ради чего стоит замараться? Ради чего стоит подонком в глазах друга?
Итан снова начал кусать сухую корочку на губе, обдирая ее, как в дестве. Легкая боль и вкус крови напомнили о драке, в тот день, когда он встретил неразлучную четверку, задиравшую Снейпа. Нда, дурная голова рукам покоя не дает. Но своих, а Северус был со Слизерина, в обиду он не давал никогда.   
Мысли прыгали от эпизода к эпизоду, от встречи к встрече, их ведь немного было. Да, странная дружба, в которой не было теплоты у них была. Была?
Нет, есть. Потому что... пусть нерационально и нелогично, но нужно верить друзьям. Он не предатель и не станет им. Даже если им не придется общаться больше.
- Я не знаю, что это было. И знать не хочу. Давайте пропустим этот вопрос.


http://sf.uploads.ru/8BfAc.png

Дафна появилась из комнаты отдыха, поправляя ворот блузки.
- Что ты кричишь, как раненый фестрал, - она с трудом подавила зевок и пригладила взъерошенные волосы. - Какого меченого? Чем меченого? Вот вечно приходите, вопите как всполошенные, вместо того чтобы внятно объяснить. Давай сюда.
Она вытащила из рук Эшлинг бланк с данными.
- Северус Снейп, 19 лет. Снейп, Снейп... Что-то такое у меня в голове крутится, - она с сомнением глянула на аврора. О том, что взяли ее незадачливого пациента, Мюррей узнать не успела. Сразу, как нашли пострадавшего мальчика, она умчалась вместе с ним в Мунго, потом обнаружила там сестру... В общем, новость дня прошла мимо. Точно, сестра! - Снейпа я знаю. Ну как знаю, лично не встречалась, но он учился вместе с моей сестрой. Арестованный... И этот туда же. У меня к тебе еще потом разговор будет, - она снова посмотрела на О`Флаэрти. - Когда выспишься. Ну пойдем. Расскажешь по дороге, что с ним.
Дафна прихватила палочку и свою сумку, накинула халат и вышла с Эшлинг в коридор. Ну что за дети пошли? Надо еще проследить, чтобы Мэри про этого Снейпа не узнала, а то расстроится, опять напридумывает всего. У коридоре они остановились. Дежурный открыл дверь. Первой по правилам вошла Эшлинг, следом Дафна и тут же удивленно подняла брови.
- Это он, что ли, "Винсент"?

0

64

Пост недели 09 - 15.06

Fabian Prewett
http://s9.uploads.ru/zOMS5.png

Выходить в патруль без брата было тяжело. Почти физически тяжело. Такое состояние бывало после особо тяжелых тренировок в первые недели стажерского стажа – когда почти невозможно было заставить себя встать и только сила воли и воспитанное факультетом упорство позволяло перевернуться на бок, свесить ноги с кровати и каким-то образом собраться в плотный комок усталости, боли и желания спать, именуемый «стажер Аврората».
Тут было сложнее. Каждый шаг давался как сквозь морок. Почти как сквозь плотный туман. В первые часы этого ощущения не было – оно навалилось позже.
Пруэтт прекрасно понимал зачем мистер Грюм разделяет их с братом с невиданным упорством – слаженной парой они были без всякой тренировки, но реальность далеко не всегда позволит им держаться вместе. Тем более, что они сами стремились взрослеть. И все же. Раньше им удавалось пересекаться куда чаще чем раз в восемь часов.
Это были первые восемь часов. И слава Мерлину, что это были спокойные восемь часов. Конечно, к концу Пруэтт стремительно утрачивал концентрацию, зато следуя примеру Эшлинг завел несколько знакомств и для себя самого приметил пару приятный тонкостей пространства: вроде не очевидного тупика или неровности стен, которую можно использовать как прикрытие если развернется бой. Чем еще занять ум если ходишь кругами?
Фабиан как раз изучал очередное архитектурное изящество, когда получил тычок от Эшлинг и мгновенно собрался. Ну как мгновенно – когда-нибудь потом это будет так. Сейчас это меньше секунды – сориентироваться, выцепить взглядом ее цель и пойти следом, изобразив что легкое отставание от старшей в паре было планом, а не флером рассеянности.
«Если бы на нас напали это было бы критичное опоздание» - сам себя укорил Пруэтт, - «Работай над реакцией».
И все же меньше секунды разрыва – они просто подошли чуточку по очереди – догнал на быстрых шагах.
Тип неприятный, хотя тут стоило довериться чутью Эшлинг. Фабиану он показался ну слишком… вызывающим для того, кто что-то делал незаконное? Жителем Лютого? Ну так не все жители лютого темные маги и им не запрещается шастать по косому… Впрочем, что-то опасное в нем было. Может быть дело в том, как старательно он натянул капюшон? Словно и правда человек, которому есть что скрывать.
- Добрый вечер, Сэр. Аврор Пруэтт. – «Мне показалось, или у него больно напряженный голос? Впрочем, если он из Лютого, то там нас недолюбливает даже самый мирный гражданин…» - Понимаю ваше недовольство, однако это простая, но необходимая формальность. Ради вашей безопасности.
Пруэтт на всякий случай огляделся по сторонам – не отвлекли ли их внимание столь явно выделяющейся фигурой от чего-то менее заметного, но более важного.


http://sf.uploads.ru/8BfAc.png

Уже нежное "не сдохнет" не предвещало ничего хорошего. Эшлинг злилась, и ее подопечному, кем бы он ни был, очень повезло, что мама с детства рассказывала будущему аврору о любви к ближним.
Однако увидев своего пациента, Дафна поняла, что с любовью может ничего не выйти. Эш даже с недосыпом и переутомлением контролировала себя хорошо, но сейчас походила на закипающую кастрюльку с плотно закрытой крышкой. За каждой ее фразой читалась другая: "Дай мне повод". В общем, ситуация Мюррей не слишком нравилась. Ей казалось, что это не Эш здесь третья сторона, призванная обеспечить безопасность своего сотрудника и разумность арестанта, а именно она должна быть буфером между мало вменяемым Снейпом и разъяренной О'Флаэрти. Тут не до эмоций.
- Здравствуйте, мистер Снейп, - как ни в чем не бывало поприветствовала его Мюррей и произнесла стандартное. - Я штатный колдомедик аврората, моя задача убедиться в том, что ваше самочувствие позволяет проводить с вами все необходимые следственные процедуры. Это, думаю, понятно. Когда мы с вами расстались вечером 20-го января, у вас была разворочена грудная клетка, многочисленные ушибы и, если мне не изменяет память, легкое отравление. Сейчас, спустя сутки, вы бодро стоите на ногах и говорите. В связи с этим меня интересует... - она оглянулась на Эшлинг. - Он же не под обороткой? Его проверяли? А если да, то сколько же в вас тонизирующих зелий? На меня посмотрите, пожалуйста, - она подняла руку, остановив кончики пальцев на уровне своих глаз. Нет, радужка темная, при обычным свете все равно границы зрачка не различить. - Когда они прекратят свое действие, вам будет значительно хуже, чем было до того. Что именно вы принимали?

