картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Волка в мешке не утаишь


Волка в мешке не утаишь

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ВОЛКА В МЕШКЕ НЕ УТАИШЬ


Закрытый эпизод


--

Участники: Данмар Джагсон (профессор ЗОТИ), Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Питер Петтигрю (упоминается)

Дата и время: 3 курс мародёров (1973/1974)

Место: Хогвартс

Сюжет: Рано или поздно всё тайное мохнатое становится явным.

Отредактировано James Potter (2017-05-07 18:20:44)

+3

2

Один из разделов учебника подходил к концу, а достаточно быстро пройденный материал освободил занятие, так что Джагсон решил посвятить его теме, вызывавшей у многих волнение. На сегодня третьекурсники не имели домашнего задания, а это ещё больше отделяло урок от остальных, невольно настораживая. После звонка дверь открылась, и ученики стали заходить. Данмар кивнул первым, поторопив последующих занять свои места.
- Думаю, некоторые из вас пожелали бы, чтобы полученные сегодня знания никогда им не пригодились, однако кому-то они могут однажды спасти жизнь. – Джагсон встал, обойдя стол и опёршись о него, сложив руки на груди. – Для начала, сможет кто-нибудь сказать, что примечательного было три дня назад? – класс притих, явно не понимая, к чему он клонит, это дало время обвести всех взглядом. Третий курс так любимый профессором. Выделиться они действительно могли: много людей с большим потенциалом. У них Данмар вёл не сильно больше даже по сравнению с седьмым. Впрочем, это лишь пока.
- Мы все следим за днями недели и датами, но есть ещё один крайне важный календарь: лунный цикл. – о котором так преступно-часто забывают магглорождённые, считая несущественным. – Три дня назад было полнолуние, а это время, когда человек, заражённый ликантропией, превращается в оборотня, предпочитающего людей любой другой добыче. – пришёл момент убрать ширму, закрывавшую шкуру. Для этого наглядного материала потребовалось потратить время, побывав дома. Чучело в камин бы не поместилось, а вот её можно было аккуратно накинуть сверху, чтобы не сворачивать. Благо профессора в момент прибытия в кабинете не было…
- Как видите, они достаточно крупные и очень похожи на волков. Можно многое рассказать о различиях, эту информацию вы должны будете прочитать к следующему занятию. Однако разглядывать длину шерсти, форму зрачков и наличие кисточки на хвосте, встретившись с ними ночью, у вас не будет ни времени, ни возможности. Да и расслабляться, если это всё же обычный волк я бы так же не советовал, хотя он может пройти мимо, если не чувствует угрозы и не зол от голода. С оборотнем же вы сразу становитесь целью. Обратившись из человека в это существо, люди временно теряют разум. Не поможет давление на жалость, обращения к совести, крики, плач, мольба… Остаётся полагаться на силу и сообразительность. К вашим услугам набор боевых заклинаний, часть стихийных чар. Можно перестать быть потенциальной жертвой, если на некоторое время не быть человеком, но об этом вы узнаете на занятиях по трансфигурации. Помогут и умело применённые в зависимости от ситуации бытовые чары: всегда можно пользоваться окружающей средой. Поэтому ещё раз напомню о том, что их разучивание вам нужно, а не является лишней нагрузкой специально, чтобы оставалось меньше времени на квиддич и прочие развлечения… Но если вы не уверены в том, что хватит сил победить и страх не помешает здраво мыслить, если вы не пришли в места обитания оборотней для охоты, если есть хоть секунда – улетайте на метле, используйте портал или аппаратируйте, если научитесь к тому моменту. Если нет и секунды – отработанный на прошлой практике Люмос Дуо в глаза и секунда у вас есть. – Джагсон провёл ладонью по короткой шерсти, вспоминая историю этого трофея. Всё что он говорил, конечно, было жёстким, но вести по-другому он не собирался.
- Министерство магии долгие годы прилагает усилия, чтобы обезопасить население, ведётся регистрация оборотней, однако мало кто решает отметиться добровольно, большинство скрывают свою болезнь. – даже с этой задачей правительство справиться не может… - Впрочем, есть некоторые признаки. Таким людям нужно сохранить тайну, они будут изолировать себя от других в период полнолуния, поэтому, как я и говорил, важно помнить о фазе луны. Кроме того несколько дней до и после превращения сопровождаются бледностью и слабостью, это вызвано в том числе болезненным превращением. Можно заметить шрамы, если оборотень в период превращения покалечит себя, вообще повреждения вроде укусов и царапин, нанесённых ими даже в человеческом облике, будут оставлять долго неисчезающие следы. Также некоторые учёные выделяют психофизиологические изменения вроде тяги к сырому мясу или боязнью какой бы то ни было луны, но комплексные исследования провести практически невозможно, и даже авторитетный Марлоу Форфанг в своих трудах противоречит Ньюту Скамандеру. – требовалось дать голосу отдохнуть, да и поддержать внимание аудитории. Данмар позволил небольшими группами по очереди подойти ближе к шкуре, рассмотрев и примерно оценив её прочность. Информации же было ещё много: он коснулся и темы самых слабых точек, показав их наглядно, коротко рассказал о напечатанных неофициально и ходивших по рукам в пору его обучения записках оборотня, что предпочёл уйти в маггловский мир, умолчав о линии его размышлений, что на магглов охотиться выгодней всего. Когда класс расслабился, после этого рассказа, утвердительно кивнул Джагсон и на вопрос, встречался ли он с оборотнями лично. Пришлось описывать свою историю, попутно вспомнив то ли древнюю легенду, то ли отрывок из реальной хроники о матери с сыном, которым не повезло стать жертвами: женщина улучила момент и превратила ребёнка в кувшин, рассудив, что его рано или поздно расколдуют, а это её единственный шанс спасти, пусть и пожертвовав собой.
Звонок, возвестивший окончание урока даже стал неожиданным. Требовалось поставить точку, закрыв обширную тему чем-то помимо перечисления домашнего задания, посвящённого нераскрытым аспектам. Скручивая пергамент с планом занятия, Данмар подвёл итог:
- Следует помнить, что оборотни – это часть магического мира. Они принадлежат ему, встречаются во многих исторических событиях и существуют не без причины. Однако их периодические потери разума налагают ограничения для безопасности остальных, такие ограничения должны неукоснительно соблюдаться. Задача же остальных знать, как распознать опасность и как ей противостоять... На этом всё, можете быть свободны, и постарайтесь не забыть всё хотя бы до экзамена.

