картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » 01.02.43В гостиной было весело и шумно…


01.02.43В гостиной было весело и шумно…

Сообщений 31 страница 54 из 54

1

В гостиной было весело и шумно…


Открытый 


http://25.media.tumblr.com/c34503118922bcd4b2d1ac362a015799/tumblr_mx4o9eAvke1qck0h4o1_r1_250.gif
http://31.media.tumblr.com/6d016acff9bc0af88b84f76ab6cff3af/tumblr_mx4o9eAvke1qck0h4o4_r1_250.gif

Том Риддл, Рикард Лестрейндж, Эдвард Мальсибер, Антонин Долохов, Аластор Грюм, Братимеус Крауч-старший (не с первого круга) и др.

Имболк: ночь с  31 января на 1 февраля 1943 года (с воскресения на понедельник),

Гостиная Слизерина

"Правда или действие" - прекрасный способ отметить Имболк. С самого утра в школе несколько избранных получают записки о том, что их будут ждать после отбоя неподалеку от гостиной Слизерина.

Дополнительно: в отыгрыш можно прийти НПС студентом того времени с любого факультета. 5 свободных слотов) Очередность свободная по первому кругу, не задерживаем посты больше трех дней)


Том - Рикард - Эдвард - Антонин - Вальбурга - Злата (Эшглинг) - Аластор - Абраксас - Люси (Лили) - Алан (Баст) - Друэлла - Ровена -

+5

31

[AVA]http://s9.uploads.ru/w1W3d.png[/AVA]О, если бы только Вальбурга поняла брошенную ей в спину тихую фразу от светловолосой Златы – в гостиной тут же началось бы смертоубийство, не ограничивающееся одними словестными перепалками! И вряд ли бы хорошее отношение к Тому Риддлу и довольно сносное начало знакомства с дурмштранговцами в лице Антонина Долохова имели бы тут значение. Была ли истинная вина Вальбурги в том, что она спонтанно попыталась разогнать полуночное сборище?! Нет! Она ведь выполняла предписанные правилами обязанности старосты, а они на территории Хогвартса распространялись на всех – и на своих, и на гостей! В равной степени. И быть может, не в такой жесткой форме, но - да, Вальбурга попросила бы любого из гостиной Слизерина в этот час, даже если бы в ней сейчас сидел бы сам декан. Ну или хотя бы намекнула.
Увы, Вальбурга не знала польского, не обладала кошачьим слухом и не могла видеть через затылок, и, - вот незадача, - не сказала ни слова до самого ухода в свою спальню. Просто у неё нет привычки разговаривать сама с собой. Поэтому она лишь подмигивает Тому на его интригующее и, безусловно, интересное предложение и невозмутимо уходит наверх - набивает себе цену, плутовка. Таким образом, на Вишневецкую не упадет и половины причитающихся ей подозрений. Но они будут, обязательно, ведь уже в спальне девочек мисс Блэк замечает неладное. В простом своем пожелании спокойной ночи соседкам Вальбурга распознает магическое воздействие. Но как? Кто? Разбор полетов в уме быстро заводит её тупик: никто сегодня её не мог сглазить так, как это вообще положено - она не слышала никаких слов, не с кем не конфликтовала, так что это возможно только исподтишка, только если в спину. Как низко. Так в Британии не поступают, поэтому это явно кто-то из чужих. Хотя и среди своих наверняка тоже найдутся уникумы с редкими способностями, но не знающие как их правильно применять. Малефиции в такой силе и расцвете - очень редкий дар, и хотя сглазить в порыве гнева может любой маг, так незаметно – нет, не любой. Это махом сужало круг будущего поиска. Вальбурга ещё найдет. Обязательно.
Но пока что останется лишь внимательно прислушаться -  может кто-то заикается тоже?
- Да чт-тоб за т-тобой так волшеб-бники ухаживали, как-к ты мн-н-не добра ж-желаешь, тварь заб-бугорная! – гневно шипит Вальбурга, в спальне девочек, безлично, заикаясь через слово. Открыть в себе способности ведь никогда не поздно, даже если она пока никому не адресована.
Однако со сглазом надо что-то делать, ведь неизвестно, сколько он будет продолжаться. Вальбурга открывает свой чемодан и, подсвечивая себе палочкой, начинает рыться в домашних запасах. Некоторые из зелий она сварила тут, некоторые взяла из дома, а некоторые ей прислали родители. В руки попадается “Говорильное зелье”. Вообще оно используется для излечения последствий заклятья немоты, а также других чар и зелий, лишающих способности говорить. Может и поможет, чем Моргана не шутит! Ну а если не поможет, то мисс Блэк придется по ночи идти в больничное крыло за вытяжкой мандрагоры, сложным в изготовлении и мощнейшим из восстанавливающих в первичное состояние зелий. Говорят, спасает даже от сглаза Василиска. Но идти, если честно, так далеко не хотелось. Устала она.
Но не так, чтобы пропустить всё веселье, на котором собрался весь свет шального пятого курса – Риддл, Малфой, чтоб его, Лестрейджи, - нет, Ровена сидела так возле брата, никак не для учеников из другой школы, и… об этом тоже стоит задуматься, - Розье, Паркинсон, Мальсибер, плюс разношерстные гости изумрудной гостиной. О, это просто надо видеть, и Вальбурга могла еще сказать – контролировать. Убийственный коктейль темпераментов, и первые шаги в дипломатии, где контролем будет заниматься её партнер по стратостату. А ей приятно будет поучаствовать и добавить перчинки в уже настоявшуюся “кровавую Мэри”.
Было очень интересно, что задумал Том. Вдруг зелье поможет если не снять сглаз, то хотя бы пережить этот вечер без уличений в нём? На свой страх и риск, мисс Блэк делает один глоток зелья, другой и опустошает фиал полностью, после чего поправляет на себе одежду и берет запечатанную бутылку с зеленой жидкостью, которая уже давно лежит в чемодане, но немного отдельно, завернутая в слизеринский шарф. Король Духов, золотой 70%-й. Стоит немного увлечься Его Величеством и вообще забудешь, как говорить, что говорить, кому говорить и сколько говорить. Можно себе самой, а можно и зеленой Фее. Приходит иногда и такая. С этими мыслями, Вальбурга Блэк возвращается в слизеринскую гостиную в изумительном контрасте чёрного, зеленого и белого. Немного алебастра, и ещё – вот этот абсент, тянущий в омут забытья, заставляющий бредить наяву. И правда, кое-чего действительно лучше не вспоминать. Бутылка ставится на стол, идеально вписываясь в интерьер гостиной. Мемуарный напиток, опасный.
- Тольк-ко не так, кка-к тогда, Кас-сси. – циклично кашлянув в кулак и за этим скрыв неудобство речи, сказала Вальбурга и лукаво посмотрела на скучающего Малфоя. “Тогда” случилось полтора года назад, летом, на одной из сезонных охот. Только вот кто тогда учился целоваться, напомни-ка мне? А попало нам обоим и причем очень сильно. Родительский гнев иногда ужасен настолько, что напрочь отсекает всякое желание выпивать и общаться впредь. Вот и результат - на полгода в завязке. Учёба, спорт и никаких ночных посиделок.
До этого дня.
Вальбурга пропустила самое начало игры, и единственная достойная ей внимания фраза, долетевшая до девичьего уха, была уже от Мальсибера.
- Я тоже хочу кого-нибудь поцеловать…
- И почему я не удивляюсь, Эдвард? – почти ровно замечает мисс Блэк. Толи зелье начинает действовать, - оно, коварное, так и подмывает что-нибудь да ляпнуть, - толи сглаз прекращает свое злобное дело. Слизеринка картинно возводит глаза к потолку, после чего ещё раз оглядывает однокашников. Почти все в сборе.
Зелёные, с пляшущими на самом донышке золотыми чертенятами глаза колюче клюют по Лестрейнджу. Забавно, но очень скоро после выпуска из Хогвартса она будет иронично посмеиваться над своим порывом относительно Рикарда, да и после выровняет свое отношение к нему и его новой семье; кинутые когда-то колкие фразы не помешают мисс Блэк лихо отплясывать на его свадьбе и совершенно искренне поздравлять молодоженов.
Но всё это потом.
А в 43-м… всё было по-другому. По-другому начиналось. Обрученный молодой человек, надо же, посмотрите на него! Вроде как забудем, да. Вроде как, чтите свою помолвку, мистер. Вот он - ровный, спокойный брак, без перчинки. Это ли вам надо? Вы пожалеете, ибо родительская дрессировка - это скучно, просто и банально. Вы будете балансировать на грани, страдая, усложняя отношения и стремясь усидеть сразу на двух стульях, а после найдете себе кого-то третьего, но… уже без меня. Подумайте.
Одна Моргана знает, как тогда была уязвлена лучшая подружка мисс Блэк – Гордость. Даже сейчас, она змеиными кольцами собиралась где-то глубоко в груди и готова была броситься в атаку каждый раз, стоило им остаться наедине. Но слава небесам, такого уже практически не случалось. И вряд ли случиться впредь - с того значимого момента, когда Лестрейндж дал ей от ворот поворот, Вальбурга старалась не общаться с ним без посторонних лиц и маски холодного официоза. Перебьётся. Седьмой курс Слизерина практически весь состоял из молодых людей, в спальне же девушек было всего четверо - вот и весь поток. И спрашивается, зачем её вообще понесло в сторону пятого курса, когда тут, казалось бы, только пальцем помани – и свои придут. Но нет. Что-то манило, что-то заставляло обратить на себя внимание. Что-то мозолило глаза. Кто-то. Может это и вовсе не Лестрейндж? Просто Вальбурга, не умея разбираться со своими чувствами, элементарно выбрала не того, кого хотела, а кто был удобней, на кого указывало воспитание? Дрессировка родителей –это ты виновата, ничто иное. Мисс Блэк встречается взглядом с тем самым и после секундной задержки, отвечает.
- Опасная игра, Том, но мне очень приятно твоё приглашение. Да, я принимаю его, - она обходит центр, где сидит Риддл, и её тонкие пальцы оглаживают деревянный кант спинки дивана, не касаясь плотных тканей мантий, но Вальбурга садится привычно на подоконник у иллюзорного окна, с которого открывался прекрасный обзор на всё действие. Видно ей и видно её, но мисс Блэк нравится то, что любимое место всё же повыше, - и выбираю вызов.

Отредактировано Walburga Black (2017-09-04 20:20:10)

+5

32

- Чтоб тебе до полудня говорить да через слово заикаться, Вальбурга Блэк, кошка ты плешивая, коза косоглазая,
Ну Злата, конечно, не удержалась... Антонин вроде и понимал её (и польский тоже), но вот зачем ей сдалась эта выпендрёжная барышня - не понял. С такими проще общаться, словно к тебе и не липнет - великолепный игнор отлично помогал, по мнению Тони, в случаях, когда говорящий о себе уж больно много думает. Впрочем, большинство вроде как утихомирилось от одного её присутствия и вопросы, и исполнения, всё на вкус Долохова стало пресновато... разве только что...
– Что выбрать вашему громиле противника его размера никто не удосужился, да?
Мальчишка с факультета Слизерин позволил себе высказаться... смело и глупо, теперь он своего товарища сам подставляет... Или они не товарищи? Казалось бы при посторонних особо своих в помои не макают, а тут такое дружное оживление. Тяжко этому фанфарону будет доучиваться.
- Pronto, буду знать что у вас всё дело в размерах... - Тони почти смеется, а потом аккуратно показывает ровные белые зубы - агрессия, но не оппоненту, а тем, кто из бкзопасного уголка посмеивается. И вместо того, чтоб этого самого мальчишку с лицом снулой рыбина закопать, Долохов выбирает необычное соревнование, совсем не имеющее никакого отношения ни к дуэлям, ни к практической магии - чтоб равные возможности и не требовалось особых умений. Чтобы честно... насколько это вообще возможно. Потому что вт внезапно, Долохова задевает это.... этот комментарий.
- Маленькое испытание в магии будет таким: я выбираю сцепленные чары. Вставай. Начинаешь ты, накладываем на вот этот вот стакан. Первым накладываешь ты, говоришь формулу вслух. Пока ты продолжаешь движение, я придумываю своё заклинание и накладываю как только ты кончил. Сделаем простые правила: у заклинаний должен быть общий один слог. Если слог общий, стакан светится. Если нет общего слога, или пауза слишком большая,  или стакан разбился, он не светится. Играем один стакан.
Антонин поднимается, неспешно вытаскивая палочку, ждёт этого самого... как его? Малфоя... и даже  триумфальное возвращение мисс Старосты не меняет этого факта.
[AVA]http://se.uploads.ru/t/vGLYT.jpg[/AVA]
- А я и дальше выбираю вызов.