+1

65

Пост недели 16-22 июня

Барти Крауч-младший

http://s9.uploads.ru/hfYas.png

Короткая пауза – Барти ведь совсем не хотел хвастаться, что конечно же прочел сказку, о которой она говорила. Ту и еще несколько за тем же авторством. И что много думал о прочитанном. Об Оле Лукойе, том куда приводят людей мечты если в твоих руках всего лишь спички, о том, что дороже денег и собачьей верности, о зверях в душах людей, птицах с прекрасными крыльями, которые однако не могут дать им желанного  и даже о маленьких, совсем сказочных девочках. И совсем о не добрых вещах.
Что волшебная палочка правда порой то еще огниво.
И что главная беда девочки со спичками совсем не в том, что спичек было так мало, а в том, что людям вокруг было отчаянно наплевать.
- Да, только… Может быть вещи которые нас окружают – столь же не преодолимая стихия. Я… Понимаю то о чем ты говоришь… Нет. Не понимаю, но принимаю что и так бывает, - Барти чуть пожимает плечами. О религии у него очень общее представление да и то скорее привито маггловедением, да историей магии. – Но конечно я не увидел религиозного подтекста.. Ну, нельзя увидеть то, чего совсем не знаешь….
Он сделал несколько шагов, наклонился подбирая с земли попавшуюся на глаза льдинку. Такая, только осколок зеркала, да?
- Но зато очень хорошо могу оглядеться вокруг… И выходит знаешь тоже самое. Была у нас стабильная жизнь, а потом что-то сломалось… Только… Проблема Кая отнюдь не в  том, что он стал задавать вопросы. Если бы он просто стал спрашивать о том, что не удобно… Поживи они рядом с ним подольше – привыкли бы – Льдинка растаяла в руках и Барти все же перевел взгляд обратно на Аниту. – В конце концов, даже если бы он просто видел больше других. Да это вызывает неприятие, но Герда…Я  уверен, она смогла бы его услышать. Простить его за то, что у него совсем иные взгляды. Проблема вся в злости. В том, что задавая свои вопросы он не смотрел на мир с человеческой точки. Проблема в том, что ему совсем не были важны ответы.  В том, что он не видел путей решения несовершенств – лишь темноту в которой все погрязло…
Еще несколько шагов. И Крауч успевает осудить себя и за не осторожные метафоры и за то, что свел разговор к такой отчаянно грустной теме в этот светлый день. Вот уж правда – льдинка в сердце что ли?
- Если ты писала эту сказку, то Кай стал бы задавать вопросы, но не стал бы с такой злостью относиться ко всему. Не было бы в нем холода. И это была бы счастливая сказка. Как и должна быть у смелых людей. – Он обернулся снова, находя в себе улыбку. Не нужно сейчас грустных и откровенных сказок. – Ее… И еще девочку со спичками, диких лебедей… Пару еще…. И надеюсь ты подкинешь мне идей что еще почитать из таких… Волшебных книг.
Он протянул руку и коснулся ее. Было в этом что-то почти ритуальное. Слишком теплое. Слишком… отогревающее.
«Вечность, да?»
- Запах…. Он… Интересный. Что это?

+1

66

Пост недели 23-29 июня

Барти Крауч-мл.

http://s9.uploads.ru/hfYas.png

В самом детстве человек познает окружающий мир через то, что говорят ему родители. Позже – через то, что все его близкие. Так он обретает картину состоящую не из сказок, а из фактов. Наблюдая за взрослыми ребенок принимает их убеждения.
Иногда в позднем возрасте что то в этих убеждениях меняется под критической оценкой реальности. Сначала злой, как у Кая, когда от чужих рамок только больно и хочется разрушать. Потом доброй – когда находишь своего собственного проводника.
И вот ты взрослый. Ты знаешь что хорошо, а что плохо. Что правильно, а что является лишь искажением и не достойным.
Вот только…
Разве может быть не правильным движение снежинок в рождественские праздники? Может быть не верным легкое покалывание кожи от мороза? Может быть не верным стоять, кутаясь в чужую куртку и ощущать белую снежную равнину не снаружи, а внутри самого себя. Там, где все эти религиозно-эфимерные сущности вроде души.
Может быть неверным то тепло, что ты ощущаешь вглядываясь в камин Дома, где тебе рады? Солнце, что просыпается внутри когда твоего плеча касается рука дедушки и ты уверен, что за твоей спиной есть те, кто за тебя постоят?
Может быть неправильным то, как прикусывает юноша губу, глядя на девушку. И как сердце его чуть притормаживает как кажется, сбивается дыхание.
И в голове одно рассеянное «Нет, это же сделает все таким невыносимо сложным, пожалуйста, Мерлин» и вместе с тем чистое и наивное «Но может…?». И никаких мыслей о крови, об идеалах, о войне. Одна простая надежда, которая сильнее всего прочего.
Когда их пальцы соприкоснулись и движение стало дольше.
Когда кончики ее пальцев касаются его виска и он прикрывает глаза, доверяясь ей. Всего на мгновение, что бы вдохнуть запах теплой руки.
- Я ждал твоих писем… Жаль что ты не писала, - Признание самому себе. Потому что он воспитан совсем в другом обществе и писать девушке просто так – досаждать своим компрометирующим вниманием. Но каждый раз, когда сова прилетала с письмом от Клэр он жалел, что врет и играет в эту игру не из-за чувств дочки путешественников. Из-за того, что ждал другое имя на конверте, в подписи. Другой запах. Ждал. Не признавался себе. И радовался, что это не оно. С Анитой он бы просто не смог так. Хотелось верить, что не смог бы.
Он поднял руку. Перехватывая ее и удерживая.
- Я позову. И ты позови меня… Пожалуйста. Ведь… Вместе… Можно совершать невозможные чудеса – Он делает пол шага вперед.
Сердце пропускает удар.
Ледяной воздух кажется почти твердым.
Всего мгновение – он чуть склоняется к ней. Касается кончиком носа ее носа.
Ничего такого еще никогда не было и сейчас. Что может быть неправильного в том, что бы сделать один маленький шаг на встречу?
Коснутся ее губ. Всего на мгновение. Как никогда и ни с кем.
Пока в воздухе пахнет рождеством.
И чудеса кажутся возможными.
«Знаешь… Другой такой просто нет».