+6

3

Каждый учитель располагал к себе аудиторию по-своему, и если на уроках одного профессора можно было спокойно пропускать лекцию мимо ушей, рисуя на полях пергамента, переписываясь с соседом, или даже переговариваясь, а во время практических занятий и вовсе откровенно дурачиться и не спускать каверзы слизеринцам, с которыми уж слишком часто гриффиндорцам ставили совместные уроки, точно проверяли всех на прочность, а заодно весь замок - на устойчивость перед натиском локальных, но иногда очень сильных стычек, то другой профессор умел удерживать внимание всех студентов и поддерживал железную дисциплину. Такой была профессор Макгонагалл, таким оказался и их очередной профессор по Защите от Тёмных искусств.
У профессора Джагсона были свои методы для привлечения внимания, и шкура настоящего оборотня (интересно, а она точно настоящая?) вполне вписывалась в эту его манеру. Джеймса она коробила по вполне понятным причинам - зная, кто такой оборотень, легко и без усилий можно было себе представить, что профессор всё равно что человеческую кожу принёс в класс для демонстрации. Шутка про квиддич казалась особенно неуместной. Джеймс даже оглянулся на других студентов, чтобы убедиться, что не его одного воротит. Но, может быть, это оттого, что он знает? Он переглянулся с Сириусом - оттого, что они знают? Мистер Джагсон как раз перечислял всё то, на что они и сами уже за два года волей-неволей стали обращать внимание и наблюдать определённую закономерную последовательность одних и тех же явлений. Джеймс сделал несколько пометок на полях пергамента, записав имена расходящихся во мнениях специалистов, а также фразу - "перестать быть человеком", которую в задумчивости обвёл несколько раз, так что в итоге надорвал пергамент острым пером.
К шкуре он не стал подходить близко всё по той же причине не покидающего его ощущения, что перед ними выставили ободранного человека. Однако закончил профессор, можно сказать, что даже на очень гуманной ноте. Уж Джеймс не забудет сегодняшний урок, ни до экзаменов, ни после, скорее всего.
- Что ты по этому поводу думаешь? - спросил он Сириуса, когда они вместе выходили из класса, специально задержавшись, чтобы пропустить однокурсников подальше вперёд.