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2017-09-20 09:14:30)

+6

33

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/NBEjp.jpg[/AVA]Дальнейшие задания продолжают навевать скуку. Друэлла, конечно, замечательно прошлась по бедности мальчишки, но это было не новостью и даже ничем интересным. Слишком просто - такими уколами можно унижать в любой момент, вовсе незачем тратить на них веритасерум. И Касси откинул голову на спинку кресла, рассматривая потолок с совершенно скучающим видом, ожидая начала действий.
Голос, такой похожий на голос Дамблдора, с теми же интонациями, обращающийся к нему, заставляет невольно вздрогнуть и повернуть голову, растягивая губы в улыбке. Это было действительно забавно.
А вот на словах Рикарда губы невольно сжались в тихом бешенстве, но Абраксас заставил себя расслабить лицо, даже благодарно улыбнулся Лестрейнджу. Конечно, кузен вступился за него из лучших побуждений. А когда кто-то так бескорыстно принимает твою сторону - стоит быть благодарным, даже если при этом приходится наступить на гордость - тогда в следующий раз можно будет снова рассчитывать на защиту. На свой счет Малфой не заблуждался - он не боевой маг, да и в принципе не боец. Зато хорош в других вещах.
- Спасибо, Рик. Я не собирался напрягаться. - Голос был мягким, как и благодарный взгляд лучащихся теплом синих глаз. Так мог бы ангел смотреть на своего спасителя. И никакого бешенства и скрежета стали на дне - у таких глаз не бывает дна.
И снова ничего интересного. Конечно, никаких розовых бронтозавров у подушки Лестрейнджа. И никаких любовных тайн у скромного Мальсибера. Такие скучные и такие предсказуемые. Настолько, что приходится все время держать ничего не значащую улыбку на губах, переводя синие глаза с одного на другого, что бы только ни у кого не останавливался взгляд на нем самом. Он не волнуется. И совсем не хочет никому перегрызть горло своими же зубами.
Поцелуй Грюма, кажется, больше смутил самого Грюма, и это вызвало легкий смех. Как же так? Столько разговоров и спутниц в Хогсмиде, а любимец прекрасной половины Гриффиндора так смутился перед чужеземкой? Впрочем, в глазах все так же отразился только смех, но никак не презрение. Они же развлекаются, ничего серьезного. Тут никто никого не хочет унижать и размазывать, не так ли?
Касси уже собирался переводить взгляд на будущего соперника, когда вернулась Блэк. Он бы перевел на нее взгляд даже без комментария, что бы получить эстетическое удовольствие, но слова старосты вызвали приятные воспоминания. Первый поцелуй, в тринадцать лет. С идеальной красавицей на два года старше, в укромном уголке на охоте. О чем еще мог мечтать мальчишка, даже Малфой, в его возрасте? О какой лучшей учительнице в подобных вопросах? Пожалуй, если бы в итоге их так грубо не прервали взрослые, было бы еще лучше. Касси помнил строгий выговор от отца на людях. И помнил одобрительное "Молодец, сын, растешь" наедине в поместье. Кажется, это был последний их момент родственной близости - пока Клеменс Малфой снова не уехал в далекую Германию.
Из приятных воспоминаний вырвал внезапно голос Долохова, и вот теперь Абраксас не успел взять себя в руки сразу, полыхнув искренней ненавистью серых глаз. Значит так? Тоже посчитал недостаточно хорошим, заранее списывая со счетов? Если унижение от Рикарда еще можно было стерпеть и вывернуть пользой себе, то унижение от чужака... И, все же, Малфой взял себя в руки, моргая, разжимая сжавшиеся в кулаки пальцы, и легко поднимаясь с места, снова растягивая губы в легкой улыбке. Вряд ли мгновенную вспышку заметил бы кто-то кроме того, на кого она была направлена.
- Интересный выбор.
Чуть наклоняет голову, прищурив теплые синие глаза и доставая палочку. Он не стал говорить ничего вроде "начнем", но и не пытался неожиданностью выиграть фору, просто взглянул на Антонина, убеждаясь, что тот готов, и сделал первый ход. А потом второй. И третий. Да, в боевой магии Абраксас был посредственностью, но это не значит, что не умел колдовать. Заклинания он как раз совсем не пропускал. И, все же, в какой-то момент рука дрогнула, совершая неверное движение, и разбивая стакан.
- Что ж, твоя взяла. - Вытащил платок из кармана, прижимая его к разорванной осколком брови. Пальцы не дрожали, да и сам Малфой был совершенно спокоен. Проиграл так проиграл. В том, что насмехаться над ним открыто не посмеют он был уверен. По крайней мере, очень мало кто посмеет. А не в меру смелых можно будет поставить на место. И, все же...
Следующим взмахом палочки Абраксас достал из воздуха красную розу, внимательно осматривая потенциальных "партнерш". Бедному Аластору и без того досталось смущения, пожалуй, добивать не стоит. Эдвард ничего плохого ему пока не сделал, да и вряд ли так резко отреагирует. Том... Синие глаза остановились на старосте мальчиков, скользнули серым. Пожалуй, это плохая идея. Он не был уверен в своей реакции. Рикард... А вот Рик подыграл бы ему в маленьком шоу. Интересный вариант. Долохов... Месть, пусть мелкая и мелочная, но такая сладкая. Сложный выбор.
- Антонин, позволь доказать тебе, что дело вовсе не в размере, а в умении. - Абраксас очаровательно улыбается, отвешивая легкий поклон и протягивая руку с цветком в приглашении недавнему противнику. В синих глазах ни тени насмешки. - Надеюсь, танцуешь ты так же хорошо, как колдуешь?
А в следующем круге он определенно выберет правду. Лучше так.

Отредактировано Abraxas Malfoy (2017-08-18 16:44:30)

+7

34

Нет, все-таки ее не поняли. Иначе откуда такие взгляды, словно она предложила бой до смерти, или ставкой в испытании потребовала чего-то вроде фамильного замка или кровного контракта? Злата удивленно взглянула на Рикарда, вступившегося за товарища. Как это глупо, неуместно... Унизительно. На месте блондина она была бы оскорблена таким заступничеством: даже желая защитить, нельзя позорить товарища и перед всеми говорить, что он слаб, что он не справится, даже если это правда, она отнимает и ту силу, которая у него все-таки есть. Ей казалось, что уж "змеи", больше всех в этой школе схожие с ветвью Локи, должны понимать. Что такого страшного в испытании магических умений? Не съест же слизеринца Антонин в самом деле, или у учеников Дурмстранга здесь такая жуткая репутация? Да и этот, Касси, сам умеет огрызаться, действуя чужими руками.
В какой-то момент Злате даже показалось, что гриффиндорец не решится, но он все-таки подошел, присмотрелся еще раз внимательнее и неловко и быстро клюнул ее почти что в щеку, тут же поспешил исправиться, но и вторую попытку нельзя было описать словами "как следует". Она напомнила скорее что-то среднее между индийским обрядом поцелуя кобры, о котором Злата читала, и открыткой, на которой маленький мальчик целует девочку, и была скорее неловкой и немного милой. Отвечать девушка конечно же не стала, просто позволила завершить испытание, но после одобрительно кивнула - молодец, справился. - Раз ты такой смелый, Аластор, я тебе расскажу. - Злата сделала глоток обжигающего эликсира из кубка, дождалась, пока разольется жаркое тепло по телу от крепкого алкоголя и легкость по мыслям - от веритасерума, и продолжила, - Хогвартс - мягкий, - эту фразу подкрепил жест, словно она что-то мяла в руках, - не надо труда, чтобы попасть, не надо труда, чтобы остаться, наказать здесь - это не разрешить играть в квиддич или дать работу руками, не может случиться ничего опасного. Как можно стать сильнее и тверже без труда и опасности? Как узнать, что ты действительно можешь? Как можно ценить то, что дают даром, просто так? Здесь наставники не учат половине магии, как будто ее нет совсем, боятся темноты и как будто дети прячут голову под одеяло и думают, что все спрятались целиком, и учат делать так же, но это неправда. Темная магия есть, нельзя учить просто забыть про нее, или когда ее встретишь, или когда она понадобится, - не будешь знать, что делать. - Да, пожалуй это все, чем ей не понравилась британская школа: учили здесь неплохо, и даже несколько любопытных вещей удалось почерпнуть из открытых для гостей уроков, но этого "неплохо" было недостаточно, чтобы по-настоящему подготовить учеников. В остальном в Британии было хорошо, об этой поездке останутся приятные воспоминания.
Возвращение Вальбурги Злата едва не пропустила: отвлеклась на разговоры и на исполнение заданий другими игроками, только отметила про себя, что сглаз продержался недолго, значит ей нужно еще тренироваться. Впрочем, староста не стала поднимать скандала и искать виновника, а значит и не стоило ее возвращение пока особого внимания, соревнование между Антонином и Касси было интереснее, хоть и закончилось предсказуемо. Слизеринец оказался не так уж плох, как о нем думали его приятели. И даже смелее, или наглее, чем о нем думала сама Злата. Ее собственные знания о танго исчерпывались одной фразой - "приличная девушка никогда не станет это танцевать", но даже если придумавшая это слизеринка рассчитывала на что-то пикантное, в исполнении такой пары будет скорее просто смешно. Долохова еще попробуй поведи в танце, особенно при такой разнице в сложении.
- На следующий круг я беру вызов.
[NIC]Zlata Vishneveskaya[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/i7HCq.jpg[/AVA]

+4

35

[NIC]Alan Edgecombe[/NIC] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/8/3/0/3/83032/85056257.jpg[/AVA]
[STA]Я знаю, что ты знаешь,
Что я знаю, что ты знаешь.
И ты скрываешь то, что я скрываю,
Что ты скрываешь.[/STA]

