картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » The Courante


The Courante

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

THE COURANTE


закрытый


https://68.media.tumblr.com/611cd67758f8e4bc45b178d56e2741f0/tumblr_mugvnaGAxz1sc2oa4o1_500.gif

Участники:
Лорд Волдеморт, Джеймс Поттер

Дата и время:
17 декабря 1978 года

Место:
Лондон, набережная Темзы

Сюжет:
За аллемандой обычно следует куранта, шаги в которой гораздо более быстрые — это почти что бег. (с)

Отредактировано Lord Voldemort (2017-05-02 11:19:25)

+3

2

Оффтоп

К счастью, мистер Поттер, вы не знаете меня в лицо

Сhe tu hai in governo, divise
В чем-то старик Никколо был прав и, пожалуй, что это один из немногих магглов, которому Лорд Волдеморт в какой-то мере симпатизирует. Впрочем, едва ли маггловское происхождение в таком вопросе имеет значение - итальянец вполне мог быть и полукровкой, и даже магом, тщательно скрывающим свой талант и к последнему мужчина склоняется с каждым годом все сильнее. У магглов редко бывает такой острый ум и редко они отличаются столь убедительными суждениями.
Как бы то ни было, итальянская мудрость оказывается более чем к месту.
Мужчина усмехается - надо же, последнее время он до неприличного зачастил с вечерними прогулками. Сначала вечерний Гайд-парк и чудная юная мисс Эванс. Теперь - набережная Темзы, где за парапетом блестит и шумит вода, где пахнет... о, где пахнет Лондоном, самым его сердцем и где тоже чувствуется старая магия этого города.
В конце концов, он попросту не любит слишком уж широкие жесты. Или любит их достаточно сильно, чтобы переводить в другую плоскость. Врагов можно убеждать. Врагов можно ломать и подчинять силой. Можно шантажировать, можно насиловать, причинять боль, убивать... Но лучше - говорить с ними и приводить к тому, чтобы они сделали правильный выбор самостоятельно.
Газеты день изо дня чернят имя Темного Лорда и, пожалуй, что Волдеморта это крайне забавляет. Забавляет потому, что большая часть описанного в газетах, большая часть озвученного по колдорадио - ложь. А еще потому, что ему нравится разбивать чудесный, нарисованный журналистами образ, показывая... тщательно вымеренную человечность того, кто и человеком-то уже не является.
Он стоит, опираясь на парапет, отделяющий сушу от воды и смотрит на плещущуюся Темзу. Ситуация, подозрительно попахивающая дежа вю - но здесь нет ни круга света, ни уходящей вдаль Роттен-Роу, ни девушки с чуть вьющимися рыжими волосами. Нет и снега, осыпающего сверху и делающего все невинным, снежным и целомудренным.
Пока здесь есть только он, небрежно облокотившийся на парапет и глядящий вдаль - в темноту вечернего Лондона.
И есть шаги, что раздаются за его спиной - пожалуй, что после встречи с друзьями крайне приятно спуститься к реке, прежде чем аппарировать.
- Добрый вечер, мистер Поттер.
Он не оборачивается.

+6

3

Прошло всего полгода с окончания школы, и вот уже они с друзьями встречаются не так часто, как привыкли, как того хотелось бы. У каждого появились свои дела, свои заботы, и даже - отдельные от других развлечения. Кажется, Сириус увлёкся очередной прекрасной особой, или это была одна из его бывших - он об этом особо не распространялся. Тем более, сейчас у них была такой благодатный повод для смены темы - предстоящая свадьба самого Джеймса. Самый важный день в его жизни, как ни далёк казался бы вначале, становился всё ближе, и ожидание не было омрачено ни излишними напряжением и нервозностью, ни, хвала Мерлину, какими-то происшествиями. По крайней мере, до недавнего времени. Почти всё уже было готово - список гостей и список блюд составлен, Джеймс и Лили уговорили друзей поумерить мародёрский пыл и фантазию, поскольку на свадьбу были приглашены и родители невесты, не следовало начинать семейную жизнь с разрушения прекрасного впечатления, что жених успел произвести на них, так что свадьба планировалась по-мирному тихой - как раз то, чего им всем не хватало с самого окончания школы. В смысле, мирного спокойствия, конечно. Торжество было назначено через неделю, а перед этим ещё предстояло отгулять мальчишник. Шафер обещал устроить всё в лучшем виде, на чём друзья и расстались.
Выйдя на набережную, Джеймс как будто никого не заметил и резко обернулся, остановившись, когда услышал своё имя, произнесённое незнакомцем подозрительного вида. Ему не нужно было быть стажироваться в аврорате, чтобы по военному времени подозревать подвох в том, что на его пути вдруг совершенно внезапно возникает тот, кто его знает, но кого не знает он. Одетый на маггловский манер, Джеймс держал палочку наготове в рукаве куртки и отработанным ловким и быстрым движением извлёк её, приготовившись к чему бы то ни было. Тренировки и наставления не прошли даром, но тут скорее сыграло предупреждение от Лили, рассказавшей о странном человеке, который вот так же как будто случайно встретился ей несколько дней назад вечером в парке.
- Я вас слушаю, - не дрогнувшим голосом сообщил незнакомцу Джеймс.
Да, конечно же, ему нужно хотя бы послушать, что скажет человек, поджидающий его этим вечером в необычном для привычного маршрута месте. Всё-таки, Поттер ведь не Грюм, который советовал лучшей из тактик "сначала ударить заклинанием, а потом разбираться".