+4

4

.   Если говорить о равноправии людей и оборотней, Сириус был бы один из последних, кто всерьез заморочился бы этим вопросом - во всяком случае до того, как в классе не увидел собственными глазами шкуру оборотня. Вроде бы ничего такого, все равно что шкура животного, того же волка, но зрелище было не самое приятное. Да и странно было то, что эта штука не превратилась в человеческую кожу после полнолуния. Или из-за смерти ее обладателя никаких метаморфоз не происходит?
   Профессор говорил дельные вещи, несмотря на то, что Сириусу отчего-то самого начала эта лекция не нравилась. Приятно, что о безопасности учеников беспокоятся, но неужели их считают настолько наивными? Кое-что из того, о чем говорили в школе на уроках, Блэк знал практически с пеленок, даже если его насильно заставляли это учить, но, разумеется, ему было все равно, что существуют другие студенты, явно не имеющие тех источников знаний, которые были у него. Вот почему он не считал этот урок важным. Разве что он нужен был для того, чтобы понять одну давно интересующую его вещь.
   Сириус поначалу сам не понимал, на что же конкретно были похожи все те особенности оборотня, которые перечислил Джагсон. Наверное, ему стоило бы записать все это, как делают остальные, но вместо этого он еще раз в голове перечислил все, на его взгляд, самое важное, что только что услышал и, поймав на себе взгляд лучшего друга, невольно посмотрел на сидящего недалеко от них с Джеймсом Ремуса Люпина.
   До конца урока Блэк так ничего и не записал. То глядя в конспект Джеймса, то - на шкуру оборотня, то - на самого Ремуса, Сириус даже ощутил легкий приступ тошноты. Сомневаться в том, что их с Поттером догадки, в общем-то, были верны, не приходилось, осталось только поговорить об этом с самим Ремусом. Жаль, что он не обратил внимания на то, как их друг-возможно-оборотень, отреагировал на эту шкуру как только увидел. Впрочем, разве они не разговаривали об этом раньше с Люпином? Конечно, тогда это были всего лишь догадки, да и они не высказывали ему никаких вариантов, лишь прося рассказать все как есть.
   Странно, что кроме них больше никто не обращал внимание на странное поведение Ремуса. После этой лекции кто-то должен был о чем-то таком задуматься, вроде бы все слушали достаточно внимательно, чтобы иметь хотя бы общее представление о таких существах как оборотни. Если кроме него и Джеймса никто не заметил этих признаков у своего однокурсника, так ли студенты усвоили все услышанное?
   А вообще Сириусу было интересно, чем руководствовался Джагсон, проводя эту лекцию. Неужели он тоже не знал, что в его аудитории сидел оборотень? Неужели не знал никто?
    - Думаю, что мы сами должны его поймать на горячем, так как он ничего не расскажет, - ответил Сириус полушепотом, украдкой глянув на идущего впереди Ремуса. - Я весь урок думал об этом и не только, - он понизил голос еще больше, - как это случилось? Кто об этом знает? - оглянувшись, Блэк убедился в том, что сзади них никого не было, и продолжил: - Куда он уходит каждый месяц, чтобы... пережить это?

+4

5

Джеймс хмурился, но молчал, слушая то, что говорит Сириус. Если всё так, как выходит, то что значит - поймать на горячем оборотня? С другой стороны он был согласен с тем, что догадки догадками, а пока что они не убедились лично, то и морального права говорить с Ремусом, который на удивление ловко каждый раз уходил от темы, не имеют. Что же до вопросов о том, когда и как такое приключилось с Люпиным, то Джеймса такие подробности мало волновали. По здравому рассуждению становилось понятно, что это произошло ещё до поступления в Хогвартс, а ещё Ремус как-то обмолвился, что к нему и к его родителям Дамблдор приходил лично. Даже в случае магглорожденных, когда не посвящённым родителям-магглам необходимо всё объяснить, эта почётная миссия возлагалась на заместителя директора. Тогда эту обмолвку Джеймс оставил без внимания, теперь это складывалось в мозаику "особые обстоятельства" Ремуса Люпина. Значит, Дамблдор знает, скорее всего, он и устроил так, что Ремус может учиться в Хогвартсе и переживать приступы своего недуга так, чтобы никто об этом не догадывался. Ну, почти никто. А ещё, наверняка в курсе Макгонагалл и школьная медсестра, ведь каждый месяц Люпин отлёживается в больничном крыле.
- Думаю, ты прав, и сейчас говорить не о чем... профессор даже не дал задание к следующему уроку, - Джеймс хмыкнул и продолжил, также понизив голос, - мы проследим за ним в следующее полнолуние...