Эджкомб удивился, когда староста Блэк вернулась и присоединилась к игре. Неожиданно и явно стоит присмотреться к ее поведению - это может быть интересно.
А вот сама игра, как минимум ее начало, немного разочаровала - рейвенкловец привык к более заковыристым, что вопросам, что ответам. Зато то, как выполнялись вызовы, было гораздо интереснее и задорнее. Действия вызывали гораздо больше эмоций, интересных решений. Алану понравилось улавливать смену еле заметных эмоций на лице Малфоя - недовольство заступничеством, решимость, некое предвкушение. Смущающийся Аластор смотрелся весьма неожиданно, не с его репутацией было ожидать подобной реакции на простой поцелуй. Определенно, игра в вызов пока идет лучше, чем в правду, на следующий круг Эджкомб тоже выберет вызов - стоит попробовать что-то новое в этой игре.
Мисс Розье явно ставила своей целью задеть Алана вопросом о содержимом родового сейфа. Впрочем, он уже свыкся с мыслью о том, что финансовое положение рода оставляет желать лучшего и заниматься его улучшением предстоит в первую очередь его старшему брату как Наследнику, хотя и Алан внесет свой вклад в родовой сейф, не без этого. Эджкомб с трудом смог удержать усмешку в ответ на формулировку вопроса. О да, точные формулировки - вот на чем рейвенкловцы оттачивали остроту ума. Ну, во-первых, он не Наследник, чтобы знать точные данные о количестве денег в сейфе семьи, - кто его туда возьмет, в Гринготтсе он бывал только в своем ученическом сейфе с весьма скромной суммой, которая каждый год после пополнения была лишь самую малость выше той, что необходима для покупки школьных принадлежностей, да еще в ученическом сейфе брата, у которого была ровно та же ситуация с наличием в нем денег. Но ученические сейфы нельзя назвать сейфом семьи. Допустим, в какой-то мере, он знает содержимое общего сейфа рода, но уж точно не в точных “цифрах и количествах”, в добавок, что за небрежная формулировка - “лежит в сейфе”, то есть то, что стоит на полу, например, сундук с галеонами, можно не перечислять? Или там то, что висит на стене сейфа - как часть коллекции зачарованного оружия деда - тоже опустить? Будь это игра в гостиной Рейвенкло, именно так бы он и поступил, здесь же придется учитывать фактор сыворотки правды - насколько он позволит извернуться и интерпретировать вопрос по-своему? Не самый плохой эксперимент.
- Мисс Розье, опасаюсь, что ваше любопытство может быть не удовлетворено в полной мере, но я постараюсь, - рейвенкловец отсалютовал даме кубком с алкоголем и веритасерумом и сделал глоток, через несколько секунд начав отвечать медленно, словно пытаясь прочувствовать каждое слово, понять отклик на каждую выдаваемую информацию, - В сейфе моей семьи в Гринготтсе лежат палочки предков нашего рода, их точное количество мне неизвестно, никогда не был в этом сейфе, чтобы сосчитать их лично, равно как и не видел описи хранимого там имущества, - небольшая заминка, словно попытка не продолжать ответ, но практически сразу дальше, - также там стоят три сундука под монеты, соответственно с галеонами, сиклями и кнатами, точное количество которых мне точно так же неизвестно, и висит по стенам часть дедовской коллекции оружия, зачарованного, что-то около 20 различных клинков.
Алан прищурился, что-то обдумывая и чуть изогнув губы в полуулыбке, явно задумавшись: “Итак, скрыть, что-то находящееся в сейфе, на основании того, что оно там не лежит, а висит или стоит, не получилось, однако, вышло не указывать примерное количество, не зная точного, равно как и указать примерно известные мне сведения для других вещей. Пожалуй, за сегодняшний вечер надо будет еще поэкспериментировать с веритасерумом, но не сразу…
- Ах, да, - он словно очнулся от мыслей, немного смущенно улыбнувшись, дамам почему-то всегда нравилась его смущенная улыбка, - на следующий круг я тоже попробую вызов.

+6

36

[AVA]http://i.imgur.com/RRIqZp4.jpg[/AVA]

Игра выходила весьма специфической, но довольно интересной: любопытство пощипывало кончик носа, который в известной присказке грозились оторвать Барбаре на ярмарке, и Друэлла едва ли не ерзала на месте. То, что действие ей будет загадывать Ровена,  Друэлла поняла не сразу: просчиталась просто, не взяв в расчет  эту барышню. Впрочем, поцелуев мисс Розье никогда не боялась, и почти сразу придумала, как можно будет здорово поразвлечься. О да, эта игра была для нее сущим развлечением - и не более того, она не стремилась в ней что-то выиграть или что-то разузнать, поставить себя как-то иначе. Нет, просто она играла в разношерстной, но удачно подобранной компании приятным зимним вечером. Ну не эссе же по травологии писать, честное слово!

Том, конечно, был первым и пытался спародировать Дамблдора, но Друэлле не особенно понравилось: как бы то ни было, гриффиндорский декан был вроде бы не самым плохим преподавателем, а тут ей не хватило доброты во взгляде. И да, слишком много внимания этой выскочке Лестрейндж, буквально ни секунды без нее. С ее братом вообще вышло все совсем скучно, а вот Мальсибер - другое дело, он-то знает, на кого действительно нужно обращать внимание. Друэлла приосанилась и будто бы смущенно потупила взгляд в ответ: может, они еще в теплицах пересекутся как-нибудь, было бы интересно. Даром, что старшекурсник.

Грюк был совсем мальчишески неуклюж, но кто тут уж из них такой весь опытный любовник? Хогвартс был все-таки школой, ничего страшного здесь не случалось, даже скандалов таких уж громких не было: последние лет пятьсот, разве что, все отчаянно ждали Наследника Слизерина, а в ожидании целовались по углам. О большем Дрю не была осведомлена своими приятельницами-сплетницами всех возрастов .

Вальбурга к ним присоединилась будто бы из мести или, как лучше сказать, из вредности и призрачного желания поймать иностранку на чем-то горячем. К слову сказать, дурмстрангцы были как-то ощутимо злее: если Слизерин, в основном, интересовали интимные подробности и  похождения, то те ребята были настроены решительно: состязаться в силе и магии, так уж состязаться. Друэлла ничего против не имела,  но не особо хотела им попадаться - магический потенциал у нее был, конечно, не героический.

А вот Эджкомб ее совсем расстроил: Элла даже на мгновение подумала, что ее надули на пустом месте. Ну что за перечисление? Палочки, сундуки... Мальчишка же, ничего-то он и не знает. Но обижаться не хотелось. Дрю, в целом, понимала, что брать правду в их возрасте - совершенно безопасно. Вряд ли из них кто-то знает что-то серьезное и важное, что ценное и интригующее. А вызов - это куда веселее. И Друэлла пошла исполнять свой.

Юная особа встала с дивана,  обвела взглядом всех присутствующих. Смешно было бы поцеловать бюст Слизерина, как самого-самого симпатичного ей здесь (а что такого, хоть и жил Мерлин знает когда, а судя по портретам, был очень даже ничего!). Мисс Розье картинно вздохнула: все-таки перед действием они сыворотку не пьют, а значит, можно и добавить интриги. Пошутить, что ли. Девушка, стремительно обойдя столы. подошла к тому, кто, как ей показалось, окончательно потерялся в этом гадюшнике. К Аластору Муди. Нежно провела обеими руками по взъерошенной голове, наклонилась и, слегка притянув к себе за шею, поцеловала, не закрывая глаз. Поцелуй длился совсем недолго. Выпрямившись, Друэлла улыбнулась улыбкой совершенно самоуверенной победительницы:
- Хорошего вечера тебе, Аластор, - и добавила, прихватив юбку на повороте. - Я снова выбираю вызов, - и посмотрела прямиком на младшую Лестрейндж. Мол, что еще ты можешь придумать?

Отредактировано Druella Black (2017-08-30 22:32:54)

+6

37

Импровизация – сам по себе процесс довольно интересный. Нет необходимости иметь навык актерского мастерства, чтобы быстро вникнуть в ситуацию – достаточно уметь хорошо ориентироваться и просто знать того, кого внезапно предстояло изобразить, как, например, сейчас. Причем, отношения тут играли далеко не последнюю роль – иначе как пытаться что-то или кого-то изобразить, когда тебя в буквальном смысле передергивает об одном только упоминании?!
Об отношениях старосты факультета Слизерин и профессора трансфигурации знали все. Не знали, разве что ленивые или младшекурсники, которых подобные темы все еще обходили стороной. И до чего же было интересно и неприятно одновременно наблюдать за импровизацией Томаса. Интересно – потому что он в точности изображал Альбуса, неприятно – так как каждой интонацией в голосе, жестом, взглядом и просто манерой поведения настолько точно напоминал слишком правильного Дамблдора. Риддл справился так, что можно было поаплодировать стоя. Но излишних эмоций на виду редко кто проявлял. А потому все ограничилось лишь понимающими усмешками и довольными кивками.
Ровена едва удержалась от веселого хохота, наблюдая за разочарованием некоторых, когда Рикард признался, что игрушки, с которой он спал, у него, как таковой, не было. Сразу видно: кто ожидал услышать что-то более откровенное и интимное. Нет, если бы Лестрейндж не знала таких подробностей, она, конечно, так же ожидала бы что-то интересное. Получилось все и вправду банально.
Скромность Эдварда так же была очевидна. И дело было вовсе не в личных качествах. Просто, обычно, юноши редко столь открыто хвастают своими достижении в любовных делах, предпочитая делиться этим в более узком круге. Особенно, если все, кому надо было знать, уже давно посвящены в это. Откровенность – все же удел прекрасного пола.
А вот дальше было куда интереснее.
Аластор с Львиного факультета оказался куда решительнее, чем предполагала сама Ровена. Пусть его поцелуй с девушкой из Дурмстранга, чье имя Лестрейндж до сих пор не знала по причине опоздания, и оказался скромным, но это было довольно мило. Сама же студентка выглядела куда решительнее. Из этого можно было сделать простой вывод: он мало подобным образом общался с девушками. Интересно, многие ли гриффиндорцы такие скромняги?
А Вальбурга тем временем вернулась. И тут Ровена невольно задалась вопросом:  это из-за просьбы Томаса или Вэл просто решила приятно разбавить их несколько зажатую компанию? А, может, и то и другое?! В любом случае возвращение урожденной Блэк делало игру еще интереснее. Особенно интересно стало, когда она выбрала вызов. Что же зададут ей?
Абраксас удивил выбором партнера для танца. И чертовски забавна была его импровизация: серьезное выражение лица, цветок в зубах и ни тени смущения. Малфой – что с него взять?!     
И внимательно выслушивала студентку Дурмстранга. Да и в большинстве своем оказалась права. Вслух этого Ровена, конечно, не сказала. Но после наблюдательности девушки уже серьезней присматривалась к ней.
Эджкомб принялся рассказывать о содержимом родового сейфа. По первой реакции молодого человека стоило лишь догадываться: неприятна ли эта тема или нет. Быть может, финансовое положение его семьи и вправду оставляет желать лучшего. И Ровена была уверена, что Розье, вероятно, догадывалась об этом. И нарочито задала именно этот вопрос, чтобы смутить их гостя.
А вот когда наступила очередь самой Друэллы, оскалилась уже сама Ровена, не упуская Розье из виду.
Сказать, что Лестрейндж была разочарована – ничего не сказать. А потому лишь криво ухмыльнулась, когда та выбрала паренька с другого факультета. Нет, Ровена не намеревалась сеять семена раздора между мальчишками-слизеринцами. Она надеялась, что юная мисс Розье выделит кого-то из студентов своего факультета, но просчиталась. Эта барышня никогда не была глупа и откровенно посмеялась над вызовом, очевидно, уже давно выделив кого-то для себя и оставляя свой выбор до подходящего момента. Ровена фыркнула, не совсем довольная результатом, явно ожидая другого.
Роу только открыла рот, чтобы сказать Дру какую-нибудь гадость, но вовремя остановилась – портить хорошие отношения с ее братом из-за девичьей неприязни, Лестрейндж не хотела. Только сильнее сжала плечо Рика напряженной ладонью – не время и не место показывать зубы. 
– Если я окончу Хогвартс, так и не сцепившись с ней ни разу, – шепнула девушка брату на ухо, чтобы никто не услышал их, – это будет просто грандиозным успехом. – И запоздало добавила: – Моим личным успехом. 
Ровена знала, что никто не поймет ее так, как Рикард. А потому редко скрывала об брата истинное отношение к чему-то или кому-то. Разве что в исключительных случаях.
Услышав свое задание, Лестрейндж была чуточку удивлена, но не медлила с ним. Любимых песен у нее было немного. Зато большинство из них были довольно простыми и легкими к восприятию. И приступила к его выполнению.
Ей не особо нравились песни в ее исполнении, а потому легко, но чуточку приглушенно Ровена пропела лишь куплет старинной ирландской песни, скользя взглядом по холодным стенам гостиной. 
Стоило признать, пока что наблюдать за действиями Ровене было куда занимательней, нежели выслушивать скупую правду, которую все как один отвечали четко, не делая шаг в сторону, делясь чем-то сокровенным.
– Я выбираю правду, – она пыталась разнообразить игру, поскольку большинство игроков выбрало действие. И не стремилась даже ненадолго оставлять брата – с ним она чувствовала куда уверенней.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/PhaiC.jpg[/AVA]