Козимо Коррадо

http://s8.uploads.ru/1USHw.png

Дурацкое военное положение сильно осложнило все планы Косимо. Неторопливый поиск отца осложнился необходимостью находится в стране законно. А разрешение на это было отнюдь не так просто получить. Оставалась подделка документов. На данный момент отнюдь не такая быстрая, как хотелось бы Косимо, ибо мастера своего дела еще не очень знали, что именно им стоит подделывать. А согласитесь – всегда сложно работать с чем-то неизвестным.
Попался он по глупости, как оно всегда бывает: собрался как раз забирать поддельные документы, и вляпался ровно в патруль хитов, которые – как Косимо узнал уже позже – как раз на днях поймали одного с плохой подделкой и через него вышли на остальных, а дальше дело техники. Дождаться гостей к мастеру, и поинтересоваться из документами в виду военного положения в стране.
И теперь Коррадо, который был слишком беспечен, чтобы обратить внимание на все признаки руки закона простершийся над местом, куда он направлялся, куковал в допросной отдела. Он не слишком расстроился, в конце концов, и такое случается. Тем более он видел в «Пророке» колдофото начальницы отдела и счел е дамой заслуживающей внимания. Вряд ли, конечно, птицу столь невысокого полета, как он будет допрашивать сама, но можно же понадеяться, что это будет именно девушка. И, быть может, хорошенькая.
И в идеале не замужная, как та милая аврор, с которой и с мужем которой он познакомился в баре, где обычно и выпивали авроры и хит-визарды. И к слову публика там зачастую была миловидная. И Косимо припоминал лишь один или два случая, когда он не был уверен женщина перед ним или мальчишка.
Благо взяли его без контрабандного набора артефактов и могли вменить только незаконное нахождение в стране. Ну и депортацию.
Хотя, конечно, наверняка при допросе они попытаются выжать из него все возможное. И будут в своем праве.

+1

67

Пост недели 30 июня - 6 июля

Элфинстоун Урхарт

http://s3.uploads.ru/KUT2S.png

Урхарт уснул почти сразу, когда Минерва ушла. Она всегда уходила в Хогвартс прямо-таки неприлично рано, как он ни пытался ее задержать.  Неужели боялась, что ученики увидят? Да ради Мерлина, ученики гораздо больше думают о том, как бы не увидели их самих.  К тому же сейчас наконец отпала необходимость что-то от кого-то скрывать.
И поэтому сейчас он отпустил ее легко, зная, что она вернется и когда она вернется. Не "возможно, через месяц" и не "как-нибудь вырвется, когда станет посвободнее". Даже если она не сможет выбраться до конца недели, к выходным они переберутся в Хогсмид. В новый дом. Элфинстоун не видел совершенно никакой разницы, в Хогсмиде жить или на берегу Лох-Несс, если можно мгновенно перемещаться туда и обратно порталом. Но для Минервы разница была принципиальна, и он сдался. Новая жизнь, новый дом... Звучало почти логично. Оставалось только обеспечить там ту же защиту, к которой Урхарт привык, и смириться с жизнью в оживленном месте после тихого уголка.
Но женитьба на ней того стоила.
Когда Минерва снова потормошила его - кажется, через секунду после того, как он закрыл глаза, - Урхарт спросонья попытался притянуть ее к себе и так доспать еще часок-другой, прежде чем и ему пора будет собираться на работу. Но услышав про письмо, покивал, выбрался из кровати и побрел варить им обоим кофе в надежде, что речь идет о какой-то ерунде.
Письмо оказалось странным. Урхарт перечитал его несколько раз, хотя окончательно проснулся уже к середине первого. Минерва явно нервничала - наверное, из-за намеков, которых тут было больше, чем слов без подтекста. Он отложил письмо и погладил ее по спине. За некоторых своих учеников она слишком уж волновалась.
- Давай начнем с того, что этот твой студент не в плену. У него была возможность написать и отправить письмо, причем из Хогсмида - его не держали взаперти. Он не просит немедленно спасти ему жизнь.
Он просит внимания, подумал Урхарт. К своей жизни, полной горечи и тягости, если быть дословным. Возможно, он просит помощи, потому что сам не выпутается из своих проблем. Но физически ему вряд ли что-то грозит, и это значит, что суетиться смысла нет.
К тому же он испытывал к этому студенту гораздо меньше сочувствия, чем мог бы, если бы речь не шла о подельнике Пожирателей Смерти. Возможно, Снейп и правда сопереживал Минерве, а еще он послушно вытер бы с пола ее мозги, если бы Долохов решил ее убить. И что-то не стоит на пороге аврората некий недавний студент, раскаявшийся в свете последних событий и решивший поступить правильно.
- Не надо посылать мальчику патронуса, - решил он по недолгом размышлении. - Патронус не выбирает времени и места и может появиться в самый неподходящий момент. Вряд ли твой мальчик афишировал, что беспокоится за тебя. Напиши ему, если хочешь, но... почему, собственно, ты думаешь, что он там именно в беде? До аврората добраться не труднее, чем до Хогсмида.