Отредактировано James Potter (2017-05-14 19:31:37)

+5

4

Сколько Лорд себя помнит, он никогда не понимал этого отчаянного разделения между факультетами. Подобное тянется к подобному, но не так же буквально все воспринимать, право слово.
Нет, разумеется, его, как Наследника Слизерина, трогала эта очаровательная вражда, но на практике... На практике он считал, что деление идет в общем-то даже не из черт характера, скорее из предрасположенности к каким-либо областям знаний. Слизерин растил политиков. Гриффиндор - воинов. Их было так же бесполезно сравнивать, как бесполезно сравнивать огонь и воду. И так же бесполезно пытаться заставить друг друга понять. И, видит Мерлин, ему равно были важны на его стороне как представители Слизерина, так и представители Гриффиндора. Хаффлпаффа, Рейвенкло - он хотел видеть на своей стороне всех вне зависимости от Дома, что их выпустил. Но все складывалось так, что лишь немногие не-Змеи могли внять его словам. Гриффиндорцев в рядах Пожирателей было прискорбно мало, хаффлпаффцев едва ли больше и только Рейвенкло мог порадовать - Лорд благоволил ученым, их острому и своеобразному уму, в конце концов, не будь в его венах крови Гонтов и он сам, вполне возможно, склонился бы к орлам.
А львы.. они были вызовом.
Лорд немало знает о Поттерах. Древний магический род, едва ли менее древний, чем род Гонтов, едва ли менее благородный. Не такой напыщенный, как род Блэков или Малфоев. И - наследник обручен с грязнокровкой Эванс.
Любой другой бы, пожалуй, возмутился, но Лорд слишком хорошо знает подноготную чистокровных, поэтому факт этот его больше веселит, чем раздражает. Когда Лили Эванс, которая скоро станет Лили Поттер, родит ребенка, у него наверняка будут ее невероятные зеленые глаза, похожие на слизеринские изумруды. И темные волосы отца. А еще - разбавленная кровь​, которая, вполне вероятно, даст тот же эффект, что дал такой союз при его собственном зачатии. Юный волшебник или волшебница от союза Поттеров будет обладать, вероятно, неплохим магическим потенциалом.
Что неудивительно - при таких одаренных родителях.
Забавно, но вопросы крови иногда бывают такими сложными...
- Мистер Поттер, хочется верить, что вы достаточно благородны, чтобы не атаковать безоружного.
Он поворачивается, совершенно безмятежно показывая пустые руки - палочки в них нет.