Отредактировано Rowena Mulciber (2017-10-23 11:32:51)

+4

38

Новый круг)
Загадывают:
Том - Антонину
Рикард - Абраксасу
Эдвард - Ровене
Антонин - Аластору
Вальбурга - Рикарду
Злата -Гвен
Гвен - Эдварду
Аластор - Алану
Абраксас - Друэлле
Алан (Баст) - Злате
Друэлла - Тому
Ровена - Вальбурге

Том - Рикард - Эдвард - Антонин - Вальбурга - Злата (Эшглинг) - Аластор - Абраксас - Алан (Баст) - Друэлла - Ровена

З.Ы. Люси пока выбывает в связи с неактивностью игрока

+1

39

Том наблюдает за всеми с ленивым интересом. Все пока только разогреваются, пытаются прощупать границы, но это только первые пара кругов... Потом, когда границы будут определены, когда веселье разгорится так же ярко, как огонь в камине... О, тогда станет куда интереснее - этого он, собственно, и ждет с нетерпением.
И слушает, неторопливо, с садистским удовольствием отрывая от шоколадной лягушки сначала одну лапку, чтобы направить ее в рот, потом другую. Дальше следуют остальные две, до тех пор, пока он не переходит к туловищу.
Он никогда не ест лягушку с головы, хотя, разумеется, хорошо заколдованная, она не перестает трепыхаться даже тогда, когда головы у нее уже нет. Все же, создатель ее был знатным садистом, но это Тома волнует меньше всего
Риддл вертит в пальцах карточку - Салазар Слизерин, кто бы сомневался. Предок задумчиво подмигивает ему с колдографии в аляповатой "лягушачьей" рамке и Том убирает его вместе с карточкой в карман мантии, а потом тянется за следующей лягушкой.
Вальбурга возвращается и Том обжигает ее взглядом, пытаясь отследить, чем именно вызван этот неожиданный "фефект фикции". Вэл не имеет привычки заикаться... обычно, насколько он успел заметить. Это явно не страх перед толпой младших студентов. Проклятье, что ли? Гордая девица Блэк таки допекла кого-то за пределами гостиной или...
Том обводит взглядом честное собрание.
Или это кто-то из присутствующих очень метко сглазил. Да зачем? Свои все знают, что Вальбурга что Адское Пламя, чужие... Чужие вроде как должны не лезть по праву гостей. Или не должны?
Он скользит взглядом по дурмстрангцам, но легилименцию придерживает - за такое хороший окклюмент может и в лицо дать, а превращать посиделки в драку он пока не планирует. Пока. Потом, будет удачный момент, займется этим.
Том следит за Долоховым и Малфоем, продолжая задумчиво раздирать лягушку. Он уже знает, что будет мухлевать в следующем круге, знает наверняка. И знает, чье именно имя ему нужно. А потому пока вполне может позволить себе посмотреть.
Студент из Дурмстранга умен. Хорош в магии. Упрям и горд, судя по всему.
Он вертит в пальцах карточку, с которой профессор Дамблдор укоризненно смотрит на кубок, а потом сразу же, неторопливо, с тем же садистским удовольствием, с каким разделывал лягушку, разрывает карточку на клочки и прямо в ладони обращает ее в пепел, тут же этот пепел отряхнув.
Профессору вовсе не стоит знать, что они тут делают. Мало ли когда он рискнет заглянуть на свой портрет? Впрочем, забавно, за этот год это уже пятая карточка с Дамблдором, что попадается ему в лягушке. А с начала года прошло всего ничего - месяц. Мироздание ему на что-то намекает, не иначе.
Том отряхивает руки и когда приходит его очередь тянуть имя из "отборника", уже почти собирается использовать магию - это не сложно, здесь все и так держится на нем, поменять имя на бумажке будет легко... Но он почему-то меняет решение в последний момент и вытаскивает бумажку без мухлежа, разворачивая.
Долохов.
Судьба точно на его стороне сегодня, как и удача. Он показывает имя остальным, развернув клочок и усмехается.
- Поцелуи и танцы, пожалуй, это забавно, но мне больше по вкусу другие развлечения. В нашей школе есть Астрономическая башня. Самая высокая башня Хогвартса. Говорят, только бесстрашный и смелый волшебник может подняться на нее и обойти ее кругом по парапету, что окружает площадку для астрономии. С закрытыми глазами, без магии, - Том подаетcя вперед. - Я могу это сделать. А можешь ли это сделать ты? Я не буду усложнять правила, твои глаза могут быть открыты, - он усмехается и откидывается обратно на спинку кресла, сложив руки на груди.
- И я выбираю вызов.
Интересно, кто-нибудь догадается загадать ему то же самое? Это было бы довольно... забавно.
Как там говорила Люси? Играть по-крупному?
Пока они все ничего не знают об игре "по-крупному". Но, может быть, узнают.
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/dNqi6.gif[/AVA]
[SGN]

Спи, моя Британия
Скрытая, тайная

http://s5.uploads.ru/f1eEJ.gif

http://s9.uploads.ru/bzQJP.gif
Такт твоего дыхания -
Мой брегет.

[/SGN]

Отредактировано Lord Voldemort (2017-09-02 23:19:48)

+6

40

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/0hXjw.gif[/AVA]
   Рикард ловит на себе взгляды дурмстрангцев: у кого-то недоумевающий: «Ой, да что мы сделали-то», а у кого-то и оскорблённый, и усмехается.  «А вы что думали, господа с севера, вы предлагаете поединок между двумя школами, и выбираете в качестве соперника кудрявого Касси, который и младше всех нас на год, а вашего громилы и на все два-три года, а значит проигрывает в программе? Что я должен подумать? Что – ой – вы не догадалися? Ну, я предпочитаю считать своих соперников лучше злонамеренными, чем идиотами…» Но ему в целом не нравилось, то как они задирают нос: словно темные искусства - есть главная тайна мироздания, без изучения которой в школьной программе все остальные ушербны.
   Ничего обидного в своих словах он не видел: слизеринец это принцип «зачем вступать в драку, и в честную драку, если ты проиграешь». И после, когда кузен выполнил свое задание, подходит к нему и накладывает регенерирующее заклинание. Он не плох в них, но и не так хорош, как медики, а потому наверняка останется шрам. Пусть лучше Малфой завтра сходит в больничное крыло.
    Лестрейндж самый не высокий среди парней в гостиной, Касси обгоняет его всего на несколько сантиметров, и наклонившись к его уху, он коротко шутит:
- Все равно я был бы лучшей парой для тебя, кузен, сам знаешь, кавалер с оглоблей смотрится… не уверено, - и возвращается на свое место.
    Мысль о Касси невольно возвращается его к воспоминаю о словах Вэл, которым он сперва не предал значения из-за заикания – внезапного для Блэк, а вот теперь он вспомнил точную фразу. «Ну надо же, а я-то решил, что он фантазирует и приукрашивает…» Абраксас как-то во время беседы о девушках (Классической: «кто – кому нравится, кто с кем гулял, кому что перепало») со значительным видом искушенного профессионала поведал, что имел опыт поцелуев с самой. Сказал он это, правда, со всей слизеринской тактичностью, что можно было бы подумать: перепало ему куда больше , чем просто пара поцелуев. Рикард тогда еще с усмешкой подумал: «И что? Чулки шелковые потрогал на лодыжке?»
   Ровена отвлекла его от мыслей о Лави и Вэл, от чистокровных леди и семейной жизни вообще.
- Я верю в твое терпение, душа моя, - так же едва слышно ответил Рик и прижался щекой к ее руке.
    Том опять решил повыпендриватся. Рикард только глаза закатил: «Эй, а как же правило не выходить из гостиной?»
А потом потянулся к шляпе, вынимая свою бумажку.
   «И снова здравствуй, кузен». Лестрейндж  изобразил глубокую задумчивость, хотя сразу понял, что стоит спросить.
- Касси, я буду скучен и банален: тема поцелуев. Расскажи о том, что запомнился тебе больше всего, - Лестрейндж не позволил себе изогнуть губы, бросив вопрос так, словно ничего более интересного ему в голову не пришло.

[SGN]

Достоинство сильных не в мощных руках
В умении сдерживать силу.
http://s6.uploads.ru/5NoZy.gif

http://s5.uploads.ru/PHB1n.gif
Талант полководца не в многих полках...
А в сломанном вражьем крестце.

[/SGN]

+6

41

Скромная фенечка, которую Гвендолин плела весь вечер, прикрепив её начало к юбке с помощью булавки, чтобы не уронить ненароком и она не начала распускаться, стала уже порядочной длины, а узор повторился несколько раз. Нет-нет, хаффлпаффка участвовала в общем праздновании, на котором очутилась, наверное, по счастливому или наоборот печальному, стечению обстоятельств в прошлом и настоящем. Вот уж кого-кого, а милую, ответственную и очень правильную старосту барсучьего факультета вряд ли можно было заподозрить в любви к встречам после отбоя за чашечкой сыворотки правды в столь необычной компании. Тем не менее, она была здесь и даже практически не чувствовала себя лишней, участвуя в необычной игре и уже успев обменяться парой честных ответов с довольно молчаливыми юношами из Дурмстранга. Гвен любила знакомиться с новыми людьми и узнавать давно знакомых с другой стороны, поэтому сюда и пришла. Все-таки занятия было трудно назвать неформальной обстановкой, а здесь, если ненадолго забыть обо всех горестях, что ждали за пределами Хогвартса, было вполне уютно, чтобы слегка отодвинуть в сторону официоз и быть простыми подростками, желающими праздника и веселого досуга.
И, в данный момент, даже не глядя на то, как пальцы привычными движениями плетут украшение, девушка с любопытством слушала сокурсников и гостей. Каждый из присутствующих был словно маленькая зачарованная шкатулка, крышку которой хотелось слегка приоткрыть, пусть даже не увидев что же там внутри. Этот небольшой кусочек честности, пусть даже из-за зелья, для Гвен был куда ценнее сна после отбоя и явно перевешивал страх попасться кому-нибудь из преподавателей в коридорах, когда она пойдет обратно.
Очередь плавно вновь перешла к ней, заставляя слегка призадуматься над ответом. Все же, действия - это весело, но так как их выбирает большинство, нужно немножко разнообразия. К тому же, ей еще не задавали вопросы ученики Хогвартса и было любопытно ответить тем, с кем она проучилась без малого пять лет.
- Я выбираю правду, - с чуть скромной, но от этого не менее добродушной и искренней улыбкой ответила девушка, попутно запустив руку в шляпу, чтобы вытянуть бумажку с именем того, кому ей предстоит загадывать действие или задавать вопрос.
Листок бумаги с аккуратными и ровными буквами немного удивил, но так ведь только интереснее играть. И, так как Эдвард выбрал действие, пришлось в срочном порядке придумывать что-нибудь интересное, но при этом достаточно простое и приличное. Танцы были, поцелуи были, надо что-то другое. Мысли почему-то остановились на старой глупой песенке, которую младший брат любил напевать, пока мыл посуду. Что ж, пусть уж будет полный набор развлечений.
- Спой, пожалуйста, как Шляпа на распределении, песню про факультеты. Собственного сочинения. Коротенькую. - вежливо все же озвучила задание Гвендолин. Конечно, не так уж необычно, но все же порой мальчишки умели выдавать действительно забавные куплеты, к тому же, тут даже рифма особо не требовалась, так как Шляпа порой пела нескладно, зато можно было дать волю фантазии и интерпретировать песню как захочется, даже в шуточном варианте.