0

68

Пост недели 07-13 июля

Рудольфус Лестрейндж

http://sh.uploads.ru/YmbR0.jpg

Новость пришла за полчаса до окончания рабочего дня в Мунго: короткую записки прислал отец, получивший сведения от дядюшки Эдварда. Тот же сообщил, что аврорат пока бездействует наводя справки.
Это был риск, и Рудольфус это знал, но в тоже время оставить  Барти на произвол операции аврората волеизъявление похитителей не мог. Тот был пока жив: он чувствовал это по связи, что была между ними – побратимство не тот ритуал, который можно стоит совершать не обдуманно, но Лестрейндж как и прежде был уверен в своем выборе.
  Хорошая идея: изобразить случайные разборки между конкурирующими бандитскими организациями. Это не навлечет на Барти и Доменика подозрения, но в тоже время Лестрейндж будет уверен в безопасности кузена и ученика.
Осталось только собрать тех, кто с ним пойдет. Рудольфус не сомневался в жене и брате, а так же в том, что отец или Антонин выделят ему парку-тройку оборотней или бойцов по жиже.
Самого отца он  просить не собирался, и не только потому, что для Рикарда \то была слишком мелкая проблема. Лестрейндж-старший не так давно покинул Мунго, после «похищения».
Получив желаемое*, Рудольфус сперва провел своему небольшому отряду маленький инструктаж: по прибытии в район, где предположительно – согласно ритуалу поиска по симпатической связи – содержались пленники, провести тщательные поиски, не напороться на аврорат. Уничтожить противника и уйти.
Самому Рудольфусу, как и его жене и брату полагалось так же оборотное зелье-маска с волосами пары не слишком внимательных маглов. Потому что в отличии от остальных четырех участников операции – трех оборотней, и одного волшебника – лица всех трех Лестрейнджей были как правило не плохо известны широкой публике.
   Оказавшись в лесу, Рудольфус первый дело извлек медальон: артефакт симпатической связи. Увы далеко не совершенный. Сейчас он качался  в три стороны сразу попеременно: указывая на брата, который был рядом, на дом, где остались дети, и туда где чисто теоретически мог находиться побратим Рудольфуса: Бартимеус Крауч младший.
Рудольф уголком рта улыбнулся брату: видеть на чужом лице выражение свойственное брату или жене, наверняка, скоро станет почти привычным. И они двинулись по направлению, что указывал маятник раз в три секунды, бесшумные как ночные тени.

+2

69

Пост недели 14-20 июля

Антонин Долхов

http://s019.radikal.ru/i641/1705/a4/e533e2e739f6.jpg

Tom Riddle
Том знает, что это произойдет, должно произойти. Только не знает, когда именно. Но он ждёт, готов к тому и потому даже не изумлен, когда рука Долохова сжимает его плечо. Когда пальцы сжимаются. Когда они оба, вместе, опрокидываются с парапета и падают... Падают...
Том никогда не играл в квиддич. Он не любитель полетов на метле - на ней его укачивает. Но он много и часто летал на фестралах, до тех пор, пока не нашел альтернативу. Пока не придумал альтернативу.
Ему бы хотелось думать, что он спокоен, но на самом деле нет, об этом говорят сами ощущения, сам всплеск адреналина в его жилах. И время, что облепляет их вместе с воздухом, в который они падают, неожиданно замедляется - для восприятия, не иначе.
И Том улыбается совершенно безумным оскалом человека, который совсем не боится умирать. Который вовсе не боится падать с самой верхушки Астрономической башни почти в обнимку с человеком, которого он не так уж и хорошо знает.

После того, как Том говорит, что падать не будет, Антонин тоже уверен, что это произойдёт. Абсолютно, а он не любитель ждать. Он не спокоен, но по его представлениям это он отвечает за то, что оба падают сейчас и то, что сам он несётся белобрысой макушкой вниз к матушке-земле его в этом совершенно не смущает. Тони падает долго. Очень долго, незаметно для себя соскользнув в состояние, где между вдохом и выдохом проходит вечность. Единственное, что он позволяет себе - в процессе - перехватиться с плеча на саму правую руку, чтобы его новый знакомый не... намагичил чего-то, пусть даже на самом деле Тони в это не верит. Не верит в то, что мальчишка, который смеется - так - решит испугаться смерти в конце полёта.

читать дальше

Tom Riddle
Тому, на самом деле, толком не нужна рука, для того, чтобы колдовать, хотя он никогда ещё не пробовал... Так. Таким образом, в таком виде.
Том не боится - не боится до последнего. Нет, это и страхом нельзя назвать совершенно и вовсе не страх близости смерти ведёт Тома дальше. Вовсе не этот страх заставляет его на миг сомкнуть веки, не он заставляет дёрнуться рукой и проорать, именно что проорать сквозь шум ветра в ушах, сквозь собственное безумное веселье, слова заклинания.
По инерции их тянет к земле ещё какое-то время, пока сила магии борется с силой земного притяжения. Но первыми до земли долетают не они, первыми на землю падают капли крови - россыпь алого жемчуга, тут же уходящего в землю.
Лицо Тома Риддла все в причудливых потеках крови, текущей из носа, кровь эту сносит ветер и она оставляет на коже росчерки.

Долохов такое уже раз видел. Правда его "грань последнего" находится всё же ниже, но это, скорее всего от того, что он в себе абсолютно уверен - не первый раз падает всмятку, пусть даже первый раз с Астрономической Башни чужой школы.
Заклинание отдается во всём теле хрустом и явным ощущением переломанных костей и порванных сухожилий. Напоследок падение хватает обоих за шкирку и встряхивает, макает лицами в ледяные воды озера, отвешивает жёстких оплеух водою.
Отпустить Тони и не думает, выгребая свободной рукой вверх. Сломано - не сломано, в февральской воде обезболивающий эффект почти оглушает и если бы не необходимость дышать...

Tom Riddle
В ледяной воде и правда не больно,это Том понимает сразу - потому что он, со своими костями, очень хорошо иногда и без визуального понимает, где и что у него сломано.
Левая рука, кажется, цела, вот ей-то Том и помогает грести вверх, до тех пор, пока сжавшиеся лёгкие не обжигает воздух. Почти смешно, он вроде и не тянется к нему, к этому самому воздуху.

Зато Тони тянется за двоих. Через несколько минут обезболивающий эффект закончится, а эффект мокрой одежды, утягивающей на дно, усилится. Дыши - не дыши, а они оба утонут и так завершится история про могущество. Если не выбрать, берег или корабль. Прямо сейчас. Немедленно.
И Антонин выбирает корабль, раз уж до него ощутимо ближе.
И объясняться не придётся.

Tom Riddle
Когда они все же глотают воздух, Том наконец-то налегает на попытки спасения их обоих - как будто отпадающее обезболивание его только подстёгивает.
- Корабль? - Спрашивает он хрипло, баратаямь в воде, как человек, который в целом плавать умеет, хотя одежда и тянет ко дну, особенно, мать ее, мантия, что путается в ногах.