Следующее полнолуние было только через двадцать пять дней, и на протяжении всего этого времени друзья наблюдали, как окончательно оклемавшийся Люпин к концу месяца постепенно начинает выглядеть всё более болезненным. Джеймс с Сириусом, при участии Питера, которому они пока тоже ничего не говорили, а сам он по наивности или недалёкости своей ничего конкретного и не подозревал, вели себя, как обычно, и тем самым, не сговариваясь, старались поддержать и подбодрить Ремуса.
Наконец, день икс настал, и, согласно давно заведённой традиции, Люпин, сославшись на усиливающееся недомогание, предупредил друзей, что сегодня-завтра отлежится в больничном крыле под бдительной опекой школьной медсестры, которая, конечно же, не даст ему разболеться сильнее. Прилежный ученик, он, как всегда, просил друзей передать свои извинения преподавателям, сопровождая это клятвенными заверениями не отстать от класса и прочесть пройденный за время его отсутствия на уроках пройденный материал. Джеймс фыркнул, Сириус закатил глаза - не собирались они до такой степени объясняться с учителями, у которых старательный Люпин и так на хорошем счету. Уж Джагсону они точно ничего не скажут.
После занятий и ещё до ужина, когда Ремус направился, как и сообщил друзьям, в больничное крыло, а они с Сириусом вернулись в гриффиндорскую гостиную и поднялись в их общую спальню, Джеймс достал свою мантию-невидимку.
- Ну, что? Пошли? - спросил он, обращаясь к Сириусу.
Поскольку они не знали, куда, на самом деле, уходит Ремус, и когда именно, то решили проследить с самого начала, чтобы не упустить, то есть, идти нужно было сейчас.

+3

6

Полнолуние. Это слово с недавних пор перестало вызывать страх, и теперь Ремус лишь заставлял себя меньше думать о том, что ему предстояло выдержать. Он посвящал столько времени учебе, что на посторонние мысли не оставалось ни минуты. Правда, как ему казалось, друзья начали что-то подозревать, но они не могли знать наверняка. Тот урок по Защите, где профессор Джагсон говорил об оборотнях, мог навести на определенные размышления, но Люпин искренне надеялся, что им будет не до того. Активность Джеймса и Сириуса обычно утекала в другое русло, вряд ли они стали бы так пристально наблюдать за изменениями в самочувствии Ремуса. Или стали бы? В общем, гриффиндорец просто успокаивал себя как мог.
Когда лунный календарь подходил к "заветной" дате, Люпин стал тщательнее готовиться к тому, чтобы исчезнуть на пару-тройку дней. Он хотел было придумать новую причину, но решил, что подойдет и то, что обычно отметало все расспросы - да, он плохо себя чувствует. Что здесь такого? Слаб здоровьем, надо бы упросить родителей съездить в теплые края, иначе туманный Альбион сведет с ума. Ну, так Ремус пытался шутить. Криво улыбнувшись друзьям, он пожал плечами в очередной раз, когда объявил о важном событии - своем отсутствии. На миг он заметил искорки недоверия во взглядах, устремленных на него и будто разглядывающих с ног до головы. Как же ему не хотелось терять тех, кто уже успел стать близкими! Однако не настолько, чтобы открывать им свои страшные тайны. Ремус давно выучил эту простую аксиому: если он все расскажет, то точно останется совсем один. Его посчитают сумасшедшим, сдадут Министерству, да еще и Дамблдору достанется, а уж этого Люпин точно не желал. Профессор сделал для него слишком много, и это парнишка хорошо осознавал.
Ремус выглянул в окно из гриффиндорской спальни. Солнце постепенно садилось - нужно было спешить. Впрочем, ему даже не нужно было следить за временем, все тело уже ломало, где-то в спине и запястьях саднило, словно он сильно упал где-то и содрал себе кожу. А еще всегда болели десны. Так сильно, что Люпин не мог не морщиться. От всего этого у него начинала кружиться голова, и уже сейчас Ремус представлял, как выглядит. Он становился похожим на тень самого себя.
Выйдя из гостиной факультета, он направился в больничное крыло, как и собирался, чтобы именно оттуда уйти в Визжащую хижину. Ему разрешили справляться одному, Ремус убедил всех, что в самом начале он никому не опасен. Иначе это было бы еще более странно - медсестра уводит ученика подальше от замка, в самые дебри леса. На самом деле, в лес они и не уходили, ведь вариант с хижиной был почти идеальным. Если это вообще можно было так назвать. Обхватив себя ладонями, Люпин шмыгнул носом и оглянулся по сторонам. Похоже, до него не было никому дела. К лучшему. Медсестра в очередной раз напоила его какой-то жуткой горькой жидкостью, считая, что это поможет справиться с последствиями, и тихонько вывела на улицу.
Он шел по темнеющей окраине леса, рассматривая замок, и пытался унять быстро бьющееся сердце. Поскорее бы все закончилось. Обычно следующая ночь после превращения казалась Ремусу самой лучшей в жизни. Без боли и жуткого воя. Он все понимал и слышал, но ничего не мог с собой сделать. Мальчик был словно заперт внутри дикого зверя, которого даже зверем нельзя было назвать. Монстр. Может быть, он сильно преувеличивал, но слишком уж красочными были рассказы профессора, картинки в учебниках и маггловских энциклопедиях.
В эти моменты Ремус вспоминал свою мать, обычно она разрешала засыпать ему на своих коленях, а сама поглаживала сына по голове, улыбаясь, и никогда не показывала того, что тоже боится. Мальчик не разрешал ей жалеть себя, но неизменно таял в объятиях самого родного человека.
Гриффиндорец не заметил, как дошел до хижины. Остановившись, он втянул носом воздух, судорожно выдохнул и немного неуклюже потер кулаком глаз. В голове все кипело, будто вместо мозгов налили что-то очень горячее. Не самое приятное в жизни ощущение, хотя Люпин успел привыкнуть и к нему. Наверное, ко всему, что сопровождало его каждый месяц.
Сумерки сгущались все больше, и парнишка, не теряя больше времени, шмыгнул внутрь хижины. Ему предстояло немало приготовлений.

+3

7

.   Они решили не давить на Ремуса и дождаться полнолуния. С одной стороны, это казалось правильным - не говорить ни о чем без каких-либо прямых доказательств, с другой стороны, - подлым, так как вместо того, чтобы просто выяснить все у Люпина, они идут на слежку. Впрочем, какой у них был выбор? Сириус заметил, как за несколько дней до полнолуния Ремус начал меняться. А потом, конечно же, сообщил, что "заветную" дату отметит дома. Как всегда.
   Трудно было сделать вид, будто Блэк поверил в то, что их друг опять себя плохо чувствует. Настолько плохо, что едет опять уезжает. Еще труднее не пойти сразу за Люпином и сделать вид, что они с Джеймсом собираются на кухню. Выйдя за Ремусом спустя несколько минут из гостиной, они накрылись плащом-невидимкой и спустились вслед за Люпином. Они устремились за ним сначала в Больничное Крыло, где некоторое время прятались у входа, а затем - на улицу. Блэку было интересно, почему он шел один и где он намеревался переждать ночь. Видимо, Дамблдор ему настолько доверял, что разрешал ходить одному. Люпин действительно всегда был очень убедительным и вообще внушал доверие.
    - Он идет в Запретный лес? - переспросил Сириус.
   Но спустя минуту стало понятно, что Ремус направлялся к Гремучей Иве. Когда они только поступили в Хогвартс, дерево было еще очень низкое и молодое, казалось, что его только-только посадили. Но за несколько месяцев Ива достигла таких размеров, что выглядела в один рост с внушительным троллем, а за еще два года в высоту была как двухэтажный дом. В момент, когда Люпин подошел к дереву, оно замерло, но что для этого сделал парень, Сириус не услышал и не увидел, так как они с Джеймсом стояли очень далеко.
   В следующий момент Ремус будто сквозь землю провалился. Выждав несколько секунд, Блэк поспешил к Иве, но остановился на безопасном расстоянии, присматриваясь к тому месту, где исчез их однокурсник. Ничего не было видно.
    - Там, наверное, какой-то ход, - предположил Блэк, глянув на Джеймса.
   Сделав несколько шагов к Иве, Сириус пригнулся, но ветка дерева все равно едва не сбила его назад. Вероятно, она была заколдована таким образом, чтобы не подпускать никого к норе, в которой исчез Люпин, кроме самого Люпина. Техника безопасности. Вот почему Дамблдор не переживал. Возможно, там были еще какие-то защитные чары.
    - Не думаю, что она нас пропустит, - Блэк прищурился и слегка разочарованно вздохнул.
   Наверное, все же рано опускать руки и нужно попытаться хотя бы рассмотреть, куда именно делся Ремус. Сириус слегка отошел, пропуская Джеймса вперед и давая ему возможность предпринять что либо.
   Разумеется, еще не поздно было уйти. Пусть они и не получили прямых доказательств ликантропии Люпина, но косвенные явно имелись. Блэк уже мог подойти к нему и сказать, что уличил того во лжи. Ему станет стыдно и он все расскажет. Разве может быть что-то хуже вранья? Но нет, гриффиндорцы никогда не умели вовремя останавливаться, всегда намереваясь дойти до конца, даже если для этого нужно было очень сильно рискнуть. А они действительно рисковали. Сириус, несмотря на предостерегающий урок Джагсона, все еще не верил в то, что ему действительно будет угрожать опасность, как только он переступит последний рубеж. Они с Джеймсом могли бы многим поплатиться только за возможность убедиться в своих догадках. Нет, они не вернутся - они не трусы и должны закончить начатое.