Отредактировано Gwendolin Powell (2017-09-12 19:16:14)

+3

42

[AVA]http://s9.uploads.ru/w1W3d.png[/AVA]Не в размере дело...
Надо же, а мы думали наоборот. Но наконец-то мисс Блэк это услышала! Она останавливает взгляд на гостей из Северной Школы, интересно, как себя поведет мистер Долохов. Будучи приглашенным так откровенно. Вальбурга дает негромкие аплодисменты заклинательному состязанию - искусство магии безусловно делает волшебника. Однако есть и другие немаловажные умения, ради которых стоит потрудиться, чтобы выучиться. И грустно будет убедиться в главном сплетни относительно дурмштранговцев - что они умеют колдовать и... ничего более.
Так что же танец?
Внимание также приковывает гриффиндорец - право, уж вы-то могли бы хотя бы постараться заинтересовать нашу гостью. Вальбурга не может сдержать от комментария.
- Аластор, вас же просили “как следует”! Куда вы растеряли весь пыл и жар вашего факультета? Разве так целуются, ну? - тихо рассмеялась мисс Блэк. Гриффиндор, факультет отважных львов... Котят, да и только.
Речь девочки Златы с непроизносимой фамилией сильно режет слух акцентом, но вовсе не смыслом. Да, тут мисс Блэк согласна - Хогвартс очень мягкий. Достаточно отпустить свой взор дальше слизеринского стола, чтобы увидеть, какой сброд сюда пускают. Просто так, по праву рождения. Почему бы не сделать вступительные испытания? Хотя бы стихийной магией, без палочки. Метлы же первокурсники поднимают вовсе не ими, верно?
- Во времена директорства моего предка были разрешены телесные наказания магией, что сделало его одним из самых непопулярных глав Хогвартса. Следующий отменил такие наказания, заменив их на трудовую отработку. Так с тех пор и живём.
Игра идет дальше, и забавно, что вот рейвенкловец заинтересовал мисс Блэк и ответом, и как тот был преподнесен. Вопрос не очень корректен, но ведь ради преодоления оков мы тут и собрались, верно? Всякий знает, что не стоит часто шутить в вороньим факультетом, ведь как истинные экспериментаторы они очень любят игру из разряда "давайте потыкаем его палочкой и посмотрим, что будет". Веритасерум рассказывает о сокровищах фамильного сейфа мистера Эджкомба, но по сути они ничем не отличаются от других. Разве что не все чистокровные рода хранят палочки умерших родственников. В остальном же весьма стандартный набор. Надо было спросить не что в сейфе, а сколько их самих, ибо никто не держит ячейку просто так, в ней всегда лежат важное для рода имущество. Так, простите, сколько?
Смущенная улыбка Алана была из категории тех, что отосланы сразу всем дамам, но она не находит отклика в душе мисс Блэк. Просто она не в её вкусе - слизеринка всегда предпочитала собственную иронию любому смущению.
Друэлла Розье идет на риск - мало кто из девушек добровольно поцелует гриффиндорца, да ещё такого. Браво! Вальбурга видит в этом лишь блеф, ни о каком симпатии тут нет и речи, наверняка Друэлле тоже показалось, что Аластор нуждается в большей практике, чтобы, так сказать, впредь не терять лицо перед иностранками. И помогла. Что ж, хорошее обучение. Студенты Хогвартса должны заботиться друг о друге.
Играющие один за другим выбирают вызов, и состязание набирает обороты. Становится интересно. Кому интересна правда? Она всё только усложняет. Волшебникам их круга с детства прививали очень сдержанный интерес к чужим мыслям и чувствам, так что неудивительно, что на Слизерине все хотят действовать. Вызовы сменяются от поцелуев к песням, что вносит прекрасное разнообразие в их вечер. Вальбурга не стала сдерживать свои творческие порывы и негромко подпела Ровене на последнем куплете. Там в оригинале в конце шло двухголосье, поэтому… почему бы и нет?
Именно под этим лозунгом она воспринимает задание от Тома. Сбросим сурового Антонина с башни, и посмотрим что будет. Рейвенкло точно оценит. Запрещённая, рискованная забава, но многие мальчики ходили по парапету, немногие – летали вниз. Вальбурга не может вспомнить ни одного имени. Неудивительно, что Том сам может обойти башню, он же наверняка тренировался с первого курса… вопрос только зачем. Его задание отражается в заинтересованном изломе бровей - мисс Блэк интересно, сменят ли они сейчас локацию или же нет.
Однако следующий вызов обещал страдания не только Долохову, но и всем.
О, Мерлин, нет, не надо так... Девушка, как ты попала на желтый факультет, под каким предлогом? Эдвард и пение – это же просто жестоко. Ладно Ровена - её чистый, певучий голос прекрасно ложился на любые песни и наоборот. Но музыкальные излияния Мальсибера были далеко не каждому слушателю по нервам. Однако если можно играть на них, то и петь, видимо, тоже. Вызов есть вызов, но Вальбурга успеет сделать страдальческое лицо, едва услышит голос однокурсника.
Шляпа медленно, но верно переходит к мисс Блэк, и она тянет имя. Не трудно было догадаться, которое... Рикард Лестрейндж. Этого следовало ожидать. К тому времени, когда они станут достаточно взрослыми, чтобы выбрать правильный путь, будет брошен уже другой жребий, но момент, который определил их будущее, уже остался позади.
- Я хочу от вас таких действий. - она аккуратно достается из кармана юбки три хрустальных фиала и левитирует на столик перед диваном. Магическое стекло играет отблесками от парящих свечей, оно коварное, не дает понять, какого цвета жидкость и какая консистенция у содержимого. - Гастрономических. Пейте любое зелье на выбор, залпом, не принюхиваясь. Среди них нет Веритасерума, но все зелья прекрасно сочетаются с ним без каких-либо реакций.
Задай Вальбурга подобное задание себе, то в свете последних событий, она бы плюнула и в сердцах выпила все три фиалам залпом. Красивый был бы жест, красноречивый. И даже отправляющий оппонента в дали дальние.

Отредактировано Walburga Black (2017-09-14 14:55:28)

+4

43

Пост исправлен! Кривоглазый Эдди случайно выполнил задание в этом круге, виноват.
[AVA]http://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/6/14/3b7d0591b7aa3c54f60d190dfe2f9595-full.jpg[/AVA]Послушав свой «вызов» Эдвард некоторое время молчит, а потом коротко смеется в кулак. – Песни – это совершенно не мое, - кается он всуе. – Точнее, даже не песни, а стихосложение – так что прекрасные дамы, если кто и будет вам писать стихи, так это не я, - Мальсибер говорит это, а сам встает, идет к их спальне и какое-то время там копается. Через пару мгновений он все же возвращается в гостиную, виновато улыбнувшись и с гитарой.
Вообще, куда больше его волнует то, что там за задание собирается устроить Том – он Риддла знает достаточно, чтобы понимать – пить, чтобы творить несусветные глупости ему совсем не нужно. Он, естественно, пойдет с Рикардом. И… и, наверное, староста пойдет следить за порядком. Может, туда отправится и Касси, черт его. Мальсибер коротко и неодобрительно смотрит на Тома, думая, что проявлять к гостю свой интерес так откровенно это как-то… Впрочем, Риддла можно понять – его как магнитом тянет к опасному и запретному, профессора Хогвартса ему давно неинтересны – точнее, единственный, который интересен, тот и вызывает безмерную ярость. Что же касается Эда – он не против пропустить все веселье, зная, что Риддл и его полубезумные развлечения почти никогда не заканчиваются ничем хорошим. Том из тех, кто будет смотреть в бездну до последнего, совсем не обращая внимания, что увязает по щиколотки.
Впрочем, единственный, с кем в процессе ничего не случится – это Том и есть.
Ну а Эдди как и полагается другу прикроет их и развлечет присутствующих. Иначе зачем нужна Тому «свита» в принципе.
Мальсибер устраивается с гитарой, коротко пробегает пальцами по струнам, слушая звук. О, отлично, настроена.
- Ну а теперь попытаем удачу… - Эдвард запустил руку в шляпу, надеясь, что Риддл там не слишком наколдовал со своим распределением людей между собой. Эдди более чем уверен, что Том приложил к якобы «случайному» порядку свою неслучайную руку – иначе объяснить то, что он достал Долохова нельзя. Впрочем, он бы не стал подставлять Рика Вальбурге, что ни говори.
Вэл Блэк, хоть она и была словно статуя из древних легенд – что-то греческое или римское – не отличалась добрым и кротким нравом, да и в принципе – она не была похожа на «обычную» девчонку. С одной стороны, конечно, этим самым она была жаркой фантазией у каждого мальчишки младше ее – но с другой… Ну, Том зато с ней дружил – насколько это возможно – но Тому ее взять замуж не светило ни коим образом.
Эдвард прочитал имя на бумажке и светло улыбнулся. О, сестра Рика. Ровена была сестрой его крестного брата и близкого друга, а потом она получала сто очков вперед в любом сравнении с любой девушкой, просто потому, что сестра Рика просто не могла быть плоха.
Да и в принципе.
- Ровена, раз уж правда, то я не буду очень тебя мучать, - Эдвард подмигивает ей. – Вот есть у тебя мечта? Расскажи нам. Может, ты мечтаешь создать философский камень или оживить Мерлина?

Отредактировано Edward Mulciber (2017-09-18 20:47:59)

+4

44

Скучающий франт, конечно, скучает до упору - потолок рассматривает, томно заводит вверх глаза, даже относительно успешно спародированый директор этой богадельни его не веселит, в отличии от многих.
Лягушка - холодная кода, холодное сердце, стылая кровь.
Впрочем, "заступничество" родича его, похоже, таки задевает, - Тони не обманывается улыбкой, - с такой именно улыбкой врагам на поле боя откусывают голову. Зато ему вот, похоже, удалось достучаться до ярости этого аристократа - на него аж глазами сверкнули. Мальчишка имеет уязвленное самолюбие и оно не позволяет ему видеть всего, только потенциальные оскорбления? Грешно будет этим не воспользоваться... пока что это синеглазое существо с перекошенным от постоянного растягивания углов рта лицом не походило на настоящего врага. И Тони сразу заметил себе, точнее напомнил, что в здешних краях Малфой, может, за горячего сойдёт - тут на острове мало у кого в жилах есть место горячей крови.
Их игра только подтверждала это и даже не их, большая игра, - тоже шла как-то не интересно пока что и вяло. Такое Антонин встречал впервые: с ним бывало, что не интересны маги, но интересна игра, но не напротив.
Впрочем, партнер по танцам уже стоит напротив. Наверное пытается издеваться?
Долохов встаёт, едва умостив было зад на своём месте. Встаёт и поддёргивает перчатки, встречая цветок выразительным взглядом - он не намеревается вести себя как портовая блядь, принимая от этого ... Малфоя цветок, пусть сам выкручивается как хочет - Долохов подает ему руку, затянутую в лайку парадных перчаток, - в ответ на руку.
- Нет. Колдую лучше, - Антонин Юрьевич принимает вызов, поклонившись в ответ. Что там придётся танцевать? Он не был ведомым десяток лет и всё, на что надеется - что Малфою не придёт в голову танцевать что-то из современного. Не то, чтоб Долохов был старомоден, он просто уверен, что эта диванная болонка (зажатый в зубах Малфоя цветок делает аналогию ещё более точной) его не удержит, - всё же весу в нём как в двух пристойных барышнях.
- Девочки, не завидуйте, - кидает он через плечо "своим", - у месье ещё полупустая бальная книжка.[AVA]http://se.uploads.ru/t/vGLYT.jpg[/AVA]
На этом сарказм заканчивается, остается сосредоточенность - в танго партнёру особенно ног не отдавишь, но и полагаться избыточно на малфоевские "подводки" излишне, - грянуться спиною на пол Антонин избегает.