+4

5

Джеймс усмехнулся, и в этой усмешке больше веселья было сомнение. Сама собой на ум пришла мысль ответить, что, если дело стало только за тем, чтобы достать палочку, то он действительно достаточно честен, как думает незнакомец, и позволит потенциальному противнику приготовиться и взять оружие в руки. Однако над безбашенной дерзостью возобладали здравомыслие, осторожность и немного вежливости.
- Никто и не атаковал, - уверенно ответил Джеймс, гордо держа подбородок и не спуская с незнакомого мужчины пристального взгляда.
Палочку он не убрал, лишь отвёл немного в сторону, и даже не стал объясняться, мол, сами понимаете, по теперешним неспокойным временам, вынужденная мера, ничего личного... Знает, понимает, не вчера приехал в Британию.
Действительно, не приходилось рассчитывать, что это вдруг, совершенно внезапно окажется какой-нибудь агент иностранной квиддичной команды, который только что прибыл из Ирландии или Болгарии специально для того, чтобы пригласить такого блестящего игрока, как Джеймс Поттер, принять участие в международном турнире. И тем не менее, незнакомец знает, как его зовут, а Джеймс видит этого человека впервые в жизни.
- Так чем обязан этой неслучайной встречей? Кто вы такой? - спросил он в лоб, вместо того, чтобы гадать про себя, прикидывая наиболее вероятную причину или повод.
На самом деле простым методом исключения, исходя из условия, что его круг общения и знакомств состоит лишь из школьных товарищей и профессоров, а также некоторых коллег его друзей, получалось так, что подозрительность в отношении этого типа отнюдь не безосновательная. Развеять её могло лишь одно неожиданное обстоятельство - это какой-нибудь дальний чистокровный родственник, которому забыли прислать приглашение на свадьбу, и он решил напроситься лично. Шутка, конечно, но она хорошо разрядила бы напряжение. Увы, это было маловероятно, и не оттого, что Джеймс был уверен, что у него нет таких родственников, а у Лили - подавно. Просто он сейчас подумал и понял, что незнакомец внушает такое ощущение, что рядом с ним думать о чём-то таком светлом и радостном, как свадьба, совсем не хочется. Как будто на мысли что-то отбрасывает тень.

+4

6

Самое обидное, пожалуй, когда тебе не верят. Будь здесь другое место и другой собеседник, Лорд бы даже вздохнул - ну право слово, сколько можно. Вот она, пропаганда во всей красе.
Его сколько угодно можно обвинять в черствости, беспринципности, жестокости и жесткости, можно говорить, что он беспощаден к друзьям и врагам - потому что прессе это удобно, потому что всем это удобно, но правда-то остается неизменной.
У Пожирателей Смерти тоже есть свои определенные законы чести, в конце концов, они все чистокровные (ну, или почти все). И у него самого тоже, что немаловажно, есть определенные законы чести, пусть и весьма своеобразные как для волшебника в целом, так и для полукровки без роду без племени в частности.
Проще говоря, то, что в его окружении зовется Словом Лорда, это не пустой звук и не обещание, которое будет нарушено тогда, когда Волдеморту попросту станет удобно. Это определенная гарантия.
И в конце концов, желай он напасть, он бы давно уже напал, а не разговоры разговаривал.
Лорду с немалым трудом удается не донести до своего лица вежливый скепсис. Молодые и горячие гриффиндорцы, что с них возьмешь, право слово.
- Волшебник, который немало наслышан о ваших талантах, мистер Поттер. - Он чуть заметно, почти невесомо улыбается.
- Меня зовут Томас Риддл, мистер Поттер. И я решил встретиться с вами, чтобы предложить вам работу. Я наслышан, что вы еще не успели трудоустроиться.

+3

7

Пауза, пусть небольшая, очевидно, должна была говорить что-то вроде - а имя моё слишком известно, чтобы его называть. Джеймса не покидало ощущение, что от него чего-то ожидают, хотя, конечно, всё было совсем не так. Нет, ну, правда, как он ещё мог отреагировать на подобную встречу? Он внимательно слушал, как мужчина представился, но это мало о чём ему говорило. Скорее, это был такой прозрачный намёк то ли на большие связи, то ли на широкие перспективы. И никакой конкретики, ничего, что бы навело на мысль или хотя бы подсказало направление, в котором нужно было думать. Представившийся Томасом Риддлом человек предпочитал оставлять инициативу за собой и сохранял интригу.
- От кого же и о каких моих талантах вы наслышаны, мистер Риддл? - спросил Джеймс с небрежным любопытством в голосе.
Он не стал наводить на мысль о следующем вопросе и предположил только лишь про себя - должно быть, от того же лица, что сообщило и о статусе безработного Поттера.
По правде сказать, Джеймс Поттер не нуждался в заработке, чтобы обеспечить себя куском хлеба и крышей над головой, и мог посвятить себя хобби, любимому занятию и любому делу, которое счёл бы достойным. Но что этот человек, который стоит перед ним, может знать о том, что Джеймс уже счёл достойным? Если он действительно так наслышан, как говорит... Действительно, любопытно, кто бы мог говорить о нём с незнакомцем, если не друзья и не учителя?