- Корабль, - соглашается Долохов. На воде он держится уверенно, но неспешно. Выгребает между новым знакомым и открытым пространством и скалится на воду. Вода ему сейчас не по нраву, слишком глубоко.
- Там по борту всегда есть, как залезть.
Ему плыть удобнее - мантии у него нет, а верхняя одежда завязана на плечи и напитавшийся влагою мех, конечно, притапливает, но не так сильно.
- Полезешь первым

Tom Riddle
Не вопрос, думает Том, но экономит слова и дыхание - от холода сводит лёгкие, но руки-ноги пока ещё слушаются. Пока ещё. Том знает, температура тела у него на градус ниже общечеловеческой, это факт, насмешка судьбы, но этот самый градус... В общем, именно он Тома делает куда ближе к замерзанию, чем Антонина. Потому что губы у старосты Слизерина уже синие, а пальцы гнутся плохо, но он упрямо их гнет, забираясь по скользкому боку корабля, стараясь не дать воде себе удержать - вес приходит, ложится на замёрзшие пальцы, тянет обратно, его собственный вес и мантии тоже.
Когда Том переваливается через борт на палубу ему хочется хохотать. И, пожалуй, согреться.

Ну да, в случае Тома приветственная кровавая дань гостя корабля уже принесена - вон, палуба в пятнах. Впрочем, они оба хороши, разве что лицо у Тони пострадало меньше, зато на правую ногу он явно старается не наступать всерьёз.
- Встать можешь? Мы еще не дошли...
И обидно будет попасться именно сейчас, - эту мысль Долохова прямо слышно

Tom Riddle
Том просто кивает - рот наполняется кровью, сколько бы он ни сглатывает, но это мало лишает его веселья.
- Веди, - разрешает он хрипло, утирает кровь из сломанного носа целой, левой рукой и ухмыляется

- Тогда тихо.
Долохов и впрямь ведёт: сперва, едва не навернувшись сам, по лесенке вниз, потом длинным коридором, покачивающимся под ногами - направо, по левому борту, почти крадется мимо неплотно прикрытой двери и ныряет в одну из дверей-близнецов, скрывающих небольшие каюты. Его соседа нет. Причем, можно предположить, что нет вовсе, а не просто сейчас - книгами заняты все поверхности и, пусть даже ничего запретного тут нет, общее направление этой литературы совершенно однозначно характеризует обитателя каюты как любителя Искусств Тёмных. И практических.
- Здесь можно громко. Только дверь прикрой.
Книги Тони игнорирует, вместо этого выдав гостю шерстяную рубаху с запахом, больше похожий на халат.

Tom Riddle
Том идет тихо, совсем бесшумно - деревянный пол под его ногами даже не скрипит ни разу. И в каюте он ощутимо расслабляется, осмотревшись, а потом, приняв рубаху, принимается раздеваться, колдуя согревающие чары - замёрз он, точно, куда сильнее чем Тони.
- Спасибо, - замечает он после того, как все необходимые действия по согреванию предприняты и одежду можно сушить магией не на себе

- Кровь идёт.
Это единственный комментарий, который Тони себе позволяет. Сам он скорее раздевается до рубахи и брюк, но снять обувь даже не пытается - одна сторона тела слушается его определенно плохо и если ребра он просто и незамысловато бинтует, то ногу чинит, уже сев, каким-то варварским заклинанием. Серый цвет лица показатель того, что никаких анестезирующих чар в состав заклинания не входило.
- Палочку не утопил?

Tom Riddle
- Не утопил, - отзывается Том, который этой самой палочкой кровь и останавливает. На остальное ему плевать, он даже не замечает толком, а вот боевой раскрас с лица все же приходится убирать.
Греться в сухой одежде намного комфортнее, Том высушивает брюки прямо на себе, рассматривает погибшие смертью храбрых ботинки. Вот это уж точно плевать

- Ну и отлично. Разносолов не предложу, но не припомню, чтобы тебя интересовала еда. Сладкого нет. Горячее могу найти. Садиться можно везде, где книг нет. Обратно - когда захочешь и согреешься

Tom Riddle
- Горячего налей, - негромко и хрипло просит Том, трёт горло задумчиво, решая, во что ему аукнется это приключение. Отогревается он медленно, потрогаешь - все равно, что утопленник.

Антонин в ответ смотрит неспешно. Задумчиво. Решая для себя, что первым - рука, или горячее. Выбирает горячее и наливает откуда-то из разных бутылей сиропы, смешивая с ювелирной почти точностью. Подогревает он заклинанием, брошенной с левой. Палочки. И руки. Большая берестяная кружка перемещается на угол стола ближе к гостю и там исходит паром.

Tom Riddle
- Спасибо, - сначала Том пьет, медленно, давая теплу разлиться по телу. Потому что иначе у него стучат зубы так, что мыслей в голове не слышно. И только потом, когда оттаивает, наконец, мозг, Том проводит инвентаризацию. Нос сломан, это точно. Рука, правая, тоже сломана, потому что, зарраза, Долохов в нее вцепился как клещ. Ребра, судя по ощущениям, тоже болят и сломаны. Препоганейше.

- Не за что, - вот тут Антонин смеется, показывая ровные зубы. Его настроение сменяется на деятелтьное , шумное и даже весёлое - микроприключение явно сделало его жизнь лучше и интереснее.
- Сам цел или признаваться пойдём к врачу?

Tom Riddle
- Пройдет, - Том морщится. Вот ещё, с такой ерундой врачу сдаваться это надо совсем себя не уважать. А регуляторов внутри у Тома нет совсем, ходит же... И ладно, значит. И нормально.
- Зачем ты это сделал? - Это не обвинение, любопытство.

- Мне было интересно, как ты отреагируешь. На полет. И на то, что падать всё же придётся.
Себе Антонин наливает совсем другое, по запаху - родственное плесневелому сыру и вяленому мясу. Ровно сто грамм.
- Иначе бы так и осталось... Любопытно

Tom Riddle
- И что же, понравилась моя реакция? - Том весело, кривовато усмехается, изучая левой рукой сломанные пальцы правой.

- Пока что нет. Думаю вот, дожать, повторить, или словами через рот спросить. В словах я не силён.
Долохов вспоминает что-то и извлекает на стол древнего вида агрегат, не жилая, видимо, чтоб тот стал еще более ржавым.

Tom Riddle
- Думаешь, ещё раз сходим? - Том вполне искренне, откровенно, хохочет, запрокинув голову. - Спрашивай. Обещаю не лгать.

- Почему бы нет. Только сперва в мокрое переоденусь - у меня нет такого количества вещей...
Антонин смотрит испытующе, а потом все же спрашивает:
- И как ощущения? От полета... И от того, что упасть пришлось

Tom Riddle
- Никак, - Том пожимает плечами, улыбается белозубо.
- Здорово. Свободный полет же. И раньше я так высоко не прыгал, с такой, в смысле, высоты. И неожиданно, что тоже добавляет ощущений.

- Вероятно.
Долохов соглашается и решает поверить. Пока что. Пусть даже уверен, что этот Риддл совсем не так прост. Нужно ли это Долохову, разгадывать загадки англичан? Скорее нет. Он вряд ли встретится когда-нибудь с этим мальчишкой всерьез, мессир не желает лезть на Остров. Разве что мистер Риддл придёт на большую землю сам.
Вот там и посмотрим, - решает Антонин.
- Для того, кто падал неожиданно, ты отлично летел...

Tom Riddle
- Может, потому что знал, что ты это сделаешь. Когда выбирал тебя в компаньоны на этот поход - уже знал. Так что... Не так уж и неожиданно.

- Тогда чего хотел, когда выбирал?
Тони щурится, сопоставляет две реплики, но не удивляется, только устраивается так, чтобы переломанное не болело слишком уж сильно.

Tom Riddle
Том задумывается. От него самого не украдывается противоречие, но объяснить Тони сейчас, что противоречия здесь вовсе нет... У него нет таких слов.
- Чтобы ты это сделал, разумеется.

- Это понятно, я не о том... Антонин насмешливо машет рукою, - он действительно о другом.
- Ладно, раз я немного виноват в том, что ты не присматриваешь за своими ребятками и не можешь напиться в гостиной, буду тебе немного должен. Но немного.

Tom Riddle
- Не то что бы я сильно хотел с ними напиться, - Том усмехается чуть заметно, качает головой. - Сами... Разберутся. Или нет. Но это будут уже их проблемы. Так о чем ты?

- О том, что ты хотел от меня. Ведь ты не просто искал, кто б спихнул тебя с парапета. Так зачем?

Tom Riddle
- Я искал того, кто не испугался бы спихнуться вместе со мной, - Том пожимает плечами. - Ты что, думаешь, меня на факультете мало кто хотел бы подтолкнуть с парапета? Или в школе? если спросить, очередь выстроится

- Я думаю и тех, кто для тебя или с тобою спрыгнет - тоже не один.

Tom Riddle
- Нет. Мне нужен был чужак, - покачал головой. - Тот, меня не знает. Кто сделает это не из-за личной привязанности

- И ты чуть было не остался на вершине мироздания один, - смеется Долохов

Tom Riddle
- Ну не остался же, - Том весело усмехается.

- Не остался. И даже оказался на территории другого государства. Топить не буду, извини...

Tom Riddle
- Ну и не топи, - Том махнул рукой, все той же, левой, потом растрепал свои мокрые волосы, раздумывая. - Думаю, возвращаться уже точно смысла нет никакого.

- А тебя не хватятся? Если нет - оставайся, место тебе освобожу. Янкл вернется, подсобит мне с медициной, а так я весь твой.
Ну

Tom Riddle
- Нет, сам найду, кто с медициной подсобит, - Том качает головой, усмехается. - Все же гляну по итогу, чтобы никто не убился. Вживую ты интереснее, чем в письмах, Тони Долохов

- Я и не говорил, что Янкл поможет тебе. Он, поможет мне: медицина мой, своего рода, антиталант.
- Разве не все вживую интереснее?

Tom Riddle
- Мой тоже, - отзывается Том задумчиво. - Не все. Некоторые волшебники до крайности скучны в жизни. Что ж... Не буду больше пользоваться твоим гостеприимством.

- Ну, можешь воспользоваться и в следующий раз. Если уже соскучился по своим... Знакомым. Раз уж тебе не так скучно...

Tom Riddle
- Я запомню, - Том кивает, проводит пальцами по больной руке, чуть заметно морщится. Внутренняя защита начинает давать сбой и его снова знобит. И, действительно, он не хочет быть здесь в таком... Виде.
- Как спуститься с корабля на берег - расскажешь?

- Доведу, - Антонин поднимается, накидывает сухую куртку, которая ему явно мала,.
- Мы же почетные гости у вас. Есть официальный путь прямо в Хогвартс.

Tom Riddle
- Отлично. А неофициальные? - уточняет он задумчиво, потом, вспомнив, снимает с себя чужую рубашку и оставляет, возвращаясь в свою, почти полностью сухую.
- Благодарю.

- Неофициальные тоже есть. Не хочешь светить отсутствие?

Tom Riddle
- Не хочу светить возвращение. Отсутствие не так важно, как то, откуда я пришел, - Том усмехается уголком губ.

- Разумно. Держи меня крепко. - Долохов даже не собирается скрывать то, что ржавая хреновина на столе - портключ мягко говоря, неофициальный. Но они сейчас так или иначе повязаны Башней.
- В сам замок не рискну - он сильно искажает, да и ошибка большая. А вот на поле перед ним - могу. Готов?

Tom Riddle
- Готов, - Том смотрит на железку с любопытством, усмехается и протягивает руку, левую, крепко сжимая пальцы

- Вот и славно.
Перед тем, как ухватить Риддла левой, Тони крутит на "штуке" колечки, выставляя ему одному известные параметры. Потом снимает с себя сухое, все равно еще потом придётся нырять в озеро. Или возвращаться в гостиную и ждать Янкла со Златой. Тем не менее, он справляется и, перед тем , как активировать портключ, хватается за своего гостя.
- Поехали!

Мэри МакДоналд

http://s9.uploads.ru/cpRLU.png

В одиночке… Амора даже зажмурилась. Значит, все верно. Все-таки сидел, был задержан или арестован – разницы она особой не видела. Схвачен и посажен в чертову камеру. А вовсе не пил чаек с добрыми аврорами, загуляв, заблудившись, попав в неприятность, став невольным свидетелем чего-то нехорошего – и просто оставили до утра где-нибудь в на составленных стульях под пледом, как она однажды читала в какой-то книжке. А ведь у неё была запасная мысль, что может быть, он наоборот, помогал аврорам, ну мало ли как там складываются обстоятельства. Нет, вляпался, поросенок. Он не стал бы врать словами. Он бы просто ушел от ответа, как он умеет мастерски. Но раз сказал – так и есть.
Амора откинулась в кресле, закрыв глаза и представляя себе, каково это. Одной. В незнакомом темном месте. Без даже минимального комфорта. Всю ночь. Да она бы с ума там сошла. Она бы такую истерику закатила… Впрочем, с ней бы такого не случилось. Адвокаты отца набежали бы в первые же полчаса – и оградили её от любых неприятностей. А уж если нельзя было оградить, то по крайней мере, вытребовали ей как минимум умывальник. Её бы стали защищать, даже если бы она совершила что-то ужасное. Убийство, например. Массовое. С применением темной магии. Рядом с ней все равно обязательно кто-то был бы. А у него, пожалуй, и адвоката-то нет, даже одного.
Кажется, она задремала. Провалилась в короткое небытие, из которого выбралась, вздрогнув, от бодрого голоса Итана. Кажется, он не заметил… Мерлин, это все бессонная ночь с натянутыми нервами. Да она часы провела, грызя палец, край шали и себя. Интересно, как спалось его драгоценной сестрице? Нет, неинтересно. Все равно. Теперь уже все равно. Уже все позади. Напряжение отпускало, и Амора чувствовала невероятное облегчение. Даже злиться было лень. Впрочем, Итан талантливо ухитрялся выбесить её даже одной фразой.
- Не шути так, идиот!
Положила свою ладонь в протянутую руку, крепко сжала и дернула на себя. Заглянула в его глаза. Внимательно, строго посмотрела, изучающе, правда ли? Может так быть, что он не шутит, а правда… нет, шутит, конечно же… Это же Итан МакГонагалл, рыцарь без страха и упрека. Дурной на всю голову, но не настолько, чтоб ненавидеть весь мир.
- Не шути так, - повторила тише, очень надеясь, что не выглядит жалко. Потому что смотрит ему глаза в глаза, так прямо и беззащитно, потому что их руки сплетены и не хочется отпускать. Совсем не хочется.
Амора заставила себя ослабить руку, нехотя отняла её. Вышло так, что она нечаянно как будто погладила руку Итана. И лучше сделать вид, что не заметила, и это не важно.
- Не хочу есть. Спать хочу. Можешь захватить для меня пирожок с капустой? Или что-нибудь вроде того. Что будет. Все равно.

0

70

Пост недели 21-27 июля

http://sd.uploads.ru/Qs200.jpg

И Эдварда и Рикарда всегда объединяло многое. Например, каждый из них всегда делился своими тайнами и мыслями с Ровеной, когда так позволяла ситуация – ведь они всегда получали ее поддержку или хороший совет.
Объединяло и то, что на протяжении всего времени, они и словом лишним не обмолвились относительно того, что происходило, происходит и, возможно, когда-нибудь еще будет происходить за стенами Ставки. На самом деле, это говорило о многом. С такими товарищами Тому можно идти долго и еще очень далеко. И как бы не пыталась Ровена выведать что-то серьезное, томясь в неведении, ни муж, ни брат не поддавались  убедительным женским словам – лишь что-то незначительное и обязательно обобщенное.
Ведьма нахмурилась, неосознанно крепче сжимая тонкими пальцами узкую ножку бокала. Несмотря на то, что Роу ожидала такого ответа, отчего-то ей все равно стало неприятно. Обидно? Отчего же? И женщина поежилась, явно ощущая себя лишней в столь серьезных делах. Но ни словом, ни жестом не возразила брату – все равно толку от этого больше не станет, а настроение этим может изрядно подпортить, если уже не сделала этого. Причем, не только Рику, но и себе.
Погруженная в себя, Ровена слышит лишь собственные мысли, не ощущая, как тонкая ножка бокала треснула под напряженными  пальцами. Но резкая боль быстро приводит ее в себя, на нежной коже уже проявляются небольшие алые подтеки, а само стекло давно разлетелось крупными осколками и лежит у ее ног.   
– Ты мог бы предупредить меня, что твое похищение – хорошо спланированная операция. – Проговаривает она несколько нервно от неприятных ощущений. Роу берет белоснежную  салфетку и прикладывает ее к ранкам, пока домовик с помощью своей магии за считанные секунды восстанавливает стеклянный сосуд. А подле наполненной тарелки женщины  волшебным образом образуется другой. Она отдает испачканную ткань эльфу, тот забирает и испаряется, оставляя после себя едва слышный щелчок. – Намеки намеками, но стало бы мне значительно спокойнее. – Может, тут леди Мальсибер была не права, попрекая Рикарда, но он прекрасно знал, как сестра отреагирует на подобное. Да еще и из газет. – Прости – нервы ни к черту. 
Ведьма мотает головой и откидывается на спинку стула, на секунды прикрывая глаза. Две. Три. Четыре... Прикрывает, чтобы потом вновь открыть их. И вновь наблюдает за братом.
– И кто же из нас, – Рикард знает, что Ровена имеет в виду достойных последователей Тома, – займет главное кресло? – интересуется Роу продолжая наблюдать за Риком. Кто-кто, а она прекрасно знает, в каком случае брат трет переносицу. Но молчит. До определенного момента.
– Я не могу сказать тебе что-то конкретное об Эдди – это тяжело описать, – слукавила леди Мальсибер, лениво встала со стула и медленно обошла его, остановившись у высокой спинки. И сложила руки на груди. Подробности их семейной жизни с Эдвардом, если и озвучивала, что бывало редко, то предпочитала описывать в общих чертах, избегая подробностей – это их с Эдди жизнь. И эта ситуация не является исключением.
– Двадцать седьмое, двадцать восьмое... где-то так. Я не помню точного числа, милый. Но прекрасно помню, что в тот день вы отправились с Эдвардом куда-то, а я – к Примроуз и Друэлле. – Ровена не сомневалась, что Рикард помнит встречу дам, которую лично организовал, чтобы узнать о лояльности отца красавицы Примроуз. – Хотя, может, ты тут совершенно не при чем.
Она сомневается. Но почему? Ровена так отчаянно пыталась понять причину, по которой ее дорогой Эдвард как-то изменился, что совершенно забыла о других факторах, которые могли повлиять на поведение мужа.
О, Мерлин, снова в эту блондинистую голову лезут самые дурные мысли, на которые она только способна. И почему именно сейчас? И почему она позволяет себе думать об этом, когда абсолютно нет причин для беспокойства? Волноваться. Кому делает хуже? Только себе.
Миссис Мальсибер потерла глаза подушечками пальцев свободной руки, возвращаясь на место за столом. Лишь мельком взглянув на незначительно пораненную кожу ладони. Ерунда – благо, хорошие настойки быстро справятся и с этим.
– Последние несколько дней меня мучает какое-то предчувствие, – Ровена вновь подняла взгляд на Рикарда. Это тоже одна из причин, по которой она написала брату. – Будто что-то должно произойти. И мне на днях снился отец, – леди Мальсибер прикусывает нижнюю губу, повернувшись к брату, прежде чем продолжить.– Именно таким, каким я видела его в Хогвартсе*. – Рик знает, что это означает. – Он редко снится мне. Но когда это происходит – всегда происходит что-то неприятное. Всякий раз Прокас будто  предупреждает меня о чем-то, – Роу опускает взгляд к полу, ощущая, как начинают слезиться глаза от страха за самых близких ей людей. – Всякий раз мне удавалось понять, о чем идет речь. Но не в этот раз. – Ровена замолкает, делая глубокий вдох, успокаивая себя. И только тогда возвращает взгляд на Рикарда. Она берет ладонь брата, сжимая в своей руке. – Я боюсь того, что может произойти с Эдди или Домиником.
Она знает, что не стоит грузить брата своими проблемами, но сейчас ей тяжело удержать то, что в любую секунду готово градом вылиться вместе со слезами с уголков светлых глаз ведьмы – лучше она расскажет ему. Так будет проще.
– Я боюсь, что может произойти что-то с тобой, – Ровена кладет не испачканную разводами ладонь на щеку брата, едва ощутимо поглаживая ее. – А мне... мне так хотелось бы, чтобы ты еще понянчил своих внуков, племянника или племянницу... – Мальсибер замолкает, пожимая тонкими плечами – она легко улыбается, решив для себя, что не станет говорить об этом прямо, пока Эдди еще не знает о беременности. – Я не знаю, чего мне стоит ожидать еще.