Зато после их танца можно протиснуться снова на своё место. Поцелуи. Вопросы. Какие-то смешные фразочки. По тому, как местные реагируют на заданный мальчишке в синем вопрос, Тони понимает, что тут в игре еще и состояние важно. Смешно, конечно. В Дурмстранге можно было срать золотыми кирпичами и всё равно ходить в неприкасаемых. А здесь, похоже, всё еще судят по одёжке и нижнему белью недостаточно престижной марки. Впрочем, до демонстрации заношенных трусов они всё ещё не доиграли.

Антонин не торопится встать в очередной раз - как видно его тоже сглазили, только не на заикание, а на неспособность умостить свой зад в кресло. "Чтоб тебе как ни сел, всё вскакивать" или нечто вроде того. На своё имя в руках местного старосты Тони реагирует тяжким, словно у голодного удава, взглядом. Староста ему не нравится, как не нравится потенциальный противник. Антонин почти что уверен, что здесь они в очень большой степени прямые конкуренты, и вовсе не по детской игре.
На кого же вы работаете, мистер Том Риддл?
В Британии, по предоставленным Долохову перед отъездом коммюнике, нет ни одного мага, на которого этот Риддл может работать. Слагхорн или Дамблдор были там в списке, но не подходят технически. Сам Риддл, Долохов проверил здесь, по библиотеке, был абсолютно никем.
На кого же?
Придётся соглашаться на этот бред, - даже если придётся полночи потратить на карабканье по почти отвесной стенке, этому Тому Риддлу придётся провести это время с ним. Неплохой шанс, а Янкл и Злата потом расскажут ему, что тут было без них.
- Взобраться дело долгое, но я рискну. Заодно проверю, смелый ли я, или мне надо пить алхимические декокты, чтоб сравняться с тобою. Если не ляпнусь, выбираю на будущее правду.
Тони поднимается, отдает ментик со шнурами и украшениями Янклу, - развязывает себе руки, запускает их в шляпу, косится на вытащенное имя - ну вот и кто это? Лучше б портрет прилагали, как в этих их лягушках.
- Этот фант расскажет нам о том, кем он станет, когда вырастет. И зачем. Сочинение на пол-свитка, не меньше.

Отредактировано Antonin Yu. Dolohov (2017-09-20 09:15:04)

+7

45

Она не ошиблась, это и правда было смешно, особенно роза в зубах кудрявого блондинчика, гораздо больше похожего в паре с Долоховым на даму. А вот сама игра почти не забавляла. Поцелуи, поцелуйчики, рожденный неудовлетворенной тягой интерес к тому,  кто с кем гуляет, кто с кем хочет гулять, у кого что лежит в семейном сейфе, -разве это важно или хотя бы интересно? Разве это что-нибудь важное о людях говорит, особенно последнее? Правда еще оставалась надежда, что англичане только разогреваются, и дальше пойдут вопросы и задания посерьезнее. Мечта, например, - это уже лучше, и испытание с зельями и предложение пройтись по ограждению астрономической башни уже больше похожи на игру в гостиной ветви Локи. Кто как желает, а Злата обязательно собиралась посмотреть, Антонин ни за что не воспользуется брошенной поблажкой, и ей хочется увидеть, как товарищ утрет нос и этому слизеринцу, разумеется, справившись с задачей.
Ей самой досталась до сих пор вообще какая-то незаметная среди хозяев гостиной девочка из "барсуков", и все, что Злата пока могла о ней сказать, - она милая. Милая вся, целиком и насквозь, как детеныш клубкопуха, вместе с прицепленным булавкой к юбке плетеным браслетиком и заданием спеть песенку на манер местного распределяющего артефакта. Пара-тройка правдивых ответов, глотков спирта из кубка, и ее можно будет устроить в дальнем от компании кресле и накрыть пледом, чтобы спалось теплее и спокойнее, - Гвен не похожа на человека, который вообще пьет алкоголь, тем более крепкий. И у которого есть какие-то настоящие тайны. Злата задумчиво повертела в руке бумажку с именем, размышляя, что бы спросить. Как ее сюда занесло? Скорее всего пригласили как старосту... Для кого браслет, или на что он зачарован? Наверняка для мальчика, и если и заколдован вообще, то на что-нибудь милое и романтичное, и отвечая она будет краснеть от выпитого и от смущения. Мечта в недавних вопросах уже была, и заветное желание тоже будет слишком похоже...  Да и желание будет каким-нибудь милым и наивным, и при том совершенно искренним. Нужно что-то, трогающее глубоко, позволяющее по-настоящему что-то узнать о себе и других, иначе зачем вообще играть? - Гвен. Что в тебе ты больше всего боишься потерять?
[NIC]Zlata Vishneveskaya[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/i7HCq.jpg[/AVA]

+4

46

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/NBEjp.jpg[/AVA] Коснувшаяся его магия Рикарда была приятной, пожалуй, заботой. Так что Касси на мгновение мягко коснулся его ладони кончиками пальцев, смотря благодарными синими глазами.
- Спасибо, Рик. Надеюсь, теперь шрама не останется.
Он не собирается комментировать заявление кузена. Да, несомненно, тот был бы лучшей парой - еще и поддержал бы шутку. Но вопрос был в другом.
Долохов игнорирует цветок довольно выразительно, но смущаться или как-то показывать неловкость Абраксас не собирается. Никто не мешает ему взять цветок в зубы - аккуратно, что бы не напороться на шипы - и касается нежной и тонкой замши перчаток. Не то, что бы Малфой считал себя ханжой или имел какие-то предубеждения, так было даже проще представить, что его партнер является барышней - их привилегия носить перчатки не снимая.
Впрочем, переоценивать свои способности Касси не привык. Танец обошелся без сомнительных элементов вроде подхватов - поднять намного более высокого и массивного дурмстрангца у него все равно не получилось бы, позориться и ронять партнера он тем более не собирался. Они, пожалуй, даже почти не касались друг друга - благо, танец вполне позволял такую трактовку. В какой-то момент он даже позволил себе увлечься - но совсем не на долго.
И после просто опустился в кресло переводя дыхание.
Активная часть закончилась, можно вернуться к ленивому наблюдению. Или, например, попробовать разнообразить вопросы.
- Друэлла. - Он задумчиво облизнулся, смотря на девушку внимательно. - Выпей то зелье, которое не выпьет Рикард.

Отредактировано Abraxas Malfoy (2017-09-26 23:26:05)

+4

47

[NIC]Alan Edgecombe[/NIC] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/8/3/0/3/83032/85056257.jpg[/AVA]
[STA]Я знаю, что ты знаешь,
Что я знаю, что ты знаешь.
И ты скрываешь то, что я скрываю,
Что ты скрываешь.[/STA]
Алан не без интереса пронаблюдал за Друэллой и ее выбором партнера для поцелуя. Она явно схитрила и не до конца выполнила условия задания - выбрала не того, кто ей больше всех нравится, а того, кто будет удобен, не поссорит с ее собственным факультетом да еще и будет немного вызовом окружающим. “Надо запомнить, что без веритасерума слизеринцы имеют свойство подменять правду, видимо, потому и не могут без него обойтись в этой игре.”
Дальше задания пошли более интересные по мнению Эджкомба, но и более рискованные. Пройтись по парапете астрономической башни требует храбрости и ловкости, впрочем, получивший этот вызов дурмстранговец похож на того, кто сможет это выполнить и даже не дрогнет. Риддл явно пробует своих гостей на прочность. Задание с зельями от мисс Блэк показалось весьма занятным. Интересно, что же она припасла в этих пузырьках? А уж своеобразное продление этого вызова Малфоем порадовало вдвойне - красивое умение использовать чужую задумку изящно.
Вопросы, задаваемые в этом круге были уже интереснее предыдущих, вопрос Златы, чье имя он вытащил на этот раз, понравился рейвенкловцу тем, что был нацелен на суть человека, на его внутренний мир. Что ж, Алан попытается назначить ей вызов в том же духе.
- Вырази себя при помощи магии, - Эджкомб улыбнулся, глядя ей в глаза, - покажи нам, кто ты и что ты с помощью своего волшебства.

+5

48

Было бы глупо надеяться, что все и сразу начнут откровенничать. Будут, возможно. Не все. И уж точно не сразу – колеблющемуся пламени нужно немного времени, чтобы разгореться. Да и можно ли говорить об откровенности тех, кто умудрялся схитрить, не только выполняя задание, но и перед глотком Веритасерума? Ровена так же попробует схитрить, раз уж выбрала правду. И не для того, чтобы ввести кого-то в заблуждение. Она вполне реально смотрела на вещи и понимала, что тут особо никого не интересует ее, так называемая, правда. На крайний случай – вырвут из контекста что-то, за что в дальнейшем можно будет зацепиться. И то не факт – она же сестра Рикарда. В этом были свои плюсы. И минусы. Не то что бы, Роу не стремилась к выполнению каких-то непристойных или опасных действий, какое, например, задал Риддл Долохову. Богатой фантазией никто из присутствующих не обделен. А потому ей попросту хотелось проверить себя: сможет ли она как-то повлиять на воздействие зелья.
И взглянув на Эдварда, доставшему из шляпы ее имя, внимательно выслушала его. Вопрос был интересным. И Ровена надолго задумалась бы над ним, если бы до сих пор не знала своей мечты. Но все же раздумывает над тем, что же ей такого ответить, прежде чем она сделает глоток зелья Правды. Проще вытянуть из глубин памяти какое-то незначительное желание, которое чем-то напоминало мечту. И выдать его. Будет ли это правдой. Получится ли? Ведь Эдвард вполне точно сформулировал свой вопрос, употребив слово «мечтаешь». То есть, мечта в настоящем времени, которая явно придется по душе юным сплетницам и нехорошо посрамит саму мисс Лестрейндж.
И на том спасибо – вопрос мог бы быть намного скучнее, запутаннее или более личным. А пока что ее очередь тянуть имя.
Девушка запускает руку в шляпу. Нащупывает одну бумажку за другой, тянет не первую, и не вторую попавшуюся в пальцы, а ту, которая была дальше всех. И, улыбнувшись, перевела взгляд на ту, чье имя было написано черными, как ее фамилия чернилами. Вальбурга. Надо признаться, морально она помогла Ровене, негромко подпев на последнем куплете. И это польстило. Да и в целом отношения – всегда были хорошим.
– Вальбурга, – Ровена подождала, когда внимание девушки сосредоточится на ней, прежде чем продолжить, – отметь для себя кого-то из присутствующих, – Роу обводит взглядом собравшихся в гостиной, – и трансфигурируй это, – протягивает Вэл один из чистых стаканов, – в маленькую стеклянную фигурку волшебного существа, с которым он у тебя ассоциируется. Не важно, будет ли это животное или птица. И подари его кому-нибудь. На свой выбор.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/PhaiC.jpg[/AVA]

Отредактировано Rowena Mulciber (2017-10-23 11:33:04)