+3

8

Последние время, увы, ему часто отказывало привычное хладнокровие. Может быть, сказывалась напряженная ситуация в стране, когда не было времени толком вдохнуть, дни мешались в один единый ком и нужно было уследить одновременно за сотней вещей сразу. Может быть это были признаки подступающей старости (что за чушь, его возраст для мага - не возраст толком). Может быть дело было в чем-то другом, но сейчас Волдеморт чувствовал уже знакомый огонек тихого раздражения где-то в глубине подранной на хокруксы души. И огонек этот, он уже знал, имел привычку разгораться и вспыхивать ярким пламенем, испепеляющим все на своем пути.
И нужно было приложить некоторое усилие, чтобы огонек этот пригасить.
И почему-то возникало ощущение, что у него дежа вю. Впрочем, было бы не удивительно.
- Мистер Поттер... - Вот тут даже пришлось приложить усилия, чтобы не дать раздражению вылиться наружу. - Я все понимаю. Горячая гриффиндорская кровь, род Поттеров, известный своим темпераментом, ваши школьные шалости... Но что за дурная привычка всей вашей братии вместо конструктивного диалога тыкать палочкой словно на допросе и требовать четких ответов по существу? - Он морщится, словно от зубной боли, но даже это изменение выражения выходит на удивление выверенным.
Ему уже, признаться, надоело повторять раз за разом. До отвращения.
- От того, что вы держите палочку в руках, легче не станет ни мне, ни вам. На мне наложены достаточно сильные охранные чары, которые не позволят вам вырубить меня сразу, а мне позволят достаточно быстро вас разооружить. До того, как вы позовете на помощь или сделаете что-то еще. Поверьте мне, если бы я хотел на вас напасть, я бы не пытался пробиться через вашу гриффиндорскую паранойю и просто сделал бы это. Усыплять ваше внимание, а потом нападать, прошу прощения, крайне глупо. Поэтому, может быть, и вы перестанете вести себя как идиот и опустите оружие и мы наконец-то поговорим, как нормальные люди?

+3

9

Джеймс так понимал, что под благовидным предлогом "парень, прояви чуть больше уважения, нельзя быть таким невежливым, это попросту глупо и нелепо" ему прозрачно намекали на то, что, в общем-то, он правильно воспринимает этого мужчину. Если человек не держит в уме нападение, то и говорить он об этом не будет. В конце концов, что проще - сказать, от кого ты, по чьей рекомендации (рекомендации насчёт Поттера, разумеется), ведь наличие общих знакомых внушает гораздо больше доверия, чем перечисление того, что бы ты мог сделать, если бы хотел. Угрожать - это тоже не очень-то вежливо, пусть даже так завуалировано. Однако несмотря на присущую ему характерную прямоту и бесхитростность, Джеймс умел поддержать и более "тонкую" беседу, тем более, если тон ей задавал собеседник.
- В свою очередь я прошу прощения, мистер Риддл, - Джеймс даже улыбнулся чуть смущённо, совсем капельку, как бы извиняясь. - Должно быть, вы хотели мне предложить работу, для которой понадобилось бы отложить в сторону волшебную палочку?
Он смотрел прямо. В самом деле, зачем ещё требовать убрать палочку, которая и так не направлена на тебя. Впрочем, что-то подсказывало Джеймсу, что и этот его вопрос останется без ответа, от которого мистер Риддл так же ловко уйдёт, попросту сказав прямо в лоб, что отнюдь не мистеру Поттеру полагается здесь спрашивать.
Что же до предупреждения, что он и сделать ничего не сможет и вообще не успеет, то Джеймс, несмотря на всю убедительность в голосе мужчины, отнёсся к этому достаточно критически. Кроме того, что отметил про себя ещё один момент - этот человек, придя сюда для встречи с ним, всерьёз подготовился к тому, что на него могут напасть. С чего бы? Нет, совершенно определённо мистер Риддл слишком странный и слишком подозрительный сам по себе, а не потому что Джеймс не спешил верить всему, что он говорит.
- Уверяю вас, мистер Риддл, что я всё так же благороден, чтобы не атаковать безоружного, защита которого обещает оказаться сильнее самого нападения...

+3

10

Он бы даже мог сказать, зачем. Например, потому, что последнее время ему все тяжелее сдерживать раздражение, а палочка, направленная даже не на него... раздражает. Впрочем, о паранойе Темного Лорда и без того известно достаточно, чтобы никто не думал слишком резким движением в его присутствии палочку доставать без видимой на то причины. Мало ли, какое у Волдеморта будет настроение. Может, вполне подходящее для того, чтобы наложить проклятье.
Волдеморт тяжело вздыхает.
- Мистер Поттер, знаете... когда-то я хотел быть преподавателем в Хогвартсе, - самым светским образом сообщает он и поднимает взгляд куда-то на небо, где можно даже рассмотреть звезды. Хороший день. Приятный.
- Меня остановила, помимо прочего, одна очень важная деталь. Терпеть не могу повторять свои слова больше одного раза. Экспеллиармус.
И палочка, для того, чтобы творить заклинание, ему вовсе не нужна.