Отредактировано Sirius Black (2017-05-28 00:58:35)

+3

8

Несмотря на то, что у них было достаточно времени, чтобы подготовиться морально, Джеймс чувствовал, что волнуется всё сильнее. Любопытства уже не было и в помине, всё походило на правду, жуткую реальность, в которой они выслеживают оборотня прямо перед полнолунием. На ум против воли пришла ассоциация с охотниками на особо опасных существ и Джагсоном с его шкурой, и Джеймс подумал, что никогда не выберет ничего подобного после школы. Он будет играть в квиддич.
Ещё он думал - а что Ремус будет делать с тем, что они узнают и скажут ему? Джеймс не мог себе представить. Ведь если подумать, нетрудно догадаться, почему Люпин тщательно оберегает свою тайну, и вряд ли может обрадоваться тому, что кто-то про неё узнал.
И всё же они с Сириусом были настроены решительно и дошли до самой Гремучей ивы, которая пропустила Ремуса, но задержала вылезшего из-под мантии Блэка, который рванул было к тому месту, где исчез Люпин. Хотя вряд ли дело было в том, видимый ты или не видимый. Растения и деревья воспринимают происходящее иначе, глаз у них нет. Зато ива разрослась так, что её корни оплетели значительную по размеру площадь вокруг.
Итак, Сириус попробовал, и теперь очередь Джеймса предпринять что-либо. Уходить они не собирались.
Следовало бы догадаться, если уж догадались до того, что их однокурсник оборотень, что не всё будет так легко, как просто проследить. Определённо легче было бы побороть страх и войти под сень Запретного леса, чем обойти такое грозное препятствие, как бешеное дерево, с которым ничего не поделаешь. Гремучие ивы на уроках гербологии не проходят. Во всяком случае, на третьем курсе.
Сняв мантию-невидимку и запихав её в карман, Джеймс подошел ближе. Он не пытался перехитрить иву, двигаясь быстрее. Наоборот, он внимательно следил за её ветвями, чтобы не получить удар, по силе, наверное, сопоставимый с ударом бладжером, и еще отбросит так же, если не дальше.
- Импедимента! - выкрикнул он, направив волшебную палочку на устремившуюся к нему ветку, и - о, чудо! - чары помех сработали, но только на одну эту ветвь, и дерево разворачивалось к ним уже всем стволом.
- Скорее! - крикнул он уже Сириусу и на этот раз побежал к тому месту, где Люпин исчез между корней. Там действительно оказалась дыра вроде норы.
Торопясь, подгоняемые ещё необездвиженными ветвями, они влетели буквально кубарем и оказались в самой настоящей пещере.
Джеймс поднялся на ноги, отряхивая колени и поправляя очки на носу, которые, к счастью, не слетели и не разбились. Он осмотрелся кругом - в противоположной от "входа" стороне  начинался ход, достаточно просторный для человека, но слишком узкий для двоих и, наверное, для зверя.
- Нам туда, - Джеймс кивнул в сторону хода.
Узнать, куда он ведёт, они могли, только пройдя по нему до конца. Конечно, они также могли столкнуться в узком пространстве с Ремусом, или с Ремусом, когда он превратится. Сколько там осталось времени до восхода полной луны?

+2

9

.   Сириус тотчас рванул за другом, минуя замершие ветки Ивы. Прошмыгнув в небольшую норку, он очутился в узком проходе, ведущем... это им с Джеймсом еще предстояло выяснить, куда ведет этот ход. Блэк, который не очень удачно приземлился на свою пятую точку, поднялся на ноги и осторожно сделал несколько шагов, отдаляясь от "входа". Здесь был затхлый и слегка сырой воздух, "стены" представляли из себя землю и камни, и, если бы Сириус в тот момент задумывался о них, вероятно, волновался, как бы на них сверху не упал какой-нибудь тяжелый валун.
   Они шли в полной тишине. Говорить ничего и не требовалось - Блэк ощущал волнение и напряжение в воздухе, понимал, что они с Джеймсом думали, вероятно, об одном и том же, предвкушая скорую встречу с их однокурсником. Чего он не мог понять, так это логики Дамблдора, который решился принять в школу студента-оборотня. Сириус ни разу не был против - до этого дня Ремус не причинил никому никакого вреда, прячась каждый месяц, наверное, в этом самом месте, куда они с Поттером сейчас направлялись. Сказывался факультет, на котором учился директор? То, что Альбус Дамблдор закончил Гриффиндор, было известным фактом.
   Изначально тоннель, по которому они шли, будто уходил вниз, глубже в землю, но через несколько десятков метров им пришлось снова подниматься, за счет чего Сириус сделал вывод, что пункт "Б" уже был близок. Расстояние они прошли немаленькое - возможно, так казалось из-за того, что они не спешили, а мысли постоянно были заняты тем, что они могут увидеть, когда нагонят Ремуса.
   Опустив руку в карман мантии, Блэк нащупал палочку. Не сказать, что сейчас она ему была сильно нужна, скорее это было инстинктивно. Приближаясь к месту, где, вероятно, Ремус и переживал свои полнолуния, Сириус решил, что нужно быть готовым. Ко всему. В конце концов, они следовали сейчас не только за однокурсником, но и за оборотнем. Сомнений в том, что Ремус Люпин являлся таковым, уже не было. Если, придя туда, они не застанут того, о чем не один месяц - или даже год - догадывались, Блэк очень удивится.
   Наконец утоптанная земля сменилась деревянными половицами. Перед ними возвышалась лестница, первая ступенька которой противно скрипнула, когда Сириус наступил на нее. Замерев, он обернулся. Джеймс был прямо за ним.
    - Наверное, ты подумаешь, что я не я, но, может, нам стоит подумать возможные пути отступления?
   Блэк оставался на месте, потому что дальше без очередного подтверждения Поттера тому, что они поступают правильно, не хотел идти. Все-таки в их тандеме именно Джеймс был лидером.

Отредактировано Sirius Black (2017-05-28 10:18:37)

+2

10

Пройдя через туннель и наконец добравшись до хижины, Ремус на столько не следил за дорогой что оступился и весьма болезненно ударился и без того страдающим лицом об лестницу, но поднявшись на ноги быстро взобрался по ней наверх, очутившись наконец в самой хижине. Внутри было весьма просторно хотя и была всего одна комната которая отделялась небольшой прихожей, если так можно было выразиться.
Осторожно прикрыв за собой дверь в эту самую комнату, Рем огляделся вокруг и быстро начал свои приготовления. Во-первых, ему требовалось убрать со стены зеркало, пусть оно и треснуло, однако было достаточно целым для того что бы посмотревшись в него увидеть похожего на свежо выкопанный труп или ожившего мертвеца. Кожа уже была такой бледной что его можно было бы принять за настоящего вампира или ещё кого похуже, а глаза же пока ещё человеческие, уже были слегка красноватыми что говорило о том что полнолуние приближалось очень быстро. Во-вторых, нужно было как можно скорее избавиться от одежды которая ему ещё пригодится когда он станет уходить отсюда после своего превращения в человека потому как иначе она превратится не просто в лохмотья, от неё вообще ничего не останется, а идти по территории Хогвартса и по самому замку в неглиже было бы как минимум очень и очень стыдно.
Ну и наконец, следовало подготовить себя морально к тому что его ожидало: и не важно даже что каждый месяц ему приходится проходить через всё это, нет, суть была совершенно в другом. Всегда как только это происходило, его мысли были направлены на его родителей и друзей, которые вот уже три года находились рядом, но ничего не знали о том ЧЕМ был их товарищ каждый месяц. Все мысли о каждом из тех кто был ему дорог лишь давили тяжестью на его сердце и душе, оставляя невидимые, но очень ощутимые шрамы. И вот, близится очередное полнолуние. В полумраке комнаты застыл словно статуя Ремус Люпин, покорно ожидая когда наконец начнётся процесс превращения дабы поскорее он закончился. Внезапно где-то внизу скрипнула половица и парень буквально взлетел с кровати и оказался около дверей, опуская взгляд куда-то вниз, в темноту где находились его друзья. В отличии от них, которые могли увидеть в этот момент его мелькнувший силуэт, он не видел ничего и потому лишь как можно скорее вернулся на своё место.
Но дойти уже не успел. Стрелки старых часов, которые всё ещё были рабочими, коснулись заветного значения на циферблате и мир резко перевернулся.
Сквозь весьма большею дыру в потолке в комнату проник чистый и светлый лунный свет, застилая своим неестественным светом всё пространство вокруг, забиваясь в каждый уголок словно бы выгоняя отовсюду мрак и тьму. Один из лучей даже прошёл сквозь не плотно закрытую дверь и вниз, туда где стояли Джеймс Поттер и Сириус Блэк, но Ремус Люпин этого ничего уже не понимал. Взгляд его быстро меняющихся зрачков глаз обратился на светло-молочный диск луны, что застыл в небе и с этого самого момента сердце бешено заколотилось.
Ноги парня резко подкосились и он коснулся всем телом половых досок со звуком упавшего мешка с картошкой. Боль, пронзившая всё его нутро, затронувшая кости и мышцы, даже кажется хлестнувшая кнутом по самой его душе, заставила разум полностью отключиться. Теперь это был уже не Ремус Люпин - теперь, с этого самого момента, перед его товарищами был оборотень. Издав сильный крик, оборвавшийся рычанием, он начал стремительно превращаться в самого жуткого монстра который мог быть среди магов. Ноги и рука начали удлиняться, на ходу становясь крупнее и выгибаясь под определённым углом, тело начало трансформироваться и кожа как будто бы разрывалась, на месте которой уже была твёрдая шкура покрытая шерстью. Белки глаз начали наполняться кровью, а сами зрачки почернели. Всё это заняло не больше минуты, и наконец болезненное превращение закончилось. Разгибая ноги, распрямляя спину и длинные лапы с острыми когтями что доставали практически до самой земли, слегка сгорбившись, под светом луны в комнате хижины стоял самый настоящий оборотень, обнюхивающий воздух и как будто бы уловивший какие-то неясные запахи человека или людей. Наконец замерев на мгновение, монстр поднял голову к луне и издал душераздирающий вой. Настоящий вой оборотня, от которого в жилах стынет кровь.