+5

49

Похоже, у слизеринцев был какой-то пунктик по поводу поцелуев. Стоило Аластору едва-едва отойти от подвига, совершенного несколько минут назад и совершенно не оцененного.. гм.. объектом этого самого подвига, как к нему уже направлялась какая-то слизеринка. Друэлла, кажется? Судя по первому впечатлению, змея первостатейная, за словом в карман не полезет, за делом, собственно, тоже. И она... она его поцеловала. Нет, серьёзно! Нет бы выбрать кого-нибудь из своих - нет же, привязалась именно к нему! Гриффиндорец немного ошалело смотрел на девушку, он даже попытался не упасть в грязь лицом и сам потянулся к ней, но, что уж там говорить, движения слизеринки были куда решительней. Грюм некстати подумал, что преждем чем идти сюда в следующий раз, надо научиться целоваться. А то что он как неродной. Поор факультета, всё такое. Но целуется эта змея, конечно... конечно - да-аа...
Сложно было сосредоточиться на происходящем после такого широкого жеста, но Аластор постарался изо всех сил. Благо, появление новой участнницы игры его отвлекло. И изрядно удивило. Хаффлпаффка вписывалась в интерьер еще хуже, чем он сам, раз в десять хуже. Интересно, и откуда в ней столько авантюризма - прийти сюда? А еще интересно, кто ее пригласил. Надо бы узнать у Рика.
Игра тем временем не останавливалась, позволяя бедняге гриффиндорцу собраться с мыслями, а, напротив, неслась вскачь. Отметив, что с поцелуями, к счастью, сегодня везет не только ему, куда больше внимания Аластор обращал на задания иного рода. Долохову, например, досталось интересное. Он не отказался бы испытать себя в таком, не струсил бы. Но в этом круге Грюм интереса ради выбрал правду, и ему достался вопрос от того самого Долохова. Хороший вопрос, самое время подумать о нем перед СОВ, но не в такой же обстановке!
- Я думаю, что стану... - глоток зелья. С чем-то крепким он его намешал, крепче пива. Ну, после поцелуев - самое то, что нужно. Зелье обжигает горло. Слова сами находят путь к тому, чтобы быть сказанными. - Стану аврором, наверное. Особенно если война не закончится, но если закончится - все равно стану. Мой отец - пилот бомбардировщика, он сражается на другой, на маггловской войне, но ведь это одно и то же на самом-то деле. Я редко его вижу. Он... даже ничего не знает о магии. Я хочу, чтобы он остался жив. И хочу быть как он. Хочу защищать тех, кто не может защитить себя сам, хочу, чтобы в мире был порядок, хочу, чтобы больше не было войн, ни магических, ни маггловских, никаких. Авроры многое делают для того, чтобы в Британии не случилось тех страшных вещей, которые уже случилось в других странах. Нет, я... не очень-то хочу быть каким-нибудь героем, я просто думаю, что у меня бы получилось.
Да, он вполне отдает себе отчет о том, кому он все это рассказывает. Ну и что? Да, он ни с кем пока не делился такими планами на жизнь, но тому же Рику он рассказывал про отца, а уж о том, что Грюм охоч до драк с палочкой и без, только ленивому неизвестно.
- В следующем круге принимаю вызов. А ты, Алан... - он задумчиво посмотрел на рейвенкловца. Можно ради научного интереса и этого послать целоваться. Но этим пусть займется кто-нибудь другой, у Аластора другой интерес. - Возьми-ка метлу и изобрази морскую звезду на палочке, - ну, он же рейвенкловец, он должен был хотя бы читать про приемы, если сам их не использует. По крайней мере, именно так всегда думал о них один непроходимый гриффиндорец.

+3

50

[AVA]http://i.imgur.com/RRIqZp4.jpg[/AVA]
Кажется, и овцы остались целы, и плотоядные волки с жадными глазенками были вполне себе сыты. По крайней мере, в их вполне прогрессивном обществе на нее никто не обрушился с упреками за шаловливое действие. Удивились? Да. Расстроились выдумке - тоже да. А кое-кто, видимо, получил бесценный опыт, судя по реакции.  Друэлла удобнее устроилась на диване. Слава Мерлину, что все менялось каждый круг, иначе она уж и не знала, что еще ей загадает Ровена, чтобы досадить после такой выходки.

Когда к ней обратился по имени Абраксас, девушка приосанилась. Малфои всегда были неплохой партией, да  и все-таки слизеринец был слишком лощеным джентльменом, чтобы загадать уж что-нибудь совсем подленькое. Что ж, зелье, которое не выберет Рикард... Друэлла округлила от удивления глаза, но несколько раз рассеянно кивнула. Рикард был старше нее и явно лучше разбирался в зельях. А что  могло заваляться в бездонных карманах Вальбурги - один гриндилоу разберет. Друэлла уже морально была готова полностью облысеть, на часок сменить внешность, ну или, предположим, мяукать все следующие сутки. Ну, в Больничном крыле вылечат, если что. На такой случай у нее есть брат: донесет до колдомедиков как-нибудь уж, на него девушка привыкла надеяться больше, чем на всех подруг вместе взятых.

А вот необходимость загадывать что-то своему старосте ее честно напугала. Риддл умел не только пугать своим видом в определенный момент времени, но и вообще был кошмарен. Существенно старше, облеченный хоть какой-никакой, а властью, еще и с деканом явно на короткой ноге.  И задания дает такие жуткие, опасные. "Думай, Дрю, думай", - и снова ей нужно оставить овец целыми так, чтобы и самой в грязь носом не ткнуться, и личного врага в лице Риддла не заработать. Девушка выдохнула.

- Я не знаю, какое зелье мне придется пить и не станет ли оно последним в моей жизни, но, Том, - Друэлла коротко, с очевидным испугом посмотрела на вызываемого. - Приготовь для меня, пожалуйста, свой любимый напиток и подай, - нет, она не пыталась поставить очередного юношу, не отличающегося чистой кровью, в положение униженного - ведь ухаживать за дамой так естественно! Признаться, Розье была готова сквозь землю провалиться от осознания несвободы выбора задания, но что поделать - они сами договорились поиграть. А если все выйдет, то можно будет при случае и прихвастнуть, что ей подавал сам Том Риддл, будь он неладен.

+3

51

То, что у Тома дурости в голове хоть отбавляй, это все знают. И ладно бы дурости какой-то другой, иного рода, так нет же, он имеет в своей крови какую-то почти гриффиндорскую лихую каплю бесстрашия, что прекрасно множится на его исключительно слизеринский острый ум и общую погань характера. И полное отсутствие чувства самосохранения в целом, это, кажется, ещё никто не выучил, но очень скоро выучат.
Том сам толком не знает, почему именно башня. Он никогда не боялся высоты как таковой, у него не захватывало дух, когда он смотрел вниз с этой башни, перегнувшись через бортик, всматриваясь в мелкие фигурки учеников внизу. И никогда не волновался, что через этот бортик свалится, хотя за рукав его, конечно, не раз хватали. Но сейчас его тянет на башню не завлекающая, завораживающая высота. Его тянет другое.
Его тянет собственная грань. Он знает, что может убить и это пьянящее чувство собственной силы, собственной власти над чужой жизнью и смертью. Порог, который он единожды переступил, который он уже миновал.
И теперь ему нужно другое. Какое-то подтверждение, какой-то знак и именно это тянет его наверх, в Астрономическую башню. Он отлично обошёлся бы там, наверху, без Тони Долохова, но Тони Долохов нужен ему там именно потому, что для того, что он собирается сделать, нужно не быть одному. Так правильно.
Том не боится струсить, он никогда не струсит, он знает, что едва сделав шаг, уже не отступит, заставит себя идти до конца - или упасть.
Но, в конце концов, не своих же звать туда,  наверх, это будет уже не то и не правильно.
Проблема в том, что конкретно сейчас, в данный момент, выйти за пределы гостиной Том не может. Он смотрит на флаконы с зельями, что поставила Вальбурга перед Рикардом и взгляд Риддла становится недобрым. Тяжёлым. На факультете не только он играет по-крупному, это ясно, но по правилам не играет он один, потому что от остальных он соответствовать правилам требует неукоснительно.
А ещё потому что он может себе позволить по ним не играть.
И все же, он смотрит на флаконы тяжёлым взглядом. Ломиться сейчас в чужой разум нет смысла, хотя, видит Мерлин, он бы очень хотел по уже протоптанной дорожке добраться до сознания мисс Блэк и потоптаться в ее подкорке словно слон в посудной лавке. Не потому что он не может сделать это изящно, а потому что... разделение интересов.
Будем же честны, Вальбурга - девушка, которая ему нравится, а Рикард - его лучший друг и в таком случае выбор более чем очевиден. В том смысле, что в случае необходимости он совершенно не будет мучаться угрызениями совести, если понадобится сократить количество Блэков в магической Британии на одну темноволосую голову.
Не то что бы он боялся, нет, скорее... Скорее он слишком внимателен к тому, что принадлежит ему - старая, ещё приютская привычка, что у тебя нет ничего своего, а если уж оно появилось, то будь добр впиваться за него зубами до мяса. Почти лирично.
Но он отводит взгляд и улыбается Друэлле мягко, уголками губ. Очередь Рикарда следующая, значит у него есть время до хода Долохова, чтобы... посмотреть и разобраться. И в случае чего сделать в игре паузу. А пока он может заняться полезным и выполнить такое очаровательное желание сестры Розье.
Том с лёгкостью поднимается со своего места. Он не слишком долго думает над напитком. Он никогда, честно говоря, не имел тяги к алкоголю, а прошлым летом так и вовсе выяснил, что это та вещь, которая ему... не слишком полезна. Впрочем, на факультете знают, староста любит "сладенькое" и уже никто не рвется по этому поводу смеяться. Он вообще довольно быстро отбивает желание смеяться у окружающих, особенно - смеяться над ним.
- Как пожелает прекрасная дама.
Том с лёгкостью вытаскивает палочку. За шоколадом далеко идти не надо, за молоком, впрочем, тоже - с недавних пор у него в тумбочке хранится бутылка свежего. Он и сам любитель его пить, но ему-то хватает и в Большом Зале или при набегах на кухню, а вот дополнительную бутылку лучше хранить в спальне и не светить перед нервными домовиками ещё одним любителем.
Собственно, бутылка к нему и прилетает после простого Акцио, а дальше Риддл с ловкостью бывалого кулинара сначала растапливает в чашке несколько корчащихся шоколадных лягушек (он мельком смотрит на карточки, отбрасывает большую часть на стол и тут же обращает в пепел всю ту же, неистребимую). Затем щелчком пальца отправляет пытающуюся выползти лягушку обратно в чашку (она оставляет жирный шоколадный след на стенке), потом, движением палочки перемешав гущу, разводит ее молоком и подогревает. Последним он разрывает шелестящую упаковку попискивающих зефирных мышек и щедро выкладывает их в чашку, пока те пытаются пищать громче и расползаются во все стороны, тая.
- Прошу, - он левитирует чашку и она замирает перед Друэллой в воздухе, дожидаясь, пока девушка ее возьмёт.
- Думаю, что это перебьет вкус... чего угодно. О... и ещё кое-что.
Он тянется к сладостям, вытаскивает из кучи кровавый леденец и несколькими сильными движениями превращает его в ладони в осколки, прямо в обёртке. А затем, развернув обертку, тем же лёгким движением палочки переносит это поблескивающее в свете свечей алое крошево и посыпает сверху на уже почти не дергающихся мышек в чашке перед Друэллой.
- Теперь все. [AVA]http://sg.uploads.ru/t/dNqi6.gif[/AVA]
[SGN]

Спи, моя Британия
Скрытая, тайная

http://s5.uploads.ru/f1eEJ.gif

http://s9.uploads.ru/bzQJP.gif
Такт твоего дыхания -
Мой брегет.