*воспоминание описано в дневнике Ровены Мальсибер

+2

71

Пост недели 28 июля - 3 августа

http://s6.uploads.ru/t/zFOoj.jpg

Отпустив свою группу по домам с концом рабочих суток, Грюм проторчал на работе примерно до обеда. На работе всегда находились дела: начальство после Хогсмида озверело вконец, и ладно бы по делу – Аластор был искренне убежден в том, что половину из того, что им понаприказывали, можно смело отменить, а вместо этого заняться делом. Как обычно. Но кто же его будет слушать… Как обычно.

Поэтому да, пару часов аврор проторчал на пороге архива, пытаясь выпросить у тамошних канцелярских крыс досье каких-то лохматых готов. Потом в свете этих досье писал какую-то тупую справку. Потом встретил в коридоре Скримджера и попытался прижать его к стенке с насущными проблемами, но тут еще кто кого прижал – на взаимный допрос ушло где-то с полчаса, а ушло бы больше, если бы к Скримджеру не прилетел красный бумажный самолетик. Потом маг просто свернул позавтракать в министерский кафетерий, потому что дома традиционно в шкафу с продуктами болталась в петле мышь.

Потом он вспомнил, что вечером ждет гостей. Имел бы такую привычку – схватился бы за голову.

Нет, ладно, это свои. Но даже свои приходили нечасто. Может, и приходили бы, да он не звал. И не жил почти дома: работа, Орден, где уж тут ночевать в собственной постели. Порядок навести тоже некогда и незачем. При воспоминании о том, что надо бы разгрести хотя бы кухню, мужчина поморщился, залпом влил в себя остатки дрянного кофе и отправился восвояси.

Впрочем, морщился он напрасно – перед визитоям гостей удалось не только прибраться (кастрюля с боггартом была убрана в темный шкаф от греха подальше), но и вздремнуть часа три. Так что к визиту Минервы Грюм был относительно свеж и морально готов к общению на любые темы. Ну, почти на любые. Словом, на те, которых можно было ожидать от Уркхарта и МакГонагалл. Странная компания, кстати. Можно подумать, что они спелись и идут его воспитывать.

Привет, – когда заклинания оповестили хозяина дома о прибытии гостей, Аластор вышел на крыльцо, чтобы встретить Минерву. Охранные чары хоть и признали в волшебнице свою, но продолжали сканировать ее на протяжении всего пути от калитки до крыльца. Концентра ция чар была столь высока, что при любом движении они отзывались легким покалыванием по коже. – У меня тут… не слишком уютно, извини.

Мужчина неловко помог гостье снять мантию, аккуратно повесил ее на крючок в темном коридоре (в отличие от своих мантий, которые висели и валялись кое-как) и вместе с МакГонагалл прошел на кухню. Было заметно, что порядок тут наводили недавно и торопливо: на стол брошена чистая скатерть, вся посуда убрана, при общем отсутствии пыли по углам можно было обнаружить ее давние залежи. У стола стояло четыре простых стула – что называется, хорошо, что целых.

Четвертого мы все знатно облажались, и я первый, – аврор пожал плечами, забирая у Минервы сверток с пирогом. Пирог пах аппетитно, впору было вспомнить, когда он в последний раз по-человечески ел. Кажется, в Мунго. Относительно недавно. – Нельзя было отпускать вас с Дожем без приличного прикрытия. Особенно тебя. Я не рассчитывал на поезд, а если бы даже и рассчитывал – у нас все равно не хватает людей. Ладно, я учту.

Учтет, что небоевой состав больше не следует привлекать к боевым операциям. По крайней мере, в лице конкретной кошки. Она им всем пригодится в другом амплуа.

Чай будешь? Не знаю, правда, не пропал ли он еще… Чай вообще портится от времени? Кофе есть. Кофе новый. Огневиски есть. Коньяк.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Доска почета » Пост недели