[NIC]Werewolf[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/CfhjP.jpg[/AVA]

+4

11

Напряжённый момент, в который нужно быть тише воды, незаметнее мыши, Сириус едва ли не топал - или это так показалось, когда нервы натянуты до предела. Джеймс дёрнулся, и тут ещё раздался скрип половицы, сейчас без преувеличения подобный громовому раскату. Сириус обернулся, чтобы спросить, а куда они, собственно, будут отступать. Если бы не необходимость производить как можно меньше шума, Джеймс фыркнул бы - им нужно было раньше думать о пути для отступления. Впрочем, как он заметил прежде, ход слишком узкий для двоих, как и для любого зверя, который крупнее человека. О том, насколько размеры оборотня соответствуют его человеческому возрасту, на уроке и в учебнике, кажется, не было ни слова. Ну, вот сейчас они это узнают, а также ещё много чего, наверняка. Сверху послышалось движение, слишком стремительное по сравнению с тем, что было до этого, и Поттер едва успел накинуть мантию-невидимку, укрывая себя и Сириуса. Прижимая палец к шубам, он призывал друга к молчанию, а ещё лучше - полнейшей тишине и недвижности.  И тут сверху раздались совершенно другие звуки, по мере их нарастания кровь стыла в жилах и волосы становились дыбом, и это не было фигурой речи. В щели - в потолке и в стенах, из-под двери наверху - лился лунный свет, необычайно яркий, а они ведь находились в самом низу, похоже, что в подвале какого-то дома. Никогда до этого Джеймс не обращался внимания на то, что луна может светить так ярко, или это особенность этой ночи и этого места? И того, что здесь сейчас происходило...
Нечеловеческий крик, сменившийся тишиной, а затем - протяжным воем.

Джеймс зажал рот и нос ладонью, наконец, сообразив, что от взгляда-то мантия конечно укроет, но вот их запах наверняка уже поднялся, и зверь его учует. Но и не дышать - это тоже не было выходом. Немного отняв руку от лица, он пытался выровнять дыхание, а сердце колотилось как бешеное. Внезапно он осознал всю степень их глупости и самонадеянности. Теперь оставалось только наивно надеяться, что оборотень их всё-таки не обнаружит. Джеймс смотрел на Сириуса во все глаза, силясь мыслью передать то, что только понял - они могут не успеть отступить назад.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Волка в мешке не утаишь