[/SGN]

Отредактировано Lord Voldemort (2017-10-19 15:44:25)

+6

52

Рикард поднимает взгляд на Вальпургу и легко щурится: кот в мешке, надо же…
    Он не знает, что именно она от него ждет: выпить все разом? Что он – гриффиндорец что ли? Позерство и слабоумие? Нет, Рикард безусловно позер, и позер довольно театральный, но совсем иного склада. И он улыбается, почти скалится в ответ на предложение, и бросает лишь один короткий взгляд на склянки, а потом протягивает руку, касаясь самого правого и нараспев читает:
- Сколько до Вавилона миль? Десять и шестьдесят. Хватит свечи на путь туда? Да, и на путь назад. Если не запоздать в пути, Свечи хватит, чтобы дойти, - читать старинную (настолько старинную, что ее помнили даже дети маглы), магическую считалку-заговор он целиком не стал, успокоившись на первой части. И вытянув вверх то зелье, над которым остановилась его рука – среднее.
- Ваше здоровье, прекрасная дама, - и Рикард с ухмылкой выпил все содержимое емкости, и с легким интересом прислушался к своим ощущениям: ну не пустышку же ему дали – это слишком скучно.
«Зато моим последним воспоминанием будет живодерня в какао Тома».

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/0hXjw.gif[/AVA]
[SGN]

Достоинство сильных не в мощных руках
В умении сдерживать силу.
http://s6.uploads.ru/5NoZy.gif

http://s5.uploads.ru/PHB1n.gif
Талант полководца не в многих полках...
А в сломанном вражьем крестце.

[/SGN]

+4

53

[AVA]http://s9.uploads.ru/w1W3d.png[/AVA]
Двое молодых людей в танго - это совершенно не то, на что привыкла смотреть мисс Блэк. И это зрелище ей особо не нравится, оно противоречит всему тому, что было воспитано в её сознании с детства. Но Касси всегда любил жесты, какими бы они ни были. Иногда складывалось ощущение, что он состоит из них одних, живет ради них и дышит ими. Что ж, чем бы волшебник ни тешился - лишь бы не авадился… Можно вот даму заставить пить зелья, тоже какой-никакой. он жест… Что бы сказали родители, интересно? Вальбурга неспроста вспоминает старших, ведь вряд ли можно найти слизеринца, у которого с родителями были теплые, дружеские отношения с пьянящим шлейфом вседозволенности. Наоборот, каждому из них, школьников, была представлена жесткая фамильная планка, ниже которой опускаться было недопустимо, непозволительно, и если в школе на некоторые вещи закрывали глаза, - педсостав сплошные полукровки, что с них взять? - то дома, за вековыми стенами традиций и моральных устоев разговор был бы совершенно другой. Виновнику сумасбродства досталось бы не меньше объекту, не смогшему за себя постоять. А если дело бы коснулось чести – то и намного больше. Однако мисс Блэк не разрешает себе пуститься в мысленные изыскания о традициях, вариантах развития событий и морали. Этот вечер вовсе не для этого и начался он вовсе не так - не по сценарию. Точнее сказать, не по её сценарию, но слизеринка даже рада, что так быстро стала его частью. И надеется стать продолжением, не зря же она придумала такое задание! Ещё немного, и она будет на долгие года уверена, что всё самое оригинальное приходит в её голову спонтанно.
Рикард пьет правый флакон, - всего лишь один! -  и зелье Старения разбегается по его телу. Всего лишь зелье Старения, со всеми вытекающими. Прекрасно сваренное, свежее - не только бы Слагхорн, но и зельевары повыше рангом, не нашли бы к чему придраться. Не отрава вовсе. Увы, мистер Лестрейндж оставит этот мир без помощи Вальбурги Блэк, неужели кто-то смог подумать иначе?
И даже помысла.
Она удивленно замечает, как меняется в лице староста их факультета.
Да ладно!
Сёрьезно?
Вальбурга удивленно приподнимает брови, она никогда не отбирала игрушки у других детей, и сейчас не будет. Для этого же должен присутствовать хотя бы небольшой интерес. А они с Лестрейнджем уже пошли слишком разными дорогами судеб, где нет места таким чувствам. Но возраст же так идет мужчинам! А эта борода! Глаз не оторвать, тут на вид не меньше 80-ти лет, самый статус. Тем не менее, действие зелья продлиться недолго, но если Рикард попросит, мисс Блэк может и даст ему антидот.
Однако и задание в её сторону не ждет ни минуты позже. Взгляд изумрудных глаз встречается с серо-голубым, и в нем тут же закрадывается интерес... впрочем, об этом позже.
- С удовольствием, Ровена. - слизеринка аккуратно берет стакан и осматривает его. Это хорошее испытание, творческое, даст частично показать потенциал. Трансфигурация всегда занимала у мисс Блэк много сил, а творческая трансфигурация – тем более, и девушка левитирует к себе парочку шоколадных лягушек, после чего, ни секунды не раздумывая об их анатомии и какая часть вкуснее, невозмутимо запихивает в рот одну. Да, какао бы тут не помогло.
- Минуточку...
Малахитовые полутона гостиной дают возможность спокойно сконцентрироваться, и мир вдруг сужается до огненного янтаря граней стеклянного стакана, а звуки – лишь капли мокрого английского снега по зачарованному стеклу и треск поленьев в камине.
Чтобы придумать...
Кому-бы придумать…
Блэк Порывистая трепетно чтит свой выбор, поэтому он дается ей весьма нелегко. Поможет ли этот подарок сделать первый шаг к разгадке и достижению? Взмах палочкой, и Вальбурга кладет в стакан нашивку змеиного факультета со своей мантии. И вдруг резким движением бросает его на пол, палочковой рукой уже начиная колдовать. Магия сложной формулы достигает стекло в дюйме от пола. Голубое свечение начинающегося превращения добавляет спонтанному жесту эффекта, когда как стекло уже совмещается с нашивкой. Компоненты образуют странную прозрачную массу, будто с акварельными разводами факультетских цветов, потом горизонтальную цилиндрическую форму, вытягиваются. Это не конечная форма, не превращение из неживого в живое, но неразумное. Нет, это магия изменяет материи неживого, всецело оставляя его в основе формулы, но желание мисс Блэк придать превращению немного шаржа делает процесс плавным и понятным. Неинтересно, когда все происходит быстро, верно?
Вдруг слышится шорох пушистого ковра от скольжения длинного стеклянного тела, а теперь сидите спокойно, мисс Лестрейндж, ведь наш символ не любят резких движений.
- Тссс, всё хорошо, Ровена. Он просто хочет поздороваться. - улыбаясь чему-то своему, шепчет мисс Блэк, но продолжая воздействие.
Стеклянная, прозрачная змея, скользит по спинке дивана, быстро делает кольцо, второе, медленно поднимается по девичьим рукам выше, охватывает плечи и словно в поцелуе касается раздвоенным языком белоснежной щеки. В этот же момент на голове у рептилии изумрудной короной разрастаются прозрачные перья. И вдруг она отпускает Ровену, плавно уменьшаясь и переползая на стол, сворачивается кольцами перед Томом и так и застывает безмолвной статуэткой, оставляя вытянутой лишь украшенную перьевой диадемой посеребренную шею. Выбор сделан, задание выполнено. Но никто не в обиде, так? Ведь если злоупотреблять этим чувством, тебя станут дразнить тем, на ком обычно возят то, что наливают в стакан.
Тишину нарушает разрываемая упаковка со второй лягушкой. Даже и глазом не посмотрев на карточку, Вальбурга невозмутимо съедает сладость. После чего пару секунд молча глядит на товарищей и…
- Что? – в красноречивом жесте слизеринка вопросительно разводит руками. - Я не знаю, почему у него перья!

Отредактировано Walburga Black (2017-11-08 18:45:24)

+3

54

[AVA]http://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/6/14/3b7d0591b7aa3c54f60d190dfe2f9595-full.jpg[/AVA]Эдвард некоторое время продолжает настраивать гитару, а когда заканчивает, то просто занимает руки перебором струн. Поэтому момент, когда Рикард пьет зелье он встречает тревожной тихой трелью, а потом посмеивается, разглядывая Лестрейнджа с бородой. Собственно, роста зелье Рику совершенно не добавило – точнее, разве что совсем немного, а вот тяжеловесности дало порядком. Ну и в целом, это выражение лица редкостного прохиндея с бородой, длинные волосы… старик-колдун из дурацких сказок, ну действительно. Мальсибер смеется. – Ну, теперь все девчонки его, - он коротко кивает на Вэл, а сам перехватывает весьма мрачный взгляд Риддла. Ох, Вальбурга с огнем играет, на самом деле. И сейчас она так открыто показывает Тому, что он для нее особенный-особенный… ну это как-то даже… кхм. Не для леди-ледышки из благороднейшего и древнейшего. То ли она сама понимает, что вляпалась, так открыто дав Рику неизвестное потенциальное зелье и тем самым покусившись на монополию Тома на всякую опасную дрянь, то ли он ей действительно нравится… А в этом случае выглядит все действительно паршиво. Эдди Вальбургу даже немного сейчас жаль, в конце концов она пусть и Блэк, но она – своя. А Том галантен ровно до того момента, как его не переклинит в очередной раз.
И взгляд у него откровенно недобрый. Мальсибер мысленно делает себе пометку, что стоит при случае узнать сплетни среди девчонок об этих двоих. В конце концов, одно дело милая дружеская недосказанность, но совсем другое, когда неадекватные в большинстве своем Блэки потащат Тома в суд за то, что он опозорил из девицу…
Эдвард, впрочем, более чем уверен, что это девица опозорила Тома.
То есть, если там вообще что-то было.
Хорошо, что Риддл сейчас явно занят своими мыслями и не лезет под барьер своему сокурснику. Как бы то ни было, ситуация выглядит немного странно, ее бы разрядить. Мальсиберу откровенно интересно, что там намешал ловкач Том в какао Дру – не может быть, чтобы это были просто сладости, хотя у Риддла выражение лица было при приготовлении как у практикующего хирурга.
Точнее, даже нет – мясника.
Он провел пальцами по струнам гитары и улыбнулся коротко.
- Вообще, ребята, - обращается он к дурмстрангцам, -я думаю, вы уже в курсе, но у нас есть артефакт – шляпа, которая распределяет по факультетам. Она в начале каждого года поет песню по факультеты… И поет, пожалуй, она куда лучше меня, - Эдвард фыркает. Импровизация в искусстве стихосложения – действительно не его конек. Но что делать, вызов – есть вызов.
Он перебирает струны, наигрывая легкую и ненавязчивую мелодию*.  –
Вот в Запретном лесу
На полянке старинной
Где не ходит кентавр, но гуляет наш Том,
Шляпа правду споет
О вражде необычной
Которая факультеты
Каждый год
Грызет…
А вот Грифиндор,
А вот Грифиндор:
Драки там, разбой, постоянно гвалт,
Но зато у них
Даже за мальца
Встанет ведь горой
Целый факультет!
А вот Хаплпафф,
А вот Хаплпафф:
Мирные они, никому не лгут.
Ничего сказать не могу про них
Вот и нет у них темных колдунов.
А вот Рейвенкло,
А вот Рейвенкло:
На учебе все вечно там горят.
Только вот беда: с юмором проблем
Все ж хватает им.
А вот Слизерин,
А вот Слизерин:
Без вариантов он – лучший факультет!
Умные все тут, хитрые все тут.
Смелых и отважных – всех у нас полно!

* на мотив "Песни про зайцев" х\ф "Бриллиантовая рука", будем считать, это магическое прозрение в будущее

Отредактировано Edward Mulciber (2017-11-27 00:06:30)

+4


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » 01.02.43В гостиной было весело и шумно…