+2

11

И вот простой и банальный, но на удивление такой эффективный прием разоружения. Как будто это не он сейчас стоял полностью настроенный и готовый к этому самому подвоху, волшебная палочка выскользнула из его пальцев так, словно Джеймс небрежно поигрывал ею, вертел, как веретеном, а не крепко сжимал рукоять. Осталось только как дурачку рот открыть от изумления, палочка его предала, а этот мистер Риддл и пальцем не шевельнул, только если что бы перехватить её. Джеймс сузил глаза и вытянул вперёд руку в ожидающем жесте. Терять ему всё равно больше нечего. Наверное, потому что в простую грубую маггловскую рукопашную этот господин не то что пальцем шевелить не станет, но и звука не произнесет. Должно быть, жизнь действительно очень утомляет, когда нужно прилагать какие-то усилия, напрягаться чуть больше, чем привык. Не приведи Мерлин, целую вечность преодолевать чьё-то сопротивление.
- Мистер, вы можете отдать мне мою палочку, мы разойдемся, и вам больше не придется повторять мне что-либо. Мы с вами не сработаемся, это очевидно. Так зачем время зря терять. Запугивайте женщин и детей.

Отредактировано James Potter (2017-06-13 15:36:38)

+1

12

Лорд морщится чуть заметно, пока вертит в пальцах палочку - работа Олливандера, как и всегда, но он не мастер и не может с точностью определить ни дерево, ни сердцевину. Впрочем, уж чем, а искусством создания волшебных палочек с этой точки зрения он никогда не интересовался. Так, было несколько идей, весьма смутного толка, но он всегда считал их больше сказками, чем правдой, а из сказок мальчик Том Риддл вырос давно, даже ещё до того, как стал Волдемортом.
Он рассматривает палочку. В Темзу, что ли, бросить и пусть ищет как хочет? Можно и так. Можно и по другому.
- Женщин и детей? - негромко переспрашивает он, проводя по палочке пальцами. - Как скажете, мистер Поттер. Мне обратиться к каким-то конкретным детям... или к какой-то конкретной женщине?

+1

13

Джеймс крепко стиснул челюсти, так что на скулах вздулись желваки. Делать вид, что не понял, было бессмысленно. Невозможно не понять. И если он сразу, с первой секунды почувствовал, что этот человек ему неприятен, и его туманные лирические вступления и отступления только усугубили впечатление, то теперь Джеймс окончательно убедился, что перед ним подлец и мерзавец, из тех, кого искать не нужно - они сами вас найдут и самым вкрадчивым образом намекнут, что знают, как вас достать, и через кого. Безошибочный метод, действующий на трусливых дураков и таких же подлецов, может быть, масштабом поменьше. Джеймс качнул головой.
- Моё предложение всё ещё в силе, - он говорил по-прежнему сдержанно, на самом деле не имея широкого выбора действий, памятуя о предупреждении, что мистер Риддл настолько подготовился к их встрече, что будь такая магия видимой, походил бы на броненосца. И оставалось только смотреть на свою палочку в чужих руках. Этот человек так и не сказал ему ничего конкретного, но при этом желал оставить последнее слово за собой. Сохранить лицо, показать себя сильным. В принципе, Джеймс с уверенностью мог считать себя понятливым, он и с первого раза понял, что мистер Риддл очень сильный волшебник, остальное было лишним, очень. Даже, скорее, именно остальное помешало конструктивной, хоть сколько-нибудь, беседе.
- Акцио, палочка! - Джеймс не был мастером беспалочковой магии, так чтобы сочетать её с невербальной, однако в совершенстве освоил этот жизненно важный приём, который помог бы выиграть в менее опасной ситуации, а в этой - избежать глупого положения, и, может быть, даже спасти жизнь.
Палочка вернулась в руку своего владельца, и в один момент с этим Джеймс крутанулся на месте, аппарируя в другое место, достаточно далеко отсюда. И совсем не считая это зазорным бегством без соблюдения этикета "А поговорить?", наговорились уже.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » The Courante


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC